Всего страниц: 1
Алесь (corud): Рекрут Братья
Размещено: 12.12.2019, 17:05
  
Алесь (corud)
Рекрут Братья
Аннотация: Окончание трилогии про Алекса Карта, рейнджера Мобильной пехоты Действующей армии Земной Федерации.
Пазлы должны когда-нибудь сложиться воедино, и тайна его рождения раскрыта. В этом он был уверен с самого начала.

Предзаказ в магазине https://shop.cruzworlds.ru/?a=book&id=2224

Глубокий космос




    - Смотрю, тебе не по нраву сегодняшнее меню? - техник станции капрал Лебовский улыбался. Карт же уныло уставился на зеленую бесформенную массу, лежащую на его тарелке. Обычный такой космический рацион, разносолов в космосе не подавали.
    - Как это можно есть? - уныло пробормотал мастер-сержант мобильной пехоты.
    - Да как все, - капрал улыбнулся и отправил в рот большую ложку с питательной массой. – Ты жуй, давай.
    Алекс поковырялся в том, что здесь называлось обедом и решился.
    - Ну, как? – Лебовский с любопытством смотрел на приятеля и по привычке улыбался.
    - Да как везде. Хотя... Есть какой-то приятный оттенок.
    - Во! Это мы вчера свежую партию зелени в машину загрузили. Я целых два дня комбинацию подбирал, и ведь вполне неплохо вышло! – капрал продолжал с аппетитом поглощать свою порцию, не забывая кидать на рейнджера вопросительные взгляды.
    - Слушай, Лебовский, а что туда, вообще, кладут? – Карт продолжал смотреть на неаппетитно выглядящий конгломерат.
    - Ну, как что! Сначала стандартную белковую массу, потом смесь питательных добавок. Если большая станция, как у нас, на которой имеется собственная оранжерея, то свежую зелень в виде пюре.
    - А что, просто овощи дать нельзя?
    - Да ты что! Представляешь, сколько возни с ними! - техник с удивлением смотрел на непонятливого рейнджера. - Тут же прорва народу проживает и еще больше транзитом проходит. Сублимированные овощи бывают только на орбитальных станциях, если внизу планета цивилизованная. Мы же в глубоком космосе, тут транспортники и то не каждую неделю прибывают. Так что у нас только водоросли и мох. А затем уж мы, техники пищевых машин вступаем в дело, чтобы уж не совсем полной дрянью питаться. Парни на мелких посудинах, вообще, стандартным пайком перебиваются, а это такая редкостная гадость! Потом их лечить приходится.    

    - Зачем?
    - Так наш человеческий организм - штука нежная. Запросто можно кучу болезней желудка и кишечного тракта заработать. Дисбактериоз - это, вообще, заболевание всех космолетчиков. Мы вот сюда, – Лебовский кивнул на тарелку, – добавляем пищевые волокна и специальные капсулы с микроорганизмами. Поэтому у нас и стул нормальный.
    Техник весело заржал, веселый был человек, поэтому Карт с ним и сошелся. Пронырливый парень, казалось, всегда пребывал в хорошем настроении, да и временами помогал достать чего-нибудь редкостное.
- Понятно, – Алекс тоже улыбнулся, – значит, и наши отходы в дело идут?
    - Конечно же! Думаешь, чем базовые оранжереи питаются? Кругооборот говна в природе.
    Техник опять заржал, а Карт подозрительно посмотрел на стакан с напитком.
    - Не бойся. Питьевая вода у нас свежая, регулярно доставляют танкерами. Это техническая постоянно очищается, и то время от времени приходится обновлять. Вода, вообще, вещь сложная, – Лебовский сыто откинулся на сиденье. В столовой сейчас было затишье. Время завтрака уже прошло, а до обеда еще далеко. Между столиками вьюном вился автоматический уборщик. – Представляешь, какая штука: оказывается, нам, землянам, не каждая вода и подходит. Я не помню всех подробностей, есть у научников свои заковыки. И именно поэтому на дальних рейдерах большая часть пищевых запасов - это обычная питьевая вода. Продукты и смеси все сухие да сублимированные, их надо опять же водой разбавлять. У парней на этих лоханках такая проблема, что поначалу и не помыться толком, пока вторичной водички не накопится.

    Лебовский снова засмеялся, а Карт улыбнулся. Космос для живого существа совершенно чуждая стихия, подобные той проблемы возникают на каждом шагу. Внезапно у техника пискнул Эй-ти, он озабоченно прочел сообщение и кивнул:
    – Ал, давай, пока! У парней с аппаратного проблемы со шлангами возникли. Боже, на каком старинном корыте я работаю!
    Карт уже допивал витаминизированный напиток, когда рядом послышался чей-то голос:
    - У вас свободно?
    Карт удивленно оглянулся, столовая ведь была совершенно пуста. За противоположный конец стола с шумом садился штатс-сержант в форме космодесантника. Его лицо показалось Алексу смутно знакомым.
    - Привет! Вижу, что узнал, – десантник поставил на стол нестандартного вида чайник. – Чай будешь?
    - Чего нет, – согласился рейнджер и принял чашку. - Давненько не виделись, ты меня ведь вербовал в свою команду?
    - Роберт Сид, - по новой представился штатс-сержант. – Пятая эскадрилья. А ты, как я гляжу, далеко идешь. Уже мастер, и звезды имеются, не каждый в твоем возрасте похвастаться такими успехами может, – Сид кинул испытывающий взгляд на Алекса. - Я ведь снова тебя вербовать буду. Мне срочно нужны опытные и надежные парни для одного чрезвычайно увлекательного мероприятия. Задание срочное и очень секретное.
    Штатс-сержант сделал условный знак пальцами, Карт нахмурился.

    - Вот в чем дело. А зачем космодесанту потребовался штурмовик-водитель?
    - К сожалению, обстоятельства таковы, – пожал плечами Сид. – Не я руковожу обедней, мне только приказано собрать команду. У нас меньше недели на подготовку. Я бы с большим удовольствием использовал своих парней, миссия предстоит технически очень сложная, но тут дело касается Внутреннего круга.
    - Внутреннего? – Карт был искренне поражен. Он был наслышан об этом глубоко законспирированном тайном эшелоне управления Земной Федерации. Но пока ни с кем из того круга не сталкивался.
    - Да, пацан. Сам понимаешь, не так много существует реальных бойцов, которых можно допустить до такого рода дела.
    - Но я же не имею допуска…
    - Уже имеешь, - штатс-сержант многозначительно кивнул, – кто-то там, – здоровяк показал наверх, – за тебя сильно попросил. Я смотрел твое досье. Знаешь, очень противоречивое впечатление. Я лично был против твоего назначения, но приказ пришел напрямую от очень влиятельного члена Организации.
    - Полковник Чамп? - ухмыльнулся Карт.
    - Нет, не знаю такого, – Сид покачал головой, – адмирал Нахимов. Ты знаком с ним?
    - Нет, - пришел черед качать головой Алексу, – но слышал, что он очень важная шишка.
    - Шишка, – десантник шумно поставил опустошенную чашку на стол, – ты еще совсем салага в наших делах. Даже не знаешь собственного непосредственного командующего. Да ладно, всему свое время. Вали быстренько в каюту за вещами, через полчаса выдвигаемся.

     В небольшом лекционном зале было душно. Они сидели безвылазно уже семь часов, и вентиляция плохо справлялась со своей работой. База космодесанта оказалась достаточно древней и спроектирована земными инженерами. Тогда земляне еще не были в этом деле достаточно опытны, поэтому военным приходилось мириться с множеством неудобств в виде плохой вентиляции, вечно текущих душевых и неудобных уборных. Сходить по большому, и то являлось проблемой, учитывая меньшую силу тяготения. Сама База располагалась на огромном планетоиде, находившимся на периферии отдаленной звездной системы. Одним из плюсов этого обстоятельства было наличие огромных запасов воды и редких ископаемых. Поэтому на базе даже имелись небольшие бассейны, часто используемые для тренировок личного состава, и не имелось ограничений на помывку, дело обычное для работы в дальнем космосе. Редкие металлы и минералы также помогли в создании относительно больших помещений. Не надо было завозить все издалека.
    - Ну что ж, подведем итоги, – на место лектора вышел командор второго ранга, – на подготовку у нас всего пять дней. Искомый планетоид через это время будет на самой удобной для десанта точке орбиты. Дальний разведчик «Призрак» выйдет из Вторичного пространства и выкинет десантируемых в индивидуальных посадочных капсулах. Используя приданное рейдером ускорение и притяжение самого планетоида, капсулы должны приземлиться на его теневой стороне, поблизости от технологической шахты. Сами капсулы обладают совершенной экранирующей защитой, к тому же в этом районе существует повышенная метеоритная активность. Поэтому есть большая вероятность внезапности нашего нападения. Ваша задача - проникнуть внутрь научной станции, захватить информационные материалы и пленных. Затем планетоид будет уничтожен. Задача командирам боевых групп на ближайшие три дня - составить график тренировок, обозначить каждому десантнику боевую задачу согласно общему плану действий, обеспечить личный состав снаряжением и оружием. На четвертый день совещание, добиваем тактический план, решаем по вылезшим неувязкам. Через пять дней вылетаем в сектор.
     И повторяю для всех - это задача огромной важности. Материалы на этой базе крайне важны для выживания нашей расы. Поэтому мы обязаны справиться. Свободны!

    Бездонное чрево глубокого космоса завораживало. В этой части Галактической Спирали Карт плохо разбирался с навигацией звездного неба, все-таки он не космолетчик. Сейчас его взору предстало множество неизвестных созвездий, среди них выделялись светлые пятна туманностей и темные «угольные мешки». Где-то среди этих бесчисленных звезд находились планеты с разумными существами, там и его голубая Земля – колыбель человечества, ради которого он час назад шагнул в бездну.
    На грани видимости скафандра светилось центральное скопление звезд Галактики, место, где не было настоящей ночи. Алексу вспомнились досужие разговоры о том, что могло твориться в центре галактического скопления. Скопление невероятного количества энергетических выбросов, гравитационные перегрузки скорей всего породили совершенно чуждый для жителей Спиральной окраины разум. Да и был ли он там? Во всяком случае, ничего, кроме легенд от него не осталось. Хотя даже если принять версию, что жизнь зародилась там на миллиард лет раньше, то и эволюция ушла в такие дебри, что мы кажемся для тех существ простейшими амёбами. Барахтаемся здесь, с краю и никому не интересны.
    Полет на легком рейдере Глубинной разведки проходил напряженно. Присутствие на борту десанта, в три раза превышающего численность экипажа, создавало множество бытовых неудобств. Почти треть боевой группы составляли штурмовики и технари, не особо знакомые со специфическими условиями работы в Глубоком космосе. Поэтому космодесантники с усмешкой и иронией вводили новичков в курс дела. Например, на борту разведчика не было душевых кабин в обычном понимании этого слова. Водяная пыль обволакивала тело, затем следовало включить ионизатор и массажный поддув. Таким образом, удавалось вполне сносно помыться, не тратя при этом большое количество воды. Были проблемы и в уборной. Если забудешь включить дополнительный подсос, то можешь выйти из отсека с грязной задницей. Боевики десанта питались в дороге стандартными пайками, несколько ящиков их загрузили на перевалочной базе. Там же находились баллоны со свежей водой, ставшей «менной» валютой при общении с экипажем рейдера. Космолетчики здесь подобрались опытные, все сверхсрочники и фанаты своего дела. Экипаж, вообще, был маленьким и свободных рук на корабле не наблюдалось, люди или стояли на вахтах, или отдыхали.

    «Черт, где это местное солнце? Так, спокойно, сориентировались, мне, похоже, туда!». Карт уставился в темное пятно впереди по курсу. «Сколько лететь? Где этот чертов стабилизатор! Ну что за идиоты делали такие мелкие кнопки! Такс, вводим. Порядок. Главное сейчас - не пролететь мимо, а то так и буду болтаться ледышкой до самого конца Вселенной» Алекс неловко поежился в десантной капсуле. Пролететь мимо ужасно не хотелось, перспективы замерзнуть или задохнуться в этом безжизненном пространстве ему совершенно не улыбались. «Пить захотелось. Так, где у нас тут шланг? Вот он. Фу, ну и гадость у них налита. Это же, когда тут воду меняли в последний раз?! И, вообще, воняет чем-то кислым. Опаньки! Зеленый. А что у нас за зеленый? Ага, подходим, значит. Точно, вот и Сид сигналит. Куда будем приземляться? А почему приземляться, кстати? Точнее, будет припланетоидиться. Ха! Счас шмякнемся и усе. Нафига я на это гнилое дело подписался?»
     Громада планетоида, висевшего в астероидном поясе одинокой звезды, приближалась стремительно. Умники из разведки рассчитали все точно. Алекс успел заметить, что пунктир предполагаемого спуска идет прямо к точке входа в шахту. «Ай, маладаца! Так, импульсные ускорители. Три, два, один! Твою мать! Я чуть башку не проломил. Все. На земле, тьфу на планетоиде! Теперь лезем в скафандр. Да черт его возьми! Нога запуталась. Неужели нельзя придумать что-нибудь более удобное? Такс, включаем воздух, параметры жизнеобеспечения. Порядок! Люк. Пошел родимый. Эх, чуть оружие не забыл, растяпа. Где наши?»

    Кто-то хлопнул бойца по плечу, Алекс испуганно оглянулся. Это был командир соседней группы, он указал куда-то в сторону. Там мелькали фигурки в темных скафандрах. Они пока соблюдали полное радиомолчание. У этой законспирированной базы не было охранного периметра, издержки глубокой секретности. Планетоид на всех приборах выглядел как обычный кусок камня, поэтому здесь можно было не опасаться, что тебя заметят и тут же обстреляют. Чем земляне и воспользовались по полной программе.
    «Вот и Сид, машет рукой. Побежали, тут главное - ноги не задирать, сила тяжести маленькая. Так, нам куда? Туда? Поехали. Похоже, все в сборе, это радует. Ого! Люк под скалу замаскировали. Умно. Наши что-то там химичат. Да это же обычный гравитационный рычаг! Ноль излучения. А ведь подломили, бродяги! Лезем внутрь»
    Шахта технического лаза была не освещена. С помощью ночного визира Карт мог разглядеть только скафандры двух впереди ползущих десантников. Вдруг там что-то ярко сверкнуло, тут же заработали мазеры ближнего боя, а эфир проснулся.
    «Всем! Это первый! Нас обнаружили, мы снесли первую полосу защиты. Есть потери. Тройки выходят на боевую тропу. Быстро! Давайте, парни, пока они не очухались»
    Карт нырнул вслед за вторым бойцом их тройки – капралом Швыдким, который был техником космофлота. Впереди группы двигалась громада скафандра Сида.

    «Началось, вашу тетю. Ого! Знатно тут приложились. Ё! Пацану не повезло, один уголек остался. Вот и проход. Где Сид? Понятно, налево так налево. О, связь суки глушат. Да поздно спохватились, орелики «Карт, в конце коридора!» Жахнуло чем-то безмерно горячим, ручьями потек пластик облицовки, изогнулись прутья арматуры. Но опытный штурмовик оказался шустрее дрона-охранника. Теперь в том конце прохода высилась только груда горелого металла и пластика.
    «Тройка за мной! Карт, держишь тылы»
    «Принял» - Алекс попытался бежать в неудобном скафандре третьего класса защиты.
    «А вот и люк. Это дело Швыдкого. Как он быстро его открыл! Неужели разведка коды добыла? Умеют ведь - когда захотят. Офигеть! Это точно секретная база, а не дворец какой? Освещение, чистые коридоры, цветы, прям уют по-домашнему. У них что - настоящие растения?»
    «Карт, не спи! Впереди искомое помещение»
    «Принял».
    Тройка подбежала к широким дверям и остановилась. Неожиданно из бокового технологического прохода выскочили два гуманоида с чем-то похожим на оружие в руках. Земляне среагировали молниеносно и оба местных упали с прожженными в головах дырами. Карт осторожно приблизился к ним.

    «Сид, что за на фиг? Это же веганцы! Мы что, со своими воюем?»
    «Карт, не задавай глупых вопросов. Ты не вчера родился, у нас собственные интересы»
«Принял», - Карт молча наблюдал, как Швыдкой возится с дверью, видимо, код здесь оказался несколько сложней. Наконец, створки пошли в стороны. Сид тут же кинул в помещение два цилиндра, затем туда вбежали и штурмовики, держа мазеры наизготовку. Карт успел сработать по качнувшемуся на потолке дрону, а Сид выстрелил куда-то вбок.
    «Чисто!»
    «У меня тоже. Техник, куда заряды ставить?»
    «Сейчас», - Швыдкой сосредоточенно возился с планшетом, в толстых перчатках боевого скафандра работать было неудобно. Тут бы больше бы подошел рабочий костюм, но это боевой выход. Его защита спасала от большей части легкого оружия. – «Тут и тут».
    Сид с Картом сноровисто поставили пластерные заряды и активизировали их.
    «Все, уходим!» - Сид махнул рукой.

    В очень длинном коридоре Карт закрутил головой, – «Ну и масштабы у веганцев. Мастера, ничего не скажешь. Они тут, похоже, весь планетоид перерыли. А где наши? О, четвертая тройка. Привет, парни! Ничего себе вы тут настругали. Потери есть? Нет, отлично! А в пятой Косца наповал? Бедолага»
«Карт, давай за мной! Техник, остаешься здесь»
    Алекс уже догонял высокого космодесантника, когда впереди что-то вспыхнуло и широкий коридор стало заволакивать дымом. Фильтр на шлеме тут же переключился в режим термооптики, а сам боец присел. И вовремя! Впереди мелькнули два неясных объекта и оба десантника дружно выстрелили в том направлении. Дым быстро рассеялся, вентиляция тут работала отменная, и Карт увидел в конце коридора два лежащих навзничь тела. Тут же замелькали знакомые темные скафандры.
«Это вторая двойка. Давайте к нам!»
    Сид и Карт подбежали к товарищам, не забывая держать на мушке двух инопланетян. Один был уже мертв, а второй лежал на полу, глубоко дыша. Карт приблизился к нему вплотную. Веганцы были похожи на изображения инопланетян, как их представляли древние. Невысокий рост, вытянутая шея, бледная кожа, большие глаза. Хотя, может, именно они и прилетали на Землю в качестве разведчиков, но в официальной истории такого нигде не упоминалось. Умная и развитая раса, один из столпов Спирального Альянса - Содружества окраинных цивилизаций, противостоящих расам, живущим ближе к центру Галактики.
    Неожиданно веганец открыл свои глаза и уставился прямо на Карта. В его темных глазах плескалось целое море ненависти. Алекс вздрогнул и нажал на спуск, от головы гуманоида ничего не осталось.
    «Карт, черт возьми! Какого лешего ты палишь без приказа?»
    «Не понравился он мне»
    В эфире загоготали бойцы второй двойки, и послышалось яростное сопение Сида.
    «Это первый, внимание всем! Захват закончен. Командирам троек выдвинуться согласно высланным маршрутам. Шлемы не снимать! Здесь находятся биологические лаборатории».

    Карт с любопытством наблюдал за сидящими на полу веганцами. Часть из них явно была самками. Гуманоиды разных рас в строении тела имели много общего. Женщины выкармливали детей молоком, и из-за физиологических родов наделялись относительно широкими бедрами. У веганцев же отличия между полами являлись незначительными. Головы были безволосыми у тех и других, косметикой женщины не пользовались. Разве что их глаза были больше и несколько светлее. Алекс по пути сюда приметил множество убитых, персонал базы был большой. В плен, по всей видимости, отбирали не охрану и технический персонал, а работников самой лаборатории. Он сделал такое заключение по одежде, а также вспомнил, что на Вегане кастовое общество.
    Десантники между тем сноровисто обыскивали помещения. Техники занимались выемкой информационных кристаллов – стандарт носителей файлов и данных в Альянсе. Карт помогал выносить ящики из отсека и грузить их на гравитележку. В скафандре работать было очень неудобно, так и хотелось снять его или хотя бы шлем. Но, взглянув через прозрачные стены на странноватого вида лаборатории, у десантников такое желание сразу же пропадало. Кое-где на металлических операционных столах виднелись странные подтеки, а в двух лабораториях находились пустые клетки.
    «Чем же они тут занимались? Явно чем-то очень нехорошим и тайным», - страшные догадки приходили головы землянам, и они уже косились на пленных явно с недоброжелательными взглядами.

    К Карту подошел десантник, это был такой же штурмовик капрал Роа. Он прикоснулся к его скафандру, и они установили между собой частотную связь, закрытую для остальных.
    «Как ты, водила?» - улыбался сквозь скафандр Роа. Его темное лицо было покрыто капельками пота.
    «Нормально»
    «Помнишь Дитера? Попал парень под раздачу. Каким-то резаком его на куски покрошило»
    «Не повезло», - Карт покачал головой. – «Слушай, а что за хрень тут, вообще, творилась?»
    Он кивнул в сторону лабораторий. Капрал удивленно взглянул на товарища.
    «Ты что, не в курсе? Как тебя в команду взяли?»
    «Откуда, я во внешнем круге»
    «Хм, странно. Но ладно, это не мое дело. Раз взяли, значит, в курсе. Тут же, тут создавали оружие против нас. Веганцы те еще козлы. Ты лучше поспрошай об этом у своего куратора, много чего интересного узнаешь», - Роа отсоединился, оставив Карта наедине с собственными мыслями. Еще один пазл начал складываться. Молодой воин уже перестал удивляться, он догадывался, что главная тайна его жизни еще впереди. Так что лучше не дергаться, а впитывать новые знания, как губка. Глядишь, и пригодится.

