Всего страниц: 11
Алесь (corud): Лимерики
Размещено: 10.02.2020, 15:56
  
Любовь и кровь




     Черт возьми, как приятно подниматься утром не по звонку из канцелярии или вводящему в дрожь заводскому гудку, просто с рассветом, чтобы идти на поля работать, и не по безжалостному окрику сержанта в казарме. Только тот, кто пережил и долго испытывал насильственную и обязательную для тебя побудку, может оценить свободу вставать с постели, как и когда захочется. Вот и сейчас мягкое утреннее солнце разбудило меня в свой черед, без нервов и шума. Легкий аромат цветов, тепла уборная и ванная, свежайший и невероятно приятный на ощупь халат из верблюжьей шерсти. По мраморному полу можно смело шагать без тапочек, он покрыт специальными циновками. В конце широкого коридора слышится плеск воды, кто-то уже начал утро в бассейне.
    Бассейн – это моя гордость, моё утешение в промозглые зимние дни, хотя и лето тут ничуть не суше. В этом мире нет возможности достаточно быстро оказаться на теплом море, транспорт незатейлив и не скороходен. Правда, в городе существует сеть элладских бань, но там царят сословные и половые разделения. Вряд ли я смогу свободно находиться там со всеми своими нимфами. Вот именно поэтому моя изобретательность и инженерный гений знакомых архитекторов помогли соорудить в нашем особняке круглогодичный уголок летних наслаждений. Подогрев воды и самого помещения давал возможность купаться в различное время суток, кроме уж очень холодных дней. Но тогда мы отдавали должное обычным зимним забавам: лыжам, конькам и катаниям со снежных горок.
    Кто спросите мы? Одна из них моя несравненная Бригитта Финдабайр уже вышла из воды, уселась в плетеное кресло и пьет свой неизменный утренний кофе. Да, уже больше года, как она полностью моя. Девушка оказалась натуральной девственницей как в физиологическом, так и этическом плане, но с радостью и страстью неофитки полностью погрузилась в мир эротических грез и фантазий. Отчетливо помню её первую боль и страх, постепенно переходящий в радость и наслаждение. О, мало кто так мог без остатка отдаваться страсти, погружаясь в данную нам природой негу, полностью растворяясь во мне и одновременно вызывая непомерное мужское желание. Так и хочется воскликнуть – «Ах, какая женщина!»

    - Кофе?
    - Зачем спрашивать?
    Бригитта бренчит изящным колокольчиком, подзывая дежурную горничную. Я же пока наслаждаюсь видом длинных и стройных ног своей дамы сердца, выглядывающих из-под кокетливо короткого халатика. Этот мир, слава богу, еще не знает эпиляции, все здесь натурально, и если полы халата чуть распахнутся, то я увижу темненький и курчавый треугольник желаний.
    - О, такой знакомый взгляд и уже с утра?
    Моя женщина читает меня, как открытую книгу. Мы по существу не так давно вместе, но уже так близко притерлись друг к другу, как не делают некоторые супружеские пары за много — много лет. Нет, мы не женаты, нам этого не нужно. И плевать на слухи и предрассудки, мы как раз из породы тех людей, кто взламывает эти самые устои общества.
    - Я не могу просто так поглядеть на свою любимую женщину?
    - Такими глазами не смотрят, а раздевают, дорогой.
    Наш утренний спич прерывает горничная Арлета, милая девушка в коротком платьице. Пшеничные волосы красиво оттеняют деревенский загар служанки. Пока она расставляет завтрак на сервировочном столике, я рассматриваю её крепкие ляжечки. В нашем доме принята короткая одежда, нечего стеснять движения! Я считаю настоящим преступлением скрывать красивые части тела и заставлять служанок работать в неудобной одежде. Собственно, и прислуга в нашем особняке необычная. Например, я отлично помню, что треугольник внизу живота Арлеты точно такого же золотистые, что волосы на голове, её груди не так велики, но очень упруги, а задница, вообще, выше всяких похвал. Бригитта, также знает, что это знаю я. Наш тесный мирок для местного общества необычайно странен, он выбивается из общепринятых норм и правил. Ну так я и уровень нынешней цивилизации вполне могут себе это позволить.    

    На столике сервирован легкий завтрак: фарфоровый кофейник, розетка с абрикосовым вареньем, свежие булочки, паштет из красной рыбы и сливочное масло. Никакой овсянки и ужасного бекона с яичницей! Кофе с абиссинских плантаций как всегда бесподобен, булочки просто таят во рту, а Бригитта услаждает мой взор. Девушка входит в самую пору женского расцвета. От двадцати до двадцати девяти лет, когда тонкие небесные создания приобретают зрелые женские формы, но еще не теряют юношеского задора и легкости, накапливают некий жизненный опыт, умение обращаться с мужчинами, как в обществе, так и в постели. Они еще не все перепробовали, в них не утолена жажда самой жизни, глаза не потускнели и не опали в печали плечи. Можно еще добавить про отсутствие целлюлита, не упавшие до живота сиськи и прочую похабщину, но не будем сегодня портить наш день.
    - Чем собираешься заняться?
    - Ты же знаешь, что издательство требует закончить книгу. Читатели давно разрывают их на части, а я застрял на пятой главе.
    - Там, где охотника преследует не наблюдал медведя в природной среде, и у меня не получается все правильно описать.
    - Так найди охотника
    - Дорогая, Бретонь и Северные земли находятся в другой части света!
    - Зачем так далеко, а Скандия? Там также водятся свирепые медведи.
    Я задумался, какая все-таки у меня умная женщина! Точно, позвоню своему агенту, пусть найдет в городе кого-нибудь из приезжих охотников. Не может быть, чтобы в столице Придении не нашлось хотя бы одного приезжего траппера.

