Всего страниц: 3
Алесь (corud): Стоит ли говорить с мёртвыми о душе?
Размещено: 08.10.2020, 17:44
  
Прода


             12. 50. 23 марта 2007 года. Пятница. Северодвинск. Площадь Ломоносова



     Плейшнер жил в самом центре города. Он был застроен трех и четырехэтажными сталинками. Оборонка в Советское время, особенно связанная со все ми ядерно-ракетными делами, снабжалась по высшему разряду. В закрытых городах царил самый настоящий развитой социализм. Полки магазинов если и не ломились, то были хоть как-то наполнены, а кошельки заводчан набиты купюрами. Поэтому во второстепенном городе зданий подобной архитектуры было на порядок больше, чем в областном центре.
     Такую замысловатую кличку этот парень получил из-за одного интересного бзюка. На его окне всегда стояли горшки с бабушкиной геранью. Бабули давно нет, а цветы вот остались. Плейшнер на цветочной теме и создал собственную систему безопасности. Если бы вдруг к нему нагрянули «люди с холодными сердцами», то при нажатии незаметной кнопочки огромный подоконник падал на пол, цветы соответственно туда же. Как в полузабытой шпионской истории. Зато заблудший наркоша, идущий за дозой, мог в любое время суток видеть - все ли в порядке «на хате». Была ли по аналогии доза цианистого калия у самого хозяина, история умалчивает.
    
     «Крузак» заехал под арку во двор желтого четырёхэтажного дома. Силыч неторопливо выбрался из большой машины, мазнув глазами спешащих мимо прохожих. Сам город не производил впечатление охваченного паникой. Даже пассажирский транспорт ходил, люди по улицам бродили. На вид совершенно нормальные. Вот погода была точно ненормальная, стылая и ни хрена не весенняя! Может, они излишне драматизировали ситуацию? Сейчас же командир бригады размышлял о том, звонить ли Пантылычу или чутка повременить.
     - Цветы стоят, Плейшнер дома.
     Силыч оглянулся на Гуся, рядом с ним застыл в немом вопросе Кегля. Его черная шапочка была натянута по самые глаза. Не для понта, просто мёрз парень. Его предки были откуда-то с Воронежа, видимо, из-за этого.
     - Пошли тогда. Болт, ты на стрёме.
     - Чего я-то?
    
    Кегля, он же Серёга. Самый молодой в команде, но и самый здоровый. Это если не считать бригадира. С    детства занимался спортом, по этой же причине с тех пор забил на учебу. Кое-как получил в училище корочки бульдозериста, но предпочитал переть бульдозером на местных дискотеках. За что его быстро приметили и определили к делу. Чуть не сел, за драку, пришлось идти в армию. Служил не в десанте или каком-нибудь спецназе, куда обычно таких битюгов и набирают. Его подобрала какая-то не к ночи упомянутая обычная инженерная часть. Но расположенная на юге России. Но регулярно катающаяся не к добру упомянутую Ичкерию. В итоге две командировки в горячую точку, но так как часть приписана к Моздоку, так что льготы участника не положены. На гражданке работать на оборонку было неохота, Родина один хрен не оценила бы его старания. Так что прибился к Силычу, которого знал давно и безмерно уважал. Единственный из бригады, имеющий вполне официальную работу сторожем. Дядька по блату пристроил. Правда, там его почти никто не видел, так, иногда замещал заболевших.
    
     Дверь в подъезд открыли универсальным ключом, не фиг зря отсвечивать. Широкая лестница привела их к большой двери на третьем этаже. Строили же люди когда-то просторные дома! Плейшнер долго не открывал, затем кто-то подошел к двери, видимо, проверяя посетителей через скрытый глазок. Силыч за все время посещения сей квартиры так до сих пор и не понял, куда тот был поставлен. Дверь в итоге отворились и в проёме предстала заспанная физиономия худощавого, да не будем врать, худющего как скелет парня.
     - Чего так спозаранку?
     - Ты чего, Плейшнер, - Гусь, знакомый с хозяином накоротке, бесцеремонно отодвинул того в сторону, - день давно на дворе! Мы тока с Архары приехали. К тебе, кстати, по делу!
     Плейшнер тут же оживился, видимо, нуждался в деньгах и показал в сторону огромной гостиной. Не сказать чтобы у него был идеальный порядок, но откровенного срача, присущего подобным «хатам» не присутствовало. Он показал на большой продавленный диван:
     - Садитесь! Хотите кофе – кофеварка на кухне. Про бутерброды ничего сказать не могу.
     - Да у нас есть, - колыхнул рюкзак Кегля. Плейшнер заинтересованно повел ушами, там явно что-то звякало.
     - Пиво есть? Вчера перебрал малость.
     - Счас сделаем! – с готовностью ответил спортсмен и убежал на такую же огромную кухню. Вскоре оттуда послышался шум воды, зазвенела посуда.
    
     - Это у тебя кто? – Силыч кивнул в сторону тела, ничком лежащего на паласе у батареи.
     - Да так! – хозяин раскурил тонкую сигарету, запахло чем-то ароматическим. – Крендель один второй день в себя приходит. Ночью бродить начинает, мы его тогда в чулан запираем, днем дрыхнет. Говорит, что с маймаксанских грибков вштырило.
     - Лютая байда! – поддержал его Гусь. – У нас кореш был один в общаге. Как-то разок так его раскумарило… Прикинь, в трусах по рельсам в Москву побёг. Его чуть поездом не сбило, повезло, что в этот момент побежал в кусты отлить. Путейцы ментов вызвали, а те кореша в дурку определили. Но там реально башню снесло.
     Через минуту Кегля притаранил сервировочный столик на колесиках, расставив чашки для кофе и щедро сыпанув конфет и сухариков. Запасливый был пацан. А что делать, когда после тренировок постоянно хочется жрать?
    
     - Чего, вообще, хотели? – Плейшнер после бутылки пива был добр и отзывчив. – Есть трава, говорят с Чуйской, дерёт конкретно. Хмурого, извините, нет. Таблеточки имеются.
     - Мы не по этому делу… - Гусь замолк, собираясь духом, и его перебил Силыч:
     - Слышал, у тебя волны есть на продажу. Платим налом, сразу.
     - Э, - хозяин квартиры заметно побледнел, - какая сука сдала?!
     - Какая в жопу разница! Так продашь или мы пойдем?
     - Ну, - Плейшнер соображал быстро, - обычно я таким не торгую, но сейчас…Вроде как оно мне и без надобности.
     - Не тяни кота за хвост, Плейш! - вмешался Гусь. – Тут и сейчас свои люди. Потом начнешь метаться, в разработку НКВДшникам попадешь. Они нынче страсть как не любят тех, кто стволами барыжит.
     - Ладно! – махнул обреченно Плейшнер. – Лучше бабки в руках, чем синица в жопе. Пошли.
    
     Курок был сделан мастерски. Силыч не постеснялся сам подняться на табуретку и хорошенько рассмотреть аккуратно заделанный воздуховод. Дом был старый, все здесь выглядело иначе. Опыт обыска в обычной типовой квартире операм бы никак не помог. Плейшнер неспешно прочистил заточкой пазы и вынул гипсовую заглушку, затем потянул за незаметную, измазанную в меловой пыли веревочку и достал сверток, потом еще два.
     - Хрена ты тут нычек наделал!
     - Так это! По случаю получил, платить пацанам было нечем. Потом испугался да спрятал от греха подальше. Калаши    быстро продал, а это так и лежит.
     - Нет больше Калашниковых? - загрустил Силыч. Кегля его точно должен был знать.
     - Чего нет, того нет, звиняйте. О, кофе подоспел!
     Кофе был обалденный, Плейшнер явно знал в нем толк. Как успел осмотреться по сторонам Силыч, хозяин знал толк не только в этом. Качественная мебель, хорошая акустика, Маковский комп в углу. Чел явно не бедствовал! Неужели наркота приносит столько бабла? Может, не тем сами они занимаются?    
    
        - Помпа, импортная.
        - «Моссберг» – прочитал чуть ли не по складам Кегля.    –А чего такой короткий?
     - Специально этот приклад поставили, чтобы в помещениях удобней было. Калибр … по-нашему двенадцать. Патронов не так много, чуть за пятьдесят, - Плейшнер выставил на стол бумажные коробки. -    Но калибр ходовой, взять не проблема.
     - Давай дальше!
     - Вот откуда эта хрень взялась, я без понятия, - хозяин выложил из свертка короткий автомат странной конструкции. – Хорватский пистолет-пулемет «Аграм», есть два запасных магазина. Использует патроны Парабеллум, их всего две пачки, с такой скорострельностью ни о чем.
     - Откуда такая машинка? – Силыч любил необычное оружие и с интересом взял «Аграм» в руки, в его лапищах он смотрелся как игрушка. – Рукоять передняя прикольная, круглая.
     - Откуда? Да без понятия! Слышал, что когда хорваты во время войны их клепали, то гильзы для картотеки не отстреливали, потому его братва сильно полюбила.
     - Не понял, - Кегля нахмурил брови, - это чё, ты нам рухлядь шестидесятилетнюю впариваешь?
     - Кегля, - Гусь только что не заржал, - у них последняя война лет , как десять назад кончилась.
     - Да? А с кем они воевали?
        -Да друг с другом, - Гусь не стал вдаваться в подробности, доставая из упаковки кусок шоколада.
    
