Всего страниц: 9
Алесь (corud): Реальные пацаны
Размещено: 18.12.2019, 10:48
  
Суверенная территория Техас.    Аламо. 26.04.30




    В городском пабе было прохладно, в благодатной тени террасы сидело всего несколько посетителей, до шумного вечера еще далеко, обед уже позади, поэтому появление трех разнокалиберных молодых людей привлекло внимание. Шедший впереди них рыжий парень громко поприветствовал томную барменшу:
    - Хэлло, Марфа!
    - О, пацьяны! Биир?
    - Йес!
    Широкая белозубая улыбка пошла в качестве задатка, черноволосая молодка в ответ хохотнула и достала с полки три высоких стакана.
    - О, Колян! Чего один, чего грустим?
    Мужчина поднял дочерна загорелое лицо, непонимающе посмотрел на молодых людей, затем его морщины как будто разгладились, а глаза чуток потеплели. Сначала скромная улыбка разомкнула его губы.
    - Садитесь, пацаны, рад вас видеть.
    Барменша, покачивая широкими бедрами, заставила стол бокалами и тарелками с закусками. Она уже знала вкусы своих новых посетителей, поэтому принесла маленькие копченые колбаски, немецкую кислую капустку и вяленую рыбу. На гриле уже доходили до полной прожарки два стейка из мяса местной антилопы. Аламо был городом транзитным, через него проходило множество людей совершенно с различными вкусами и пристрастиями. Поэтому местные рестораны по ассортименту совсем не походили на их аналоги в американском Техасе. Хотите настоящей текс-мекс кухни? Тогда вам в какой-нибудь маленький аутентичный городок!

    - Чего такой смурной? Случилось что?
    - Эх…
    Продолжения не последовало, поэтому Конопатый замолчал, только искоса глянул на Якса. Тот уже впился крепкими зубами в полоску вяленого филе неведомой новоземельской рыбешки. Морепродукты сюда привозили с Нью-Галдестона, потру на берегу Залива.
    - Мы тут немного застряли, пара халтур появилась, да и…
    - Можешь не рассказывать, - Николай махнул рукой, - наслышан. Меня сюда потому и дернули. Вы молодцы, парни, правильно себя повели. Народ здешний хорошие поступки помнит очень здорово. О вас теперь будут говорить, что это те самые «Пацьяны, которые помогли поймать похитителей семьи Ливингстон».
    - Во как! – Резвый внимательно посмотрел в хмельные глазки их нового друга. – Ты тоже, значит, в деле?
    - Да, нас подписали, больше не скажу. Тут государственный политик замешан, вам до этого змеиного клубка дела нет.
    - Чего тогда пьем, Колян? – Конопатый не унимался и кивнул в сторону запотевшей бутылки водки.
    - Хотите, можно вместе, - Николай вздохнул, о чем-то задумался и выпал из беседы. Резвый ударил рыжего вбок, и они заговорили о своем. Тем более что было о чем, срок пребывания в Аламо слишком уж затянулся. Мелкие поездки по округе окупали только жилье, топливо и еду. Дорога манила пацанов дальше.

    - Правильно нам предложили. Какой из нашего буса пассажир? Техничка – вот отличное решение! У конфедератов сейчас большие стройки на севере, движуха, машины ломаются, бизнес останавливается, а тут мы.
    - Ага, такие красивые, - Якс криво ухмыльнулся.
    - Чего ты опять? Я в машинах волоку, ты варить умеешь, Реза куда-нибудь приспособим. Да и охранять всю эту суету тоже кому-то надо. Не ссы – прорвёмся!
    - Дело-то хорошее, не спорю, но опять же – оборудование, да и подучиться не помешает.
    - Я что, против, что ли? Найдем в Форт-Джексоне механиков, договоримся.
    Николай неспешно потянулся за бутылкой, налили себе половину стакана и разом опростал. Затем он дотронулся к капусте и взял в руки кусок колбасы, уже более осмысленным взором осмотрел товарищей.
    - Правильно, пацаны, мыслите. Только вам за оборудованием и учебой лучше к нашим ехать, в Демидовск.
    - Ага, там сразу и припашут. Не, мы крепостными быть не хотим, наелись уже.
    - Не ссы, договоримся. Вы, когда собираетесь сваливать?
    - Завтра конвой до Монблан-таун идет.
    - Оставайтесь еще на один день. Наши с Порто-Франко идут, я с ними до нужного местечка еду. Там и охрана основательная, егеря будут и опять же русские поселенцы. Есть о чем поговорить.
    Кен глянул на Резвого и осторожно спросил:
    - Так, это, может, закажем тогда чего кроме пива, типа отвальная? Завтра уж готовиться будем.
    Бывший десантник вздохнул, осмотрел зал и махнул рукой:
    - Где наша не пропадала. Марфуша!

