Всего страниц: 5
Алесь (corud): Реальные пацаны
Размещено: 26.03.2020, 18:01
  
Американская конфедерация, плоскогорье Аппалачи. Рудник Пойсон-Маунтин. 20.09.30


    - Кен, крепи. Затягивай сильнее!
    - Чего раскомандовался.
    Рыжий затянул последнюю гайку и облегченно присел в тень от автобуса. Здоровенный мужик, водитель незадачливого самосвала, удовлетворенно обошел грузовик и полез в кабину за рацией, вызывать аварийку. Его машина хоть стала пригодной для буксирования. Виновник аварии – толстожопый двоюродный «брат» местного рогача валялся неподалеку пыльной тушей.
    - Патьяны, вери гуд. Спасиба!
    - Да не за что! Бывай, бро.
    Аксакал уже перетаскал инструмент в ПАЗик и сейчас вытирал руки ветошью.
    - Чего делать-то будем. Столько мяса пропадает.
    Кен призывно посмотрел на задумчивого Реза. Тот выплюнул былинку изо рта.
    - Валяйте, черти. У Стива на пиво обменяем.
    Стивом звали большого чернокожего громилу, бывшего некогда коком на авианосце «Теодор Рузвельт», а сейчас обслуживающего столовую их прииска. Он слыл настоящим виртуозом всего режуще-колющего и часто баловал рабочих блюдами креольской кухни. Как истинный чернокожий юга по вечерам исполнял настоящий блюз. К русским парням он сразу отнесся по-отечески, следил, чтобы они были всегда накормлены и в порядке. Хороший был, короче, мужик.

    - Что дальше по плану?
    - Пятый участок. Там транспортер барахлит.
    - Опять, небось черти погнули при погрузке. Который раз мы туда ездим, Кен?
    - Четвертый, - хмурой ответил Рыжий. – Тебе то что, нам платят – мы едем. Последний чек видел? Не обманули с премией. Мне здесь нравится, только вот баба нет.
    - Зимой оторвешься. Один хрен делать нечего будет.
    - Ага, так под дождем и не набегаешься. Если найдешь подходящую подругу на долгое время. То она тебе потом все уши прожужжит, жениться и все такое.
    - Так женись!
    - Вообще, с дуба рухнул, Якс? Я только жить начал, какое жениться? Пеленки, распашонки, с друзьями пива не выпить.
    - Не, а я уже согласный, - Аксакал почесал голую грудь, - Поищу в Демидыче девку ладную. Есть же там такие?
    - Народ, хорош базарить, - залез в автобус Резвый. – Кен, твоя очередь посуду мыть?
    - Ага.
    - Вот и вали. Я полез наверх, прикрывать.
    - Сейчас.
    Рыжий запил последний кусок обычной водой и начал собирать тарелки, прихватив заодно термос. Местное мыло отлично смывало жир, а быстрая вода в ручье только способствовала мытью посуды. Парня неожиданно насторожил странный всплеск за густыми кустами, затем земля заметно задрожала, и он истошно заорал.

    Это был Аппалачский варан. Эта тварь умела сидеть тихой сапой в засаде, поджидая удачный момент. Вот и сейчас, если бы не сторожкая натура Кена, то неизвестно чем дело закончилось. Руки можно было лишиться точно. Рыжий буквально взвился в воздух, выпрыгнув на дорогу, устремился к стоящему у перекрёстка автобусу.
    - Рез, стреляй! Стреляй, сука.
    О собственном автомате, висящем за спиной ,он почему-то совершенно забыл. Да и как тут не забудешь, когда за тобой несется серая зубастая тварь. Хищник утробно зарычал, ускорив движение широко расставленных лап. На близкое расстояние он мог бегать поистине стремительно.
    - А-а-а!
    Из передней двери выскочил Аксакал и, приложив свой верный СВТ к плечу, тут же начал стрелять. Тварь пару раз дернулась, но свой бег не остановила. Варан уже почти пересек пыльную дорогу, когда, наконец, заработал пулемет. Длинная очередь пригвоздила пресмыкающееся к земле. Тот пару раз дернулся и затих.
    - Ссука… Рез, что за куйня?! Почему не стрелял.
    - Да...еп...я. Патрон перекосило.
    - Я, б...ть, сейчас самого перекошу!
    - Да хорош, трындеть, зверюгу лучше осмотрите.

    Аксакал уже пристегнул новый магазин и осторожно обходил варана по кругу.
    - Я, сука, не пойду, - Кен весь покраснел и только сейчас сообразил перекинуть АКМ на руки. – Стрельни ему в башку и поехали.
    - Куда? – Якс все-таки совету последовал, выстрелив пару раз в голову твари. – Тащи буксирный конец, надо убрать его с дороги.
    - Сейчас.
- Здесь оставь, - Резвый уже спустился вниз и задумчиво рассматривал инопланетного зверя. – Сообщим ребятам из охраны, может, на мясо возьмут или проверят.
    - Фу, бля. Я чуть не обосрался, - Конопатый с глупым выражением лица озирался вокруг.
    - Якс, садись за руль, с этого сейчас толку не будет.
    - Есть, сэр!
    - Хохмач чертов. Жертва аллигатора, давай автомат, один хрен он тебе не нужон.
    Парни дружно полезли в автобус. Сутки на Новой Земле выходили длинные, работы еще было полно. Они молча смотрели на стелющийся впереди пыльный грейдер. Солнце за этим месяцы высушило землю до невозможности, и если бы не горные реки, то здесь была такая же пустыня. Русским парням со Средней полосы все еще была странна новоземельская природа. Южанам было проще, они быстро привыкали к местным реалиям.
    Пацаны за эти недели в Конфедерации совсем почернели лицами, немного осунулись и стали даже чуток спокойней. Поспешая не спеша – очень мудрая поговорка. На такой жаре трудно работать торопясь. Это не русский экстремальный климат, где летом надо вкалывать очень быстро и много, ибо оно короткое. Здесь же лучше соблюдать неторопливый темп, чтобы не сбивать ритм укоренившихся южных привычек. Дурным тоном считалось дергать людей в сиесту, время неторопливого обеда. И также медленно люди ужинали и собирались отходить ко сну. Но почему-то все успевали за день сделать. Вот что значит американская деловитость, все четко, ровно, по распорядку. Никакой штурмовщины и прочих авралов