    - Еще чем порадуешь?
     Плейшнер вынул последний сверток и вывалил на столик два пистолета.
     - Ну с этим вы знакомы – Макарыч собственной персоной. Оружие надежное и простое.
     - Паленый небось? – тут же заграбастал пистолет Болт, для его небольшой руки он отлично подошел.
     - Ну почему? – Гусь перехватил Макаров и внимательно осмотрел. – Год выпуска глянь, еще полный совдеп. С армейских складов, никак с югов притаранили.
     - Возможно, - Плейшнер указал на второй, черный и блестящий от смазки оружейный девайс. – Это знаменитый ТТ, но…какого-то левого производства. Китай или Пакистан, не знаю. Может отказать в любую минуту. В общем, не советую.
     - Интересно, - Силыч задумался и полез под свитер, доставая трофей. – Вот это что за пушка знаешь?
     Плейшнер близоруко сощурился, а затем взял оружие в руки.
     - Интересный экземпляр. Откуда?
     - Из лесу ,вестимо. Так что это?
     - Чизет-75, лучший пистоль Чешской Збруевки. Надежный и убойный, киллеры им любят пользоваться. Патроны, кстати, также Парабелловские на девять миллиметров. И посмотри сам – флажки предохранителя с обоих сторон. Можно стрелять с любой руки.
     - Блин, Плейшнер, откуда ты такой умный?
     Гусь громко загоготал, а Силыч скривился и перешел к конкретике.
    
     - Что и почем?
     Хозяин достал еще одну тонкую сигарету и задумчиво закурил.
     - Ну, пацаны вы правильные, опять же свои, так что со скидкой… Макаров двести и то только по дружбе; Аграм отдам за сто пятьдесят, все равно игрушка, ТТ за полтинник; Помпа четыреста, фирма.
     - Это в чем?
     - В бакинских, разумеется.
     Силыч задумался.
     - У нас только рубли, в них возьмешь?
     Плейшнер почесал лоб, но был категоричен.
     - Понимаешь, братан, у меня принципы – оружие только за валюту. Иначе бардак будет.
     Кегля криво усмехнулся и начал крутить шеей, разминая её. Но к его удивлению бригадир согласно кивнул.
     - Заметано! Тут же рядом сбербанк, там и обмен есть наверняка. Кегля, бери деньги, спускайся за Болтом, тот уже устал ждать. Идите и меняйте дерево на деньги.
     - Понял, - Кегля набросил на коротко стриженую голову капюшон и начал отсчитывать купюры.
    
     Пока ждали посыльных, прошло минут двадцать. Наконец, послышался замысловатый звонок, Плейшнер бросил взгляд на включенный экран компьютера, что-то нажал на клавиатуре и заявил.
     - Иди, твои пришли, дверь я уже открыл, ты цепочку сам сними.
     - Ага!
     Силыч был поражен организацией безопасности на вид простоватой квартиры, и его уважение хозяину сильно возросло. Любил он конкретных людей. Парни выглядели несколько нахохленными, но довольными.
     - Чего так долго?
     - Да там, - шмыгнул носом Болт, - нас сначала пускать не хотели, типа боятся из-за эпидемии бешенства. Потом я девчонку вроде как уболтал, но этот придурок охранник вмешался. Сразу видно, что из бывших ментов.
     - Пришлось его слегка подвинуть.
     Добавил Кегля, а Силыч усмехнулся. Он отлично представлял возможности качка, затем с сомнением глянул на хлюпающего носом Болта.
        - Иди чайку хлопни с коньячком. Болеть некогда!
    
     Вскоре к взаимному удовлетворению обеих сторон сделка была завершена. Взяли все, кроме левого ТТ. Лучше уж без оружия, чем с ненадежным, подведёт в самый опасный момент. Силыч и Болт потащили свертки в джип. Бригадир пока не хотел светиться левыми стволами. Ну а если что – машина и вовсе не их! Номера с неё были по приезде тут же скручены. Он задумчиво повертел в руках дубинку и оставил пока при себе, затем сквозь арку вышел на Ленина, задумчиво обозревая грязную улицу. Весна, как всегда в это время на севере выглядела тусклой и промозглой. Ждешь её всю зиму, ждешь, а в итоге получаешь вот такое дерьмо!
    Неожиданно ему на голову что-то упало, он машинально протянул руку и с удивлением затем рассматривал нечто белесое, похожее на пепел. Да что за на? Силыч задрал голову и уперся в женскую фигуру, стоявшую на балконе второго этажа. Дама облокотилась на перила и задумчиво курила. Силыч отошел чуть назад и внимательно всмотрелся.
     Какая дама? Девчонка была молода, симпатична и задорна. Из-под легкого халатика выкатывалась приятная взгляду грудь в красном лифчике, размером никак не меньше третьего. Обычно здоровяк всегда был на удивление робок с представителями женского пола и первым никогда не начинал. Сейчас осмелел.
    
     - Лифон у тебя красивый!
     - Чего? -    девушка, оказавшаяся блондинкой, наклонила голову вниз, затем неожиданно улыбнулась. – А я тебя знаю, ты на Яграх живешь.
     - Ага, - Силыч также озарился редкостной для него улыбкой и глупо молчал. Ситуацию, как всегда, спас Болт.
     - Здарова краса! Как жизнь, как дела? Скучаем?
     - Скучаем красавчик! - рядом с первой девушкой появилась вторая. Уже брюнетка. Как на заказ! Не хватает только рыженького огня!
     - Так это, может, поскучаем вместе? Мы до завтрева свободны. Занесем выпить, закусить, поговорить. Поколбасимся?
    
     Подружайки пошептались о чем-то, и блондинка снова озарилась улыбкой.
     - Давайте, квартира девять, мальчики.
     - Так, - Силыч деловито повернулся к корефану, - у нас там все больше водяра, колбаса, девчата такого не будут.
     - Ясен пень! - согласился с боссом Болт, затем поднял голову. – Девчонки, чего будете – шампусик или винца?
     - Ну, - брюнетка покрутила носом, - от шампанского газы, купите лучше белого…и шоколад!
     - Без проблем! Мы счас метнемся до лабаза.
     Болт кивнул на противоположную сторону, где виднелся небольшой магазинчик. Силыч с трудом притормозил его.
     - Сбегай за Кеглей, у него кредитка есть, и спроси Гуся, чем намерен заняться?
     - Ага, счас.
     Пока он бегал, Силыч принялся маскировать дубинку, больно уж она устрашающе выглядела. В «Крузаке» к его безмерному удовольствию он откопал кусок брезентовой ткани и тщательно упаковал удобное донельзя оружие.
    
     - Чего у вас там случилось?
     На кассе никого не было, а Болт уже завис «на старте» в полном нетерпении. Откуда только половые силы в невысоком парне и берутся? Из подсобки показалась физиономия недовольной продавщицы. Заметив глыбообразного Силыча, она тут же стала вежливой.
     - Чего хотели, мальчики?
     - Вина хорошего.
     Неожиданно из внутреннего помещения раздался протяжный стон.
     - Чего это у вас там?
     - Да… - пожилая женщина мотнула головой. – Псих какой-то недавно в магазин пихался. Мы поначалу подумали, что очередной ханыга. Мало ли их в пятницу бродить спозаранку начинает? Грязный и воняет чем-то химическим, глаза залиты, как не в себе. Так он, зараза, когда его вытолкнули, Светку укусил, да так пребольно. А вскоре ей плохо стало.
     - Ну-ка дай посмотреть, - Силыч отодвинул женщину в сторону и прошел внутрь, за ним ужом скользнул Кегля. Он единственный среди всех имел кредитную карту, выдали в том банке, где зарплату получал.
    
     Светлане, и в самом деле, было хреново. Она здорово побледнела, покрылась потом, дышала с трудом.
     - Звонила в Скорую, сказали все машины на выезде.
     - Так отвезите в больницу сами.
     - Я не могу магазин бросить, и так, считайте, одна осталась. Позвонила её мужу, скоро он приедет.
     Кегля почесал бровь и с умным видом протянул.
     - А это, часом не те психи, что в Москве буйствуют? Пусть муженек её сразу к инфекционистам тащит. Надо уколы делать, не повезло бабе.
     - Вот это правильно, сынок, так ему и передам. Чего хотели-то, мальчики? Может, я чего посоветую?
    
     С несколькими увесистыми пакетами они весело вломились в девятую квартиру, неся хорошее настроение и молодеческий задор. Что может в заурядную пятницу быть лучше, чем приятная женская компания? Пусть и неожиданная. Так, когда еще и знакомиться, как не в молодые годы? Цени каждый день с работающим «на отшибись» органом!
    - Девчонки, нас трое, так вышло.
    Брюнетка, представившаяся Марианной, подошла к Кегле и задумчиво протянула:
     - Ой, какой ты большой и сильный! Люблю таких мужчин, - качок тут же зарделся, не то чтобы он с женщинами сильно не дружил, но и записным бабником не был. Девушка повернулась к застывшему в недоумении Болту и смилостивилась. – Сейчас и тебе компанию найдем. Оля, звони Лизе, как раз под её размерчик!
     Болт сразу же оживился и пошел помогать Силычу распаковывать покупки и привезенные с Архары запасы. Девчонки при виде хороших вин и дорогих конфет тут же развеселились. Они уже успели переодеться. Ольга была в обтягивающей её плотную, но приятственную формами фигуру темно-бордовой водолазке; Марианна в синей блузке и короткой юбке, не стесняясь показывать длинные ноги. Большая комната носила следы быстрой приборки, вместо мебели вокруг невысокого журнального столика валялись подушки, на экране телевизора мелькали кадры из музыкальных клипов, к нему был подключён ДВД Проигрыватель.
     Вскоре стол оказался заставлен по-царски. Коньяк, водка, три сорта французского вина, шоколадные конфеты, мясная и сырная нарезка, баночки со шпротами и солёными огурцами, хрустящие хлебцы, венчало все банкетное великолепие большая банка красной икры. Пацаны в предвкушении открывали напитки, когда в дверь позвонили и на пороге появилась миниатюрная рыжая девчушка. Болт застыл в немом изумлении, оказывается, у него еще никогда не было рыжей подруги.    О чём он тут же не преминул сообщить.
    
