Grauk "человек Тьмы"

GrauK -> 15.09.2020, 20:16
----------------------------------------------------------------------------
Доброго времени суток. Написал рассказ на тему Мира Тьмы. Попробовал немного отойти от привычных сюжетов и героев. Категорически приветствуется конструктивная критика.
человек Тьмы.
Небольшой рассказ, частично объясняющий природу адаптантов Отстойника.
Мужчина был испуган и быстро шел по пустынной улице, стараясь обходить редких прохожих. Впереди через квартал будет железнодорожная станция, там можно сесть на электричку и вырваться из города, хотя куда ехать, он представлял плохо. Вперёд его гнал инстинкт животного, которого гонит стая хищников. Если за ним пришли в квартиру, значит они всё про него знают. Осознание этого факта обжигало стыдом, и одновременно приносило облегчение.
Ещё пару часов назад он сидел у себя, в своей уютной двухкомнатной норе. Раз за разом вспоминая события прошлой ночи, он просто был на вершине эйфории, казалось всё получилось так как нужно, никаких следов не осталось. Но всё же две милицейские машины во дворе приехали именно за ним. Можно было объяснить их присутствие совпадением, случаем, мало ли за кем приехали менты, но тогда, идя по двору к подъезду, он заглянул в окно своей кухни и увидел там движение теней. Ошибиться было невозможно, окно кухни он никогда не завешивал, получая некое смутное удовольствие от осознания того, что люди видят его в момент потребления пищи. А квартира была на первом этаже. Из неё он вышел за продуктами в ближайший магазин, и разминулся с группой захвата буквально на минуты. С каменным лицом и пакетом в руках, он прошёл мимо своего подъезда, борясь с желанием броситься бежать. Затем начал звонить его мобильный телефон, сначала незнакомые номера, потом его начальник. Телефон он выбросил в кусты, предварительно выключив его. Про пеленгацию мобильников теперь знали все.
Начинало темнеть, и становилось более холодно, обычный конец октября для средней полосы России. Хорошо, что дождя хоть нет, или снега.
Он купил билет на электричку до конечной станции и уселся на самую дальнюю лавку от фонаря. Внезапно стало очень страшно, страх ледяной рукой сжимал его сердце. Что делать дальше? Куда бежать? Что теперь с ним будет? В лучшем случае навсегда запрут в сумасшедшем доме и будут пичкать таблетками от которых растворяются мозги. Или тюрьма до конца жизни, такая же холодная и беспросветная, как эта осенняя погода. Нет, не хочется, сдаваться он не будет.
В прохладном воздухе раздался гудок приближающегося электропоезда. Люди переходящие железнодорожное полотно ускорились. К станции медленно приближалось синее тело змеи-электрички, останавливалась она мучительно медленно, словно машинист нарочно хотел подержать своих будущих пассажиров подольше на холоде. Двери с шипением раскрылись и приняли в себя людей, спешащих после работы в свои пригородные жилища. Среди этих людей был и он, только был ли он человеком в общепринятом понимании?
***
Александр Сергеевич Копалёв родился и вырос в небольшом российском городке, даже не удостоившимся быть районным центром. Вырос единственным ребёнком в семье без отца. Его мать серая невзрачная женщина, не блистала ни умом, ни красотой, поэтому так и не смогла выйти замуж, и частенько винила в этом своего такого же невзрачного Сашу. Любить любила, но как кошка, которой уже порядком надоел её выросший котенок. Про отца никогда не рассказывала, как ни просил её сын. Однажды только сказала, что звали его не Сергей, а отчество сыну она придумала из-за красивого созвучия. И потому, что так писателя какого-то звали. Школа на троечку, серое детство, хобза. Депрессивный район, мрачные и постоянно пьяные соседи. Работа электромонтёром на старом овощеперерабатывающем заводе. Женщин в его жизни не было. В восемнадцать лет у него должен был случиться первый раз, но он так нервничал что эрекция ушла, а более опытная дама, пунцовая от злости кинула в него тяжёлым словом «импотент». Это было очень сильным потрясением в жизни Александра Сергеевича, и отпустить эту ситуацию он так и не смог, каждый раз, когда намечалась близость с женщиной, перед его глазами вставала та давняя неудачная попытка, и сексуальное желание стремительно пропадало, меняясь неуверенностью и страхом. Возможно опытный психолог смог бы без труда помочь Александру и внушить ему уверенность в себе, но жизненные пути опытных психологов и зашуганных птушников редко пересекаются. Так что со своими эротическими мечтами он справлялся сам.
Так и жили он с мамой в маленькой квартире, каждый из жильцов которой старался поменьше выходить из своей комнаты, и общаться с соседом. Однажды мама не проснулась и Александр остался один. К этому времени Александру уже исполнилось двадцать восемь лет.
Единственное что доставляло уму радость в жизни была его небольшая странность или психологическая особенность. Ему очень нравилось наблюдать сцены насилия на экране телевизора. В каждом фильме он ловил именно те моменты, глядя на которые многие из людей, отворачиваются или по крайней мере испытывают психологический дискомфорт. Он же наоборот расслаблялся и одновременно получал некий моральный подъём. Тогда ему было достаточно просто смотреть и слушать жертву.
Но всё изменилось когда Александр стал случайным свидетелем смертельного ДТП. Старая женщина внезапно решила перейти дорогу из-за припаркованной машины, а водитель в тот момент отвлёкся на блымкнувший СМСкой телефон. Раздался удар, и старушка перелетела через крышу автомобиля, упав на холодный асфальт растрёпанной переломанной куклой. Именно в этот момент Александр просто физически почувствовал смерть бедной женщины. Почувствовал, как некий импульс неизведанной силы, от которого руки стали трястись, а вот сознание наполнились странной необычной энергией. Мысли стали чёткими и пронзительными. Словно на миг приоткрылись некие глобальные тайны мироздания, и какое время он оказался носителем совершенно новой и необыкновенной важной для него информации. Но через пару секунд, всё исчезло, растворилось, как забывается утром такой чёткий и ясный ночной сон. Однако он очень хорошо запомнил это ощущение чего-то большого и сильного. И ещё кровь, от которой словно исходило некое свечение. Раз за разом он останавливал взгляд на луже растекающейся под телом старушки крови. На фоне темно-красного цвета крови, остальные вещи были какими-то блеклыми и серыми. Затем пришло возбуждение, причём совсем не сексуального характера. Тогда он понял, что хочет, может и должен убивать людей.
Первое убийство он планировал долго и тщательно. Жертвой был старый больной бомж. Александр долго наблюдал за ним. Тот, попрошайничая, целый день сидел на лавке в парке, а когда темнело, уходил в свою берлогу, в полуразрушенный дом в частном секторе. Дождавшись, когда бомж медленно побрел по неосвещенной алее, Александр Сергеевич подбежал сзади и ударил его камнем по голове. Потом ещё несколько раз, по бездыханному телу. Снова пришли всё те необычные ощущения. Он несколько секунд, словно впитывал их. А когда всё закончилось быстро ушёл из парка, по пути закинув камень в парковый пруд. Его никто не видел и не искал, тем более явных следов он не оставил. А смерть бомжа милиция отнесла на несчастный случай, пьяный упал и голову разбил, часто так бывает. Возиться с убийством никому не нужной личности, смысла не было. После этого убийство он и не подумал остановиться, а наоборот нашёл новый смысл жизни.
Уже через полгода, следующей жертвой стал десятилетний мальчик. Компания детей играла в прятки на законсервированной стройке многоэтажки. А лучше всех спрятался Александр. Выпрыгнув из укрытия на ребенка, он стукнул его камнем по голове. А затем скинул тело ребенка из окна седьмого этажа на бетонную стопку бетонных плит. Остальные дети даже не сразу заметили пропажу друга. А когда нашли его, то просто в ужасе разбежались по домам. В результате тело ребёнка нашли только через двое суток после его смерти. Снова ему повезло, убийство списали на несчастный случай. Затем была алкоголичка-проститутка, которая привела его в свою вонючую квартиру-притон. Там Александр насильно влил ей метиловый спирт с пестицидами, и почти десять часов наблюдал за смертельной агонией. Каждое последующее убийство было для него как доза для наркомана, которая лишь на короткое время утоляло острый голод, но затем возвращалось и становилось ещё сильней.
Затем последовала задушенная на пустынном кладбище старушка, утопленный в луже бомж, которого Александр предварительно вырубил электрошокером. Уже было непонятно, как проходили в милицейских сводках данные трупы, но убийца уже почти перестал думать про это. Он верил в некое провидение, которое будет его защищать до тех пор, пока он убивает.
Окончательно спалился Александр Сергеевич на убийстве студентки колледжа. Того колледжа, в котором и сам когда-то учился. Правда в его бытность колледж назывался ПТУ №2, но тем не менее основной костяк преподавателей почти не изменился. Один из которых в последствии смог вспомнить и опознать по архивным фотографиям своего бывшего ученика. Это уже случилось после того, как изувеченный труп семнадцатилетней девушки был найден в канализационном колодце, и местная милиция всерьез занялась поисками убийцы. Опрашивали всех подряд, в том числе и преподавательский состав колледжа. Вот и старый математик вспомнил, что накануне убийства, дважды видел возле колледжа своего бывшего студента. Дальнейшее расследование уже было делом техники. Александра быстро вычислили, но взять в квартире не смогли. Но его арест уже стал только вопросом времени.