    - Представляешь, пуля прямиком в лоб, под шлем угодила. Чеченскую парень прошел, не одной царапины, здесь уже сколько поползали, а тут… И ведь стреляли со ста метров со схрона наобум, случайная, мля, пуля. Вот так в жизни бывает! Живешь, живешь…
    - Чего там и делали то на Рейне?
    - Да помогали одним нужным людям сук орденских проучить. Все им неймется везде свою лапу наложить. Кстати, там один русский парень социализм строит.
    - Чего-чего?
    - Того! Правда, у немцев.
    - Ага, немцы, пожалуй, смогут, - кивнул глубокомысленно Аксакал, - там орднунг. В нашем бардаке ни коммунизм, ни капитализм не приживаются, вечно в какое-то боярское царство сваливаемся.
    - Чё-то вы, пацаны, не туда погнали, - недоуменно посмотрел на них уже весьма накаченный спиртным Рез, при всей его мускульной крутизне алкоголь он переносил не очень. Зато рыжий уже пытался вовсю флиртовать с двумя молодыми женщинами судя по их говору проезжими.

    - Кен, ты что, молдавский понимаешь?
    - Они, Колян, румынки.
    - Какая в жопу разница! – тут же заржал Якс, больно уж в мазу пришлась фраза из культового фильма, в свое время засмотренного пацанами до дыр.
    - Говорят, что в Нью-Рино едут.
    - Тогда в аптеку сбегай возьми защитные доспехи, - ухмыльнулся Николай, - это профессионалки.
    - Ну, - Кена было трудно сбить с намеченного пути, - как говорил Ильич – неучение тьма, учение триппер!
    За столом дружно грохнули, обратив внимание уже наполовину заполненного паба. К шумным компаниям здесь были привычны, главное – чтобы веселье не выходило за некие рамки. С этим в Аламо было весьма строго. Николай поднял чашку с кофе и задумчиво произнес:
    - Нью-Рино, сколько уж с ним было проблем.
    - Ты ведь сейчас туда? По тому делу? – Аксакал бросил испытывающий взгляд в сторону наемника.
    - Ты же понимаешь, что прямо ответить я не смогу.
    - Чего уж тут непонятного! Разные государства, куча напрягов. Я раньше думал, что свободы здесь больше, а все равно прижимают.
    - Ну… она как бы присутствует, в принятии некоторых смелых решений. Если у тебя есть яйца, оружие и связи, то многое становится возможно. Слышал о повешенном три года назад уроде, который также девочек заказывал. Вот тот самый русский парень с Рейна тогда и поучаствовал. Поэтому к его просьбам здесь прислушиваются. О людях в этом мире еще судят по делам, а не гнилым базарам. Хотя и тут кое-где на побережье уже полным-полно понаехавшего «первого сорта».
    - Видали мы таких, - угрюмо пробурчал Рез, - даже на порог нашего брата не пустят. Ненавижу…
    - Ну так у тебя, зато здесь есть выбор – ехать туда, где на порог не пустят, или туда, где примут как родного. Это и есть главная ценность нового мира. Свою судьбу ты можешь выбрать себе сам.



Граница суверенной территории Техас и Автономной территории Невада и Аризона. 29.04.30