     Лиза тут же подошла к невысокому симпатяге и незамысловато схватила его прямо за яйца.
     - Да ты у нас, как я погляжу, бабник!
     - И еще какой! – горделиво заявил Болт, выпятив вперед грудь, и охнул. – О, моя королева! Я буду сегодня твои покорным слугой!
     - Тогда приказываю тебе налить мне вина!
     Компания засмеялась и дружно пошла к столу. Пусть на улице хмарь и стылость, зато в квартире царило приподнятое оживление и теплота. К тому же у Силыча и Ольги нашлись общие знакомые и темы для разговоров, Марианна ухаживала за застенчивым спортсменом, про Болта с Лизой и говорить нечего. Называется, нашли друг друга. Вскоре казалось, что они только и ищут причину для уединения.
    Никому не было никакого дела до того, что творилось за окном. Что сирены специальных служб начали звучать все чаще и чаще, что в где-то поблизости послышался звук бьющегося стекла. В комнатах громко звучала модная музыка, звучал задорный девичий смех, звон бокалов, а вскоре и раздались чмоканья губ и скрип мебели.
    

    
                            10.50. 24 марта 2007 года. Суббота. Северодвинск. Площадь Ломоносова



    Болт со счастливо идиотским выражением на лице потянулся, мышцы приятно ныли усталостью, в яйцах звенело абсолютной пустотой. Наконец, он протер глаза и поднялся с кровати и, шлепая по полу босыми ногами, подошел к окну. Сквозь него в квартиру настойчиво пробивался свет северного весеннего дня. Парень раздвинул занавески и выглянул наружу. Улицу заливало яркое солнце, на голубом небе виднелись тонкие струйки перистых облаков, на душе сразу стало веселей. На север пришла весна!
    Болт оглянулся на возникший шум и с удовольствием полюбовался аппетитной попкой, которая выглядывала из-под короткой майки уходившей девушки. Лиза назло ему вдобавок сексуально завиляла задницей. Откуда только и научилась в таком юном возрасте?    
- Эх! - пробормотал Болт и глянул вниз.
Временно увядший стручок так и не пошевелился, умаялся бедный две ночи практически без перерыва работать. Даже у богатырского сексуального здоровья бывает свой предел. В комнате послышалась наружное кряхтение.
- Болтяра, ну какого черта ты окно открыл! Тут, между прочим, люди еще спят! Трусы одень, девчонок напугаешь.
- Э, да ладно! Что они там не видели?
Николай повернулся обратно к окну, и что-то там внезапно его весьма сильно заинтересовало. Болт быстро завернулся в простыню и открыл дверь на балкон, а через несколько секунд нырнул обратно.
- Кегля, эй, ты спишь? Глянь, там такое творится, полный атас! Да хватит уже дрыхнуть!
     Кегля беззлобно выругался, закрыл голову одеялом и перевернулся на живот.

- Да чтоб тебя! - закричал Болт. Затем он обратился в сторону кухни, где слышались какие-то звуки. - Силыч, не спишь? Вали сюда быстрей!
Вскоре на пороге показалась здоровенная фигура. Бригадир держал в руках большую кружку кофе, без него он никогда не начинал день. Можно было обойтись без завтрака, но без кофе никак нельзя.
- Чего голосишь дурниной спозаранку?
- Да время уже к обеду! – резонно заметил ему Болт. - Ты лучше глянь, что на там площади творится! Вообще, капец полный!    
Силыч был трусах-боксерах и любимой им майки-алкоголички. Хрен знает почему он носил эту немодную нынче одежду, видимо, чтобы давить ботанов постсовковым имиджем. Сейчас Силыч быстро накинул на плечи чью-то кенгуру.    Они вдвоём еле уместились на маленьком балкон сталинки, но зато отсюда отлично просматривалась сама площадь Ломоносова. Мужика, еще триста лет назад сбежавшего от трески и тоски прямиком в Москву. Доску в те времена еще не пилили, но в столицу только так сматывались. Михайло по младой дурости еще попытался захватить кусок Европы, но в чужих землях ему не глянулось. Слава записного дуэлянта и бабника зело мешала занятием науки. Ну в Росиюшке-то матушка императрица быстро прописала ему «целебное лечение», мужик пришел в себя и в итоге стал великим ученым и заодно поэтом. Только он, наверное, и смог бы красиво описать в виршах творящийся сейчас на площади его имени бедлам.

- Ни хрена себе! - только и смог выдохнуть Силыч.
Перед ними развернулась леденящая душу сцена. Два грязных и донельзя оборванных человека неистово вцепились в толстую тетку, которая валялась в месиве из снега и дорожной грязи. Та вяло отбивалась от двух мерзких типов, но с каждой секундой теряла силы. Мимо промчалось несколько автомобилей, но никто не остановился, водители даже не повернули головы к бедняге. Каждый думал только о себе!
- Ты посмотри, что творят! - запальчиво закричал Болт. - Они что, жрут ее,что ли?    Б…яя! Реально жрут, смотри, этот ей щеки откусил, а тот в синем прям руками мясо в рот запихивает. Да это чисто людоеды!
    Болт внезапно захрипел и перегнулся через периллы, вывалив на улицу свой ужин, или как там правильно называется еда в ночное время. Силыч жалостливо глянул на товарища и тоскливо вздохнул.
    - И досюда, значит, психи добрались.

    Внезапно послышался режущий уши звук милицейской сирены, и на площадь залихватски вырулила патрульная машина. Из нее буквально вывалился всклокоченный милиционер без шапки. Он жеребцом подскакал к лежащей на асфальте троице и без промедления поднял укороченный автомат. Грохнуло несколько выстрелов, оборвыши и тетка обмякли.
- Ты глянь, что менты творят! - тут же вскинулся Болт, ещё плотнее завернувшись в простыни. Несмотря на светившее солнце было холодно.    – Реальный беспредел. Ну, людоеды ну, жрут. Так хотя бы для приличия предупредительный выстрел в воздух сделал. Нельзя же так сразу валить?
    Милиционер, как будто так и надо было, повернулся к потрёпанному УАЗику и огляделся по сторонам. Зачем закинул оружие за спину и спокойно себе сел на переднее пассажирские сидение. Парням стало как-то неуютно на маленьком балконе. Только что перед их глазами застрелили трех людей. Все-таки одно дело – видеть такой расклад в кино, другое - на самом деле воочию. Силыч еще некоторое время понаблюдал за площадью, а Болт быстро убежал в туалет, подняв по пути недовольного сим обстоятельством Кеглю. Любил спортсмен долго и сладко поспать.

    Продолжили разговор они уже на кухне. Кегля уныло глянул в сторону початых бутылок. Продлить веселье дальше явно не получалось. Силыч о чём-то угрюмо размышлял, опорожняя уже вторую чашку с кофе. Лиза продефилировала пару раз мимо них, но заметив хмурые лица парней, решила не обострять и закрылась в ванне с Ольгой. Вскоре оттуда послышался девичий хохот и шум воды.
- Валить надо, короче, пацаны, - запалисто выдохнул Болт. Сцены на площади ему хватило за глаза, чтобы хорошенько прочистить мозги.
- Да неладно что-то городе, - поддержал его Кегля, затем они переглянулись. - И оружие в машине осталось. Вот чёрт!
- Кушать будете, мальчики? – на кухне появилась освеженная хозяйка. Парни аж засмотрелись на неё. Еще бы тут не посмотреть! По вырезом халата угадывалась совершенно не закрытая лифчиком грудь. Да и сытные ляжечки были вельми приятственны мужскому взгляду.
- Давай попозже, - Силыч осуждающе глянул на подругу и провернулся к Болту. - Ты здесь пока оставайся, а мы с Кеглей в машину, заодно и к Плейшнеру заскочим, Гуся поднимем.
    На залитой солнцем улице их встретил истошный крик ревущей как беломорская белуга дамочки.    Она яростно отбивалась сумкой от прилично одетого, но сильно заляпанного грязью мужика. Затем ломанулась через арку к выходу на улицу Ленина. Пробегая мимо здоровенного громилы, дамочка тут же отпрянула в сторону, прибавив в и так донельзя пронзительном голосе истеричных ноток.

- Осторожно, Силыч, это походу шарнирный! - заорал Кегля.
    Здоровяк уже отступил в сторону, наблюдая за странным типом. Мужик не был похож на записного бомжа. Грязные, порванные на коленях серые костюмные брюки и дорогое, испачканное в какой-то гадости пальто выдавало в нем человека, обеспеченного. Бледное лицо совсем ничего не выражало, на нём, как будто застыл облик клинического идиота. Хотя в первую очередь парни уставились на глаза задрипанного чухонца. Белые, как у дохлой рыбы, чуть навыкате, но в целом их взгляд был до усрачки жутким.    
    - Сука, я такие же лупала видел там, на дороге после Рикасихи, - Силыча невольно передернуло. – Это точно уже не человек. Чем их так штырит-то? Наркоманы хреновы!
    Он ловко скользнул в сторону, уходя от внезапно ускорившегося психа-людоеда. Тот с каким-то странным подвыванием выставил руки и шел вперед, как кукольная марионетка. Двигался неровно, буквально на каждом шагу пошатываясь. Верная дубинка уже была в руке бригадира и в следующий миг обрушилась на хребтину субъекта. Тот упал навзничь, но тут же начал шевелиться и пытаться неловко подняться.
    - Хрена себе, - выговорил Кегля. Обычно после такого удара потерпевшего можно было сразу отвозить в реанимацию. – Это какой болевой порог у этого типа?
    - Если он вообще у них есть, - криво усмехнулся Силыч и придирчиво посмотрел на ткань, которой он обернул верную дубинку.