     Наконец, прошла команда - «Это первый. Все на выход!»
    Карт последовал за Сидом, толкая вперед тележку с ящиками. Выходили они через грузовой шлюз, он был довольно просторным и в нем имелась вместительная шлюзовая площадка с рабочим пандусом. Снаружи ящики и немногочисленных пленных присоединили к щупальцам буксира, а сами десантники попрыгали в так называемые «люльки». Карт застегнул страховочный фал и оглянулся. Далеко впереди темнела туша суборбитального буксира, обычного дрона, часто используемого ремонтниками для коротких рейсов между отсеками межпланетных и орбитальных станций. Чуть дальше, на длинных «лианах» болтались тела пленных и багажные отсеки с грузом. Он почувствовал легкий толчок, это буксир включил короткий импульс, необходимый, чтобы оторваться от планетоида.
    ТВ той стороне что-то коротко сверкнуло, фалы натянулись, появилось чувство движения. Карта кто-то тронул за рукав, это был опять Роа. Они снова соединились для частотной связи – «Теперь можно», - кивнул капрал. – «Все равно по импульсу буксира Эти сработают по тревоге. Так что вскоре сюда прибудут гости и обнаружат «Большой Бум». Роа коротко рассмеялся, а Карт посмотрел назад.    
    Планетоид темной громадой завис между осколков планеты, доживая последние минуты. Эти маленькие, висящие в межзвездной пустоте фигурки, принесли ему сегодня смерть. Чтобы подарить себе и своему потомству Жизнь. Вскоре участники операции находились рядом с погрузочным отсеком рейдера. Десантники не успели даже снять скафандры, как разведчик растворился в межпространстве, а в этом секторе Галактики расцвел яркий цветок. Совсем неподалеку от звездной системы остался болтаться в космосе поврежденный фрегат нектирианцев, врагов Альянса. В его лишенных воздуха отсеках находился мертвый экипаж. Организация успешно провела одну из самых своих блестящих операций.






                                                                                                         Арест



     Алекс с удовольствием вытянулся на шелковых простынях. Эх, как все-таки хорошо жить! И жить вне армейского порядка и безумных приказов командования.
    - Мой воин, выпей бодрящего напитка, – над юношей нависла копна густых рыжих волос, сквозь них насмешливо смотрели зеленые глаза. Северные варишки отличались от своих экваториальных сестер. Алекс принял из ее рук простую глиняную чашу и с удовольствием опустошил. Нектар свежих плодов пришелся сейчас как-никак кстати. Он скосил глаза вниз и уставился на небольшие груди инопланетянки, увенчанные бугорками ярко-красных сосков. Та перехватила взгляд мужчины и весело рассмеялась, затем игриво накинула простынь на голову юноше и соскочила с широкой кровати. Когда Карт освободился, девушка уже стояла у большого зеркала и наводила порядок на голове. Она была не одета и предоставила молодому человеку возможность еще раз полюбоваться её подтянутым юным телом. Тина была еще очень юна, поэтому не имела излишне широких бедер и больших грудей, ведь у варишек они растут с возрастом и почти всю жизнь. Поэтому она сейчас так походила на некоторых земных женщин, потомков южных народов! Гладкая, с чуть красноватым отливом темная кожа, длинные стройные ноги, небольшие мускулистые ягодицы, плоский живот. Тонкие изящные руки сноровисто укладывали непослушные волосы в затейливую прическу. Тина искоса взглянула на юношу.

    - Я тебе нравлюсь?
    - Конечно! Ты такая красивая, – протянул лениво Алекс. Потом он задумался и спросил. – Можешь мне сказать - каков твой возраст?
    - Сколько мне лет? – лукаво обернулась варишка. – Ну, по вашему летосчислению будет шестнадцать.
    - Что? – Карту стало не по себе.
    - Что такое? — удивленно подняла густые брови Тина. – Ты разве не занимался на Земле любовью с юными девами?
    - Бывало, но тогда, и я был моложе. У нас это не запрещено.
    - У нас тоже. Иначе мама бы не послала меня познать тайны мужской любви.
    - Что?! – Алекс чуть не упал с кровати, уронив на пол легкий халат.
    - Ты разве не знал, что Рата моя мама? - пришел черед удивляться юной красавице. Землянин только покачал головой. Черт поймет этих варишанок! Они долго выглядят молодыми, с таким же успехом можно попасть в постель и к какой-нибудь прабабушке. Тина между тем подошла к сидящему юноше и оседлала его, стиснув его талию своими мускулистыми ногами.
- Мне понравилось изучать земных мужчин, – прошептала она на ухо Алексу, и у того закружилась голова. «Ох, как же она хороша чертовка!».

    Природное обаяние, девичья непосредственность, и совершенно дикая сексуальность, присущая почти сем варишанкам. В Рине этот коктейль взбился в нечто поистине сумасшедшее. Карт после разлуки с Ольгой как-то охладел к другим женщинам, они перестали его интересовать. Вот и Рата была удивлена после их первой ночи, которую они провели вместе. Выслушав пьяные, несвязные объяснения молодого землянина, она, оказывается, приготовила ему вот такой приятный сюрприз. Ну что ж! Значит, так тому и быть, жизнь ведь продолжается, поэтому землянин сильно окрепшими в армии руками чуть приподнял варишанку и подтянул к себе. Та скосила глаза вниз и восторженно зашептала:
– А вот это настоящее волшебство! Я вчера была поражена земными размерами, и твоей энергией. О, мой воин!
    Их тела снова сплелись воедино, чтобы выжечь огнем любви все горести и беды, поселившиеся в душе молодого воина.

    - Ты ничего мне рассказать не хочешь? – Ларсен откинулся в плетеном кресле и исподлобья смотрел на старого друга. – Ты выдернул меня прямо с батальона. Мы примчались сюда, как подорванные, неделю варились в сексуальном угаре и опять летим, черт знает куда. Думаешь, я не видел, какие ты знаки крутил руками на станции?
    Алекс молча кивнул. Чтобы добыть разрешение на поездку в «заповедную зону» ему пришлось использовать на межсекторной станции тайные знаки Организации. К нему сразу же подошел один из офицеров, и вопрос был моментально решен. Земляне умели заводить надежных друзей. Их настоящие союзники знали, что солдаты Федерации своих не бросают и не предают, в отличие от «старейших».
    - Давай, кофе допьем и на свежем воздухе поговорим.
Они вошли под сень высоченных хвойных деревьев. Рата с подругами в свободное от работы время показала землянам чудесные места в горах. Здесь росли густые леса, текли чистые реки, все было пропитано свежайшим горным воздухом. Они два дня всей тусовкой плескались в озерах, ловили рыбу, и занимались любовью на изумрудных лугах. А теперь именно отсюда Карт решил начать свою неимоверно длинную дорогу за Истиной. Он остановился рядом с цветущим кустом и устало присел на согретый солнцем валун.
    - Садись, Олд. Подождем.
    - Кого?
    - Сам увидишь.

    Минут через пять среди деревьев послышалось чье-то пыхтение, было такое впечатление, что по лесу пробирались какие-то огромные животные. Ларсен напрягся, он не знал, водились ли тут дикие звери. Ветки с цветами раздвинулись и на полянку вломились два огромных землянина.
    - Дуб, Игнатов! – Ларсен кинулся обниматься с друзьями.
    - Карт, ну ты и завел нас в дебри, насилу вас нашли, – Иван улыбался до ушей и крепко стиснул старого товарища.
    - Так вы тут не просто так появились? – Ларсен кинул подозрительный взгляд в сторону Алекса.
    - Просто так? – Василий копошился в огромном бауле. – Да он неделю назад выцепил нас аж с другой стороны спирали. Далеко, видать, пошел, бродяга. Откуда у тебя, вообще, такие связи появились, мастер?
    - Так он из этих, – криво усмехнулся Олд. Иван тем временем установил походный столик и «накрывал поляну». На столе появились куски жареного мяса, овощи, круглый хлеб местного производства. К ним добавилась пара булькающих фляг из настоящего стекла. Дуб покрутил головой и спросил:
    - Кого ждем?
    - Ага! – вдруг раздалось за кустами, и показался еще один долговязый землянин. – Без меня начинать не комильфо.
    - Игорюха! – Дуб с непосредственностью дикого носорога бросился навстречу товарищу. Со стороны все выглядело как брачные игры животных. О чем тут же не преминул заметить Ларсен, за что сразу схлопотал леща от Игнатова. Дружеская потасовка закончилась только после командного окрика Карта.

    - Бойцы! Строится быстро! – друзья, не раздумывая, по вбитым за четыре года инстинктам, вытянулись в образцово выравненный ряд. Затем «новобранцы» очухались и заулыбались.
    - Ал, откуда у тебя такие командные нотки прорезались? – засмеялся Стрелков.
    - Дык он у нас мастер-сержанта получил недавно, да и, вообще, сержант уже более года, — заметил Василий, усаживаясь у столика с закусками. - Ну так мы что, так и будем на сухую беседовать?
    - Ого! Силен удалец! Так, Вася, обожди, у меня тут заначка имеется, – Игорь достал из рюкзака увесистую баклажку и передал Дубу. – Разливай! Это земное, настоящее.
    Вскоре друзья подняли бумажные стаканы с рубиновым вином и выпили за встречу. Закусив, товарищи добавили тост за Землю. Затем за столом воцарилось напряженное молчание.
    - Ал, – Олд толкнул друга под локоть, – ты ничего нам сказать не хочешь?
    - Знаешь, хочу, – Карт поднялся с места и встал перед своими боевыми товарищами. – Я ведь не просто так вас вместе собрал. Но начну с небольшого исторического дискурса. Если вы помните, то через десять лет после создания Федерации наши наблюдательные спутники стали замечать в ближайшем Космосе очень странные явления. Затем все орбитальные станции оказались разом уничтожены, и на Землю началось инопланетное вторжение. Это были шактанцы, планету которых мы потом в отместку хорошенько проутюжили. Они тогда создали опорные плацдармы в пустынных районах Земли, подвесили гравитационные шахты и стали наращивать силы для последующего захвата планеты. Но, несмотря на технологическое превосходство бойцов Галактического Союза, а это были именно они, представители сообщества цивилизаций центра нашей Галактики, мы смогли дать им сокрушительный отпор. На Земле к тому времени образовалась крепкая централизованная система командования, земляне были уже закалены многолетними испытаниями и лишениями. Нас не так просто было запугать и сломить.
    К тому же наше передовое вооружение оказалось вполне боеспособным и не таким отсталым, как представлялось захватчикам. Ученые, инженеры и военные смогли в короткий срок произвести достаточное количество военной техники и оружия для вновь созданной всепланетной армии. Наши солдаты, не жалея жизней, били коварного врага везде, где только можно. Шактанцы стали нести невиданный для них уровень потерь. Даже их технологическое превосходство не помогало им выиграть сражение. В плане военной тактики они попросту оказались детьми против закаленной былыми распрями армии объединенных землян. Ну а природная свирепость наших бойцов стала весьма неприятным сюрпризом для всех центровых. Несколько плацдармов чужаком оказались уничтожены, в других днем и ночью не утихали бои.
    Чуть позже с руководством Федерации связались представители Спирального Альянса, союза цивилизаций окраины нашей Галактики, которые уже тысячи лет боролись с экспансией рас Центра. На Земле появились бойцы с Хэша, а на орбите встали корабли веганов. Вот так мы и встряли в эту бесконечную бойню, оплачивая кровью землян наше членство в Альянсе. Поэтому мы здесь и сейчас!

    - И к чему эта лекция? - у Ларсена сегодня было явно плохое настроение. – Официальную версию истории Вхождения мы все еще в школе изучали.
    - Ты хочешь что-то добавить из того, что не вошло в учебники? – Стрелков внимательно наблюдал за пылким норвежцем.
    - Есть множество расхождений с официальной истории. На русском севере находятся остатки поселений, пораженных из космоса, тогда погибло много людей. Но шактанцы старались мирное население зря не трогать, не в их это духе. А ведь именно эти удары сильно разозлили тогдашних землян, и они намного охотнее пошли на союз с Альянсом.
    - Ты хочешь сказать?
    - Олд прав, – Василий почесал массивный подбородок, – там дело явно нечисто. И у нас ходили слухи, что веганцы намеренно поразили наши поселения, чтобы мы были посговорчивее. Показать, так сказать, возможности своего оружия.
    - Один хрен, в стороне отсидеться не получилось бы, – мрачно добавил Дуб.
    - И все-таки, к чему нам этот исторический экскурс? – Стрелков поднял бокал с вином и махом его осушил.
    - Именно тогда и была создана организация, которую вы знаете под именем Ордена.
    - Контора разведчиков, – Василий криво усмехнулся, - пересекались с ними. Вечно у них какие-то секреты.
    - Да. Организация была создана на базе разведки космофлота. И ее задачей являлась защита интересов непосредственно землян и самой планеты.
    - Не доверяли, значит, сначала союзникам. Ну и правильно, – Иван был, как всегда, непосредственен.
    - Ал, а ты к чему нам это все рассказываешь? – Ларсен встал с места и подошел к другу. – Вербуешь?
    - Не все так просто, Олд! – Карт нервно зашагал по изумрудной траве. – Я в Организации уже больше года, но и сам до сих пор мало что понимаю. Бесконечные секреты, мутные операции, слишком много излишней секретности и тайн, на поверку совершенно ненужных. Меня приблизили к внутреннему кругу, но это так и не добавило ясности и понимания.
    - Ну, так расскажи тогда, что знаешь, – Стрелков взял сочный фрукт и начал спокойно его разжевывать, – вместе чего и порешаем. Да, друзья?
    Все согласно кивнули. Карт, видимо, также принял решение, сел к столу, осушив залпом бокал вина.

    - Вы и сами понимаете, что наши самые старые союзнички имеют собственный интерес в этом древнем, как говно крокодила, конфликте. Они часто обманывали нас и использовали вслепую. Открыто не повиноваться мы никак не могли. Больно разброс в технологиях у нас велик. Для продолжительного противостояния умные люди и создали Организацию, блюсти наши интересы и втемную противоборствовать «союзникам». Как вы знаете, со временем мы завоевали довольно высокую репутацию среди рас, похожих на нас. У нас появились искренние друзья, настоящие боевые товарищи, торговые связи. Именно благодаря пролитой землянами крови за пятьдесят лет была ликвидирована угроза захвата центровыми множества самых слабых планет Альянса. Именно наши войска переломили ситуацию в этой части Галактики.
    Центровым пришлось привлекать новые расы и ресурсы, чтобы хотя бы остановить наше всеобщее наступление. Мы понемногу завоевали право иметь собственный флот, стали сами производить различные виды высокотехнологичного оружия. Часть технологий мы получили от «старых» рас. Ведь им пришлось выполнять условия договора и перевести земную промышленность на новые стандарты. Вы согласитесь, что жить на Земле еще никогда не было так комфортно и сытно. Столетия генетического и евгенического контроля сильно оздоровили нашу расу. Стабилизировав население на цифре в пятьсот миллионов человек, мы уменьшили нагрузку на планетарные ресурсы, более целесообразно расселили население. Люди колонизировали Луну и Марс, начали осваивать планетоиды Солнечной Системы.
    - Ал, – мягко прервал рассказ товарища Стрелков, – нам эта лекция ни к чему. Мы уроки не прогуливали. Ты ведь прекрасно знаешь, что именно за процветание нашей расы мы и проливаем кровь на этих чертовых планетах.
    - Да, Игорь, ты прав. Мы проливаем свою кровь, замерзаем в разбитых звездолетах, сгораем в плазме, умираем страшной смертью на неизведанных планетах этой бесконечной войны. Так вот - Организация и была создана для того, чтобы уменьшить потоки человеческой крови. Чтобы наших бойцов не посылали на бессмысленную бойню. Поэтому она и пронизала всю структуру армии Федерации. Но…

    - Но в итоге она перестала работать на изначальную цель? - Василий с шумом поставил пустой стакан столик. – Мы же не первый год в армии, Ал, навидались Этих. Да и к самой разведке в войсках отношение неоднозначное. Сам знаешь, флотские у нас не в чести.
    - Вася, разведка не подчиняется флоту, у них только форма одинаковая. Организация пользуется разведкой, как самой закрытой структурой вооруженных сил.
    - И, ты, значит, решил нас вербануть. Своих лучших друзей… - Ларсен смотрел на Карта исподлобья.
    - Олд, ты мне что, сегодня решил нервы помотать? Ты кто такой, чтобы мне указывать?
    - Кто? – норвежец вскочил с места. – Я из-за твоей тупости уже лишился лучшего друга и напарника.
    - Тебе то что? – Карт стал напротив. – Дорогу выбирать моя прерогатива.
    - Ты не охренел часом, золотой мальчик? – Ларсен набычился. Остальные недоуменно смотрели на товарищей.
    - Ты, что ли меня остановишь, тормоз норвежский, – Алекс принял бойцовую стойку.
    - Парни, вы что? – Дуб не успел встать, как события закрутились стремительно. Ларсен как мощный бычок-перволеток кинулся на маленького и относительно щуплого Карта. Казалось, секунда, и он его поломает, но произошло немыслимое. Алекс в последнее мгновение неведомым образом уклонился от удара опытнейшего борца, и, падая, сам нанес ему удар. Последствия удивили всех присутствующих – норвежец только охнул и свалился наземь. Он катался по траве и рычал от боли.

    - Дайте ему обезболивающее, – спокойно произнес Карт и налил из баклажки порцию рубинового напитка.
    - Ал, ты как смог? Ларсен же реальный чемпион, – Василий от удивления даже не вставал с места.
    - Ты еще не понял? – Стрелков выудил из баула нужный прибор и поднес его к предплечью поверженного норвежца. – Ал его спецом завел, чтобы показать свои возможности. Олд ведь всерьез кинулся.
    Карт усмехнулся, сделал еще один глоток вина и начал разрывать мясо прямо руками. Ларсен, наконец, очухался и присел, все еще возмущенно тряся головой. Дуб примостился напротив, и все вопросительно уставились на Алекса.
    - Теперь увидели? Извини Олд, так надо было, иначе ты бы и сам не поверил. Теперь у меня есть и невероятная реакция, и такая же сила. Я вырос, парни, и принял решение. Я не слепой и вижу, что нынешняя Организация не выполняет свою функцию, она, и в самом деле, превратилась в какой-то закостенелый древний Орден, е нее нет уважения в войсках, она запуталась в собственных решениях. Поэтому я не вижу своего будущего в самой Организации. Конечно, меня оттуда полностью никогда не отпустят, но я хочу действовать по-своему, независимо.
    - У тебя есть план? – Стрелков напряженно смотрел на старого товарища.
    - Точного нет, Игорь, – Алекс покачал головой, – не все так просто.
     Мастер-сержант замолчал, что-то напряженно обдумывая.

    - Тут вот какое дело, парни. Как-то мой командир батальона вправлял мне мозги и произнес очень важную фразу - «Главной нашей задачей является не таковая победа в бою, а победа меньшей кровью». А ведь, и в самом деле, сколько раз вы все видели совершенно напрасные жертвы, дурь и предательство отдельных командиров. Обычные солдаты и сержанты ничем не защищены. Они обязаны присягой выполнять приказы командования, несмотря ни на что. Только не все приказы правильны, и за ошибки никто не отвечает.
    - Есть такое, – мрачно прошелестел Дуб.
    - Нужна новая система, чтобы это положение дел поломать. Я пока не знаю как, но мы обязаны это сделать. И мне необходимы верные товарищи в команде. Мы сами подберем нужных людей и будем действовать самостоятельно, без оглядки наверх.
    - Есть, значит, все-таки у тебя идеи?
    - Я уже сказал, Игорь, только наметки. Но как нам попасть всем вместе в одну команду конкретный план есть.
     Карт хитро посмотрел на товарищей и улыбнулся. Все знали эту коварную улыбочку. Самые каверзные поступки совершались «водилой генералов» именно в этой улыбкой.
    - Олд. Ты со мной?
    - Куда я денусь, сукин ты сын! – выкрикнул норвежец и тут же скривился от боли.


     Флайер несся вдоль русла реки, повторяя ее изгибы. Карт давно свернул с официальной трассы, решив спрямить дорогу. Неопытному водителю было бы сложно вести относительно простую машину по такому сложному маршруту, но только неопытному штурмовику. Алекс давно отключил голосовую кричалку и спокойно прибавил мощности. На табло показалось оранжевое пятно.
    - Ты все-таки подлец, Ал. Так меня завести. Хотя отчасти ты прав, я же хотел по-серьезному тебе двинуть, а получил сам, – Ларсен захохотал – Офигеть! Я считанный раз за всю свою карьеру такие удары пропускал. Ты где так научился бить?
    - Да было у кого, - уклончиво ответил Алекс.
    Река из равнинной начала становиться в горную. Берега превратились в отвесные скалистые стены, вода яростно забурлила. Водитель сбавил скорость и начал осторожно лавировать, вскоре они нашли нужный проход и выскочил наверх. Между гор и долин шла широкая трасса, поросшая мелкой травой. По всему видать, ездили тут редко.
    - Ты уверен, что нам туда надо?
    - Да, Олд. В прошлый раз мы так и не разгадали здешнюю тайну, а вопросов между тем здорово прибавилось, и не только у меня.
    - Много тайн вскрыл на новой службе? – Ларсен искоса глянул на старого друга.
    - Еще больше прибавилось! – усмехнулся тот. – Например, из последней операции, в которой я участвовал. Во-первых, она осуществлялась людьми внутреннего круга, а я туда не вхожу. Во-вторых, мне врали. Хотя обычно перед любой операцией участникам доводят реальные факты.
    - И что там такого было?
    - Хм, вообще-то, тебе и близко нельзя знать, но хрен с ними и их секретностью. Значит, такое дело: мы тут на днях атаковали тайную станцию веганов, а потом разнесли там все к чертовой матери.
    - Что?
    - Ты не ослышался. Мне ничего о задании не сообщили, но я понял так, что веганы против землян биологическое оружие делают.
    - Ха, вот в это я могу поверить – Ларсен утвердительно кивнул. - Нехорошие слухи среди солдат ходят.
    - Что союзники нам не совсем союзники?
    - Ага, типа такого. И вот именно твои орденские дружки за такие слухи жестко карают.