    - Чего приуныли, пацаны?
    - Техас покидаем.
    - Не смеши меня, рыжий!
    - Ты береги себя там, Колян.
    - Да уж как-нибудь.
    - Увидимся!
    На перекрестке дорог, где по местному обычаю образовался целый городок с заправками, харчевнями, мотелями и автосервисами, Николая поджидала команда. Резвый с ходу оценил высокую боевую и техническую подготовку неведомых ему бойцов, помахал издалека рукой, но к ним благоразумно подходить не стал. Нечего светить людей, да и самому в неизвестном месте. Группа была на двух внедорожных Лендроверах и здоровенном пикапе. На том был установлен внушающий к себе уважение ДШК, оружие, изобретенное еще во время второй мировой, но служившее людям до сей поры даже на совершенно другой планете. На борту автомобилей висел знак техасской дорожной службы, что не было в этих краях чем-то особенным. Ведь для любых ремонтных работ требовалась охрана. От диких животных и от не менее диких людей. Риск и возможность заработать на Новой Земле были словами синонимами.
    В сторону увешанных всевозможным оружием мужчин с почтением поглядывали и разношерстные пассажиры русского каравана. Они уже были полностью уверены в собственной безопасности, получив доказательства того, что Русская Армия на Новой Земле пользуется всеобщим уважением, а у кого-то вызывает откровенный страх. Конвой уже проехал первые, обжитые территории Евросоюза, самый дикий и пустынный участок Северной Трассы и вступил в земли странных американцев, которые не хотели жить с другими американцами. Большинству россиян кровавые перипетии внутренних разборок полуторавековой давности были совсем неизвестны. Они не ведали, что с полей сражений Гражданской войны не вернулся каждый третий белый южанин. Что блестящая культура и общество конфедератских штатов навсегда канули в Лету, целая цивилизация пала под напором мещанского и жадного до денег Севера, ставшего навсегда олицетворением Америки. Кому это в наше скоростное время интересно?

    Многих из пассажиров огромных, переделанных под вахтовки УРАЛов больше интриговали странные молодые парни, ехавшие на особицу. Их загорелые лица, свободное поведение было столь не похоже на то, как вели себя испуганные неведомым миром новички. Ходили слухи, что эти парни уже бывали в крепких переделках, успели, что называется, испробовать «фунт лиха». Мамаши дочерей на выданье с недовольными минами фыркали в сторону рыжего нахала, отцы семейств то и дело подходили переброситься парой фраз с начитанным и много знающим высоким парнем. Немногочисленные в конвое свободные дамочки разных возрастных категорий то и дело поглядывали в сторону симпатичного молодого человека с накаченной фигурой.    
    Эти парни свободно общались в армейцами из охраны, не взирая на звания, могли незлобиво насмехаться над любым из них. Они выглядели очень уж показательно независимо, что свежим лицам из Эрефии сразу бросалось в глаза. Здоровенные прапорщики или делающие умное лицо важные офицеры пыхтели, сопели, но ничем могли ответить на бесконечное ёрничание рыжего парня, или на остроумные подколки мосластого водителя ПАЗика. Да и сам этот автобус в его нынешнем состоянии вызвал у свежих пассажиров немало вопросов. Слишком наглый молодой человек с внешностью заурядного столичного педика после первого же вечера больше не позволял себе заумных издевательств, тщательно маскируя фингал под правым глазом. Его стервозная подруга блондинка испуганно обходила стороной этот автобус.
    Зато для хороших людей двери детища отечественного автостроения были радушно распахнуты настежь. Молодые люди не ручались отвечать на все вопросы, но спокойно вели разговоры «за жизнь», многим в конвое откровенно нравились и вызывали искреннюю симпатию. Да и что можно ожидать от группы людей, едущих в рабочий Демидовск, кузницу новоземельского оружейного, да и не только оружейного производства. Большая часть пассажиров оказалась обычными русскими работягами, теми, над кем современные «эффективные менегеры» издевались уже более четверти столетия. У кого отнимали гроши из зарплаты, давили штрафами, травили неочищенными стоками, выбросами, паленой водкой, суррогатной едой. Работая за копейки, еле сводя концы с концами, рабочие люди до дна наплескались в прелестях молодого «росиянского» капитализма с бесчеловечным лицом. Общество, где наверху правят фашисты, исповедующие социал-дарвинизм, оказалось расколото на две неравные части. Вот вторые и были рады при первой же возможности сделать из страны ноги.