    Хряк! После второго удара череп психа лопнул, и тот совсем перестал дёргаться.
    - Понятно, - пробормотал здоровяк, аккуратно обходя труп. Затем брезгливым движением скинул с любимого оружия заляпанную мозгами тряпку.
    - Чего тебе понятно? – с хмурым выражением на лице спросил Кегля, не нравилось ему категорически этакое беспонтовое начало дня.
    - Почему мент именно в голову стрелял. Это их вырубает. На раз!
    - Убили! Человека убили!
    Откуда-то сверху раздался визгливый бабский крик. Дебелая старушенция стояла у окна четвертого этажа и грозила парням кулаком. Выглядело это предельно смешно, если бы не их печальные обстоятельства.
    - Заткнулась бы, карга старая! – ответил спортсмен, недолюбливал он с некоторых пор бабок. Была в их клубе одна вредная уборщица, у тех, кто любил задерживаться на тренировке, обувь прятала. Хотела пораньше домой смыться, таким образом и мстила.
Старушка же вовсе и не думала утихать, грозясь вызвать милицию. Такой расклад парням ни разу не понравился, но Силыч вступать в бессмысленные пререкания со склерозной дурочкой не стал, а попросту поднял с земли первый попавшийся булыжник и закинул его прямо в окно четвертого этажа. Очень метко, надо признаться, закинул. Бабуля тут же оттуда исчезла, как, впрочем, и её оконное стекло, посыпавшееся градом осколков вниз.

    - Слышь, Кегля, надо этого утырка с дороги убрать.
    - Это еще зачем?
    - Выезжать будем в туда, - Силыч кивнул в сторону соседнего дома, - сразу на Лесную. На площадь выкатывать чего-то стремновато.
    - Ага, - Кегля лишними идеями заморачиваться не стал и пошел к машине, начав открывать багажник. Бригадир в первую очередь озаботился оружием и достал из черной сумки кобуру с пистолетом. Брезгливо отложив неудобный подмышечный подвес, он взял чудо чешского оборонпрома в руки, проверил наполненность магазина, второй запасной сунул в верхний карман куртки. Затем обвел взглядом двор и бросил напарнику найденные тут же рабочие перчатки.
- Давай!

    - Блин, -    Кегля задумчиво почесал лысый затылок, стригся он коротко, такую прическу даже прической назвать было нельзя. – Мы же универсальные ключи у Гуся оставили.
    - Позвони.
    - Не отвечает, зараза, спит, наверное, и, как назло, у Плейшнера номер не взяли.
    - Дела, - Силыч отошел назад и начал внимательно осматривать дом. – Так, квартира на третьем этаже, окна во двор выходят. Вот то скорей всего!
    Осторожно, чтобы не разбить стекло, он начал кидать туда маленькие камешки. Минуты через три в окне показалось заспанное лицо в очках.
    - Открывай давай!

    Они дружно ввалились в теплую квартиру, еще раз удивившись предусмотрительности хозяина. Тот плюхнулся обратно в большое офисное кресло и уставился в монитор компьютера, попивая что-то из ярко раскрашенной банки. Кегля пошел приводить Гуся в порядок, а Силыч начал рассматривать вчерашнего паренька, который сейчас с отсутствующим видом пил кофе.
    - Слышь, паря, кофе еще есть?
    - На кухне, - махнул тот рукой, так окончательно и не выйдя из своего дзена.
    Силыч иронично хмыкнул, но на кухне, и на самом деле, в кофеварке плескался свежесваренный кофе. Прихватив пачку печенья, повеселевший Степан вернулся в комнату и начал наблюдать за Плейшнером. Тот быстро пробежал по нескольким с трудом открывающимся страницам и повернулся к гостю. На его лице возникло забавное выражение – как будто он увидел кого-то совсем незнакомого и невесть откуда появившегося. Затем в глазах возникло понимание, и взгляд сам собой упал на кружку с кофе. Плейшнер обидчиво протянул:
    - Ты мою любимую чашку взял.
    - Ну, извини.
    - Да ладно, проехали. Тут, оказывается, в мире такое творится!
    - Только врубился… - ехидно заметил Силыч. - Эта фигня уже на наших северодвинских улицах происходит, мы только что во дворе уговорили одного такого придурка.
    - В смысле? – в очках хозяина отразилось недопонимание.
    - Психа, которые людей жрут.
    - Ага, вы, значит, грохнули зомби! Не думал, что они так быстро у нас появятся. Из Северодвинска видео еще не было.
    Силыч даже не знал, что ответить хозяину квартиры. Парень явно жил в какой-то параллельной реальности. Хотя это можно сказать о любом наркомане.

    В комнате появился заспанный Гусь и поприветствовал бригадира, позади его возникал кислая физиономия Кегли.
    - Какие еще на хрен зомби? Они и на зомби непохожи, еле бродят, как кукольные марионетки. Правда, на вид довольно страшные.
    Плейшнер повернулся к гостю и скептически улыбнулся.
    - Ы, как будто ты знаешь, как выглядят настоящие зомби? На, посмотри, - он включил кнопку Enter и откинулся в кресле.
    На экране замелькали кадры, снятые явно в большом городе. Прямо посреди мощного автомобильного потока ходили уже знакомые им «марионетки», бегали испуганные донельзя люди. Затем в кадре появился новый персонаж. Такая же страшная рожа, как и у остальных «марионеток», но движения намного быстрее.
    - Эти твари бегать, оказывается, умеют!
    - Заткнись, Кегля!
    В следующем клипе такие «быстрые» напали на худосочного мужчину и моментом повалили его прямо на асфальт, тут же начав жрать беднягу живьем. Камера была дорогой, оптика отличной, да и микрофон вполне отлично передал всю мерзость этой противоестественной трапезы, утробное чавканье тварей и их странные мяукающие звуки. За спинами смотрящих видео парней раздался утробный рев, все вздрогнули и немедленно обернулись. Это любитель грибочков опорожнял прямо на пол собственный желудок.

    - Да тьфу ты, козлина! – выругался в сердцах Кегля. – Прибери за собой! – затем снова повернулся к экрану.
    - Зависает, бля…на! -    выругался Плейшнер, а Силыч поморщился и, положив мощную лапищу на хлипкое плечо хозяина квартиры, посоветовал тому:
    - Дружище, ты бы зря бранных слов при мне не говорил.
    - Да я чего, это б... сервера начинают тормозить. Еще с утра нормально работали.
    - Так, а с этого места поподробней! В чем могут быть проблемы?
    - С питанием, например, с обслуживанием, с потерей управления.
    - Но с электричеством главнее?
    - Ну, типа того, -    согласился начавший соображать Плейшнер, а потом заорал, - Глянь, что творят!    По ходу это где-то у нас в России!

    На экране появилась сцена яростной перестрелки. Здесь камера была похуже, поэтому не самой чёткой. Менты в полной боевой, а может быть и ОМОН, стрелялись с каким-то отморозками в кожаных куртках. Патронов не жалели, с обоих стороны палили из автоматического оружия. Случайные прохожие пытались спрятаться или убежать от летающих повсюду пуль, но не всем это удавалось. Камера выхватила моменты агонии молодой девушки, случайно попавшей под раздачу. Хорошо, что сейчас с ними рядом Болта не было, вот бы тот облился горючими слезами.
    Пацанам и так было не по себе наблюдать за потухающими навсегда глазами девчушки. Даже Силыча передернуло, при всей его холодности лишнюю жестокость он не приветствовал. Все его шевеления по жизни были более схожи на действия животных дикой природы. Хватай грызи, но столько, сколько тебе потребно для существования.
    Камера медленно ушла вправо, показывая убитых бандитов, а затем начало происходить нечто совсем непонятное. Сперва один из прошитых насквозь пулями братков неуклюже поднялся с земли, затем другой. Вот в фокус камеры попала та убитая девушка, также начавшая подниматься. Только лицо у неё уже было бледное, будто бы стекшее вниз и глаза, эти проклятые белые бельмеса.
    - Ё! – Гусь еле удержался от брани.
    - Вот-вот, я уже не на первом видео вижу, что реально мертвые люди встают, - торжественно заявил Плейшнер, на его довольном донельзя лице застыла глупая улыбка – типа вот он я, великий первооткрыватель Зомби-мира!
    - Просто их в голову убивать надо, - опустил хозяина квартиры на землю Силыч. - Менты также палили в башку.
    - Где?
    - Тут рядом, на площади.

    Казалось, что Плейшнер сейчас стечет с кресла. Видимо, он еще обитал в той, прошлой жизни, считая события, выложенные в интернете, некоей сказкой, творящейся где-то безбрежно далеко. Но реальность неожиданно оказалась угрожающе близко. На экране же начала и вовсе твориться полная фигня. Теперь менты и братки стреляли не только друг в друга, но и в оживших мертвецов. Рядом с оператором взвизгнула пуля, а затем упал и он сам, уронив камеру на асфальт. Пацаны зачарованно наблюдали за лужей крови, натекающей на сухое покрытие дороги.
    - Хрена себе! -    только и мог выговорить Кегля, и все завороженно посмотрели друг на друга. Не каждый день наблюдаешь на экране столько смертей.
    Затем кто-то поднял камеру с земли и побежал. Видимо, у оператора был кореш или некто просто захотел использовать чужую технику. Во всяком случае ролик был отмонтирован и выложен, тут же набрав бешеную популярность в Ю-Тубе. На тэг «зомби» там уже были выставлены тысячи роликов из совершенно разных стран. И это, надо сказать, здорово пугало. Силыч хлопнул товарищей по спинам и кивнул в сторону кухни. Оставшиеся в большой комнате хозяин и его временный гость не обратили на них никакого внимания.