    - Стив, - Резвый тут же подошел к главе охраны пятого участка, - вот здесь, - молодой человек ткнул метку на карте, - на нашего парня напал варан.
    - Это там, где у дороги ручей протекает?
    - Точно. Чуть Кену, - Рез кивнул в сторону рыжего, жопу не откусил.
    - Ты там осторожней в выражениях. Моя задница, - Конопатый стукнул по поджарым ягодицам. — на месте, а червяк там валяется.
    - Понятно, - белобрысый Стив кивнул. – Его где оставили?
    - У дороги. Сразу увидите.
    - Тогда пойду, сообщу парням.
К ним прислушивался бригадир участка поляк Шиманьский.
    - Ой не ладно, хлопче, зверюка поганая яко место себе нашла. Мы там по пути любили останавливаться, ноги в ручье холодить.
    - Шара закончилась, пан Кшиштоф.
    - Шара…- бригадир засмеялся. При всей родственности языков они с пацанами то и дело попадали впросак, используя малознакомые выражения и сленг. Зато сейчас их словарный запас сильно обогатился.
    - Лучше пан, покажьте, шо у вас там за проблема.
    - Эх, проблем.

    - Опять?
    - Зынова.
    - Кто ж у вас такой неаккуратный.
    - Треба сделать, хлопче, половина работы встала.
    - Ага, сделать, – Резвый совершил круг около погнутой опоры, - смотри – стопор шарнира с корнем вырван. Работы…
    - Ох ты, оху…ть, - добавил к его стонам голос Аксакал, затем посмотрел на товарища. – Что делать, будем командир?
    - Снимать штаны и бегать! - Резвый еще раз осмотрел подпорки ленточного транспортера и опорные башмаки, раскоряченный крестообразный раскос и вздохнул. – Ремонтировать смысла нет, надо менять всю опору.
    - Ох ты!
    - Не ох ты, пан Кшиштоф, а звони Джеку, у него на складе наверняка есть. Пусть первым транспортом к нам везут. Рыжий, разматывай кабель и присоединяйся к сети, потом метабу готовь. Мослатый, ты берешь кувалду и вот тут долбишь яму для анкера. Времянку поставим. Я пока начну раскос откорчевывать. Да, Рыжий, проверь отключен он от сети или нет. Не хватало еще током долбануться.

    Заканчивали уже на закате, обливаясь потом, мокрые как мыши. Хорошие гроши на руднике платили за работу, грязную и тяжелую работу.
    - Времянку оставим пока. Завтра уже при свете, на свежачок все еще раз проверим и транспортёр запустим. Но, пан Кшиштоф, с тебя пиво по-любому!
    - Идите в душ, потом к вагончикам, там будет вас пиво.
    Шиманьский довольно теребил усы. Сам Господь послал ему сегодня этих хлопчиков. Есть еще у москалей работящие мужчины, не перевелись. Иначе пришлось бы ждать дня два ремонтную бригаду с седьмого разреза, сейчас они были по горло заняты. Он тут же затрусил к своему вагончику, надо достать упаковку «Клонфедератского» и самое главное – вяленую рыбку, которую с оказией привезли ему недавно. Он точно знал, что братья-славяне предпочитает к свежему пиву!

    Американская конфедерация, плоскогорье Аппалачи. Рудник Пойсон-Маунтин. 33.09.30

- Это еще что за бля? – Резвый наклонился к лобовому стеклу. Заезд к обогатительной фабрике рудника, куда они направлялись за запасными частями, был сейчас перекрыт мобильным шлагбаумом. ПАЗик осторожно остановился на площадке для транспорта, и пацаны посыпались наружу.
    - Чего такое?
    - Да вон, на взлетку взгляни! – засуетился тут же шустрый до невозможности Кен. - По ходу, у нас сегодня гости.
    - Агась, продукцию небось вывозят. Получается, два раза в месяц у них экспорт? – Аксакал прижался к колючке, силясь рассмотреть хоть что-то сквозь густо поросшую растительностью окраину взлетной полосы. – Два серо-брюхих стоят, как и в прошлый раз. Грузовые Пилатусы, каждый по полторы тонны берет.
    - Вот ты у нас спец по технике.
    - А что? Я с детства самолеты люблю, прошел бы медкомиссию – уехал учиться на летчика.
    - Сейчас учись, кто тут мешает?
    Якс озадаченно оглянулся на Рыжего и замолчал. Такую постановку насущного для него вопроса он как-то не учел.

    К стоящим у колючки пацанам подошел незнакомый караульный в полной боевой сбруе и с М-4 на руках и на ломаном английском потребовал отойти в сторону. Резвый с интересом посмотрел на него и спросил у военного по-русски:
    - Мужик, откуда сам будешь? Говор у тебя интересный.
    Черноволосый загорелый мужчина озадаченно обернулся.
    - Руски? Одавно сам овде? - он кивнул в сторону корпусов обогощайки.
    - Два месяца, - Рез в дополнение к словам показал пальцами. -Тут сейчас чего делаешь?
    - Морам знати да же тайна, - серб кивнул в сторону самолетов.
    - Понятно. Все у вас от народа секрета, - Рез показательно тягостно вздохнул. – Слышь, у нас в армии командиром батальона был майор, он еще лейтенантом в Косово служил.
    - Косово? – по лицу серба как будто пробежала волна. – Рат.
    - Воевал там?
    - Да, - часовой переминался с ноги на ногу, затем почему-то перешел на английский. – Давно, парень, это было, вспоминать не хочу. Вам лучше уехать, сейчас начальство приедет.
    - Понятно. Бывай, брат. Еще увидимся!
    Серб кивнул на прощание , еще некоторое время смотря вслед уезжающему автобусу со странными русскими пацанами.

