Всего страниц: 2
Сергей Сезин (AD): Кости лорда Эдда-2
Размещено: 29.05.2021, 20:50
  
Сергей Сезин (AD)
Кости лорда Эдда-2
Аннотация: Вторая часть приколючений Эдда,только он уже не скелет- боги постарались.

Очнулся лорд в каком-то подземелье, напомнившем какую-то нору в грунте, только владелец ее был человеческих размеров и даже чуть больше, оттого даже можно было стоять не согнутым в три погибели. Это точно был кто-то не из легендарных гномов. Гному рыхлый грунт, как место обитания, ни к чему. В тоннеле было сыровато, где-то капала вода, но пол и стенки на ощупь оказались сухими. Ничего вокруг не угрожало, скорее, успокаивало и даже хотелось спать, и чем дальше, тем активнее. Лорд еще не забыл прежние времена, когда мог спать, да и при походе скелетом по стране сон-таки случался, поэтому не ощущал желание спать неестественным.
Эдд смог выдержать только пару минут и стал устраиваться поудобнее. Конечно, темнота тоннеля могла таить много страшного, но больно уж хотелось спать. Может, это какая-то магия? Да кто это знает… …
Нет, уже совсем нет сил, хоть ешьте его и хоть пейте, но все-таки заснет…
Во сне на него взглянул бородатый старец. Такого легко представить себе на крылечке, окруженного внуками. Или в храме при алтаре, совершающим обряд.
–Здравствуй, мой собрат и товарищ!
Не удивляйся, что я назвал тебя так, ибо отныне ты–тоже маг и получаешь возможность владеть Силою. Считай это подарком за ряд неудобств, что случились и случатся с тобою.
Да будет тебе известно, что некогда, когда здешний мир соединился с Вашим, соединение миров произошло не полностью, ему подвергся только один материк из двух. Второй, Итаннес, получил из вашего мира только группу людей из трех родственных народов, а его природа осталась прежней.
Тогда же Восемью богами были приняты ряд решений, знания о которых дарованы не всем людям, а только немногим избранным. К ним относишься и ты, и твое посвящение будет расти.
Сейчас я скажу тебе: боги решили, что знание о существовании двух материков будет тайной для всех, кроме некоторых. Даже среди магического сообщества об этом позволено говорить, как об очень оригинальной, но ничем не подтвержденной гипотезе об устройстве мира. Решений было еще много, например, о судьбе магов.
Им может быть дарована возможность после смерти возродиться на другом материке, в человеческом теле или фамилиаром. Впрочем, у тебя будет возможность узнать еще многое.
Теперь слушай внимательно.
Когда ты проснешься, то пойдешь дальше по пещерному ходу и выйдешь к Железной реке в двух днях пути от столицы государства. Это тот самый материк Итаннес. Люди, к которым ты выйдешь, говорят на языке, похожем на твой, но с некоторыми отличиями. Живут они жизнью, похожей на вашу, в чем-то он отстают, в чем-то опережают. Но, поскольку тебе дарован Дар Силы, не стоит беспокоиться о своем пропитании.
В столице тебе нужно найти улицу Башмачников, на ней стоит дом мага Оже. В беседе с ним ты упомянешь о том, что вы оба сейчас пребываете на земле Итаннеса, и маг поймет, кто ты и для чего переступил порог его дома. Он будет тебя учить магии. Что-то мне подсказывает, что у мэтра есть красивая дочь, но не будем забегать вперед.
Мир этот не опаснее, чем известный тебе, поэтому ты можешь даже провести ночь под кустом в лесу, но лучше, конечно, спать под крышей или на сеновале.
Но это не значит, что ты должен рисковать жизнью и зрением.
Назовись своим именем, но от родового придется отказаться. Здесь его не знают и не будут почитать, как на твоей родине. Сочти, что ты родом из семьи мелкого владетеля из глухой провинции, которая здесь зовется Поозерье, и строй свою жизнь заново, благо твой возраст вполне подходящий для этого.
Прощай, друг, и помни, что тебя не оставят в беде.
**

Глаза открылись. Вокруг все та же нора, спать уже не хочется. Пожалуй, пора идти.
Судя по услышанному, лорд уже на другом конце земли, в другом мире. Грубо говоря, он снова умер для прежнего мира.
Вот так все произошло. Очередная смерть и очередная жизнь. Жизнь кончилась, и жизнь началась.
Лорд шел по ходу, и ему даже казалось, что ход вокруг слегка пульсировал, словно стенки собираются складками и расправляются в нужную сторону. Земле такое не свойственно, поэтому явно это только кажется.
Что Эдд чувствовал? Он пытался ощутить, что это значит- быть магом, и как маг ощущает себя в обычное время. Пока чувствовалось что-то вроде комка где-то в груди, как иногда бывало, когда с желудком неладно. При этом от него ускользало, что ступает на землю он полноценными ногами, видит глазами, а не чем-то, чему даже и названия нет. Люди часто отвлекаются на несущественное, и маги - не исключение. Старый маг сказал что-то насчет того, чтобы лорд берег зрение. Наверное, это оттого, что когда выходишь из темной пещеры на свет, то глазам это явно не понравится. Значит, об этом надо помнить. Хотя зачем-это лорду, у которого давно нет тех глаз, что могут не выдержать света? Но ладно, завязать пустые глазницы не так чтобы тяжело.
Два дня до места? Ну, Эдд в еде и питье не нуждается, так что как-то дойдет.
Впереди показался светлый проем выхода.
Здравствуй, новая жизнь!
Эдд замотал глаза тряпкой и шагнул навстречу ей.
Новая жизнь началась с падения.
Эдд шагнул. и нога провалилась, отчего он чувствительно приложился многими местами оземь. Случается такое, когда шагнешь с порожка или ступеньки, и нога попадет мимо следующей.
Спасибо, что под ним не оказался пенек или большой камень. Когда погасли искры в глазах, выбитые жестким приземлением, Эдд сел и ощупал себя.    Повязка с глаз не упала.
Результаты его и порадовали, и нет.
С одной стороны, он ощутил под руками свою (или не свою) плоть. То есть, руки, ноги, а также туловище–это уже не скелет, а тело. Это и радует, и пугает: что это за тело, чье оно было и какие в нем есть изъяны? Про оборванные «пуговицы» и грязь на одежде в свете искр из глаз пока вообще поминать не надо, а надо возблагодарить богов за то, что тело не женское, и Эдд это сделал во весь голос. Сороке на ближайшем дереве это не понравилось. и она разразилась сорочьими ругательствами. Лорд в ответ пожелал ей зимой примерзнуть хвостом к ветке и продолжил осмотр себя без помощи глаз.
Пока выходило, что тело ему досталось мужского пола, явно молодое, потому как на лице росло мало чего, волосы тоже остались на месте, как и зубы от удара. И их больше, чем было у скелета. Болит только там, где ушибся, руки, ноги, поясница двигаются свободно, кожа на ощупь гладкая и не обвисшая. То есть все-таки тело молодое. Надеты на нем довольно тяжелые сапоги по колено, широкие штаны, куртка из ткани и кожи по середину бедра. Сверху нее широкий кожаный пояс и портупея. Печаток на руках нет, они заткнуты за ремень.
Оружие–есть и оно. На портупее подвешен меч. Сначала у Эдда вспыхнула надежда, что с ним остался «Черное перо», но подробное ощупывание показало, что нынешний меч поуже и полегче. Можно даже сказать, что он больше колющий, чем рубящий, и для прорубания доспехов явно слабоват. В ножнах на поясе охотничий нож. Доспехов нету. Еще подвешены небольшая сумочка и фляжка из тыквы. Вообще еще что-то было у него за плечами, и свалилось вместе с ним.
На это он поглядит чуть позже, когда снимет повязку с того, чем это сделает. Вокруг лес, судя по звукам. Время года- явно весна или лето, и, кажется, что вторая половина дня.
Эдд сел поудобнее, разместил оружие, чтобы им можно было воспользоваться и не путаться в ремнях, и стал ждать.
Слишком много неизвестного предстоит ему, если все сказанное старцем во сне будет именно так. Но пока он начинает не голым в чистом поле или совсем голым на краю того самого болота, а хоть оружие и одежда есть. Возможно, и деньги тоже. Голод уже слегка ощущался, хотя Эдд от этого чувства за свои странствия скелетом малость отвык, как и от некоторых других движений организма.
Вот только ходить с завязанными глазами опасно, как он только что доказал сам себе. Сидеть же недвижно- тогда не упадешь, но и сам можешь не увидеть опасность. Поэтому Эдд сидел, «обратившись в слух», как писали ранее в романах. Слух, в который он обратился, доносил до него многое, но никто на него не покушался. Над ухом иногда жужжали комары, но укусы     их он не ощущал. Но в этом не было ничего необычного- встречаются люди, которых очень охотно кусают летающие кровососы, и те, кого комары не едят– тоже есть.    Брат Петер относился как раз к таким счастливчикам. Можно было предположить, что новое тело может оказаться с таким же свойством.
Эдд пытался также оценить, а что же изменилось в нем, связанное с магическими свойствами, которые у него теперь как бы есть. Пока же выходило, что только ощущение какого-то комка в груди. Нельзя сказать, что это было здорово, но и очень неприятным не назовешь.
А, может, нет никаких магически свойств у него? Просто приснилось и все? Случались и сны постраннее. В любой балладе герой, перед тем, как погибнуть, обязательно видит странный сон, на худой конец. ему близкую погибель кто-то предскажет: встречный монах, друг, даже верный конь, что для этого заговорил человеческим голосом. Если бы Эдду, когда он ехал в столицу на казнь, еще не зная про заговор против него, его Туча повернул голову и заговорил с ним, что, дескать, не езди, тебя ждет беда, то неясно, не умер бы лорд от такой неожиданности. Говорящий конь–это уж слишком даже для баллады.
Когда с живым разговаривает мертвец–еще куда ни шло, ведь покойник когда-то был жив и говорил.
«Если поверишь словам мертвеца,
Правую месть доведешь до конца.»
Поэтому такое не диво и услышать. Тут Эдд поймал себя на мысли, что совсем недавно и он был ожившим мертвецом. И снова подумалось о Вейно– это же как ему обрыдло настоящее, что он пошел за живым скелетом и не устрашился его?! Или страшился, и медленно, но верно пересиливал себя? Пожалуй, Эддово желание попасть в замок сира Дальберта и укоротить никчемную его жизнь было вполне справедливым. Жаль, если боги не обратят внимание на Дальберта-Почти-Безземельного и не избавят страну от этого пропойцы. Вообще Вейно, вернувшись с суда, говорил, что Малькольм Третий из дворика был вынесен в очень нехорошем виде.
Если боги решили приложить карающую длань к Малькольму, то он совершено не будет скорбеть о том, что сир Дальберт остался ненаказанным. И это сверх ожидаемого.
Наконец, по мнению Эдда, стемнело достаточно для того, чтобы глаза не пострадали, и он осторожно снял повязку с одного из них. Глаз не резало светом. Второй- тоже самое. Ну и славно! До заката оставалось явно недолго. Эдд поглядел вокруг–ага, у него еще был заплечный мешок и свернутый плащ, а также небольшая шляпа. Все свалилось при падении и теперь было подобрано.
На ночь не мешало бы развести костер. Сучьев вокруг больше, чем надо, а вот чем разжечь огонь? В принципе, есть нож. Можно высечь искру и об камень, но должно же быть у нового тела что-то для этого?! А его не было. Привычного кресала и кремня нет, как и нет. А темнело достаточно быстро. Разве что вот это?
Это было странным устройством, напоминающим часть механической игрушки мастера Иггена.