    - Валить надо, пацаны, и валить за город! Пока еще менты наведут порядок, покуда войска мобилизуют, времени пройдет полно. Сто раз нас сожрут.
    - Так у нас же оружие есть! – Кегля потряс в руках заряженный и готовый к бою помповик.
    - Патронов сколько у тебя к нему, и ты этих «живчиков» видел»? Давно сам-то стрелял, ганфайтер?
    - Так это, в армии. Там бывало…
    - Так, тогда вопрос другой, - остановил товарища движением руки Силыч. - Кого с собой берем? Девчонок жалко, пропадут в этом дерьме, да и хорошие они.
    Гусь оглядел товарищей и ухмыльнулся, услышать такое от бригадира было необычно. Значит, точно девчата хороши. Он добавил вслух:
    - Может, Плейшнера тогда прихватим? Чувак в технике реально волокёт, во всякой электронике разбирается.
    Силыч задумался, в такой экстремальной ситуации обычно работает старый проверенный временем девиз - «Кадры решают все!»    Но следовало порешать еще одну важную проблемку.
    - Надо сначала с Пантылычем перетереть.

    Он еще вчера заметил здесь городской телефон в необычном, навороченном корпусе от неизвестного ему производителя и поэтому сразу приступил к делу.
    - Слышь, Плейшнер, можно по нему позвонить так, чтобы тебя не определили?
    - Без проблем, - хозяин нажал на аппарате несколько кнопок, - звони куда хочешь, даже по межгороду.
    - Отлично! - Силыч обрадованно кивнул, перехватил провод и оттащил аппарат в пустой коридор Плейшнер, даже не подозревая еще ни о чем, только что получил удачный лотерейный билет. Степан с самого детства уважал людей конкретных, которые могли и умели делать. Неважно что, хоть пироги вкусные печь. Поэтому и в свою бригаду подобрал ребят с виду бестолковых, но на самом деле все из них в какой-то из областей были грамотными спецами.

    - Пантылыч, привет, Степан звонит.
    - А, это ты, Силыч? Жив, значит, - удовлетворенно откликнулись на том конце провода. – Чего не с мобилы, куда сам пропал? Мы тут уж подумали всякое…
    Силыч осторожно подбирал слова. В местном криминальном мире его работодатель имел большой вес, да и человеком был далеко не простым. Ни разу в ходке не побывал, но самые разнообразные ситуации в городе разруливать право имел. Мутный тип, зато работа на него выходила не самая опасная, но в то же время доходная.
    - Телефон разрядился, сам понимаешь, просидели в Архаре зря.
    - Я уже в курсе, с теми еще разбираться будем. Сам как, и бригада твоя?
    - Нормально, отсиживаемся в одном местечке…
    - Ну это правильно, - голос на том конце провода оживился. Решение в такой мутной ситуёине, и в самом деле, было правильным – залечь на дно и не отсвечивать. Пантылыч именно за хладнокровную и умную голову Степана около себя и держал. – Тогда, Стёпа, слушай сюда. Тут такая движуха в городе…да что в городе, по всей стране черт знает, что творится. Так что ушки надо востро держать, и грабли где попало не раскидывать. Короче, мы на складах, на Окружной, знаешь где, с братвой сидим. Так что подкатывай к нам со своими, перетрем это дело и порешаем с тобой.
    - На руки что будет? – Силыч спрашивал об оружии.
    - Надо будет – дадим. Что надумал?

    Силыч положил трубку, не отвечая на прямой вопрос шефа. И так все было понятно - хозяин собирает все свое войско, чтобы начать делить город. Ну а это значит, что вскоре начнется война. Стать обычной шестеркой пехотинцем и пушечным мясом Степану совсем не хотелось. Знал он истинную цену всем этим криминальным понятиям. «Сегодня сдохнешь ты – а завтра я». Нет, так дело не пойдет, они и сами справятся, тем более что какие-то пушки на руках уже есть, транспорт…Тьфу ты – транспорт! Надо порешать!
    Еще что-то подспудно тяготило его. Он тряхнул головой и вытащил из внутреннего кармана небольшой кнопочный телефон и прямо руками начал ломать его. Теперь все - мосты сожжены!

    Парни сидели на диване и вопрошающе взглянули на своего бригадира. Можно было сказать, что и друга, и не ошибиться. Силыч по праву считал, что держать рядом с собой заурядных отморозков, значит, мостить себе дорогу в тюрьму, а вскоре и в ад.    Пусть его понятия о мужской дружбе выходили несколько странными, но они хотя бы были. В итоге его коллектив сложился дружным и сплоченным, что сильно повлияло на их деловую репутацию.
    - Ну чего, пацаны, мы в автономном плавании.
    - А… -    было колыхнулся Кегля.
    - Не дёргайся или хочешь умереть за чьи-то левые интересы? Мы сами по себе, они сами по себе, и никто никому ничего не должен! Понятно?
    - Плейшнер? – Гусь кивнул в сторону согнувшегося за компьютером хозяина квартиры.
    - Я за, - Силыч оглядел товарищей, все согласно кивнули, - девчонок также берем.
    - Андрюху возьмем? - спросил Гусь, показывая в сторону любителя грибков. - Он, между прочим, на втором курсе в Медакадемии, санитаром где-то подрабатывает.
    - Лепила, - Силыч тут же дал новому члену команды кличку, - с нами пойдешь? Не обидим, нам медики нужны.
    -    А чего нет? – неожиданно глаза парня оказались вовсе и не затуманены, в них просматривался вполне живой и проницательный ум. Силычу также понравились узловатые мускулы на его руках. Они точно сильные!
    - Тогда собирайся. Плейшнера это также касается! Кстати, бродяга, не знаешь случаем телефон одной девчонки из вашего дома? В девятой квартире живет.

    Плейшнер с совершенно спокойным выражением на лице набрал на аппарате номер и подал бригадиру трубку. Затем, напяливая на себя теплые подштанники, удивил уже всех. Хозяин квартиры указал на помповик в руках Кегли и предложить тому махнуться.
    - На что меняемся?
    - Даю Калаш семьдесят четвертый.
    - Ну ты, жучара, говорил же, что ничего нет!
    - Это на продажу нет, автомат мой личный.
    - Ну давай, махнём не глядя.
    Пацаны загоготали, Силыч только усмехнулся. Так и знал, что этот парень не так прост, как выглядит. Такой боец однозначно их команде пригодится. Гусь все это время разглядывал в окне двор и что-то для себя прикидывал.    Плейшнер уединился в ванне и оттуда некоторое время слышались странные звуки.
    - Ты там ванну, что ли двигал? – спросил заинтригованный Кегля, получить знакомый ему по армии автомат было делом неожиданным, но зело приятным.
    - Ага, - Плейшнер тяжело вздохнул, стер со лба пот и начал открывать ящик, более похожий на небольшой узкий сейф. Он осторожно перекусил кусачками какой-то провод и, затаив дыхание, откинул крышку, достав оттуда маленький сверток, обернутый черной изолентой. Затем, посмотрев на заинтересованные лица парней, объяснил. – Если бы менты туда сунулись, то все напрочь сгорело. При грамотном адвокате хрен чего докажешь. Эхо войны!
    - Ты, значит, и в химии волокёшь?
    - Все городские олимпиады выигрывал.

    В маленьком самодельном сейфе оказались завернутый в пропитанную маслом холстину АКС-74 и нетронутый цинк с патронами. Кегля глянул на последний и пробормотал:
    - Нехило, тысяча восемьдесят патронов. С этим жить уже можно.
    Он сноровисто взял автомат в руки и тут же потребовал чистых тряпок. Пока он тщательно протирал оружие, Силыч вскрыл цинк и начал набивать три имеющихся к автомату магазины.    Плейшнер притащил откуда-то две коробочки с надписью 9х18 ПСО, объяснив:
    - По случаю попали, эти к Макарычу подходят.
    - К Аграну и моему пистолету ничего нет? – спросил Силыч зажимистого хозяина.
    - Нет, к сожалению, но такие сейчас в магазинах продаются.
    - Да, кстати, о магазинах, есть у тебя подробная карта с городскими маркетами, складами и прочим полезным.
Плейшнер задумался, затем кивнул:
    - Сейчас распечатаю.
    Вскоре все собрались в центре комнаты, только Плейшнер еще что-то выкручивал с выключенного компьютера, а затем врубал кнопки на щитке охраны.

    - Стёпа, нам обязательно уезжать?
    Ольга стояла в коридоре и осуждающе поглядывала на Силыча, а тот буквально «обтекал» по стенке. Еще бы ему было не «обтечь». На девушке был надет обтягивающий черный спортивный костюм. Он как будто специально подчеркивал все выпуклости шикарнейшей фигуры девушки. Уж что что не любил Силыч, так это «дощатые» прелести девиц, косящих под моделей. Дуры набитые! Модельные стандарты произошли от желания педикообразных кутюрье использовать девушек, как банальные вешалки для одежды. Какой спрос с вешалки? Настоящему же мужику хочется чего-то реально потрогать, воспылать, так сказать, любовью! Что может быть лучше хлесткого звука ладони об крепкую девичью попку. Да и на плечи приятней закидывать мясистые бёдрышки, а не тощие куриные лапки.
    - Блин, Оля, мы одного уже завалили. Конкретный придурок, вон, спроси кого хочешь!
    На заднем фоне их разговора тут же образовался Болт и заговорщицки подмигнул бригадиру. Девушка в итоге сменила гнев на милость и даже чмокнула здоровяка в щеку, тут же остановив его попытку её облапить.
    - Руки мыл? Тогда быстро в ванну и кушать. Наверняка у этого наркомана дома ничего не было!
    Силыч согласно кивнул, точно, перед дорогой надо хорошенько закинуться. Пережевывая рисовую кашу с куриным филеем и овощами, он задумчиво спросил.
    - Так. а кто у нас на вторую тачку сядет рулить?
    Неожиданно Кегля, чавкая как свинья, откликнулся:
- Так это, Маришка умеет, её папаша научил, у них, кстати, также джип. Она мне рассказывала.

