Всего страниц: 4
Алесь (corud): Стоит ли говорить с мёртвыми о душе?
Размещено: 07.10.2020, 11:55
  
Алесь (corud)
Стоит ли говорить с мёртвыми о душе?
Аннотация: Писец пришел, когда не ждали. Для России дело привычное - начинать все с начала. Не ссы - прорвёмся!

Последний мой фанфик на наследие Андрея по циклу Эпоха Мертвых.

Нетолерантно, ненаучно, офигительно. Здесь будет выставлена полная версия в виде черновика.
И так как это черновик, заметите ошибки - прошу на соответствующий раздел на    форуме. У автора нет денег на редактора.

                                                    9.45. 23 марта 2007 года. Пятница. Архангельск.    Кафе «Остров»



    - Милостивый государь, как я понимать вас должен? Вы более не внемлите моим речам и не готовы дать ответ, достойный звания маркиза?
    - Какой ответ вы ожидаете от внука Фавнова, властителя тишайших пасторалей юга? Мне ль нынче до ваших тягостных докук?
    - Эй, сударь, не сбивайте меня с толку, забудьте ваши прегрешения доселе. Мне, только мне дайте ж вы ответ!
    - Мон шер, как можно быть таким жестоким! Вы предоставить должны час на уединенье! Мне размышляться должно, очистить голову от скверны суеты!
    - Какой еще час, плебей?
    - Не сбивайся!
    - Хм…да.    Тот час, светлейший, - молодой человек приподнял старинного фасона шляпу. - Вам был уже положен срок, дражайший. Он вышел весь, и ждать немочно больше мне. Давайте ваш ответ по существу!
    - Мне так печально, сударь, что вас я обманул, питая ложные надежды. Что вам готовит определения дух?
    - Силыч, да что он мне зубы заговаривает!
    - Гусь, блин, опять сбиваешься? Я штраф тебе начислю бренный!
    - Ё! – высокий худощавый паренек в темной кенгуре, явно диссонирующей с его стильной шляпой, на минуту остановился. Затем начал медленным темпом, постепенно повышая голос. – Вы смеете перечить мне, о неблагодарный! Не я ли давеча избавил вас от векселей и долг ваш весь был мной уплачен? Что мне ваши темные стенанья, вы дьявол во плоти от жадности своей. Я требую немедля удовлетворения!

    Находившиеся в зале кафе люди заметно напряглись. В переводе на пацанский язык это была явная предъява. Ответчик, невысокий смазливый паренек прямо на глазах пошел пунцовыми пятнами, но обернувшись к здоровяку, игравшего в их компании роль рефери, в итоге выдал:
    - Манерный мой дружочек, не надо вздорных обвинений! Чем я заслужил такой позор, что вы удовлетворенья просите?
Неожиданно в помещении раздался    необузданный хохот. Стоявший на входе в кафе охранник не смог выдержать высокого слога заезжих гостей и заливисто хохотал, буквально держась руками за живот. За стойкой бара тут же прыснули две таким образом накрашенных, как в гроб кладут краше, девушки. Здоровяк обидчиво засопел и тут же накинулся на них:
    - Да какого х… Кинжал, что за дела? Ты спор решить помешал, пацанам весь настрой сбил! Они ж два цельных дня Онегина штудировали!
    - Да в натуре, Кин, - поддержал старшего по бригаде самый мелкий. – Эй, курицы, заглохли тоже!
    - Фи, Болт, разве так можно с барышнями?
    - Я тебе сейчас вот свой Болт выну и будешь ты у меня не барышня, а крестьянка.
    - Заглохли все! Болтяра, тебе штрафной, какого лешего со слога слез?
    - Да в натуре…
    - Еще один.
    Болт, прозванный так за его привычку по делу и не по делу хвастаться своими причиндалами, тяжело вздохнул. Сегодня отыграться явно не получится. Торчат в этой убогой столовке, отчего-то прозванном кафе уже целых три часа. Все сроки прошли, посыльный таки не появился, получается, зря в Архару смотались.    