Электричка двигалась медленно, дважды останавливалась на перегонах пропуская другие, более важные поезда. Вот проехали основные пригороды, и вагон почти опустел, выпустив основную массу пассажиров. Александр ехал в каком-то оцепенение, тупо уставившись в темноту замусоленного окна, в котором уже кроме своего отражения почти ничего не видел. Решил ехать до конца, в соседний районный центр, а там дальше видно будет. Через час пути в вагон вошли контролер-машинист в сопровождении двух милиционеров, безбилетники часто попадались совсем отмороженные, и билетный контроль заканчивался дракой и сорванным стоп-краном. Билет у Александра был, но увидев милицию он запаниковал. Резко встал и пошёл в противоположную сторону, но и с обратной стороны уже заходил ещё один машинист. Этот был один, широкоплечий, со сплющенным носом и наглым, насмешливым взглядом. Такому поймать зайца было за удовольствие, а уж если ещё и подраться, то уж точно день не прошёл скучно и зря.
- Куда спешим, билетик к осмотру, - с ленцой, растягивая слова, проговорил контролёр, предвкушая забаву. Ведь явно пассажир рванул к выходу, заметив его коллегу впереди вагона.
Александр судорожно начал искать билет в карманах. Нашёл, протянул контролёру. Тот недоверчиво взял клочок бумаги, внимательно проверил, и разочарованно отступил в сторону пропуская пассажира к выходу.
Электричка тем временем начала замедлять ход. Выйдя в тамбур паникующий Александр услышал невнятное объявление по громкой связи очередной станции и понял, что сейчас будет остановка.
«Нужно выходить, в поезде милиция, меня ищут» - мелькнула в голове паническая мысль. Наконец поезд остановился, двери с шипением распахнулись, впустив внутрь порцию холодного воздуха с запахом железнодорожных шпал, и Александр торопливо слез на тёмный и пустынный перрон, держась за скользкий поручень. Двери тотчас же закрылись, и электричка поехала дальше, так же неотвратимо и не так же спеша.
На станции не было ни души, невысокое здание будки закрытой билетной кассы, с вывеской «Дачное» под самой крышей, переходящее в навес с двумя скамейками, дополняло пустой и грязный перрон с единственным тусклым фонарём. Вниз от платформы вела едва заметная лестница, за ней виднелись какие-то строения.
Александр осторожно спустился вниз. Разбитые бетонные плиты под ногами внезапно закончились, и начался обычный сельский просёлок. Паника его постепенно отпустила, и он стал мыслить более спокойно. «Нужно найти место где можно переночевать» - подумал он. Название станции «Дачное» говорит само за себя. Впереди где-то будут дачи, большинство из которых запечатано на зиму своими владельцами.
Через метров двести дорога раздваивалась, левый поворот вёл к шоссе, но Александр пошёл правее к темнеющим вдалеке домам. Подойдя ближе, он уперся в забор-рабицу на высоких бетонных столбах. За ним скорее всего и будут дачные домики. Он осторожно двинулся вперёд, вдоль забора, идти приходилось очень аккуратно, видимость была почти нулевой. Тем не менее дважды он вступал в глубокие лужи, и в ботинках уже хлюпала холодная вода. Радовало лишь то, что вокруг было ни души. Дачный сезон уже закончился, нарваться на дачников было маловероятно, особенно в рабочий четверг. Дорога начала уходить влево, и когда Александр начал думать о том, чтобы попробовать перелезть через забор, впереди замаячил тусклый фонарь. Он осторожно двинулся к свету. Тут и был вход в дачный кооператив. Стальные решетчатые ворота были закрыты на висячий замок, а фонарь освещал будку сторожа. Через стекло будки был и виден сам сторож, совсем седой старик лет семидесяти, увлеченно смотревший телевизор. Александр понаблюдал за ним какое-то время и решил, что всё же придётся лезть через забор. Через ворота лезть удобнее, но связываться со сторожем не хотелось. Отойдя от ворот метров на пятьдесят, он аккуратно перекинул пакет с продуктами, и полез по прогибающейся сетке. Перелезть через забор оказалось не так уж и сложно, только в самом конце всё-таки зацепился за торчащую проволоку и разорвал рукав куртки, затем долго искал на мокрой земле свой пакет.
Перепрыгнул через небольшую канаву и оказался на дороге. Вдалеке светил фонарь у сторожки, туда идти не нужно. Александр выбрал направление и стараясь идти как можно бесшумно и незаметно двинулся вглубь посёлка.
Улицы делили посёлок параллельно-перпендикулярными линиями. Осторожно ступая вперёд, Александр со страхом понял, что почти на каждой улице есть дома, в которых кто-то есть, дачников сразу выдавали одинокие светящиеся окна. Почти час Александр, трясясь от холода и страха, бродил по посёлку в поисках укромного места для ночлега, пока наконец не вышел на самую его окраину. На всей улице не было ни одного огонька. Перелез через невысокий деревянный забор и тихо подошёл к темнеющему кирпичному дому. Минут пять простоял под окном, вслушиваясь в ночные осенние звуки, но вокруг шумел только ветер, дом был явно пуст. Обошёл дом со всех сторон, нашёл подходящее окно с противоположной от дороги стороны, с помощью огонька зажигалки убедился в отсутствии решетки на окне, и начал думать, чем разбить стекло. За домом нашёл сарайчик со поленницей дров, сложенной у стены. Сарай был заперт, но сгодится и палка из дров. Выбрал палку покрепче и начал робко стучать в окно. Стекло разбилось и рассыпалось с оглушительным, как показалось Александру, звоном. Он с ужасом вслушивался в темноту, ожидая грозных окриков или появления людей, спешащих на шум. Прошло пару минут, но никто не появился. Тогда он разбил и второе, внутреннее стекло, накинул на низ рамы свою куртку, что бы не порезаться о мелкие точащие осколки и полез внутрь.
Внутри дома было также холодно, как и снаружи, на улице, но хоть не было ветра. И сразу стало немного спокойней. Он спрятался, хоть на время, хоть до утра, но здесь его никто искать не будет. По-прежнему трясясь от холода, он обошёл дачный домик. Веранда, кухня и жилая комната с печкой, всё чисто и аккуратно, старая мебель, явно перекочевавшая на дачу после ремонта в городской квартире. На вешалке в веранде висело несколько рабочих курток, одну из которых Александр сразу же надел поверх своей. Теперь нужно что-то делать с промокшими ногами. Подсвечивая себе огоньком зажигалки, нашёл растоптанные тапочки. На кирзовых сапогах, сверху лежали толстые носки. Подойдёт. Переобулся, мимолетом удивляясь полному отсутствию брезгливости. Ещё несколько часов назад он и представить себе не мог, что придётся вот так прятаться в чужом доме, радуясь сухой чужой потрепанной одежде. Вообще, до сегодняшнего дня, Александр свято чтил право собственности, воров и грабителей люто ненавидел. И взять чужое для него была абсолютно неприемлемо. Но оказалось, что все эти понятия очень относительны, когда речь заходит от реальной опасности для собственной жизни.
Холод всё равно не отпускал, тогда Александр прямо в куртках залез в кровать и укрылся с головой толстым холодным одеялом. Постепенно он согревался, на сознание опустилась некое оцепенение, не хотелось ни о чём думать и ничего делать. И в то же время заснуть не получалось. Так он пролежал около часа. Затем оцепенение покинуло его, и он решил как следует осмотреть дом.
Подсвечивая себе зажигалкой, на полке нашёл подсвечник с наполовину сгоревшей свечой, дальше, при свете свечи осмотр дома стал проще. Завесил покрывалами оба окна выходящие на улицу, заткнул подушками разбитое окно. За печкой находилась небольшая дровница, с небольшим запасом дров, для того чтобы, приехав вечером в холодный дом, не нужно было лишний раз выходить на улицу в поисках сухого топлива для растопки. На кухне нашёл пластиковую канистру с водой. Есть ещё не хотелось, а вот воды напился с удовольствием. Кстати еды то и на кухне вообще не было, в шкафчике только соль, сахар и бутылка подсолнечного масла. Придется пока обходится своими продуктами из магазина, зря он что ли их всё это время с собой тащил. В магазин он ходил за хлебом, пельменями, майонезом и сигаретами. Такой вот классический холостятский ужин.
После некоторых сомнений всё же решился растопить печь. Для случайных прохожих было уже слишком поздно, а дым в такую погоду будет незаметен. Вначале не мог понять почему огнь всё время гаснет и дым идет в комнату, затем сообразил, что дымоход закрыт заслонкой. Возле горящего огня сидеть было тепло и приятно. Сразу захотелось спать. Но Александр посидел ещё немного у печки, слушая гудящее пламя и отчаянно зевая. Затем снова улёгся в кровать и мгновенно заснул.
***
Проснулся поздно, не сразу поняв где он. Когда всё вспомнил на него накатил такой приступ страха и паники что его чуть не стошнило. Но потом успокоился и решил, что он в безопасном месте и пока будет прятаться здесь, а дальше что-нибудь придумает. Пока его мысли затмил голод. Достал пакет с продуктами, навернуть бы горячих пельменей, но печь растапливать сейчас не стоит, поэтому ограничился хлебом с майонезом. Воды после завтрака осталось около литра. И с этим нужно что-то делать.
С сытым желудком настроение слегка улучшилось, и Александр продолжил исследовать дачный домик. Нашёл электросчётчик и включил пробки. Пока электричество не нужно, но пусть будет. Осмотрел большой старый шкаф, но там кроме самой различной одежды ничего интересного не было. Но одежда была хоть и б/у, но довольно чистая и аккуратная, возможно, и выберет себе что-нибудь подходящее, когда пойдёт дальше. Старый ламповый телевизор стоял на тумбе, внутри лежали газеты, подшивки журналов и разные книги. В комоде, стоящем между кроватями, нашел пылесос, соковыжималку, несколько кипятильников, различного размера, сумку со слесарным инструментом. Потом вернулся на крохотную кухоньку. В шкафу нашёл электроплитку, обрадовался, на обед можно будет приготовить пельмени, не есть же их сырыми в конце концов. Подобрал веник, и смел все осколки разбитого стекла в угол, когда придётся вылезать через окно, осколки не будут звенеть под ногами. После того, как убрал последние осколки, с удивлением обнаружил крышку люка, наполовину закрытую выцветшим ковром. Люк не был заперт, и Александр потянул крышку на себя. Вниз, в темноту, вела крутая стальная лестница. Хотел идти за свечой, но сразу возле лестницы, заметил свисающий провод с выключателем на конце. Щёлкнул им, и подвал озарился тёплым электрическим светом
Подвал был не на всю площадь дома, только под кухней. Вдоль стен стояло два стеллажа с овощными закатками и фруктовыми компотами, и несколько ящиков с картошкой. Этим находкам обрадовался больше всего. Значит здесь можно будет остаться подольше, проблема голода решена. На кухню Александр поднялся, прихватив с подвала банку солёных огурцов и яблочного сока.
Затем рискнул вылезти наружу и обследовал садовый участок. Интерес представлял только, запертый сарайчик, но решил не шуметь, взламывая дверь. Что там может быть ценного? Садовый инструмент, ящик гвоздей. Натаскал с поленницы дров в дом, посетил будку дачного туалета и вернулся в дом, опять пришлось лезть в окно, но это уже было даже как-то привычно.
До обеда провалялся в кровати, листая старые журналы. Затем проверил состояние электроплитки, и на остатках воды сварил себе половину пачки пельменей. С солеными огурцами зашли неплохо, но вот жажду сладкий компот удалял плохо. Воды больше не было. Но низкие темные тучи за окном, предсказывали скорый дождь. Александр снова вылез наружу и поставил на землю найденный в доме эмалированный таз. Если ночью будет дождь – будет вода.
В самом посёлке по-прежнему было тихо и безлюдно, один раз он слышал звук автомобильного двигателя, но похоже машина проехала в противоположном конце посёлка. Потом ещё долго прислушивался, но ничего подозрительного больше услышал. Рискнул включить телевизор, но настроить антенну не смог, помучавшись с непонятными настройками с полчаса, раздраженно плюнул и выключил телевизор. Попытался думать куда идти дальше, но конструктивные мысли в голову не шли, решил пока просто ждать темноты, чтобы растопить печку. Вчера ему очень понравилось смотреть на огонь.