    Силыч тут же позвал Марианну, окно второй комнаты выходило во двор. Он показал на стоявший около соседнего дома внедорожник.
    - Смогёшь такой вести?
    - Без проблем! Только кто даст?
    - Это мы уж как-нибудь решим.
    Девушка была в черных джинсах и темном свитере, в руках держала яркий короткий пуховик. Силыч тяжело вздохнул, девчонки были явно одеты не по погоде. Даже у Ольги в гардеробе не нашлось ничего подходящего для выезда на природу. Она и задала сакраментальный, в общем-то, вопрос:    
    - Мальчики, а куды мы едем?
    Все начали смотреть друг на друга. С парнями было все понятно. Бригадирские одна компания, им лишь бы что творить, но вместе. Плейшнер с Лепилой ребята приблудные, им все равно куда валить. Родители Ольги уехали по работе в командировку в Германию, предки Лизы находились на даче и уже несколько раз ей звонили. Но куда сейчас отпустишь такую малышку? Она одна точно туда не доберется. Марианна про своих промолчала, видимо, это было для неё не самым главным. Все равно она у Ольги сейчас жила.

    - План, короче, такой. Сначала заезжаем в первый попавшийся рыболовный или охотничий магазин, - Силыч кивнул на обтянутую в спортивный костюм Ольгу, - с такой одёжой долго не живут.
    - Ты чего, это фирменный, -    тут возмутилась девушка, - папа из Австрии привез! Знаешь, сколько он стоит?
    - Нам нужно тепло и удобство, фирма дело второстепенное, оставишь на переодевку.
    В голосе Силыча звучало нечто такое, что заставило к нему прислушаться. Умел он убеждать народ без ругани, наезда, просто манерой выговаривать слова. Они падали неспешно, тяжело, прямо в глубину мозга.
    - Вот тут, на Гагарина ближайший есть, -    Плейшнер показал распечатанную им карту, уже аккуратно завернутую в пленку, бригадир уважительно кинул в его сторону взгляд и добавил:
    - Поедешь тогда со мной в первой машине за штурмана. Потом нам нужно затариться жрачкой, хотя бы на неделю. Болт, вы собрали тут что есть?
    - Ага, все консервы, спагетти и крупы вымели.
    - Овощи не забудь! – влезла с громким пожеланием Лиза, Силыч скривился, но вопросительно повернулся к Болту.
    - Да млин, у них только заморозка, все равно растает!
    - Бери на сегодня и завтра, ничего им за сутки не будет, - бригадир посмотрел на Гуся. - Топливо знаешь, где надыбать?
    - Счас найду, - Гусь взял свой мобильник и отошел в коридор.

    - Про канистры спроси! – выкрикнул вдогонку Силыч и продолжил. – В целом думаю, что валить надо в Онегу. Дорога в Архангельск наверняка перекрыта или продвижение затруднено. Мы по пути сюда какой поток наблюдали? А счас народ и вовсе попрёт, плюс идиотов гонщиков прибавится. После Архары двигаться можно только в сторону Москвы. Там и своих проблем полно, а в какой-нибудь местной деревне нас и вовсе никто не ждет. Там своим-то жрать нечего. Море льдами закрыто, так что мы тут как в казино. Вход рубль, выход полтос.
     - В Онеге чего? – поднял глаза Гусь.
    - Дядька там двоюродный, должен он мне. Сам на рыбе живет, в своем поселке не последний человек. Устроимся!
    - Нынче, думаю, все долги аннулируют, - задумчиво ввернула грамотное словечко Марианна.
    Пацаны уважительно посмотрели на умную девушку, но промолчали.
    - Там разберемся! Сами тоже не пальцем деланные! Все, по коням пацаны, - Силыч запнулся, затем добавил, - и пацанки!
    Девчонки засмеялись, не все же время им хмуриться!

    - Вот этот! – Гусь кивнул в сторону Форда Эксплорер. –Здоровый и крепкий, багажник, сами видите, просто огромный.    Двести девяносто лошадок под капотом. Жрет, правда, как не в себя.
    - Сколько? - деловито поинтересовался Лепила, он тоже любил большие машины.
    - На трассе будет пятнадцать точно!
    - Тогда работаем? – Силыч кивнул Кегле и тот побежал к серому внедорожнику. Остальные пока стояли у подъезда или грузились в Крузак.
    Спортсмен хорошенько ударил автомобиль пару раз по колесу, а когда в окне показалось усатое лицо, увесисто припечатал по капоту. Громко взвыла сигнализация, но в этот раз желающих покричать в окно вовсе не наблюдалось.
    - Ты, козлина, от машины отошел быстро!
    - Да фиг тебе, хрен усатый!
    - Да я тебя…
    Ждать долго не пришлось, из углового подъезда выкатился круглый, как мячик, мужичок, но его тут же перехватил спрятавшийся за выступ здания Силыч, увесисто хлопнув хозяина автомобиля по хребту. Бил он чуть пониже шеи, а дубинку перед этим хорошенько обмотал мягким полотенцем. Убивать беднягу не хотелось, отлежится потом. Банальный «гоп-стоп» прошел без сучка и задоринки. Ключи нашлись в кармане усача, висящие на брелоке вместе с сигнализацией. Оставив Гуся и Кеглю разбираться с Фордом, Силыч порулил к Лендкрузеру отдать последние распоряжения и помочь загрузить вещи.
    Девушек экспроприация совсем не взволновала. Ольга знала этого усатого хмыря и его не пожалела.
    - Козел он и барыга. Свои сраным джипом нам газон испортил!


    - Глянем вчерашний магазинчик, чего далеко мотаться! - уже на выезде из двора решил Силыч. Гусь согласно кивнул и завернул направо. Они осторожно проехали по улице, пересекли площадь, то и дело посматривая в сторону лежащих зомбаков, и остановились напротив магазина.
    - Странно, лабаз закрыт, но кто-то вроде маячит за дверью.
    - Плейш, давай за мной!
    Они вдвоем вышли из машины. Плейшнер, как и договаривались заранее, остался стоять у двери автомобиля, сжимая в руках Моссберг. Силыч махнул и от второго джипа с автоматом в руках подбежал Кегля.
    - Чё делаем?
    - Глянь, кто там за дверью.
    Кегля вернулся сильно озадаченным.
    - Странно, висит табличка «Закрыто», а за дверью та самая продавщица стоит, которая подругу домой отправляла. Встала столбом и хныкает как-то странно. Или скулит, не пойму.
    - Не понял, - Силыч осторожно заглянул внутрь, а затем заполошно отпрянул. – Б..я, она походу сама откинулась. Зомби стала, короче! – он повернулся к Кегле. – У тебя патронов больше, вали её на…й!
    - Чего, прям так и валить? Нам оно надо? -    видимо, бывший спортсмен еще продолжал жить реалиями вчерашнего дня, да они сами все ими еще во многом подпитывались.
    - Ты чего – не понимаешь? Кто-нибудь в лабаз полезет, и она его сожрет. Да и сами сразу хавчика наберем, чтобы никуда больше не залезать, – Силыч внимательно оглянулся по сторонам. – Давай быстрее!

Неизвестно какой из аргументов сыграл главную роль, но Кегля сноровисто откинул приклад, перевел планку предохранителя на одиночный огонь и двумя выстрелами завалил бывшую продавщицу. Неизвестно кто её укусил, следов на лице и руках не было.
    - Тьфу ты, чем тут так воняет? – брезгливо поморщился Болт, он помогал оттащить лежащее тело на улицу.
    - На растворитель похоже, это от неё так несет. Интересно, - Лепила был профессионально любопытен и не брезглив. Он надел на обычные резиновые перчатки какие-то рабочие толстенные и начал рассматривать лицо погибшей, открывал ей рот, разглядывал глаза, трогал уши и волосы, затем расстегнул блузку.
    Остальные, как только помещение немного проветрилось, тут же принялись таскать во вместительные багажники двух внедорожников коробки и пакеты. Если парни гребли все подряд, то девушки «мародерствовали» более вдумчиво, упаковав отдельно кофе, чай, сладости и приправы. Они же напомнили о самой обычной воде, о ней люди с водопроводом в доме обыкновенно забывают напрочь. Зато пацаны не прошли мимо горячительных напитков. Силыч, как правило, не приветствующий пьянку на работе, сейчас помалкивал. После такого сумасшедшего дня точно захочется «вздрогнуть».        

    Он в какой-то момент напрягся и уставился в сторону близкой площади. Оттуда выскочила раскрашенная номерами телефонов милицейская «Калина». Милиционеры вылезать наружу не торопились и просто спустили окна вниз. Силыч несколько приободрился и, спрятав пистолет в широкий рукав, подошел к машине. Он знал, что из помещения магазина его сейчас страхует Кегля.
-     Ну что творим, граждане?
    Спрашивал старший лейтенант, сидящий в машине в обычной милицейской форме, да и его напарник за рулем совсем не был похож на патрульного. На коленях офицер держал милицейский укорот, но больше для видимости, а сам косился на труп, лежащий возле дороги. По белесому лицу и глазам было сразу понятно, кто это.
    - Да вот - зачищаем местность, - бодро в тон ответил ему Степан, -    тут продавщица одна откинулась, стала этой…
    - Зомби? - заинтересованно нагнулся к нему водитель.
    - Ага, точно зомби! Народ в магазин пойдет, а тут такое… Непорядок. Вас же не дозовешься.
    - Какое там! – видать, водителю сильно хотелось поговорить. - Второй день с улиц не вылезаем! Патрульных почти всех покусали или разбежались.
    - Слышь, - старлей одернул своего напарника и вернул разговор в деловую сторону, - водка там есть?
    - Счас сделаем!
Через пару минут он вручал обалдевшим ментам целую коробку самой дорогой водки, а сверху вишенкой на торте лежал пакет с колбасой и сыром.