    - Чего делать будем, Силыч?
    - Опять со слога слез?
    - Намерения какие, о наш Светлейший князь? Гонца все нет, а давеча сполна вкусили мы хмельных напитков и, - Болт покосился в сторону девчонок, - отменных дамских ласк. До сей поры мой жеребец, добежавший до конца долины, уставший почивает.
    Одна из девушек, крашеная блондинка заливисто засмеялась и послала симпатяге воздушный поцелуй. Тот сразу захорохорился, как павлин и начал важно вышагивать по небольшому залу.
    - Мальчики, нам, вообще-то, открываться пора.
    - А? – здоровяк, прозванный Силычем, обернулся и поднес к глазам левую руку с часами. – О, черт!
    - Штрафной!
    - Не ехидничай Гусь, мне положено! - он обернулся к девушкам. – Давайте еще по кофейку, - заметив немой вопрос в глазах, тут же добавил, - да заколебали вы со своими кокачиннами, просто сделайте крепкий кофе в большой кружке! Без сахара и без сливок! Это не секс, тут не надо извращаться! Пацаны, короче, ждем Кеглю и сваливаем домой! Тьфу ты, с вами сам слог нарушил!
    Блондинка в ответ на невежливую просьбу громилы обидчиво фыркнула и включила кофемашину. Её напарница пошла открывать дверь, за которой уже маячило несколько человек, спешащих выпить свой утренний кофе в модном кафе. Привокзальный район областного центра был спальным, но почему-то совершенно не охваченным кофейно-питейными заведениями. В кафе стало заметное шумно, в соседнем отсеке послышался грохот рольставней, это открывались парни из фотолаборатории. Ресторан на втором этаже «Островка» начинал работать только с обеда. Вечером там сегодня будет много народу, пятница же!

Томление тупого ожидания развлекли два утырка, отчего-то решившие с самого утра порамсить не по понятиям. Длинный и худосочный хлыщ даже посмел плеснуть в сторону Светки кофе и начал ей что-то громко выговаривать. Охранник было качнулся от дверей, но его остановил вид встающего от углового столика Силыча. Здоровяк под два метра роста сам по себе был аргументом. Широкие плечи в кожаном полушубке были достаточно весомым вторым. Для особо непонятливых оставались два весьма не хилых кулака и сюрприз.    
    - Милейший, - Силыч решил продолжить любимую игру, - вы, кажется, завязли в непотребном? Шумите, изрыгаете слова зловредные и неприятны таверны феям пречудесным.
    - Чё? – тупо раззявился сидевший на стуле напарник Длинного. Лицо с перебитым носом явно указывало на спортивное прошлое. Спортсмены в реальной жизни, в отличие от киношной, приличными людьми бывали редко, этот же от общего фона не отступал.
    - Я вам сетую на ваше непотребство! Любезные, не выйдете ли вон!
    - Да пошел ты! – «Спортсмен» в данный момент очень здорово ошибался. Его подвела привычка беспредельно наглеть не по рангу, отрыжка уже прошедших девяностых. Что могло прокатить на районе, в другой ситуации здорово подставляло. Его даже не остановил тихий шёпот более умного «Длинного», который начал просекать ситуацию первым.