    - Там все сложно, – задумчиво протянул Алекс. Горы расступились и друзьям предстал вид на большую котловину и город, лежащий в ней. Дорога заканчивалась перед самым спуском в долину. Путь вперед перегораживал огромный сетчатый забор и будка КПП.
    - Ну что, готов? – Карт остановил флайер у самого входа. Из будки показались две варишанки в форме.
Одна из них, рослая краснокожая женщина подняла руку. Два друга спокойно вышли из летающей машины и направились вперед.
    - Это закрытая зона, земляне, – сразу перешла на земной язык варишанка в форме, – вход туда запрещен. Садитесь в машину и возвращайтесь назад. Приезд сюда уже административное преступление.
    - Да неужели? – Алекс подошел ближе, охранница несколько напряглась, хотя молодой человек был ниже ее на голову. Её напарница не сводила глаз с Ларсена, а тот с большим старанием изображал пьяного землянина. Для полного антуража в его руках находилась бутылка местного пойла. Он сделал большой глоток и нетвердым шагом направился вперед.
    - Стойте на месте, землянин! – рослая переключила внимание на Ларсена и совсем зря. Карт сделал пару шагов и оказался позади варишанки, один удар и женщина упала навзничь. Ее напарница даже не успела достать оружие, как отлетела в сторону от удара мигом «протрезвевшего» Ларсена.
    - Ты поосторожней, лосяра! – выкрикнул Карт. – Убьешь ведь девку.
    - Не учи отца… - спокойно проговорил норвежец. – Давай, ворота открывай, мне туда пешком идти не улыбается. Я пока девчонок упакую. Жаль по плану нельзя сделать с ними большего!
     Карт вернулся быстро:
    – Ворота пусть стоят. Там авилет патрульный припаркован, им обойдемся.
    - Ха! Хочешь добавить к нападению на охрану еще и угон транспортного средства?
    - Ага, один фиг дисциплинарный батальон мы уже заработали.
    - Интересный у тебя, конечно же, план. Засадить друзей в тюрьму, чтобы спасти мир.
    - Ты знаешь, только так мы сбросим хвост орденских.
    - Ну, заводи шарманку, посмотрим, стоило ли это того.

     Город был стар, очень стар. Друзья находились на центральной площади и ошеломленно озирались. На окружающих их зданиях и дворцах был заметен невидимый отпечаток тысячелетий. Все здесь было покрыто пылью, некоторые здания уже опутались сетью трещин, хотя за городом в целом следили, чистили улицы и ремонтировали постройки. Карт знал, что это древнейший религиозный центр Их`вариша, и надеялся найти здесь некоторые ответы на вопросы. Город был давно закрыт для массовых посещений, и по понятным причинам напрягать свои связи в Организации он не мог. Да и не верил он там больше никому, кроме, пожалуй, Чампа. Именно с этим полковником Алекс связывал кое-какие надежды.
    - Посмотри! Это не то здание? – Ларсен показывал в сторону огромного дворца с восемью округлыми башенками по краям. Алекс еще раз взглянул на старинный путеводитель, подаренный варишкой. Она рассказала, что ее прабабушка была известной ученой и занималась раскопками древних городов. Затем ее научные работы были запрещены и саму её сослали на север континента. На «перевоспитание», так выразилась Рата. Прабабушка после возвращения еще долго являлась главой семьи, но никому не рассказывала, за что ее наказали власти. В ихваришанском общество, вообще, существовало табу на обсуждение решений власти. Такое понятие, как оппозиция, здесь попросту отсутствовало.
    - Пошли - коротко бросил Карт и, не оглядываясь, вступил в полумрак дворца. Высоченные потолки, огромные витые колонны, мраморные полы с мозаикой. И на всем этом лежала «пыль веков». Свет просачивался сюда по каким-то невидимым глазу каналам. В нескольких ярких лучах заклубилась поднятая землянами пыль. Друзья долго рассматривали странные скульптуры, изображающие богинь, поблекшие фрески и росписи на потолке и стенах.
    - Тут что-то не то, – наконец, пробормотал недовольным тоном Карт.
    - Ага, одни бабы и природа. Мы ведь другое ищем?
    - Ошибочка вышла, – Алекс снова достал путеводитель, наморщил лоб и начал суматошно листать страницы.
    - Вот! – выкрикнул громко Ларсен, указывая на огромную расписную статую, его голос причудливо преломился акустикой зала. Видимо, здесь когда-то были популярны религиозные песнопения.

    Алекс подошел поближе. Статуя изображала полногрудую женщину явно «северного» типа. Цвет лица и переливы роскошной копны волос были тщательно подчеркнуты виртуозным мастерством росписщиков по камню. На землян спокойно смотрели голубые глаза, так редко встречающиеся у варишанок. Неведомая богиня выглядела печальной, а руки были сжаты в положении, в каком на Земле кода-то было принято молиться. Чуть согбенная фигура изящного тела, опущенные уголки губ, неведомый скульптор очень хорошо передал женскую печаль и скорбь. Алекса вдруг как ножом полоснула по сердцу боль недавней утраты, заполнив его душу безграничной разлукой. Каким неведомым образом этот талантливый художник смог передать чувство этого печального расставания навсегда?
    - Богиня Исхода – прошептал Ларсен, он также встал перед скульптурой, пораженный её неземной скорбью.
    - Что ты сказал?
    - Тут написано, что это богиня Исхода, вот внизу.
    - И?
    - Извини, – Олд печально улыбнулся, – я в прошлую поездку купил самоучитель варишанского и только потом понял, что это древний вариант их языка. Да делать нечего, вот в свободное время и выучил. Ты же знаешь, что у меня есть способности к языкам.
    - Ага, – проговорил удивленный донельзя Карт. Потом он повернулся и внимательно взглянул в сторону входа. – Ты посмотри, она показывает именно туда. Мне кажется, что этот дворец предназначен только для женщин.
    - Мы мыслим одинаково? – Ларсен уже бежал к дверям.

     На широком проспекте они внимательно осмотрелись, и в самом деле, напротив выхода из этого храма по ту сторону улицы виднелось приземистое здание, построенное очень просто и добротно из темного камня. Когда земляне приблизились, то поняли, что камень просто потемнел от времени. Изначально он был золотистого оттенка. Массивный, с анфиладой толстых колонн и небольшим полушарием свода наверху, неведомый храм поражал строгостью линий и очертаний.
     Не без сомнений друзья вступили внутрь, открыв толстенные ворота из какого-то крепкого дерева. Как ни странно, внутри помещения оказалось очень светло. Наверху виднелось множество оконных отверстий, затем свет отражался от зеркал и блестящих выступов из какого-то блестящего камня, заливая пространство храма ярчайшим светом. Земляне сразу поняли, что они нашли искомое. Все стены святилища были покрыты изумительной красоты фресками. Повсюду можно было увидеть изображения множества мужчин – варишан. И это были не те жалкие подобия мужского пола, которые можно заметить нынче на улицах планеты. Это были настоящие воины и охотники!
    - Вот! – Ларсен протянул руку, в одном из альковов находилась скульптура воина, маленькую копию которой они видели в галерее у старика. Земляне подошли поближе. Здесь на стенах, видимо, изображались сценки из древней жизни. Мужчины работали на полях, используя каких-то рогатых животных, они охотились, приходили домой, сидели за длинными столами с большими семьями.
    Земляне двинулись по часовой стрелке вдоль стены здания. Дальше уже можно было увидеть жестокие схватки между мужчинами различных племен. Цвет их кожи варьировался от темно-красного до золотистого. Менялось оружие, боевые повозки, появились первые промышленные технологии, только сами мужчины не менялись. И также яростно они бросались в сражения, убивая себе подобных или умирая сами на черных полях неведомых сражений. И все так же женщины провожали их, скорбели по убитым, растили новых мужчин.

    - Это же их настоящая история! – потрясенно проговорил Ларсен. – Они очень похожи на нас.
    - Что же случилось дальше? – Карт выглядел потрясенным.
    На стенах стали видны летающие аппараты, неведомые машины, а воинственных изображений стало заметно меньше. Затем неожиданно появились новые персонажи.
    - Веганы! – выплюнул ненавистное слово Ларсен.
    - Ага, они, похоже, и здесь наследили. Смотри, вот тут резко поменялись технологии, орбитальные лифты, звездолеты, мужчины одеты в форму войск Союза.
    - Значит, они воевали до нас, – Ларсен откинул назад отросшие волосы. – Что же произошло дальше?
     Вереницы мужчин в форме тянулись до посадочной станции, их провожали склонившиеся в печали женщины. Следующая картина изображала возвращающихся мужчин, вместо полноводной реки – жалкий ручеек. Несколько женщин стояло на коленях, горестно воздев руки к небу. Алекс вдруг явственно ощутил посылаемые ими проклятия. Земляне, наконец, дошли до ворот и надолго остановились. Здесь на стенах были изображены многочисленные ряды мужчин и женщин. Они дисциплинированно двигались в сторону огромной колонны гравитационного лифта. Рядом лежали искореженные огнем боевые машины, небо также горело яростным заревом. Эти шеренги были нарисованы до самых ворот, которые скорей всего также являлись частью послания.
    - Они ушли, просто ушли, – прошептал Карт и оглянулся на друга. – Варишане хотели сохранить себя. Сейчас на Их-варише совершенно другая цивилизация, модифицированная под запросы Альянса. Мы видим последствия некоего замысла тысячелетней давности.
    - Их высосали, обескровили, – глаза норвежца сначала наполнились печалью, а затем неожиданной злобой. – Ал, мы должны это остановить! Ты понимаешь теперь суть этого послания?
    - Да, друг, – Карт глубоко вздохнул, ну вот и еще один пазл сложился. Но почему на сердце так и не проходит горечь, а новые познания не приносят облегчения? – Нам пора. Заснимем все и обратно. Эта тайна пока должна остаться с нами. Во имя этих древних обитателей, которые не сломились и оставили нам тайный знак.


    - Орлы, а вы уже тут! – Ларсен со смехом пнул ногой Ивана Дуба, лежащего на койке в камере полицейского участка. – Ну, как у вас прошло?
    - Да нормально, – Иван с кряхтением встал, – только вот Васю немного помяли.
    - Это кто кого там помял? – раздался громовой голос из угла.
    - Никого хоть не убили?
    - Обижаешь, мы даже инспекторов местных особо не прессовали. Жалко ведь девчонок! Мы их попросту в сторону отодвинули.
    - Ага, – загоготал Василий, – в сторону бассейна. А что делать? Так хоть не мешали, заодно и поплавали! Всё равно в этом ресторане еда была противная, да и мясо не подают. Ну, мы его и того.
    - Камня на камне, короче, – Дуб уже прочищал горло бутылкой местного пойла. – Парни, не желаете?
    - А давай! – Карт сделал хороший глоток. – Вас не обыскивали, что ли?
    - Да не до того им было, – Василий хохотнул. – Эти идиоты из военной полиции не сделали ничего более глупого, как прислать против двух штурмовиков всего четверых копов. Ну, мы и их искупали, и флайер заодно поломали. Потом уже целый взвод приехал, зауважали. Короче, весело было. Нас в конце хлыстами вырубили.
    - Понятно. Ну, вы как всегда, в ударе, брателлы! Уважуха – резюмировал рассказ Ларсен.
    - Вы то, как? – Игнатов бросил внимательный взгляд на Карта.

    - Нашли, – коротко ответил старый друг, подвигнувший их на настоящее преступление, – а теперь и концы отрубили. Потом расскажем, а сейчас нам надо кое-что кой-куда переправить. Есть возможность?
    - Да без проблем! – Дуб подошел к входной двери и яростно задубасил по ней. Вскоре послышались чьи-то шаги и дверь стала прозрачной, по существу это была и не дверь, а гравитационное поле.
    - Что хотел? – напротив штурмовика возвышался здоровенный бугай. Землян повязали земные же военные полицейские. Таков был уговор между правительствами планет, в этом же и состояла хитрость плана Карта.
    - Билл, просьба к тебе. Тут у нас новые друзья появились, так надо кое-что переправить товарищам. Сам понимаешь, куда нас засунут.
    - Не сомневайся, засунут, – покачал головой стриженый наголо коп. – Вам что, делать нечего, парни? И так служба не сахар, так вы и еще глубже в задницу лезете. Что передать-то? – он подозрительно глянул на сидящих у стенки штурмовиков.
    - Вот! – Ларсен подошел ближе и подал ему пояс с бляхой. – Чемпионский пояс. Сам понимаешь, память.
    - Чемпионский? – Билл протянул руку, она спокойно прошла через поле. – Без проблем, служивый. Такие вещи, и в самом деле, хорошего хранения требуют. Адрес тут?
    Ларсен коротко кивнул.
    - Не беспокойся! – Билл глянул в инфосопроводитель. – Я знаю, как на эту базу переслать с надежным человеком, так что пояс через недельку будет у твоих друзей. И удачи вам, парни. Трибунал уже здесь. Видать, натворили вы еще чего неладного. Эх…
    - Ему можно доверять? – спросил озадаченно Карт, когда охранник ушел.
    - Да вполне. Он в разведке пехотной раньше служил, здесь полгода до дембеля кантуется. Выпивка и жрачка его подарок.
    - Ну, раз фронтовой, не тыловик, значит, сделает. Тогда давайте бухнем, что ли, парни?

    Карт рассчитал все верно. Он с Ларсеном совершил достаточно серьезное преступление, и власти Их`вариша буквально рвали и метали. Они требовали своего суда над землянами, что, конечно же, Федерация допустить не могла. По этому срочным порядком собрался трибунал и четырех солдат мобильной пехоты приговорили к дисциплинарному наказанию, обычному для рядового и сержантского состава - к службе в штрафных ротах. Благо, работы рейнджерам было сейчас невпроворот. Спиральный Альянс вел неслыханное наступление. Организация в этот раз попала впросак, их ценный агент ушел из-под их опеки, и кое-кто наверху срочно разыскивал полковника Чампа. Но разведчик пока находился вне зоны досягаемости Высокого Начальства. Что для истории было намного лучше.



    




                                                                                                                    В тылу врага



     Алекс еще раз оглядел развалины опорного пункта, разбитые вдребезги укрепления, осколки стен и перекрытий, ставших грудами стройматериала. Кучи мусора, почему-то всегда остающиеся от технологически развитых гуманоидов. Да и сами гуманоиды, лежащие то тут, то сям, похожие на сломанные куклы. Рядом с руинами, полукругом расселась группа рейнджеров. Именно они сегодня утром и взяли этот «крепкий орешек». Среди них Карт отметил и своих друзей. Ризогы, а именно их бойцы обороняли это укрепление, раздобыли где-то свежего мяса, и земляне решили устроить небольшой барбекю-пикник. А что делать солдату после победы? Правильно - отдыхать!
    - Мастер-сержант! – Карт оглянулся. Кто его зовет? Звания при дисциплинарных наказаниях не снимали.
Ну вот и начальство пожаловало! Посреди развалин и начавших разлагаться трупов сновали несколько фигур в военной форме.
    - Доложите! – тут же потребовал пухлый гренадерский майор. Карт некстати вспомнил, что именно он так бездарно руководил их совместной атакой.
- Сир, командный вражеский пункт взят и разделан под орех! – залихватски отрапортовал Алекс. Бодро вытянувшись, он оглянулся. – Противник уничтожен полностью, приданные мне бойцы обедают. Мастер-сержант Карт.
    - Карт, какого черта ваш взвод нарушил маршрут? И где офицеры?
    - Сир. Командир моего взвода ранен, как командиры и остальных двух. Противник давно пристрелял местность, поэтому по указанному маршруту атаковать не представлялось возможным. Я принял решение взять грузовые платформы и обойти укрепрайон с флангов.
    - Черт знает, что! – майор побагровел. – Сержанты учат меня тактике! Да еще и штрафники! Я подам на вас рапорт куда следует. И что там едят ваши солдаты? Я чую запах чего-то паленого.
    - Так мясо, сир. Не желаете отобедать с нами? – Иван Дуб с совершенно серьезным лицом поднял обгорелую руку убитого ризога. Около костра послышался громкий смех. Майор нелепо замахал и только смог выкрикнуть:
     – Чертовы рейнджеры!

    Затем он и его свита двинулась дальше. На месте остался только лейтенант. Он внимательно осмотрел развалины и подошел к Карту.
    - Первый лейтенант Гракх! – протянул он руку, потом добавил. – А лихо вы их. На майора внимания не обращайте, вы свою работу сделали, долг искупили полностью, да и рапорт писать буду я.
    - Спасибо, – Карту было проще общаться с настоящим боевым офицером. Они поняли друг друга с полуслова. Дисциплинарное наказание автоматически снималось при доблестном поведении в бою или каком-либо совершенном бойцом подвиге. Лейтенант вежливо протянул местную сигару
    – Мастер, как я понял, собственно, вы и руководили общей атакой? Что ж, очень неплохо. Нашли единственное слабое звено их обороны. Если бы не тот идиот, – Гракх кивнул в сторону ушедшей свиты, – мы давно взяли это чертово местечко.
    Карт немного покурил и решился:
    – Лейтенант, а вот скажи мне честно, почему такие майоры все еще командуют в нашей армии? Им же тут не место! Они просто гробят солдат, из-за них зазря умирают наши люди, земляне.
    - Ого! Мастер, не в армии вести такие разговоры, и не сержанту указывать на ошибки командования.
    - А кому? – Алекс начал закипать. – Я уже столько подобных ситуаций видел, когда солдатские жизни растратили впустую. И все ради чего?
    - Ты бы поосторожнее с такими заявлениями, а то... – лейтенанту разговор явно перестал нравиться.
    - Что, то? – Карт усмехнулся и покрутил пальцами, Гракх аж подавился дымом, увидев тайные знаки Организации. – Знаем, проходили. Такие же бестолочи, только секретов больше.
    - Мастер, если тебе жить надоело, то других не втравливай. Счастливо, – лейтенант успокоился и быстро попрощался.
    - Ал, ты жрать-то будешь? – послышалось от костра, оттуда вкусно тянуло жареным мясом.    
    - Иду! – Карт откинул сигару, несмотря на эту победу, на душе было погано.

    Через три дня всех друзей освободили от дисциплинарной ответственности и предложили на выбор место будущей службы. Вообще-то им полагался очередной отпуск, но в войсках ощущалась острая нехватка опытных кадров. Да и пока шло все в соответствии с планом, задуманным Картом. Он ушел от агентов Организации, сразу же улетев на попутном транспорте. Между тем у коммодора Линбреха состоялся очень неприятный разговор с Нахимовым.    



     «Твою мать!» - Дисколет опять тряхнуло. Карту стало реально страшно. Это десантирование и так должно было состояться при очень непростых условиях, а тут, похоже, и вовсе пошло не по плану. «Прыгун» опять здорово мотануло.
    - В отсеке! – прокричал через внутреннюю связь Карт. – Всем держаться!
     Но рейнджеры и так уже поняли, что высадка будет явно непростой. Бойцы первого взвода были пристегнуты на все ремни и внимательно смотрели на табло, где горело два красных огонька «Экстренный спуск». Это означало, что десантные дисколеты подвергаются опасности нападения и идут на экстремальной скорости. «Прыгун» здорово мотало из стороны в сторону. Временами его буквально швыряло, планета имела своеобразную атмосферу, еще не до конца выстроенную архитекторами-морфами, поэтому при большой скорости было невероятно сложно удержать правильный курс. Двадцать пятый батальон десантировался на колонию Дезугчан – Октавия 15. Как ее называли сами зеленокожие жители Дезуха Карт не знал. Земляне обычно использовали собственные наименования, выговорить инопланетные зачастую было невозможно.
         И вот теперь половина их батальона болталась в этом поюзанном дисколете, не зная, удастся ли удачно приземлиться. Или бойцы мобильной пехоты погибнут еще в воздухе. Драка за эту богом забытую колонию шла ожесточенная. Транспортники на орбите не задерживались, выплевывая десантные суда или автоматические грузовые капсулы, они сразу же отчаливали восвояси. Каждый транспорт охраняло до десятка фрегатов и небольшие рои рейдеров. Корабли-матки также время от времени появлялись в обычном пространстве. То и дело на орбите вспыхивали короткие схватки, и неудачник сгорал в безвоздушном пространстве, не успев даже крикнуть «Мама!». Ну а кому повезло еще меньше, тот вылетал в открытое пространство и его тело начинало разбухать изнутри избыточным давлением, через несколько минут их сосуды сожмутся и перекроют весь кровоток. Или кто-то судорожно попытается удобней расположиться в спасательной капсуле, больше похожей на гроб, в надежде, что автоматический буй его заметит. В лучшем случае его подберет спасательная команда и прицепит на буксир, в худшем возьмут в плен, тогда хоть будет надежда на дальнейший обмен.
    Космолетчики противоборствующих сторон соблюдали негласный кодекс, вне зоны боевых действий излишне не зверствовать. Бывали даже примеры, когда противник помогал терпящему бедствие звездолету, а командование закрывало на такое глаза. Ну а в самом наихудшем варианте в спасательной капсуле начинал заканчиваться кислород, батареи разряжались, и у тебя был выбор умереть от удушья или от смертельного холода. Космос являлся чрезвычайно враждебной средой для человека. Это подвиг даже просто передвигаться по нему, а уж воевать в нем… было полным безумием!

     «Прыгун» в этот раз тряхнуло со всей дури. Карт тревожно заозирался, его сильно напрягли изменения в работе двигателей. Он попытался связаться с командиром или замком второго взвода, но связь не работала. В этот момент послышался глухой голос замка три Антона Силуянова:
    - Первый, прием.
    - Антон, слышу тебя.
    - Похоже, что у летунов проблемы. Корпус пробит.
    - Откуда знаешь?
    - Тут толпа технарей пробежала.
    Карт усмехнулся, на «Прыгуне», вообще-то, было только пять техников, на толпу они явно не смахивали.
    - Мне паниковать?
    - Да нет, они ругались не так сильно.
    «Молодец Антоха! Чувство юмора сохраняет». Самому же Карту было не до смеха. Страх липучей змеей обвил его спину и сжал сердце. «Вот черт! Никогда так не боялся». И все дело в том, что он не смерти боится, а того, что они свою идею воплотить не успеют.