Лет за сто до рождения Эдда в королевстве жил искусный мастер, что делал самодвижущиеся фигурки рыцарей. Сжатая в них пружина, распрямляясь, давала возможность игрушке пройти несколько шагов, а некоторым, особо дорогим, даже поднять меч. Ходили легенды, что одна фигурка могла даже проскрипеть: «Вперед!», но это были только слухи. За сотню лет большинство фигурок пришли в негодность, но их сберегали даже сломанными и рассыпавшимися. Фигурка, некогда купленная Брекенпулами, сохранялась разваленная, но дед позволял внукам осторожно потрогать и посмотреть на бывшего рыцаря. Находка, как уже говорилось, напоминала детали из него, поэтому лорд припомнил увиденное и догадался, что вот эта часть– тоже пружина, и она что-то делает. А что? Другую часть поворачивает и посылает вперед! Ту самую, с зажимом, в котором зажат кусочек камня! Когда Эдд отвел деталь с зажимом и спустил ее с задержника, кремень ударил по другой железке и высек искры. А что бы это значило и для чего здесь открывающаяся     полочка?
Для чего бы она ни была, но если сюда подсунуть трут, то искры его подожгут! Хитро придумано.
И Эдд принялся собирать дрова для костерка, а потом привел в действие диковинный механизм. Сухая трава загорелась, загорелось и другое, а в итоге и костер. При его свете лорд провел ревизию всего остального, что у него было, нашел, что набор минимально необходимого для путешествия уже есть, после чего погрузился в размышления о том, что ему предстоит.    Дорога в два дня его не беспокоила, смущали только два момента.    Магия и отказ от родового имени. Причем второе–значительно больше, поскольку Эдд полагал, что если его будут учить магии, то все будет не страшнее освоения оружия. Он прислушивался к себе, но, как и прежде, кроме легкого ощущения комка в груди, ничего не ощущал.
Возможно, это ощущение шло от чужого тела, так что пока тоже ничего сказать было нельзя.
О магии Эдд имел представление самое общее, что маги произносят какие-то заклинания, отчего все делается не так, как без них. Что за заклинания- он не знал, иногда упоминалось, что маги принуждали демонов и других сверхъестественных существ служить себе, как виллан владетелю, тут можно было подумать, что все делает демон или фередейн, но оставался непонятным момент, как именно демона захомутать? Наверное, тоже магией, только не такой.
Но Эдд был даже немного доволен, что не чувствует в себе пока ничего явно магического, а то ведь еще что-то натворит, не умеючи. В его прежней жизни всякий, до того, как брал в руки боевой меч, учился сначала на деревянном, потом на стальном, но затупленном, но и после обучения случались порезы и раны от бестолковости. Если же магия может сжечь кого-то, то дай обалдую в руки вместо меча возможность сжигать без факела- натворит же дел!
Ладно, пока магия подождет.
Лорд попробовал отжаться от земли, повисеть на ветке дуба, провести несколько приемов рукопашного боя, и нашел, что тело, доставшееся ему, достаточно развито. Непонятно было пока, насколько хорошо он может бегать и плавать, но всему свое время. Даже если Эдд-В –Чужом теле совсем не умеет плавать, то он же не в моряки идет? Нет. Голос оказался послабее того, что ранее был, но это небольшой недостаток. Маг вряд ли должен командовать так, чтобы его слышало все войско. Вообще, может, надо будет кого-то там заклинать мощным голосом? Потом узнает. Зрение тоже поверить было затруднительно–вечер и лес. А звезды затянуты облаками.
И снова про оружие– в петле заплечного мешка имелся топорик скорее боевого назначения, но помочь себе в обустройстве лагеря им можно было тоже.
Еще на обушке топора приделан шип для пробивания доспехов, так что все-таки это оружие. В своем мире Эдд отнес бы его к оружию, но вдруг здесь какие-то иные правила? Можно ли здесь ему носить такой топорик вообще или открыто нельзя, а в чехле можно? Охотничий нож- самый обыкновенный, изрядное число раз точенный ранее.
Меч действительно выглядел как скорее колющий, хотя, пожалуй, отрубить пальцы или ухо им можно. А вот разрубить плечо до сердца уже нет. Но лорд был опытным фехтовальщиком и не страдал по этому поводу. Но вид меча и устройство его эфеса навели его на мысль, что раз в этом мире приняты такие вот мечи, то в нем доспехи используют ограниченно, а может, и совсем нет. Эфес был как бы сплетен из нескольких стальных «проволок», отчего возникала идея, что этим вот затейливым переплетением не просто любуются, а и, скажем, ловят острие клинка врага. Тогда у врага тоже должен быть узкий клинок, как и этот. Парировать им рубящий удар «Черного пера» не вышло бы по многим причинам.
На эфесе герб- птичье крыло и еще что-то рядом, но пока видно плохо из-за того, что свет больно неверный.
Ничего, при свете увидится лучше. Возможно, есть и другие предметы с гербом, тогда станет ясно, это его новый герб или клинок трофейный, с чужим.
Тут Эдд ощутил, что придется снова привыкать к тому, что было утрачено и быстро ушел от костра. И то чуть не опоздал с удалением излишков.
Теперь снова придется обращать внимание на то, есть ли что поесть и попить. Да, хорошо жилось без всего этого!
Пора было возвращаться к практике ночного сна, оттого он стал устраиваться на ночь.
И во сне явился кошмар, от которых уже успел отвыкнуть. Эдд с криком проснулся. Испуганные этим криком какие-то мелкие зверьки галопом кинулись подальше от него, при этом кто-то из них завизжал, видимо, попав в тесный контакт с чем-то твердым или острым. И снова Эдд еле успел, отчего долго ругался на всех известных ему языках.    Когда он выражался на мекамрейском, в кустах снова поднялась легкая паника, и это заставило выйти из состояния крайнего раздражения и подумать, о чем это он видел сон?
Вроде как там никого не резали заживо и не приносили в жертву Темным Богам. Но ощущение было именно таким, как если бы он это увидел.
Но в памяти подробности не остались.
Эддд занялся утренним туалетом, сиречь ополаскиванием лица, ибо воды во фляге оставалось маловато, как вдруг уронил флягу и отпрыгнул в сторону. И вовремя– еще чуток, и змея вцепилась бы ему в сапог. Не время было думать, прокусит она кожу или нет, в груди ощущение комка сменилось странным чувством пустоты. Лорд выдохнул что-то вроде «Аыгх!» в сторону твари. И метровую змею охватило пламя. Тварь заметалась, но буквально через пару мгновений рассыпалась прахом. Среди голубоватого слоистого пепла блестели два длинных зуба.
Эдд плюнул на умывание, быстро собрал вещички и только решил побыстрее двинуть оттуда, но остановился и аккуратно, при помощи тряпки, что лежала у него за голенищем, поднял их. Зубы на ощупь были еще теплыми и казались сделанными из металла.
–Да пребудет с нами сила Меча и милость Неба!
Это вырвалось у лорда как-то против его воли.
Эдд еще более удивился этому и быстрым шагом продолжил удаляться.
Только через полчаса он остановился и, подойдя к ручейку, решил завершить омовение. Но беспокойство продолжалось, поэтому он ограничился очень поверхностным умыванием и наполнением фляги, и пошел дальше. А куда он шел? Этот вопрос заставил его остановиться и подумать: «А и вправду, куда?» Но, когда он остановился, то ощутил, что его как бы подмывает идти вперед, вон по этой тропинке. Значит, надо туда идти, и он пойдет.
Но что это было с ним? Это такая вот магия- выдохнул и что-то охватит пламя? И не подпалит ли он так дом или город?
Вот же коллизия! Приобрел такой дар и не знаешь, что с ним делать! Прямо как род Эврено. Тогдашний глава рода при подавлении мятежа за свои заслуги выпросил себе тот самый замок. Но приобретение оказалось огромным патибашенным замком, содержать который в порядке им просто не было возможности. У семейства тогда имелось всего две деревеньки. Поэтому замок Эврено они продали, выговорив то, что новый хозяин назовет его другим именем. Себе же построили небольшой, как раз по средствам на содержание.
Тут Эдду вспомнился старик из вещего сна и его слова о безопасности этого мира. Что-то теперь в них не верится. Но, может быть, эта змея не обычный обитатель этих мест? А какой-то магический экземпляр? Вот она почуяла в нем магические силы и напала. А на обычного человека вроде Вейно– нет, проползла мимо и все.
Так думал лорд, жуя сухарь с нетолстым кусочком копченого сала на ходу.
Дожевав, он решил глянуть, как у него дело обстоит с деньгами. Монеты лежали в поясном кошельке: одна большая золотая (Эдд попробовал ее на зуб), двенадцать серебряных и два десятка медных. Лица королей на них были, конечно, незнакомы. Одна серебряная явно была обрезана, потому как по весу отличалась от подобных ей. Эдд аж удивился тому, что, подержав монету в руке, он понял, что та неполновесна. Для того в его свите был Ведель Бурый, мастер метать ножи и определять, какие монеты порченые. Не только на вес, но и по каким-то лишь ему ведомым признакам. Как мечник он был не очень, как копейщик тоже, но очень полезен вне боя. Конечно, небогатый рыцарь, у которого «свита» состоит из пары человек, такого у себя не держит, но Эдд себе мог это позволить.
Насколько этих денег хватит?
Выйдя тропинкой из лесу, лорд специально глянул в небеса: не летает ли там какой-то магический дракон или орел, который тоже пожелает его атаковать. Но в небесах порхал только жаворонок, которого Эдд не стал пугаться. Хотя его все время беспокоил вопрос, а сможет ли он снова проделать такую же магическую атаку? Как по умению, так и возможностям. Лорд отчего-то стал понимать, что запас магических сил у мага конечен, хотя и поддается развитию. Это вполне согласовывалось с его прежним опытом в смысле силовых тренировок.
К обеду он подошел к небольшой деревеньке, куда решил заглянуть и убедиться, что идет правильно, заодно и проверить, насколько его понимают.
Увы, теперь приходится проверять то, что услышал во сне. Как оказалось, язык действительно был похож на западный диалект привычного ему, так что он понял, что через десяток миль он найдет деревеньку побольше, где есть постоялый двор. А еще через полдня пути будет столица. Местные называли ее Королевский Город, но, возможно, что это все же деревенское название, а официально она зовется по-другому. Околостоличные жители его страны про столицу говорили просто «Город», хотя вообще-то он звался Илинден. А мелкие городки в просторечии звали по названиям, избегая термина «город» по отношению к ним.
Здешние вилланы говорили с ним охотно и приветливо, но без подобострастия, и называли его «мастером», отчего Эдд решил, что выглядит не как здешний владетель, но и не как такой, как они. Вообще здешние вилланы правы, путешествовал он без коня и без свиты, отчего с трудом походил на благородного, разве что по одежде и поведению. Кстати, они могут быть и аналогами известных ему свободных крестьян его страны. Еды он покупать не стал, напился воды у колодца и глянул на себя в водном зеркале. Новое лицо его не разочаровало. Глаза ему дарованы карие, волосы светло-каштановые. На правой щеке небольшой шрамик от чего-то острого, прошедшего вскользь. Может, это был кинжал, а, может, вот такой колющий меч.
Да, старый маг говорил, что он здесь будет числиться сыном мелкого владетеля из Поозерья.
Очевидно, надо говорить, что он из такой семьи, которая богата только детьми, но не землей и скотом, отчего ему, как не первому сыну, досталось только родовое имя и меч, а на лошаденку денег уже не хватило.
Такие семьи ему знакомы, и про них ходят обидные присловья. Вроде: «господа-Одни Штаны, кто раньше встал, тот и надел». Поэтому не первые сыновья из них ищут себе способ прокормиться, нанимаясь в отряды лордам побогаче, охранниками в купеческие караваны, да и разбойничать случается.