    Силыч не стал лупить попутавшего рамсы гопника, а попросту перехватил в полете его кулак и начал сжимать, постепенно наклоняя руку вниз. Вторую ладонь он поставил на голову наглеца. «Спортсмен» поначалу пытался пыжиться, сопротивляться, покраснел, как помидор, но через пару минут уже стоял на коленях. Друзья Силыча недобро улыбались, поглядывая на шпану. Кинжал внимательно всматривался в сторону улицы, достав из-за прилавка запрещенные нунчаки. Мало ли эти утырки не одни, народ на Привозе борзый.
    - Вас оросить росою утренней иль так понятно?
    - Э… харэ…
«Спортсмен» в итоге тупо отрубился, и Силыч повернулся к его напарнику.
    - Взял своего дружбана за шкирку и сдриснул отсюда!
    «Длинный» ни слова не говоря так именно и сделал, уже будучи на улице подняв кореша и перетащив на скамейку. Сидевшие в кафе люди все это время молчали, уставившись в кофейные кружки. В принципе пацан дельно остановил подонков, да и особого желания ему перечить ни у кого не возникало. Достаточно было только взглянуть на сумрачную фигуру, глыбой возвышающуюся около стойки. Света оторвалась от созерцания окна и вскликнула:
    - Эй, они сдачу забыли!
    - Забери себе за беспокойство.
    - Ой, спасибо, Силыч. Тебе кофе за счет заведения! Остальные пусть платят!

    Наверное, и нам настало время представить вам главного героя, так сказать, ГГ сего опуса, совершенно не претендующего на высокую литературу. Ведь это просто летопись недавних событий. Степан, фамилию молодого человека оставим компетентным органам, двадцать пять лет. Мужчина в полном расцвете сил! Как вы уже догадались, свое прозвище он получил именно из-за этих самых безмерных физических сил-силушек. Стёпка уже родился пацаном большим, измучив мамашу своим долгим появлением на свет. Разглядев режущий маленькие глазки яркое освещение родильного отделения, он громко выразил своё несогласие с только что произведенным природным актом. Было холодно и голодно, на хрена ему, спрашивается, такой долгожданный рай? Вскоре, однако, обе проблемы были решены, пацан, насколько смог, примирился с действительностью и забылся сном. Решив для себя, что горлом в этой жизни можно много чего добиться.
    Дальнейшее его существование показало, что это далеко не так. Всегда находились особи, считающие себя выше остальных, наглее, громче и быстрее. Так что мальчуган начал внимательно посматривать по сторонам, ища собственную нишу для лучшей жизни. Но зато мать-природа его не обидела физической константой, в детсадовских группах и школьных классах никогда не было никого выше его и здоровей. Зря пишут, что большие люди добрые. Степан не был никогда добряком, он просто не увеличивал потенциал вселенского зла. Ого, заметьте, как я красиво написал! Обязательно поставьте на сайте автору лайк!    

    Несмотря на физические данные, Степа никогда особо не увлекался ни физкультурой, ни спортом. Его природной силы всегда хватало для разборок на детской площадке или в школьных коридорах. Став дюжим подростком, он неожиданно увлекся весьма странной дисциплиной. Притащил домой две гири – пудовую и полуторку, с утра до вечера занимался ими. Затем здоровяк появился в спортивном зале. Папаша, уже давно плюнувший на неслуха, на такое доброе дело денег пошлял. Нет мозгов, так пусть пацан хоть силой что-то в этой жизни возьмет. Это раньше инженер-кораблестроитель бился бы до последнего, чтобы вывести сына в люди. Сейчас же, в беспредельные девяностые вся система ценностей напрочь поменялась.
    Силыч привлек внимание одного из опытных спортсменов-тяжеловесов и продолжил упрямо заниматься не тупым накачиванием мускулатуры, а старинной русской силовой забавой по системе легендарного Самсона. В итоге к шестнадцати годам он получил груду стальных мышц, по виду не гипертрофированных, как у бодибилдеров, но необычайно сильных. Ему сейчас не были страшны ни залетные боксеры, ни прочие каратисты. Он их тупо сминал своей по-настоящему медвежьей хваткой, ломал руки, или отправлял в нокдаун легким шлепком по голове.