    «Так, собрался! Не хватало еще панику на взвод навести» - мастер-сержант огляделся. Бойцы «дрожали, срались, но держались». Настоящие рейнджеры! Хотя состав ни к черту, почти половина из батальона новички. Краем уха на транспорте друзья успели узнать многое. Затишье на фонтах повсеместно закончилось, Спиральщики шли в тотальное наступление. Тыловые базы обезлюдили, отпускные планеты и колонии пугали персонал своей девственной пустотой. Командование Армии ЗФ задействовало все ресурсы.
    Удачные действия флота и диверсантов совершенно расшатали коммуникации и логистику противника, чем воспользовались командование войск Альянса, нанеся центровым несколько тяжелейших ударов. После трех глобальных побед Альянс смог вывезти с части планет огромное количество войск и бросить их в самые «горячие» точки, где армия Спиральщиков, наконец-то, смогла переломить ситуацию и вести тотальное наступление. Центровые попали между молотом и наковальней. Им требовалось теперь и поддерживать вялотекущие операции на окраинах, и бросать все новые и новые резервы в район главных сражений.
     На Октавии 15 командование войск Федерации решило убить сразу двух зайцев. Сковать здесь силы центровых и провести пару операций по захвату плацдармов на будущее. Поэтому поток десантов шел к планете, невзирая на большие потери. Земляне торопились овладеть важными стратегическими пунктами для более спокойного будущего. Закончилось длительное двадцатилетнее затишье, и что будет происходить дальше, еще никто не знал.    

    В отсеке стало жарко, вентиляция уже не справлялась с охлаждением, дисколет шел в пике. «Что-то долго спускаемся при такой-то скорости» - пришла запоздалая мысль в голову мастер-сержанта мобильной пехоты Алекса Карта. В следующий момент его резко встряхнуло, на позвоночник пришелся сильнейший удар, голова сильно дернулась, но его спас специальный держатель. Грудь сдавило дикой перегрузкой, сознание на секунду помутилось. Но пилот на этой старой лоханке явно знал свое дело, еще пара подобных встрясок и скорость падения стала вполне безопасной, но… Но подвела техника, левый двигатель неожиданно загорелся, и дисколет свалился набок. Пилот запоздало попробовал выправить машину, но не успел. Раздался оглушительный грохот, невыносимый для человеческого уха скрежет, дисколет куда-то поволокло и в конце пути сильно ударило. Карт на несколько секунд потерял сознание.
    «Все! Все? Ни хрена, было бы все, шея так зверски не болела. Так, руки шевелятся, ноги… ноги тоже. Живем! Что вокруг?»
    Алекс разлепил веки и попытался оглянуться. Увиденное его совсем не порадовало, вместе обычного, да и хотя бы аварийного света, отсек заливали синие лампы «крушения». Они могли гореть в любых обстоятельствах, без подпитки из энергосистемы корабля.    

    - Кто меня слышит? Доложитесь немедленно! – вбитые в подкорку правила поведения начали работать раньше сознания. Руки уже освобождали тело от креплений и шарили в районе оружейной стойки. Рядом начали шевелиться и другие бойцы взвода.
    - Первое отделение в порядке, – прохрипел сержант Савельев, Комотд один.
    - Третье в порядке, потерь нет, – чуть позже доложился Комотд три.
    В течение минуты Карт получил доклады от своих командиров отделений и стал тщетно вызывать взводного. Как ни странно, но никто из управления не отвечал. Все офицеры в этот раз почему-то собрались около пилотской кабины. Карту удалось только связаться с замками третьего и четвертого взводов.
    - Ал, паленым пахнет, похоже, горим! – рядом тихой сапой образовался Ларсен.
    - Иван и Василий как?
    - Нормально, они уже к выходу полезли, некоторые люки заклинило, как раз работенка для них.
    - Олд, давай наших к выходу и разведай обстановку.
     Ларсен кивнул, подхватил ранец и пулемет, затем стукнул товарища по спине и побежал к выходу. В этот момент замерцали лампы аварийного освещения, и к мертвенному синему цвету присоединился яркий красный. «Что за дебилы придумали такую цветовую гамму? О, кто-то вызывает!»

    - Первый зам. Кто это?
    - Это Брандт! – ответил замок второго взвода, весельчак по натуре, сейчас же в его голосе сквозила тревога, – у меня проблемы, Ал. Рубка разрушена, часть нашего отсека повреждена, есть потери.
    - Понял тебя, второй. Собирай оставшихся, оружие и запасы, прорывайся к выходу. Постараюсь прислать тебе помощь, – Карт обернулся. – Капрал Хайг, обеспечь мне связь со всеми на этом гребаном корыте и найди хоть одного техника!
    - Есть! – приземистый блондин был человеком основательным, он тут же занялся приборной панелью на борту отсека. Теперь уже и у них явственно ощущался запах горелого. «Черт! Еще не хватало уже по приземлению превратиться в головешку!». Но голова становилась все более ясной, а голос раздавал беспрестанные команды. Рейнджеры были тертыми калачами, даже в такой экстремальной ситуации они сноровисто и быстро работали, командиры отделений один за другим докладывали об успешной эвакуации бойцов. Карт послал водителей и техников в ангары и вскоре услышал знакомые звуки запустившихся двигателей «Дельфинов». Хайг озабоченно доложил, что связаться ни с начальником штаба батальона, ни с одним из взводных не удалось, пилоты также молчали. Затем на связь вышел Ларсен.
    - Ал, у нас конкретные проблемы. «Прыгун» ударился об скалу, кабина пилотов разбита, вижу дым в районе левого движка.
    - Как аппарели?
    - Нормально, парни уже открывают. Наблюдаю пару техников.
    - Олд, возьми первое отделение, прочеши местность на камэ.
    - Принял, отбой.

     Карт стоял у межотсечного шлюза, здесь уже наблюдались серьезные повреждения. С разбитыми люками копошились техники рейнджеров и пара человек в черном.
    - Эй, капрал! – подозвал одного из них Алекс. – Без тебя справятся, подойди ко мне!
    Кряжистый, усатый техник дисколета недовольно повернул лицо и подозрительно посмотрел на нашивки мастер-сержанта.
    - Можешь объяснить толком, что случилось? И где все командование?
    - Случилось, – чуть плаксиво начал техник, – ударились мы.
    - Капрал, доложитесь! - Карт добавил в голос немного «начальственного «металла.
    - Капрал Салиман, сир! – техник привычно вытянулся и, кажется, чуток пришел в себя. – Потерпели крушение, сир! Пилоты и ваши офицеры, - он кивнул в сторону лестницы, – погибли. Там все смято, и датчики не работают. Левый двигатель горел, но система его потушила.
    - Понятно. Так, слушай меня сюда, капрал. Возьми своих и обследуй весь корабль, выясни, где мы упали. Сколько здесь исправных топливных элементов, есть ли рабочий инструмент и запасы? Доложишь мне, мастер-сержанту Карту. Все понял? Исполнять бегом!
    Кинув взгляд на убегающих людей в черном, Карт обратил внимание на выползающих из вскрытого отсека рейнджеров. Он быстро узнал замка второго.
    - Брандт, бродяга, живой!
    - Ничего, обошлось, – сержант тяжело присел на чей-то рюкзак, – парни открыли люки, эвакуируем бойцов.
    - Потери большие?
    - Есть раненые, сейчас вынесем, разберемся, а пять ребят все.
    - Принял, – мрачно ответил Карт, почему-то именно эти потери резанули по его сердцу больней всего. – Медики, это первый. Быстро к центральному шлюзу. Брандт, выводи своих. Офицеров, похоже, не будет, работаем сами.

    Перед разбитым дисколетом активно суетились рейнджеры, создавая ощущения делового хаоса. Солнце сквозь низкие облака довольно ярко освещало картину страшного крушения. На Октавии 15 царила постоянная облачность, но мощное светило местной системы спокойно пробивало и эту мрачную завесу. В воздухе клубилась пыль, поднятая упавшим звездолетом и стекающими с открытых аппарелей скутерами.    «Молодцы, парни!» - отметил автоматически Карт и в этот раз оглянулся более сосредоточенно.
    Бойцы выбегали из дисколета группами и сноровисто укладывали на грузовые платформы ящики с припасами. Все рейнджеры уже были одеты по полной боевой форме. Десантные рюкзаки, как и положено, сложены в пирамиды, несколько отделений стояли на периметре, виднелись работающие посты ПВО и суетились техники, которые в быстром темпе проверяли состояние тактических скутеров. Водители одну за другой перегонял машины дальше, рядом с импровизированной стоянкой уже начали собираться готовые к эвакуации отделения батальона. Из чрева упавшего транспорта вынесли раненых, рядом с ними суетились озабоченные медики.
    В «прыгуне» шла первая половина батальона, с полной выкладкой, то есть боевыми скутерами, транспортами, снаряжением, усиленная вдобавок взводом тяжелой техники и взводом снабжения. Полноценная боевая единица, как и положено при десантировании в тыл противника. Даже при потере второго дисколете они могли хоть и частично, но выполнить боевую задачу. К такому же неординарному происшествию никто не оказался готов.

     - Замки взводов, капрал Салиман, представитель ПВО и медиков ко мне на общий сбор! Всем командирам отделений: продолжать высадку, личный состав и снаряжение эвакуировать в точке Д, – Карт смело вышел на общую волну. Связисты уже доложили, что смогли экранировать место высадки, а вражеской активности пока поблизости не наблюдалось.
     Пока все собирались, Карт еще раз осмотрел место крушения. Дисколет пробороздил пологий склон почти на пятьсот метров, его последнее отнюдь не мягкое приземление закончилось ударом о выгнутую скобой одинокую скалу. И удар по стечению обстоятельств пришелся именно на пилотажную рубку и центр управления, где по халатности находился немногочисленный офицерский состав батальона.
     Ввиду больших потерь только половина взводов имела штатное руководство из офицеров, а командовал тактической группой начальник штаба батальона. Сам же командир шел в другом «Прыгуне». От созерцания этой мрачной картины Карта оторвали подошедшие сержанты и капралы. Алекс встал в середину полкруга и сразу начал с главного:
    – Кто у нас сейчас старший по званию?
    Замок два оглянулся и, четко проговаривая слова, ответил:
    – Получается, что ты Карт.
    - Понятно, – Алекс тяжело вздохнул. Ситуация складывалась очень непростая, а именно ему ее и придется разруливать. - Тогда так. Замки берут на себя командование взводами. Брандт, сливаем первый и второй, ты главный. Ларсен будет рулить разведчиками, отберет самых опытных бойцов. Не скупердяйничайте, отдайте уму лучших.
    - А он, кстати, сам где? - спросил Силуянов.
    - Ищет нам берлогу. Надо где-то отсидеться, пока тут местные будут рыскать. Часа два у нас, наверное, есть.
    - Три, командир, – Салиман успевал в это время читать сообщения с планшета, – я не в первый раз на этой планете спускаюсь. Здесь все войска на линии фронта, а нас далеко снесло.

    - Насколько далеко? – мрачно поинтересовался Карт, остальные также озабоченно посмотрели на техника дисколета.
    - Примерно на тысячу камэ, точнее скажу позже, парни сейчас запасной навигатор вскрывают. Орбитальных спутников наверху очень мало, их быстро сбивают. Так что скорее даже не три, а четыре часа
у нас будет. Население здесь редкое, аванпостов также раз-два и обчелся.
    - Все равно надо быстрее убраться отсюда, – Карт уже сам растянул боевой планшет. – Вот и разведка отчиталась. Ларсен нашел в трех камах отсюда ущелье с гротами. Я разослал его месторасположение всем вам на планшеты. Так что, командиры, сажайте людей на скутеры и перебрасывайте готовые группы туда. Брандт, сразу займись оборудованием лагеря, в первую очередь тотальная маскировка! Курц, – обратился он к замку четыре, сухопарому сержанту с лошадиным лицом, – твои парни остаются на периметре. ПВО, – Алекс глянул на сержанта Стефани, - следите за небом в оба! Связь семафорами и пакетами, пусть связисты поставят реперы. Пока полное радиомолчание. И главное, нигде не оставляйте следов! Машины брать только рабочие, без явных проблем. Выполняйте!    Салиман, мы можем использовать ваши элементы питания?
    - Э, – капрал задумался, – пожалуй, транспортники сумеют ими запитаться.
    - Тогда собирайте их все, какие сможете снять, а также все маломальское, что может впоследствии пригодиться.
    - Понял, ломать, не строить.
    - И самое главное, капрал, готовь Дисколет к взрыву, чтобы и следа от нас не осталось. Сможешь?
     Салиман серьезно кивнул и побежал к главному входу.

    - Хейг, – обратился Карт по прямой связи к своему связисту. – Где у нас эти чертовы медики?
    - Рядом с аппарелью, сир, – Хейг был парнем надежным и уже успел наладить пакетную связь между подразделениями.
    Мастер-сержант двинулся в сторону грузового люка. Оттуда медленно выкатывались неуклюжие транспортные платформы, уже заполненные доверху ящиками и тюками. Чуть в стороне водители осматривали тактический скутер, видимо, у него была какая-то проблема.
    - Что у вас? – подошел к ним Карт.
    - Сир, вытянулся молодцеватый капрал, – заковыка с гравиприводом. Несколько машинок при ударе сорвалось с креплений.
    - Оставьте его здесь, у нас нет времени, – распорядился Карт. – Берите исправные машины и делайте по два рейда. Выполнять!
    - Есть, сир!
    Оглядевшись, новоявленный командующий заметил и медиков. Они укладывали раненых на платформу.

    - Что у вас, доложите?
    - Да? - молодой капрал явно растерялся.
    - Новичок? – посмотрел на него мастер-сержант.
    - Так точно! Капрал Лейбниц, – молодой боец вытянулся. - Первый десант, сир. Меня перевели после ускоренного курса из гренадеров.
    - Понятно, – Карт тяжело вздохнул, – Хоть какая-то практика есть?
    - Да, – опять не по-уставному ответил Лейбниц, смешно вытянув шею, - работал год в полевом госпитале.
    - И то ладно. Что у нас по раненым?
    - Всего семнадцать человек, из них семеро тяжелых, из них два… - тут капрал запнулся и беспомощно развел руками.
    - Все так плохо? – Алекс угрюмо посмотрел в сторону раненых рейнджеров.
    - Им срочно нужно в госпиталь, необходимы реанимационные машины.
    - Госпиталя не будет, Лейбниц, позаботься о них, как сможешь.
     Карт уже собирался отойти, когда капрал робко тронул его за плечо.
    - А что делать с погибшими? – только сейчас Карт заметил сквозившую во взгляде капрала искреннюю боль и сразу как-то потеплел душой к нескладному медику.
    - Всем «последнее одолжение», я не хочу оставлять парней здесь. Достаньте всех, кого сможете. Эти солдаты достойны того, чтобы быть похороненными на Земле.
    Лейбниц понимающе кивнул и убежал к своей команде. Карт достал планшет и стал набирать приказы, несмотря на большое потрясение и грозившую им смертельную опасность, его голова оставалась холодной и расчетливой. Ведь сейчас он отвечал за сотни конкретных человеческих жизней. Не для этого ли он и пошел ранее на многие жертвы?

     - Ну что там? – Карт повернулся к Салиману.
     - Заканчивают, сир. Хотим, чтобы было правдоподобнее, – смекалистый техник «Прыгуна» вздохнул. – Жаль нашего командира и ваших вытащить не удалось. На Земле им было бы спокойно.
    Карт кинул взгляд в его сторону, но промолчал. Он уже знал, что решение сжечь тела погибших товарищей люди одобрили.
    - Пора уходить, Ал, – Иван Дуб постучал ногтем по зеленоватой поверхности радара. – Скоро гости нагрянут.
    - Пост снял?
    - Уже в пути. Над лагерем стоит «зонтик». Муха не проскочит.
    В этот момент впереди ярко полыхнуло, земля затряслась.
    - Все сработало штатно, командир, – Салиман выглядел довольным, он рассматривал на планшете картинку, снятую маленьким летающим дроном. – Мы не наследили.
    - Тогда уходим! – Карт привычным движением заскочил в небольшой скутер, разведывательный вариант «Кузнечика», подождал остальных и резко стартовал.

    - Что у нас? – Алекс после хорошего сна и крепкого чая чувствовал себя вполне бодро. Сейчас дежурил Брандт. В просторном боковом гроте обосновался их импровизированный штаб, сидели связисты, техники и дежурный оператор ПВО. Под потолком свисали аварийные лампочки, технари сняли их с дисколета, они имели долгоиграющие элементы питания. Техники первого взвода возились с проводами, запитывая от мощных батарей генератор постановки помех. Блондинистый сержант широко зевнул и обернулся к командиру.
    - Да пока тихо, мастер. Эти полетали вокруг, дроны местность прочесали, больше никакой активности не проявляют. Сам видел, от «Прыгуна» практически ничего не осталось. Генератор работает ровно, мы сидим тихо как мыши. Наверху только дежурные посты Ларсена.
    - Как народ? – уже заметно тише поинтересовался Алекс и присел рядом. Брандт тут же долил командиру крепкого чаю. В этот рейд их снабжение шло напрямую с Земли, поэтому можно было побаловаться деликатесами.
    - Да мрачновато, – с лица сержанта сошла вечная улыбка, – сам понимаешь, шмякнулись мы крепко и далеко от линии фронта. А какие у нас выходы - драться до конца или сдаваться? Против серьезного неприятеля наша группа не выдержит. Народу всего триста бойцов с довеском.
    - Списки личного состава и припасов готовы?
    - Да, у тебя в планшете.
    - Хорошо, – Карт поставил кружку на импровизированный стол.

     В большом природном тоннеле тесно стояли остроносые скутеры и тяжеловесные грузовики. Рядом с ними копошились водители и техники. Карт заметил среди них и Салимана.
    - Ну, чем обрадуешь, капрал?
     Техник вытер пот с лица, и устало присел на инструментальный ящик.
    - Батареи с «Прыгуна» монтируются, но систему наладить пока толком не удается.
    - Покажи, в чем проблема.
    Салиман подошел к грузовой платформе и присел у открытого технологического люка. Карт внимательно посмотрел показатели, хмыкнул и достал свой планшет.
    - Попробуй вот эту программу, мне один кореш по случаю подогнал. И настройте «Кузнечики» вот по этому алгоритму, только предельно точно, в пределах десятой доли процента погрешности.
    - Ого! – кто-то через плечо заглянул в планшет. – Мастер, а вы лихач.
    - А ты как думал! – Карт обернулся, рядом стоял оставшийся в живых техник второго, тумбообразный Кречинский. – Рядовой, ты ставь, не разговаривай.
    Он знал этого бойца уже давно, вместе служили еще в «Носорогах», парень был толковый, мотал последний год службы.
    - И это, парни, подготовьте отобранные машинки по высшему классу. Нам предстоит дальний маршрут.

     На третье утро после катастрофы мастер-сержант остановился у входа в ущелье. Рядом с ним находился Ларсен, он основательно занялся формированием разведгруппы, вырывая из стрелковых взводов самых опытных бойцов. Замки отдавали их со скрипом и руганью, почти треть рейнджеров была, вообще, без опыта настоящих боевых действий. Зато теперь вся близлежащая местность оказалась изучена вдоль и поперек.
- Думаешь, пора сваливать?
    - Вполне. Я внимательно наблюдал за работой их поисковиков. Действовали по стандартному алгоритму, ни на йоту не отошли. Да и сам пойми, там на линии огня и так проблем хватает, нет у них лишних ресурсов. А чтобы нас вычислить, нужна специальная команда и очень опытная вряд ли у их командования такая лишняя в загашнике завалялась.
    - Понятно, – Алекс еще раз огляделся. Плоскогорье часто перерезалось узкими ущельями, изобиловало остроконечными скалами, передвигаться по нему было достаточно сложно.
    - Ты подумал о моем маршруте?
    - Я его уже принял, Олд. Только подправил немного.
     Высокий норвежец улыбнулся:
    – После правки хоть что-то мое осталось?
    - Осталось, не беспокойся, – Карт слабо улыбнулся.
    - Ты то сам как, мастер? Давай, держись. Неохота помереть, не сделав что-то по-настоящему важное.
    - Кто тут помирать собрался? Я сейчас созываю военный совет, а ты пока вот что сделай — бери половину своих парней и на «Малышах» давай по маршруту. Отойди камэ на двадцать, поставь репера. Остальные бойцы пускай тут бдят.
    - Принял, – Ларсен кивнул и пошел к входу в карстовые полости.

     В помещении «штаба» было людно. Присутствовали не только заместители командиров взводов, ставшие по существу их командирами, но и Комотды, а также командиры ПВОшников, ПТОшников, Салиман, сержант из взвода обеспечения и главный водитель батальона. Карт внимательно обвел всех взглядом. Бойцы здесь сидели опытные, тертые перетертые калачи. Они отлично понимали, в какое дерьмо сейчас вляпались, но как истинные рейнджеры не собирались опускать руки и поддаваться панике. «С такими парнями можно горы своротить» - подумал Алекс, коротко вздохнул и начал расстилать на импровизированном столе тактический планшет. Он мягко засветился, и появилась голографическая карта планеты.
    - Вот это сектор северного материка Октавии 15. Наш дисколет при десантировании попал под обстрел эскадрильи атмосферников. Скорей всего, это была разновысотная засада. Пилот пытался уйти на скорости, фактически войдя в штопор, но, похоже, все-таки получил пару раз импульсными. Дальше вы знаете. Вот здесь была точка нашей высадки, а вот, где мы находимся сейчас.
    Кто-то присвистнул, послышались беззлобные ругательства. Градус настроения упал еще ниже.
    - То есть мы в восьмистах километрах от ближайшей линии, где находятся наши войска. В глубоком тылу противника.
    - У тебя есть план, командир? - Брандт исподлобья смотрел на Карта, его лицо выдавало решимость. Алекс коротко кивнул.
    - План в целом готов, будем дорабатывать. Главное – мы должны обязательно выйти к своим. Я не собираюсь бросать вас в бессмысленный бой или партизанить. Моя задача вывезти всех землян целыми и невредимыми. Для этого мы сформируем смешанную колонну. Я оставляю в ее составе все рабочие транспортники, наши техники уже приспосабливают для их питания, снятые с дисколета батареи. Оставшиеся бойцы пойдут пешим порядком. Скутерами будет полностью обеспечена разведка, взвода ПВО и ПТО. На труднодоступных участках устроим «карусель». Бойцы пусть идут налегке, тогда мы сможем поддерживать хороший темп движения.