    - Чего хотел-то? – Рыжий выглядывал в открытую дверь.
    - Говорит в армии служил во время войны в Косово. Судя по возрасту вполне мог. Потом многие из сербов в наемники пошли, вот и здесь не первого встречаем.
    - Да, повезли им тогда, как утопленникам.
    - Видели, что прилетевшая охрана к самолетам таскала? – оторвался от баранки Якс. - Явно что-то тяжелое, в деревянных ящиках, обычно в таких боеприпасы возят.
    - Золотишко?
    - Возможно, не наше это дело, - уклончиво ответил Рез, потом как-то озадачился и неожиданно скомандовал Аксакалу. – Якс, на пригорке тормозни, а ты Рыжик выскочи наружу по-быстряку, будто колесо осматриваешь. Минуту и ходу дальше!
    Никто его неожиданной команде не удивился, у Резвого в голове частенько появляются интересные идеи, иногда из них даже получается толк. Так и поступили. Со стороны все выглядело вполне естественно и, наверное, охрана аэродрома не обратила особого внимания на вставший накоротке автобус. Мало ли что тут может быть. Например, на шипастого аспида колесом напоролись? Опасная тварь, отлично маскируется, пока не наступишь и не поймешь. Потом уже поздно будет, сдохнешь моментом если противоядия с собой нет. Медик рудника на второй же день в автобус к парням запихнул целый ящик со всевозможными уколами и лекарствами, и жестко проинструктировал, чтобы лишнего здесь не жрали и по сторонам посматривали. Компания, конечно, страхует всех работающих, но лишних денег все равно много не бывает.
    - Что это у тебя такое?
    - Выменял у Франка на ножик, - Рез быстро проматывал на маленьком экране миниатюрной цифровой фотокамеры полученные изображения. – Рядом с плотиной тормозни.

    Через пять минут вся компания с интересом рассматривала на экране небольшого ноутбука снимки со взлетной полосы.
    - Хрена себе! Это что за машина? - Конопатый ткнул в сторону спрятанного за ангар третьего самолета.
    - По ходу «Сессна» и вроде как Двести восьмая. Она пассажирская, человек десять спокойно влезет, - охотно ответил Якс.
    - Наверное, на нем охрана прилетела, - резюмировал Резвый.
    - Точно! Заодно они могут двигаться вслед за грузовиками и в случае чего помощь оказать.
    - Далеко они, вообще, лётают?
    - Смотря по загрузке, - пожал плечами Аксакал, - тысячу с гаком вполне осилить могут. Только у этой «Сессны» скорость больше, «Портеры» неторопливы.
    - Смотри! – Кен пролистал несколько снимков. - К твоим «Портерам» и таскают эти зеленые ящики. Во, и парни в той же одежде, в какой серб на воротах был. Здесь же, - рыжий увеличил очередной снимок и стали заметны четверо человек в одинаковой бежевой форме.
    - Орденские! Какого хрена они-то здесь делают? С ними получается прилетели?
    - Кстати, что именно в этом ангаре мы также не знаем. Вот эти три больших корпуса – обогатительный комбинат, там скорей всего породу с драгоценными металлами очищают и слитки делают.

    - Ты то откуда знаешь, морда мослатая?
    - Куда по-твоему бочки с соляной и азотной кислотой возят? Химию учить надо было в школе!
    - Ха! -    оживился тут же Кен. – Так это они получается золотишко в ящиках грузят. Видно, что тяжелые.
    - Один слиток с кирпич размером килограмм тринадцать весит. Как раз в подобный ящик слитка четыре входит, вдвоем можно утащить.
    - Мля, откуда вы такие умные, а?
    - Только вот орденские крысяки тут каким местом? - Рез еще раз внимательно пробежал снятые им кадры. – Вот, погрузчик видите? Ящички на нем, кстати, специальные, пластиковые.
    - Что же черт побери в том ангаре находится? Орден здесь зачем? Не нравится мне эта загадайка, - Якс выглядел всерьез встревоженным.
    - Пацаны, стирайте к херам эти файлы! Жопой чую - неладное тут, - зашевелился ужаленный туда чуйкой Кен .
    - Чего рамсишь? Ну золото, ну еще какая хрень! Вывозить все равно это куда-то надо. Орденские, видимо, и скупают у хозяев все прямо на корню. Раз такая зарплата у них охрененная, значит, и прибыль неплохая. Нам какое до этого дело? Так что не менжуйся, - Резвый был внешне спокоен, но флешку все равно отформатировал. Информацию они и так добыли, будет чем перед Михалычем козырнуть. Аксакал рыбкой нырнул за руль и посмотрел на товарищей.
    - Куда валим?
    - Куда-куда, на базу! Работа, по ходу, сегодня шабаш.
    - Век бы так, - заулыбался во всю ширь конопатого лица Рыжего.
    - Да не гоняй, - Рез положил гаджеты в специальный противопыльный бокс, - на следующей неделе начинаем консервацию техники. Скоро домой погоним!
    - Эх, где там дом наш?
     Пацаны переглянулись, глаза у всех странно затуманились. Первым их настоящим потрясением в этом мире было то, что дорога была в один конец.

    На базе все ждал сюрприз. Стив, счастливо улыбаясь, выставил перед парнями три ароматнейших блюда с рисом и овощами, поверх которых лежали огромные красноватые креветки.
    - Что это? Пахнет вкусно, - Аксакал был всегда не дурак чего-нибудь съесть.
    - Гамбо, Луизианское гамбо.
    - Эти откуда? – Кен подозрительно смотрел на местных ракообразных, которые в условиях Новой Земли достигали внушительных размеров.
    - Так самолетами и привезли, - хвастливо заявил черный кок, как будто это он сам их лично заказал. – Все равно сюда порожняком летят. Наш босс попросил закинуть по пути немного морепродуктов. Завтра будет бостонский чаудер с красным полосатиком.
    - Отлично! Я всегда любил рыбу. Так здорово было в Порто-Франко, там с ней проблем никогда не было, и всегда самая свежая.
     Рыжий подозрительно глянул на старого товарища.
    - Откуда это у тебя такая любовь к морепродуктам образовалась?
    - Так я же до шести лет под Мурманском жил, батя там работал, пока жив был. Видимо, там и пристрастился.
    - Что-то ты раньше об этом не рассказывал.
    - Ты и не спрашивал.

