Всего страниц: 9
Алесь (corud): Реальные пацаны
Размещено: 30.12.2019, 16:05
  
Американская конфедерация, Северная трасса в округе Форт-Джексона. 25.07.30



    - Ты долго еще?
    - Еще чуток осталось доварить! – Якс поднял сварочную маску и еще раз осмотрел шов, примерился и подтянул горелку. – Порядок! Тащи тележку, будем грузить аппарат!
Рыжий полез в заднюю дверцу автобуса и достал с полки набор торцовых ключей, сейчас им предстояло ставить снятое обратно. Грузовик был старый, вареный-переваренный, но все еще во вполне рабочем состоянии. На Новой Земле автомобили бегали до тех пор, пока сами не разваливались на части. Человеческий труд был дешевле ввозимых из-за ленточки запчастей.
Рез все это время торчал на крыше, его задачей было прикрытие их маленькой ремонтной группы от местной фауны. Здесь как раз проходила тропа миграций бесчисленных стад копытных и некопытных тварей этого мира. Ну а где травоядные – там обязательно жди хищников. Не далее, чем вчера на дорогу выскочила группа алабамских антилоп, а за ним гналась стая похожих на шакалов зубастых зверюг. Если бы не их верный пулемет, то ремонту быстро пришел конец. Но ничего – отстрелялись. Зверь тут был уже пуганый и звук выстрелов отлично понимал. Пацаны даже не оторвались от открытого капота, пытаясь оживить древний, как говно мамонта генератор.
    - Сенк! – крикнул на прощание пузатый мужик в замасленном комбинезоне, а Кен, улыбаясь, ласкал рукой выписанный тем чек АлабамСитиБанк.
    - Не помни, рыжий, бабкам место! - окликнул его Якс, показывая движением подбородка в сторону кабины, где лежала увесистая папка из крокодильей кожи.
    - Да дай подержать малёхо! Первая деньга за сёдни, - по привычке базарных торговцев Конопатый провел чеком по выдвижным инструментальным ящичкам, затем двинулся вперед, где уже копался Резвый. – Чего суетишься?
    - Вызов пришел, миль двадцать к западу по трассе. У какого-то дедка пикап прямо на дороге сдох. «Шевроле» восемьдесят восьмого года.
    - Ого! – Аксакалу же вытер руки ветошью и потянулся к термосу с чаем. – Вот уже не думал, что сюда такую древность будут везти.
    - Да нам по барабану, лишь бы дедок платежеспособный был.
    - Все-то ты, Конопатый, переводишь на деньги.
    - Ага, а ты святым духом питаешься? Осталось два месяца с половиной и дожди начнутся. Зимой же собирались обратно к нашим, а там надо будет на что-то жить. Так что арбайтен геноссе!


     С «Шевроле» они закончили быстро, вернее, даже и не приступали. Сразу стало ясно, что движок сдох капитально, не выдержал новые условия работы. Колоритный дедок поохал и поахал, но деньги за консультацию выплатил, вызвав благодарную улыбку Кена. Он даже самолично заказал по рации эвакуатор и тепло попрощался с местным фермером. Друзья решили не возиться с готовкой, а заехать в ближайший Таун. На конфедератской карте была обозначена какая-то харчевня. Дома в этих местах строились капитально из толстого бруса, лес по весне сплавляли по Биг-Ривер с гор, хотя подвалы, являющиеся по существу цокольными этажами, складывали из камня. Вот и небольшая забегаловка около дороги темнела деревом между обильно насаженными зелеными насаждениями. Парни подошли сразу к стойке и заказали дежурные блюда, ожидать готовки им было некогда.    
    - Опять мясо не прожарено! - скривился Кен, но ножом действовать не перестал.
    - Это называется прожарка «Медиум», - ответил ему Рез.
    - Умный, да?
    - Умный, поинтересовался как-то у Джозефа из «Пяти лилий». Он говорит, что это лучшая прожарка, но не у всех получается    её хорошо делать. При такой термической обработке все паразиты умирают, но мясо остается сочным и мягким.
    - Точно, сочное! – внес свою лепту в разговор Аксакал.
    - Не знаю, не знаю. Ну а вот почему тогда картошка у них нормально пожарена?
    - Хочешь полусырую, сейчас закажу!
    - Э, хорош прикалываться! Пиво будем?
    - Нет, конечно, нам еще в Огасто пилить. Дядя Митя обещал старому знакомому, что его колымагу посмотрим.
    - Блин, Рез, так далеко пилить ради одной машины?
    - Кен, ты ох...ел? Это же дяди Мити личный заказ!
    Оба товарища озадаченно глянули на рыжего возмутителя спокойствия, тот виновато поднял руки:
    - Все, молчу! Был неправ, не бейте сильно.
    Аксакал толкнул в бок Резвого:
    - Опять, видно, очередную телку хотел заарканить, а тут мы с халтурой.