    Наш милый разговор прерывают юные девушки компаньонки. Они с радостными криками вбегают в помещение бассейна, тут же скидывают одежду и ныряют в воду. Юношеское нетерпение так и хлещет от их тел, заставляет радостно подпрыгивать в бассейне и нырять глубже. Я невольно залюбовался изящными грациями нашего особняка. Да, эти девушки также живут в моем доме…ну и не только живут. Вот Гинерва, её крепкая румяная задница то и дело всплывает вверх, особенно когда девушка ныряет. Селма, наоборот, тонка и изящна, как маленькая статуэтка. В эротических упражнениях они также отличаются друг от друга поведением и любимыми позами. Но что может быть лучше разнообразия в сексе? Я тот еще любитель новенького и необычного. Бригитта с ехидством наблюдает за мной и фривольно подкалывает:
    - Если ты так возбудился, то развлекись с кем-нибудь из них, или пусть они обе исполнят ласки Юноны.
    - Хорошее такое предложение для утра!
    - Мне сегодня все равно нельзя, так что развлекайся, дорогой. Я пока проедусь по городу, узнаю свежие новости.
    - Скучаешь? Может, скатаемся в Лигурию или Иберию, а то и дальше? Сейчас там хорошо, жара спадает, начинается бархатный сезон!
    - Как же твоя книга?
    - Дай мне три дня! Последние главы продуманы до мелочей, с помощью Мердока я их быстренько набросаю, останется только править.
    - Тогда мне стоит озаботиться новым гардеробом.
    - Как пожелаешь, любимая!

    Бригитта повернулась к выходу, бросив на прощание довольно лукавый взгляд. Наши отношения одновременно просты и неимоверно сложны. Другие женщины в них не так важны, они только дополняют мои слишком высокие для здешнего общества сексуальные запросы. Дама моего сердца сама приводила в наш дом всех девушек для ночных утех и относится к траху с ними почти безразлично, или сама не прочь лечь третьей. В этом плане у нас не существует особых разногласий. Жизнь слишком коротка, чтоб отказываться от положенных нам удовольствий, если они, конечно, идут в радость.
    Но в тот же момент Бригитта постоянно хочет быть в курсе моих дел, моих мыслей, а это уже несколько напрягает. Хотя, может быть, именно так и проявляется настоящая близость? Для меня самого такое положение дел внове. Ладно хоть эти пупырчатые уроды меня отсюда пока не срывают, можно спокойно передохнуть и пожить в свое удовольствие. Если бы вы побывали во множестве гадких и страшных миров, то также оценили моё нынешнее положение. Живи пока живется!
    Поэтому к черту все, срываю халат и уже несколько разгоряченный ныряю в прохладную воду. Девушки охотно принимают пикантную игру в догонялки. Я с удовольствием хватаю их за различные части тела, предаюсь безудержному молодеческому веселью. Затем растекаюсь на краю бассейна, пока девушки старательно выводят трели на моей «кожаной флейте». В помещение заходит забрать посуду Арлета, бросая в нашу сторону лукавый взгляд. В моем доме подобные вольности уже давно не шокирует. Скажу даже больше, в некоторых поместьях и виллах этого города царит намного больший разврат и процветают чувственные извращения. Местное общество, как и все достаточно развитые цивилизации постепенно погружаются в этический хаос. Только вот к чему эти умные мысли нужны мне именно сейчас? Девушки научились красиво работать язычками, но мои желания уже простираются дальше. Мне срочно нужно вдохновение, впереди несколько дней каторжной работы.
    - Дамы, не найти ли нам подходящую кровать? Хватайте полотенца и побежали!
    Девчонок два раза уговаривать не надо. Чуть дальше по коридору у нас находится небольшая гостиная, где на просторном траходроме можно предаться всевозможным утехам. Зеркальные стены и потолок только увеличивает эффект от эротических упражнений, мягкие или туго набитые подушки, валики, кувшины со свежей водой, пузырьки с ароматическими маслами. Все здесь предназначено для спонтанных или хорошо продуманных забав. К потолку даже привязана удобные качели, высмотрел в одном китайском трактате.
    Я зажигаю ароматические палочки и скидываю полотенце с бедер. Гинерва с готовностью раздвигает передо мной ноги, она также возбуждена, на животе блестят капельки воды, девушка глубоко дышит, глаза разгорелись, а рот пикантно приоткрылся. Но не сейчас, переворачиваю компаньонку к себе задницей и ставлю в нужную позу. Поистине её круглая попка достойна резцов лучших скульпторов империи! Надо будет предложить кому-нибудь из знакомых художников девушку в качестве натурщицы, ну еще…и вдохновительницы. Мой жеребец вздыбливается еще выше, придется занять его весьма приятным процессом. Сзади ко мне крепко прижимается Силма, ей распухшие от предвкушения соски    мягко ласкают спину, а правая рука нежно обхватывает тестикулы. Поворачиваю голову, и мы сливаемся в поцелуе. Лепота! Люблю я женщин, хороших и разных!