    - О, рачки! - подошел к столу Резвый, выставив на кошт три банки холодного пива. – По случаю нежданного выходного дня можно и бахнуть!
    - Чего тут бахать?
    - Рыжий, я тебя когда-нибудь тресну! Чего ты такой нудный?
    - Так время свободное есть, а девок нет. Не видишь – приступ спермотоксикоза у него.
    - Я тебе дам спермо… - Кен запальчиво вскочил с места.
    - Харэ, брек, - Рез охладил обоих товарищей и начал отрешенно поглощать блюдо креольской кухни.
    - Чего делать будем, кэп.
    - А? Думаю, надо шмотки начать собирать. Чтобы потом времени не терять.
    - Чего так?
    - Да знаю я эти дембельские аккорды, как начнут нас во все дыры гонять, так и не разогнуться будет.
    - Точно! Пойду тогда постираюсь, пока стиральные машины свободны.
    - Вроде обещали за эти работы сверху заплатить?
     Кен был, как всегда, предельно практичен и что-то там в голове рассчитывал.
    - Заплатят, иначе зачем я с Джеком договаривался. Договор в папке.
    - Когда и успел? - Рыжий озадаченно посмотрел на Резвого, тот в их компании сейчас отвечал за координацию работ и постоянно общался за всех с местным начальством.
    - Вчера еще, пока ты с Мыколой козла забивал. Много ему проиграл?
    - Да так, трохи…
    Все засмеялись. Мыкола Пинчук был местной достопримечательность. Он один из немногих, кто сидел на этом плоскогорье безвылазно уже три новоземельских года. Зимой он охранял оборудование, а летом занимался поставкой на кухню мяса и ремонтировал ограждения. А также был известен своим весьма прижимистым характером и страстью к выпивке. Именно Мыкола подпольно поставлял рабочим самогон собственного производства. Говорил, что из местных кактусов делает. Врет, наверное, старый пень.






                                            Американская конфедерация, плоскогорье Аппалачи. Рудник Пойсон-Маунтин. 2.10.30



    - Куда тут? – Аксакал нажал на тормоз, ПАЗик жалобно заскрежетал и валко остановился.
    - Вон стрелка торчит, не видишь, олух?
    Якс обернулся на Рыжего, но в ответ только вздохнул. Приступы спермотоксикоза постепенно перерастали в постоянную лихорадку. Кого-то из представителей женского пола на Большой Земле ждет огромный сюрприз в виде литров белой, настоянной месяцами воздержания жидкости. Конечно, вслух это сказано не было, но и Резвый как-то особенно ехидно блеснул глазами. Мысли Конопатого, видимо, в этот момент унеслись далеко-далеко, в виртуальные обнимашки титек третьего размера, поэтому ментальную подколку товарищей он не заметил, очухался только когда они остановились на погрузочной площадке шахты номер тринадцать.
    Вот такое несчастливое число себе выбрал один из немногих русских горняков, работающих на руднике с канадским именем Пойсон-Маунтин. Именно канадские геологи, оказывается, и открыли здешнее месторождение. У этих северных парней, видать, еще со времен легендарного Клондайка был нюх на золото. В том, что здесь в числе прочего добывают и его, парни уже не сомневались.

    - Петр Федорович, вот и мы.
    Первым, как водится, шел Резвый. С мастером Вакульниковым он как-то виделся у Джека, а перед приездом успел пообщаться по телефону. Кряжистый, широкоплечий мужчина в возрасте носил короткую бородку, был приветлив и тут же протянул для рукопожатия мозолистую руку.
    - Здорово живем, робятки! Рад хоть с кем-то пообщаться на родном наречии.
    - Так ехали бы к нашим, дядь Петь.
    - Не хочу голым соколом на старости лет скакать. Бездельники и голодранцы нигде не нужны. Вот заработаю здесь на домик с огородом, обстроюсь рядом с Демидовском или лучше ближе к горам. Я же сам с Урала.
    - Фёдорович, ты бы нам сразу фронт работ наметил, вечером об остальном побазарим.
    - Ладно, робята, вижу, что спешите домой ускакать, сам такой был, - мастер усмехнулся в усы и пошел к столу, стоящему в теньке. Солнце уже начало знатно припекать, осень в этих краях пока не ощущалась.
    - Начните с дальней погрузочной линии. Весной тут большая вода пойдет, снесет её к херам. Потом переходите к подстанции, ограда и внешнее оборудование на вас. Оно уже обесточено, остальным электрики займутся. Потом к подъемникам на шахту.
    - Ого! – Кен приподнял козырек бейсболки. – Ни фига нам работы навалили!
    - Не ной, сынок, это еще по-божески. Я до вечера в шахте буду. Как всегда, самое интересное под конец обнаруживается. Да, и по сторонам посматривайте! Я тут, конечно, повыбивал самую нечисть, но вдруг кто новый заявится, полакомиться молодым мясцом.
    Вакульников кивнул в сторону огромных высушенных голов, поставленных на высокие колья. Кен поежился, увидев здоровенную башку Аппалачского варана. Якс тут же деловито осмотрел свою «Светку».

    Резвый задумчиво глядел вслед горняку, затем повернулся к товарищам:
    - С чего начнем, пацаны?
    Конопатый уставился в сторону подъемника.
    - С этого. Смотри – он сейчас в тени, потом зажаримся.
    Рез почесал небритый подбородок и согласился.
    - Тогда я наверх, Якс – ты на стреме, Рыжий, тащи тележки, грузить будет там, потом автобусом чохом к площадке оттарабаним
    - Лады!
    Конопатый рванул в сторону ангара, как будто у него были пятки смазаны. Якс только усмехнулся и полез на скальную полку, откуда был лучше обзор в сторону распадка. Остальная ближняя территория была обнесена мощным проволочным забором.

    - Торцевый давай на четырнадцать. Сука, тут же сухой вроде климат, откуда тогда эти ржа?
    - Роса по утрам, этого хватает.
    - Да?
    - Вон речка, вон болотце. Там крокодил. Зубастый зверюга.
    - Где?
    Кон аж подскочил с места, а Резвый захохотал.
    - Какие крокодилы, Рыжик, с Федоровичем? Знаешь, как он бьет, видел его ружьецо? Бля, динозавра можно завалить из такого. Говорят, у него самая безопасная шахта во всем руднике!
    - Шуточки у тебя! Давай опрыскаю болты растворителем, займемся пока этой опорой. Да, здесь без ломика не обойдешься. Жрать, кстати, когда будем?
    - Сегодня сухпай, так что хоть счас.
    - Чё это вдруг?
    - Стив какую-то заразу подцепил, вчера увезли.
    - Хреново, начнут кормить замороженной дрянью из военных запасов.
    - Тогда мы будем консервы брать, - флегматично ответил Резвый. Армия приучила его стойко переносить трудности через разгильдяйство и покуизм собственных командиров и начальников. Видимо, считалось, что так русские вооруженные силы будут лучше готовы к встрече с покуизмом генералов из НАТО. Пока цивилизованный боев подтирает задницу пайковой туалетной бумагой, русский сделает заточку из крышки консервной банки.
    - Это не еда, - тяжко вздохнул Кен, большой любитель самолепных пирожков. Отчего-то в последнее время у него проявилась тяга ко всему домашнему. Он даже разыскал где-то маленькие занавесочки в горшочек и повесил в их вагончике, где уже и так были нормальные жалюзи. Рез покосился в сторону товарища, но промолчал, тут же начав орудовать ломиком.