Незаметно начало темнеть. Короткий осенний день подходил к концу. Снова услышал звук проезжающих автомобилей. Похоже несколько дачников, несмотря на погоду, всё же приехали на выходные в свои домики. Каждый раз Александр со страхом вглядывался через щелку между занавесками на пустынную улицу. Но пока везло, дорога оставалась пустой, и в эту часть посёлка никто не ехал.
Растопил печь, посидел возле огня, слушая треск горящих поленьев. На ужин пожарил пельмени на найденном подсолнечном масле, доел банку огурцов и завалился спать.
На этот раз уснул быстро, но всю ночь его мучали кошмары, просыпался несколько раз в холодном поту с чувством дикого ужаса, хотя не мог вспомнить ни фрагмента из своих сновидений. Полноценно уснуть смог только под утро, и поэтому проснулся поздно. Помочился прямо в окно, и опять улегся в кровать. Лежал, разглядывая потолок, и размышляя чем бы заняться сегодня.
Внезапно он услышал шум приближающегося автомобиля. Александр быстро вскочил, обулся и подбежал к окну. Шум всё приближался, автомобиль явно ехал по этой улице. В щели между занавесками мелькнул старый желтый Фольксваген Гольф. Автомобиль остановился прямо возле «его» дома. Александр с ужасом увидел, как из гольфа вышел не высокий, но крепко сбитый мужчина лет пятидесяти, и привычными хозяйскими движениями, начал открывать въездные ворота.
Александр в панике заметался по дому, ища место куда спрятаться. Схватил куртку и метнулся на кухню к разбитому окну, но автомобиль уже въезжал в распахнутые ворота, и он понял, что вылезти наружу не успеет. «Подвал!» - мелькнула в голове спасительная мысль. Александр схватил со стола кухонный нож, распахнул люк и метнулся в темноту. С трудом балансируя на стальных ступенях, захлопнул за собой крышку люка, стараясь при этом не издать не звука. А в голове безумным табуном лошадей неслась паника.
Сжимая в руке нож, в абсолютной темноте, он начал спускаться вниз. Шаг, другой, третий и на четвертом нога предательски соскользнула, и Александр полетел вниз. В этот момент из глубины подвала словно дохнуло ледяным холодом. И летел вроде секунду, но эта секунда почему-то была длинней остальных. Удар о землю вспыхнул в голове серебряной вспышкой и на какое-то время лишил его сознания.
Когда пришёл в себя, с удивлением понял, что от паники не осталось и следа, а мысли стали необычайно точными и расчетливыми. Первым делом нащупал на земле лежавший нож, и с мрачной решимостью приготовился встречать хозяина дома, глупо думать, что тот не захочет проверить подвал. Но шла минута за минутой, и ничего не происходило. Тем более он не слышал шагов в доме. Только какой-то странный скрип, сопровождающийся глухим ударом, периодический слышался сверху.
По дешевым электронным наручным часам уже выходило, что Александр находился в подвале сорок минут. Может хозяин, вызвал милицию и ждёт его сверху, прекрасно понимая, что выход из подвала только один? Тогда нужно пробовать прорываться на свободу. Может на люк уже заблокирован сверху тяжелым предметом?
Александр аккуратно поднялся по лестнице, левой рукой нащупал крышку люка, правой покрепче сжал нож, начал плавно давить на доски. Сначала ничего не происходило, упёрся сильнее и крышка люка с оглушительным грохотом упала на доски пола. Сверху никого не было. Александр быстро, как только мог, выбрался наружу, и обомлел от удивления.
Дом был не тот, в котором он прятался два последних дня. Комнаты выглядели полностью запущенными и давно не жилыми. Внутренних дверей не было. Все окна были разбиты, в некоторых рамах торчали осколки стекол. В полной прострации он прошёлся по всему дому. Тут никто не жил уже много лет. И вся мебель и вещи были какими-то не такими, слишком старыми, винтажными что ли. Но основной вопрос в другом, как он сюда попал? Может пока был без сознания кто-то, скорей всего хозяин дачи, его сюда перетащил? Снова раздался скрип и удар. Наконец стало понятно, что это за звук, ветер двигал перекошенную ставню окна, и та стукалась о стену дома. Снова заглянул в подвал, первое, что бросилось в глаза это был провод с висящим выключателем. Его проводка была ослепительно белой, по сравнению с темными проводами на стенах дома. Пощёлкал выключателем, электричества ожидаемо не было.
Дверь наружу была перекошена, но вопреки ожиданиям, отворилась легко. Александр вышел наружу и все вопросы, которые мучали его в доме сразу отошли на второй план.
Метрах в пятистах впереди возвышалась стена Тьмы. Словно тёмная, пульсирующая ночь посреди пасмурного дня. Александр замер, забыв даже дышать. Черное пространство манило и одновременно пугало его, ошеломляя своим величием и силой. И эта сила, эта энергия, была какой-то до боли знакомой, хотя такое он точно видел впервые. Через несколько минут он понял, что должен подойти ближе, Тьма звала его перезвоном голосов в его сознании. Он ощущал себя стальным гвоздём, лежащим возле сильного магнита. Первый шаг словно запустил некий процесс. Ещё шаг, второй, третий. Ноги сами понесли его к чёрной объёмной субстанции, без страха и сомнений. Словно некий древний инстинкт пробудился в нём, и подчиняться ему было легко и абсолютно правильно.
Очнулся Александр, когда до чёрной стены было метров десять. Его словно что-то остановило, дальше идти было нельзя, словно магнит изменил полярность. Из черной стены вылетел сгусток некой черной материи и словно атакующий ястреб, камнем упал на остолбеневшего Александра. Но в самый последний момент, у его лица, он резко изменил траекторию движения и снова взмыл вверх, так и не коснувшись Александра. И пока взгляд Александра был прикован к этому чёрному, набирающему высоту призраку, из Тьмы словно выстрелила антрацитовая спиральная молния, и словно удав свою жертву, обвила его.
Время замерло. Его сознание услужливо нарисовало, огромную ледяную сосульку, свисающую с гигантского карниза чёрного, устремленного в небеса храма. Затем на её конце стала образовываться капля. Капля увеличивалась в размерах и вот она постепенно отрывается от льда и начинает падать, всё время ускоряясь. Удар капли о землю, воспринимается как падение многотонного наполненного водой стеклянного шара с космической высоты. И в этот же момент, в тело и в разум Александра лавинообразно приходит Тьма.
Тело пронзают вспышки боли, которые приносят облегчение, а разум наполняется новыми знаниями, словно пустой сосуд под водопадом. И изо всех сил нужно удержать этот сосуд в руках, не дав погрузится слабому человеческому мозгу в пучину безумия.
Окончательно он пришёл в себя, осознав, что лежит в позе эмбриона внутри Тьмы. И сейчас ему очень хорошо, он понял наконец-то свою сущность, кто он и зачем был рождён.
Есть множество миров. Сотни рождаются и умирают в самый короткий промежуток времени, не доступный для восприятия человека, и само Время не просто величина, характеризующая скорость физических процессов. И сейчас он не в том Мире и Времени, где был рождён. Есть Тьма и есть Свет, как электрон и позитрон, как пламя и лёд, как холод и жар, как добро и зло, как жизнь и смерть. И нет других подобных в своей противоположности антиподов, и нет других таких близких в своей сущности материй. Есть миры, которые полностью принадлежат Тьме, равно как и миры, полностью принадлежащие Свету, а есть миры, за которые между Светом и Тьмой идёт борьба. И каждая сущность перекраивает структуру спорного мира под свои физические законы.
Этот мир - мир Тьмы, но ещё не полностью. Он будет окончательно принадлежать Тьме через несколько веков. Она будет расти и занимать новые пространства, и когда равновесие необратимо сдвинется к тёмной чаше, Тьма заполнит этот мир. Но это не произойдёт само по себе. У Тьмы есть свои инструменты, свои слуги.
Он, Александр Сергеевич Копалёв, является частью системы Тьмы в этом мире. И цель его существования – приблизить поглощение сего мира Тьмой. Только это имеет значение, в этом смысл каждой секунды его жизни. Он проводник Тьмы, её сеятель, её до конца преданный защитник. И он физически уже не сможет предать её интересы, потому что Тьма уже в нём, и он её часть.
Тьма же в ответ дала остроту его разуму, освободила его от любых болезней, он почти не чувствует холода, может блокировать любую боль, его глаза видят сквозь Тьму. Он чувствует в себе великую силу, которой ещё нужно научиться пользоваться. И главное – время утратило над ним свою власть, его тело никогда не состариться. А когда выполнит свою миссию, то просто станет одним общим и неделимым целым миром Тьмы.
А теперь нужно вставать и идти. Сейчас он просто чувствовал ауру подобных себе людей, и они также чувствовали его. Знал, что нужно двигаться к ним. Теперь это его большая и сильная семья. Вместе они будут ещё сильнее. И он побрёл прямо через Тьму, безошибочно выбирая направление.
***
Через два часа он вышел к окраине деревни, на старой полустёртой табличке ещё можно было прочитать название «Заборье». В полуразрушенном сарае прятался и наблюдал за ним человек. Александр сразу почувствовал его присутствие, так отчётливо, словно видел его сквозь стену. Это был свой, «тёмный» как начал он про себя называть подобных людей. Направился прямо к нему, но не успел дойти до сарая, как тот сам вышел ему навстречу.
Это был высокий худощавый старик, с длинными седыми волосами. В руках у него была длинная винтовка. Вначале Александра мимолетом удивился его внешнему виду, особенно поразили зрачки глаз с вертикальным разрезом и чёрные зубы. Но тут же он понял, что и сам выглядит точно также. Он изменился, Тьма апгрейдила его под этот мир.
Несколько секунд они смотрели друг на друга. Причём старик был явно впечатлён. Благодаря своим новым способностям Александр видел ауру старика, и по ней мог оценить его условную силу Тьмы. Ауру он видел, как объёмное серебристое свечение вокруг головы, тонкие конические лучи ореола светили колючим светом. И тут же сравнил его с собственным свечением. Он был на порядок сильнее. Эта духовная сила Тьмы, и ей ему ещё предстояло научиться пользоваться.
- Приветствую тебя, незнакомец. Добро пожаловать в этот мир. С тобой мы будем сильней. Я рад этому.
Говорил он тихо, ровным голосом, без эмоций. Затем, после короткой паузы добавил:
- Иди по этой улице, дальше, сразу за перекрёстком справа, увидишь избу с двумя печными трубами. Тебе нужно к Михаилу, он здесь старший, ты его почувствуешь. В деревне все наши, не о чем больше не беспокойся. Я бы сам проводил тебя, но должен следить за дорогой.
- Спасибо, - ответил Александр. После соприкосновения с Тьмой его голос также изменился, стал сухим и безжизненным. «Эмоции нам не нужны, они остались в прошлом, они только мешали» - промелькнула в голове неспешная мысль.
Александр пошёл в указанном направлении, а из домов ему навстречу выходили жители деревни. Они так же чувствовали приближение новичка и хотели его увидеть. Кто-то кивал головой, кто-то здоровался. Все были похожи, как некие родственники из одного семейного клана. Белесые волосы, темные лица, похожие взгляды. Многие были вооружены винтовками. И всех их Александр видел своим новым зрением как «тёмных», близких ему людей. Единомышленников, друзей которых у него никогда не было. Все они объединены общей великой целью, их взаимное существование в этом месте гармонично и самодостаточно, они никогда не будут ссориться между собой из-за мелочей, каждый знает свою функцию в этом обществе и с удовлетворением её выполняет. Такой вот людской улей или муравейник. Каждый из них готов умереть за Тьму, или за более ценного товарища. Возле нескольких домов он видел антрацитово-чёрных лошадей. За домами начиналось пастбище, на котором паслись два десятка чёрных коров.
Александр без труда нашёл нужный ему дом, хозяин ждал его во дворе. Высокий, плотный, одетый в армейские штаны, серый шерстяной свитер и чёрный брезентовый плащ. Увидев Александра, он удовлетворённо кивнул и протянул ему руку:
- Меня зовут Михаил, можно Михал. Рад видеть такого сильного проводника. Ты займёшь достойное место в нашей общине. Как твоё имя?
- Меня зовут Александр.