    Запылённый донельзя «ПАЗик» лихо тормознул перед длинным серым автобусом, давным-давно переделанным в RV, настоящий дом на колесах. Он уже оброс по бокам хозяйством и хламом, которое само по себе возникает в местах обитания человека. Запыленный лохматый пес, сидящий около дверей, гавкнул для порядка два раза и покладисто подвинулся в сторону.
    - Дядя Мить, задание партии и правительства выполнено!
    - Все шуткуешь?
    Откликнулся на вошедшего рыжего парня здоровенный и еще не очень старый мужчина в рабочем комбинезоне.
    - Вот чеки, накладные, расписки. Все чин чинарём!
    - Давай, глянем.
    Мужчина надел очки и начал придирчиво осматривать документы, а молодой человек устало присел на складном стуле. Он с интересом разглядывал относительно простую обстановку Эрви и её хозяина, который был намного интересней старой машины. Сама судьба, казалось, свела пацанов с дядей Митей, так он попросил называть себя. Его же самого местные американцы звали просто Майком, не любили они сложные имена. История этого человека была так же примечательна, как и его внешность. Если вы видели картину Пикассо «Девочка на шаре», то сразу сможете представить его в том кубически исполненном сидящем акробате. Дядя Митя, и в самом деле, был весь такой кубический: атлетические плечи, пудовые кулаки, совершенно лысая голова чрезвычайно грубой лепки. Никто не мог представить, что за весьма брутальной внешностью скрывается личность настоящего ленинградского интеллигента. Обычно еще одним разрывом шаблона после высокоинтеллектуального общения с дядей Мите становилось знакомство с его профессией слесаря-инструментальщика. Ну вот получалось у него с детства возиться с различными железяками, а любой советский гражданин рабочей наружности на двух пальцах смог вам объяснить, чем специальность квалифицированного слесаря лучше гордого, но дешевого звания инженера. Триста целковых против ста десяти, и это далеко не предел.

     Когда в лихие девяностые оборонный завод дяди Мити приказал долго жить, его тетя внезапно вспомнила о своих давно забытых еврейских корнях. Еще один разрыв шаблона получился у израильских пограничников, когда в аэропорту они ставили штамп в документе нового репатрианта с внешностью записного громилы из провинциального русского городка. Его долго мурыжили на контроле, просветили всеми видами излучений и обнюхали собаками, но никакого криминала так и не нашли. Израиль же дяде Мите категорически не понравился: кругом одни хитрющие еврейские морды, только и думающие, как его нае…ать, путёвой работы не предвидится, и еще вдобавок зовут послужить в армии. Поэтому как только стало возможно, он перебрался в Америку – Мекку тогдашних советских эмигрантов.
    Страна «свободного предпринимательства» поначалу радовала, работа по специальности нашлась практически мгновенно, с зарплатой также не обижали, хватило на фанерный домик, не очень старый пикап «Форд», в обычный седан дядя Митя попросту не влезал. В магазинах все было, климат хороший, казалось, живи и радуйся. Но рука «цивилизованного рынка» дотянулась и до их предприятия. Производство из Америки весенним половодьем утекало в Китай и Мексику, и вскоре на заводе сменился хозяин, зарплату стали задерживать, ввели систему драконовских штрафов, уволили массу работяг. Душа дяди Мити, воспитанная на социальной справедливости, такого откровенного наёпа не выдержала, и он со всем азартом ударился в профсоюзное движение, забыв, однако, что живет в реалиях настоящего капитализма.
    Одним прекрасным вечером на подземной парковке торгового Молла его встретили три типа, вооруженных бейсбольными битами. Один из них уполз с поломанной челюстью, а сам дядя Митя не очень добровольно уехал в больницу с сотрясением мозга. Счёт из честной американской клиники пришлось покрыть всеми скопленными за это время сбережениями, страховка не покрывала подобные расходы, она, как оказалось, вообще, ни хрена не покрывала. Полиция на странного русского громилу смотрела как на идиота. Полицейские и так зашивались, занимаясь «настоящими» преступлениями: убийствами, вооруженными налетами, наркомафией. Устав от «борьбы за правду», дядя Митя продал дом, купил на распродаже сломанный дом на колесах, отремонтировал его и поехал по Америке, а то с новой работой и света белого не видел. Зарабатывал он в небольших городках собственными золотыми руками, естественно, совершенно не думая о налогах и прочем навязанном капиталистическом дерьме. Здесь-то его и подловили вербовщики.
За кадром осталась «прощальная встреча» дяди Мити с бывшими фабричными боссами. Только сейчас он подготовился к ней серьезно, поэтому пара громил сама отлеживалась на больничном два месяца, а директор с заместителем, на свою беду, бывшие в то время в офисе, надолго стали клиентами косметологической клиники. Нанятые «серьёзными» людьми частные сыщики и «заряженные» бандиты, как и следовало ожидать, ничего не нашли. «Русская мафия» - пробормотали бывшие боссы и подумали, что еще хорошо отделались. Слава отечественного криминального мира в США была непомерна раздута, во многом благодаря Голливуду. В прошлом это случилось с сицилийскими бандитами, собственно, и давшими название организованным преступным группам.