- Последняя, - Резвый давно снял майку и работал так. Пот буквально ручьями стекал с молодого поджарого тела. Загару же могли позавидовать записные модницы большого города. На курорте такой точно не получишь!
    - Уф, вот это я уработался! - Аксакал обессиленно рухнул прямо в пыль дороги. Неподалеку в теньке «отдыхал» с Калашом в руке Конопатый.
    - Зато норму за два дня уработали. Раньше уедем! – счастливо улыбался довольный Рез.
    - Сколько дней осталось? – донеслось из кустов.
    - Еще пять, пацаны, чеки получим и сразу рванем. Сначала к дяде Мите, он поможет все грамотно обналичить. Кстати, - Резвый повернулся к Аксакалу, - может, попросить деньги нам на счет к Демидовск перевести? Чего с кэшом волочиться по дороге.
    - Пожалуй, дело! – согласился с другом Якс.
    - Ну что, иди заводи шарманку, оттащим все тележки и в вагончик. Скоро шахтёры выйдут. Чего-то они сёдни целый день корячатся. Жила, что ли хорошая пошла?
    Вскоре со стороны площадки послышался звук мотора, а затем шуршание по камням покрышек. Рез сжал в руках СВТ и еще раз придирчиво огляделся. Не хватало еще под самый конец, чтобы какая-нибудь дурная зверюга часть твоей задницы откусила. Люди обычно в последний момент расслабляются, а хищники это отлично чуют.
    - Рыжий, подцепляй! - высунулась из окна ПАЗика голова Якса. Кен забегал вокруг тележек, еще раз проверяя все сцепки, затем уверенно махнул рукой. Вскоре все перевели дух и уселись у вагончика.



     Американская конфедерация, плоскогорье Аппалачи. Рудник Пойсон-Маунтин. 3.10.30


    - Молодца, робята. Здорово поработали. Джек по телефону сообщил, что раньше вас отпустят.
    - Хорошо, и в самом деле, дембельский аккорд получился, - Резвый счастливо улыбнулся, белые зубы ярко блеснули на грязном лице. Сегодня парни помогали выносить лишнее оборудование из самой шахты. Помощники Федоровича уехали с последним грузовиком. Для окончательной консервации Вакульников ждал специалистов, его очередь из-за дальности шахты выходила последней.
    - Тогда идите мойтесь, потом вечерять будем, -    мужчина булькнул чем-то, лежащим в его ранце.
    - Федорович, ты наш герой! – Рыжий, как всегда, был щедр на эмоции.
    - Токма для здоровьица и за землячество, - улыбнулся мужчина, нравились ему эти веселые пацаны. Все-таки родная, русская душа, она всегда ближе.

    - На чем таком настаиваешь интересно?
    Аксакал еще раз понюхал стопку желтоватого холодного напитка.
    - Есть тутма…орешки одни. Целебные, - Вакульников задумчиво нарезал вяленый окорок, - мне их Виккерс покойный показал, царствие ему небесное!
    - Это который здесь руду нашел?
    - Он самый. Тоже интересовались?
    - Да как-то не особо, я заметил, о нем тут говорят.
    - Так характер был у мужика, - мастер усмехнулся. - Он же из Канады, всю жизнь по диким местам бродит. Мы с ним по первости хорошо сошлись, цистерну вместе выкушали. Он аж на сто миль вокруг все оползал, нашел здеся много чего.
    - Что тогда с начальством он не поделил?
    - Да мутная вышла история, - Вакульников прихватил со стола кус хлеба, положил на него лист салата, а сверху мясную нарезку. – Я бы не советовал вам, парни, задавать по этому поводу вопросы.
    - Орден?
    - Вот видишь, и сам понимаешь. Еще по одной? Дело-то сделано!

    - Федорович, что за мясо такое у тебя вкусное?
    - Да весной еще, когда животину местную отстреливал, молодого телка решил себе забрать. В шахте есть пустопорожние ответвления, там как раз сухо и холодно, вот там окорока вялить и поставил. Ребрышки подкоптили, остальное ребята в гуляш использовали. Мы же тут на своем коште состоим, еду возить далеко.
    - Телятина получается, - Аксакал вгрызался молодыми зубами в весьма дорогостоящий по меркам старого мира продукт. На старой Земле им вряд ли получилось такого изведать. Вакульников к тому же содержал рядом с шахтой небольшой огород и сейчас угощал гостей малосольными огурчиками и травами. Помидоры, говорил, что-то тут плохо растут, зато кабачки, как тыквы прут. Весь полив был автоматизирован, следовало только регулярно пропалывать землю и собирать урожай. Солнца было с избытком!
    -Навроде того.
    Вакульников осоловело оглядел стол и с довольной донельзя физиономией откинулся в кресле. Оно было тут одно, только для мастера, так и называлось «мастерское». Рыжего же терзала какая-то мысль, он любил всегда встревать не в свое дело, вот и сейчас не ко времени ляпнул:
    - Федорович, ты как сытый кот воле ушата со сметаной. Дела, видать, задались?
    Мастер задумчиво посмотрел на молодежь, разили еще по одной, закусил огурчиком и размеренно пробасил.
    - Да, робята, бывает в жизни масть! Вот и мне повезло, вытянул, наконец, счастливый билет.
    -    И шо, теперь домик в горах купишь?
    - Вот и куплю! Чего ржешь, морда?
    - Никак жилу богатую нашел! – ахнул Якс.
    - Нашел и еще какую, - Вакульников задумался, потом махнул рукой. – Каски одевайте и фонари берите, сейчас я вам такое покажу – на всю жисть запомните.