    - Река с тяжелой угрюмостью несла свои глубокие воды дальше. Она даже не заметила несущийся по ней маленький плот, в любой момент готова была смахнуть его с поверхности, как надоедливую муху. Но для человека эта полноводная дорога являлаь настоящим спасением, каждую минуту приближая его к человеческому жилью. Людскому обществу, которого он чурался раньше, но которого сейчас возжелал со всей жадностью иссушенного жаждой путника. Точка!
    - Брависсимо! Маэстро, это лучшая ваша книга!
    Мердок обожает щеголять южными словечками, он учился в Наполи и навечно влюбился в искусство Великой Эллады, включавшей в этом мире южную часть Италии, Сицилию и многочисленные острова в Адриатике. Хотя несмотря на громкое название общались там на одном из латинских наречий. Но мне нравится этот спокойный паренек. Он умен, трудолюбив, исполнителен, не любит пустопорожних разговоров и слухов. Но самое лучшее его качество – Мердок умеем держать язык за зубами. Я специально его проверял и остался вполне удовлетворенным. Хотя за такие деньги от человека можно требовать и большего. Но я нежадный, хреновое это качество, особенно если ты сказочно богат. Нет ничего хуже состоятельного скряги, такие людишки смешны и бесполезны для человечества. Цивилизацию двигают меценаты и щедрые люди! Вот кому надо ставить памятники на площадях.
    - Не знаю, издательству придется очень много в ней править. Вот и не надо было меня торопить!
    - Сир, мне перепечатать на чистовую?
    - Займись, пожалуйста, завтра. Мы с Бригиттой послезавтра уезжаем, пусть правки высылают нам курьерской почтой. Адреса я сообщу позже.
    - Издатели будут недовольны, сир.
    - Куда они денутся! Объяснишь, что для вдохновения мне необходима перемена мест. Ничего, переживут! Контракт уже закончен, правила сейчас мои.

     Это сейчас мои книги, ставшие бестселлерами, приносят нам с девушкой неплохой доход. Год назад, когда я и Бригитта поселились вместе, финансовый вопрос встал во полный рост. Чековая книжка исчерпала свои возможности и следовало как-то подумать о нашем будущем. Мы как раз сняли уютные апартаменты в районе Лондиния, где обычно останавливались лица всевозможных творческих профессий. По этой причине никто при аренде не задавал лишних вопросов, жилища вполне комфортабельными, и мне совсем не хотелось терять подобные возможности. До первого гонорара за книгу было еще далеко, хотя знакомые Бригитте литераторы довольно тепло отозвались, прочитав мои черновики. В моду как раз входили приключения и приключения фантастические. Я же сразу обозначил свои романы, как фантастику, пусть и имеющую под собой некую реальность диких земель. Не хватало мне еще претензий со стороны жителей Бретони.
    Но жить требовалось уже сейчас, обеспечивать свою женщину и спокойный литературный труд. Ответ лежал на поверхности – это мои скрытые таланты. Бригитта от составленного мной коварного плана поначалу пришла в ужас, а потом в странное возбуждение. Она на поверку оказалась достаточно порочной девчонкой, хотя досталась мне девственницей с огромным желанием любить и быть любимой. Но чтобы отбросить условности местного общества требовался авантюрный склад характера, и я в ней не ошибся. Сам план созрел быстро, но претворение его в жизнь заняло еще некоторый период времени. Тогда же мне пришлось познакомиться со многими странными и частенько неприятными личностями.
    Если бы вы знали, как близко находится слой творческих людей к миру криминала и разврата! Хоят чего тут необычного? Почитайте о приключениях знаменитых звезд кино, театра и литературы. Через одного любвеобильный извращенец, аморальная личность или просто алкоголик. Мы же обстряпали свои дела через одного богемного любителя опиума. Наркотики в здешнем обществе в целом были под запретом, но таким очень уж легким запретом. Хотя до масштаба моей эпохи им еще далеко. Но как говорится – лиха беда начало! Маховик будущего «преступления века» понемногу раскрутился на полную. Чтобы претворить его в жизнь потребовались остатки моего состояния; задаток от издательства, благодаря чему я до сих пор у них в кабале, и сбережения самой девушки. Не спрашивая меня, она самостоятельно заложила собственные драгоценности, подарки от многочисленных родственников и родителей. Хотя чего я ожидал от людей, предки которых еще два поколения назад были теми еще разбойниками!    