Рука Михаила была крепкой и горячей. А его аура, взгляд и внешний вид, говорили о том, что перед Александром был лидер общины.
- Проходи в дом Александр, пока ты поживёшь у меня. Несколько дней. Я расскажу тебе об этом мире и твоей роли в нём. Ты должен как можно скорее научиться пользоваться своей Силой.
Александр беспрекословно последовал за ним в дом. Учиться, так учиться. В его сумрачной душе наконец-то наступил покой. Он был среди своих, и скоро начнёт приносить пользу Тьме. Михаилу он решил довериться во всём сразу и полностью, Тьма не может лгать.
Дом был старым, но зато довольно большим и относительно ухоженным. И обжитым, в отличии от того в котором изначально оказался Александр. В комнате с большой русской печью за столом сидела маленькая женщина средних лет, перед ней лежала стопка желтых газет. Судя по карандашу в её руке, она не просто читала, а работала с газетами. На секунду она оторвалась от чтения, и произнесла тихим и тем же без эмоциональным голосом:
- Тьма прислала нам Сильного. Хвала ей.
И дальше продолжила читать.
- Я впечатлён. – раздался позади голос Михаила. Александру даже послышались в нём нотки удивления.
- Это наш поисково-аналитический отдел, состоит из одного работника. Все зовут её Чтица, своё настоящее имя она никому не говорила. Она почти вообще ничего не говорит, в основном пишет записки, её голос я слышу третий или четвёртый раз. Всегда сказанное ей попадает полностью соответствует истине. Она ищет нам разное добро, изучая местные архивы. Ещё это моя женщина. Мне привычней жить с женщиной, и она не против.
- Чтица, когда закончишь, приготовь нашему гостю постель. Идём Александр, покажу где ты будешь спать.
В доме, не считая кухни, было три комнаты. Мужчины прошли в большую, напоминающую мастерскую. На столе стоял полуразобранный пулемёт, на полу непонятная металлическая трёхногая конструкция.
- Это МГ-42, немецкий пулемёт. Хочу сделать для него зенитный станок. Прицел почти готов. Садись сюда, на этот стул, я буду работать и говорить. Люблю, когда руки заняты полезным делом. Кстати, ты голоден?
- Нет, пока, - ответил Александр, прислушавшись к внутренним ощущениям.
- У нас тут с продуктами не очень хорошо, но не голодаем. В этой деревни мы уже почти год, даже урожай собрать успели. Так что теперь овощами и мукой на зиму обеспечены. Буренки очень нам кстати, мясо и молоко. Только вот с солью плохо. Мало её здесь.
- Со мной сюда подвал переместился, в нём банки с соленьями и компотами. Можно всё забрать.
- Отлично, значит на пару ужинов разнообразим меню.
- Это подвал на той стороне Тьмы, я пришёл по дороге со стороны…
- Подожди Александр, попробуй мне это сообщить мысленно. Ты можешь передавать информацию картинкой. Мы называем это «СМСками». Представь себе это место, выдели мысленно важные моменты и отправь мне послание. Попробуй.
Александр вновь прислушался к себе. Вспомнил дом, из которого вышел в этот мир, дорогу. И снова удивился тому на сколько точно он помнит всю картинку, это конкретное воспоминания были какими-то объёмным и очень красочным, словно он рассматривал картинку с увеличительным стеклом в руках. И эту картинку он сформировал отдельной мыслью, выделил яркими точками путь к дому и словно бросил в сознание Михаила.
Тот сразу кивнул головой.
- Отлично, схватываешь на лету.
Александр тотчас же почувствовал, как Михаил отправил его картинку дальше, некому Мазаю с просьбой-приказом запрячь в телегу коня и перевезти всё продовольствие из подвала в Заборье.
- Видишь, очень функционально. Но к сожалению, не все наши люди настолько сильны Тьмой, чтобы отправлять такие послания, и принимать могут не всегда. Но ты обязательно будешь чувствовать, дошла ли твоя СМСка до адресата. Также ты можешь подключаться к сознанию наших людей, видеть их глазами и читать их мысли. Но это уже сложней. И ты должен хорошо знать того, к кому «подключаешься», и он должен суметь в этот момент тебе «открыться». Этому будешь учиться позже. Вот такая практическая телепатия. Интуицию свою слушай. Но здесь уже сложнее, не всегда она помогает.
А что касается твоего физического тела, то оно тоже изменилось. Теперь ты гораздо лучше видишь в темноте, температура тела около тридцати двух градусов. Холод почти не ощущается, только зимой в сильный мороз. Воздух, вода и еда по-прежнему нужны. Все эмоции притупились, совсем не исчезли, нет. Мы действуем, опираясь на здравый смысл и логику поступков, всегда выбираем оптимальный вариант для Тьмы.
Теперь, о главном. Ты, по своей природе, Проводник Тьмы. Эта особенность есть в каждом из нас, но у кого-то больше, у кого-то меньше. У тебя она самая сильная из всех нас. Ты уже понял, как способствовать проникновению Тьмы в этот мир?
- Да, знания пришли ко мне во Тьме, смерть жертвы открывает проходы в мирах.
- Всё верно. Но есть ещё много моментов, деталей, информацию о которых мы получили опытным путём. Всё это ты тоже должен узнать.
Михаил замолчал, сосредоточенно устанавливая кронштейн на верхнюю часть пулемётного станка.
- Вроде готово. Осталось проверить в деле. Кем ты был в прошлом мире?
- Электромонтёром. А ещё пытался провести Тьму в тот мир. Теперь я понимаю зачем всё это делал.
- Каждый из нас вероятно пытался способствовать проникновению Тьмы. Все делали это по-разному. Я был ментом, опером в уголовном розыске. Мои навыки тут востребованы. А вот электричества у нас к сожалению, нет. Города частично электрифицированы, но там нам не особо рады. Вообще почему-то техников среди нас мало. Я вроде как исключение, в оружии неплохо разбираюсь, могу в машине поковыряться, но опять же бензина для машин нет. Всё в городах. Возможно наступит момент, когда Тьма вытеснит людей-жертв из их городов-крепостей и мы займём их места.
- Люди-жертвы?
- Да, все люди, кроме нас, нужны Тьме только в этом статусе. Мы так их и называем.
- Для защиты от их нам нужны пулемёты?
- Да, именно от них. Больше врагов в этом мире у нас нет. Их сущность противоположна нашей. И к ним живыми в руки лучше не попадать. Этот мир замер в тысяча девятьсот сорок восьмом году, военное время, и оружия тут много. Есть и бронетехника, и пушки. Но, как я тебе говорил, у нас мало технических специалистов для того чтобы разобраться в чём-то более сложном чем пулемёт или немецкая пушка PAK 35/36. У людей-жертв есть даже самолёты, их используют для того чтобы находить нас, а после этого на бронетранспортёрах приезжают солдаты и всех убивают. Даже Звери Тьмы нас тогда не могут защитить. Огневая мощь – сильный козырь людей против Тьмы. И мы также учимся его использовать. Стрелковую подготовку веду я, и каждый из нас должен уметь защитить себя. Чтица нашла немецкий склад трофейных самозарядок СВТ с запасом патронов, и теперь это у нас основное оружие. Стараемся унифицироваться, хотя многие предпочитают что-нибудь полегче, попроще или поскорострельней. Кстати, завтра у нас планируется очередная тренировка по стрельбе. Ты тоже участвуешь.
- Я только за, теперь это мой мир, и я готов его защищать.
- Ты в первую очередь проводник, принося жертву ты можешь «прорубить» очень большой проход для Тьмы. Всегда помню про свою основную способность, и также рационально используй качества других наших людей. Каждый из нас видит ауру Тьмы друг друга, и решению сильного подчиняться все. Ты сильный, и возможно со временем руководство общиной перейдёт к тебе. Я передам тебе бразды правления без колебаний, если это послужит нашему общему делу, ты ведь уже понимаешь, что все такие мелочи, как зависть, жажда власти, сибаритство, для нас остались в прошлом.
- Этим мы сильнее людей-жертв.
- Точно, причём всегда помни что людские слабости людей-жертв можно использовать против них. Пойдём ужинать, Чтица уже накрыла стол.
Ужин был простым, но вкусным. На столе стоял чугунок с тушенным мясом, в тарелках лежала вареная картошка с морковно-капустным салатом.
- Предложил бы тебе выпить за встречу, но алкоголь на нас теперь не действует как раньше, только телом управлять сложнее, а сознание остаётся прежним, - чуть усмехнулся Михаил.
Поели довольно быстро. После ужина Михал попросил Александра помочь вынести пулеметный станок во двор, где его погрузили на гужевую телегу.
- Кони у нас тоже есть, – указав на небольшую конюшню во дворе среди хоз. построек, сказал Михал. – там мой Черныш живет.
- Альтернатива автомобилям.
- Как-то из Тьмы табун небольшой выбежал, хорошо у нас один парень оказался из деревенских, знает к ним подход и нас обучил. И звери Тьмы их не трогают. Я думаю, что они Тьмой специально для нас созданы. Хотя саму Тьму в них не чувствую. Только они, как и люди, не могут размножаться, кобылы просто не беременеют. Но иногда из Тьмы выходят молодые жеребцы и кобылки, пополняют естественную убыль.
Тем временем на улице стало совсем темно. Михал объявил отбой, пояснив при этом, что огня для освещения лишний раз стараются не разводить, соблюдают светомаскировку.
Вернулись в дом и разошлись спать по комнатам
Лёжа в кровати и слушая ритмичный скрип в соседней комнате, Александр понял, что и секс не чужд для людей Тьмы. Почему-то эта мысль принесла ему особую смутную радость. И мысли о близости с женщиной уже не так сильно пугали его. Затем он вспомнил всё то, что узнал за сегодня о Тьме, и подумал, что этот день стоил всей его жизни, или скорее вся его предыдущая жизнь была подготовкой для этого дня.
Следующий день, пролетел в одно мгновение. С утра Александр учился запрягать коня в телегу, затем почти все жители деревни двинулись походно-гужевой колонной к месту, где Михал организовал стрельбище. Причём тренировались действительно всё включая женщин и даже старух. В деревне осталось только несколько дежурных часовых. Александр с удовольствием расстрелял пять полных магазинов к СВТ, вспоминая забытые с армии ощущения отдачи тяжелого приклада. Михал творчески и максимально эффективно старался проводить обучения. Стреляли беглым огнём на время, на точность, с разных положений, по различным мишеням. Там же опробовали доработанный зенитный станок к немецкому пулемёту МГ-42. Результаты у всех были разные, но по крайней мере все точно знали, как безопасно обращаться с оружием и стреляли в сторону мишеней. Десятка два человек, во главе с Михалом выделялись на порядок по уровню огневой подготовки. Как потом объяснил Михал Александру, они составляли костяк обороны общины, и выполняли различные боевые задачи. Для них занятия продолжились и после окончания общей тренировки. Там уже были элементы боевого слаживания, тактики в обороне и наступлении, стрельба из пистолетов, метание гранат. К обеду Александр с основной массой жителей вернулся в деревню.
Почистил винтовку, пообедал. Затем в дом пришёл первым встретивший его в деревне дед, которого как оказалось звали Гришей, и предложил ему подробную экскурсию по Заборью. Показал все жилые дома, пустые убранные поля, схроны, места, где в засидках сидели часовые, незаметно наблюдая за подступами к деревне. После, ближе к вечеру, успел поучаствовать в ремонте колодца. К ужину вернулся Михал, уставший, но довольный.
- Отличный день, давно столько не тренировались, и результаты у всех лучше стали. Гриша тебе всё показал?
- Да, всё. Хорошо вы тут обустроились, всё к месту.
- Это точно, но если нас тут найдут, скорее всего, придётся уходить, житья нам не дадут.
- Люди-жертвы ведь не могут приближаться к Тьме. Или всё же могут?
- Кто как, на самом деле. Долго не смогут здесь находиться, это точно. В общем нужно быть готовыми ко всему, поэтому и тренируемся. А теперь давайте ужинать, сил ушло много сегодня.
После ужина Михал принялся изучать карты и газетные вырезки которые поочерёдно приносила ему Чтица. Как понял Александр, задачей Михала был поиск запасов зерна, которые могли находиться в одном из колхозных зерносушилок углегорского района. Советские хвалебные статьи хлеборобам-колхозникам давали по крупицам информацию о возможных местах хранения, готового к приготовлению муки, зерна. Причём места должны быть расположенными у самой Тьмы, т.к. остальные, доступные для людей-жертвы склады уже давно были опустошены.