     Парни боязливо озирали каменные потолок и стены неширокой штольни. Неровный скос, изредка встречавшиеся подпорки, рельсы под ногами, общая мрачная обстановка подземелья – все было внове сухопутным жителям средней России.
- Осторожней туточки яма. Не успели заложить, все ведь тут вручную.
    Вакульников то и дело обращал внимание парней на странные рисунки из различных минералов, которые иногда проявлялись на стенах. Он сыпал специальными терминами и геологическими названиями. Было заметно, что в горно-рудном деле этот мужчина неплохо соображает.
- Ой! - Кен засмотрелся на прозрачную жилку и стукнулся головой об каменный выступ, хорошо хот башка была в каске.
    - Осторожно, смотри по сторонам, рыжик. Все, пришли, дальше не успели отработать, - мастер вздохнул. – Это уже без меня в следующем годе будут долбить. Сначала крепеж надо поставить и камеру расширить. Да начальство найдет кого мастером назначить. Подь сюда, пацаны, - Вакульников наклонился к стене и достал из сумки небольшой молоток, затем примерился и стукнул им несколько раз по выступу породу и что-то вынул из точащей глыбины. – Смотрите, якой минерал на этом свете есть.
    Парни завороженно наблюдали, как серебристый камень сначала растаял и растекся на руке шахтера, вязкая, как ртуть субстанция начала обволакивать кисти Вакульникова.
- Охренеть! – только и смог вымолвить Кен.
- Это что еще за бодяга? – поддержал его Якс.
- За этим Орден охотится? – первым догадался Рез.

    Чуть позже мастер дал минерал Конопатому, то не смог удержаться от глупого хихиканья.
    - Он меня щекочет!
    - Разве это возможно?
    - Тут все возможно, мир новый, непознанный, - Вакульников оглянулся и добавил уже более тихим голосом. – Говорят, что эта дрянь используется в воротах.
    - Каких еще воротах? – брякнул Аксакал, также с восхищением наблюдающий, как его правую руку медленно обволакивает неизвестный земной науке металл.
    - Дурень, по каким ты сюда попал, - мастер отечески усмехнулся. Видно было, как его распирала гордость и желание хоть кому-то поведать о собственном открытии. Резвый на него странно посмотрел, но промолчал, к металлу он также не прикоснулся. Зато Кен изъявил желание еще раз потрогать инопланетное чудо и начал выспрашивать:
    - Ты-то откуда знаешь, Фёдорович?
    - Да уж знаю. Шила в мешке не утаить. Или вы думаете, что рудник тут отгрохали только из-за золота? Представляете – сколько в этот рудник    средств вбили? Одна охрана жрет, как не в себя!
    - Отлично представляем, - Резвый встал с коленей и сейчас внимательно смотрел на мастера. - Мы тоже сомневались, стоило ли так далеко переться для разработок. Не так уж много отсюда золота и вывозят.
    - Умный, чертяка. Ладно, пошли, робята, выпьем еще по одной и на боковую. Завтра вам выезжать по холодку.

    Они двинулись обратно, только мастер сейчас сделал вид, что чуть приотстал, и уже почти у входа приманил к себе Резвого.
    - Ты смотрю, паря сообразительный, поэтому и главный в компании.
    - Чего сказать -то хотел, Фёдорович? Не зря же нас сюда притащил?
    - Правильно тебя оценил, - они уже вышли на свежий воздух, и мужчина глубоко вдохнул, - вот затем и хожу под землю, чтобы снова и снова возвращаться. Смотри, какая она красивая, матушка наша природа! – затем он придвинулся к парню поближе. – Дело такое – металл этот проклятый пока никому счастья не принес. Так что если на следующий год меня нигде не найдешь, то знаешь к кому обратиться.
    Резвый молча посмотрел в глаза пожилому, пожившему уже на свете человеку, затем понятливо кивнул.
    - Сделаем, Фёдорович. Ты только того там, осторожней!
    - Куда без этого. Сами с усами!
    Веселья особого уже ни у кого не было, поэтому вечерять закончили быстро, разойдясь кто куда. Вакульников в свой вагончик, пацаны же устроились в автобусе. Там хотя бы они чувствовали себя в относительной безопасности. Сейчас стоило опасаться уже не только диких зверей, но и особо хитрожопых людишек.

     Американская конфедерация, плоскогорье Аппалачи. Рудник Пойсон-Маунтин. 4.10.30




    Из уборной выкатился заспанный Кен и тут же уселся за стол.
    - Что есть похавать?
    - Овощи и хлеб, - кивнул на закрытые от мух тарелки Аксакал.
    - Пирожков нет?
    Рыжий не стал ждать ответа и полез за чайником, хоть вместо черного чая в нем были заварены какие-то травы, но привычка есть привычка. Вскоре из вагончика показался озабоченный Резвый.
    - Куда катим, кэп?
    - На шестую идем, такой крюк придется делать. Зато обещали послезавтра все выплатить и выслать к куям.
    - Так это что – шабаш?
    - Не суетись, рыжий, а то накаркаешь! – недовольно посмотрел на товарища Якс. – Тогда завтра заеду к механикам в ангар. Мотор послушаем и ходовую заодно глянем.
    - Правильно. Кен, шмотки собрал?
    - Все упаковано в пленку. На хрен потом стирать заново?
    - Молодца! Доедаем и по коням.

    ПАЗик уже выехал на основную дорогу, когда зашипела вызовом рация. Как всегда, отвечал начальству Резвый. Он внимательно выслушал сообщение, затем задумчиво положил гарнитуру на полку.
    - Чего там?
    - Якс, поворачивай на базу.
    - Чего так?
    - Треволт к себе вызывает, заодно и заправишься. Кен, смотайся на кухню, может, чего горячего дадут. Чувствую задержимся на шестой до позднего вечера.
    - Не хватало еще ночевать там остаться.
    - Не ссы, Якс, уедем с последним конвоем. Они там руду еще вовсю грузят. Получается на обогатительном самые крайние отчалят.
    - Не, последние на самолетах с ценностями уйдут.
    - Соображаешь!
    Парни уставились на пыльную дорогу, уже порядком опостылевшую за эти недели. Хотелось морского бриза, зелени, а лучше всего родных березок. У них дома, наверное, осень, листья опадают, свежие ветра гонят тучи по небу. Вездесущая грязь превращает дороги в направления. Но до чего же она все-таки хороша, родная грязюка!