    Тем и удивительней было узнать переселенцам реалии нового для них мира. Все-таки одно – рекламные агитки, другое, что есть на самом деле.
    - Вот что я тебе скажу, Якс. Блин, имя-то нормальное у тебя какое?
    - Нет его, дядя Вова, оставил в той жизни, - лыбился Аксакал.
    - Что я буду делать в этой Америке? Я токарь первого разряда, моя стезя на станке работать. Внуков, вот опять же, поднять надо. Сын с невесткой настрогали троих, а сами на наркоту подсели. Хорошо хоть живы остались, с тюрьмы вышли, а кому они там с их здоровьем, которого уже нет, нужны? Меня также какая-то лихоманка точить начала, потому сразу и согласился на переезд. Все по-честному: за хату хорошие деньги дали, лишнее барахло сбагрили, вот и едем налегке. В Демидовске обещают сразу жилье, дитям школу бесплатную, этих бездарей, - он кивнул в сторону худой до невозможности пары, – обещают как-то пристроить. Воздух здесь чистый, продукты натуральные, уже опробовали, жить можно.
    - А свобода?
    - Что мне с той свободы? Ты, малец, в конце восьмидесятых и в девяностых не пожил. Во, когда была свобода, полные штаны энтой свободы. Спасибо, нахлебались тогда вдосталь! Человек должен быть пристроен, каждый по своему делу.

    - Не, в крепостные я наниматься не намерен, - замотал головой рыжий.
    - Никто и не тянет, колхоз — дело добровольное, - засмеялся усатый дядька, также едущий по контракту на завод. – Ильич, они ж молодые, резвые, пусть перебесятся. Тем более что есть тут где развернуться.
    - Так-то оно и так. Но смотри какие тут просторы! Это ж все заселять надо, детишек рожать.
    - Ну это дело нехитрое, - усмехнулся Кен.
    - О, какой молодец выискался! Впихнуть и вынуть занятие и в самом деле, нехитрое, а вырастить, выучить, выкормить! Защитить! Мы ту свою страну прое...али, за что до сих пор платим. Вон она расплата, - зло кивнул он в сторону двух бывших торчков, - залили страну дерьмом, споили, скурили. Теперь приходится на чужой планете прятаться!
    - Ладно, ладно, дядь Вов, - начал успокаивать пожилого человека Аксакал, - здесь вы точно приживетесь.
    - Извини, парень, наболело, - мужчина полез в карман за пилюлями, - жара эта бесконечная доконала. С армии такой не видывал, а служил я в Термезе на границе, самый юг СССР. Везде здесь так?
    - Не знаю, мы пока дальше Техаса не заезжали. Зимой так прохладненько было. Говорят, что Демидовск рядом с горами стоит, там, наверное, не так жарко.
    В проеме дверей появился Резвый:
    - Через пятнадцать минут выдвигаемся. Кому охота, успеет в туалет сбегать.
    - Командир ваш появился, - встал с места мужчина, - основательный он у вас, с таким не пропадете.
    - Бывайте, дядь Вов, вечером у конфедератов будем, там и увидимся, с пивом посидим.
    - Да нет, спасибо, ребята. Пораньше сегодня спать лягу, утомила меня эта дорога. Еще и страсти такие по пути, зверюги невиданные, змеи метров по пять. В кусты отойти страшно!




        Русская конфедерация, граница. 32.04.30




    Автобус мягко перевалил через холм и остановился на заросшей травой прогалине. Затем водитель вывернул руль и встал на определенное ему место на большой стоянке около КПП.
    - Россия! - выдохнул Якс и заглушил двигатель.
    - Да ладно? Пальмы, крокодилы, джунгли, - усмехнулся Конопатый.
    - А ты ожидал родных березок и коров на лугу с ромашками? Не растут тут березки.
    - По родине соскучился, брат? Так здесь не она. Вон и служивые нарисовались.
    К автобусу подходило два человека в форме. Это была именно форма, пусть и необычной раскраски, но с погонами, одинаковыми форменными кепи. Служивый постарше с папкой в руке подошел к открытой двери и поздоровался:
    - Приветствую вас на территории Русской конфедерации, ваши направления.
    - Какие еще направления, товарищ прапорщик?
    Брови прапорщика поднялись вверх:
    - Вы же в Демидовск по набору?
    - Не знаем ни про какой набор, - хмуро ответил ему Резвый. – У нас там свои дела, мы резиденты Порто-Франко.
    - Так, - прапорщик уставился в папку, затем повернулся к сопровождавшему ему пограничнику, - Силуянов, мухой к начальнику конвоя, сюда его. А вы, - он обернулся к парням, - приготовьтесь к досмотру. Оружие есть?
    Пацаны дружно рассмеялись. Кен, было хотел добавить обычную для ментов формулировку - «Наркотики, контрабанда?», но увидев реакцию Резвого, осекся.