GrauK -> 15.09.2020, 20:30
----------------------------------------------------------------------------
***
***
Так день за днём Александр втянулся в жизнь общины. Прошло три недели с тех пор как он «провалился», в этот мир. Его страсть к убийствам в настоящее время затихла из-за отсутствия вероятных жертв, окружающих его людей он уже так воспринимать не мог, она как бы стала более контролируемой, но на самом деле никуда не исчезла. Монотонность уклада сельской жизни компенсировала осознание причастности каждого жителя к Тьме. Жить он продолжал в доме с Михалом и Чтицей, хотя уже присмотрел себе пустующую избу. Михал попросил пока не переселяться для удобства обучения. Каждую свободную минуту он рассказывал Александру о Тьме, о близлежащих населённых пунктах людей-жертв, о повадках зверей Тьмы, учил читать карты, анализировать информацию. Одним словом, обучал его на роль лидера тёмных людей.
Однажды Михал предупредил что его, и ещё нескольких человек не будет в деревне несколько дней. Куда и зачем уходят не сказал, а Александр и не спрашивал, за это время он уже чётко усвоил что всё происходящее в общине всегда имеет чёткую цель и даже если не всё сразу понятно. Часто нет смысла что-то объяснять, если через несколько дней если результат работы скажет сам за себя, а мотивацией к работе у жителей проблем не было.
Пока не было Михала, общиной негласно руководило несколько человек, и к собственному удивлению Александра, к нему также стали обращаться за различными советами, таким образом признавая его высокую ступень в иерархии Тьмы. За время проведенное в этом мире Александр уверенно научился предавать телепатические послания на дальние расстояния, очень хорошо научился чувствовать зверей Тьмы, когда они появлялись в окрестностях деревни, и даже пытался ими управлять, передавая мысленные послания. Людей общины, у которых это получалось особенно хорошо, в шутку называли «кинологами».
Вернулся Михал через три дня, с ним уходили ещё пятеро человек, все были из максимально подготовленных бойцов. Причём Александр смог почувствовать их приближение на расстоянии восьми километров от деревни (не поленился проверить по карте), мысленно поприветствовал Михала, сообщив что у них всё в норме, тот попросил его встретить. С собой в деревню они привели двух пленных людей-жертв, причём одного из них принесли на носилках, тот явно был ранен и сам идти не мог. У обоих руки были связаны, на головы были одеты чёрные мешки. Пленных заперли в специально приспособленном для этого сарая, выставив для охраны часового. После этого Михал отпустил своих бойцов отдыхать, приказав завтра к утру явиться к импровизированной тюрьме. Затем повернулся к Александру:
- Пошли в дом, тебе всё объясню. Устал как собака, но жертву добыли, даже двух. Надеюсь, второго не зря тащили, должен дотянуть до нашего мероприятия.
Александр молча последовал за ним.
Оказавшись в доме Михал первым делом напился воды. Затем переоделся и уселся обедать, одновременно начав инструктировать Александра:
- Завтра ты должен будешь показать свои способности Проводника. Тех, кого ты увидел – это жертвы для прохода Тьмы. Я попросил тебя выйти к нам для того что бы ты их увидел и почувствовал, теперь между вами существует некая связь. Несколько часов эта связь будет расти и достигнет определённого предела. В этом случае эффект от жертвы для прохода Тьмы будет более сильным. Ты чувствуешь связь?
Александр закрыл глаза и прислушался к себе. Как только он увидел обычных людей, жажда убийства снова всколыхнулась в его тёмном сознании. А сейчас, когда он узнал, что завтра предстоит, он начал ощущать ауру этих людей как-то по-особенному.
- Да, похоже есть связь. Как всё пройдёт?
- Первый вопрос не «как», а «где». Наша цель покрыть как можно большую часть поверхности планеты Тьмой, по возможности поближе к людям-жертвам. Вот смотри.
Михал подошёл к карте области висевшей на стене. Карта была большой с крупным масштабом, синим карандашом были заштрихованы известные территории Тьмы.
- Смотри сюда, между вот этими зонами Тьмы около двадцати километров, мы хотим их соединить, затем вот здесь и здесь. Понимаешь, что получается? Замкнув кольцом всю эту территорию, мы автоматически переведём всю площадь этого кольца во Тьму.
- Замкнутое кольцо автоматически превратит всю площадь в территорию Тьмы? Это точно?
- Прошлый раз получилось, только площадь замкнутой поверхности была значительно меньше. Нужно пробовать. В любом случае получим ещё одну точку распространения Тьмы.
- Значит завтра?
- Да, второй пленный может дольше не протянуть.
- Где вы их взяли?
- Засаду устроили на дороге. Эти одной машиной рискнули ехать, им не повезло. Но и мы немного облажались – прострелили радиатор и ресивер пневмозапуска двигателя. А так могли на грузовике приехать, под завязку заправлен был.
- А в грузовике что было?
- Пустой, порожняком ехали. Из трофеев две «мосинки» и наган. Кстати, наган тебе будет, держи. На следующей тренировке и с ним поупражняешься.
Александр с удовольствие забрал револьвер. Покрутил в руках и спрятал в кармане куртки.
- Потом кобуру тебе ещё подгоню. Короче завтра с самого утра выдвигаемся на вот эту точку, где-то пятнадцать километров отсюда. Идут я, ты, те бойцы, которые со мной были, и Санёк и Матвеем. Они тебя подстрахуют, возможно помогут.
Санёк и Матвей тоже были проводниками. Со слов Михала не плохими, но не такими сильными как Александр.
- Как … всё произойдёт? - почему-то, Александру не хотелось говорить «убивать».
- Мы их сожжём, процесс должен идти максимально долго. И кровопускание при этом нежелательно.
- Мне как-то нужно подготовиться?
- На месте ты сам всё должен будешь почувствовать. Инвентарь для жертв возьмёт Матвей.
- Инвентарь?
- Кляпы, проволоку, ломы и другие мелочи. Вся процедура у нас уже отработана.
Вторую половину дня Александр провёл в крайне возбуждённом состоянии, появился страх что у него что-то не получится, в то же время предстоящее убийство занимало всё его внимание. Но ментальную связь с будущими жертвами он всё же почувствовал. Их страх, боль и слабость возбуждали его и давали некую силу. Заснуть получилось с большим трудом.
На место жертвоприношения отправились затемно. Ехали верхом и с одной подводой запряжённой парой чёрных лошадей. На телеге лежали крепко связанные пленники с кляпами во рту и дрова для жертвенного костра. Путь до цели занял чуть менее 2-х часов. Раненый периодически терял сознание от тряски, а второй пленник постоянно плакал и пытался просить о пощаде, но через кляп доносилось только жалостливое мычание. Александр только теперь на самом деле понял, о какой связи между проводником и жертвами говорил Михал. Теперь он отчётливо чувствовал каждую эмоцию пленников. Причём раненый, кроме боли и страха ещё излучал сильную ненависть к людям Тьмы. Второй пленник просто находился в диком ужасе понимая, что ждёт его через несколько минут. И готов был на всё что бы сохранить свою жизнь, но только вот живым он здесь был никому не нужен.
Выбранное место жертвоприношения находилось на опушке небольшой березовой рощи. Трое из сопровождающих бойцов разъехались в разные стороны в дозоры, Михал сноровисто разложил костёр, остальные быстро раздели пленников, примотали их вдоль всего тела проволокой к длинным стальным прутам. Александр только смотрел и удивлялся как быстро и ловко всё у них получается, определённо все действия были не единожды отработаны на практике.
Не обращая внимания на приглушенный кляпами вой, к ногам пленников закрепили проволочную петлю, и за неё затащили их в костёр ногами, придерживая за стальной лом у голов, подальше от огня. Вой усилился, и в воздухе остро запахло паленым мясом. Александра в тот же миг накрыла знакомая волна ощущений, и Тьма снова одарила его порцией своей силы. Крики жертв словно сливались с аурой боли, и превращались в некий тип энергии, которая уходила из этого мира в другую Вселенную, создавая парадокс пересечения параллельных миров, которые как параллельные прямые, никогда не должны были пересечься. Время для Александра остановило свой ход, сейчас для него имел смысл только этот процесс перемещения тёмной энергии во вселенную Тьмы. Он координировал и направлял этот поток неким древним инстинктом возрождённым Тьмой в его сумеречном сознании, заставлял каждую каплю боли жертв пробивать проход между мирами. Так для него прошла вечность, которая равнялась мгновению. И тут он почувствовал, как бесконечно малая часть оболочки мира резко истончилась, словно точка на поверхности наполненного водой резинового шара, которая под давлением воды становиться всё тоньше и тоньше, и обязательно наступит момент, когда вода прорвёт оболочку и стремительным потоком вырвется наружу. Это случится прямо сейчас, или через секунду или через неделю, не имеет значении. Главное - это уже предопределено и произойдёт со стопроцентной вероятностью в ближайшее время. Поток энергии начал лавинообразно нарастать, а затем внезапно прекратился – жертвы были мертвы.
Александр вздрогнул и словно очнулся от охватившего его оцепенения. Над полыхающим пламенем словно струйки дыма появлялись спиральные струйки Тьмы.
Палачи с удовлетворением разгадывали результат своей работы.
- Уже завтра здесь будет полноценная воронка. Такой скорости появления Тьмы я и близко не ожидал. Теперь нужно уходить, не будем мешать Тьме.
Дозорам был отправлен мысленный приказ возвращаться, и как только они появились, небольшой отряд двинулся назад.
Александр ехал рядом с Михалом, испытывая необычайное удовлетворение, схожее с радостью следования древнему инстинкту. Вот для чего он создан тёмным мирозданием, именно ОН великий помощник Тьмы, именно ОН способствовал рождению нового сгустка тёмной энергии в этом мире.
- Нам нужны ещё жертвы, мы легко сможем покрыть Тьмой весь район. Нужно организовать ещё один захват, пять-шесть жертв сделают воронку крупнее раза в три…
- Александр, погоди, остановись, - прервал Михал быструю речь новоявленного Проводника, - у тебя сейчас приступ эйфории, это нормально для проводников. Говоря по-простому – тебя сейчас просто прёт от совершенного. Разумеется, мы и дальше будем продолжать пробивать проходы для Тьмы. Но люди-жертвы очень осторожны, а брать пленных нужно только в полной уверенности, что не будет потерь с нашей стороны. Нас слишком мало. Поэтому каждую такую операцию я планирую очень тщательно, стараюсь не повторять места засад и маршруты передвижений. Нельзя тупо штурмовать деревни и дороги. И это моя задача, ты занимаешься Проходом. Всё понятно?
- Да, - ответил Александр, и сразу немного сник, но эйфория всё же не отпускала его.
Вернулись в посёлок довольно быстро и без происшествий. Уже на подъезде Александр почувствовал в посёлке ауру чужих людей, тёмных, довольной сильных. Их было двое, и они находились в центре деревни. Он вопросительно посмотрел на Михала, тот пожал плечами.
- Я их не знаю. Не похожи на свежих «провалившихся», такие по одиночке как правило к нам выходят. Сейчас узнаем. Опасаться их точно не нужно.
В деревне небольшая колонна разъехалась по своим дома, а Михал с Александром поскакали к незнакомцам.
Те спокойно сидели на полуразрушенной лавочки у одной из пустующих хат деревни. Оба были средних лет, поджарые и крепкие на вид, на коленях у обоих лежали винтовки с оптикой, одеты были в пятнистую серую форму разведчиков вермахта, и судя по их внешнему виду разведчиками и являлись. Заметив приближающихся всадников, незнакомцы неторопливо поднялись и пошли к ним навстречу. Михал и Александр подъехали к ним и спешились.
- Доброго дня, камрады. Меня зовут Карась, это Смуглый, – представился один из них. - Мы представляем общину «рябиновских».
- И вам доброго дня. Я – Михал, это Александр, - ответил Михал, пожимая обоим руки. - Про «рябиновских» не слышал, где это вы обосновались?
- «Рябиновские» это от названия Рябиново, деревня, которая была местом образования нашего анклава, очень далеко отсюда, теперь там Тьма. Мы уже много раз меняли точку дислокации. Сейчас мы обитаем южнее Сальцево.
- Военные?
- Я да, в прошлой жизни служил, а вот Смуглый охотником был. Сейчас по своему профилю занимаемся. Разведываем и охотимся.
- Ясно, пойдём в дом? Я так полагаю, у вас к нам разговор есть, там будет удобнее.
- Да разговор есть, веди командир, в свою квартиру.
Михал с Александром снова уселись верхом, следом за ними в сёдла сноровисто вскочили пришельцы и все неспешным аллюром двинулись к дому старосты.
В доме Михал предложил гостям отобедать, а уже после обсудить насущные дела. Хозяева, да и гости были уставшие, день у всех получился довольно насыщенным. Обедали не спеша, обсуждая разные мелочи. Александр больше отмалчивался и слушал гостей.
После расположились в комнате у Михала, и слово взял Карась:
- В нашей общине сейчас около ста пятидесяти человек. Старшие решили, что есть смысл разделиться, сальцевские постоянно нас ищут и могут зачистить всех сразу. Плюс нашли удобное место для новой базы, будем оттуда Тьму развивать. Для обустройства быта новой базы хотим наведаться в Красношахтинск. Стройматериалы, инструмент, ещё что-нибудь полезное посмотрим. Вы же там регулярно бываете?
- Да, раньше вообще часто ездили, самое необходимое оттуда уже вывезли. Хотите просто нас в известность поставить что будете там периодически мародёрить?
- И это тоже, но в первую очередь прошу чтоб дали от ваших, пару человек. Тех, кто знает, что и где в этом городке лежит, чтобы нашим там не заниматься лишними поисками. Предлагаю организовать совместный рейд.
- Я не против. Может и себе чего полезного найдём.
- Что вашей общине нужно?
- Техника нужна, хоть пару единиц грузовиков, топливо, а то мы всё лошадками обходимся. С солью туго. Зато нашли недавно нашли склад армейской обуви в том числе сапоги кожаные офицерские.
- С техникой больше мучиться будете. Топливо - постоянный головняк, и здешняя техника постоянно ломается, нужна хорошая ремонтная база. У нас было пару грузовиков и мотоциклов, но больше с ними мучились, чем ездили. С коняшками проще как-то. Солью можем помочь. В одном колхозе на нашей территории было небольшое производство тушенки, все специи на складе остались. От обуви не откажемся, у нас как раз лишней нет.
- Когда вы хотите ехать?
- Давайте через пять дней. Мы успеем вернуться к себе и всё организовать. На западной окраине Красношахтинска стоит котельная, труба издали видна, возле неё предлагаю встретиться. На рассвете.
- Замётано. От нас будет две подводы и четыре человека. Ищем в первую очередь то, что вам нужно.
- Отлично. Это был основной вопрос, который мне нужно было с вами решить. Теперь давай пройдёмся по твоей карте и обменяемся оперативной инфой.
Далее гости с Михаем обговорили состояние дел в районе. В основном разговор шёл о трафиках передвижения по дорогам людей-жертв, рейдах разведбата Углегорска и Сальцево, местах мародёрки, местоположениях областей Тьмы, и о многих других важных вопросах организации жизни общин.
Александр в очередной раз с гордостью подумал, что разговор строится на взаимной выгоде для обоих общин, без мелочности, без попыток выторговать для себя более выгодные условия. Тьма уровняла этих людей. Вообще, последнее время он всё меньше и меньше ощущал себя именно человеком, коим был ранее, ему казалось, что все окружавшие его люди поднялись на один шаг по эволюционной лестнице развития.
После того, как все вопросы были закрыты, гости отправились отдыхать в выделенный для них пустующий дом. Михал СМСкой дал распоряжение своим людям приготовить гостям продуктов в дорогу и накормить лошадей.
Следующие несколько дней Александр посвятил изучению зверей Тьмы.