    - Мистер Рез, что вы делали у аэродрома десять дней назад?
    - Это когда самолеты прилетали? Так мы просто ехали в четвертый ангар за запчастями.
    - Зачем вы отвлекали часового на посту?
    Резвый никак не поменялся в лице, это у него было природное и частенько помогало в уличных драках. Никто ведь обычно не ожидает удара от с виду совершенно спокойного парня, поэтому и пропускает его. В армии на солдата с покерфэйсом руководство также меньше обращала внимание. Хороший, в общем, талант.
    - Просто спросили у него – почему нельзя проехать.
    - Камеры показывают, что вы с ним довольно долго разговаривали.
    - Сэр, обычные вопросы, мы же тут недавно.
    - Вы служили в армии, молодой человек, и должны знать правила. Лучше ответьте мне, что вам там было так интересно.
    - Он оказался сербом из Косово, сэр, и у меня к нему, естественно, возникли вопросы.
    - Вот как? – Треволт нахмурил брови. – Братские связи славян? Так это вроде называется?
    - Типа того.

    - Я служил там, только в Боснии, – бывший рейнджер устало плюхнулся за рабочий стол. - Гоняли по горам сербских бандитов.
     Резвый выпрямился и постарался напрячь весь    наличный английский:
    - При всем уважении, сэр, но сербы были на своей земле. Это вы пришли туда незваными.
    - У нас был приказ, сынок.
    - Незаконный, сэр. Ваше присутствие там было совершенно нелегитимно.
    - Вот как ты заговорил! – Треволт побагровел и хотел, было вспылить, но вовремя опомнился. – В моем подразделении я быстро научил бы тебя дисциплине.
    - При всем уважении. – Рез сейчас специально не добавил почтительное    «Сэр». – Я бы не стал служить в армии вероятного противника.
    Бывший полковник так и застыл на месте, давно ему так никто открыто не хамил. Затем он достал из коробки сигару и захохотал в голос.
    - Узнаю русских! Вам, парни, палец в рот не клади. Все-таки у Америки в былые времена был по-настоящему достойный противник!
    - Здесь нас также уважают.
    - Ладно, вали на работу, парень. Но в следующий раз не суй свой нос туда, где совершают делишки Орденские крысы. Понял меня?
    - Так точно, сэр! - вытянулся Резвый. Так могут тянуться только люди, отслужившие срок в настоящей армии.
    Треволт махнул рукой. Когда молодой человек вышел, он лениво потянулся к телефону:
    - Стоун, сделай мне переговоры с базой. Да, срочно!
    Глаза бывшего военного нехорошо сузились. Чертовы русские, на этой планете у него здорово связаны руки. Здесь никто не будет посылать ноты и делать представления, а попросту отправит разобраться с проблемой отряд спецназа. Что такой русский спецназ на Новой Земле все отлично себе представляли.

    - Мля, это еще что за херь?
    Внезапно вместо широкого распадка между угрюмых черных скал, в которую отворачивала дорога на шестую шахту, возникла некая пыльная взвесь. Как будто перед автобусом только что пробежал с десяток самосвалов, распахав грунтовку выше холмов. Аксакал тут же снизил скорость и включил фары. Правда, это никак не помогло. Сквозь лобовое стекло окружающая их местность совершенно не проглядывалась. Было видно только несколько метров непосредственно перед машиной.
    - Давай вперед полным ходом, найдем разъездную площадку и остановимся, – предложил взволнованный Рез.
    - Ага, а если на что-нибудь напоремся?
    - Тогда остановимся точно!
    - Юморист, мля!
    ПАЗик, завывая на первой скорости, вихлялся дальше по дороге. Парням даже показалось, что бугры на ней стали как-то выше. Правда, они сюда ездили только один раз и дорогу особо не помнили. Кен не отрывался от бокового окна, стараясь разглядеть снаружи хоть что-то.
    - Ни фига не пойму – это пыль или туман?
    - Ё! Эта хрень белеет прямо на глазах!
    Вокруг автобуса все разом вспыхнуло, как в огромной фотостудии бахнули вспышкой, и парням показалось, что они падают. Возникло то ощущение, которое наблюдается в скоростных лифтах при движении вниз, или в самолетах, когда они проваливаются в воздушных ямах.
    - А-а-а-а!

    - Кен, заткнись! - запоздало зарычал Резвый, который схватился за вертикальный поручень.
    Они снова ехали, куда-то перемещались в пространстве, мерно звучал двигатель и привычно гремела на неровностях дороги подвеска. Только сейчас вокруг автобуса вырисовывались не холмы и горы, привычная уже взгляду чахлая горная растительность. Ничего этого не было. Только песок, песок и песок и никакой дороги.
    - Это я один сбрендил или…
    - Или! Не останавливайся, завязнем нафиг!
    Рез выскочил в проход и резким движением спустил складную лестницу, через мгновение он уже был на крыше, затем свесился в салон.
    - Направо заворачивай, там камни.
    Вскоре ПАЗик натужно вырулил на площадку, покрытую мелкими валунами. Она находилась в небольшом углублении, видимо, остатке старого русла, понемногу заметенного песками. Пацаны высыпали наружу, не забыв при этом захватить оружие, этот новоземельский рефлекс уже не требовал закрепления.
    - Охренеть! Это же пустыня! - первым опомнился Кен. Он, как всегда в подобных ситуациях стал излишне суетлив, водя головой по сторонам.
    - Да видим, бля, что не болото! Только откуда она взялась? До ближайшей пустыни миль триста, и это через горы, если не больше. И как мы сюда попали?
    - Может того, нас усыпили? – покосился Якс.
    - На хрена? Хотели бы – так разобрались! Да и… Мы же записывали километраж для Джека?
    - Понял, - Якс тут же метнулся к автобусу, затем вернулся обратно. – Все ровно, лишнего пробега нет.
    - Тогда это что за чертовщина!
    Резвый показал на заднюю часть кузова ПАЗика и все рванули туда.