    - Рыжий, держи деньги. Смотрите не промотайте! – дядя Митя глядел из-под очков внимательно.    
    - Как можно! Откладываем.
    - Откладывают они, – проворчал мужчина. К встреченным случайно землякам он поначалу отнесся настороженно. Больно уж молодые и шумные! Но приглядевшись, он понял, что ошибался. Нет, они так и остались молодыми и шумными, иногда и скандальными, но в том же время были ребятами работящими. Если что пообещали, то обязательно делали! Этим и подкупили старого инструментальщика. Дядя Митя в Форт-Джексоне был человеком уважаемым, его автосервис считался лучшим в Конфедерации. Вернее сказать, на его предприятии ремонтировали почти все, разве что кроме самолетов. С возрастом работать самому стало труднее, но безупречная репутация позволяла найти хороших и трудолюбивых компаньонов. Клиент же шел на имя. Здешняя Америка нравилась дяде Мите-Майку больше заленточной, именно о такой он и мечтал при эмиграции и был очень рад, что участвовал в её строительстве собственными руками и мозгами, не зря же входил в Законодательный конгресс Конфедерации, высший орган местной власти.
    Пацанам же дядя Митя стал кем-то вроде диспетчера, находя им работу и частенько координируя их движения. Разгар новоземельского лета – это самая горячая страда. Идут караваны по Северной Трассе, ведутся перевозки по местным дорогам, собирается урожай, готовится посадка нового, строятся дома и дороги, ремонтируются старые. Множество не самой современной, зачастую изношенной техники перемещается по здешним просторам. И не сказать чтобы люди здесь собрались с кривыми руками, просто некогда им, у всех запарка. Поэтому очень кстати подворачивалась пацанская «Летучая мастерская», к тому же оборудованная по уму. Сварочный аппарат, электрогенератор, токарно-винторезный станок с фрезерным и шлифовальным приспособлениями; настольный сверлильный станок и электрозаточный станок, слесарные тиски, ручная дрель, комплект приспособлений и инструмента слесаря; набор сверл, разверток, резьбонарезного инструмента и напильников, да еще и многое другое. Короче, парни оказались при деле и из него практически неделями не вылезали.
    - Да где тут гулять-то, дядя Мить?! У нас в поселке и то больше веселухи было. Даже девку путёвую не найдешь.
    - Пастор тебе потом найдет…проблем на тощую задницу, - захохотал мужчина.
    - Да, странные тут порядки, - почесал подбородок Конопатый, никогда он не понимал сектантов и был безмерно удивлен, что Конфедерация во многих местах состоит из общин подобных.
    - Ничего, привыкнешь. Никто насильно никого никуда не тянет, соблюдай приличия и будешь жив.
    Черный юмор пацанской «крыши» уже был привычен и не удивлял. Дядя Митя бизнес вел честно, поэтому никто не жаловался.