Это были своего рода «первобытные» организмы, зародившиеся в тёмных мирах. Со своей эволюцией и естественным отбором. И они могли перемещаться между мирами, поражёнными Тьмой. И делали это с некой животной инстинктивной лёгкостью, недоступной даже тёмным людям Тьмы. В каждом из миров они имели небольшие физиологические отличия, но основные их виды везде оставались неизменными. В деревни часто можно было видеть «волков», Михал сказал, что люди-жертвы называют их гончими, но, по его мнению, более подходящее для них название «волки» из-за их стайного поведения. Хотя и обычные волки в этом мире тоже были. Они выходили из Тьмы, кружили по окрестностям с некими только им понятными целями, и были довольно легко управляемы, особенно особи со слабыми аурами. Они могли выполнять роль охраны, активной разведки, если видели человека-жертву – нападали сразу. В стае было несколько вожаков, вроде совета старейшин, управление стаей передавалось между ними постоянно словно эстафетная палочка. Своего рода постоянная тренировка командирских качеств у нескольких особей, и надёжная гарантия от безвластия на случай смерти вожака. Причём власть вожака принималась безоговорочно всеми, включая остальных «старейшин», а передача «эстафетной палочки» власти инициировал сам вожак, моментально опускаясь вниз по иерархической лестнице в стае. Также в особых случаях, члены стаи могли передавать друг другу свою жизненную энергию, как правило более слабые – лидерам, делая их в несколько раз сильнее и быстрее.
Тренировки заключались в передаче команд «волку», типа «беги» в тот дом, «замри», «иди рядом». Но до совершенства управления тёмной тварью было очень далеко. Выбранный за самую слабую ауру «волчонок» то и дело норовил ускакать в неизвестном направлении, но страхующий Александра «кинолог», возвращал того обратно, и всё начиналось с начала. Но Александр не отчаивался, появившееся в последнее время в его характере упорство, заставляло верить в то, что всё получится.
Кроме «волков» в окрестностях деревни ещё часто появлялись «Йети». Это были более разумные существа. Управлять ими было очень сложно. По своему облику они напоминали то ли медведя, то ли гориллу. По сравнению с волками имели более сильную ауру Тьмы. Жизненную энергию из своих жертв они могли извлекать в считанные секунды, точно так же могли делиться ей с другими представителями «животного мира» Тьмы.
Через пять дней, как и было договорено, в сторону Красношахтинска выехали две подводы. Михал отправил одного из своих бойцов-мародёров, из числа тех, кто чаще всего ездил в Красношахтинск и троих физически сильных человек, которым предстояло поработать грузчиками. Вообще мародёрка возле Тьмы, была довольно безопасным занятием, людей-жертв или диких зверей там встретить было очень маловероятно. Планировалась довольно рутинное мероприятие, больше связанно с погрузо-разгрузочными работами.
Александр тем временем, объявил Михалу, что хочет перебраться в отдельный дом, дабы не стеснять его личное пространство. Михал подумал немного и согласился. Всё же он уже многому научил своего подопечного, и то, что тот хочет самостоятельности говорит о его внутренней адаптации к этому миру.
Михал на выбор предложил ему два дома, руководствуясь в первую очередь их расположением в деревне. Ценность Александра не позволяла разместить его, например, на окраине, или в месте откуда сложно эвакуироваться в случае нападения на деревню. Вещей для переезда у Александра было совсем немного, но вот в самом доме, да и прилегающем дворе нужно было навести порядок, чем тот и с энтузиазмом занялся.
В самый разгар работ во дворе Александр получил телепатическое послание от Михала. Мысленный набор слов и картинок можно было перевести на человеческую речь как: «В Красношахтинске встретили людей-жертв. Идёт бой. У «рябиновских» есть потери». Он сразу оставил работу и быстрым шагом двинулся к дому Михала. Тот стоял во дворе напряжённо вглядываясь в сторону Тьмы.
- После потерь, часто Тьма нам присылает людей, нужно сказать дозорным что бы смотрели в оба. «Рябиновские» потеряли уже четверых. В последней «СМСке» говорилось, что люди-жертвы заблокированы в здании. Значит рано или поздно будут уничтожены. Если кого-то возьмут живым – будь готов поработать Проводником.
- Четверо погибших… Значит там много людей-жертв? Не побоялись так близко подойти к Тьме?
- Я уже говорил тебе, люди-жертвы по-разному реагируют на Тьму. Близкий и постоянный контакт превращает их в сумасшедших, когда-то давно, мы пытались таким образом пополнять свои ряды. Призраки превращают их в берсеркеров Тьмы, в одноразовые торпеды-камикадзе. Тьма рано или поздно поглощает любого человека-жертву. Но многие из них рискуют подбираться к опасной границе ради ценных трофеев. Вероятно, там орудовала группа мародёров из Красношахтинска. Наши пока в бой не лезут. Да и готовых для серьёзного боя там только Сергей-Левша, остальные – грузчиками поехали.
- Сколько времени нужно что б добраться до Красношахтинска?
- Часа три конному. Но помощи у нас не просили, справятся сами. Хотя как-то мне не спокойно, никогда там людей-жертв не было.
Михал умолк и надолго задумался, снова уставившись на стену Тьму.
- Значит так, сейчас просто ждём сообщений. Тебе быть готовым к выезду, лучше сейчас возвращайся к себе и запряги коня, если будет команда - поедешь к ним. Руслан и Евген тебя подстрахуют, и дорогу к Красношахтинску покажут.
Михал закрыл глаза, и по его напряженному виду было понятно, что сейчас его лучше больше ни о чём не спрашивать.
Александр молча развернулся и последовал к своему дому. Запряг коня, собрал рюкзак на однодневный поход, и подготовил свою винтовку и револьвер. После всех приготовлений решил не терять времени и продолжил уборку.
Михал появился внезапно. И по его виду было понятно, что хороших новостей не будет. Осторожно опустился на покосившуюся скамейку и устало сказал:
- Они ушли.
- Как!?
- Вырвались из города на бронетранспортере, правда уехали не далеко, БТР подбили, а их смогли заблокировать в железнодорожной станции. «Рябиновские» ждали наступления темноты, чтобы использовать преимущества ночного зрения и Зверей Тьмы. Но за людьми-жертвами прилетели самолеты, и они пошли на прорыв укрывшись дымовыми шашками. Самолеты смогли сесть и забрать их. У «рябиновских» девять «двухсотых» и восемь «трёхсотых», из которых трое вряд ли выживут, наши люди целы. Вот так.
- Что теперь делать? – спросил Александр, и тотчас же понял, что сморозил глупость.
- Жить дальше, населять этот мир Тьмой. Помнишь, что делать если на нас нападут?
- Конечно. Прорываемся во Тьму и пережидаем там.
- Следующие стрельбы так и проведём. Смоделируем такую ситуацию. Неспокойно мне. Не мародеры это были. Мародёры на БТРах не ездят и на самолетах не летают. Похоже разведбат что-то вынюхивал. Ладно распрягай коня, сегодня больше никто никуда не едет.
С этими словами он встал и неторопливо пошёл к своему дому.
Утром в деревню привезли раненых. В одном из жилых домов устроили импровизированный госпиталь. Из восьмидесяти двух обитателей Заборья, дипломированных медиков было трое. Двое врачей, терапевт и патологоанатом и хирургическая медсестра, уже пожилого возраста. Также посильную помощь оказывали все, кто имел хоть какой-нибудь опыт в уходе за ранеными. Но не смотря на все их старания, к вечеру умерли двое пациентов, и ещё один к утру следующего дня. Было решено, что «рябиновские» раненые остаются в Заборье до полного выздоровления.
Так прошла неделя. За это время состояние раненых стабилизировалось. Жизнь в деревне начала возвращаться в привычное русло, постепенно неудачная мародерка перестала быть новостью номер один, и община продолжала заниматься привычными делами. Михал лично съездил в Красношахтинск на разведку, пытаясь понять, что там всё-таки делали люди-жертвы, и следует ли их там ожидать ещё. Было ясно что мародеры или всё-таки «разведбатовцы» успели только посетить здание местного отдела НКВД. Что там искали непонятно. Политические дела давно минулых лет? Оружейную комнату? Что стоило того, чтобы гнать БТР так близко к Тьме, по такому неприятному для людей-жертв маршруту? Ждать ли ещё гостей в Красношахтинске в ближайшее время? Окончательных ответов не было, и это угнетало Михала.
Зима тем временем вступала в свои законные права, температура понизилась до устойчивых отрицательных величин, и на землю лёг первый глубокий снег.
Александр привёл в порядок дом, обустроил под себя две жилые комнаты, с помощью соседей починил протекающую крышу и прочистил дымоход печи. Теперь нужно было привести в порядок приусадебный участок, и хоть кое-как временно поставить упавший забор, оставив окончательную установку на весну, когда оттает земля.
По-прежнему много времени проводил с Михалом. Тренировался в последнее время в основном управлению «волками» Тьмы. Зимой звери Тьмы становились особенно активными в первую очередь из-за короткого светового дня и мысленные послания-команды требовалось подавать быстро и чётко.
Сегодня была запланирована именно такая тренировка в поле за деревней. Большое открытое пространство позволяло видеть сразу всех «волков» и управлять ими одновременно. С каждым разом он понимал этих детей Тьмы всё лучше и лучше. Сечас он уже тренировался без страховки «кинолога».
В разгар тренировки нечто насторожило Александра. Если бы дальнейшие события произошли на несколько недель позже, то ситуация развивалась бы по-другому, и успешно продолжая набираться опыта в познании Тьмы, он бы сразу определил источники угрозы. Но что есть, то есть.
Александру резко захотелось посмотреть на опушку леса, вот прямо в тот выступающий язык деревьев, что он и незамедлительно сделал. И успел увидеть там тусклую вспышку, затем сильный удар в грудь опрокинул его на землю, и через секунду-полторы он услышал раскатистый выстрел.
Несколько секунд он чувствовал себя как рыба, выброшенная на берег, открывая рот и безуспешно пытаясь сделать вдох. Затем его начал разбирать сильный кашель, изо рта пошла кровь, но воздух всё же начал поступать в лёгкие. Слабея, он сформулировал телепатическую «СМСку» и со всей своих ментальных сил отправил её Михалу, после этого даже на миг потеряв сознание. Из леса тем временем послышался шум работы двигателей. Александр перевернулся на живот и приподнялся на локтях вглядываясь в расплывающийся лес. Из-за деревьев выезжали крохотные бронемашины. Сконцентрировавшись он отправил и эту картинку Михалу, почти мгновенно получив отзыв с общим смыслом «Держись!».
«Волки» или «гончие», как называли их обычные люди Отстойника, атаковали бронемашины стремительным броском через заснеженное поле. Высокая скорость и подвижность позволили половине стае приблизится вплотную к боевым порядкам разведбата, остальные же были уничтожены пулемётным огнём. Однако, даже приблизившись к БТРам в «мертвую» зону башенных орудий, звери Тьмы были беспомощны что-то противопоставить боевым машинам. В бессильной ярости они носились вокруг брони, сотрясая воздух инфернальным визгом, один за одним попадая под огонь, которые непрерывно вели стрелки через бортовые бойницы. А машины на максимальной скорости, которую позволяло заснеженное поле, продолжали двигаться к деревне. Со стороны деревни в сторону машин потянулись первые трассы пулеметного огня – не зря Михал тренировал людей Тьмы на подобный сценарий атаки.
Александр умирал. Но в данный осознание этого не вызывало в нём ужаса или паники, он по-прежнему был игроком на стороне Тьмы. Сил ползти к деревне не было, тогда он постарался ещё раз рассмотреть надвигающегося противника и передать информацию Михалу, но картинка уже плыла перед глазами, и он решил просто лежать и ждать конца. Тьма внутри его отключила боль, сейчас он просто ощущал лёгкого головокружение из-за нехватки кислорода.
Внезапно перед ним возник тёмный силуэт. «Йети», услужливо подсказало ему сознание. Очень сильная и умная особь. Он молча смотрел на Александра, словно пытаясь что-то для себя решить. А тот уже всё понял и просто ждал. «Йети» подошёл и просто коснулся раны на груди Александра.
Это легкое касание превратило рану в вулкан извергающий Тьму. Часть темной энергии впиталась в «Йети». Остальная просто развеялась по воздуху чёрным антрацитовым дымком.
Тьма всегда была очень рациональна. Александр сильный проводник, но он уже не жилец. Рядом находится сильный представитель Тьмы, который может забрать хотя бы часть его силы, пока тот жив. Значит так и будет, а все заслуги проводника остались в прошлом и благодарить его за них лёгкой смертью не рационально.
Снова включились нервные окончания, и дикая боль в груди едва не лишила его чувств. Физически тело Александра не вернулось в исходное состояние, метка Тьмы не стирается так просто, зато в его сознание вернулся тот забитый и испуганный садист-убийца, словно заново оказавшийся в Отстойнике. Не в силах выдерживать мучительную боль и ужас приближающейся смерти, он начал плакать, призывая Тьму к помощи задыхающимся шёпотом. Однако все было тщетно, мольбы остались не услышанными. Агония Александра продолжалась около часа. Всё это время он был в сознании, и облегчение пришло к нему только с остановкой дыхания, а через пару минут перестало и биться его сердце, которое ещё при рождении было наполненным Тьмой.
***
Два часа спустя. Деревня Заборье.
- Да, фортануло вам неслабо, - сказал командир разветбата Тенгиз Абуладзе, рассматривая рваное отверстие в верхней части пулеметной башенки БТРа.
- Кто ж предполагал, что эти суки уже пушки освоили, - ответил стоящий рядом командир бронемашины. Его самого слегка потряхивало от переизбытка адреналина, а может и от близости Тьмы.
Снаряд, калибром тридцать семь миллиметров, скользнул по капоту бронемашины и рикошетом ушел вверх, угодив в верхнюю часть башни, и пробил её, словно нож консервную банку, вдобавок ещё и заклинив механизм поворота, сделав бесполезным крупнокалиберный пулемёт. Стрелок каким-то чудом остался невредимым, получив только лёгкую контузию и звенящий свист в ушах. «Артиллеристы» успели выстрелить всего дважды, после чего наводчик местной версии танка Т-70 в составе группы разветбата, обнаружил по яркой вспышке опасную для «коробочек» цель, и пятью осколочными снарядами накрыл пушку вместе с незадачливыми пушкарями. Отсутствие боевого опыта помешало «артиллеристам» выбрать правильную, безопасную для себя позицию и быстро покинуть её после первых выстрелов, за что они и поплатились жизнями. Но после пушечного обстрела бронетехника не рискнула сразу заезжать в деревню и долго кружила по периметру, ведя огонь с ходу и коротких остановок. Этого замешательства хватило, на то чтобы большая часть адаптантов смогла организованно отступить в Тьму, даже прихватив с собой лошадей и скот.
Теперь же основная группа разветбатовцев проводила зачистку деревни, просто закидывая гранаты и бутылки с зажигательной смесью во все подряд строения. Деревню было решено уничтожить под корень.
- Внимание, пионеры!!! – впереди раздался крик.
- По машинам, заканчиваем зачистку, огонь ведем с брони! – заорал Тенгиз - сейчас набежит тварей, отходим.
Бойцы шустро начали отступать к машинам, грамотно прикрывая друг друга. Близость Тьмы уже начинала давить на психику, а боевую задачу можно было считать выполненной, деревня уничтожена, безвозвратных потерь среди личного состава нет. Осталось только без приключений вернуться на базу. Последовала команда «по машинам», и вскоре колонна бронемашин начала медленно выезжать из горящей деревни, огрызаясь огнем от тварей Тьмы из бойниц и люков.
- Тенгиз, в твоём слое Хатынь была? – спросил сидящий за пулемётом командирской машины наводчик, глядя сквозь триплекс на полыхающие дома. Как наводчик, он был лучшим в разветбате, поэтому и был закреплён за командирской машиной, иногда мог допустить себе вольности в общении с командиром.
- Очень смешно, ага, эту шутку будешь сегодня вечером в мастерской слесарям пересказывать, - не оценил юмора Тенгиз.
После дальних рейдов всю технику скрупулёзно проверяли и устраняли все выявленные поломки. Занимались этим техники разветбата, вместе с бойцами, получившими очередной или внеочередной наряд в мастерскую.
- Командир, я не это имел ввиду… - начал оправдываться наводчик.
- Заткнись и следи за дорогой, шутник херов, - прорычал Тенгиз. И сам начал напряженно вглядываться в свой командирский триплекс. Не стоило его так задевать. Они воюют против Тьмы, следовательно, они на светлой стороне. А все сомнения нужно гнать прочь!