- Тебя только за смертью посылать, Кегля!
    Алексей, кряжистый качок, чуть ли не шире Силыча в плечах, пацаном был прижимистым, посему рюкзак со звенящим и булькающим содержимым тут же спрятал в угол, чтобы зря не отсвечивал.
    - Чего так долго?
    - Да… - Кегля жадно присосался к чьему-то стакану сока. – Там знаете, что творится?
    - Водку по причине малолетства не дали? – съехидничал Болт, Кегля из всех был самый младший, только осенью из армии пришел.
    - Спиртное, кстати, с десяти дают, пришлось пождать малёхо, - спокойно ответил крепыш, откусывая от толстенного сэндвича, оставшегося от кого-то. Силыч брезгливо глянул на товарища.
    - Блин, ты ж вроде со всеми завтракал?
    - Да тут такое… - Кегля вдруг перестал жевать и непривычно для него выглядел задумчиво. – Там психи какие-то в лабазе на всех кидаться начались. Продавщицы в истерику, бабы орут как не в себя, охрана подоспела. Кого-то вроде даже покусали до крови. Точно психи!    
    - Сам видел? - в глазах Силыча появился огонёк интереса.
    - Издалека. Я ж Кудрявого ждал, но чертила так не пришел.
    - Мы уж поняли. Ни один кабан не отзвонился. Они еще у меня попляшут! Повязали тех психов?
    - Вроде как! Менты приехали, говорят, что Скорую второй день не вызвать. Бабки в толпе болтали, что типа все больницы на прием закрыты. Менты тоже в мыле прибежали, прикинь - в брониках с автоматами.

    Болт почесал ухо и заметил:
    - Слышь, Силыч. Я что-то такое в интернете вчера читал.
    - Когда и успел? Вчера ведь ты вроде Маринку без передыха дрючил. Кровать хоть не сломали?
     - Да я между заходов глянул. Там в Москве движуха делая. Видосы зачётные, как в ужастиках, но ничего не понятно.
     - Ну-ка, - Силыч повернулся к стойке, - Светик, включи телик. Какой-нибудь канал побойчей, где всякое дерьмо любят показывать. О, давай НТВ!
    Вскоре широкий экран загорелся, и парни с любопытством уставились на мельтешащие по нему картинки. Большая часть посетителей, а это была в основном молодежь, новостями обычно не интересовалась. Сейчас же на экране реально творилось чёрт-те что. Даже для желтушного НТВ такое было явным перебором. На экране мелькали бегущие люди, завывали сирены, камера дрожала, видимо, оператора постоянно толкали.
    Внезапно раздался душераздирающий визг и прямо в объектив камеры уперлась окровавленная рожа какого-то человека. Неподалеку закричали - «Убили». Оператор отшатнулся, видимость размылась, затем снова раздался визгливый крик, и картинка исчезла. На экране появилась известная ведущая, пытающаяся в чем-то горячо убедить гостя студии. Видимо, переключение картинки стало для ней неожиданной. Во всяком случае на камеру они никакого внимания не обращали. Мужик, не сходящий с главных телеканалов эксперт, был бледен, в ответ на вопросы что-то невнятно мямлил, а затем и вовсе стремглав убежал из студии. На экране телевизора между тем вспыхнуло новое включение. Сейчас уже показывали крупным планом едущую по широкой улице армейскую колонну. Двигались мощные грузовики, бронетранспортеры, другая ощетинившаяся во все сторонами стволами техника. Все это стремительно проносилось мимо камеры, некоторые солдаты даже махали оператору, но большинство выглядели серьезно.

    - Хрена себе дела в столице, - наконец, оторвался от созерцания телевизора Гусь. – Мля, прям в детство окунулся, когда Боря краснопузых расстреливал.
    - Это что за на… у них там творится?
    - Бешенство какое-то. В инете всякое пишут.
    - Опять, небось, очередную заразу из Китая привезли.
    - Не, сокамерники, - резюмировал Силыч, -    войска из-за буйных в столицу не вводят. Левые дела там короче. Потому надо по-пырому домой валить. Тем более что и курьер куда-то слинял, быстрее нас чухнул расклад.
    - Что Пантылычу отвечать будем?
    - Ты, сука драная, не в свое дело не встревай! -    неожиданно зло набросился на Гуся Силыч. – Это мое дело, да и то сторона. Был базар, мы тут, тех нет. Пусть сам дальше разбирается. Мы на все чохом не подписывались, только встреча и доставка.
    - Да понял я, понял!