    Первым пунктом нашего плана стояло- найти Агента. Именно так, с большой буквы именовали человека, сведущего в спекуляциях местного финансового мира. Да, здесь, как и в соседней Арморике вовсю процветали многочисленные денежные махинации, уже сформировался класс рантье и действовали безжалостные законы волчьего капитализма. Поэтому пощипать легонько одну из акул бизнеса не являлось чем-то особо предосудительным. Определившись с Агентом, который обеспечивал нас информацией и в дальнейшем вел наши финансовые дела, мы приступили к дальнейшему пункту авантюрного плана. Поиску будущей жертвы, хотя я бы никогда не обозвал так темную личность, сделавшую состояние на крови и слезах. Не буду даже упоминать его имени, оно и так общеизвестно по обе стороны Канала.
    Интересующие нас ценности хранились в его загородном особняке. Мы потратили кучу денег на грамотную разведку и наблюдение, не боясь привлечь излишнего внимания. В том мире все следят друг за другом, перекупают наблюдателей, информацию и охранников. Когда все пазлы, наконец, сложились, на железнодорожном вокзале Лондиния появилась парочка молодых людей, судя по всему, молодоженов. Скорый поезд быстро доставил нас в порт Довр, где мы тут же пересели на пароход. Вернее сказать, этот лайнер уже работал на жидком топливе, пассажирские корабли первыми переходили с угля на него. Меньше копоти и вони, мешающей путешественникам наслаждаться морским круизом.    
    Если Бригитта уже не раз переправлялась на Континент, то мне все было внове. Белые скалы Довра, серые волны Саксонского моря, чайки в небе, умеренная качка и большая кровать в заказанной нами двухместной каюте. Переход был недолгим, но мы успели удивить соседей своим эротическим пылом. Помню негодующий взгляд одной из пассажирок, и игривое подмигивание её пожилого супруга. Претензий к нам не было, что взять с горячих молодоженов! Через двенадцать часов мы уже сходили в огромном порту Ротдама. Обычно сюда едут люди, которым требуется дальнейшая дорога в Тевтонию и Славию, но нас ждала Арморика, вернее, её столица Руана. Центр деловой жизни западной части Континента, называемом в другом мире Европе.

    Честно говоря, меня удивил изощренный ум моей девушки. Так досконально продумывать житейские мелочи! Мы оказались на редкость талантливой криминальной парой. Если я создавал общую стратегию, то Бригитта наполняла её «тактическим мясом». В назначенный час мы хоронились в тени густо разросшегося кустарника. Этот район Руана полностью принадлежал зажиточным людям, и не было безобразной скученности и тесноты, присущей городам той эпохи. Наконец, раздались трели свистков, выкрики и топот подкованных башмаков. Нанятые через третьи руки грабители сделали неудачную попытку прорваться в дом через главные ворота. Пока охрана была занята в той стороне, мы свободно вошли через черный вход. Ловко перемахнув через забор, я помог перелезть девушке. Она была достаточно легка и ловка для подобного кульбита. В Придении обычное дело занятие каким-либо видом спорта, в том числе и для женщин.
    Сам хозяин в это время отсутствовал в столице, поэтому в особняке никто не проживал. Прислуга и охрана ютились в отдельном домике и заходили в сам особняк только по делу. Бестелесными тенями мы нырнули к мрачному флигелю, примыкавшему к основному зданию сзади, и замерли на месте. Еще была последняя возможность повернуть обратно. Я прислушался – вроде как тихо, ни скрипа, ни лишнего шороха. Мне совсем нестрашно, я уже слишком многое пережил и не собираюсь отказываться от всех прелестей, предоставляемых данным Планом. Поэтому решительно направляюсь к основательной задней двери и одним движением руки открываю все запоры. Бригитта тут же следует за мной и исчезает внутри здания. Вот сейчас мы и стали настоящими преступниками!