    - Кен, иди сюда!
    Парни уже сидели на открытой веранде, загороженной от заходящего солнца густым кустарником, с водой в этих местах особой проблемы не было, поэтому зелени было много. По вечерам они любили посидеть в местном пабе, пропустить кружечку другую, послушать музыку и пообщаться с народом. Не сказать чтобы отлично понимали друг друга, но поговорить как-то получалось, в молодости язык схватывается намного быстрее. Сейчас с пацанами сидел худощавый мужчина с почерневшим от солнца лицом и рыжеватой бородой.
    - Это О’Нил, у него к нам дело, - сразу взял быка за рога Резвый, - предлагает неплохой бизнес.
    - Йес. Гуд бизнес, - закивал О’Нил и тут же перешел на местный русско-американский суржик. – Я представляю Эмиджен групп, мы разрабатываем новый рудник, далеко в горах на севере. У нас накопилось много сломавшейся техники, везти её сюда очень дорого, а людей для починки там не хватает. Мне посоветовали вас, как грамотных механиков и владельцев передвижной мастерской. Это как раз то, в чем мы остро нуждаемся!
    - Ну да, - рыжий приосанился, - мы такие.
    - Подожди! – Якс махнул мосластой рукой, он все еще глядел на американца недоверчиво. – Какие условия работы, сколько платишь?
    - О! У нас есть много рабочих площадок, в пределах файфти миль.
    - Ага, то есть помотаться придется.
    - Якс, не тупи, им поэтому наша «летучка» и нужна. Где они еще тут таких лохов найдут?
    - Сумма? – Кен был предельно деловит.
    О’Нил нарисовал на салфетку цифры:
    - Это оплата в неделю, плюс проживание, питание и топливо за счет фирмы.
    Конопатый застыл с открытым ртом, а его реакцию смазал Рез:
    - Есть время подумать?
    - Да, пацьяны, жду вашего звонка завтра утром. Сорри. У меня еще есть дела.

    - Три штуки в неделю! Что тут думать, Рез?
    - С чего это они так хорошо платят?
    - Так работать надо! Думаешь, прохлаждаться будем?
    - Наверняка дело нечисто!
    - Да вечно ты, Як, мазу срываешь!
    - Стопэ, орлы! Поступим проще, - остановил парней Резвый, - сейчас смотаемся к дяде Мите. Кен, ты пива не пил, тебе за рулем.
    - Чего опять я?
    - Не бухти, пошли.
     В ПАЗике спор продолжился.
    - Слушай, а чего они там, вообще, добывают? Не спросили?
    - Да он так уклончиво ответил, что типа металлы.
    - Золото! – так и ахнул Кен, повернувшись от руля.
    - Не, про золота сказал бы, - покачал головой Резвый.
    - Есть металлы и подороже золота, - внезапно удивил всех Аксакал. – Осмий, Родий, Платина. Может, тут, вообще, редкость какую открыли? Больно уж далеко этот рудник находится, чтобы обычную породу добывать.
    - Возможно, – задумался Резвый, разворачивая карту. – Сто пятьдесят миль к северу, это уже за истоками Баффало-Крик. Самые горы.


    - Я знаю этого парня! – утвердительно покачал головой дядя Митя, прихлебывая чай из литровой титановой кружки. Чай он безмерно любил и «заленточный» цейлонский у него всегда был в наличии. – Косяков за ним раньше не замечалось. Он же из мормонов, здесь это о многом говорит. Про этот рудник разные слухи ходят, но в откровенном криминале он замечен не был, мне бы сообщили. Сами-то хотите туда?
    - А чего нет? – Конопатый задумчиво пожевал былинку, затем отбросил в сторону. – Платят хорошо, работы будет много, как раз на отъезд за остаток лета заработаем. Да и места новые, интересные.
    - Потом куда, в Демидовск?
    - Может, и туда. Все свои люди, уже и знакомые там появились. Тут больно уж скучно.
    - Есть такое, – улыбнулся дядя Митя, - здесь народ больше простой, фермерский. Все крученые в Нью-Рино, как в заповеднике, у кого шило в заднице, те на севере рыщут по горам или к нашим в Форт-Росс подались. Говорят, что в тех местах климат мягче, жить проще и пока никакого начальства.
    - Сами туда не хотите?
    - Увидел блеск в глазах? Был бы помоложе, хотя лет на десять, то рванул. Сейчас…поздно. Да и хапнул я поначалу разных приключений, другому на всю жизнь хватит. Это сейчас Форт Джексон на приличное место похож, а еще лет пятнадцать назад был обычный заправочный клоповник. Народ тогда больше на юг валил, там у моря урожаи и движуха. Но ничего – понемногу с бардаком покончили, порядок навели, жизнь наладили.
    - Мы уже поняли, – вежливо поддакнул Якс. Мужчина перевел взгляд на него и тяжело вздохнул:
    - Что поняли, пацаны? Носит вас как говно в проруби! Эти ваши покатушки – дело несерьезное. Хотите настоящего успеха – прикипайте к большой компании. Здесь мир слишком огромный, чтобы выжить поодиночке или малой командой. Вас пока извиняет молодость, хотя в мое время в вашем возрасте мы уже считались людьми взрослыми и самостоятельными. Не вздыхай, рыжий, жизни я вас учить не буду. Сами с усами! Просто даю пару советов, раз вы уж здесь. Заводите больше знакомств с конкретными людьми, показывайте им себя с лучшей стороны, вкалывайте как черти, здесь это особо ценят. Настоящие американцы работяги от Бога, иначе бы великую страну не создали. На той стороне нас сталкивали лбами третьи силы, здесь они слабее и есть шанс оставить после себя лучший мир. Всегда есть возможность договориться с человеком, которого ты знаешь и уважаешь, без лжи и чужих искривленных очков. Дерзайте! Ваш мир в ваших же руках!
    Он повернулся к проигрывателю, по старомодному предпочитая грампластинки и давая понять, что разговор окончен.