Владимир Кильчевский -> 15.09.2020, 22:50
----------------------------------------------------------------------------
Валерий, не без удовольствия прочитал ваш рассказ. Пишете вы хорошо, правильно, практически без помарок. Язык убедительный, но с малым количеством авторских находок, способных расцветить текст. Обогащайте его и продолжайте начатое!
Но хотелось бы сказать и о том, чем вы могли бы усилить впечатления читателя от вашей работы. Она напомнила мне раннего Камю, с его концепцией экзистентности. С тех пор прошло много лет, и в арсенале писателей появилось много более ярких выразительных средств. Например, описаний, а лучше бы сцен с участием других персонажей, приводящих героя к состоянию внутреннего конфликта. Пройдя через такой конфликт, его решения становятся более убедительными для читателя. Шаг от получения энергии от смерти другого до осознания потребности в убийстве хотелось бы увидеть более сложным для героя с какой-то внешней, или внутренней мотивацией на грани психологического взрыва. Далее. Осознание своего места в общине адаптантов также хотелось бы прочувствовать через какой-то конфликт. В рациональной (как вы декларируете) деревне адаптантов существует минимум два центра силы: военный вождь - Михай и ваш герой, наиболее сильный проводник - суть шаман, вождь духовный. Даже если они будут настроены друг к другу вполне доброжелательно, выполняя одно общее дело, то среди остальной популяции могут наметиться попытки прилепиться к новому лидеру. Женщины. Они всегда стараются прислониться к сильному. Я не призываю вас подложить в постель героя Чтицу, столкнув таким образом лидеров, но какая-то из черноглазых могла и попытаться завоевать нового человечка с помощью своего тела, вызвав столкновение интересов в социуме. И осознание героем своего места в нем через это.
Не понравилась концовка после смерти героя. Она перекликается с другим фанфиком, но противопоставить мотивацию других людей жизни и смерти вашего героя, мне кажется, не получилось. Может быть, стоило описать ощущения другого раненого, но сражавшегося на правильной стороне?