    Друзья встали, попрощались с девчонками и Кинжалом, и потянулись на стоянку. Темноволосая барменша тихонько вздохнула, Светка обернулась к ней:
    - Что, Гусь приглянулся?
    - Нет, Болтяра, такой симпотный и в койке хорошо до умопомрачения!
    - Ой, подруга. Это ж тот еще кобелина!
    - Зато так классно трахается!
    Сейчас вздохнули уже обе подруги. Вроде как мужиков вокруг полно, но как до дела доходит…



     10.40. 23 марта 2007 года. Пятница. Трасса между Архангельском и Северодвинском


    - Прямо вали по Обводному, у заправки повернем. Смотри сколько машин!
    Проехав мимо АЗС Татнефти четырехдверная, не первой свежести «Нива» упёрлась в автомобильную пробку.
    - Это чего это в такое время столько машин? -    пробормотал Гусь, сидевший за рулем.
    - Так пятница, народ на дачи спешит, - ответил ему Болт, лежавший на заднем сиденье и пытающийся кому-то дозвониться.
    - Ага, прям в десять утра все попёрлись картошку сажать?
    - Неладно что-то, судари мои, в королевстве датском, - пробормотал Силыч и уставился на набережную, начинающуюся как раз от железнодорожного моста. Там, напротив бывшего штаба армии ПВО виднелась большая авария. Машин пять точно столкнулось! Мигал синим проблесковый маячок, желтела машина реанимации. Вокруг попавших в аварию автомобилей царила какая-то движуха. Люди махали руками, толкались. Неожиданно глаза здоровяка выцепили две нескладные фигуры. Что-то было странное в их движении.
    - На дорогу смотри!
    Мост был узким, но все равно кто-то пытался обогнать и впихнуться в поток без очереди. Гусь нервничал и то и дело сигналил.

    Они уже выехали с моста и повернули направо, в сторону Северодвинска, поток машин стал меньше, зато заметно увеличился встречный. Парни мрачно уставились на обочины. Чахлые поля бывшего совхоза сейчас были покрыты серо-грязным снегом, погода ему под стать, такая же серая и невзрачная. Низкое небо, облачность, сыроватая мгла, привычная для конца марта.
    - Странно, в детстве в это время начинались каникулы и всегда было солнце.
    - Так климат меняется, Гусь. Дальше будет только хуже.
    Григорий засопел, затем громко выказал свое несогласие.
    - Да ёть моё, ну почему всегда должно быть обязательно хуже? Что за страна такая? Мне лично хочется чего-то яркого и …
    - Тогда тебе валить отсюда надо, - серьезно пробормотал Силыч, а затем закричал. – Что падла творит! Держитесь!

    Они только что проехали рабочий поселок Зеленец, когда мимо их «Нивы» по полосе, предназначенной для остановки автобуса, пытаясь их обогнать, стремительно пронесся черный джип. То ли их водила был криворуким, то ли джип цапанул бровку, но в последний момент внедорожник дёрнулся и крепко стукнул отечественную машину в правое крыло. «Нива» началу резко разворачивать, но помогли цепкие зимние шины и уверенные движения Гуся. Он сумел выровнять «Ниву», оттормозившись перед самым внедорожником, также вставшим на обочине. У того напрочь оторвало задний бампер.
    - Да что за бл…во!
    Силыч с натугой выбил заклинившие двери и выбрался наружу. Из «Лендкрузера» также неспешно вылез быковатый водила. Короткая стрижка, крепкие плечи и кожаная    дубленка выдавали в нем принадлежность к определенному кругу общества. В другое время Силыч, может быть, и попытался решить проблему базаром, но сейчас даже разговаривать не стал. Удар под дых привел готовившего начать суровые разборки братка в изумление, затем последовал второй. Тело безвольного участника    драки упало на грязь обочины.
    - Силыч, аргумент!
    Почти не глядя, предводитель ягринской бригады поймал на лету небольшую дубинку по прозвищу «Крайний аргумент». Так в схватке вплотную длинная и вовсе не нужна. Махать ею будет некогда, надо тупо бить! Случайно найденный на природе сук редкого дерева, высохший буквально до состояния окаменения, был заботливо прибран Силычем, вскоре испытан в очередной потасовке и отправлен на переоснащение. Дубинку тщательно очистили, отполировали, в узловатой верхушке аккуратно сделали выемку, куда вставили полую алюминиевую трубку. Та, в свою очередь, приняла порцию горячего свинца. Дырка была затем заделана деревянным шпоном, и сейчас в игрушечной на вид дубинке таилась мощь настоящего холодного оружия. Во всяком случае кости она ломала на раз, а в голову лучше было и не бить.