    Пацаны вышли на темный двор, несколько пришибленные серьезным разговором и уставились на небо. Оно здесь было странное, черное, с огромным количеством ярчайших звезд, двумя лунами. Из РВишки в вечерний густой воздух потекли струйками рок-ритмы «Dark Side of the Moon», смутно знакомой, наверное, всем жителям России. Она, как никогда, отлично подходила по настроению.






                    Американская конфедерация, в ста пятидесяти милях к северу от Форт-Джексона. Южный хребет Сьерра Гранде. 30.07.30





    ПАЗик жалобно завывал, надрываясь, но упорно лез вперед. После длиннейшего каньона, идущего вдоль одного из притоков Биг-ривер, начался затяжной подъем, постепенно переросший в извилистый серпантин. Пацаны никогда не были в настоящих горах, поэтому им стало стрёмно. Они точно знали дорогу, время на её преодоление, но все равно, окружающие их темные вершины и обрывы вводили в трепет.
    - После поворота тормозни, - неуверенно проговорил Рез, - надо охладить движок, да сами передохнем. Я вспотел, как в парилке.
    - Ага, - Якс согласно кивнул, - если там будет площадка.
    - Должна быть. Дорогу грамотные люди прокладывали.
На большой части пути дорожное полотно было ровным и отлично укатанным. Видно, что над ней неплохо потрудились. Но на серпантине дорожное полотно сильно сузилось, от пропасти их отделала только узкая полоска сдвинутых в сторону камней. Для разъезда автомобилей были оставлены специальные площадки на крутых поворотах. Поэтому повернув там, стоило внимательно посмотреть дальше – не едет ли кто им навстречу. Пока им попадались только возвращающиеся с рудника наливники и машины снабжения, да и то еще до подъема. Их водительских навыков вполне хватало для подобной дороги, просто было страшновато карабкаться куда-то к самым облакам. Зубцы скалистых пиков, покрытые рваной растительностью склоны, изредка попадающиеся представители горной фауны. Далеко к северу белели высоченные вершины Сьерра Гранде. В их сторону и кивнул Конопатый.
    - Сколько, интересно, их высота?
    - В путеводителе было вроде написано что километров одиннадцать — двенадцать.
    - Высоко! Блин, нам что – туда?
    - Рыжий, – вздохнул резвый, - ты почему такой ленивый? Лень карту глянуть. Нам еще триста вверх, там перевал и спускаемся на плоскогорье. Там еще два часа ходу по грейдеру.
    - Дышится чего-то тяжеловато.
    - Горняшка.
    - Чего-чего?
    - Горная болезнь, мы же уже за трешку забрались.
    - О, ё!
    - Да не ссы - не помрём, - успокоил товарища Резвый, - пацаны, которые на Кавказ ездили, говорили, что надо пить побольше, бегать поменьше.
    - Как бы наш ПАЗ ни помер.
    - Дядя Митя сказал, что пройдет! Движок на четыре с четвертью вытянет, надо только следить, чтобы не перегревался. Датчики на такой высоте врут.