Matraskin -> 16.09.2020, 08:28
----------------------------------------------------------------------------
А что за пельмени такие, что за сутки не растаяли и в кашу не превратились?



Сева Горный -> 16.09.2020, 10:40
----------------------------------------------------------------------------
Конструктивная критика:
- но убийца уже почти перестал про это мало думать
- В магазине он ходил за хлебом, пельменями, майонезом и сигареты
- Рука Михаила была крепкой и горячей (с чего бы это - горячей?)
- Я расскажу тебе об этом мире и твоей роле в нём
- Тьма прислала, нам Сильного (запятая лишняя)
- кобылы не просто беременеют (чего? (С)Пенни)
- и к собственному удивлению Александр к нему также стали обращаться за различными советами
- местной версии танка Т-70 (48-49 годов выпуска?)

"Однажды только сказала, что звали его не Сергей, а отчество сыну она придумала из-за красивого созвучия. И потому, что так писателя какого-то звали." Какой-то писатель - это зачот! :good:



Сева Горный -> 16.09.2020, 10:42
----------------------------------------------------------------------------
Matraskin писал(a):
А что за пельмени такие, что за сутки не растаяли и в кашу не превратились?

Пельмени, уже впустившие в себя Тьму... :D



Matraskin -> 16.09.2020, 11:12
----------------------------------------------------------------------------
Сева Горный писал(a):
Конструктивная критика:
- но убийца уже почти перестал про это мало думать
- В магазине он ходил за хлебом, пельменями, майонезом и сигареты
- Рука Михаила была крепкой и горячей (с чего бы это - горячей?)
- Я расскажу тебе об этом мире и твоей роле в нём
- Тьма прислала, нам Сильного (запятая лишняя)
- кобылы не просто беременеют (чего? (С)Пенни)
- и к собственному удивлению Александр к нему также стали обращаться за различными советами
- местной версии танка Т-70 (48-49 годов выпуска?)

"Однажды только сказала, что звали его не Сергей, а отчество сыну она придумала из-за красивого созвучия. И потому, что так писателя какого-то звали." Какой-то писатель - это зачот! :good:

Писатель - Грибоедов.
А вот Михаил то Михай, то Михал.
Текст не вычитан.
Т-70 разработка 1941го года.



GrauK -> 17.09.2020, 20:39
----------------------------------------------------------------------------
Владимир Кильчевский писал(a):
Валерий, не без удовольствия прочитал ваш рассказ. Пишете вы хорошо, правильно, практически без помарок. Язык убедительный, но с малым количеством авторских находок, способных расцветить текст. Обогащайте его и продолжайте начатое!
Но хотелось бы сказать и о том, чем вы могли бы усилить впечатления читателя от вашей работы. Она напомнила мне раннего Камю, с его концепцией экзистентности. С тех пор прошло много лет, и в арсенале писателей появилось много более ярких выразительных средств. Например, описаний, а лучше бы сцен с участием других персонажей, приводящих героя к состоянию внутреннего конфликта. Пройдя через такой конфликт, его решения становятся более убедительными для читателя. Шаг от получения энергии от смерти другого до осознания потребности в убийстве хотелось бы увидеть более сложным для героя с какой-то внешней, или внутренней мотивацией на грани психологического взрыва. Далее. Осознание своего места в общине адаптантов также хотелось бы прочувствовать через какой-то конфликт. В рациональной (как вы декларируете) деревне адаптантов существует минимум два центра силы: военный вождь - Михай и ваш герой, наиболее сильный проводник - суть шаман, вождь духовный. Даже если они будут настроены друг к другу вполне доброжелательно, выполняя одно общее дело, то среди остальной популяции могут наметиться попытки прилепиться к новому лидеру. Женщины. Они всегда стараются прислониться к сильному. Я не призываю вас подложить в постель героя Чтицу, столкнув таким образом лидеров, но какая-то из черноглазых могла и попытаться завоевать нового человечка с помощью своего тела, вызвав столкновение интересов в социуме. И осознание героем своего места в нем через это.
Не понравилась концовка после смерти героя. Она перекликается с другим фанфиком, но противопоставить мотивацию других людей жизни и смерти вашего героя, мне кажется, не получилось. Может быть, стоило описать ощущения другого раненого, но сражавшегося на правильной стороне?

Спасибо, Владимир за столь длинный отзыв. Сравнение с ранним Камю, польстило, хотя скажу честно, этого автора не читал. Ваши сюжетные предложения интересны, и если я когда-нибудь решу развернуть этот рассказ в нечто большее, что-то обязательно ими воспользуюсь. Но пока просто не хочется много и долго писать про отрицательных персонажей. Не понял какой фанфик вы имеете в виду в конце поста.



GrauK -> 17.09.2020, 22:01
----------------------------------------------------------------------------
Сева Горный писал(a):
Конструктивная критика:
- но убийца уже почти перестал про это мало думать
- В магазине он ходил за хлебом, пельменями, майонезом и сигареты
- Рука Михаила была крепкой и горячей (с чего бы это - горячей?)
- Я расскажу тебе об этом мире и твоей роле в нём
- Тьма прислала, нам Сильного (запятая лишняя)
- кобылы не просто беременеют (чего? (С)Пенни)
- и к собственному удивлению Александр к нему также стали обращаться за различными советами
- местной версии танка Т-70 (48-49 годов выпуска?)

"Однажды только сказала, что звали его не Сергей, а отчество сыну она придумала из-за красивого созвучия. И потому, что так писателя какого-то звали." Какой-то писатель - это зачот! :good:
Спасибо, поправил. Ещё раз всё вычитаю позже.
Про кобыл так задумал. Они из Тьмы, но не до конца потеряли свою сущность.
Рука горячей казалась Александру из-за внутренней энергетики Михая.



GrauK -> 17.09.2020, 22:12
----------------------------------------------------------------------------
Matraskin писал(a):
Писатель - Грибоедов.
А вот Михаил то Михай, то Михал.
Текст не вычитан.
Т-70 разработка 1941го года.

Михая везде поправил на Михала. Вначале назвал его Михалом, но потом сбился на Михая. Имя по паспорту Михаил.
Пельмени растаяли и слиплись, но кушать всё равно хотелось. Я бы съел, тем более после термообработки. :)



Владимир Кильчевский -> 17.09.2020, 23:44
----------------------------------------------------------------------------
GrauK писал(a):
Спасибо, Владимир за столь длинный отзыв. Сравнение с ранним Камю, польстило, хотя скажу честно, этого автора не читал. Ваши сюжетные предложения интересны, и если я когда-нибудь решу развернуть этот рассказ в нечто большее, что-то обязательно ими воспользуюсь. Но пока просто не хочется много и долго писать про отрицательных персонажей. Не понял какой фанфик вы имеете в виду в конце поста.
Валерий, к сожалению не припомню точного названия того фанфика, но автор, по-моему, Луми. Там описан рейд бронеколонны на деревню адаптантов.
Писать про перешедших за грань интересно, но сложно, если пытаться провести читателя через все этапы такого превращения. Мне кажется недостаточным упомянуть внутреннюю ущербность подобного персонажа. Качественному скачку всегда предшествует какой-то толчок, например, озлобленность на прилипчивого человека, такая, что нет сил сдержаться. Размышления типа: "твать я дрожащая, или право имею" редко приводят к пролитию крови - это надумано, при всем моем уважении к Достоевскому. Я не хочу вам ничего подсказывать, но превращение вашего героя мне показалось немного неубедительным. Потому и написал всой первый пост.



Сева Горный -> 18.09.2020, 08:47
----------------------------------------------------------------------------
GrauK писал(a):
Про кобыл так задумал. Они из Тьмы, но не до конца потеряли свою сущность.

Кобылы беременеют сложно? Тогда - непросто (слитно). Или не просто беременеют, а ещё и что-то выкаблучивают?



Vlad95 -> 18.09.2020, 15:38
----------------------------------------------------------------------------
Владимир Кильчевский писал(a):

Валерий, к сожалению не припомню точного названия того фанфика, но автор, по-моему, Луми.


Йоханнес Луми.
"Тёмная потерна"
https://cruzworlds.ru/books/index.php?m=read&book=209
"Тёмная потерна 2"
https://cruzworlds.ru/books/index.php?m=read&book=210



GrauK -> 19.09.2020, 15:26
----------------------------------------------------------------------------
Сева Горный писал(a):
Кобылы беременеют сложно? Тогда - непросто (слитно). Или не просто беременеют, а ещё и что-то выкаблучивают?

Исправил "Только они, как и люди, не могут размножаться, кобылы просто не беременеют."



Сева Горный -> 21.09.2020, 09:44
----------------------------------------------------------------------------
GrauK писал(a):
Исправил "Только они, как и люди, не могут размножаться, кобылы просто не беременеют."

Так люди-то как раз беременеют, насколько я помню. Было же про вывоз залетевших поближе к Тьме, для обратновременного аборта.