    Карт смотрел на посерьезневшие лица своих командиров. Никто пока не задавал неуместных вопросов, переваривая полученную информацию. Это уже неплохо, люди нацелены на решение проблем, на поиск непредвиденных косяков. Такой нормальный рабочий настрой в этакой непростой ситуации.
    - Теперь по маршруту. Смотрим на юго-восток: вот здесь у нас излучина большой реки, она течет с северных гор, постепенно спускаясь на юг. У нас не хватает топлива на технику, чтобы пройти весь маршрут, а передвигаться пешком по вражеской территории такое расстояние совершенно нереально.
    - И ты предлагаешь? - Брандт понимающе блеснул глазами.
    - Да, дойти по плоскогорью до излучины. Здесь меньше 150 камэ, за три дня управимся. Разведка уже уточняет маршрут. Мы внимательно изучили саму реку. На большом своем протяжении она пересекает гористую местность, течет между теснин, в ущельях, но вполне судоходна для плота или лодки. Пороги редки, течение быстрое. Из легких транспортников и подручных средств можно соорудить достаточное количество плавсредств. Тяжелые грузовые платформы будем использовать как буксиры.
    - Мастер, но река сильно отходит от нашего маршрута, – задал беспокоящий всех вопрос Силуянов.
    - Да, ты прав, Антон. Река удаляется на восток. А вот здесь уже возвращается обратно, видите равнину. Салиман рассказал, что в этом районе раньше были шахты, потом наши разделали все под орех, так что нынче местность вполне пустынна. Отсюда открывается прямой путь до выступа Р3, здесь давно идут позиционные бои. Наши войска ведут большое наступление дальше к западу, куда мы и должны были десантироваться. Вот здесь, под прикрытием плато, мы сможем пройти до выступа и связаться с нашими.
    - Всего получается более тысячи ста камэ, - проговорил грузный командир ПТО.
    - Из них по реке восемьсот, – Карт еще раз обвел глазами подчиненных. – Голосуем?
    - Нет, не будем голосовать, – неожиданно выступил Брандт. – Ал, я давно о тебе наслышан, лучшего командующего нам не найти. Так что рули. Народ, вы как?
    - Поддерживаю, – добавил Силуянов. Остальные также доверились мастер-сержанту, волею судьбы ставшему командиром батальонной тактической группы.
    - Тогда готовим машины к выдвижению, через час построение личного состава. Я верю в вас, парни!

    Бойцы строились повзводно перед входом в карстовую систему, вымытую некогда местными паводкам. Здесь, на каменистой осыпи оказалось достаточно места для общего сбора. Карт не хотел отправляться в далекий путь, не поговорив со своими солдатами. Ведь он сам один из них, плоть от плоти, кровь от крови. Он с волнением рассматривал знакомые и незнакомые лица. Бойцы стояли в полной экипировке, защитная форма со встроенными элементами «мимикрии» уже целиком приняла местный песчано-охряной оттенок. Руки рейнджеров уверенно держали разномастное оружие, отделения были насыщены тяжелой «артиллерией». Чуть в стороне прогревали двигатели транспортные платформы. Неожиданно у Алекса сжало горло, он мучительно прокашлялся и достал флягу.
    - Солдаты! – начав речь, он вдруг осознал, что это не так, это совершенно не то. Затем нужные слова пришли сами – Нет, братья! Да, вы не ошиблись, вы - мои братья! Братья по крови, по оружию, по духу. И обращаюсь я к вам, не к как своим подчиненным, солдатам, а как к настоящим братьям.
    По рядам прошелся как будто легкий вздох, спины людей выпрямились, глаза под боевыми шлемами загорелись.
- Вы видите, что мы попали в очень непростую ситуацию. Наш дисколет упал далеко за линией фронта. И у нас есть только два выхода – умереть с честью или …. – Карт снова оглядел строй, – выйти к нашим войскам целыми и невредимыми. Я лично избрал второе и приложу все усилия, чтобы и вы все выбрались отсюда. Земле не нужны ваши смерти, пусть и героические, вы требуетесь нашей прародительнице живыми! Но чтобы выполнить такую немыслимую задачу, мы должны стать единой командой. Нет, опять неправильно говорю. Мы должны стать одной большой семьей! Настоящими кровными братьями! Помогать друг другу не по долгу службы, а по велению сердца. Командиры обязаны думать не только о выполнении задачи, но и о возможных потерях. Сделать все, чтобы их, вообще, не было. Нам не нужны бессмысленные атаки и подвиги во славу земного оружия. Самое главное сейчас – это наши жизни! Поэтому к черту неуместный риск и браваду! Протяни руку своему брату, открой ему собственное сердце, соверши невозможное ради него! В этой холодной и жестокой Галактике есть только ты и твои братья. Еще родная Мать-Земля, где нас так отчаянно ждут наши сестры и старшие. Поэтому мы возьмем себя в руки, засунем собственный страх глубоко в задницу и сделаем это! Назло всем обстоятельствам и врагам вернемся обратно, на Землю!
    Речь мастера произвела на всех неизгладимое впечатление. Бойцы заметно оживились, без команды по рядам пронесся всеобщий клич рейнджеров, люди хлопали друг друга по спинам, обнимались. Слова Карта явно пришлись им по сердцу, простые и понятные - «Вернуться домой». Что может быть лучшей наградой для солдата?

     - Ну, ты и выдал, брат! – рядом нарисовался Брандт, явно повеселевший, со своей вечной улыбкой. Его взвод стоял в тыловом охранении, уходил последним. – Я даже слезу пустил. Хотя, наверное, так и надо. А то нам все про какой-то долг твердят, воинскую честь, крутость рейнджерского сообщества. Пустое это все. А вот брат, семья. … Это ты правильно сказал, друг. Мои парни как прозрели, как будто пелена с глаз спала. Сильно!
    - Давай, замок, действуй, – Карт хлопнул товарища по плечу и заскочил на легкого «Кузнеца».

    - Ларсен, что по маршруту? – Алекс напряженно сидел в кресле водителя и ловил узконаправленный луч. Их боевая группа жестко соблюдала радиомолчание в эфире. Общались между собой как в диверсионном рейде - световыми семафорами, жестами и узконаправленными пакетными шифровками. Все приборы, радары были экранированы и включались только по особым причинам.
    - Я здесь, Ал – в шлеме раздался знакомый голос, – у нас все в порядке. Ребята сейчас ставят очередной маркер. Чуть дальше наблюдаем начало спуска. Завтра будем на реке.
    - Тогда уходи вперед еще на тридцать. Потом для связи вышлешь пару человек. А утром сразу двигай к реке, подыщи хорошее место для лагеря.
    - Принял. Тут кругом карстовые породы. Думаю, что найду какие-нибудь пещеры у воды.
    - Неплохо бы. Удачи! Отбой.
     Карт еще раз оглянулся - чуть правее, вдоль щебенистой осыпи двигалась цепочка рейнджеров. Они шли налегке, с собой только вода, суточный рацион и боеприпасы. Все оборудование, основные продовольственные ресурсы, инструмент и всевозможные припасы двигались на тяжелых грузовых платформах. Мощные батареи с дисколета позволяли водителям постоянно использовать гравипривод, поэтому транспорты поддерживали на этой пересеченной местности довольно-таки неплохую скорость и шли одновременно с десантными скутерами, на которых передвигалась треть всех бойцов батальонной группы. Остальные рейнджеры довольно быстрым темпом шли пешком сразу к излучине реки. Они были отлично натренированы, чтобы идти так в течение четырнадцати часов кряду.

    Алекс, наконец, заметил рейнджеров тылового охранения, это были бойцы его бывшего первого взвода, поглотившие остатки второго. Карт сразу заметил две массивные фигуры ПВОшников. Огромные трубы импульсников и ракетной установки выглядели игрушками в руках Дуба и Игнатова. Иван помахал рукой другу и ушел с напарником на очередную точку. По маршруту были натыканы невидимые для чужих метки-маркеры. С помощью их батальонная группа обеспечивала синхронизацию частотной маскировки и ПВО-наблюдения.
    - Что нового, мастер? – рядом нарисовался улыбчивый сержант Савельев.
    - Пока нормально, Миша, – Алексу было приятно поговорить со своим бывшим комотдом первого отделения, спокойным и взвешенным северянином. – Темп держим, техника не подводит. У вас как?
    - Тяжеловато, но держимся. Могло быть и похуже, – Савельев махнул кому-то рукой «Двигайся». - Новичков много, будем на ходу обучать. Кстати, на, попробуй.
    - Что это? – Карт осторожно взял горсть ярко-синих ягод.
    - Местная флора, так сказать. Метаболизм на планете сходный, можно есть спокойно. Вот эти синенькие хорошо утоляют жажду. Парни говорят, что здесь и птичек наблюдают. Нам ведь долго двигаться до точки, неплохо бы разнообразить меню.
    - Ага, – задумчиво ответил командир. Ягоды по вкусу напоминали земную чернику, с привкусом темного винограда.

     Лагерь рейнджеры установили под скалистым навесом, у самого среза воды. Течение у реки было стремительным, здесь шел крутой поворот, поэтому на галечном берегу оказалось достаточно плавника. Видимо, в горах рос лес, явление нечастое на этой планете. Пока они наблюдали только невысокий кустарник и жесткую голубоватую траву. В распадках между холмами, водились толстые, упитанные голенастые птички. Первый опыт охоты на них оказался вполне неудачным. Разрывные иглы разнесли бы птиц в мелкие кусочки, поэтому пришлось импровизировать.
    Часть бойцов отряда становились загонщиками, а снайперы, снизив до минимума мощность своих импульсников, настреляли несколько десятков жирных представителей местной фауны. Поэтому вечером в лагере состоялось маленькое пиршество. Рейнджеры с удовольствием хлебали аппетитный супчик, каждому достался и небольшой кусок мяса. Хорошей приправой послужил и соус, сваренный из местных красных ягод, обладающих насыщенным кислым вкусом. Карт специально договорился заранее со «стариками», чтобы устроить эту небольшую вечеринку. Бойцам-новичкам надо было немного расслабиться. Они все-таки живы, успешно преодолели проклятое плоскогорье, впереди река, все пока идет по плану.

    - Салиман, – Карт посмотрел на своего старшего техника, – что у нас с машинами?
    - Платформы в порядке, не понимаю, зачем их сокращать?
    - На случай бегства, капрал. Мы, вообще-то, на чужой территории. Не забыли?
    Техник дисколета смущенно кивнул. Его обычная служба сильно отличалась от будней рейнджеров.
    - Так, Фучек, как продвигается твоя работа?
    Командир тыловиков руководил постройкой плавательных средств. Наличие плавника по берегам сильно облегчило его работу. К тому же у техников батальона под рукой оказались как собственные, так и инструменты с десантного дисколета. Поэтому работа шла быстро и вполне технологично - плоты получались легко управляемыми и удобными. Каркас сооружался из разобранных элементов скутеров и платформ. Он обшивался снаружи деревом и плоскостями машин. На ходу рейнджеры оставили только легкие «Кузнечики» разведки и шесть платформ тылового сопровождения. Пять самых крепких грузовиков были поставлены впереди колонны в качестве буксиров, течение на реке местами было очень сильное, по этой причине стоило перестраховаться.
    - Идем согласно графику, мастер. Строительство ведется круглые сутки, послезавтра утром можно будет выдвигаться.
    - Хорошо! Всем к этому времени подготовить своих бойцов к дальнейшему маршруту. Все лишнее пусть останется здесь. Двигаемся вперед налегке, оставляем себе только суточные рационы, минимум инструментов и вооружение. Половину средств ПВО также бросаем.

    - Стоит ли? – спросил задумчиво Курц.
    - На планете низкая активность атмосферников и дронов. Ларсен, сколько за эти дни прошло мимо вас патрулей?
    - Именно патрулей мы и не заметили, командир. Три раза пролетали разведывательные дроны, видимо, заканчивали обход местности. Типичный алгоритм поиска при крушении. Второй день как они уже совершенно не наблюдаются. Пару раз были замечены прошедшие в стороне небольшие авилеты. Скорей всего шли по своим маршрутам, не отклоняясь от них. Ближний эфир чист, частотной активности также не наблюдаем. Следов вооруженного противника и местных жителей не обнаружено. Мы тут поговорили с одним из подчиненных Салимана, – командир разведвзвода кивнул на старшего техника, – по большей части речного маршрута мы скорей всего ни на кого напороться не сможем. Разве что на отдельные геологические партии или дальние выгоны местных фермеров. Большая часть населения живет ближе к морю, там и теплее, да и основные магистрали проходят. Поэтому предлагаю полностью использовать светлое время суток. Идти быстро и в хорошем темпе.
    - А сможем? - встрепенулся Брандт.
    - Может, объяснить парням ради чего? – Карт посмотрел на самого опытного из своих командиров. – Как, кстати, настроение у бойцов?
    - Хорошее настроение, – вступил в разговор Силуянов – давно такого подъема не наблюдал. Работают слаженно, помогают друг другу, лишний раз подгонять не надо.
    - Антон прав, – подтвердил Брандт, – я восьмой год служу, но такого давно не видел. Может ты, Ал, и прав. Мы должны быть братьями друг другу. Сколько напрасных смертей тогда бы избежали. Знаете, парни, я за эти дни много чего передумал. Выйдем отсюда, надо будет до фига всего поменять.

    Карт вгляделся в посуровевшие лица товарищей и также серьезно ответил:
    - Менять надо много чего, в первую очередь отношение нашего командования к своим солдатам.
    - Ого, ты размахнулся!
    - А зачем теряться, Антон. Мы, вообще-то, своими жизнями рискуем. Больше у нас ничего за душой нет. Земля вызвалась быть щитом Союза, но это не значит, что нашими солдатами можно затыкать все дырки в Галактике и решать собственные проблемы за счет нашей крови.
    - Ал, ты бы осторожней на поворотах, – покачал головой Курц.
    - Чего, он разве не прав? – вмешался в разговор Силуянов. – Сколько мы парней потеряли из-за тупых приказов сверху? Когда начинаешь выяснять, то нашим генералам оттуда, – сержант показал наверх, – приказ пришел. А вспомните, сколько раз разведка ошибалась? У меня старый кореш в космофлоте оказался, как раз на разведботе служит. Большую часть информации им от «старых» поступает. Вот и думайте, ошибаются они или специально нас сливают. Слухи ходят, что последние успехи космофлота — это полностью заслуга нашего четвертого и пятого флота, и действовали они совершенно автономно от «узкоглазых».
    - Ну ладно, – остановил дискуссию Карт, – приказы у всех на планшетах, приступайте.

     Лейбниц был все так же неуклюж и чуть не уронил два небольших металлических контейнера на песок.
    - Сразу два? – Карт осторожно положил останки бойцов в сумку.
    - Самые тяжелые.
    - Еще проблемы?
    - Один боец плох, но шансы есть.
    - Точно?
    - Мы с техниками соорудили для него специальную камеру. Она будет стоять на плоту и иметь собственную автономную систему питания.
    - Хорошо, можете идти капрал.
    Карт задумчиво посмотрел в сторону вечерней реки. Быстрые воды огибали скалистый обрыв и неслись дальше, чтобы через тысячу камэ влиться в море. На другом берегу смутно виднелся скутер с постом ПВО. Где-то там наверху спрятались разведчики. Над импровизированным пирсом были раскинуты маскировочные сетки, у среза воды суетились десятки людей. Бойцы загружали припасы и привязывали их к несущим балкам самодельных плотов, больше напоминавших катамараны. Под скальным выступом, нависающим над берегом, стояли готовые к движению грузовые платформы, рядом с ними суетились техники. Чуть дальше по берегу заканчивали оснастку последних плотов. На сухом каменном полу бойцы получали конечные указания от своих отделенных. Неслышно было привычных сержантских выкриков, все работали быстро, но не суетливо. Старослужащие спокойно разъясняли новичкам пути решения возникающих проблем, а те внимательно впитывали очень важные для них сведения. На реке две команды уже отрабатывали особенности сплава, для этого были выстроены два небольших плота.
    - Ал, мы сейчас выходим, - позади Карта послышался голос Ларсена, – хотим к утру уйти вдоль берега на тридцать камэ.
    - А чего не ночью?
    - Остановочку сделаем, послушаем эфир, мало ли что.
    - Так-то правильно, – согласился Алекс, - но больно все гладко у нас идет. Не сглазить бы.
    - Не гоняй, мы свою долю пиндюлей уже получили.
    - Тогда удачи! – друзья обнялись. Им очень не хотелось расставаться, но обстоятельства диктовали свою волю. Ведь сейчас за их плечами три с половиной сотни земных парней.

     - Держись! - заорали откуда-то спереди, в караване соблюдали радиомолчание. Впередсмотрящие заметили красный семафор разведчиков и предупреждали остальных об очередном стремительно приближающемся речном каскаде. Время от времени течение реки убыстрялось, появлялись водяные буруны, гладь реки буквально превращалась в кипящий бульон. Пока каравану везло, они проходили пороги без потерь и поломок. Разведка вовремя предупреждала «буксировщиков» и те поднимали тяжелые транспортники над водой. По бокам плотов вставали бойцы с шестами и самодельными веслами, готовые вступить в борьбу со стихией. На всех были надеты надувные жилеты и спасательные фалы. Пару раз волны сносили бойцов в бурную воду, но пока все обходилось легким испугом. Карт с удовлетворением наблюдал, как бросались его бойцы на помощь своим сослуживцам. Армия Земной Федерации и так славилась боевым товариществом, но сейчас это хорошее, по сути, качество поднялось на новый уровень. Сержанты и капралы практически перестали кричать. Достаточно было спокойно приказать, и слова командира становились известны всем. Люди стали как-то добрее и отзывчивее друг к другу, и это наводило Алекса на любопытные мысли.
     Но вот впереди загрохотало. С первого буксира передали сигнал «Три». Люди на плотах напряглись, такого уровня сложности порогов они пока не проходили. Передовые плоты уже запрыгали по волнам и чуть позже исчезли из виду, река делала здесь резкий поворот. Скальные стенки приблизились к друг другу, превращая русло в узкое ущелье. Впереди встали буруны, вода закипела, к своему ужасу, Карт заметил каменные надолбы, то там, то тут торчащие из-под воды.

    - Левее! – закричали спереди. Бойцы стали резко загребать, плот нехотя повернул налево, огибая покрытый водяной взвесью валун.
    - Держи плот! - кричали прямо по курсу.
    - После порогов сразу остановка! – скомандовал громко Карт, и связисты тут же стали работать ручными семафорами. Наконец, впереди показались буксиры, за ними первый отряд плавучего каравана. Все выглядели целыми. Алекс обернулся - там между валунами летели остальные плоты, то и дело ныряя в водные буруны. Бойцы отчаянно работали веслами и шестами, стараясь протолкнуть самодельные катамараны между каменными надолбами. Вдобавок ко всему, река здесь спускалась каскадом, и следующие пороги оказалось буквально через сотню метров. Буксиры увеличили нагрузку на гравипривод и поднялись повыше над водой. Четыре машины отошли чуть в стороны и удерживали на буксирах первую, самую тяжелую группу плотов. Здесь находилось большинство припасов, и плыли раненые. Уже смеркалось и следовало напрягать зрение, чтобы грамотно управлять отрядом.
    «Табань!» - кто-то кричал команды на старорусском, «Правее!», «Вы там что, умерли, гребите!». Плоты ныряли в волны, поднимали веера брызг, потом снова появлялись над водой. Карт внезапно почувствовал, как его плот понесло быстрее, затем появилось секундное чувство невесомости, и они рухнули вниз, подняв море брызг и водяной пыли. Они были уже мокрые с ног до головы, но сразу появился третий порог, через который плоты пронеслись еще стремительнее. Здесь было поистине дикое течение, но к счастью для отряда со дна не торчали камни. И вот, наконец, их утлые плавсредства вышли на большую воду. У Карта сразу отлегло от сердца, их ведь могло тут основательно потрепать.
    - Командир, нам семафорят, – раздался голос Капрала Хайг. Мастер-сержант и сам уже увидел на берегу сигнальные огни. Стало темно, и плоты на воде выделялись темными тушами. Они по очереди приставали к песчаной отмели. С высокого, покрытого травой берега спустились несколько темных фигур, и Карт услышал голос Ларсена:
    – Ал, мы тут все подготовили. Там дальше стойки для навесов, у самого берега можно разжечь костры. Посты выставлены.
    - Принял. Ты с нами сегодня?
    - Придется. Надо что-то решать с машинами, два скутера барахлят.
    - Утром посмотрим. Пороги получились довольно жесткими, надо пока разобраться, все ли целы.
    - Мы за вами наблюдали, это было действительно круто! Местность дальше уже меняется, плоскогорье переходит в равнину, начинается зона степей.
    - Хорошо. Вот и наши!
     На воде показались туши буксиров-транспортников. Они вели в связке два десятка плотов, дав отдохнуть уставшим после длинного дня бойцам батальона.