    - Ух ты!
    Наверху, и в самом деле, захватывало дух. Близкое до сей поры скалистое пространство раздвинулось далеко в стороны и показался отличнейший вид на окружающие их ломаные линии хребтов, отрогов, пушистики облаков оказались совсем рядом, буквально протянуть руку. Заходящее солнце окрасило горную местность в охряно-багровые тона, затемнило тени, сгустило прозрачный воздух. Большая выровненная площадка, предназначенная для отдыха, понемногу начала стекать вниз. За черной скалой показались несколько вагончиков-бытовок, и стоянкой с техникой: основательный трактор «Коматсу», грейдер и фронтальный погрузчик. Работяга в промасленном комбинезоне отчаянно замахал парням руками. Рез чертыхнулся и вышел из автобуса, вскоре возвратившись обратно.
    - Шабаш, пацаны! Мужики говорят, что до захода солнца спуститься не успеем. Дальше дорога хуже. Так что предлагают переночевать здесь, зовут на дружеский ужин.
    - Что на ужин? - тут же спросил практичный Кен.
    - Горного козла завалили, так что козлятина.
    Рыжий пристально посмотрел на товарища – не шутит ли он, затем кивнул и молча выскочил из автобуса.
    - Козла так козла!
    Импровизированный городок дорожных рабочих притулился перед почти отвесной черной стеной. Некогда неведомые силы внутри планеты выперли на самый верх базальтовые породы, расколов их на несколько наверший. На одной из них высилась мачта с ажурной антенной, рядом с которой стоял небольшой ангарчик. Видимо, это была промежуточная станция связи и, судя по всему, её регулярно обслуживали. Рядом вертелся пропеллер ветряной электростанции, наверх вела аккуратная, выложенная камнем дорожка.
    - Эй, парень, есть у вас свежее пиво?
    Конопатый обернулся и увидел большого пузатого мужика. Американцы любили пиво в любом его виде и количестве.
    - Сейчас принесу. В банке будешь?
    - Конешно! - неожиданно ответил тот на ломаном русском, затем подошел к автобусу и прочитал. – Тачтьянка! Что есть тачьтянка?
    - Сейчас за пивом расскажу, - ухмыльнулся Кен и нырнул в заднюю дверь ПАЗика.





                            Американская конфедерация, плоскогорье Аппалачи. Южный хребет Сьерра Гранде. 31.07.30




    - Осторожно, тормози!
    - Твою мать, рыжий, ты чего под руку кричишь! Мы так тормоза сожжём.
    - Передачу поменяй, Якс, на первой же площадке стопорни. Надо остудить движок и тормоза.
    Они опустились еще на два отрезка головокружительного серпантина и остановились на небольшой площадке рядом с пропастью. Конопатый тут же вынырнул из автобуса и начал подкладывать под колеса большие каменные глыбы. Аксакал в это время прошелся по колесам и заглянул под автомобиль –не течет ли что-то. Рез уж был на крыше, рассматривая окружающую местность на предмет нехороших зверюг. Им вчера дорожники немало рассказали историй о здешних хищниках, которые пусть и были мельче, чем их сородичи на равнине, но такими же злобными.
     - Еще немного, - успокоил он водителя, - гляньте, вон дорога, куда идет дальше!
    Якс поднял голову и внимательно всмотрелся вперед. Они уже перевалили Южный хребет и теперь въезжали на плато Аппалачи. Горный кряжи широко раздвинулись в стороны, а само плато выглядело, как некий футуристический пейзаж. Такие здесь были странные охряно-желтоватые краски, будто бы присыпанные песком и пылью. То ли от чистого горного воздуха, то ли от высоты, но видимость вперед составляла не меньше ста миль. Плато было все изрезано каньонами, руслами речек, разбито навершиями холмов и только изредка на нем торчали наконечники скалистых пиков.
     - Ну и дорога!
     - А ты хотел! Еще не успели доделать, но работают. Такими темпами в следующем годе достроят до плато. Мужики сказали, что понизу пойдет неплохой грейдер, можно идти смело сорок в час.
     - Сорок чего? – нахмурил брови Якс.
     - Миль конечно! Привыкай!
    Парней в Конфедерации поначалу сильно сбивала разница между метрической системой, принятой в Европе и России и местными размерами в футах, милях, дюймах. Они как-то здорово посмеялись над одним их алабамских механиков, когда куда-то торопились и выжали на ПАЗике скорость под девяносто. Девяносто километров в час. Неизвестно, что почувствовал тогда американец, когда увидел эту цифру на спидометре. Он-то посчитал, что это в милях, вот, наверное, после этого искренне проникся уважением к русскому автопрому. В остальном геморрой, связанный с нужными размерами запчастей, доставил им поначалу немало хлопот. Как с их познаниями в языке объяснить продавцу в магазине, что они от него хотят! Дядя Митя тогда стал их реальным спасением, взяв на себя функции снабжения.