    Мы много работали над нашим планом, используя самые последние достижения науки и техники. Вот и в руках два ручных электрических фонарика. Здесь они пока еще большая редкость, особенно такие миниатюрные. Специальный заказ, доработанный для нужд конкретного клиента. Узкий пучок света указывает нам дальнейший путь. Я оборачиваюсь и в полумраке оглядываю свою девушку. Облегающее тело черное трико подчеркивает ее стройную фигуру, вздернутую вверх грудь и аппетитную попку, крепкую как орех. Черт возьми, мое внимание не осталось незамеченным, девушка закрывает рукой в перчатке рот, чтобы открыто не рассмеяться. Я также одет в трико и возбуждение тут же становится заметно. Блять, надо взять себя в руки! Нет, это не то, о чем вы грязно подумали. Просто следует размышлять о делах, ведь двигаться с эрекцией весьма затруднительно!
    Купленный нами с рук план особняка оказался почти верен. Хозяин тут уже успел кое-что переделать, усилил многочисленные двери, поставил ловушки. Хитрый дьявол! Но надетая на указательный палец Печать помогла нам быстро преодолеть все препятствия. Пожалуй, обычному это было бы не под силу. Уже открывая дверь сейфа-комнаты, я замечаю донельзя удивленные глаза Бургундии, которые уставились на меня через маску. Видимо, она ожидала неких замысловатых отмычек, технологичных инструментов или последних достижений науки. Но уж никак не обычное прикосновение пальцем. Но говорить нам некогда, да и не стоит. Охрана вот-вот опомнится и может войти в особняк. Внутри скрытого в глуби здания помещения все весьма аккуратно разложено. На одних полках лежат ценные бумаги, на других ассигнации в пачках, внизу стоят какие-то ящики. Не теряя времени, шагаем прямо к бумагам.
    Бинго! Не прошло и пяти минут, как Бригитта подпрыгивает от радости и подает мне увесистую кожаную папку. То, что доктор прописал! Ценные бумаги на предъявителя от одного из самых известных банков Лигурии! По ним нас будет невозможно отследить, ну почти невозможно. Отправляю их в самодельный рюкзак, сейчас нам еще потребуется создание видимости обычного, пусть и очень наглого ограбления. Номера ассигнаций скорей всего переписаны, но пару пачек мы все-таки возьмем, девушка внимательно отсматривает закладные векселя и берет несколько из них. Агент посоветовал нам ряд известных фамилий, пусть сыщики пойдут по ложному следу. Я останавливаю свой взгляд на картонной коробке. Слитки золота различного веса и пробы, пожалуй, возьму несколько. Их потом можно быстро продать по оптовой цене. Внезапно руки касаются какого-то черного мешочка, внутри небольшие прозрачные камешки. Это же неограненные алмазы! Пусть и со сложностями, но их также можно вполне безопасно сбыть. Бригитта снова прыгает от радости. Но дорогая, мы же договорились не брать драгоценности! По таким редкостям нас ничего не стоит отследить. Но внезапно в голову приходит одна интересная мысль, и я запихиваю несколько ярких камней во внутренний карман.

    Наше бегство уже не было таким интересным, хотя и все равно волнующим. Давненько я подобным образом не прокачивал адреналин! Черный мешочек с рубинами тихонько упал на территорию соседнего участка, как и несколько предметов из нашей одежды. Пусть сыщики покопаются в этом направлении! Наверняка кто-то из прислуги не удержится и присвоит себе найденные сокровища. Мы же бестелесными тенями скользим к заброшенной будке и уезжаем оттуда уже на спрятанных там заранее велосипедах. Здесь эти чудовища инженерной мысли называют самокатами. Они очень похожи на те средства передвижения, которые существовали в моем мире. Такие же неудобные в обращении, но зато давшие нам вполне приличную скорость. Остальной транспорт в нашем деле никак не подходил, извозчик — это лишние глаза и уши, арендованный паромобиль слишком долго заводить и прогревать, да и шуму он создает достаточно. Зато два колеса придали нам неслыханную мобильность и стоили совсем недорого.
    Запасная одежда была припрятана в съемном скромном домике на самой окраине города. Сразу после района богачей начинает пригород с более бедным населением. Молодая пара из колониальной провинции там совсем не привлекала к себе внимания. Многие приезжают в столицу, чтобы ознакомиться с ней, а проживание в подобном скромном жилище не сильно ударяет по финансам. Да и престарелая хозяйка вряд ли даже вспомнит наши лица, тем более с накладными усами и ресницами. Я быстро упаковал награбленное в крепкий дорожный саквояж и начал скидывать одежду. Вот не надо было в это время поворачиваться к девушке. Она стояла почти голой перед шкафом с дорожным костюмом, белея в полумраке аккуратными ягодицами. К моему боевому органу тут же прильнули литры крови, а дальше мы уже оба не могли остановиться, так нас обоих возбудила эти сумасшедшая ночь. Мне даже пришлось зажимать подруге рот, в постели Бригитта оказалась особой крикливой, что обычно еще больше заводило меня. Люблю проявление страсти во всевозможном виде. Кто-то из женщин просто кричит в пиковый момент, совершенно теряя рассудок, кто-то царапает спину или гимнастически изгибается.