     Вскоре берег ожил. В нишах прибрежного откоса запылали небольшие костры, люди готовили горячий ужин, днем питались всухомятку. ПВОшники разворачивали свои машинки, бойцы натянули маскировочные сети, связисты наладили частотные глушилки. В импровизированном штабе шло совещание. По итогу перехода батальон достаточно легко отделался - на порогах разбило только два плота и то частично. Паре бойцов поломало кости, несколько гребцов получили ушибы и ссадины. Раненые на большом плоту прошли без потерь. Припасы и оружие также не пострадали. Вот у разведки и тылового охранения возникли проблемы. Два легких «Кузнечика» Ларсена начали барахлить, а одна из машин Брандта получила тяжелое повреждение. Салиман пообещал ночью ударно поработать.
    - Ну что, треть пути позади, - резюмировал итоги дня Карт. – Я доволен вами, парни, просто отличная работа! Завтра утром осмотрим повреждения и снова в путь. Ларсен со своими выходите на рассвете. А Брандт пусть задержится, вдруг что-то заметит. Река здесь течет спокойнее, и берега пойдут более пологие, догоните быстро.
    В первые два дня их пути по реке у взвода номер один возникли неожиданные проблемы. Берега были крутые и скалистые, часто идти приходилось над водой, и неопытные водители жгли гравиприводы. Пришлось разобрать две машины на запчасти, а бойцов пересадить на плоты. Транспортные платформы пока вели себя нормально, машины были хоть и старой конструкции, но крепкие и неприхотливые.

    Через час после рассвета караван двинулся дальше в путь, на берегу остались закопанными остатки одного из плотов. Техники решили, что не имеет смысла его ремонтировать. Карт с Салиманом немного перепрограммировали системы скутеров Брандта, теперь они могли идти над почвой быстрее, был отключен режим экономии. Но перед обедом от Ларсена пришел тревожный сигнал. Карт тут же сел с двумя бойцами на стоявший в запасе разведывательный скутер и рванул вперед. Он мастерски шел по самому срезу воды, не тратя понапрасну ресурсы гравипривода и спрямляя иногда дорогу по относительно пологому берегу.
    Вскоре из высокой травы показался один из разведчиков и махнул рукой в сторону их логова. Там уже находился Ларсен и его заместитель капрал Андерс. Они протянули командиру планшет, и тот в течение нескольких минут наблюдал за съемкой, сделанной мини-дроном разведвзвода. На высоком мысу, находящемся в километре вниз по течению, разведчики обнаружили жилую станцию. Судя по всему, это были не промышленники, а ученые. Возможно, они изучали фауну реки и окрестностей. В нескольких вольерах можно было увидеть рогатую разновидность местного животного мира, скорей всего травоядных.
    На стойках сушились сети, а у берега был выстроен небольшой причал. Рядом с ним на воде покачивалось несколько катеров. Около ворот была сооружена посадочная площадка для авилетов. Во дворе оказались замечены несколько гуманоидов, по зеленой коже можно было сразу признать дезугчан, некогда и начавших колонизацию этой планеты. Войска Союза здесь представляли собой сборную солянку, это был второстепенный участок театра боевых действий.

    - Предложения? – Карт уже знал, что разведчики наверняка составили хитроумный план.
    - Два, – коротко кивнул Ларсен, – один громкий, но быстрый. Второй тихий, но придется потерять время.
    Мастер-сержант задумался, он уже догадался, что затеяли его бойцы. Вот дилемма - или послать разведчиков сейчас, в открытый бой, сжечь здесь все, рискуя быть обнаруженными, или дождаться темноты, действовать наверняка и тихо, не оставить следов, но потерять полдня.
    - Начнем ночью, – решился Карт. – В первой очереди у нас вопросы безопасности батальона. Впереди еще целых три дня пути.
    - Согласен, – Ларсен сделал знак Андерсу и тот исчез в густой траве, – мы пока отойдем к реке, замаскируемся. Дозоры будут все сканировать и наблюдать.
    - Принято, – Алекс хлопнул друга по плечу и двинулся к воде. Впереди были хлопоты по сооружению временного лагеря и его тщательной маскировке. Следовало вытащить все плавсредства на берег и также спрятать. Если у местной фактории имеются катера, то они могут на них передвигаться.
     Так и оказалось, под вечер по реке прошел скоростной скутер. Сидящие на нем два дезугчанина даже не повернули головы в сторону берега. Обычная психологическая особенность давно живущего здесь индивида, совершенно привыкшего к местным пейзажам. Чтобы не нарушать эту особенность земные солдаты сначала сняли на камеры чистую панораму берега, а после маскировки сверялись с кадрами съемки, чтобы не упустить пропущенные детали. Есть, конечно, как, к примеру, сами рейнджеры. Искусство маскировки у землян среди противоборствующих сторон считалось одним из лучших.

     Уже в сумерках катер зеленокожих проследовал обратно. Карт сразу же вышел на Ларсена, связисты уже установили узкоканальную шифросвязь.
    - Когда?
    - Зелень уже в доме, часовых не наблюдаем, охранные системы засечены, они довольно простые. Видимо, от диких зверей установлены. Зеленые провели вечерний сеанс связи, шифрованный, прямым каналом. Судя по его биссектрисе, они общались с кем-то из приморского мегаполиса. Проверка подтвердила, что это научная станция. Зеленые проводили метеорологические наблюдения, снимали пробы воды, изучали животных в вольерах.
    - Значит, хватятся их самое позднее завтра утром?
    - Да, хотя может быть и вечером. На планете нередки магнитные бури, а станция-приемник находится далеко.
     Алекс прикинул: даже если утром высылают флайер на разведку, лету тут часов пять, вряд ли пошлют военных, полетят скорей всего обычные патрульные. Здание цело, персонал исчез, они вряд ли будут принимать сами какое-либо решение, а позовут вояк. Те прибудут только на следующее утро, полдня прочухаются, может, и поднимут тревогу, а скорей всего просто запросят начальство. Логика их действий понятна - следов нападения нет, для диверсантов же достаточно далеко от линии фронта. От места падения дисколета почти шестьсот камэ, чтобы отследить путь нашего каравана необходимо тщательное расследование, а на фронте, между тем полная запарка. Военные с разных сторон мыслят часто одинаково. Тогда у его группы получается два дня спокойной дороги. Затем всё равно начнется прифронтовая полоса, и передвигаться придется намного осторожней.
    - Добро. Как сработаете, даете отмашку, караван пойдет дальше. Твои парни уже прошли необходимый маршрут?
    - Так точно, маркеры вывешены. Течение здесь спокойное, можно всю ночь идти.
    - Принял. Захвати еще пару катеров на свое усмотрение.
    - Принял, отбой.
     Карт повернулся к Хайгу:
    – Поднимай всех, первая готовность!

     Штурмовики разведчиков сработали чисто. Дезугчане даже не поняли, кто их убил. Бойцы Карта схватили тела гуманоидов, привязали к ним тяжелые камни и утопили ниже по течению. Техник взвода весьма хитрым способом испортил внешнюю схему устройства связи. Любой подумает, что она просто перегорела. Бойцы внимательно осмотрели помещения и постарались убрать все следы собственного присутствия. Уходя, они включили охранную сигнализацию. На пирсе стало несколько свободнее, исчезли скоростной скутер и грузовой катер с весьма мощным мотором.
     Караван же продолжал двигаться вперед. Бойцы внимательно оглядывали воды реки в шлемах, оснащенных ночным режимом, иногда на «буксирах» включали полевые локаторы, уменьшив их мощность до предела. Мерно урчали моторы грузовиков, скутеров тылового охранения. Взвод Брандта сейчас двигался со всеми. Карт хотел, чтобы к рассвету они оказались как можно дальше. Река постепенно расширялась, ее изгибы стали более плавными, а берега низкими. Иногда вместо кустарника на них появлялись рощицы курчавых деревцев.
     Ночь прошла без происшествий, затем забарахлил двигатель одной из грузовых платформ и Карт скомандовал привал. На берегу часть бойцов сразу же легли спать, командиры решили двигаться почти без остановок, поэтому бодрствовали сменами. Ларсен со своими бойцами уже догнали основную колонну и двинулись дальше, им пришлись впору катера дезугчан, один разведскутеров давно барахлил.

    Карт прошелся в голову каравана. Около платформы возились технари.
    - Что у вас, Салиман?
    - Мастер, похоже, машинка спеклась, - техник виновато развел руками.
    - Тогда вынимай батарею и утилизируй.
    - Тяжелей будет, - это подошел взводный Курц.
    - Справимся. Река пошла спокойней, груз понемногу уменьшается. Кстати, как там, на счет разнообразия меню? Есть подвижки?
    - Сдали, значит, – удлиненное лицо Курца расплылось в улыбке. – Тут мои ребята удачно подстрелили какого-то бычка. Доктор дал добро, так что вечером приходи на жаркое.
    - Обязательно! – Алекс хлопнул товарища по плечу и двинулся дальше. Неожиданно по берегу пронесся клич «воздух!». Бойцы кинулись под маскировочные сети, дополнительно накидывая на себя экранирующие накидки. Карт также упал на песок, заученно накрылся невесомым плащом и затаил дыхание. В двадцати метрах от него застыл расчет ПВО. Один из бойцов напряженно всматривался в экран радара, а второй стоял рядом с треногой, на которой расположилась импульсная винтовка, ракеты они решили использовать в крайнем случае. Чуть позже к лежащему командиру подполз отделенный третьего взвода Сидоров, веснушчатый капрал с рыжими бровями.
    - Мастер, это флайер, идет курсом вдоль реки.
    - Принял, – коротко ответил Карт. Потихоньку напряжение отпускало его. Бойцы крутили головами и, видя спокойствие ПВОшников, успокаивались сами и даже начали переговариваться с друг другом. Вполне возможно, что это просто обычный рейсовый грузовик.
     Вскоре прошла команда «Отбой». Карту сразу же доложили, что был замечен флайер, двигающийся курсом Северо-восток. Чужая машина не совершала резких маневров и шла прямо, на разведчика или патрульного также не походила.

     Следующие два дня пути протекали относительно спокойно. Вражеские флайеры и авилеты стали попадаться заметно чаще, и бойцы ПВО усилили дежурство. Они достали из грузовиков контейнеры с дополнительными ракетными комплексами. Техникам же пришлось избавиться от еще одной грузовой платформы и пары скутеров. Легкий Дельфин Карта также начал барахлить. Не было у них с собой необходимых запчастей, а машины не были рассчитаны на такие дальние расстояния. Никто не стонал и не ныл, в рейнджеры берут выносливых и сильных парней. Такая «прогулка» им по плечу.
    Оказалось, что в реке водится съедобная рыба, а разведчики умудрялись подстрелить что-то бегающее или летающее. Поэтому вечерами бойцы могли несколько разнообразить свое меню. Уха из местной рыбы получалась великолепная, а жаркое из мяса казалось изысканным. Обычные пищевые рационы всем уже здорово приелись. Хорошо, хоть с водой проблем не было. По берегам реки оказалось достаточно чистых источников.
     Восьмой день пути рейнджеры встречали с видимой тревогой, им оставалось пройти последнюю сотню камэ по воде. Они раз за разом осматривали плоты, проверяли технику, меняли батареи в комплексах ПВО. Река сегодня просачивалась сквозь необычно густой туман, другой берег почти не просматривался. Местность из равнинной снова становилась пересеченной, появились холмы, обрывистые берега. Вдалеке по правую сторону можно было увидеть высокие горы. Бойцы уже знали, что где-то там наши, земляне, их братья. Наконец, от Ларсена пришло добро, и караван двинулся в путь.
     Потихоньку солнце развеяло клубы тумана, здесь оно иногда просвечивало сквозь прорехи облаков, открывая неестественно синее небо. Такой яркий свет бил по глазам, даже пришлось опустить щитки шлемов. Растительность по берегам стала заметно более густой, сплошной полосой пошли кустарники, попадались высокие деревья с голубоватой стреловидной листвой. Здесь было заметно жарче, бойцам приходилось выпивать больше воды, они приближались к местному экватору. Как ни странно, но воздушная активность противника сошла практически на нет. То ли их пути проходили в другой стороне, то ли сказывалась близость фронта. Разведчики же здорово вымотались, они работали днем и ночью. Карт решил их усилить опытными бойцами других подразделений. Ведь впереди им предстоял тяжелейший переход по горному плато.




                                                                                                                                                            Домой



     Алекс кинул прощальный взгляд на реку, в этом месте она поворачивала обратно на восток. Чуть выше по течению остался разбитый земными атмосферниками поселок шахтеров. В нем они провели остаток сегодняшнего дня. Выдвигаться дальше командиры решили вечером. Разведчики достаточно хорошо изучили ближайший участок маршрута. Здесь же появились патрульные флайеры противника. С десяток раз приходилось объявлять тревогу. Враг явно был чем-то встревожен, поэтому они решили не искушать судьбу, и двигаться вперед максимально осторожно.
    Один за другим бойцы ступали на узкую горную тропу, следуя сразу за своим товарищем. Командиры тщательно рассматривали полученные планы маршрута, сверяясь с редкими маркерами и ориентирами. Батальон разделился на несколько групп. Впереди шли усиленные ветеранами разведчики. В середине продвигалась самая большая группа в виде пешей колонны. Солдаты проходили этот участок маршрута налегке. Платформы и часть работоспособных скутеров двигались чуть левее и ниже. Позади всех шла ополовиненная группа охранения Брандта. Большая часть комплексов ПВО находилась сейчас на транспортах, чтобы быть более мобильными и не отвлекать расчета движением в темноте.
     Рейнджеры строжайшим образом соблюдали режим тишины, осторожно ступая по камням и осыпям. К утру они оказались на двадцать камэ ближе к линии боевых действий. Впереди, в предрассветной мгле отчетливо замаячили два остроносых пика. Там уже находились земные форпосты. Неожиданно небо расчистилось, и бывшие вулканы озарились ярким багрянцем рассветного солнца. Рейнджеры с надеждой смотрели на подсвеченные вершины, считая это хорошим знаком.
    - Совсем близко – тяжело засопел идущий в правом ряду молодой боец.
    - Нет, – качнул головой капрал отделенный, – это так кажется, в горах. Тут просто воздух чище.
    - Далеко нам еще?
    - Двигай, давай, брат, – молодого толкнули сзади, и колонна двинулась дальше.
    Усталые бойцы втягивались в узкое ущелье. Здесь разведчики разыскали отряду удобные убежища на световой день.

    - Ну что у нас, братья? – Карт обвел взглядом уставших бойцов его отряда.
     На третий день их движения по горам состоялось последнее совещание. На нем присутствовали не только командиры подразделений, но и самые опытные бойцы батальона. Две ночи они с неимоверным трудом передвигались по каменистому плато. Один из их грузовиков сильно ударился о каменный выступ, и его пришлось бросить. Неопытный водитель разбил и одного из Дельфинов. Техники в отряде стало остро не хватать, пришлось бросить часть груза, бойцам заложить в ранцы дополнительные боеприпасы и суточные рационы, а самому Карту сесть за один из скутеров, чтобы составить сложный извилистый путь до маркеров, оставленных разведчиками. Его запись он затем разослал остальным водителям.
    Все очень устали за дни, но бодрились и поддерживали друг друга. Чем выше был темп их движения, тем сложнее врагу обнаружить отряд. Бойцы помогали друг другу, выбившихся из сил освобождали от груза или даже ссаживали на платформы к раненым. Солдаты со сломанными руками или другими легкими повреждениями освобождали места и шли дальше пешком. Жизненная атмосфера батальона, вообще, сильно переменилась за эти дни. Неслышно ругани и начальственных окриков, никто из бойцов не ныл и не жаловался на судьбу. Воинские подразделения превращались из просто слаженного механизма в большую и очень дружную семью. Никто не дожидался приказа или просьбу, руку помощи протягивали сразу, как видели её необходимость.

     - Ларсен, расстилай планшет.
    Командир разведчиков здорово осунулся за эти дни. Ведь на его плечи также свалилась большая ответственность, и он еще лучше стал понимать своего друга. Солдаты расступились, и в круге загорелась трехмерная карта местности.
    - Вот здесь заканчивается плато, и дальше мы заметили присутствие большого количества войск противника. Стоят батареи импульсных орудий, посадочные площадки, бункера. Поэтому напрямую к нашим не пробиться. У подножия гор укрепленные пункты пехоты, воюют тут давно, все вокруг скорей всего хорошо пристреляно и отлично просматривается.
    - Есть предложения?
    - Связисты подтвердили нашу догадку вот на счет этого, – Ларсен ткнул в пологое подножие горы с округленной вершиной. Она стояла чуть в стороне от плато, – здесь, по всей видимости, располагается региональный узел связи. Мы рядом с ним никаких подразделений противника не обнаружили.
    - И? - недоуменно замотал головой Курц. – Зачем нам их центр связи?
    - Ларсен хочет сказать, что пробиться к своим напрямую мы не сможем, – Карт прошел в центр круга, – у нас есть два выхода из создавшейся ситуации: или найти где-нибудь поблизости убежище и искать дальше незакрытый проход к своим, рискуя каждый день быть замеченными противником; или произвести штурм центра связи, связаться с нашими и ждать помощи. Надеюсь, все заметили, что между этими двумя бункерами, – мастер-сержант ткнул в карту, – находится удобная посадочная площадка, защищенная от фронтального обстрела. И если первая штурмовая группа сумеет захватить ее, то следующие партии бойцов будут хоть как-то защищены. Их батареи у края плато не рассчитаны на стрельбу в таком направлении. Противнику понадобится некоторое время, чтобы перебросить сюда силы. В этом секторе скорей всего расположены войска, предназначенные для обороны, а мобильные резервы находятся в другом месте.

    - Ох, опасно мастер! – Курц угрюмо смотрел на трехмерную карту.
    - А где сейчас не опасно? – выдвинулся вперед уже неулыбающийся Брандт. Да в общем-то, и остальные участники совещания выглядели предельно серьезными, ведь сейчас решалась их судьба. Мнения разделились, стороны приводили весомые аргументы, никто не ругался, споры проходили в спокойной, деловой обстановке. Карт внимательно выслушивал доводы обоих сторон и погружался в некую нирвану. Его мозг как будто абстрагировался от происходящего, похожее состояние появлялось в те моменты, когда он выходил на гонки. Видимо, так его ум настраивался на «рабочий лад». Остальные также заметили странное состояние их командира и постепенно замолкли. Наконец, Карт вернулся в реальность, встал с инструментального ящика и снова вышел вперед.
    - Спасибо всем, я внимательно вас выслушал. Вот мое решение. В ближайший день мы будем тщательно собирать разведданные… - кто-то шумно выдохнул. – Но начнем готовиться к штурму станции связи.
    В небольшом гроте повисла тяжелая тишина. Все поняли, что карты брошены, их судьбы решены.

     - Я понимаю, что мы сильно рискуем, но так у нас есть хоть какой-то шанс. Если противник обнаружит нас сидящими на камнях, то просто уничтожит всех. Диверсанты в тылу их сильно пугают. А, сообщив командованию о нашем месторасположении, мы сможем надеяться, что нам помогут.
    - Ты веришь нашим генералам? – Игнатов с сомнением покачал плечами.
    - Я верю нашим солдатам, Василий. Ведь ты бы помог?
    Русский гигант коротко кивнул, многие из присутствующих поддакнули ему. Выручить своих, это было нормально для любого солдата. Каждый из них хоть раз участвовал в подобной операции.
    - Думаю, у нас, и в самом деле, хорошие шансы, – вперед вышел Брандт, один из старослужащих, – у нас много опытных штурмовиков, сохранилось тяжелое вооружение, еще имеется рабочий транспорт.
     - Сколько машин на ходу, Салиман? - Карт посмотрел на техника дисколета, волею судьбы оказавшегося среди рейнджеров в тылу врага.
     - Пять грузовых платформ, мастер, пять Дельфинов и два скутера разведывательного варианта. Все вполне исправно, хотя не без проблем. На малышей топлива осталось совсем немного.
     - Принял, - кивнул командир. – Значит, треть людей может перекинуть за один раз. Оставим все лишние припасы и инструменты. На бойца один энергопаек, три боекомплекта, резервная батарея, и что-нибудь для тяжелого вооружения, раскидайте на всех. Брандт, готовь своих рейнджеров, пойдешь на грузовиках, усиль боевые порядки парнями из ПТО и ПВО.
     Он повернулся к командирам взводов тяжелого вооружения:
     – Расставьте посты на удобных точках, требуется создать «зонтик» на всем протяжении зоны высадки. Ваших парней мы потом подберем на скутерах. Ларсен, давай сюда.
     Они долго обсуждали с командиром разведчиков, что и как следует разведать, и куда поставить людей.

     Следующий день прошел относительно спокойно. Карт уже даже начал склоняться к мысли, что стоит еще подождать и найти более спокойный выход из ситуации. Но судьба распорядилась по-другому. Видимо, передвижения разведчиков все-таки привлекли чье-то внимание, или бойцы Ларсена нарвались на замаскированный патрульный дрон. Но после удачного выстрела из «Пламени» машина противника тяжело бухнулась вниз ущелья. В быстро наступающих сумерках посты ПВО обнаружили дежурный авилет, вылетевший в поисках робота.
    «Ну что ж, значит, тому и быть» - Карт отдал приказ на уничтожение вражеской машины. Ребята ПВОшники удачно подвели ракету из-под скалы прямо к брюху небольшой летающей лодки. Как ни странно, но один из трех инопланетян выжил в крушении. Желтокожего инторианца, мотающего головой после падения, доставили к командиру. В отсек для допросов пригласили самых опытных рейнджеров. А руководил процессом сам Карт. Экспресс-допрос сам по себе всегда жесток, и молодому человеку было неприятно наблюдать боль и страдания другого живого существа. Но вопрос стоял жестко – жить или не жить его братьям. Поэтому перед земными бойцами находился не плачущий от боли гуманоид, а Чужой. И Чужой знал, что земляне не обладают таким свойством, как жалость, поэтому ради легкой смерти рассказал все, что знал.