    - На них отдельная форма, Конкин, когда уже у вас бардак кончится? Московского управления давно нет, а до сих пор в штанах путаетесь.
    Армейский капитан, начальник конвоя нависал глыбой натренированного тела над имеющим лишний вес прапорщиком. Пограничная служба здесь совмещала функции таможни. Получив люлей, прапор волком глянул на парней и убежал оформлять какие-то документы.
    - Весело тут у вас, - пробормотал Рез.
    - Да эту клушу бы к нам в подчинение, живо порядок навели. Так, - капитан глянул на бывшего десантника. – Ты вроде служил – порядки знаешь. Слишком наглых осаживать, иначе на голову сядут. Оружие разрешать опечатывать только при въезде в населенный пункт, а то застанут со спущенными штанами…
    - Шалят?
    - Да уже особо нет. Но как говорится, береженого бог бережет…
    - А не береженого конвой стережет.
    - Шуточки тут свои отставь! - армейский резко оглянулся на Резвого – Навязали вас на мою голову! Гляжу, короткостволом вы обзавелись? В Демидовске также придется опечатать.
    - Но…
    - Получите временную регистрацию, тогда и откроете. В городах сейчас безопасно, лето же.
    - Но…
    - Никаких но, соблюдай порядок, боец. Добро пожаловать в Россию!
    Резвый посмотрел в спину удаляющегося офицера, затем сплюнул и полез обратно в автобус. Вскоре появился пограничник, быстро осмотрел машину, попытался опечатать ящик с пулеметом, но был послан далеко и надолго. После некоторых препирательств он все-таки выдал нужную бумагу и махнул рукой бойцу на КПП, чтобы пропустил их дальше.

    - Это что за зверь такой?
    - «Тигр», новая бронемашина.
    - Хорошо живут!
    ПАЗик проезжал мимо основательно укрепленного блокпоста. Бывший десантник наметанным взглядом заметил закопанные в землю две БМП-1, стоявшую под тенью маскировочной сети БРМД и несколько капониров для артиллерии или минометов.
    - Хм, от кого это они неприятностей ждут, тут не меньше взвода находится.
    Форма на бойцах была уже отличная от пограничников, на посту они стояли в легких бронежилетах, шлемах и разгрузках. Сразу было заметно, что к службе здесь относятся серьезно. И это, честно говоря, радовало! Пусть армию принято нередко поругивать, часто и за дело, но без неё будет совсем уж кисло. Все-таки приятно, когда греет мысль что тебя кто-то в данный момент охраняет и не дает ворогу слишком сильно скалиться, а то и поднять голову.
    Дорога дальше стала намного лучше, видно было, что за ней тщательно следили. Пару раз им по пути попались грейдеры, один экскаваторы, копошащиеся на обочине. Наверное, ремонтировали трассу после сезона дождей. После реки густые леса раздвинулись в стороны, и появились первые обработанные земли.
    - О, жито! Смотри, как колосится! А там овес, вон и под картоху грядки копают. Правда, что здесь можно три урожая снимать?
    - Кен, ты никак в колхозники податься решил?
    - На старости лет почему и нет? Буду сидеть в беседке под вишневым садом, пить наливочку, качаться в плетеном кресле.
    - Доживи сначала!

    Колонна сделала короткую остановку около небольшой рощицы. Оказывается, здесь из-под корней деревьев бил родник, и все проезжающие запасались свежей водой. Шедший мимо по своим делам фермерский трактор затормозил около ПАЗика, оттуда вылез запыленный мужичок и с интересом обошел автобус.
    - Что, впечатляет?
    - Конечно, как из детства вынырнула! – жизнерадостное лицо фермера расплылось в улыбке. – Только он, и в самом деле, переделан в тачанку. С Чапаем едете?
    - Не, отстал в пути. Меня, кстати. Кен зовут.
    - Вроде русский, чего так назвался? Я    просто Илья.
    - Да, решили все поменять. Слушай, Илья, у тебя что, машина импортная?
    Рыжий с интересом начал изучать здоровенный трактор, заглядывая под него и в кабину и осматривая навесное оборудование.
    - Нет, почему импортный, наш с Ростсельмаша.
    - Научились все-таки делать, - восхищенно протянул Конопатый, - а мы все мыкались с древней «Беларусью». Дорого стоит, за сколько брал?
    - В лизинг от РусПромБанка взял, там же грузовую. Выплачиваем вот помаленьку.
    - Здорово! Слушай, вообще, жизнь то, как?
    - Да не жалуемся. На хлеб с маслом и колбасой хватает, на икру уже в город надо. Но там суета, да и людишки… Ты гляжу в технике соображаешь, айда к нам!
    - Не знаю, мы пока в дороге.
    - Ну смотри. В нашей округе поля в аренду дают, работы немерено. Сбываем все через кооперативы, там не обижают. Попробуй, нас обидь, - фермер похлопал по установленному в крепление армейскому Калашникову.
    - Спасибо за совет.
    Дальше Кен ехал несколько задумавшись, на вопросы отвечал невпопад.