Так что если здешний Эдд из такой семьи, где не первый сын по счету, то он выбрал не столь плохой путь, как в разбойники и пираты. В мире лорда маги часто вынуждены были скрываться, чтобы их не казнили, как занимающихся запретными искусствами, ибо разные короли по-разному относились к ним, то запрещая занятие магией, то разрешая. Но если здесь маг– что-то вроде врача, оказывающего услуги по своему знанию, и защищен законом, то это неплохо.
Хотя, по сравнению с прежним своим уровнем– падение.
Правда, это если быть лордом, а если скелетом или терзаемой подземными демонами душой?
То-то и оно.
И для третьего сына здешнего мелкого рыцаря и маг, пользующийся спросом, немного лучше, чем голодные зимы, когда урожая не хватает до весны. Но в душе все же оставалась горечь.
Здешние мили оказались короткими, с половину привычных ему. Хотя в королевстве существовали три разных мили, и миля восточная была приблизительно такой, как здесь.
Эдд добрался до деревень, именуемой Вязы, поел в трактире и устроился на ночь в чуланчике. Все это обошлось в три медяка, что пока было терпимо и даже блохи в чуланчике отсутствовали. Лорду подумалось, что как вышло бы, если он, терзаемый ими в ночи, использовал против блох такую магию, как против змеи - не сгорел бы этот трактир?
Он не исключал подобного.
Эдд утром двинулся в столицу по дороге.
За дорогой явно следили, промоин на ней не было, через речки и ручейки сделаны мостики, для чего-то по краям прокопаны канавы. И народу на ней имелось побольше, пеших, конных, на возах.
Вчера в трактире лорд узнал, что те, кто идет пешком в столицу, входной пошлины не платят. Хотя, если пещеход вызовет какие-то подозрения, могут загрести и посадить для разбирательства. Городской рынок слева от ворот, но ему, наверное, туда и не надо. Где находится улица Башмачников, заседающие в трактире не знали.
Лорд шел и приглядывался к жителям. По его оценке, это были в основном пригородные вилланы, что шли на него купить-продать. Одеты они, пожалуй, были получше, чем жители его королевства. Лица и фигуры сильно не отличались, хотя здесь брюнетов побольше, чем в окрестностях ЕГО столицы.
Оружие имел при себе не чаще, чем каждый десятый.
В сторону города проехал закрытый возок, сопровождаемый четырьмя всадниками. Эдд решил, что это едет кто-то из местных владетелей, так на дверцах возка были гербы, которых он не знал. Народ сидящего в возке не приветствовал, хотя и очистил дорогу для кавалькады.
Затем случилось более интересное зрелище: отряд здешних военных, едущих из столицы, и тут Эдд остановился и постарался рассмотреть поподробнее. Впереди ехал командир, за ним трубач и солдат со значком, а дальше колонною по три еще человек тридцать.
Вот тут началось интересное: все одеты в одинаковую одежду, и даже скромные доспехи у них были одинаковые. Ну, у кого-то одежда была менее новой, чему у другого, но одинаковой! В королевстве Малкольма Третьего одинаковую одежду носили только королевские телохранители.
У прочих одинаковым был только герб предводителя.
Да, одоспешены они легко, открытая каска с гребнем и цельный панцпрь, закрывающий грудь и спину. Возможно, в сапогах и перчатках тоже есть железные детали, но уверенно судить об этом было сложно. Две трети имели у себя короткое копье длиной около пяти-шести футов и меч такого же колющего типа. Начальник отряда обладал более солидным мечом с посеребренным эфесом. А вот стрелки вооружались интереснее- пятеро имели лук со стрелами, а пятеро необычную штуку, напоминающую арбалет, но без лука. При этом колчана к нему не было ни на всаднике, ни на лошади. Точно ли это какой-то недоарбалет, а не ударное оружие? И, если это все же какое-то метательное оружие, то чем оно стреляет?
Перед городскими воротами стояла непонятная деревянная конструкция, которая оказалась разделителем, налево от которого проходили пешеходы, а направо сворачивали возы. Городская стража тщательно осматривала их содержимое, а на одиночек –лишь так, искоса глядели. Отчего Эдд сделал вывод, что сейчас в стране войн и восстаний нет. Возы перетрясут и выяснят, сколько пошлины содрать, а те, кто на своих двоих, никого не интересуют, поскольку нет опасности тайного прохода мятежников, да и оружие редко у кого видно.
Зато лорд поближе разглядел стражника и то самое странное оружие. Да, сильно похоже на арбалет без лука, но, насколько он видел, креплений для лука вообще нет. Чем же оно стреляет? И откуда, если лука нет и не должен он на ложе крепиться? Народ сзади ворчал, что Эдд еле плетется, и он ускорил шаг. К этому времени кошелек был убран с пояса и спрятан в его левый рукав, где придерживался кистью руки. Лорда научили этому в оруженосцах, потому как в тесноте и давке кто-то может его стащить, срезав с ремня.
Свернув за воротами направо, он по извилистой улочке вышел на площадь, где стояла виселица, с которой свисали два несвежих трупа. Компанию им составил некий волосатый молодой человек, сидевший в колодках. Народу вокруг почти что не было, кроме стайки босоногих ребятишек, с которыми он вяло переругивался. Эдд решил, что это какой-то мелкий преступник, которого на день-два выставили на всеобщее обозрение, чтобы народ над ним потешился и покидал гнилыми овощами. Но, видно, он неприязни у жителей не вызвал, и только мальчишки обращали на него внимание, отчего Эдд решил, что преступник даже мальчишкам не очень интересен.
Поскольку лорд проходил близко, страдалец увидел его и обратился:
– Мастер, что пришел издалека, что у вас есть во фляжке для страдающего от жажды?
Эдд даже удивился.
–Вода. Кто еще идет в дальний путь с вином во фляжке?
–Жалко. Может ли любезный путешественник пожертвовать стаг на вино? А мальчишки сбегают и принесут.
Эдд почувствовал подвох и сказал:
–Я отчего-то сомневаюсь, что здешняя власть дозволяет пить вино приговоренным к этой каре.
–Да, это правда. Простите великодушно, я думал, что вы не догадаетесь и поддадитесь. А потом мы бы могли вместе сидеть здесь, на площади Роз, и мирно беседовать о поэзии или звездах.

Вот ведь зараза! Но как-то неудобно постучать по наглой физиономии.
–А где здесь улица Башмачников?
–Вон там, у меня за спиной, возле дома с синими ставнями. Может, все-таки расщедритесь на вино?
–Спасибо за улицу.
Эдд пошел в нужном направлении. На углу, у того дома с синими ставнями, он спросил проходившего горожанина, верно ли, что это улица Башмачников. Тот не знал, но вышедшая из двери старушка с корзиной это подтвердила. Лорд поблагодарил обоих и пошел по улице. Он сначала решил пройтись по ней, а потом уже спрашивать, где именно дом мага.
Улица была шириной футов с тридцать и с двух сторон застроена двух-трехэтажными домами. А вот башмаки в качестве вывески висели только над тремя домами из двенадцати с каждой стороны ее.
Зато имелось две аптеки (он решил, что это именно аптеки по запаху лекарственных трав), нечто под знаком ключа, а на остальных домах вообще никаких вывесок не было. Для городской улицы было даже чистенько, мостовая вымощена камнем и в ней сделана канава для отвода дождевой воды.
Эдд шел осторожно и ждал того, что сверху на него могут вылить ночной горшок, что в столице у них случалось. Но такого дара с небес не удостоился. Все было куда менее ярко, всего лишь от пролетавшего голубя.
Пострадавший лорд вынул тряпку, убрал прилетевшую благодать и пожелал птичке подавиться зерном. Пора было спрашивать, где живет мэтр Оже.
Как выяснилось, дом с ключом принадлежал именно ему. Эдд придал себе некоторый лоск, то есть снял шляпу, пригладил волосы, поправил меч и пошел к входу.
Дом мага имел три этажа, но шириной был всего в три окна, причем размещенные через разные промежутки. [9.] Слева– дверь в дом, а справа проход во внутренний дворик, ныне закрытый воротами. Над проходом в стенку вделана колонна из белого камня, с вырезанными на ней лианами. Кто-то приложил к колонне талантливые руки, Эдд бы не постыдился иметь такую колонну в стене хозяйского корпуса в своем замке. Он еще раз поглядел на каменные листья каменной лианы и подошел к двери, стукнул молотком и стал ждать.
Дверь открылась и в нее выглянула рыженькая девушка в синем платье, скорее всего служанка.
Так Эдду подсказывала интуиция.
–Добрый день всем живущим под этим кровом! Здесь ли дом мэтра Оже?
– И вам того же.
Мэтр Оже живет тут, но он ушел в храм Сорбэ. А вот когда вернется, я не знаю.
Вам нужна срочная помощь?
–Нет, я вообще не болен. У меня к мэтру дело.
– Скажите, пожалуйста, как вас зовут, и какое у вас дело, чтобы я могла спросить хозяйку дома.
– Меня зовут Эдд, я из… Поозерья. Хотел поговорить с мэтром об обучении у него.
– Подождите, пожалуйста, я спрошу хозяйку.
Дверь закрылась.
Эдд отошел от нее и посмотрел на вход в дом. Ему отчего-то дверной портал показался похожим на открытый рыбий рот. Так что если его возьмут, то рыба проглотит его. Мда, и у проглоченного исчезнет его прежняя жизнь, оставшись вне рыбьего рта. А вот этого он не рассмотрел: на потемневших досках дверного полотна тоже вырезаны маленькие рыбы, только они на темном фоне плохо видны.
Дверь снова открылась.
–Заходите, господин Э…
Тут девушка застопорилась, не в силах припомнить его имени.
–Эдд.
–Извините, у вас такое редкое имя, что никак не могла запомнить.
–Ничего страшного.
Эдд шагнул в полутемную прихожую, навстречу запаху воска и корицы.
Рыба поглотила его.


Эдд шел по полутемному коридору и удивлялся: вроде как городские дома подобных размеров не должны иметь такого длинного коридора! Он просто не поместится в здании!
Служанка толкнула дверь, и Эдд, пройдя за ней, очутился в небольшой комнатке с одним окном.
–Господин Э..д, вы не хотите есть ?
Он не очень хотел, но решил не отказываться, ибо пора все больше привыкать к прежней жизни, потому выразил такое желание.
–Оставьте вещи, где вам удобнее, я сейчас принесу поднос с едой. Вода вон там, в умывальнике.
И девушка выпорхнула из комнаты.
Оставшись один, Эдд скинул шляпу и плащ на табурет,
а также сгрузил с себя дорожный мешок. А где тут умывальник, если он правильно понял? Слева у двери к стене был прикреплен металлический полуведерный бачок, из нижнего днища которого торчала странная трубка. Под нею -таз, который можно было назвать и умывальным, если бы кто-то в нем поднес воды для умывания, имея на плече полотенце. Здесь оно тоже имелось, на деревянном костыле, торчащем из стены. Как же умыться? Эдд прикоснулся сначала к боку таза- ничего особенного, потом к верхнему полуведру-тоже ничего, затем к торчащему из дна отростку. Отросток ушел внутрь, из образовавшегося отверстия полилась вода, но тут же прекратила течь.
А, вот как нужно!    Эдд аккуратно придавил отросток, и оттуда полилась тонкая струя воды на руки. Мыла только не было, но это ничего. Лицо и руки умыты, полотенце заняло костыль на стене, можно присмотреться к тому, что еще есть в комнате. Сундук, небольшой столик, трехногая табуретка, вот этот умывальник, и это все, если не считать вбитых изнутри в дверь гвоздей.