    - Итак, братья. Выступаем перед рассветом. Ларсен, идешь со своими ночью, занимаешь позиции. ПВО – кровь из носу, но занять все высоты. Ни одна леталка не должна появиться в зоне высадки. Отвечаете головой, – Карт внимательно рассматривал своих командиров подразделений. Все были собраны и серьезны. – Брандт, твои парни готовы?
     Белобрысый сержант кивнул:
    – Усиление уже взято.
    - Лейбниц, вы идете вторым эшелоном. Платформы сразу вернутся обратно. Скутеры также еще поработают. Тебе помогут люди Фучека. Раненые наш последний спурт перенесут?
    - А у них есть выход? – капрал смотрел исподлобья, ночью умер очередной тяжелораненый. Карт сам провел обряд «последнего одолжения» и в его сумке добавилась еще одна маленькая капсула.
- Тогда останься с ними, – Алекс еще раз оглядел бойцов батальона. – Речей произносить не буду, завтра все решится.    
     Он подошел к готовящемуся уходить Олду. Они крепко обнялись, еще никогда перед ними так остро не стояла угроза неминуемой смерти. Говорить было ни к чему, все и так понятно без слов. Ближайшие часы решат их будущее. Карт еще раз осмотрел трехмерную карту местности, и нанесенные на нее метки. Информации было одновременно много и мало. Он вдруг почувствовал, как его начинает захватывать знакомое ощущение «дикого гонщика». В его голове прояснилось, и вся предстоящая операция предстала перед ним предельно четко и ясно.
    - Узнаю этот взгляд, - Ларсен улыбнулся, – значит, прорвемся!
    - Куда мы денемся? – Алексу стало сразу спокойнее, возвратилась утраченная было уверенность. Он прошел по позиции батальона, и его уверенность передалась остальным бойцам. Земные воины задвигались быстрее, голоса стали звонче, опять зачастили подколки, и послышался нерешительный смех. К чему плакать перед смертью? Будем живы, не помрем!

     Атака началась с ударов тяжелым вооружением батальона. Не зря они тащили все эти импульсные комплексы и ракеты с кучей тяжеленных батарей и запасных выстрелов. «Молнии» и «Иглы» разнесли в клочья охранный периметр узла связи. Бойцы противника не то чтобы совсем не оказались готовы к нападению, скорее они никак не ожидали штурма такой мощности. Диверсанты обычно действуют более осторожно и меньшими силами. А здесь в промежутки между зданиями вломились большие десантные скутера и с них сразу ссыпались штурмовики, умело захватывающие одну за другой огневые точки оборонительной линии.
    Карт лично вел разведывательный вариант «Дельфина». Две ночи он с Салиманом готовил машины к последнему выходу. Раз за разом объяснял водителям особенности вождения в «оранжевом режиме», и парни не подвели. Они аккуратно подошли по ущелью к высокой скале, где была расположена станция связи. Затем по отрогам поднялись к самой вершине, используя двигатели на самом пределе и загоняя в полный коматоз гравипривод. Но и парни Ларсена свой хлеб жевали недаром, выходы на вершину оказались свободны. Поэтому Карт совершенно спокойно приземлился между двумя угловыми зданиями, высадил пару бойцов и ушел немного в сторону.
    На борту «Дельфина» остались два ПТОшника. Они отсматривали слишком ретивых бойцов противника, и не один и не два инторианца так и остались лежать на этой безымянной скале. Вскоре на прикрытую со всех сторон посадочную площадку приземлились пять грузовых платформ. С них моментально десантировался взвод Брандта. Машины сразу ушли обратно, как и часть скутеров. Зачистка тут же пошла веселей. Увидев такую ораву рейнджеров, бойцы противника запаниковали и начали совершать глупые ошибки.
    «Стрекоза с тремя мухами. Белый, три, пять, двести», - раздалось в эфире. Радиомолчание было закончено с началом атаки, земляне вовсю использовали свой «солдатский сленг». А наперехват флайера поддержки и трех авилетов противника рвануло сразу несколько ракет. Вражеские машины тут же бросились в стороны, совершая противоракетный маневр, но вражеские пилоты не догадывались, что в распоряжении штурмовиков имеется тяжелый вариант «Молнии». Лучемет, щедро тратя оставшиеся энергетические батареи, одну за другой отправил вражеские летающие машины на дно ущелья.
    - А не фиг! – раздался в наушниках знакомый голос.
    - Иван, не засоряй эфир, – одернул Дуба Карт. Он бросил мимолетный взгляд на скальный выступ, где расположилась парочка ПВОшников. Как они туда забрались ночью и уволокли с собой гору оружия, осталось истории неизвестным.


    «Бульдоги, подкиньте какашек! На пять два орла на корточках! Мазила, ты куда бьешь? Ватрушка три, не отставать. Правая коробка кем-то занята, соколы два, проверьте. Сокол один, ответьте третьему. Глаз один, здесь чисто. Это земноводное четыре, мотор сдох, нас не ждите. Бульдоги, вашу мать, быстрее, быстрее! У нас проблемы, это ватрушка один, нужна подмога!» Эфир работал, эфир жил, люди сражались и умирали на этой богом забытой планете.
    - Второе блюдо, – раздался знакомый голос связиста. Он исполнял сейчас должность начальника оперативного отдела и сбрасывал Карту на тактический шлем текущую обстановку.
    Уже совершенно не маскируясь, на площадку спикировали грузовые платформы. Четыре сразу же ушли обратно, а одна задом подкатила к ангару и с нее стали сгружать раненых бойцов. В импровизированном медицинском пункте тут же приступил к своей кровавой работе капрал Лейбниц. Атака хоть и началась удачно, но землянам также пришлось несладко. Раненых бойцов все приводили и приносили.
    - Первач, как дела? – Алекс обратился к командиру штурмовиков Брандту.
    - Термитов выкуриваем. Готовность пять мигов.
    - Принял. Трезубец, пять, – Карт известил сержанта Курца, командовавшего в базовом лагере, что можно загружать последних бойцов. Вниз устремились и оставшиеся на ходу «Дельфины», один из них валялся разбитым между двумя станционными зданиями, видимо, сломался движок. Карт также на своей машине совершил нырок и коротко скомандовал:
    – В воду! ПТОшники ловко спрыгнули у края скальной площадки, и тут же стали устанавливать треногу, заряды у них еще имелись.

     Алекс прибавил мощности и закрутил любимую восьмерку, избегая попаданий невидимых снайперов. Если они еще не стреляли, это не значит, что их тут нет. Скутер стремительно пошел вверх и скоро достиг небольшой расщелины, где между камнями спрятались «братья-акробаты». Парням напоминаний не требовалось, и вскоре Дуб и Васильев весело гоготали на задних сиденьях.
    - Чего ржете, лентяи? – прокричал по внутренней связи Карт.
    - Это нервное, кэп. Берегись!
    Откуда-то сверху посыпался град изо льда и камней. Опытный водитель моментально увел машину в сторону, а затем рванул вперед на всей мощности, которую позволял апргрейженный движок. Табло сразу же загорелось красным, но Алекс знал возможности этой машины. Вот оставаться под прицелом дальней батареи, нащупавшей наконец-то скалу, было гораздо опасней. И точно! Раздалось еще два разрыва, система громко забибикала, поймав резонирующее воздействие далеких импульсников.
    - Атас! - только и смог прохрипеть Карт. Смерть оказалось на этот раз совсем уж рядом.
    С задних сидений отозвались:
    - Ты думаешь, чего мы ржем. Только эти уроды нас нащупали, мы их лазерный целеуказатель словили, так тут ты чохом появился. Шустер бобер!
    - Как поняли?
    - Там, на дальней батарее шевелении пошло. Видать, подкрепление к ним поступило. Мы тут их калоши уронили, поэтому они сначала пострелять решили. Скорей всего дрона навесили для корректировки огня.
    - Шустрые, – поежился Алекс. – Все, прыгайте, у меня еще две точки.

     Карт на ходу развернул скутер, затем стремительно бросился вниз, теперь подходить к постам ПВО следовало осторожней. Мимо самым быстрым ходом проскочили последние машины из лагеря. На сетчатке глаз появилась информация «Муравейник пуст» и тут же «Берлога чиста». Алекс прямо на ходу поймал очередных стрелков и повернул обратно. Вот теперь можно было немного перевести дух! Все эвакуированы и находятся на захваченной станции врага. Верхушки гор уже вовсю полыхали в солнечном огне, небо на востоке очистилось, робко пропуская лучи местного светила. Синяя дымка предутренних сумерек менялась на желтоватый оттенок.    
    Алекс подлетел на подсвеченную меткой маленькую площадку и выключил движок. Система уже работала нестабильно, водитель выжал из машины все, что можно и нельзя. Погладив на прощанье разведывательный вариант «Дельфина», командир двинулся к открытому люку, находящемуся прямо в скале. Проскочив мимо часового, он побежал вниз по ступенькам. В конце их, на повороте дежурил пулеметчик и стрелок, рейнджеры были настороже.
    - Мастер, вам прямо и налево, большой зеленый зал, - показал рукой усталый рейнджер, забрало шлема поднято, лоб блестит от пота, глаза лихорадочно горят «постбоевым» откатом. Карт молча кивнул и прошел вперед. Он поймал себя на мысли, что в незнакомом помещении держит карабин наизготовку. Боевые навыки за прошедшие годы уже реально вошли в плоть и кровь.

    - Что у нас? – голос опять звенел железом, а мозги заработали в «гоночном режиме».
    От огромного настенного табло оторвалась голова Хайга:
    - Работаем, командир.
    - Разобрались с содержимым? – Алекс кивнул в сторону инопланетных приборов.
    - Зачем? - недоуменно отозвался связист и показал глазами направо.
    Около вскрытой панели сидел Салиман и два его техника, увлеченно ковыряясь в проводах и схемах.
    - Парни просто-напросто присоединили к их выводящей системе модуль аварийной связи, захваченный с дисколета. Сейчас настроим выход на их усилители, а большего нам и не надо!
    - Ты тогда что копаешься? – кивнул Карт на небольшую панель, с которой возился Хайг.
    - Хочу их экраны на нашу волну переложить. Удобней ведь с видео иметь дело.
    - А. Ну давай, работай. Брандт, – уже в открытом эфире обратился к своему взводному Алекс, площадку успели заэкранировать. – Доложи обстановку!
    - Сейчас буду, - коротко буркнул в ответ сержант. Судя по голосу, он только что закончил кого-то распекать. Вскоре в распахнутых дверях центра управления показалась его взлохмаченная голова и грузная фигура Фучека, тащившего какой-то ящик. Следом за ними вломился взмыленный Ларсен. Он, шумно отдуваясь, скинул с себя оба бронекаркаса, один из них был жестко посечен осколками, а плечевая защита разбита вдребезги. Норвежец вытянулся во весь рост, перекинул пулемет назад и довольно улыбаясь, прошел к старому другу. Пока они обнимались и стукали друг друга по плечам, сержант Стефани и один из его бойцов начали устанавливать собственную станцию слежения.

    - Докладывайте! – Алекс уже расстелил тактический планшет, рассматривая нанесенную на трехмерную карту обстановку.
    Брандт начал первым:
    - Территория зачищена, кэп. Почти всех инторов положили, пять офицеров оставили для допросов.
    - Потери? – Карт по пути сюда заметил растерзанное тело одного из земных бойцов. Жестокая сцена войны полоснула прямо по открытому сейчас настежь сердцу. Не готов он был терять бойцов уже почти у цели.
    - Трое моих наглухо, четверо тяжелых, а так и не считал. Трудно было выкуривать гадов без подготовки. Нам и так повезло, что они до конца не очухались.
    - Понятно, – Алекс только что не зарычал от гнева.
    - Есть еще потери, – осторожно добавил Ларсен, – накрыло пост ПВО. Ударили выше, а их просто снесло обвалом вниз. Останки мои парни уже достали.
    - Спасибо, – Карту была невыносима мысль, что тела его братьев останутся гнить на чужой планете.
    - Еще один боец свалился с машиной.
    - Я видел. Что с ним?
    - Ногу поломал. Лейбниц каркас наложил, водила уже прыгает как кузнечик.
     Пол бункера вздрогнул.
    - По горам палят, орудия нас не достают.
    - Ларсен, – нахмурился Карт, – проследи за окрестностями, боюсь, они могут на удобные точки для наблюдения своих бойцов перебросить. Только осторожно.
    - Принял, – командир разведчиков надел боевой шлем, взял вместо пулемета импульсную винтовку и пошел к выходу.
    - Что со связью, капрал?
    - Система работает, бегаем по частотам. Пока в эфире одни бандиты, большая активность.
     Карт подошел к выходу, тут общекомандная связь работала лучше:
    - Командирам! Всех людей вниз, желательно поглубже. Наверху только наблюдатели и половина постов ПВО. Парни, держитесь!

    Через пять минут бункер содрогнулся от мощного удара.
    - Командир, по нам работают два стервятника, – обернулся от экрана Стефани, – мы их отогнали, потратили последние две ракеты. Будут теперь бить издалека.
    - Понятно, дежурное звено, – Карт нахмурился, – скоро и остальные пожалуют.
     Неожиданно большие динамики загудели, и послышался скрежет помех. Сквозь них пробивался чей-то голос.
    - Командир, я на кого-то вышел!
    - Кто меня слышит, это вызывает двадцать пятый батальон! Всем, кто меня слышат, мы нуждаемся в экстренной помощи! Вызывает двадцать пятый батальон!
    Алекс напряженно всматривался в мерцающий от помех большой экран, раз за разом, повторяя вызов. Сидеть в узком кресле, предназначенном для узкой задницы инопланетянина, было неудобно, руки начали подрагивать, спина неожиданно взмокла.
    - Немедленно уйдите с этого канала! – внезапно изображение прояснилось, и на зеленоватом экране появился капитан с серой форме легионера. Его узкое лицо выглядело недовольным. – Вы не имеете права находиться на этой волне.

    - Сир, это мастер-сержант Карт, двадцать пятый батальон мобильной пехоты. Мы остро нуждаемся в помощи. Находимся за линией фронта, нас взяли в тиски, мы долго не продержимся.
    - Сержант, если ваша группа попала в неприятности, обратитесь непосредственно к вашему руководству. Это обычная практика.
    - Капитан! - возвысил голос Алекс. – У меня чрезвычайная ситуация, в моем отряде есть убитые и раненые, нам срочно нужна эвакуация и помощь огнем. У нас нет возможности выйти на своих.
    - Подождите, – капитан смотрел куда-то в сторону, – мне сообщили, что в этом квадрате нет наших диверсионных групп. Кто вы? Немедленно назовитесь!
    - Мастер-сержант Карт, заместитель командира взвода двадцать пятого батальона рейнджеров, личный номер эй, ти, фа, омега, пять, четыре, семь, зеро, эпсилон, восемь, один. Проверьте как можно быстрее! Я еще известен по прозвищу «Водила генералов», - возвысил Карт голос. - Мы захватали станцию связи противника, ведем передачу отсюда. Я прошу вас, спасите моих братьев!
    - Что захватили? – глаза капитана из холодных рыбьих превратились, наконец, в человеческие.
    - Станцию связи, капитан! – рейнджер уже орал. – Мы часть тактического десанта, батальонная группа!
    - Весь десант погиб, сержант, – капитан был явно растерян. – Мне надо связаться с командованием!
    По экрану пошли помехи, Хайг отчаянно закрутил ручки настройки.
    - Так быстрее связывайтесь, из-за вас погибнут мои братья! – Карт в отчаянии сделал тайный знак руками. Тут же экран замерцал и через несколько секунд на нем появился другой офицер.

    - Это полковник Бек, глава сектора. Сержант, – офицер был в возрасте, виски подернуты серебром седины, глаза внимательно всматривались в лицо рейнджера. – Вы под воздействием препаратов? Находитесь в плену?
    - Никак нет, сир! – быстро среагировал Карт и кивнул связисту. Тот тут же передал панораму всего происходящего вокруг станции связи. Бункер опять вздрогнул.
    - Это вас обстреливают атмосферники? – полковник выглядел серьезно. – Как вы там, черт побери, оказались? Мне не докладывали ни о каких диверсионных мероприятиях. И почему этот канал связи?
    - Сир, – Карт приблизился к экрану, – моя батальонная тактическая группа совершила аварийную посадку в районе плато К5дробь17 по ориентирам противника.
    Полковник отвлекся, потом кому-то отвечал, а наверху снова и снова слышались разрывы. Вражеские атмосферники долбили по скале издалека.
    - Сержант, место вашей аварийной посадки находится почти в тысячу камэ отсюда, как вы тут оказались?
    - Сир, мы совершили тактический переход.
    - Что? – полковник от удивления даже привстал кресла, но быстро взял себя в руки. Чувствовался опыт старого служаки, он то и дело отвлекался на другие экраны и переговоры, собирая требующуюся для принятия решения информацию.
    - Нам срочно необходима эвакуация. Это не засада.
    - Где ваши офицеры, ранены?
    - Никак нет, сир. Все погибли при аварии. Я вел отряд сюда.
    - Вы это серьезно? – в холодных глазах полковника мелькнуло неподдельное удивление, – Хотя, чего это я, – Бек опять смотрел на боковой экран. - Карт, скажите, кого вы спасли на планете Калунии?
    Алекс непонимающе посмотрел на офицера, затем в его глазах мелькнула догадка:
    - Генерала Франхейма, сир. Вы ведь были в его свите?
    - Да, – Бек позволил себе улыбнуться краешками губ. – То еще было приключение, в десантном отсеке всю дорогу стоял запах блевотины. Сержант, идут сильные помехи, наш канал глушат, поэтому коротко. Мы вас идентифицировали, помощь придет. Мы своих в беде не бросим. У нас есть некоторые проблемы с необходимым транспортом, но как-нибудь обойдемся. Наши атмосферники будут через пять, – Бек что-то выслушал в наушнике, – нет, через четыре минуты. Держитесь! Сейчас запускаем спутник, связь через него, узкоканальный стандарт. Пусть ваши парни ловят его минут через десять. Отбой!

     Экран последний раз полыхнул помехами и потух. Карт попытался облегченно откинуться на спинку кресла, но наткнулся на преграду. Он чертыхнулся и встал.
    - Командир, – Стефани улыбался, – вражеские птички свалили, но, похоже, одного наши ребята успели подпалить.
    - Живем, братцы! – раздался возглас из угла, где засели парни Салимана.
    - Доложить обстановку! – Карт опять перешел на общекомандный канал.
    - Первый, порядок.
    - Второй, порядок.
    - Третий, порядок – отозвались командиры взводов.
    - Это эскулап. Есть проблемы.
    После всех откликнулись Фучек и Стефани, их службы также были в норме.
    Карт перешел на канал Лейбница:
    - Что у тебя, капрал?
    - Сир, у меня двое свежих очень плохи.
    - Час продержаться?
    Ответа пришлось ждать пару минут.
    - Сделаем, сержант.
    - Порядок.
    Карт удовлетворенно хмыкнул. Молодой медик за время их беспримерного рейда сильно изменился, возмужал и стал серьезнее. «Парень молоток, надо будет к себе прибрать».

    Его размышления прервали Дуб и Игнатов. Они с шумом прогрохотали по лестнице, следом за ПВОшниками в зал управления вломился Брандт.
    - Что лыбимся? – у Алекса прибавило настроения.
    - А мы последним зарядом завалили нектирский катер. Эти придурки думали, что мы не заметим, как они по ущелью крадутся. Иван мастер, залепил под левый движок, они и кувырнулись прямо в стенку, – под шлемом ярко блестели глаза Василия, по оттенку похожие на полевые цветы, васильки называются на русском.
    Рядом пыхтел комвзвода один. Он ожесточенно сдирал с себя бронекаркас. Нижняя правая пластина оторвалась от каркаса и упала с глухим стуком на пол.
    - Чуть печень не пробили, суки, – Брандт с изможденным видом присел на какой-то ящик.
    - Где тебя так? – спросил сержанта Дуб.
    - Да выскочил к наблюдателю, ошметком от взрыва задело. Синяк теперь будет, – светловолосый крепыш оглянулся. – Помощь в пути? Атмосферники я видел. Четыре птички пришло. И вроде как там, за долиной, где батареи, что-то полыхнуло.
    - Хайг, выведи на боковые экраны.
    Чуток помигав, вогнутые мониторы залились зеленоватым светом, и показалась картинка. Часть камер еще работала, и можно было наблюдать, как на месте вражеской батареи разгорается огонь. То и дело снежные вершины вспыхивали отсветом от новых попаданий.
    - Работают парни – удовлетворенно прохрипел Алекс. Градус настроения у всех присутствующих сразу поднялся. Значит, они не одни, и помощь в самом деле спешит, и есть шанс уйти отсюда живыми! Ведь где-то в глубине души они были готовы к самому худшему. Просто хотелось перед уходом как можно громче хлопнуть дверью!

    - Что там со связью?
    - Поймали луч, командир. Сейчас техники Салимана ломают шифр. Нам его не успели скинуть.
    - Плохо, – нахмурился Карт, – это время.
    Он обернулся к боковому экрану, там промелькнуло несколько теней. Четверку земных атмосферников атаковали. На этот раз работала целая эскадрилья, нашим пришлось несладко.
    - Стефани, у нас есть чем им помочь?
    - Уже, мастер.
    В небо ушли последние три легких ракеты рейнджеров, помешав двум чужакам прикончить подбитую машину земного пилота. Неожиданно один из нападающих исчез в яркой вспышке. Еще одна и еще одна!
    - К нашим подмога идет целое крыло! – закричали радостно ПВОшники.
    Карт же ожесточенно наблюдал, как подбитый земной атмосферник пытается выйти из боя. Но вот и его достали из плазмы, хвост машины отвалился, но показалась спасательная капсула, стремительно ушедшая вниз от обстрела.
    - А ведь он жив, - послышался рядом знакомый голос. Это был Ларсен. – Я смогу его достать.
    - У нас есть целые машины? – Алекс задумался.
    - Я запрятал одну, заряда еще полно.
    - Тогда так, бери Лаврова, – молодого водителя из первого взвода Алекс тренировал лично, у парня имелись задатки. Да как им не быть, если он участвовал в «Диких гонках», - пару своих парней и мухой туда. Свяжитесь с атмосферниками, пусть прикроют.
    - Есть! – коротко бросил Ларсен и убежал наверх по ступенькам.
    - Командир, связь!