    - Нормально так, - искренне обрадовался водитель и тут же впился зубами в колбасу. – Блин, с этой суматохой даже пожрать некогда.
    - Все равно как-то… -    сомнения старшего лейтенанта не покидали. Силыч вздохнул – «Вот тоже законник мне попался!» Ему внезапно помог Плейшнер.
    - Да я тут рядом живу, считайте, что у нас народная дружина, гляньте паспорт, - он протянул документ офицеру.
    - Оружие у тебя откуда? – озабоченно кивнул милиционер в сторону помповика.
    - Законное, зарегистрировано. На охоту с ним хожу.
    - Ну да, ну да, на охоту, - старлей вернул документы и в первый раз за весь разговор усмехнулся.
     Все это время их приглушенная рация не умолкала. Там говорили, кричали, требовали, но милиционеры уже не обращали на неё никакого внимания, выглядели здорово уставшими. Им как будто было все равно. Да это и понятно – две бессонные ночи из человека делают пустышку.
    Старлей достал из бардачка пластиковую бутылку и также откусил колбасы.

    - Мужики, власть-то еще в городе есть?
    - Да хрен её знает, - милиционеры опять помрачнели, - наше еще вчера потерялось, о мэрии давно не слышно, что уж там дальше…
    - Везде такая жопа, по всему миру, - забил последний гвоздь в крышку гроба нормальности Плейшнер. - Я в Интернете напоследок по всем мировым новостным порталам пробежался.
    Милиционеры взглянули на него и только выдохнули. Силыч же малость оборзел и с вежливым тоном спросил:
    - Может, мужики, у вас, того, патроны лишние есть?
    Водитель с погонами старшего сержанта сначала напрягся, потом открыто засмеялся.
    - Мы не из той конторы, парень! Что-то выдали перед выездом, так это слёзы.
- Ладно, - глаз Силыча все-таки зацепился за нечто, лежащее в салоне машины. – Тогда, может, запасной магазин к Калашу найдется?
    - Ты что, на базаре, молодой? - возмутился старший лейтенант, но его дернул за рукав оживший сразу водитель.
    - Да я не просто так, на часики меняю, - Силыч стянул с руки часы с золотым браслетом.
    Милиционеры переглянулись и согласились отдать целых два магазина. Видать, патронов к автомату все равно не оставалось. В этот момент парням стало окончательно понятно, что времена бесповоротно изменились. Когда милицейская машина отъехала, Силыч полез в карман куртки и достал оттуда часы на обычном кожаном ремешке. Отцовские «Командирские». Пришло время простых решений!





                14.10. 24 марта 2007 года. Суббота. Северодвинск. Улица Гагарина



    Ехать было всего ничего – буквально один квартал. Несмотря на яркий солнечный и выходной день народа на улице почти не было. Не гуляли неспешные пенсионеры или дамочки с детскими колясками, не бежали припрыжку ребятишки из ближайшей школы, не брели по тротуару, радуясь солнечной погоде молодые прелестницы. Изредка пробегали спешащие куда-то горожане, или выглядывали из окон встревоженные жильцы.
Рыболовный отдел находился на цокольном этаже пристройки трехэтажного здания Гуманитарного университета. Очередной платной конторы, выдающей дипломы будущему офисному планктону.

    Спустились вдвоем с Кеглей, хотя в рыбалке больше всех понимал Гусь. Но тот нужен был наверху в качестве водителя. Продавцы магазина поначалу встретили двух крепышей настороженно. Более молодой из них даже отступил в сторону подсобки. Никак там некий оборонительный девайс на всякий случай держал?
    - Нам одежда нужна, много одежды, по сезону, - начал разговор Силыч.
    - Только наличные, - старший продавец, мужик лет пятидесяти, по виду отставной военный, пристукнул по прилавку костяшками.
    - Валюта пойдет?
    - Покажь, - продавцы сразу оживились. Святая русская вера в американский доллар!
    Силыч кивнул Кегле, тот вынул из кармана пачку свернутых банкнот. Это были те же самые деньги, которые они отдали Плейшнеру, те сейчас оказались в общаке.
    - Что надо? – начался предметный разговор.
    - Теплые штаны, куртки, обувь, белье, шапки и что еще у вас есть для выживания в лесу? Нас девять, из них три девчонки, будем по очереди сюда приводить, мерить.
    - Эк! -    старший продавец усмехнулся. -    На вас найдем, на девушек же…будем посмотреть. На тебя, - он глянул пристально на Силыча. – Петя, принеси из подсобки ту пару, что обратно сдавать хотели.
    - Сейчас. Харитоныч, шапку захватить?
    - И её тащи, раз в комплекте идет. Не боись, - кивнул Силычу старший продавец, - вещь фирменная канадская. Там тоже, видать, такие лоси водятся. Стоит, правда… Но вы ведь ребята не бедные?

    Вскоре завертелось, закрутилось. Если с парнями вышло все относительно быстро, то девушка сначала заартачились.
    - Я что – на голову деревянная, такое одевать!
    Продавцы, посмеиваясь, смотрели, как вокруг невысокой пухленькой блондинки вьюном шныряет плечистый здоровяк. Еле-еле он сумел уговорить Ольгу надеть камуфляжный костюм.
    - Зато на снегу спать можно!
- Я тебе не белая медведица! – грозно сдвинула светлые брови девушка.
    - Кстати, молодые люди, на чем готовить думаете?
    Все как-то озадачились неожиданным вопросом, походами и рыбалкой почти никто из них не увлекался, поэтому подобная мысль в голове не возникала. Ведь обычный городской житель дальше шашлыков, как правило, не заглядывает. Поэтому они тут же прикупили специальную плитку с газовыми баллончиками, котелки, чайник, треногу для костра и посуду. Ольга вдобавок высмотрела здоровенный термос, а Лизе приглянулся огромный тесак. Кстати, Гусь уже успел выпотрошить ножевой отдел магазина и сейчас примерялся к удочкам. Здесь он надолго завис с молодым продавцом Петей, зацепившись языками за способы зимней рыбалки.

     Бывший военный выставил на прилавок коробку с армейским рационом и что-то втолковывал Ольге.
    - Это надо только разогреть. Быстро и удобно!
    - Есть-то хоть их можно? – иронично влез в их разговор Кегля. Как в армии кормят, он знал не понаслышке.
    - Это НЗ, молодой человек! – назидательно произнес продавец.
    - Берем, - Ольга метнула взгляд и коробка тут же исчезла с прилавка. Затем девушка задумчиво пробежалась по полке с рукавицами.

    - Фу, - Болт вытер потный лоб, - вот это нагрузились!
    - Запас ноши не тянет! – Гусь оглянулся на бригадира. – Теперь за бензином?
    - Подожди! -    внезапно остановил его Лепила, парень обернулся к Силычу и произнес. – Я тут ваши аптечки автомобильные глянул, пустота полная. Случись что, у нас и нет ни хрена.
    - Что предлагаешь?
    - Вон аптека. Доллары еще остались?
    - Есть. Пошли тогда. Кегля, прикрывай.
    От крыльца тенями метнулись две подозрительные фигуры, Силыч проводил их взглядом и кивнул Андрею:
    - Скажи девкам, чтобы из машин не выходили. Счас вся шантрапа на улицы повылезает.

    В аптеке их встретила пустота и испуганная молоденькач девчушка за прилавком. Одна из витрин была разбита и на полу валялись осколки. Продавщица, слегка заикаясь, как ей, наверное, казалось, самым строгим тоном заявила:
    - Аптека не работает, уходите, пожалуйста!    
- Да ладно, малышка, мы же не хулиганы какие. Платим наличными, можно долларами, - Силыч показал пачку разномастных купюр. Но девушка буквально вжалась в шкафчик и на вопросы не отвечала. Вид здоровенного громилы её ни в какой мере не успокаивал. Лепила понимающе хмыкнул и тихонько пробормотал:
    - Шеф, постой пока у двери, я сам договорюсь, - он легким шагом подошел к прилавку, и прочитав имя на табличке, миролюбиво начал. – Людочка, успокойся, мы и в самом деле обычные покупатели. Знаешь, мне нужна в машину нормальная аптечка, такая реальная, а не туфта для гаишников. То есть бинты, повязки, кровоостанавливающие препараты, пластырь в полосках, гемостатик.
    - Какой гемостатик? В гранулах? Есть повязка, – аптекарша прямо на глазах начала оживать и походить на человека.
    - Давай того и другого штук двадцать. От головы чего можешь посоветовать?
    - Парацетамол, вот этот фирменный хороший.
    - Ага, давай два флакона, -- медбрат иронично хмыкнул, уловка сработала, и девушка по привычке начала «нагружать» более дорогой товар. – От живота что-нибудь: Мезим форте, Лактофильтрум, Энтерол в порошке. Обезболивающее.    Кеторол экспресс есть?
    - Да. Сейчас поищу.
    - Кстати, Людочка, ты чего одна в такое время?
    - Напарница на работу почему-то не вышла, -    девушка оторвалась от открытого шкафчика, выгребая оттуда кучу лекарств. – И какое сейчас такое время?