    «Аргумент» случился вовремя. Похожий на кубик плотный браток как раз доставал из салона большую бейсбольную биту, грязно при этом матерясь, и явно намереваясь поквитаться за братана. Быстрым шагом Силыч обошел большой джип сзади и, не говоря ни слова, ввязался в драку. Зря его визави взял такой длинный дрын. Это только с виду бита внушает уважение, в реале – совершенно никчемный предмет. Лучше бы боец прихватил монтажку, и то приёмистей!
    Первый удар пришелся по локтю. Соперник болезненно взвыл, что внушало уважение. Большинство после такого удара орут, как не в себя. Второй удар неожиданно для Силыча пришелся вскользь, боец явно не манкировал спортом и даже сильная боль не повлияла на его навыки. Пришлось решать вопрос радикально, несколько фланкирующих ударов все-таки смогли вывести братка из строя, и бригадир поспешил к последнему пассажиру, уже вылезшему с козырного переднего сиденья.    
    Видимо, это был их старший, мужик в возрасте с блеклым, ничего не выражающим лицом. На криминального авторитета непохож, скорее на бывшего мента. Его ошибкой было то, что он не достал пистолет еще в машине, затем выбираясь, делать это было неудобно. Дальше Силыч закончить процесс доставания оружия попросту не дал. Вопрос он решил разом и радикально, ударив мужика прямо в лоб. Треснула кость и тот упал навзничь, тихой струйкой по лицу потекла кровь.

    - Ты его грохнул, что ли?
    - Заткнись, Кегля! Посмотри, как два остальных. Гусь, вали сюда! Да быстро я сказал, хватит плакать, как девочка после вписки! Машину лучше глянь, поедет она?
    - Ну ты кабан, Силыч.
    - Замолкни, Болт, посмотри, что у них там в багажнике.
    Все разбежались, подобные приказы в их маленькой бригаде не было принято обсуждать. Все вопросы надо задавать До, а не После. Целее будешь! Силыч между тем смог, наконец, оглядеться. Больно уж быстро все произошло. Честно говоря, он и сам удивился собственной нахрапистости. Даже не задумывался над тем, что делает. Нечто, уже поселившееся в его душе, толкало обычно уравновешенного парня на откровенные безумства. Хотя может уже безумен и сам мир? На экране телевизора он увидел больше, чем все остальные. Беспомощность властей и сил правопорядка, войска просто так в столицу никогда не вводят. Это всегда ЧС! Еще его позабавила инфантильность большей части столичного населения. На улицах Москвы и Питера творилось нечто страшное и неописуемое, а эти придурки снимают все на камеры и телефоны, совершенно позабыв об опасности. Вот еще бы узнать, что там на самом деле происходит.
    - Нормальная тачила!
    - Ехать будет?
    - Еще как! Полетит, то ж Крузак! Бензина полный бак, кроме бампера ничего не пострадало.
    - Твоя как?
    - Диск помяли и радиатор потек. Вот ведь суки!