    По грейдеру, петляющему между холмов, они довольно быстро домчались до зеленеющей долины, начинающейся после моста через бурную реку. Здесь их встретили самые настоящие бетонные блоки, грамотно расставленные в шахматном порядке. Объехать их по бокам мешали огромные валуны, принесенные сюда некогда каким-то неведомым катаклизмом. Впереди высился укрепленный КПП.
    - Охренеть, это «Сарацин»! -    кивнул в сторону шестиколесного броневика любитель всевозможного оружия Резвый.
    На дорогу вышел вооруженный с ног до головы охранник в фирменном кепи и показал знак «Стоп». Резвый выскочил из машины, показывая свободные руки, в левой он держал папку с документами. Охранник ознакомился с ними, затем что-то сказал по рации, кивнул и сделал приглашающий жест.
    - Поехали! – крикнул заскочивший в автобус Рез. – Нам еще три мили прямо и налево. Сказали, что офис там, - он немного помолчал, затем добавил. – Серьезные ребята, оружия полно и сразу видно служивых.
    - Приехали, - констатировал приунывший Конопатый. Не любил он людей, обвешанных оружием.
    - Не ной! С такими пацанами спокойней.
    Вскоре автобус подкатывал к небольшому поселку, состоящему из ангаров, передвижных жилых блоков, контейнеров и окруженному со всех сторон высоченным забором из колючей проволоки. ПАЗик притормозил перед двухэтажным, покрытым сайдингом зданием, и парни прошли внутрь. В помещении было прохладно, тихонько жужжали кондиционеры и несколько компьютеров. Молодой человек в первой попавшейся им комнате узнал о цели их прибытия и кивнул в сторону большой двери.
    - Вас прислал О’Нил? Я Пит Гарриман! - тут же взялся за дело широкоплечий рукастый мужчина, кивнул в сторону простеньких пластиковых стульев и принял у Резвого папку с бумагами. – Молодцы, что согласились. Работы для вас у нас полно! Доехали без проблем? Отлично! Вот, стандартная форма для срочного контракта. Читайте, что непонятно спрашивайте.
    Парням было непонятно все, они переглянулись между собой, но бумаги подписали. Если что, дядя Митя обещал помощь. Да и не в обычаях местного люда было обманывать контрагентов и подрядчиков, потом отрыгнется. Планета пока маленькая, все друг друга знают.
    - Отлично! Завтра в семь утра жду вас здесь. Джек, - Гарриман кивнул в сторону входной двери, - будет давать вам дневное задание, если не будет возможности, то передавать по рации. Наши объекты здорово раскиданы на местности, мы ведем активные изыскания.
    - Удачно? -    решился встрять в длинный монолог начальства Резвый.
    - Хороший вопрос, бой, - усмехнулся технический директор. - Ты видишь здесь унылых людей? Работа идет, дорогу строим, так что все О’кей. Жить будете в отдельном домике, вам покажут. Питаться в буфете, при выезде получите сухим пайком или в термосе. Чеки будете получать в конце каждой недели. Все понятно? Отлично! Сейчас на инструктаж к нашему начальнику службы безопасности. Джек проводит.

- Мистер Треволт, новички, - Джек сдал парней крепкому мужчине среднего роста и наскоро попрощался. Схема со всеми участками уже лежала в кармане Реза. Начальник СБ внимательно окинул взглядом парней и сузил серые с холодным отблеском глаза. Они выстроились на площадке с техникой, под навесом. Треволт был одет как на войну и, скорей всего, бывалым воякой и являлся. Из большой кобуры торчала рукоятка мощного револьвера, вызывая искреннее уважение, на плече в креплении шипела рация, на груди, на липучках висели множество подсумков.    
    - Есть опыт? – уставился он на пацанов. Ответил Рез, тут же привычно вытянувшийся во фрунт:
    - Йес, служба в Аэродесантных войсках.
    - О! – в глазах Треволта появилось немного интереса. – Здесь давно?
    - С прошлой осени.
    - Оружие?
    - Пулемет М53, АКМ, СВТ – это автоматическая винтовка под винтовочный патрон.
    - Неплохо, – удовлетворенно кивнул начальник СБ и отвлекся на рацию.
     В это время к площадке подкатил открытый джип и оттуда раздался радостный возглас:
    - Рашен крейзи бойс!
    - Смит! – Резвый первым пожал руку знакомому парню из «Аллигаторов». – Какими судьбами?
    - Нас подрядили на ремонтные работы, здесь неплохо платят.
    - Смит! - заинтересованно повернулся к нему Треволт – Ты знаком с этими парнями?
    - Так точно, сэр! Как-то встречались в конвое, было одно горячее дельце в районе Угла.
    - Гуд. Они непохожи на девочек, которым надо подтирать попы, так что введи в курс дела и отвези спать.
    - Так точно, сэр!
    Смит вытянулся и только что не отдал честь, с ним вместе подтянулись и пацаны, приняв чуть ли не солдатскую стойку. Треволт одобрительно хмыкнул и махнул рукой.