    Утро мы встретили в одном из арморийских поездов. В мужчине с русыми волосами и рыжеватой бородой было сложно узнать темноволосого уроженца Бретони. Бригитта также стала блондинкой, и мы сошли за пару путешественников из северной Скандии. В ближайшем городке на другой поезд сели уже уроженцы Эллады, темноволосые и загорелые, мне пришлось приделать длинные усы и напомадить парик. Загар получился с помощью специального крема. Не особо сложно менять образы, прожив пару месяцев в творческом районе Лондона. Все необходимые аксессуары ожидали нас в камере хранения вокзала Руаны. Еще несколько переодеваний и смены маршрутов должны были окончательно сбить возможных преследователей со следа.    
    Мы действовали везде аккуратно, постоянно были в перчатках, благо мода настоящего времени это позволяла. Наш истинный облик знал только Агент, а его-то как раз нельзя было подозревать в симпатиях к Руанским махинаторам, они были смертельными врагами. Между финансовыми империями Арморики и Британии уже несколько веков велась война не на жизнь, а на смерть. Эта одна из причин, почему мы действовали в Руане. Агент же кроме огромного удовлетворения от смертельного оскорбления своего злейшего соперника получал вдобавок довольно хороший куш. Хотя, надо признаться, у меня была безумная мысль все-таки потом покончить и с ним, обрубив этот хвост навсегда. Но судьба приготовила нам подлый удар совсем с иной стороны.
    Пока же мы появились в райских кущах Лигурийской Ривьеры, которая занимает здесь все южное побережье Франции из моего мира. Ранней осенью этот уголок Континента был поистине чудесен. Уже не жаркое, но достаточно теплое солнце, ласковое море, много фруктов и вина. Жаль только искупаться в эту эпоху можно было на раздельных пляжах, да и то в куче неудобной одежде. Уныло как-то принимать водные и воздушные процедуры без созерцания множества приятных глазу тел в бикини. Женщины на самом деле неимоверно раскрепощаются на море, скидывая с себя лишнюю и постылую одежду, и предавая нагое тело ласковому солнцу и жгучим мужским взглядам. Ради этого они готовы терпеть несколько месяцев диеты, посещать спортивный зал и неделями искать подходящий купальник. Как я теперь понимаю нудистов! Все эти банальнейшие условности только утяжеляют наше и так короткое существование.

    Но пока нам совсем некогда было предаваться разврату и полноценному отдыху, следовало закончить начатое. В этом мире знаменитые Лигурийские банки заместили наши Швейцарские. Торговая средневековая республика понемногу превратилась в большую колониальную империю, затем успела рухнуть и возродиться уже в новом качестве. Самые лучшие курорты мира, виллы, стоящие баснословные деньги, изысканные услуги, сеть игровых заведений, целый флот круизных лайнеров. Все для досуга и развлечения новой буржуазной элиты человечества! Ну а высшие круги современного общества частенько добывают свои капиталы не самыми честными и законными способами. Так было есть и будет вовеки веков!
    Вот именно поэтому мы стоим сейчас перед неприметным приземистым зданием. Оно выполнено в стиле неоклассицизма, поражает воображение богато украшенными колоннами и барельефами. Опытный взгляд архитектора тут же поймет, что оно не так заурядно, как смотрится на первый взгляд. Мы-то точно знаем о существовании как минимум трех подземных этажей, а в местном камне их долбить очень тяжело. Нас уже ждут, телефон, как и телеграф давно перестали быть чем-то экстравагантным. В этот раз наша маскировка сделана предельно тщательно. Я по памяти воссоздал образ модный в моем времени «бороды лесоруба» и слегка перекрасил волосы. Бригитта еще в Лондоне перебрала кучу каталогов и сумела где-то найти платье по новейшей колониальной моде.
    Так, в образе милых заморских провинциалов мы и попали на минус первый этаж. Разговор с важным, но предельно вежливым господином довольно быстро перешел в деловое русло. Он проворно пролистал пачку ценных бумаг, одобрительно хмыкнул и тут же вызвал по внутреннему телефону штатного оценщика. Вскоре перед нами лежал листок с выведенной там суммой, которую этот банк был готов выкатить за скупку финансовых обязательств Республики. Даже за вычетом процентов она вышла немного выше ожидаемой. Значит, мы все-таки вытянули счастливый билет! Стараясь не выказывать эмоций, я хладнокровно подписал документы сделки.

    - Что-то еще?
    Я замер в некотором раздумье и выложил на стол стопку старинных золотых монет.
    - Сколько это может стоить?
    К моему удивлению глава отдела не стал никого вызывать, а достал из-под стола лупу и внимательно рассмотрел монеты.
    - Откуда они у вас?
    - Наследство от двоюродной тетушки. Собственно говоря, по этой причине мы и здесь.
    - Понятно, - к чести банковского служащего он полностью владел эмоциями и передал нам новый листок. Однако! Никак не ожидал от этих кругляшей столько ценности. – Только хочу предупредить вас, что мы не занимаемся скупкой, но… - человек посмотрел прямо нам в глаза, - можем в залог выдать вам чековую книжку.
    Посыл был предельно понятен. Если бы это были ворованные или полученные незаконным способом монеты, то мы, скорей всего, отказались от весьма удобного предложения. Но я был всецело уверен в нашей безопасности и согласился. Кто же тогда знал, что прокололись мы совершено в другом месте. После подписания следующего контракта отношение к нам заметно улучшилось. Не знаю, каким способом здесь разыскивают подспудную правду, или им, и на самом деле, по барабану, откуда в Лигурийские банки притекают капиталы, но на улицу мы вышли обеспеченными людьми. Я бы даже сказал, что очень обеспеченными и уважаемыми гражданами. Большая часть денег отправилась в соседний банк, уже оттуда их выведут доверенные лица Агента. Доверенность на это была нами выписана заранее, как и заочно открыт необходимый счет. В цивилизованном мире первыми развиваются услуги финансового толка. В тайнике еще оставались несколько золотых слитков и алмазы. На цепочке висел браслет, весь увешанный золотом, а в соседнем кармане душу согревала чековая книжка.
    Если бы я тогда знал, что мрачный черноволосый южанин, хмуро проводивший нас взглядом у дверей, сыграет в дальнейшем весьма зловещую роль.