Наверное, обитатель комнаты вешает на них одежду, ну и Эдду это надо сделать. Вот чего не хватает, так это священных предметов-статуэток кого-то из Восьми, священной книги, или каких-то других реликвий здешних богов. Старец под землей сказал, что боги одни для Атриса и Итаннеса. Ладно, но люди же могут поклоняться им под другими именами? Вообще комната довольно неплоха для даже оруженосца. Наверное, он сейчас как оруженосец по отношению к магии. И тут Эдда осенила мысль, что он смотрит на все, а не обратил внимание, что в комнате нет ни печки, ни камина! В теплое время так жить можно, иногда замерзая при похолоданиях, а зимой? От досады он даже стукнул себя по лбу, и это действие наполнило душу ощущением жизни-он жив, потому и может стукнуть себя по лбу, и боль от удара–это тоже признак жизни! Правда, может Эдд спешит и думает, что его поселят тут, а его ожидает жилище похуже? В комнате явно никто постоянно не живет, хотя регулярно убирают: слой пыли крайне тонок и пол чистый. Кстати, здесь пол дощатый и чем-то натерт, что на его родине было нечасто- в богатых домах пол покрывали свежесрезанной травой, а люди победнее- просто скоблили ножом, чтобы он выглядел получше. У вилланов в деревнях пол чаще был земляной, а настилался плахами или досками, когда домовладелец становился старостой или просто богател.
Эдд развлекался таким занятием почти час, сравнивая увиденное здесь и то, что было в его мире. Есть ему постепенно стало хотеться все больше, и он благословил свое решение не отказываться от еды. Но вот что получалось: хозяин ушел в храм, и его нет сколько-то времени до прихода Эдда, и, наверное, еще с час, пока он тут наслаждается умыванием и сидением в комнате.
Хозяйка тоже не приходит сама или не посылает служанку, чтобы привести его в нужное место.
Как-то все это непонятно. С другой стороны, окажись Эдд не юношей, ищущим место ученика (душа при таких мыслях слегка болела), а вором или грабителем, он мог и что-то нехорошее сделать. Но тут пришла в голову мысль: а, может, в доме мага за ним наблюдают и готовы пресечь возможную кражу? И хозяйка дома смотрит в какой-то магический предмет вроде зеркала (Эдд что-то такое помнил из баллад) и даже может составить мнение о госте- чистоплотен ли он, как держится, когда думает, что его никто не видит и не ковыряет ли беспрерывно в носу? В некоторых известных ему замках для тех же целей имелись потайные глазки, чтобы хозяйские дочери, например, могли поглядеть, каков приехавший свататься рыцарь или мелкий владетель в непарадном виде. Правда, о подобном вслух при посторонних говорить было не принято. Кстати, а не может ли быть где-то в прихожей магический камень, который определяет, что гость пришел не по мирным надобностям, а желает что-то украсть? Эдд не знал о магически практиках ничего, но вывод о существовании такого амулета был логически допустимым.
Дверь в комнату распахнулась, и в нее вошла та самая рыжая девушка с подносом в руках.
–Извините, господин Э…д. пришлось немного задержаться, пока еда готовилась…
–Ничего страшного, тем лучше будет аппетит.
Но скажите, меня же хотела видеть хозяйка дома, а удобно ли будет, когда она придет, а я тут ем?
Эдд здешних обычаев не знал, поэтому решил изобразить стеснительного юношу, который смущается даже того, что совершенно не должно плохо говорить о нем.
–О, не беспокойтесь, она придет, когда вы уже поедите. Я пойду, мне еще нужно много сделать...
Раз– и ее уже нет. Пора приступать. В миске ячменная каша с тушеными грибами, морковью и луком. В кружке- простокваша, приличный кусок серого хлеба. Простая, но сытная пища. О, тут и шкварки присутствуют! Миска быстро показала дно, да, аппетит словно в прежние годы, еще до… Ну, ладно, можно сказать и как когда ему было около восемнадцати, еще не лорд, еще не муж и отец, еще до славы и черной зависти к ней…Нет, это будет слегка неправдой, тогда шла «Война Конца Света», аппетит    иногда был прямо-таки волчьим, но как часто было нечем его утолить или просто некогда, надо лететь вперед, вперед на поле будущего сражения. А после него уже и есть, что поесть и есть время, но от усталости ничего в глотку не лезет… Точнее, не есть, а было, ведь это происходило в другом мире и давно. Не только потому, что с тех пор Эдд прожил достаточно долго, пребывал в гостях у Неназываемого, но и потому, что в этом мире, как его…а, Итаннес, время может течь по-другому. Тут Эдд ощущал то, что у него не достает слов для правильного описания, но выходило, что Итаннес словно прожил на несколько столетий дольше, а, может, и на тысячу. Но одновременно он мог как бы пребывать в том же году и месяце, что и Атрис. Мысль вышла парадоксальной, но в ней что-то было правильное и требующее осознания. У Эдда и раньше возникала мысль, что в жизни стран и народов тоже есть юность, зрелость и старость, как и у одного человека. Они длятся дольше человеческих, но они есть, и это правильно, потому что многие люди могут вести себя все вместе, но как один человек. Тогда получается, что его мир сравним с тридцатилетним, а этот - с сорокалетним человеком? Такое, наверное, возможно. Как и то, что один человек за те же прожитые годы, что и другой, добьется больше, хотя изначально они были в равном положении. И подобному есть подтверждение, существуют народы-воины и существуют более мирные народы. Горцы, которых Эдду приходилось громить, были склонны к разбою из-за того, что не во всякий год могли обеспечить себе пропитание мирным путем. Может, если бы как-то удалось каждый год собирать нужный урожай, им не пришлось бы развивать в себе задатки грабителя и убийцы?    Разумеется, Эдд понимал, что даже если со следующего лета    горцам боги гарантируют двойной урожай и будут его посылать, то не всякий житель Долины Подснежников перекует меч на мотыгу и забудет заветы предков, но его дети уже могут жить мирно, не испытывая тоски от отсутствия войн и грабежей.
Ну, пусть даже не они, а внуки! Но тут размышления Эда прервал стук обуви по полу.
Эдд развернулся на звук и увидел мужчину средних лет в мантии синего цвета с белым треугольником на левой стороне груди. На голове у вошедшего не было головного убора, как, впрочем, и волос. Лицо испещрено морщинами, но взгляд синих глаз прямо-таки давил на грудь Эдда, подобно руке, расталкивающей всех встречных и поперечных. Энергия и властность так и рвались из пожилого мужчины. Такое было у королевского маршала Джона Раббана, которого он застал и стал его учеником. Джона безоговорочно слушались все лорды, хотя Раббан никогда не повышал голос на советах, разве что на своих слуг, когда те медленно несли маршалу кубок вина. Просто все, видевшие Джона, понимали, что они явно слабее его и обязаны подчиниться, как стая вожаку. Так это для себя сформулировал Эдд.
И сейчас сходные ощущения снова возникли, потому Эдд отвесил поясной поклон. Шляпы на голове не было, как принято приветствовать мага в этом мире-тоже неизвестно, пришлось именно так. Он уже понял, что перед ним хозяин дома, маг Оже.
–Это именно тот Эдд из Поозерья, о котором меня предупредили позавчера?
–Наверное, господин…
Эдд запнулся, не зная, как назвать хозяина дома.
–Пока «мэтр». Насчет «Учителя»-поглядим. Идем-ка со мной, молодой человек из Поозерья.
Последние слова он произнес явно с иронией.
Эдд пошел за хозяином и проследовал в комнату на третьем этаже. Помещение было небольшим и прямо-таки заставлено шкафами. Свободное место в нем практически отсутствовало. От стула, куда Эду указали присесть, до шкафов оставалось с полшага. Хозяин устроился за столом, на котором ничего не стояло и не лежало. В воздухе висел какой-то запах, раздражающий глотку. «Наверное. здесь есть какие-то чучела или части животных, которых так сохраняют от гниения»-подумалось Эдду.
–Если ты думаешь, что этот запах здесь неспроста, то правильно думаешь.
А теперь расскажи о себе правду, потому что на жителя Поозерья ты совершенно не похож. И выговор другой, и манеры, и одежда, да и ростом они обычно не вышли, даже я на голову выше большинства из них.
–Мэтр, я действительно не из вашего Поозерья, хотя мою родину можно было бы назвать так же.
–Любопытно, продолжай.
–Видите ли, мэтр, однажды я умер и попал во владения Неназываемого бога.
Но оттуда меня извлекли и оживили, поручив разобраться, отчего случилась тяжелая и кровавая война, начавшаяся и закончившаяся, когда я был совсем молод. Сделав порученное, я отправился обратно в царство Неназывемого, но, вместо продолжения кар за мои прегрешения, очутился здесь, в Итаннесе. Со мной во сне говорил человек, называвшийся магом и сказал, что отныне я тоже обладаю магическими способностями и мне дарована возможность жить на Итаннесе, и    надо прибыть в столичный город, где найти улицу Башмачников и дом, в котором живет мэтр Оже, который и будет меня учить магии. А, еще мне сказали, что я могу пользоваться своим личным именем, но родовым-не стоит, здесь оно неизвестно.
Так что мне надо назваться Эддом из Поозерья. Но я назвался так только вашей служанке, которая встретила меня внизу. До этого никто не спрашивал, кто я и откуда.
–А как выглядела эта служанка?
– Рыженькая, в зеленом платье, с небольшим белым фартучком и с брошкой под горлом.
Она сказала, что вы пошли в храм Сорбэ, и спросила, не болен ли я. Я ответил, что не болен, а вас ищу насчет обучения магии. Девушка сказала, что хозяйка дома переговорит со мной в ваше отсутствие, провела в ту комнату, и предложила поесть. Ждать пришлось довольно долго, но я не в претензии.
Оже, слушая это, несколько раз отчего-то хмыкал, но не высказывался. Эдд почувствовал, что кое-что не досказал, и добавил, что, наверное, уже провел магическое воздействие, убив змею, которая напала на него. Про деталь, что он ходил в виде живого скелета, почему-то не хотелось говорить.
–Юноша, я буду с тобой откровенен. Обычно обучение магии начинается с куда более раннего возраста и длится до шести лет, хотя может быть сокращено, если ученик осваивает все быстрее, чем прочие. Тебе же на вид лет девятнадцать, обычно в такие лета магия не человеке не просыпается. А, приглядевшись и услышав твой рассказ, мне начинает казаться, что тебе должно быть сильно больше девятнадцати. Я обучил не одного ученика, но я даже не знаю, как начинать обучение человека значительно старше возрастом, как именно будут просыпаться в нем способности, на что нужно обратить внимание, как избежать неконтролируемой магической активности, когда адепт становится опасным для окружающих. Словом, задача вроде той, как нужно обучить пользоваться оружием человека, до того его в руках не державшего, и за очень короткий срок. Уже не будем говорить, что тебя нужно обучить многому немагическому, как если был ты реально жителем нашего королевства, чтобы избежать обвинений в том, что я замыслил нечто тайное в пользу соседних государств. обучая человека неизвестно откуда. Если бы ты пришел сюда просто с улицы, я отказал бы.
Но твоему приходу предшествовало то, что делает невозможным такое решение. Поэтому ты пока поживешь у меня, пока я не наведу некоторые справки у знающих людей.
Пока же я погляжу, что видно насчет твоих магических сил.
Оже занимался с Эддом довольно долго, но, правда, все его исследования были не болезненны. Хотя «Житель Поозерья» ожидал чего-то вроде своего обучения в молодости, когда лорд Роус мог приложить оруженосца и ладонью, и разными подручными предметами. Тогда Эдд обижался, но сейчас уже– нет. Да, он сам редко давал своим оруженосцам даже вполне заслуженные ими затрещины, но это было решение его, а не лорда Роуса. Того учили, что так и надо, ибо если ты жалеешь пинков и подзатыльников юному балбесу, то жалостью портишь его.