    - Смит, а чего тут так много оружия и охрана серьезная? Бандиты?
    - Не они самая большая проблема, - бывший знакомый сидел в автобусе на переднем сиденье и прихлебывал холодное пиво из банки. – Тут разного зверья много, очень опасного зверья, - он достал из кармана планшет и включил его. – Вот смотрите - это каменная гиена, она меньше саванной, но не менее опасная. Фишка в том, что она любит сидеть в засадах, нападает молниеносно. Не успеешь обернуться. Как ты уже в её пасти! Это плоскогорный Рогач, также меньше саванного, но обороняется стадом, коллективно. У него очень крепкие рога, очень не советую попадаться им на пути, лучше сразу уступите им дорогу. Это змеи, огромных, как в Техасе нет, но достаточно много ядовитых. Их можно отличить по более яркому рисунку. Всегда внимательно смотрите, куда шагаете, далеко от дорог не отходите.
    - Бл…- протянул Конопатый, не любил он гадов.
    - В пещерах и норах еще водится Аппалачский варан, очень у него зубастая пасть, наносит страшные раны. Убить не убьет, но лечиться будешь долго. Поэтому куда попало не лезть, остерегаться мест, годящихся для засад. По нужде отходить только под охраной, один гадит, двое сторожат. Хотя… - Смит оглянулся, - гадьте в своем автобусе, у вас есть туалет. Специальную жидкость получите на складе, с водой также проблем нет. Оружие у вас вполне подходящее, здесь нужен калибр помощнее, да и пулемет в тему, завалит любого местного хищника. Поэтому мы и выбрали вот эти старые винтовки, бьют хорошо и надежные, - он положил руку на бельгийский FN-FAL. - Так, парни, подъезжаем! Ваш домик тот синий с краю, он для командированных, душ и туалет на улице, здесь спокойно, но вечером или ночью лучше выходить с оружием. Мало ли что объявится новое, мы тут и десятую часть местной фауну не знаем. Буфет дальше за теми прицепами, работает с шести утра. Мы тут встаем рано! Обед будете получать в термосах, кормят в целом неплохо. Вечером еще к вам зайду. Пиво еще есть?
    - Есть малёхо, - ответил обычно прижимистый Кен, прикидывая, на сколько им самим осталось. – Как тут, вообще, с алкоголем?
    - Треволту пьяными не попадайтесь, иначе будете нужники на базе чистить.
    - Кто он, вообще? – спросил Резвый, доставший с автобуса баул с одеждой.
    - Крутой перец, служил в «зеленых беретах», говорят, что в Эйстане накосячил, поссорился с начальством, сейчас здесь. Все его очень уважают. Строгий мужик, но своих никогда не бросает. Ты, кстати, ему понравился. Обычно он новичков до усрачки гоняет, а тут сразу отпустил.
    - Рез служил в десанте, - увидев непонимание в глазах Смита, Якс повторил слова Резвого, - Аэродесантных войсках.
    - О, тогда понятно! Треволт всегда уважал русских, особенно после Эйстана. Рассказывал, что они там в отличие от ваших еле держались. Ладно, устраивайтесь пока, скоро мужики с работы поедут, так что про пиво лучше промолчать, - усмехнулся напоследок американец.
    Пацаны осмотрели простой дощатый домик, такие в России раньше строили для летних лагерей и баз отдыха. На окнах железная сетка, дверь со специальным упором, чтобы запирать на ночь. Конопатый первым убежал пробовать местный душ, такой же простой в устройстве, как и все здесь. Скорей всего на дождливый период кроме охраны никто не оставался. Горная дорога будет непроходимой. Поэтому и вкалывали работники от зари до зари. Тем более что было за что. Смит упомянул о регулярно выплачиваемых премиях. Хозяева разработок точно не были жмотами!
Размещено: 30.12.2019, 16:05
  
Всего страниц: 9