    Снова поезд, затем пересадка, древний, пыхтящий на угле локомотив, и обычная деревенская повозка. Наконец, безмерно усталые и покрытые пылью, мы вошли в арендованное нами около небольшого городка шале. Сейчас несезон, и нам были очень даже рады. Вдалеке синеют горы, все вокруг покрыто зеленью, пахнет высохшими травами, тепло и безветренно. Старый дом из ракушечника по-деревенски уютен, как и все здания с историей. Что еще можно желать в этой жизни? Только любимую женщину! Быстро ныряем в ванну и в кровать, на которой, наверное, зачато не одного поколения здешних хозяев!
    Бригитта уже совершенно избавилась от вбитых с детства комплексов, и в постели даст фору какой-нибудь профурсетке из моего мира и времени. Три недели вдали от людей, именно этого нам так долго недоставало. Заодно мы переждали там опасный период, когда нас еще могли искать. Затем очередная поездка в ближайший сонный городок, телеграмма, получение почты, награда. Имеющихся золотых бусинок хватило на два месяца отдыха на Ривьере и в Наполи, затем было долгое путешествие Ахайю, Лидию и Левант.
    Мы вели праздную жизнь обычных отдыхающих, то играя в безмятежных провинциалов, то в утончённую столичную богему. Я продолжил писать свою первую книгу, Бригитта помогала править её, девушке вполне хватало для этого собственного образования. Мы наслаждались солнцем, вином, морем и друг другом. Тогда же я привел в первый раз на снятую нами виллу постороннюю женщину. Все поначалу вышло случайно, ну выпили лишнего, а уже не успели опомниться, как оказались в постели втроем. Всем понравилось подобное времяпровождение и позднее время от времени мы практиковали различные эротические приключения. Викторианская эпоха на поверку оказалась тем еще вертепом разврата, просто рядилась в строгие одежды.

    Но средиземноморская зима все больше навевала на нас скуку, частые шторма, неласковое в это время года море, пусть там и было все-таки теплее, но уже без привычной радости и яркости. В Тире мы бросили прощальный взгляд на Левантийский берег и поднялись на борт рейсового парохода. Нас ждал суетливый, но безумно нескучный Лондиний. Мекка культуры и цивилизации той эпохи. Мы с Бригиттой по приезде обратно осознали, чего же нам остро не хватало в течение всего этого времени – общения. Уж его-то в столице оказалось с избытком. Литераторы, поэты, режиссеры, певцы, критики, профессиональные игроки, записные поклонники искусств, меценаты. Среди богемы быстро разошлись слухи о новой книге заокеанского искателя приключений, его незаурядности, что только подогрело интерес публики к пушащемуся роману. Тираж книги пришлось допечатывать аж два раза, и мне сразу заказали еще два романа. Но, блять, на тех же кабальных условиях! Что поделать, свалочный капитализм этого города подразумевает жесткое исполнение контрактов. Здесь могут простить многое, но не нарушенный договор.
    Поездка же в Средиземноморье навечно привила нам любовь к воде и удобному быту. Местные девелоперы долго не могли найти подходящее нам под новые стандарты жилище, в конце концов, я взял все в свои руки. Найдя интересную площадку в богемном районе и наняв за хорошие деньги наилучших инженеров и архитекторов, в течение трех месяцев мы получили самую необычную в городе виллу. Я еще с начала пребывания в этом мире удивлялся, что при подобном развитии техники большая часть даже обеспеченных людей жила не таких комфортных условиях, которые они могут себе позволить по средствам. Видимо, человеческая консервативность - это один из важнейших барьеров общего прогресса. Зато сейчас у нас с Бригиттой двухэтажный особняк с двориком средиземноморского типа, закрытым сверху специальной стеклянной ажурной конструкцией. Самое прогрессивная в Лондонии система отопления и главное – собственный круглогодичный бассейн. Моя гордость и предмет зависти большинства знакомых. Двор к тому же украшен множеством южных растений, пришлось раскошелиться на квалифицированных садовников и консультации профессора ботаники. Зато зимой и холодной в этих местах зимой у нас всегда был свой кусочек лета.