Затем мэтр погрузился в какие-то расчеты и считал, наверное, с три четверти часа. Окончив, он отложил свинцовый карандаш и неуверенно сказал:
–Как-то все это не сочетается…
Эдду такая неуверенность показалась странной и не совпадающей с первоначальным впечатлением о мэтре, и он попытался мягко узнать, а что там в нем не сочетается?
–Несколько видов магии, точнее признаки их. Обычная Стихия Воздуха, возможно. Стихия Земли и два непонятных компонента. Магия Смерти и то, что я вообще только чувствую, но не могу даже назвать, что это такое. Впрочем, ты сказал, что некогда умер, а потом был оживлен. Возможно, это следы того и другого.
–Мэтр, когда я умер, то лежал в болоте довольно долго, пока душа искупала свои прегрешения. Наверное, прошел год или чуть больше, потому что остались только голые кости и суставы.
Потом мне вернули душу и дали возможность ходить, чувствовать, говорить. Но при этом я оставался скелетом, хотя и мог говорить, но не знал, чем я это делал. Но, когда я оказался в Итаннесе, то у меня было вот это тело. Я не знаю, кости в нем прежние или я попал в чужое тело одной своей душой или что еще свое может перенестись в другое тело. О волшебстве ничего не знаю, кроме того, что есть в балладах и народных историях, которые не зарифмованы. В моей стране магов регулярно казнили за занятия магией, иногда только за запретную, иногда за любую. Когда я умер, был период, когда только за ту, когда при ее помощи убивают взрослого или ребенка в чреве матери, а также за создание магических ядов, которые наносят какой-то вред здоровью, пусть даже не убивая. Деревенских ведьм обычно не казнили, потому как кто тогда поможет больным вилланам или их скоту? А ведьмы же обычно никого не травили, потому что чем меньше людей живет в деревне, тем меньше ей принесут хлеба и прочего. Не знаю, где-то, может и не так все выходит, но у нас вот…
Мэтр снова закрутил карандаш по столу:
–Вилланом у вас называли крестьянина?
–Да, только такого, кто живет на земле владельца и пользуется этой землей с согласия лорда и за это несет повинности в его пользу. Потому что есть и другие земледельцы, кто от лорда не зависит, обрабатывает свой кусок земли кто знает в каком поколении. Их сильно меньше, но они еще есть.
–А вилланы лично свободны?
– По древнему закону короля Ренцо -да, если рассчитались с лордом и очистили от себя его деревню. Но не всякий виллан об этом знает. На практике уходят немногие: когда ему угрожает приговор или пятый сын бедного отца, который как-то смог пристроиться в городе.
Конечно, когда случается неурожай, затронувший несколько провинций или восстание-то таких находится много, они находят себе новое место и нового хозяина, не рассчитавшись со старым. По закону их можно вернуть на прежнее место, но реально это случается нечасто. Не заезжает мелкий владелец в деревню в соседней провинции, и некому их узнать. Да и то они дружно врут, что они никогда не жили у него, и зовут их не так, а жили они у другого лорда, который нынче умер или убит, они и подались искать пропитания. А новый господин тоже не кричит на всех перекрестках дорог, что у нему переселились пять семей из Ивранта, двум из которых он отдал выморочные участки, а остальных поставил осваивать Торову Пустошь. Он обычно это вообще скрывает.
–У нас такого лет триста нет. Земля считается королевской собственностью, которую он дает в пользование крестьянину, который ее лично пашет или лорду за заслуги его семьи и его лично, а он уже сдает в аренду крестьянам, если у них другой земли нет или им мало.
Хотя в Гиллее, где степи и полупустыни, всякий житель волен выпасать там свои стада, а налог королю он платит, когда число животных у него превышает законный предел. Кажется, двести овец и баранов. Если их полсотни и меньше, ничего не платит, но обязан покормить короля, зарезав овцу или барана, если монарх посетил его палатку, и эта овца у него не единственная. В Густранже из-за дикости тех мест можно платить налог раз в два года, потому что каждый год добраться на королевского сборщика налога очень сложно. Но мне говорили, что тамошние жители очень честные и не пользуются тем, что их в тамошних дебрях не отыщешь.
–А чем они платят налог, раз живут в непроходимых лесах?
–Мехами. Там очень хорошая охота, хотя и опасно-твари могут сожрать, чего вокруг столицы давно уже нет. Волки и кабаны еще есть. Может найтись даже медведь, а вот тварей Хаоса уже извели. Поэтому, когда они отчего-то появляются, маги собираются и устраивают их истребление. Поэтому маг, увидев тварь Хаоса, либо убивает ее сразу, либо сообщает о ней в храм Сорбэ, если это не по силам, а потом свободные от срочных дел маги и собираются на охоту на нее. В дальних провинциях, где тварей много, местные маги разбираются с ними лично, никуда не сообщая. В городах местная власть обычно платит премии за их истребление, а в поле и лесу - нет. Кстати, маги платят налоги только если владеют землей или домом, как и все такие же владельцы. В казну они налог не платят, вместо него на них лежит обязанность истребления тварей и продавшихся Тьме, которые им встретились, и по жребию участие в военных экспедициях королевской армии.
О, вот это интересно. И Эдд спросил:
–Мэтр, а что маги делают в военных экспедициях?
–Чаще всего лечат больных и раненых. Если маг может что-то еще, скажем, понять, врет ли пленный или говорит правду –его тоже могут задействовать. Если он не против. то и боевую магию. Тут есть известное правило «Аран».
–Поясните, пожалуйста, мэтр, в чем оно заключается, если это не секрет, который я еще не имею права знать?
Мэтр отчего-то тяжело вздохнул.
–Если кратко, то маг, от которого потребовали совершить магическое действие, караемое законом, или которое он считает для себя неприемлемым по этическим соображениям.    может сказать: «Аран» и уйти, не будучи покаран за отказ. Каждый король, садясь на трон, клянется соблюдать Аранский протокол, который и предоставляет магу такую возможность.
Когда я имел от роду двадцать лет, то сопровождал королевский отряд на подавление восстания в провинции Флом. Тан Альби завел войско в засаду и потерпел поражение. Мне пришлось выбираться дикими местами и убивать восставших, не только нападавших на меня, но и прямо это не делающих, когда я их видел. Если бы я тогда умел отводить глаза засаде, то мог бы уйти, никого не убивая. Но я еще не знал таких заклинаний, поэтому использовал те, что умел. Так и погибли две засады. Когда я добрался до города под властью короны, то спросил, нарушил ли я этим закон. Мне пояснили, что поднявшие оружие на короля (тогда им был Меннер Первый) и его армию законом не защищаются, поэтому я был волен убить их хоть голыми руками, хоть заклинанием. Но если бы тан Альби потребовал от меня заклинания, разом остановившего сердца всех повстанцев, то я имел право сказать: «Аран». А мог и остановить, если был в силах. Это мое решение: действие или «Аран».
–Неужели такое заклинание существует?
–Говорят, что на Заре Мира, когда люди еще не знали письменности, а все передавали из уст в уста, такие заклинания были. Сейчас -нет, и благо, что их нет.
–Мэтр, а почему не благо в один момент прекратить кровопролитие? То, что это может быть затруднительно из-за расхода магических сил- я понимаю.
–Эдд из Поозерья, это не стоит делать, даже если ты когда-то сможешь. Причины этого лежат в самой сути магии, и ты, когда будешь учиться магии, поймешь, почему. Пока об этом говорить рано. Кстати, надо подумать, раз уж на озерян ты не похож, откуда ты как бы прибыл и рассказать тебе, чтобы ты не выглядел странно, утверждая, что родом оттуда-то, но ничего не зная о своей родине.
Эдд отметил для себя, что мэтр как бы на словах признает его будущим членом корпорации магов, хотя формально не дал согласия на его обучение. Да, такое встречается на переговорах, когда переговорщик уже готов согласиться, но как бы еще не сказал ни «Да», ни «Нет». Если вовремя это увидишь, то можно усилить нажим и добиться нужных слов.
–По-моему, тебе стоит назваться жителем долины Имми, они вообще слывут людьми себе на уме и молчаливы. Поэтому ты, Эдд, если будешь говорить мало, то это будет по-тамошнему. Заодно и не проговоришься про лишнее для здешнего жителя.
Еще они не едят рыбу из вод Имми, ибо считают реку священной и рыбу в ней тоже. Ты способен отказаться от рыбы? Это тоже в их стиле, тамошние, хотя и здесь не подают рыбу из Имми, но они все же опасаются, что съедят священную форель под видом местной красноперки, оттого чаще отказываются от рыбных блюд.
–Да, мэтр. я и сам не большой любитель рыбы.
Вот от свинины отказаться будет сложно.
–Этого там полно. По выговору ты больше похож на жителей Густранжа, но они чаще рыжие и голубоглазые. Ладно, примем на первый случай про Имми. Ты куришь трубку?
–Мэтр, а что это означает?
–У вас такого нет? Вы счастливцы. Это такое растение-табак, сушеные листья которого сжигают в трубках и вдыхают его дым. От него на душе легче, меньше хочется есть, но со временем ты понимаешь, что живешь от трубки до трубки.
Вот оторваться от этого очень сложно. Так что лучше не начинай. Кстати, когда начинаешь курить, то может даже стошнить от вдыхания дыма, но это проходит и     ты ощущаешь, что уже взрослый и куришь как они. Да, да, Эдд, начинают курить чаще подростки, и курят всю жизнь. Женщины у нас редко курят, но бывает, что нюхают табак. Только его не сжигают, а смешивают с травами и вставляют в ноздрю. После чего так мощно чихают, как верблюды из пустынь Гиллеи. Но это больше касается женщин в возрасте.
Мэтр полез в карман и продемонстрировал вынутую оттуда глиняную трубку.
–Вот сюда засыпают резаный табак, приминают пальцем или чем-то вроде ложечки, затем поджигают (мэтр продемонстрировал устройство, уже знакомое Эдду). Вот этот конец держат во рту и вдыхают дым. Вдохнул, подождал и снова.
Табак хранится в кисете (Оже показал мешочек для него). Любители могут делать смесь табака и разных ароматических трав, резаных фруктов, даже приправ. Как говорят, могут и растения, от которых приходят видения о том, чего нет вокруг.
Конечно, если ты станешь курить, никто тебе не помешает, твоих родителей тут нет, да и будь они живы, ты явно достиг совершенных лет и вправе их не слушать.
Кстати, я испытываю желание выкурить трубочку. Ты можешь пойти со мной в дворовой фонарь и побеседовать дальше, а можешь остаться тут.
–Мэтр, я лучше пойду с вами. Может, от вашей трубки запах приятнее, чем от шкафов.
Оже хмыкнул, и они пошли в выходящий во двор небольшой эркер. В правом из двух Оже курил, и вообще размышлял о смысле жизни, а в левом дышали воздухом женщины семьи. В правом они бывали только для уборки. Запах табака Эду не понравился, но терпеть можно было. Мэтр показывал, как трубка набивается, как разжигается, как потом выколачивается. Пояснил он это тем, чтобы Эдд потом глядел на курение как на обычное дело и не показывал удивление деталями. Трубки курили многие люди, от половины до двух третей жителей, но это было принято для достигших 20 летнего возраста. Конечно, те, кто помоложе, тоже пытались подражать взрослым, но их за это гоняли. Из нелюдей трубки активно курили гномы, за прочими такого не водилось. Поскольку Эдд про гномов только слышал, что когда-то такие были, мэтр немного рассказал про них.
Дальше была очередь Эдда рассказать про битвы, в которых он участвовал. Так прошло время до ужина. Его накрыли в столовой на втором этаже. Эдда туда снова провели по коридору, показавшемуся бесконечным.