    Раздумывать было некогда. Силыча уже несколько напрягали нескромные взгляды из проезжавших мимо машин. Со стороны поселка их здорово прикрывал густой ивняк.
    - Бери свои шмотки, чего у тебя там есть? Автохлам твой так же. Только быстро!
    - Болт, откручивай наши номера и ставь на «Крузак». Кегля, иди сюда!
    Вместе с качком они осмотрели и быстро скинули труп и два связанных основательно тела братков вниз, по-быстрому присыпав их грязным снегом. Найдут их нескоро. Туда же через пять минут была отправлена и их «Нива». В этот момент из окна проезжавшего мимо «Лексуса», было высунулась ухоженная морда делаша депутата, но заметив в руках Силыча окровавленную дубинку, тут же исчезла. Вот и не хрен лезть не свое дело!
    - Деревенские, с Верхнетоемского. И чего здесь забыли? - Кегля держал в руках портмоне водителя.
    - Откуда у этих колхозанов такая точила? – удивился, в свою очередь, Гусь.
    - Лесом банчат! – Силыч деловито осматривал нахально экспроприированный пистолет неизвестной ему модели, идущий с подмышечной кобурой. Ту он с сомнением повертел в руках и отправил в багажник, засунув пистолет под брючный ремень. Запасной магазин был заботливо спрятан в карман куртки. -    Все готовы? Тогда по коням!
    Гусь с довольным видом подстроил кресло под себя и включил поворотник.

    Гусь, он же Григорий. Кличку получил за свою длинную шею и общий нескладный вид. В бригаде был самый старший, уже двадцать пятый год разменял. Звезд с неба не хватал, но во всем что касается автомобилей и всего технического волок серьезно. Брошенную «Ниву» собрали изо всяческого утиля, любил и лелеял. Правда, нежданный обмен произвел впечатление, и он ни о чем не жалел. Его, как и бригадира, также с утра укусила странная муха под названием «Ожидание писеца».

    - Я думал в такой большой машине удобней, -    заныл с заднего сиденья Кегля.
    - Это старая модель, новые красивше, - коротко бросил Гус и повернулся к Силычу. Поток машин несколько утих и можно было меньше уделять внимания дороге. До этого спешащие на тот свет торопыги то и дело выскакивали на встречную, но заметив черный основательный джип, устремлялись обратно. – Как пост в Рикасихе пройдем? Любят менты такие машины тормозить.
    - Просто пройдем. Ты много сегодня видел гайцев? Наверняка сейчас все в мыле бегают, не до нас им. Кати спокойно, дальше посмотреть будем
    - Силыч, может через станцию и дачи пойдем? На Рикасихе поворот, затем по бетонке. Хрен их знает, может на въезде в город пост поставлен?
    - Посмотрим, - буркнул бригадир, мрачно о чем-то раздумывая.
    Вскоре шоссе начало подниматься вверх, справа замелькали пятиэтажки, пацаны напряглись.
    - Нет никого! Вообще никого! – Силыч передал назад небольшой и удобный бинокль. -    Я же говорил, что им сейчас не до нас. Вали прямо, да давай побыстрей!

    Внезапно внимание парней привлекла небольшая толпа, стоящая на развилке. Чуть дальше, в кустах дымился автобус, врезавшийся в столб. Прямо на снегу лежали тела людей.
    - Глянь как их расх...ло!    
    - Кегля! Еще раз матюгнешься, язык отрежу! Забыли, черти, что у нас день высокого слога!
    - Ну, Силыч! Как можно весь этот бардак высокопарно описывать!
    - Ладно, но все равно мат запрещаю.
    Была у Силыча такая фишка, не любил он матерные выражения. Даже старшим по «званию» не разрешал при нем ругаться. «Лендкрузер» проехали мимо взбудораженных пассажиров рейсового автобуса и начал постепенно набирать скорость. Тяжелая машина запыхтела, заскрипела, но ускорилась.
    - Эй, Гусь, притормози, смотри что там!
    - Да что опять! Опа-на-наночки!
    Они почти остановились и не обращали внимания на возмущенные гудки ехавших сзади машин. Прямо по открытому снегу болотины, раскинувшейся справа, между чахоточных сосенок вышагивали две странные фигуры. Хотя как сказать вышагивал – скорее пытались это сделать.