В процессе плотной работой с различными инженерами, учеными и прочими людьми, двигающими технологии этого мира стремительно вперед, я сильно с ними сблизился. Даже иногда давал им полезные советы. Ведь кроме того, чтобы изучить или изобрести что-то, надо это еще заранее представить. Из-за временной форы мне получалось иногда выглядеть настоящим провидцем, гениальныйм футуристом. Подсказанные мной блестящие технические и научные идеи позволили моей скромной персоне стать в мире новейших технологий далеко не самым последним человеком, а также заслужить искреннее уважение в научном сообществе. За мной даже закрепилась репутация писателя-футуриста, который может предсказывать технологическое будущее. Ничего необычного в этом не было. Все еще отлично помнили недавнюю эпоху энциклопедистов, когда одному человеку получалось блистать сразу в нескольких сферах.
    В итоге я решил создать нечто вроде инновационной корпорации, в которую вскоре со всего света начали приходить бандероли и письма с самыми сумасбродными идеями. В научной среде новости распространяются необычайно быстро. Просеивая чужие открытия и изобретения, можно было частенько обнаружить очень необычные ноу-хау и настоящие сенсации. И если поначалу такая кропотливая и вдумчивая работа требовала основательных вложений, то сейчас стала одним из основных источников моего дохода. Правда, я уже подумывал сбагрить этот бизнес кому-то другому и даже появились конкретные кандидатуры, а себе в будущем оставить роль консультанта. При моем богатстве работать ежедневно несколько утомительно. Мне больше была по душе нынешняя свободная и фривольная жизнь, полная любви и наслаждений.
    Только иногда по ночам я вскакивал от привидевшихся во сне кошмаров. Другие миры никак не могли отстать от меня, нечто абсолютно черное так и копалось в глубинах моей души. Тайный якорь этих чертовых созданий! Мне бы тогда обратить больше внимания на первые тревожные звоночки, но кто же думает о будущем, когда у него все хорошо?    Счастливые дни!

    Лайнер пришел в порт вовремя, даже небольшой шторм в Иберийском заливе не нарушил его график. Мы с Бригиттой решили совместить поездку в Великую Элладу с отдыхом, поэтому сели на регулярный лайнер, курсирующий между Довром и Наполем. На судне подобралась весьма неплохая компания, многие уже были наслышаны обо мне и поэтому в первые дни пришлось отбиваться от довольно назойливых предложений выступить в салоне. Совсем не хотелось быть каждый вечер эдакой приходящей звездой и постоянно находиться в центре внимания. Но понемногу все пассажиры рассосались по маленьким кампаниям, таковую быстро нашли и мы. Молодые и состоятельные любители путешествий были ненавязчивы, хорошо образованы и воспитаны. Нам этого было вполне достаточно, чтобы скоротать время в пути.
    Правда, в популярности был один небольшой бонус. Вскоре в нашей каюте ненароком оказалось две молодых дамы, затем и спайльно её части. Что вы думаете делают обычно на отдыхе молодые жены престарелых богачей? Правильно – расслабляются! Благо моей знаменитой потенции хватало на всех женщин. Честно говоря, я уже давно понял, что здесь явно не обошлось без вмешательства магии. Только вот в каком из миров я умудрился её подхватить, и почему она продолжает действовать в «нормальном» мире. Поймите, я совсем не жалуюсь, просто сейчас плохо переношу воздержание. Да и после напряженных последних недель в Лондинии хочется немного встряхнуться. А что может быть лучше вида трех обнажённых тел в широкой постели самой роскошной каюты лайнера? Женщины даже в эту эпоху еще какие фантазерки!

     И вот мы уже находимся на оживленной пристани Наполи, поджидая нанятых телеграммой перевозчиков. Нам еще предстоит переезд в снятую на две недели виллу в горах. Южное лето требует изначальной акклиматизации, поэтому начнем с малого, а там как еще выйдет. Хочется в это путешествие посмотреть намного больше. Что мне очень нравится в данной эпохе, так это всеобщая приверженность к традициям местных общин. Страны Континента еще не охвачены вирусом глобализации, массовым туризмом, города, народы аутентичны и живут по своим старинным обычаям. Иберия очень сильно отличается от Македонии или Леванта. Патриархальная особенности их уклада еще сохраняются, люди погружены в них и живут по их правилам. В моем времени этого уже практически нет. Только показуха для туристов.
    Нас обжигает яростное южное солнце, мы прячемся в полах широких шляп, но внезапно по моей спине продирает ледяным наждаком. Все-таки за последний год я несколько расслабился и не успел быстро среагировать. Да что говорить, даже личное оружие оказалось спрятанным в саквояже. Хотя помогло бы оно мне в данной ситуации? Но попробовать все равно стоило. Мимо нас между тюками с грузом пролетает на быстрой скорости легкая повозка, и я замечаю двух мужчин с выгоревшими на солнце лицами, странные вспышки, крики, дуновение ветра. Стремительно толкаю Бригитту в сторону и кричу от боли, одна из пуль попала мне в плечо, и я чуть не потерял сознание. Безумным усилием воли поднимаюсь с грязной поверхности причала и бросаюсь к девушке. Мой отчаянный вопль, казалось перекрыл весь шум на в Напольском порту. В памяти остались навечно расплывающееся на светлом платье кровавое пятно и глаза, печальные глаза, уходящего в другой мир любимого человека.
    Перед тем как погрузиться в мрачное отчаяние и уйти на время из этого мира, я успел заметить вдалеке черного человека. Тот еще несколько секунд смотрел в мою сторону, затем легко повернулся и резко исчез из поля зрения. Черные волосы, черная шляпа, черный костюм и неимоверно черная душа.
Размещено: 10.02.2020, 15:56
  
Всего страниц: 11