    Силыч наблюдал за улицей, то и дело с интересом поглядывая на двух явно спевшихся молодых людей. Вскоре к нему подошел Лепила, он был несколько напряжен.
    - Шеф, я понимаю, конечно, что лезу не в свое дело. Но, может быть, возьмем с собой девчонку? - он кивнул в сторону аптекарши, которая продолжала выгребать из полок лекарства, их уже было собрано три коробки. – Я ей ситуацию в целом объяснил, она счас даже антибиотики, которые только по рецепту продают, нам отдаст. Пропадет ведь, девка, в этом дерьме!
    - Понравилась? - Силыч раздумывал. В принципе вариант неплохой и место в машине как раз оставалось. Уже на улице, оглядев модное пальто девушки, он вздохнул и скомандовал. – Пошли за мной.
    - Зачем? – Люда явно побаивалась нового знакомого.
    - Одевать тебя будем, милая! Раздевать у меня есть кого, -    он покосился в сторону выглядывавшей из автомобиля Ольги. Аптекарша немного успокоилась и начала спускаться вслед за Силычем по ступенькам.

    В магазине от былого спокойствия не осталось и следа. Петр громко с кем-то разговаривал по телефону, его старший товарищ что-то спешно складывал в сумку.
    - Харитоныч, вот бы еще одну девушку одеть?
    Мужчина оторвался от коробок и махнул в сторону вешалок.
    - Сам ищи, некогда!
    Через несколько минут Силыч подошел к прилавку и начал доставать деньги. Петр уже исчез, а Харитоныч пытался кому-то дозвониться и выглядел несколько растерянным.
    - Проблемы?
    - Да… - мужчина в сердцах кинул телефон на прилавок, - в городе черте что твориться, а я тут застрял.
    - Гляжу и кореш твой сквозанул.    
    - Сволочь он, подвезти обещал. Жена одна дома, болеет она, - Харитоныч посмотрел на здоровяка с надеждой. – Слышь, парень, правда, что по городу людоеды бегают?
    - Да, я ж тебе рассказывал о психах.
    - Да кто в здравом уме в такое поверит! Пока Петьке его сестра не позвонила… Укусил его мужа кто-то, сейчас тот озверел и на людей кидается. Заперли пока в ванне. Говорит, что глаза у него какие-то неживые.
    
    Силыч положил выбранные вещи на прилавок и спросил:
    - Сколько с меня?
    - А? – Харитоныч просто показал в сторону двери, сам доставая ключи, чтобы запереть её. Уже наверху, перед выходом остановился. – Ребята, вы на машине? Не подкинете до гаража? Век благодарен буду!
    - Где гараж?
    - Да на Портовой. Дальше уже я сам!
    - Садись со мной! – Силыч показал на Крузак и подошёл к Форду, чтобы переговорить с Кеглей. – Докинем мужика, все равно по пути. Он к нам по-человечески.
    - Ага, за валюту, - хмыкнул Кегля, но согласился. – Только сильно не валите, держите дистанцию.

Разместились на заднем сиденье. Андрею пришлось посадить Людмилу к себе на колени, он сам совсем не был против, а девушка только улыбнулась. Увидав ранее спрятанное от чужих глаз оружие Харитоныч хмыкнул.
    - Однако, вы ребята серьезные.
    - Куда сейчас без этого?
    - Что, все на самом деле так кисло?
    - Серьезней некуда, мужик, по всему миру эта фигня началась, - повернулся к продавцу Силыч. – Вон, от таких утырков подальше держитесь.
    Он кивнул в сторону бредущих по тротуару психов-зомбаков. Харитоныч с нездоровым любопытством проводил взглядом странные порождения природы. Одно дело слышать от посторонних байки о живых мертвецах, другое – увидеть собственными глазами.
    - Матерь Божья…

    - Сюда!
    Северодвинск город маленький, и вскоре Гусь повернул джип к скоплению кирпичных гаражей, примечая в зеркале заднего вида идущую им вслед вторую машину. Силыч решил довезти случайного попутчика до самого места. А то мало ли что?
    - Хорош!
    - Мы тут пока постоим!
    Силыч заодно хотел проверить, как будут действовать его бойцы. Гусь с Макаровым в руках контролировал пространство по правую сторону Лендкрузера. Плейшнер со своим дробовиком стоял между машинами. Его короткий помповик годился только для стрельбы в упор. Болт с хорватской пукалкой остался у Форда, следил за противоположным флангом. Левый ТТ отдали Лепиле, тот имел опыт со стрельбой из травмата, а это всё-таки какой-никакой, но опыт. Ловчее всех действовал Кегля с армейским Калашом. Даже Харитоныч одобрительно хмыкнул, посматривая в сторону квадратной фигуры, контролирующей тыл. Сам он в это время возился с замком.

    - Вот это аппарат! – Гусь, как знаток оценивающе покачал головой. В центре гаража стоял небольшой внедорожник Сузуки Джимини. Водитель команды тут же зачастил вопросами, -    Какого года, сколько пробег?
Харитоныч оказался любителем японского автопрома, поэтому они оба, пока машина прогревалась, зацепились языками. Обсуждали особенности автомобиля, проходимость, ремонтопригодность.
    - Мне с женой на двоих с запасом. Наверх для дачного груза багажник поставил. Подмогни-ка, паренек.
    - Это что? – Гусь кивнул на деревянные помосты, которые хозяин сейчас крепил к багажнику.
    - К даче подъезжать, есть одни противная яма, осенью размыло. Около Солзы
    - Это за рекой?
    - Нет, до неё наше товарищество стоит.
    - Умно придумали. Харитоныч, канистрой пустой у тебя не разживемся?
    - Двадцатку, извини, не дам. Вот десятилитровую, пожалуйста!
    - И на том спасибо.

Вскоре хозяин гаража подошел к Степану и заговорщицки подмигнул.
    - Думал, на выходных колодки поменяю, а тут гляди ж…Как там тебя, Силач?
    - Силыч.
    - Помогли вы мне ребятки, а я добро помню, - мужчина полез в небольшой багажник автомобиля. – Завезти должен был одному товарищу. Только вот тот, как в песне Высоцкого, не товарищ вовсе оказался. Вроде у твоего шкета такой же калибр, - он выложил на капот две пачки патронов. – Здесь дробь трешка и пятерка. Сейчас бы, конечно, пулевые больше пригодились, но имеем то, что имеем.
    - Спасибо, - Силыч сгреб патроны, - ты как?
    - Дальше я сам, жену заберу и на дачу. Там отсидимся. Сын в Севастополе служит, младшая сейчас у него гостит с внуками.
    - Там моряки, военные, отобьются.
    - Дай бог!
    - Ну давай, удачи тебе!
    В машине Силыч почувствовал волну тепла, внезапно разлившуюся по телу. На душе было неожиданно хорошо, а на губах играла дурацкая улыбка. Даже Гусь как-то странно покосился на него. Вот помог вроде бы чужому человеку, но самому приятно? Никогда он обычно благотворительной дурью не страдал, лишний раз людей не обижал, но и от своего не отказывался. Что это такое с ним произошло? Наверное, это оттого, что в мире появились нелюди, нежить, и людям бы по уму стоило держаться вместе. Тем, кто еще оставался людьми.

Со знакомыми Гуся пересеклись на пустыре, в районе окончания Морского проспекта. «Газель» с длинным фургоном мигнула фарами, и вскоре они стояли перед двумя мордастыми мужичками. Их показательно затрапезный вид не понравился Силычу. Не понимал он этого «пролетарского» пренебрежения гигиеной. Вечно подобные этим «работяги» умудряются засрать свое рабочее место до такой степени, что проще построить новое. Вот и здесь -    трудно постирать свою шоферскую одёжу?
    - Бензин привезли? - начал переговоры Гусь.
    - Ага. Только видишь какое дело, -    водила с синей куртке с логотипом муниципальной конторы сплюнул на грязный снег, - кипешь в городе, непонятки опять же. Цену бы надо поднять, - он заметил в руках засуетившегося Гуся несколько долларовых банкнот.
    - О, ништяк! Бакинские также возьмем.
    - Сколько?
    - Три цены сверху, братан, - ухмыльнулся муниципальщик. Наверняка ими топливо со своих машин слито. Сидят такие крысёныши на бюджетной работе, сами ни фига не делают, и еще собственный гешефт иметь хотят. Хотя самое паскудное, что на дармовое или ворованное всегда находятся покупатели. Сняли у тебя колеса, выдернули из автомобиля с мясом радиоприемник, отжали телефон. Это и так довольно неприятно потерпевшему, а кому-то даже более, последнее отняли. Но всегда знай, что скорей всего ворованное у тебя купили именно такие крысёныши, с гоготом хвастаясь потом дешевым подгоном. От этого расклада горче вдвойне.

    Силычу не раз приходилось иметь дело с подобными тварями, не любил он таких люто, поэтому действовал жестко. Бригадир вынул из рукава хваленую чешскую Збруевку и движением пальца снял предохранитель.
    - Эй, паря, не шути так! Ты чего волыну достал? Не по понятиям это! У нас бизнес и не тебе его ломать.
    Видимо, эти два хмыря еще не поняли, что это боевой пистолет, а не травмат. Второй крысёныш опытным движением выхватил монтажку.
    - Руки подняли, уроды!
К переговорщикам за это время тихой сапой подошел Кегля, державший барыг на прицеле АК-74. Те сразу же скисли. Вряд ли такие ушлые пацаны будут расхаживать по улицам с макетами оружия.
    - Да мы что, да мы ничего! Время такое…
    - Лепила, Гусь, канистры забрали, - живо скомандовал Силыч, а затем пнул муниципальщика под колено. Тот тут же взвыл белугой и свалился в дорожную грязь. – Слышь, говнюк, это я еще добрый. Просто ты даже одного моего патрона не стоишь.
    Испуганные барыги лежали на земле и наблюдали, как их топливо уходит от них.
    - Хоть канистры оставьте.
    - Обойдешься, - бригадир обратился к Гусю, - деньги им по договорной цене оставь. Мы в отличие от них не воры!
Размещено: 08.10.2020, 17:44
  
Всего страниц: 3