    - Болт, дай бинокль. Б…я!!! Это кто вообще!
    Обычно Кегля был чуваком выдержанным, а тут даже уронил бинокль.
    - Ты чего?
    - Сам глянь!
    Силыч опустил стекло и поднес к глазам компактный оптический прибор. Нормальными людьми эти существа назвать было сложно. Ходят как-то странно, дёргано, и голову задирают. Что у того с лицом. Фу, мля! Морды страшенные, бледные, перекошенные. Кожа будто обвисла, такая…бывает у многих людей, если их перевернуть с ног на голову. Глазёнки лучше, вообще, не описывать!
    - Гусь, валим дальше.
    - Ё, а чего это они ходят как…
    - Марионетки?
    - Точно, как ходулями двигают, качаются. Психи какие-то.
    - Наверное, это те психи и есть, - покачал головой Силыч. -    Быстро из столицы до нас зараза добралась. Хоть бы разок оттуда что-то хорошее пришло…


    «Крузак» тут же пошел быстрее, в конце концов, набрав скорость сто двадцать. Благо, поток автомобилей несколько снизился и можно было спокойно идти на обгон. Хотелось скорее добраться до дома, до родного города, кузницы российского ядерного щита. Они проехали Стеллу, около которой любили фотографироваться молодожены. Несмотря на законные опасения пацанов, никакого поста здесь и дальше по трассе не оказалось. Так, пару раз промелькнули вдалеке проблесковые маячки, уши резануло звуком сирены. Больше проблем создавали хаотично едущие автомобили.
    - Народ сегодня с ума посходил, -    бросил сквозь зубы Гусь. Черный джип все-таки побаивались, и никто их подрезать не рисковал. – На Ягры сворачиваем?
    - Не, братан. Давай в центр.
    - Чего там делать, Силыч? Отдохнуть надо!
    - Меньше надо было телок пялить. Мог бы и одной обойтись.
    - Не, мне одной мало, - с серьёзной миной на лице ответил Николай, вызвав дружный смех в кабине. Это несколько разрядило слишком уж напряженную обстановку.

Болт, он же Коля-Николай. Как вы поняли его личный кожаный болт был его же гордостью. Женщины считали его красивым, удобным и очень приятным в использовании. Сам же Коля больше любил общество девушек, а совсем не аудитории родного техникума, по недоразумению переименованного в колледж. По этой причине постоянно находился на грани вылета. Да давно бы и вылетел, если не согласился разнообразить свое сексуальное меню, время от времени зависая с завучем колледжа. Старушка еще была не совсем старушка, так, чуть за сорок, аппетитна и даже научила молодого бойца некоторым хитрым приёмам. Но все равно Коле больше нравилось в бригаде. Здесь приключения, деньги и сплошная оттопырка!


    Силыч, смахнув непрошеные слезы, начал рассуждать вслух:
    - Братва, в натуре дело запахло нехорошим. Чую вскоре нам сильно поднапрячься придется. Ну а что требуется для этого?
    - Волыны, чего еще.
    - Правильно, Кегля. Возьми с полки пирожок! Так что, Гусь, разворачивай к Плейшнеру.
    - К нему то чего? Там у него только ганчубас, да хмурый иногда. Ну колеса еще по пятницам для клубешников.
    - Не пыли!    Плейшнер чувак запасливый. Деньги-то за товар у нас остались, есть чем заплатить.
    Пацаны переглянулись, такой ход мысли они не учли. Настроение пошло вверх – по ходу дела вечером по любасу будет веселуха!
Размещено: 07.10.2020, 11:55
  
Всего страниц: 4