За столом устроились мэтр, Эдд и давешняя рыженькая девушка, только уже без фартучка, а блюда подавала служанка возрастом сильно за сорок. Девушка оказалась средней дочкой хозяина по имени Анни, старшая его дочь с семьей жила в городке Менне. Сейчас у нее гостила жена мэтра мадам Мона и младшая дочка по имени Женни. Эдд кое-что заподозрил, но не подал виду. Судя по выражению лица, кое-что заподозрил и мэтр, хотя, возможно, его кое-что отличалось от Эддова. Ужинали здесь легко: творог с молоком и медом, а также снова простокваша для запивания. Эдд попытался вспомнить, остались ли у него припасы, чтобы в случае чего позднее пожевать. вдруг он долго не заснет. а желудок своего потребует. У себя дома Эдд ужинал плотнее, но из-за долгого скелетного существования не мог сказать, как дальше у него будет с аппетитом. Перед едой здесь было принято молится молча, что Эдда обрадовало, вдруг здесь молитвы не такие.
После ужина мэтр объявил, что он пойдет в храм Сорбэ и останется там на ночь, чтобы пообщаться с владыкой магии. А служанке дал приказание вместе с Эддом     и слугой Хенном принести из подвала кровать в ту самую комнату, а также набить тюфяк соломою
Поход в храм Эдда заинтересовал, тем более что Оже как бы там уже был, но «уроженец долины Имми» решил пока не форсировать события, а спросить позже. Что-то подсказывало, что речь пойдет именно о нем
Да, перед уходом мэтр спросил Эдда, чем его кормила Анни.
Эдд, ничего не заподозрив, ответил, что ячменной кашей с луком, грибами и морковкой. Шкварки тоже присутствовали.
–А яйцо там было, белок или желток?
–Мэтр, клянусь Восемью богами, я этого не ощутил. Может, и немного положили. Но целиком «глазка» не было. Еще хлеб и простокваша!
Мэтр Оже явно порывался что-то сказать, и явно ругательное, но сдержался. Вместо этого он повторил приказание про приготовление кровати и прочего. По дороге Эдд захотел спросить служанку, отчего это хозяин спрашивал насчет еды. Та сказала, что не знает. мэтр иногда витает в облаках (она так и сказала) и тогда его не поймешь. Эдд в этом ничего особого не видел, обычно запоздавшего гостя кормили тем, что оставалось от обеда, при нужде добавив чего-то. Раз девушка долго готовила кашу, значит, на кухне готового ничего не осталось, и она варила новую порцию.
Вроде как все обычно, но что-то в этом привлекало внимание.
Хенн оказался неразговорчивым здоровяком лет тридцати, приходившимся служанке Матти сыном. Он выслушал указания матери, ничего не ответив и пошел за кроватью, а Эдд получил чехол для матраса и начал его набивать его соломой, а потом и наволочку. Это было знакомо, очень давно в оруженосцах, матрасы приходилось набивать и соломой, и сухими водорослями. В его мире чехол матрас застегивался петлями на два клеванта, а здесь на три роговых пуговицы. А на подушке имелся клапан-отвернешь и он закроет окошко для набивания.
Между делами уже и стемнело.
Служанка оставила Эдду свечку в медном подсвечнике и ночной горшок, предупредив, что утром его придется вылить лично.
Эдд зажег свечку, вспомнил, что надо глянуть, есть ли что пожевать на случай ночного голода. Оказалось, в запасах аж пяток сухарей и кусок сушеного мяса, что вполне хватит даже не на один ужин. Еще оставалось крупы на пару варок каши, но тут не на чем варить, тогда пусть полежит. Воды во фляге уже немного, значит, завтра надо пополнить.
Эдд осмотрел оружие, пристроил меч на костыль в стене, а нож в ножнах под подушку. Можно раздеваться и спать. Ночной рубашки у него нет, покрывало оставлено. Оставалось надеяться, что ночью холод не замучит.
Пора. Свечка задута.
Заснуть захотелось сразу, и это хорошо, потому как нужно отвыкать от даров, полученных для расследования и мщения. Хорошо не спать. не есть, не пить, но к этому прилагаются обременения в виде страшного вида, пугающего не только паршивцев вроде Малькольма Третьего, но ни в чем не виноватых. И Эдд задремал. Назвать это сном было нельзя, потому, что то и дело вскидывался от непонятных шорохов и звуков. Когда они с братом в детстве жаловались деду на похожее, тот говорил, что не надо этого бояться, это не    злые духи скрипят    и шуршат, это скрипит деревянная мебель, как скрипела она в его детстве, в детстве их отца, и сейчас у них скрипит И все живы и не заколдованы, ну разве что проснулись лишний раз. Они деду верили, но в какую-то ночь скрип мебели все же снова пугал. Но дед еще добавлял: если что-то тебя разбудило-не переворачивайся на другой бок, а убедись, что ничего страшного нет и спи дальше. Чтобы не заснуть, когда за тобой пришли враги. Умный человек был дед, ему бы книгу написать –«Книга будущих лордов». Открываешь и находишь-«что делать, когда …» и выполняешь написанное, и не пожалеешь.
Он советовал держать под подушкой кинжал всегда, а если не под подушкой, то так, чтобы долго не тянуться. Когда внуки были еще маленькие, клинок был деревянным, но проснувшийся от кошмарного сна или звуков маленький Эдд брался за его рукоятку и ощущал себя способным противостоять тому, кто желает напасть. Никто не нападал, и он спокойно засыпал с рукой под подушкой. Потом, когда Эдд подрос, под подушку отправлялся уже настоящий кинжал. Им защищаться не пришлось, но…
Вот и сейчас на шорох он отреагировал не только просыпанием, но и захватом рукоятки ножа, но быстро понял, что оружие не понадобится. К нему прикоснулись две теплые руки, а не холодное железо, и его окутал запах какой-то ароматической травы.
–Кто это?
Ответом ему был палец, положенный на губы, и придвижение женского тела к нему.
Но ничего не случилось. Громко зазвучал надтреснутый голос служанки Матти:
–Юная девица, тебе пора возвращаться в свою комнату и готовиться к разговору с родителями, а вам, юный ученик хозяина дома, надлежит завершить то, что сделали и не продолжать.
Таки это была Анни! По полу прошлепали ее босые ноги, запах трав потерял остроту, слегка хлопнула закрываемая дверь. Ну и денек выдался!
И завтра будет не из легких, ибо придется объясняться с батюшкой Анни, что да как и насколько много. Интересно. как отреагировал бы Оже на такое, если бы все произошло с его учеником и дочкой? И ученик не такой, как он, а обычный? Эдд не знал об обычаях в среде магов, поэтому по аналогии допустил, что если отец и мать девушки мысленно были готовы выдать дочку за ученика, но не сейчас, а попозже, то девушке досталось бы по тому месту, чем она думала, а юноше по шее, а дальше планы свадьбы были бы изменены в сторону ее приближения. Особенно, если девица ощутила вскоре себя по утрам немного не по себе. Если же в планы такое не входило, то пинок под зад ожидал молодого человека. Эдд слышал, что в южных провинциях его королевства родители могли подать в суд на соблазнителя, но редко кто этим пользовался-худая слава никому не нужна. Для слишком ретивых девушек находят мужа, который рад и этому. а что потом творится в новой семье–это остается за занавесями в их окнах. В данном случае, поскольку ничего не было, то дочке могут дать пониже спины, после чего загрузить работой, чтобы ненужные мысли ее не терзали, а Эдд как бы ни сном, ни духом, и даже только проснулся.
На сем его настигло желание смежить ресницы, что они и выполнил, и посмотрел сон, как еще в детстве ест ягоды прямо с куста. И даже не пачкается их соком!
День в доме мэтра Оже начинался с гонга, в него били трижды с небольшим интервалом, и это означало, что пора вставать. Конечно, Матти уже к тому времени растапливала кухонную плиту    и готовила, а зимой ее сын начинал топить печки, отчего те, кто хотел поспать дальше    обязательно просыпались: когда на пол комнаты уронят охапку дров, ибо это сну не помогает, даже если Хенн ронял дрова в соседней комнате Чуть легче было в хозяйской спальне, там печка топилась из коридора, отчего лязг дверцы и падение дров на пол немножко маскировались. Впрочем, сейчас еще печки не топили-весна только начала заканчиваться, а лето только собралось начаться, и то собиралось очень неспешно.
А тут вернулся из храма хозяин дома, Эдд к этому моменту успел одеться и умыться. Матти же пошла встречать мэтра на первый этаж и рассказать про ночные ужасы дома, отчего еда немного подгорела, потому как она от волнения о ней забыла. Но есть можно было, ибо если не превратилась в сплошные уголья, то, значит, пригодна.
Хозяин, несмотря на информацию от Матти, с Эддом поздоровался без раздражения и сказал, что после завтрака они поговорят об обучении. А пока он, Оже, кое-куда спешит.
С туалетами в столичном городе положение было такое: если жителя или гостя заставала неотложная надобность на улице, то выбор был невелик: или он забегал к знакомым и родственникам, или находил укромный уголок. Поскольку укромность все понимали по-разному, то иногда это случалось прямо под дверью дома или на его крыльце. Жители дома, где это случалось, могли отомстить выливанием ночного горшка из окна на нарушителя благолепия, если, конечно, успевали увидеть осквернителя. Могли и выйти, и преподать урок хороших манер по тем местам, до которых дотянулись. Мэтр Оже, как почтенный житель города, не мог поступать, как разные засранцы, и героически дотерпел до дома.
Магистрат уже десять лет обсуждал возможность построить общественный туалет на рыночной площади, но все что-то мешало- то перенос части палаток, арендуемых купцами, то проклятые финансовые вопросы то еще что. Впрочем, его начали строить через двенадцать лет и строили аж два года.    Поскольку внешне туалет отдаленно напоминал крепостную башенку, длительность его постройки по сравнению с крепостными башнями породила много ехидных высказываний в стихах и прозе в адрес отцов города.
Анни к завтраку не вышла, видимо, ела в комнате. Оже и Эдд после еды отправились в фонарик, где можно было и подымить, и поговорить.
–Ты, как будущий маг, должен знать, что Владыка магии Сорбэ и иные боги могут и прямо говорить с магом. Обычно это происходит во сне, иногда могут и использовать сельского жителя, простого и слабого умом, как передающее звено. Все это делается для того, чтобы великая божественная сила не нанесла повреждений никому. Простые разумом жители работают как переговорная труба на судах, через них можно задать вопрос и через них же получить ответ. Иногда они только пересказывают инструкции бессмертных.    Если когда-нибудь Сорбэ обратится прямо к тебе, ты поймешь, что для разговора с тобой он утишит голос до минимально возможного, и то это будет на грани того, что выдерживают твои уши, и ты познаешь, насколько велика божественная мощь, когда ощутишь ее слабый отголосок, приложенный к тебе. Тебе приходилось встречать очень сильных людей, которые только слегка хлопнут другого по плечу без всяких плохих намерений, но он аж с трудом удерживается от «легкого» хлопка на ногах? Вот это аналогия встречи с мощью бессмертных.
Когда же маг желает услышать ответ Сорбэ на то, что его беспокоит, то принято провести ночь в храме и услышать ответ во сне.
Иногда приходится приходить туда несколько раз, пока не придет ответ. Неявляющиеся магами тоже могут провести ночь в храме и ждать ответа на волнующее их, это жрецами дозволяется.
Вот и сейчас я услышал во сне многое.
Что касается тебя: Владыка Магии сообщил, что ничего страшного в том, что ты старше обычного для учеников возраста, нет. Самое главное, чтобы ты хорошо усвоил темейский язык, остальное же пойдет как и с более молодыми учениками, Ты учиться будешь быстрее, в том числе и потому, что меньше будешь отвлекаться на детские проделки и понимание многих вещей    у тебя будет лучше, ибо ты знаком с их аналогиями    в твоем мире.