    На большом перекрестке колонна разделилась, большая часть армейских грузовиков и охрана ушли налево, в таинственный ПДД, переселенцы и несколько тяжелогруженых КАМАЗа повернули направо. Через пару часов показалась вдалеке промзона с дымящимися трубами, коробками заводских корпусов и бесконечными складскими ангарами. Парни разинули рот от раскинувшейся перед ними индустриальной картины. Ничего подобного на Новой земле они еще не видели, их даже начала распирать гордость за местную русскую общину. Все-таки одно дело слышать, другое – видеть. На западном КПП молодцы в песчаной форме быстро осмотрели их документы и транспорт, запечатали все оружие и махнули рукой в сторону главной улицы города. Уже вечерело и им посоветовали остановиться в ближайшем мотеле для дальнобойщиков. Все здорово устали, поэтому никуда не пошли, а пораньше улеглись спать.


    
        Русская конфедерация, город Демидовск. 33.04.30


    - Вы к кому, молодые люди?
    Седой благообразный старичок на вахте смотрел на парней доброжелательно, его вопрос не был из тех дежурных «вахтерских», подразумевающих - «Какого черта вы сюда приперлись и почему не вытерли ноги?»
    - Нам бы к тому начальнику, кто всех распределяет, - решил взять быка за рога Кен, - мы только вчера приехали.
    - Понятненько, ребятушки. Второй этаж, двадцать пятый кабинет, к Трофимову.
    - Спасибо дед, доброго вам здоровьечка!

    - Так, к нам? – энергичный мужчина в возрасте, дочерна загорелый, с крепкими трудовыми руками сделал приглашающий жест. – Так, вам сначала в отдел кадров, вот анкеты, затем к военкому, по ВУСу кто?
    - Пулеметчик, ДШБ, - растерянно ответил Резвый.
    - Отлично, три месяца послужишь, потом в резерв. Остальные что?
    - Э, я не понял, - первым пришел в себя Конопатый, - какая еще к черту армия? Мы не за этим сюда приехали.
    - Не понял, вы на завод, по контракту? Вчера конвой пришел.
    - Какой еще завод, дядя! Мы учиться по своему частному делу. Нам бы в какой автосервис учениками. Возьмут?
    Начальник заводоуправления растерянно глянул на молодых людей, а затем разозлено рявкнул:
    - Так какого черта вы тут мне мозги компостируете? У нас акционерное предприятие, государственного значения. Приехали сюда, извольте соблюдать правила!
    - Да пошел ты, дядя, - Кен сплюнул прямо на пол и зло добавил. – Кто ты такой, чтобы нас запрягать?

- Неудачное начало дня, - друзья выкатились на улицу и озадаченно озирались.
    - Проблемы сынки?
    - О, дед! Не к тому ты нас человеку направил.
    - А что такое?
    - Да мы тут хотели подучиться всякому такому, автосервис открыть на колесах.
    - Это на той, что ли колымаге? А что, занятие хорошее.
    - Ну а я чего говорю. Мы тут тоже не пальцем деланные, но некоторых знаний не хватает. Это раньше в ПТУ бесплатно всему учили, а нам дома пришлось сразу работать идти.
    Пожилой человек внимательно оглядел парней, затем озадаченно хмыкнул.
    - Здесь полно всякой работы, нашли бы себе применение.
    - Да нет, дед, мы хотим у американцев пожить, мир посмотреть, в Бразилию съездить.
    - Вон оно как. Ну, дело тоже хорошее, был бы я помоложе... Так, я сейчас.