    Все причиндалы и оборудование, приделанные сзади автобуса оказалось окутано чем-то серебристым, которое переливалось на ярком свету всеми цветами радуги. Казалось, что эта неизвестная субстанция пульсирует, как живая.
    - Б..ть, пацаны, это же тот металл, который нам Федорович показывал.
    Все тут же повернулись к Конопатому.
- Чего, чего я-то сразу? Ну заныкал немного! Надо же было нашим хоть что-то привезти? Для вас же старался!
    - Ты, вообще, больной, рыжий? – наступал на него со злым оскалом Аксакал.
    - Чё сразу Рыжий?
    - Дубина, нас бы завтра на КПП стопорнули и нашли эту дрянь, - разозлился Рез. - Это же прямое нарушение контракта и подсудное дело!
    - Да век не нашли бы! Я в тайник, который в бампере спрятал. Там и было-то немного, не знаю, почему эта дрянь так вдруг разрослась? Я же все щели герметиком запаял, за два дня пропылилось бы, а на простук не просечешь.
    - Дела, - Аксакал присел на невесть откуда взявшийся большой валун. – Федорович ведь сказанул, что эта дрянь непонятным способом в Воротах используется. Помните, когда проходили сюда, через такую вот на вид металлическую дрянь пролезали.
    - Точно – один в один отсвет и переливается также, - оживился потухший было Конопатый.
    - Хм, получается, что эта штука может перебрасывать материю в пространстве?
    - Очень даже живую материю.
    - Пацаны, - Резвый хмуро оглядывался, - нам бы вернуться в автобус, не нравится мне тут чего-то.

    - Есть еще чай?
    - Кен, хорош жрать, мы тут еще непонятно насколько.
    Рыжий, уже собравшийся отрезать еще один кусок хлеба замер на месте, будто бы осознав, в какое дерьмо они попали и положил еду обратно в ящик.
    - Кстати, - сколько у нас жрачки, вообще, осталось?
    - НЗ ящик с консервой и макарошками, - начал считать запасливый Кен, - еще свежак: два батона хлеба, рис с рыбой в термосах. Да, Федорович нам подарил своего хамона, вон, в холщовом мешочке лежит. Так что недели две жрать будет чего.
    - Ну да, если воду найдем, - тут же охладил его Якс.
    Все замолчали, привыкли за эти недели не экономить водичку, полно её было в горах, чистой и холодной. Все дружно уставились на два больших двухлитровых термоса и десятилитровый баллон с технической водой, которую в принципе можно было и пить.
    - Так что водичку экономим, - подытожил импровизированное совещание Резвый. – Я наверх.
     Вскоре он спустился вниз и начал деловито собирать оружие.
    - Ты куда?
    - Дальше метрах в трехстах холм виден, оттуда хочу на просторы глянуть. Якс, залезай наверх с винтовкой, мы с Кеном пёхом двинем.
    Рыжий, нехотя встал и потянулся за румынским АКМ, привычно проверяя крепление кобуры с пистолетом. Резвый в это время перешнуровывал высокие ботинки. В песке могли водиться змеи, так что лучше идти в крепкой обуви. Якс же доставал из ящика пулемет, привычно заряжая в него ленту.
    - Странно, ведь для подобного переноса нужна энергия. На базе ворота были подключены к электричеству.
    - Да хрен его знает, что там нужно, не сразу же мы сюда перенеслись. Или скорость влияет, или автобус до требуемой температуры нагрелся.
    - Хорошо базарить, бойцы! Кен, ты готов.

    По песку идти было сложней, ноги то и дело поскальзывались на песчаных волнах, образовавшихся на склоне холма. На одной его стороне даже росли какие-то колючки. Конопатый подошел к одному из кустов и внимательно его осмотрел.
    - Рез, вроде такие я уже видел в Алабаме.
    - Ну хоть что-то радует, мы на Новой земле. Только вот куда нас к черту занесло?
    Они остановились на гребне и замерли. Казалось, что куда ни глянь – везде пустыня. Относительно плоские каменистые участки соседствовали с барханами, желтоватый песок с красно-бурым камнем.
    - Ёп твою налево!
    - Там что? – Кен был самым глазастым в их компании.
    Резвый поднес к глазам бинокль и его губы зашевелились.
    - На скалы похожи, дальше… Слушай, там как будто тучи или облака. Глянь сам.
    - На переход смахивает между типами местности. Помнишь на северной трассе мы такое видели.
    - Точно! Значит, нам туда. По пустыне далеко не проедем. Пока намечу маршрут.

    Они наскоро перекусили, уменьшили давление в шинах, включили сразу полный привод и двинулись в путь. Рез по очереди с Кеном торчали на крыше, глотая там песок и пыль. Даже повязанный на лицо платок не помогал, хорошо хоть в запасе оказались очки-консервы. Рыжий где-то их прихватизировал. Якс крепко сжимал рулевое колесо, не отрывая взгляда от дороги и только изредка закидывал в рот мятные конфетки. Было жарко и очень хотелось пить, здесь пригодилась их новоземельская закалка, умение пить нечасто и мелкими глотками. Конопатый угрюмо посматривал в сторону термосов, явно что-то прикидывая в уме.
    Путь по пустыне получился очень уж извилистым, иногда попадались относительно высокие барханы, на которые в том же порядке выдвигались Рез и Кен. Пока им по пути попадались только мелкие змеи и ящерицы, но кто его знает, что могло ждать парней за поворотом. Поэтому патроны уже были в патроннике, а сами они настороже. Судя по солнцу они при переносе каким-то образом потеряли полдня и сейчас стоило поискать место для ночлега.
    Через три часа неспешного хода автобус тормознул перед небольшим каньоном. Кен быстро отыскал относительно гладкую скалистую площадку, вполне подходящую для ночевки. С одной стороны, их стоянку прикрывала красная скала, с другой завал из камней, оставалось только развернуться мордой на выезд и устраивать бивак.
    - Доедим сначала что в термосах. Каждому по две кружки чая. Якс, сколько бензина у нас осталось?
    - Миль… километров четыреста проедем, если буксовать не будем на песке. Расход большой, на полном идем и на первой или второй передачах. Я только один бак залил, знали бы…
    - Понятно. То, что мы с холма с Рыжим видели явно ближе. Газ у нас для плиты есть?
    - Полный баллон, мы же его почти не тратили. В случае чего сварочный приспособим.
    - Ага, воду есть чем кипятить.
    - Слушай, а это откуда? – Якс вытащил из инструментального ящика две упаковки жестяных банок.
    - Ё! – стукнул себя по башке Рыжий. – Совсем забыл – на отвальную схомячил газировки, хотел самогон разбодяжить.
    - Сколько тут? Две по двенадцать, в итоге почти восемь литров. Хоть тут ты молодец Кен. Кто первый в караул?
Размещено: 26.03.2020, 18:01
  
Всего страниц: 5