Мэтр прервал речь и затянулся дымом табака.
–Мэтр, а что это за темейский язык?
–Им не пользуются жители в каком-то месте королевства или за его пределами. Это древний язык, на котором произносятся заклинания магами. Я еще буду рассказывать о том, где у мага создается Сила, которой он преобразует мир вокруг себя. Прими для простоты пока, что Сила приходит в тебя по повелению бессмертных, накапливается у тебя в сердце и при необходимости выходит из твоего сердца и, скажем, поджигает нарубленные дрова костра. Ты управляешь ею с помощью заклинаний. Тебе приучают делать это в определенном порядке. Представь, что ты читаешь молитву Свету:
«Свет моего дня, освещай мне дорогу весь день и вернись завтра утром, покинув меня ненадолго». И вот на каждое слово молитвы твой организм мага делает что-то, чтобы к моменту произнесения слово «ненадолго» поток Силы вышел из тебя и поджег дрова. На слова «свет моего дня» ты готовишь свое сердце, на «завтра утром» ты нацеливаешь Силу, а потом выпускаешь. При этом ты не думаешь о деталях, что делается с тобой, когда ты произносишь нужные слова. Ты ведь был воином? Вот и представь, что тебя обучили, скажем, начинать схватку на мечах подобным образом: «свет» и твоя рука ложится на рукоятку. «Моего»- пробует выдвинуть лезвие из ножен и так далее, чтобы «Ненадолго» проговаривалось, когда твой меч рубит врага по левой ключице. Когда ты выполняешь приемы зашиты или нападения, ты ведь не думаешь, что сначала я сделаю то-то, потом рубану? Все это ты делаешь, не вспоминая, что нужно делать, а просто делаешь.
–Мэтр, а если заклинание на этом языке произнесет не маг? Что тогда будет?
–В большинстве случаев ничего. Просто некто произнес тарабарщину, не понимая, что именно сказал. Дети такие слова говорят десятки раз на дню. Один раз на несколько сот случаев может произойти совпадение, когда сквозь немага проходит поток Силы, направленный не им, и эти слова исказят его прохождение. Если немаг произнесет без ошибок какую-то формулу заклинания, скажем, которой маг может прирастить коровий хвост кому-то, то хвост не прирастет, ведь немаг не управляет, он лишь искажает движение Силы. Поэтому у жертвы может обжечь то место, где обычно растет хвост. Тебе знакомо явление, когда стрела на охоте отклоняется веткой и потому она попадает в дичь вскользь или вообще боком?
–Да, знакомо.
–Вот так и произойдет. Только представь, что наконечник смазан ядом, поэтому даже неопасная царапина тоже может оказаться смертельной.
–Понятно. Мэтр, я хотел вам сказать насчет событий минувшей ночи, что…
–Остановись, Эдд. Слова не нужны. Владыка магии сообщил мне, что произошло, и что никто не виноват. Ты–потому, что ничего не сделал. Анни- потому, что другая бессмертная внушила ей мысль, что именно ты-ее судьба. А еще одна бессмертная- не дала заснуть Матти и заставила ее бдить и перехватить Анни до того, как что-то случится.
Время придет, и все станет понятно, куда ведут ваши дороги–в одно и тоже место, или в разные. Поэтому обсуждение этого события мы закончим. Но скажи, когда ты жил в свое мире, был ли ты тогда женат и были ли у тебя дети?
–Да, я был женат и имел двух сыновей. Старший унаследовал мой титул, а младшему тогда исполнилось тринадцать лет. Супруга моя склоняла старшего сына жениться и даже нашла ему невесту, но он не очень рвался в храм, а, поскольку он являлся лордом, то никто не мог приказать ему жениться, даже мама. Чем успешно пользовался, поскольку именно тогда жениться не хотел. Мне об этом рассказывали другие люди, поэтому я не знаю, почему: ему не нравится брак как таковой, ему не нравится избранница матери или тут что-то еще. У нас принято, чтобы о браках договаривались родители, поэтому далеко не всегда жених и невеста знакомы друг с другом вообще. Хотя браки между соседями бывают, поэтому тогда, если родители не против, то все случается как бы само собой-молодые люди были знакомы, встречались не по личному желанию. Потом у них вспыхнула любовь, и они обратились с просьбой о благословении. Родные про себя сказали: «Наконец-то!» и, для виду поколебавшись, его дали. Хотя дети не знают, что еще год назад, когда они потянулись друг к другу, мамы уже встретились и договорились, что когда дети решатся, то не встретят отказа.
Некогда я был влюблен в одну девушку, и хотел жениться на ней, она меня тоже любила. Но ее отец счел меня недостаточно хорошим для дочки и выдал ее замуж за того, кто был лучше меня. Она умерла родами. Скажу честно, поскольку мы воевали на разных сторонах, мне хотелось встретить этого мужа в бою и избавить ее от уз брака. Жениться на вдовах принято обычно для вдовцов,
а не для молодых людей, но я был готов плюнуть на мнение болтливых благородных дам, а болтливым благородным господам укоротить язык на поединке. Но не случилось. Потом я был обручен с другой девушкой, но еще до свадьбы ее лошадь испугалась бросившейся под ноги собаки и сбросила ее. Хорошо, что она не мучилась. К тому времен умер мой старший брат, не оставив потомства, и надо было заняться продлением нашего рода. Оттого я сказал родным, что надеюсь, что они подберут достойную девушку. Но просил их, чтобы они не выбирали очень болтливую. Они честно выбрали наименее говорливую, но супруга моя в этом смысле испортилась и стала болтать больше, чем на заре брака.
Извините, я немножко заболтался.
–Ничего. Сейчас мы пройдем в мой кабинет для размышлений и займемся началом обучения. Занятия будут проходить до обеда и после него. Поскольку тебе придется учиться здешним языкам и письменности, то занятия письменностью обычно будут утром, когда свет лучше, а другие-и после обеда. В седьмой день недели занятия проводить не принято, но ты можешь прочесть несколько страниц книги по магии и задать вопросы в учебный день.
Разумеется, я могу отсутствовать по делам, тогда тебе будет дано домашнее задание, которое ты должен будешь выучить сам.
Когда ты кое-чему научишься, то сможешь помогать мне принимать людей, что просят о магической помощи. Но, пока ты не готов безопасно проводить магические действия, без меня лучше этим не заниматься. Почему? Чтобы избежать неконтролируемого воздействия Силой. Вот ты сжег эту змею в лесу и более никто не пострадал от огня. Даже если бы погорели белки и кролики, а также сгорело пара кустов, то никто бы тебе не выдвинул претензий, раз это было в заповедном лесу. Сгоревшие деревья в частновладельческом лесу или саду- тут возможен судебный процесс, который может вывернуться и благоприятно для тебя, и не очень. Ты ведь знаешь, что гибель двух зайцев способна привести владельца леса в бешенство, а укус тебя змеей ему безразличен? Вот-вот.
Но если бы ты сжег эту змею, которая угрожала члену королевской семьи и при этом кому-то обжег пятку, то тебя бы ждала награда, а никто не подал бы в суд за причинение вреда. Ну разве что девушка с обожженной пяткой решила, что ты от нее ничего не добьешься по женской части, хе-хе. Пойдем!
–Но, мэтр, тут есть еще другой вопрос. Обучение магическим искусствам стоит каких-то денег. А у меня в этом мире их не так чтобы и много…
–Пусть это тебя не беспокоит. Ты будешь жить у меня в доме и учиться у меня магии и это все. Даже если не захочешь жениться на Анни, хе-хе.
Пойдем, а то мне снова захочется выкурить трубочку, еще не сделав дел!
__________
Вдохнув табачный дым, и выпустив кольцо его, Оже поинтересовался тем, что Эдд видел в царстве мертвых
–Учитель, мне запрещено говорить о подробностях, да и даже о том, что я побывал там, упоминать без большой нужды не нужно. Ноя почему-то думаю. что скрывать от вас этого нельзя.
–Ты прав, Эдд. Между учеником и учителем устанавливается особые отношения. Например, в смысле применения магии: учитель получает возможность прервать магическое воздействие ученика, чтобы из этого ничего плохого не вышло. Когда же обучение закончится, управляющее заклинание снимается. В особые отношения входит еще правило честности: ученик должен без утайки рассказывать, что он думает о любых вещах и что именно сделал. Ограничение тут только на семейные тайны и любовные отношения. Там тоже можно сказать: «Аран», хе-хе.
Тут надо сказать, что юные маги, придумав новое заклинание по ловле белок, не залезая на дерево, могут сначала его использовать самостоятельно, без одобрения учителем, а уже потом сказать ему. Это нарушение, и оно подлежит наказанию. Потому что юный маг не всегда способен оценить правильность своего заклинания и безопасность его использования, отчего может быть вред для него и для других.
Но опять же честно скажу. что редкий ученик так не делает. Это, видимо, проявление юного возраста, делать все по-своему, даже зная, что это неправильно. Нужно перерасти юношеский период самонадеянности.
Да, ты говорил, что та война, расследовать причину начала которой тебя послали бессмертные, называлась «Война Конца Света»?
–Да, учитель, так ее многие называли, правда, не при королевском дворе. Ибо правившая в последние годы моей жизни династия получила трон именно в результате этой войны, что намекает на то, что ее приход тоже можно назвать Концом Света.
–Да, об этом стоит подумать. Но ты говорил, что в ее начале виноваты существа Дал Игн.
У нас их называют вельбужды, правда, уже много лет их никто не видел.
Но ученики мага до сих пор обучаются тому, что делать, если увидишь его в половинном или полном виде. Кто ведает, когда снова откроются ворота в их мир. У нас тоже была война Конца Света, правда, это название можно невозбранно употреблять везде. Было это почти тридцать лет назад. Тогда случилось подряд три или четыре тяжелых года. Неурожаи, голод, потом снова неурожай, затем хорошая весна и все уже понадеялись, что в этот год будет богатый урожай, но вот летом совершенно не шли дожди. Потом эпидемия кишечной хвори, потом другая эпидемия.... Народ измучился, и вот средь крестьян Ланнерской округи появился проповедник, который заявил, что это испытание перед последней войной, когда весь мир падет в лапы темным силам, кроме тех, кто пойдет за ним на сам хребет и будет оборонять его от полчищ Тьмы. При этом под полчищами Тьмы подразумевались не демоны и прочие темные потусторонние силы, а, скажем, сборщики налогов и сельская стража. А проповедник рассказывал дальше, что под влиянием темных сил сошли с ума все представители власти, оттого они будут сейчас всех особо жестоко тиранить, и тот, кто не пойдет на хребет, станет последним рабом Темноты и умрет после долгих мук. Но даже в посмертии он     будет жалким обитателем самых нижних слоев подземного мира, прощение светлых богов его не коснется, и вечны будут издевательства демонов над ним. Окрестные крестьяне прониклись его идеями, бросили все и отправились на хребет. Попытка ополчения местных танов задержать их исход не удалась. Крестьяне прямо лезли на оружие, презирая смерть, и буквально затоптали ополчение в землю. Должно быть, проповедник обещал, что смерть в бою за это их спасет от порабощения темными силами. Они пошли на хребет, чтобы ждать последней битвы и торжества света, как они его понимали. Но в том году в горах рано выпал снег и ударили морозы. Вся масса крестьян с трудом ползла по заваленным снегом дорогам к перевалу Небесный Колокол. Идущие десятками умирали от холода, голода, ведь они, возбужденные проповедью, почти ничего с собой не взяли. Они падали с обрывов, болели, но упорно двигались вперед. До перевала дошли буквально единицы, все остальные устлали собой дороги и ущелья. Что там было дальше– остались только легенды, которые говорят разное. Что наставник обернулся демоном, который жестоко посмеялся над обманутым им народом, и не выдержав этого смеха, уцелевшие спрыгнули в пропасть. Еще говорят, что они перешли хребет и спаслись на той его стороне хребта. Есть и такая легенда, что они превратились в птиц и улетели, куда захотели. Я же думаю, что они так и остались там на вершинах гор, ибо умерли от голода и холода.