    Парни в прохладе холла зачарованно наблюдали, как вахтер набирал на кнопочном телефоне номер за номером, с кем-то оживленно переговариваясь. Несмотря на годы, в этом пожилом мужчине еще было полно энергии, что вызывало искреннее уважение.
    - Так, сынки. Вот адрес, Цветочная пять, Учебно-производственный комбинат, сразу к директору Валову Дмитрию Васильевичу, он в курсе и все решить на месте.
    - А ничего, что мы не местные, резиденты Порто-Франко?
    - Договоритесь. Там же общежитие, столовая хорошая.
    - Ну, спасибо, дед. Жить тебе еще долго и счастливо!
    Молодые люди кубарем скатились на улицу, настроение сразу улучшилось, солнечная погода и свежая зелень, распустившиеся цветы только добавляла радости. Кен ярко улыбнулся проходящим мимо молодым женщинам, тут же получив под дых локтем от Реза.
    - Не расслабляемся, еще неизвестно, что нас там ждет. Видишь, какие тут начальники ушлые, сразу в крепостные записывают. Сначала устроимся, получим временную регистрацию и хотя бы пистолеты распечатаем, а то чувствую себя, как без штанов.
    Уже у автобуса их догнал широкоплечий мужчина лет сорока в клетчатой легкой рубахе.
    - Парни, дед Мирон сказал, что вы в УПК едете? Докинете, а я вам дорогу подскажу.
    - Чего нет? Забрасывайся.

     - Ха, интересная у вас жизнь, пареньки. У меня проще, нас, работяг на заводе сократили, перебивался так и сяк, всякое бывало. По телевизору эти бляди соловьем заливались, но санкции по нам хорошо проехались, много предприятий посыпалось, а народу деваться некуда. Потом сюда предложили, а чего мне терять?
    - И как тут?
    - Нормально. Жить дают, работать дают, женился вот опять, ребеночка ждем. Как будто заново родился.
    - Степан, а это что за будки такие вдоль дорог?
    - Защитные бункера для зимы. Здесь, когда льет, всякая дрянь в город вылазит, без ствола лучше за порог не выходить, хотя все равно несчастных случаев хватает. Вот и наставили чтобы, если что спрятаться, или транспорт спокойно поджидать. Там кнопки тревожные стоят, в течение пяти минут патруль подкатит. Мы, мужики все по очереди дежурим, своих же охраняем!
    - Но лучше собственную машину иметь?
    - Это понятно, но опять же – лишние расходы. Летом здесь предпочтительней на мотоцикле или велосипеде, на работу и так возят. Вот кто охоту или рыбалку любит, тогда машина обязательна.
    - Есть рыбалка? - с интересом оглянулся Якс.
    - Еще какая! Тут главное – чтобы тебя самого не съели, так что поначалу лучше с опытными людьми. Здесь, вообще, с голоду помереть очень сложно. Многие по три морозильника имеют, забивают их мясом и рыбой на всю зиму. Молочка и зелень всегда свежая, с дойки или огорода, все ж под боком, хлеб от москвичей, овощи свои. Импорт дальний, типа оливок или лимонов подороже, так и зарплата позволяет.
    - Что с жильем?
    - Есть квартиры для одиноких, коттеджи или таунхаусы для семейных. Хочешь – бери за деньги сразу, хочешь – рассрочка. Вон, по правую сторону новый квартал строится, там же детский садик и школу возводят. Недавно больницу выстроили, всем заводом на субботнике вкалывали. Зато приятно посмотреть на дело рук своих.
    - Какой процент за ссуду?
    - Нет здесь, парень, процентов. Никто за счет рабочего класса не обогащается. Тут работать некому! Во, приехали, я выходу, мне в Водоканал, а вам к тому желтому зданию. Пока, ребята! Удачи!

    На парней рассказ этого жизнерадостного и довольного собой человека произвел впечатление. Им, вообще, было приятно, что с самого утра можно со всеми разговаривать по-русски, даже по телевизору шли программы на русском, свои или переводные. На радио играли родные песни, на одном канале голимая попса, на другом проверенный рок или альтернатива. Якс нащупал старую песню Хоя и пацаны дружно начали подпевать: «Жизнь начнется без авралов, сундуков и генералов, демобилизация!» У них было ощущение, что все еще впереди.
Размещено: 18.12.2019, 10:48
  
Всего страниц: 9