С тех пор те места редко кто посещает, а если уж идет, то обычно не сходит с дороги. Больно страшные умертвия и духи ходят вокруг, родившись из исполненных ненависти погибших.
–Учитель, вы говорили о том, как в молодости участвовали в военном походе и выбрались из очень тяжелого положения– это именно про те события?
–Да, Эдд. Я не мог им сдаться, потому что увидел, что они делают с пленными. Их, как слуг демонов, в живых не оставляли, и смерть их была…Скажем так, нехорошей и не быстрой.
Ладно, оставим это своей памяти. Кроме обучения магии, ты должен изучить языки королевства, основы счета     и письма, географию королевства и его устройство, то есть как устроена власть в каждой провинции и городе. Кроме того, как маг ты должен представлять, какие законы королевства регулируют деятельность магов. И. конечно, взаимоотношения внутри магической корпорации.
Маг снова полез за табаком в кисет. Эдд подумал, что его учителю, наверное, удобнее, рассказывать здесь, чем в комнате с тяжелым запахом.
Оже перезарядил трубку и вдохнул дым.
–Начнем с внутримагических отношений. Наше сообщество не цех мастеров, оттого многие законы и правила не писаны и изменчивы. Это происходит как от предмета нашей деятельности, так и от того. что маги не хотят уподобляться производителям посуды или сапог, высоко ценя свою особенность. И даже слишком высоко. Есть, конечно, два Кодекса, и ты их изучишь, а я скажу, как зачастую толкуются статьи их. Увидишь, что иногда совсем наоборот тому, что там написано.
Раз мы не цех, то руководства ц магической корпорации нет.    Есть два жреца храма Сорбэ, которые вступают третейскими судьями в внутримагических конфликтах. Можно обращаться и в суды, коронный либо местный, но не принято и даже порицается, когда из-за внутримагических вопросов идут в суд.
В случае необходимости что-то срочно решить собирается собрание наличных магов в городе, куда приглашаются полноправные маги и старшие ученики, которые могут руководить другими учениками. Кроме того, раз в год или два в столице собирается Конклав, где могут присутствовать только полноправные маги всего королевства. Ученики могут участвовать лишь по специальному приглашению. Встречаются такие молодые, но ранние, которые и в учениках отличаются открытиями или заслугами.
Что делать, если маг Иррин    решил, что маг Ринни к-то его обидел или посмеялся недостойным образом над его достижениями, а в личной беседе или за бутылкой вина они не договорились, кто более прав? Он обращается к жрецам храма, а те общаются с самим Владыкой Магии, а тот выносит решение. Мне припоминается, что раза два он сообщал магам, что не желает ничего слышать о подобной чепухе. Тогда маги должны перестать публично выяснять отношения. Один или оба из них могут затаить обиду, но мстить могут только неявно, проголосовав против присвоения звания полноправного мага ученику соперника или не выдав племянницу замуж за племянника своего обидчика.
Иногда Сорбэ не против магической дуэли. Особенно это касается споров о том, кто первый из них что-то придумал. Ты не представляешь, как трепетно относятся маги к этому? Упаси тебя бессмертные от участия в спорах на эту тему! Ты сразу ощутишь, что стоишь на краю бездны отчаяния и край ее уже осыпается под твоими ногами!
–Мне подобное знакомо, когда обсуждали насколько благороден кто-то и как на его нынешний статус повлияло то, что его дед ради большого приданого женился на купчихе. Как тяжело при этом делать непроницаемое лицо и говорить что-то как бы глубокомысленное. Но, учитель. вы начали говорить о магических дуэлях?
–Чем они хороши, что редко заканчиваются смертями. Маги рождаются на свет прихотливо, то много, то мало и не всегда получают это звание. Если они проводят поединок, используя свое искусство, то должны пользоваться оба только одной Стихией. Если они это не могут, то дуэль производится на холодном оружии. Когда обиженный маг спрашивает жрецов мнение Сорбэ, он обычно это учитывает и получает ответ, что ему придется сражаться на оружии, а вот до смерти или до первой крови-он должен решить сам. Но и иногда Владыка магии настаивает на дуэли    до первой крови.
_____
Да, если поединок происходит между алхимиками, там правила немного иные. Там все происходит не на заклинаниях, а на магических веществах, и тоже можно варьировать вредом для противника. Оба приходят на место с субстанцией, то есть ядом, и противоядием. Субстанции должно быть ровно столько, сколько нужно на одного человека, чтобы никто другой не пострадал. Поединщики вручают противнику пузырек с своей субстанцией, принимают противоядие, а потом пьют 'оружие врага'. Тут нередки сразу два покойника. Маги-алхимики по-другому не могут. Но ты еще увидишь их и поймешь, отчего так.
     Поединки проходят в храмовом дворике, отчего борющиеся используют простые заклинания, которыми они выталкивают противника за его пределы. Ну, чтобы огненный дождь или молнии не пугали проходящих мимо людей. При дуэли на мечах-все, конечно, проще.
    Маг с грустью поглядел на потухшую трубку, но набивать ее не стал.
    -Что еще ты должен знать: правом осуществления магического поединка обладают только полноправные маги. Использование магии против людей не для самозащиты или спасения других запрещено законом и нашими обычаями. Потому на магическом поединке противники-маги друг друга не убивают, а выталкивают из дворика храма. Конечно, не все носящие мантию законопослушны и человеколюбивы, но стремиться к этому надо.
     Если ученики магов задумали дуэль на мечах или кончарах из-за девушки, это уже не магическая дуэль, а обычный поединок двух подданных короля. Если один из них из семьи танов, а другой не сильно родовит, скажем так, то первый имеет право отказаться от поединка. Таковы права благородного сословия. Если оба согласны, то они должны пригласить коронного чиновника и встретиться в его присутствии. Если они собрались драться до смерти кого-то, то приглашение мага или лекаря не обязательно
    Если до первой крови-то пусть приглашают. Еще дуэлянт должен урегулировать все свои дела, решив, кто будет его наследником и освободив обрученную с ним девушку от клятв ему в случае его гибели. Ну, и заплатить коронную пошлину. В части провинций есть и отличия в законах, но это мы еще будем обговаривать. У короля есть право вмешаться и запретить поединок, но пользуется он им редко, в основном, когда один из участников последний, кто может продолжить свой род. Но это запрещение действует, пока монарх жив
    -Учитель, а много ли магов в стране?
    -Пятьдесят-шестьдесят, я думаю. На последнем Конклаве было тридцать два. Но есть уже не практикующие, из-за весьма почтенного возраста. В столице живет тринадцать из них и два жреца, они некогда были магами. В Железнореченске, кажется, трое. В приморских провинциях три или четыре. Есть провинции, где есть когда один, когда вообще никого. Особенно редки некроманты. Им зачастую даже трудно найти, где и у кого учиться своей магии, приходится ездить за границу. Сейчас в стране есть три некроманта, из них один отошел от дел. Даже уговорить его просто глянуть на будущего мага для поиска способностей к некромантии бывает сложно, а учеников он давно не берет.
    -Учитель, а какие обязанности и налоги должен платить и выполнять маг?
    - Я уже немного про это говорил, но вижу, что надо добавить. Полноправный маг не платит в королевскую казну налоги. Он исполняет некоторые порученные ему дела, по жребию участвует в походах королевской армии в мирное время, о чем я рассказывал на своем примере. Когда объявлена война другим владыкам -может и вне очереди, но тут учитывается его Стихия. Некроманты, медиумы и алхимики по роду своей магической активности не используются. Разве что, когда помимо прорицательского Дара, у них есть и способность к Стихиям, это иногда случается. Еще маг может быть призван во дворец для оказания магической помощи королевскому семейству. Обычно этим занимается придворный маг, но случаются очень сложные казусы, когда нужно участие нескольких магов, или когда придворный маг умер, а новый еще не найден.
    Маг платит только налоги городу или провинции за владение: дом, ферму лавку и тому подобное. За магическую деятельность -нет. Но, если маг захочет варить варенье и торговать им либо что-то другим, то за это налоги существуют. И еще надо разобраться, есть ли в городе цех, который занимается тем же самым, чтобы не было конфликтов.
    Но надо сказать, что если маг участвует в борьбе с эпидемиями, то ему часто предоставляют скидку в налоге на дом или двор. Я живу в городе и участвую в борьбе с эпидемиями, когда они случаются. И за то плачу только половину налогов на дом и сад.
    Периодически город или провинция, в которой магов нет, предоставляет разные льготы тому магу, кто захочет туда переехать. Мой отец, когда переехал сюда после знаменитого Красного Мора, получил от города этот дом практически за символическую сумму. Правда, дом ранее принадлежал купцу, умершему от Красного Мора, поэтому нужна была некоторая смелость, чтобы жить в этом доме и не бояться заболеть.
    При плавании на судах, если маг предлагает помощь шкиперу, ему тоже могут сильно сбросить цену проезда. Скажем, при нападении пиратов сильный маг способен лишить нападавших парусов, и они не догонят. Маг послабее может дождаться попытки абордажа и сильно проредить пиратские ряды. Силу мага я в данном случае определяю как возможность нанести удар на большом расстоянии или только на малом.
    -А что это за Красный Мор, учитель?
    -Было такое тогда поветрие. Очень тяжелая болезнь, половина заболевших умирала. Первых два-три дня-все текло как обычная простуда зимы и осени. Но потом начинались кровотечения-из десен, носа, из практически всех естественных отверстий, рвота кровью. И нарастала лихорадка. Кроме красноты вытекающей крови, еще на теле проявлялась красная сыпь необычной формы. Если человек не умирал до срока в шесть дней, то жар потихоньку спадал, кровотечения прекращались, и он выздоравливал. Но часто оставалось стойкое ухудшение зрения. В городе умерло почти тысяча человек, многие бежали из него в провинции, но смерть настигала их и там. Такой болезни не было раньше и нет уже много лет с тех пор. Выжившие после эпидемии маги искали причину Мора, и кое-что говорило о том, что это результат магических действий. Но исследователи не могли однозначно связать все воедино, что было результатом магических действий, а что нет. Следующий Конклав тоже не пришел к единому мнению, что и отчего. На случай повторения Мора всем магам раздали список заклинаний, помогавших облегчать состояние больных. Предупреждая твой вопрос, Эдд, о моем мнении, скажу вот что: когда природа Мора однозначно магическая, то мы можем это доказать и, работая против задействованной врагом рода человеческого Стихии, можно добиваться прекращения болезни. Тут, конечно, многое зависит от силы мага, но, скажем, тогда у мага небольшой силы выздоравливает отец, а спасти детей не удается. У мага посильнее могут выжить половина больных в семье. Тогдашние маги же писали, что могли помочь немного уменьшить жар и кровоточивость, пользуясь заклинаниями общего воздействия. Чтобы тебе было понятнее, поясню так: к примеру, ты знаешь, что у твоего противника в доспехах есть уязвимое место, и ты ждешь, когда будет возможность ударить туда. Это будет аналогом заклинаний прямого действия, когда мы точно знаем причину болезни и подрубаем корни ее. Если мы не знаем, есть ли уязвимое место у противника. мы бьем. куда получается, рассчитывая на то, что какой-то удар окажется роковым. Или, если доспех очень крепок, то скажутся многочисленные контузящие удары и боль от них.

)
Размещено: 29.05.2021, 20:50
  
Всего страниц: 2