    Экран снова включился. Изображение на этот раз было чистым и четким, связь шла узким направленным каналом через спутник. На этот раз перед ними сидел пехотный майор, его одутловатое лицо выглядело усталым.
    - Я майор Родригес, руковожу спасательной операцией. Кто у вас командует?
    - Я, сир. Мастер-сержант Карт.
    - Где офицеры? – видимо, майора не ввели полностью в курс дела. Пришлось объяснить обстановку.
    - Понятно, – Родригес уставился прямо в глаза рейнджера, – ну раз, мастер, ты довел парней досюда, значит, и с эвакуацией справишься. Обстановка у нас непростая. Мы отогнали дежурную эскадрилью интов, будем с воздуха прикрывать вас плотно. Спасибо, кстати, – офицер глянул в сторону, – за спасение пилота. Но у противника в соседнем секторе полно аэроплощадок, скоро они подтянут резервы. Наша артиллерия пока плотно работает на прикрытие. Тут и соседи решили пошуметь, вы устроили на фронте настоящий фурор, мастер. Сейчас начнут выходить эвакуационные транспорты, первым бортом пришлем прикрытие. Все понятно?
    - Так точно, сир! – Карт был несказанно обрадован чисто деловым тоном майора. Обычно такие деловые и вытягивали их из всевозможных передряг.    
    - Связь будет поддерживать шеф-сержант Сон, – резюмировал Родригес и исчез с экрана. Его место заняла круглая голова шефа Сона. Узкие глаза выдавали в нем потомка восточной расы, сильно пострадавшей во время «Великой чумы».
    - Сержант, к вам идут два «Кузнечика». Их сопровождают легкие панцеры легионеров. Готовность пятнадцать минут.
    - Нас больше, шеф, все не влезем.
    - Никто и не говорит, что влезете, – Сон постоянно крутил головой, получая свежую информацию, – загрузите сначала всех раненых. Да, с первым бортом к вам прибудет взвод ПТО. По нашим данным, противник направил в вашу сторону мобильные боевые группы.
    - Спасибо за информацию, шеф. Хайг, держи меня в курсе на третьем канале.

     Карт побежал наверх. В нос резко ударил запах горелого железа, бетонного крошева и чего-то кислого. Даже свежий горный ветер не смог перебить той вони, так присущей всем войнам и сражениям. В стороне догорало какое-то оборудование, несколько станционных сооружений было начисто разбито ударами атмосферников. Повсюду валялись каменные осколки, куски железа и пиробетона. Тела убитых нектирианцев никто не убрал, не до этого было. Поэтому от некоторых трупов осталось только кровавое месиво. Под ногами противно захрустело и зачавкало.
    - Черт! - выругался Карт и сразу развернул командирскую активность. Вскоре сержанты и капралы забегали, как ошпаренные, подготавливая своих бойцов к эвакуации. Рейнджеры слаженно выносили из временного медпункта раненых, потрошили ранцы, выкидывая излишние боеприпасы и запасные батареи, да, вообще, все лишнее. Транспорты будут грузиться под завязку, поэтому каждый ненужный килограмм на счету. Несмотря на свалившиеся деловую суету и хлопоты, большинство бойцов улыбалось. Многие шутили и хлопали друг друга по плечу. То и дело Алекс ловил на себе восторженные и благодарные взгляды. Он обозрел их грязные, осунувшиеся лица, и какое-то особое, теплое чувство всколыхнулось в его истомленной душе. Как будто её сейчас омыли чистой воды и откинули с родника камень. «А ведь вот оно! То, ради чего стоит страдать и бороться!» - мелькнуло вдруг в голове. – «Надо парням что-то сказать». Он быстро настроил общий канал.

    - Бойцы, братья мои! Я буду краток. За эти дни мы сильно изменились и в лучшую сторону. Мы, и в самом деле, стали настоящими братьями, поэтому и выжили, и спасемся. Нас ждут там. Такие же братья, как и мы. Не будем забывать о них, и понесем наше братство дальше!
     Вокруг радостно закричали, некоторые хлопали товарищей по плечам, кто-то издавал боевой клич рейнджеров. Из-за ближайший скалы вынырнул серый, как местные камни востроносый панцер. Следом за ним показались двое «Кузнечиков». Бронированные машины одна за другой приземлились на заранее согласованную и очищенную площадку. Из открытого заранее пандуса моментально съехали несколько боевых платформ, рядом с ними вышагивали гренадеры в полной тактической сбруе. Вперед выступил молодой лейтенант и огляделся.
    - Я командир пятого взвода ПТО лейтенант Рыков. Кто здесь командует?
    - Я, лейтенант.
    - А что, офицеров нет? – Рыков несколько растерялся, и тут его подвинул массивный старший сержант. Доспехи сделали еще шире его и так неимоверно широкие плечи.
    - Мастер, мы на усиление. Куда наши пушки ставить? – сержант довольно лыбился.
    - Выдвигайся на правый фланг. Сейчас пришлю к вам человека.
    - Принял, – ответил старший и тихонько подтолкнул лейтенанта в нужную сторону. Карт усмехнулся, привычная картина: прислали неопытного офицера, вот старослужащий сержант и ходит за ним, как нянька.
Он еще раз оглядел суматоху, которая началась вокруг. Сколько ни продумывай, не гоняй сержантов, всё равно в таких ситуациях всегда царит некоторое смятение и беспорядок. Главное – удерживать его в неких рамках, не сваливаясь в хаос.

     Раненых уже погрузили, и Лейбниц отошел в сторону, он решил пока остаться с остальными, а вот у пандуса второго десантного судна происходила перепалка. Карт двинулся в ту сторону.
    - В чем проблема, капрал? – спросил он у техника «кузнечика».
    - Они мне трупы грузят, а у меня приказ…
    - Мне плевать на твой приказ.
    - Но нас за живыми прислали, – обиженно посмотрел на сержанта худощавый техник.
    - Они для нас до сих пор живы, парень! Это наши братья. Мы их не бросим тут ни за что. Отойди в сторону и не мешай! У вас полно места в грузовом отсеке. Курганов, продолжай погрузку!
    Карт еще раз оглянулся – первая партия уже была на борту. Вот в воздух поднялся первый, а затем второй «кузнечик». По их бокам сразу встали два панцера, водя из стороны в стороны башнями с орудиями. Машины быстро набрали ход и пропали из виду. Пилоты там сидели опытные, и это радовало.
    - Карт, это Сом. У нас тут меняется погода. Придется использовать жесктий вариант. Готовность сорок минут.
    - Принял, – Алекс оглянулся. Площадка опустела, оставшиеся бойцы спрятались в бункеры. И впрямь, не фиг тут отсвечивать! Заснеженные вершины тем временем стало заволакивать рваной облачностью. Похоже, и вправду сюда идет шторм. В горах резкие перемены погоды обычное дело.
    - Хайг, как обстановка?
    - Атмосферники патрулируют. Батарея замолчала, похоже, наши ее накрыли основательно. Западнее стреляют, и не по-детски. Ларсен засек позиции вражеских корректировщиков, сейчас готовятся к зачистке.
    И точно! Откуда-то справа послышался знакомый треск, и вперед плеснула рукотворная молния. ПТОшники в кого-то палили из плазмы. Тут же коротко заухала скорострельное импульсное орудие. Карт кивнул прикрепленному бойцу, и они нырнули в крытый переход.

     Бойцы взвода тяжелого вооружения расположились основательно. Платформы были разгружены и отведены в укрытия, за каменным парапетом уставлены треноги с орудиями. Одна плазма, два импульсника, отдельно стояла ракетная установка карусельного типа. Она без перезарядки могла разом отстрелять восемь ракет.
    - Серьезно тут у вас, – прокомментировал увиденное Карт. Стоящий впереди него старший сержант оглянулся.
    - Стараемся, мастер. Надо же доблестных рейнджеров из задницы выручать! - он громко захохотал.
    - Меня Алекс Карт зовут.
    - Хельм Эриксон, – кивнул старший, – мы тут две точки уже сработали. Знаешь, подозрительно тихо. Твой разведчик, почти земляк, пошел посмотреть, что да как.
    - А почему почти?
    - Я из Швеции.    Хотя по меркам планеты...
    - Ага. Я так думаю, что на этой богом забытой планете такая разница не существенна. Где сейчас майор Родригес?
    - Майор то? – старший сержант то и дело посматривал на рукав своей куртки, там было встроено командное табло, показания радара, информация от стрелков и связиста. – Как всегда в таких ситуациях сидит в передовом бункере, руководит процессом. Вам, вообще, повезло, что он тут оказался. Настоящий вояка, любимый ученик Франхейма.
    - Да? Знакомое имя – хмыкнул Алекс, ему сегодня определенно везло.
    - Рассказывают, это ты его с Калунии вытащил?
    - Было дело.
    - Я, честно говоря, в эту байку долго не верил, пока с очевидцами не пообщался. А теперь мне выпала честь вытаскивать из огня задницу самого «водилы генералов», - Хельм захохотал, смешливый оказался сержант. Но внезапно его покрасневшее от ветра лицо подернулось тревогой. Они упали вниз вместе, сработала солдатская чуйка. На краю платформы, на которой расположилась станция, в небо взметнулся рукотворный фонтан из обломков скалы и сооружений инопланетян. Ветер быстро разнес вокруг пыль и грязь, очистив воздух от последствия взрыва. Бойцы начали подниматься и ошеломленно озирались, оттирая приборы и оружие от грязи.
- Черт! – выругался Эриксон. Все его лицо было запорошено пылью. На Карте же был надет десантный тактический шлем, защитные забрала на нем сработали автоматически. Гренадер же носил тяжелый гренадерский, там следовало "работать" вручную. Они оба оглянулись и без команды снова упали вниз, высокий бетонный парапет хорошо защищал от каменных осколков. Орудия на треногах находились в приспущенном положении и также были укрыты. Второй разрыв прошелся ближе. Несколько здоровенных глыб пронеслось прямо над лежавшими людьми, кто-то закричал от боли.

    - Заразы, пристрелялись! - Эриксон уже был на ногах.
    - Я их засек, давай данные нашим! - радостно закричал откуда-то спереди лейтенант.
    - Молодца! – сержант подбежал к связисту, и минут через пять с той стороны гор неистово загрохотало.
    - Молоток, лейтенант! Не разучились еще в корпусе артиллеристов готовить, – сержант был доволен и весело хлопнул лейтенанта по плечу. – Кэп, ты перекрыл норматив в два раза!
     Лейтенант удовлетворенно потирал руки и хлопал белесыми ресницами, потом взглянул на Карта и неуверенно спросил:
    - Мастер, так это точно, что батальон вы сами сюда привели?
    - Да, лейтенант. Вот пришлось.
    - Круто, – протянул Рыков, – то-то у нас там такой бедлам поднялся. Вся передовая линия на ушах.
     Карт удивленно взглянул на офицера, а Эриксон снова захохотал и, давясь смехом, начал объяснять
    - Да вы как гром с неба свалились, мастер. Десант же не удался, опять рыла штабные просчитались. На той стороне целая туча атмосферников откуда-то появилась. Легионеры тоже подкачали, только два плацдарма чуток расширили. Народу там пропало, ужас! А тут вы, да хрен знает, с какого тыла выбрались. Вот народ и заело. Сейчас по всему участку бабахают. Расшевелили, вы рейнджеры, наше болото, - сержант к чему-то прислушался и махнул Рыкову, – их разведчик двух утюгов заметил, пора нам за работу.
    Голос у Эриксона был зычный, и без радиосвязи все бойцы его услышали. Карт с любопытством наблюдал, как гренадеры развернули ракетный комплекс, и одна за другой в воздух ушли четыре ракеты. Тут же зарокотал спиралевидный генератор, и затрещала плазменная пушка. По округе сразу заискрили все металлические предметы. Алекс взглянул еще раз на затянутые облачностью горные вершины и побежал в бункер. Платформа была пуста, все бойцы прятались внизу, а наверху воцарилось запустение и смерть.

     В операционном зале было тепло и светло. Хайга сменил один из техников и вел сейчас переговоры с шеф-сержантом Соном. По экрану то и дело перебегали помехи. Карт тут же взялся за дело.
    - Что нового?
    - Проблема со связью, – обернулся усатый техник, – спутник ушел, а тут горы мешают. Хорошо, хоть не все антенны у нас посшибало.
    - Артиллеристы говорят, что на нас их спутник вышел, корректирует удары.
    - Да? Сейчас передам.
    Карт еще раз взглянул на экраны, пока ничего экстраординарного не происходило. Он прошел в угол, где были навалены какие-то ящики и транспортные мешки, затем устало сел и снял шлем.
    - Чаю будешь? – бухнулся рядом Андерс, замок взвода Ларсена.
    - Откуда? - только и смог выговорить Алекс, но присев понял, как смертельно устал за эти. Никогда еще ему в жизни не было так тяжело. Давит тяжкий груз ответственности за жизни других.
    - Остатки былой роскоши, Фучек развелся. Мы на местном камбузе горелки нашли. Вот еще, держи!
    Он кинул на колени командиру брикет с засушенными фруктами и орехами, экстренный энергетический паек. Алекс с большим удовольствием впился зубами в брикет, он был, оказывается, зверски голоден. Чашка крепкого черного чая буквально вернули его к жизни.
    - Жить можно! – Карт благодарно хлопнул капрала по плечу.
    - А то! – сразу заулыбался тот.
    - Ларсен где?
    - Да рядом тут где-то лазил. Мы как два их панцера нашли, так сразу сюда вернулись. Стремно стало на скалах, ветер сильный, и не видать уже ни фига.
    - Правильно.

    В этот момент раздался встревоженный голос связиста – Мастер, вас срочно!
    Карт тут же побежал к большим экранам, на центральном он увидел основательную фигуру Родригеса.
    - Что случилось, сир!
    - У нас проблемы, сержант. Осталась только одна единица бронированного транспорта. Противник не дремлет, один из «Кузнечиков» попал под точечный обстрел. Как вы и передали, нас засек вражеский спутник. Сейчас на орбите запускают в ту сторону фрегаты, но у нас мало времени. Идет буря, она нам в помощь пока, потом будет в тягость.
    - Мы все не влезем, майор, в одну машину, – покачал головой Алекс.
    - А и не надо, – Родригес смотрел прямо на сержанта. – Сколько вас осталось?
    - Около ста тридцати, считая гренадеров, у них много техники.
    - Технику пусть бросают, сейчас не до нее. Значит, поступим так. Большую часть ваших людей и гренадеров садите на «Кузнечик». С ним прибудет три легионерских катера, так что вывезем всех. Но не это самое сложное, сержант. Противник будем вас ждать, ваша посадочная платформа пристреляна, поэтому я бы посоветовал вам найти рядом другую площадку, и за несколько минут до посадки всем подойти туда.
Возможно и нападение диверсионных групп, мы засекли несколько, постараемся вам помочь огнем. И еще – в этом районе у противника оказалось большое количество атмосферников, пока спутник не сбит, они смогут стрелять по вам издалека. Так что будьте начеку, соблюдайте радиомолчание. Транспорт начнет работать по узкому каналу уже на подходе, координаты и частоты сброшены.
    - Понял вас, майор, – нахмурившись, проговорил Карт. Задача эвакуации сильно осложнилось. – Спасибо за советы.
    - Удачи тебе, мастер. Ты не представляешь, как парни по эту линию фронта вас ждут целыми и невредимыми.
    - Спасибо! – Карт вытянулся во фрунт и отсалютовал.
    Изображение погасло.
    - Все, канал закрыли, - за пультом опять сидел Хайг. – Командир, мы пошли наверх. Будем ловить луч там.
    - Вали. А где Салиман?
    - Так это, готовит взрывать тут все к чертовой матери, – ответил уже на ходу лучший связист батальона.
    - Понятно, – Карт оглянулся. Техники уже похватали свои ящики и убежали наверх. Ребята Ларсена, не торопясь, одевали обратно амуницию и брали в руки оружие. Ранцы за их плечами сильно похудели.
    - Андерс! – подозвал капрала Алекс. – Найди мне Ларсена. Будем уходить последними, на панцерах.
    Разведчик озадаченно хмыкнул, но пошел выполнять приказ.

     Наверху и в самом деле начиналась снежная буря. Эти горы были близки к экватору, но сейчас тут царила настоящая зима. Такой вот катаклизм и каприз природы. Видимость сильно уменьшилась. Горы, где догорали батареи противника, уже совершенно исчезли из виду. В условиях радиомолчания при такой погоде стало сложно общаться с друг другом. Карт махнул «прикрепленным» бойцам и зашагал вниз.

    - Я не могу просто так оставить орудия, – Рыков был обескуражен. – Вы не представляете, столько труда стоит доставить их сюда, на передовую линию. Это же моя первая батарея!
    - Это не обсуждается, лейтенант, – отмел его доводы Карт, – прямой приказ майора Родригеса, - посмотрев на приунывшего молодого офицера, он добавил. – На войне главное люди, лейтенант. Технику союзнички еще наштампуют, а вот где взять лишних земных парней? Ведь наши матери рождают нас в муках. И сколько времени надо потратить, чтобы из орущего комочка плоти получить настоящего солдата и воина? Запомни, брат, – Карт придвинулся вплотную к Рыкову, – главная наша ценность - это наши люди. Приказы и сражения фигня. Все в этой жизни меняется, но у тебя в памяти останутся твои парни, даже мертвые, навечно.
    Потрясенный Рыков смотрел на странного рейнджера с широко раскрытыми глазами. Была в словах этого невысокого парня такая непреклонная и выстраданная невзгодами убежденность. Лейтенант молча кивнул и начал отдавать распоряжения.

    - Вот ты где! -    послышался рядом до боли знакомый голос, и вскоре грозный командир рейнджеров оказался в медвежьих объятьях потомка викингов. – Жив, братишка!
    - Куда мы денемся! - Алекс постукал по могучим плечам друга и увидел подходивших к их распадку Дуба и Игнатова. – Опять все вместе!
    Их обметало снегом, кружился воронками ветер, но им было хорошо вместе. Что может быть лучше, чем объятия и шутки старых друзей.
    - Я думал, что вы уже свалили, черти, – Карт улыбался.
    - Ага, разве нашего длинноного друга оставишь одного, – Иван также расцвел в улыбке, лицо в открытом забрале красное от холода. Их всех немного знобило, их униформа все-таки не предназначалась для гор. Чуть дальше Алекс увидел Эриксона, четверо его бойцов упорно тащили за собой карусельную ракетную установку. В платформе работал небольшой гравипривод, но чтобы таранить ее вверх, все-таки нужен был буксир. Василий также оглянулся и хохотнул:
    - Мы только что сняли бандитов с ракетами. Ребята подмогли, сработали с первого пуска.
    - И все-таки вам надо было передовой партией лететь – покачал головой Алекс.
    - Нет уж, оставишь тебя одного, и ты опять проблем огребешь, – Ларсен засмеялся.
    - А если серьезно, командир, – Дуб посмотрел на старого товарища, – то там, где ты, как-то безопаснее. В любой передряге вокруг тебя как будто аура удачи образуется.
    - Ты это всерьез?
    - Куда уж!
    - Есть такое, Ал, – добавил, усмехнувшись Олд, – не в первый раз замечаем. Да ты на своих гонках давно должен был башку сломать, а уж сколько мы передряг перенесли вместе…
    - Хм, – осмыслить такой поворот событий Карту было некогда.

    Впереди замахали сигнальными фонарями, транспорт на подходе. Где-то сбоку зашелестело.
    - Атмосферники, твою дивизию! – выругался Игнатов. Его мощные кулаки сжались, как будто им не хватало ощущения холодного металлопластика ракетной установки.
    - Всем быстро к машинам! - закричал отчаянно Карт. Команда понеслась по укрытиям, где сжались в ожидании эвакуации рейнджеры. Бойцы действовали предельно быстро, - как только в распадок опустилась грузная туша «Кузнечика», они уже прыгали на почти открытый пандус, сноровисто лезли в боковые люки, затем дружно помогали остальным товарищам прыгать в транспорт. Погрузка перекрывали все мыслимые и немыслимые нормативы. Пилот в «Кузнечике» сидел опытный, несмотря на резкие порывы ветра и ведущийся сверху обстрел, машина стояла ровно, почти не колыхаясь. Около отвесной скалы прошел тяжелый «панцер», он почти касался стенки, извергая из импульсного орудия заряд за зарядом. Следом за ним подлетели «панцеры» транспорты, машины похожие на древние утюги. Они были более неповоротливы, чем десантные буксиры, но зато имели хорошее бронирование.
    - Что с посадкой? - закричал Карт стоявшему рядом Хайгу, тот держал узкоканальную связь с «Кузнечиком».
    - Почти закончена, командир! – капрал внимательно смотрел на свой планшет, передачи шли пакетно, потом расшифровывались. – Три мига и уходят.
    - Так, парни, по коням! – Алекс махнул бойцам прикрытия рукой и сам побежал к ближайшему «панцеру». В этот момент рядом что-то загрохотало. По небу желтым росчерком прошла молния, вниз падал горящий атмосферник. Карта подкинуло, это, вообще, странно, когда земля тебя бьет снизу. Так никогда и не привыкаешь к подобному. Затем его куда-то швырнуло, и он больно приложился об торчащий из осыпи камень.
    - О…мать! – внезапно вспомнились страшные русские ругательства. Он усилием воли заставил себя перевернуться и посмотрел вниз. Пластина бронекаркаса оказалась безжалостно смята, крепление разгрузки лопнуло и было очень, очень больно. Он нащупал на поясе пульт управления встроенной аптечки, нажал на крайнюю кнопку. Вскоре стало несколько легче, и он смог приподняться. Рядом недвижно лежали два тела, судя по серо-коричневой форме, это были гренадеры прикрытия. Парни до конца выполнили свой долг.

    - Сержант! – кто-то схватил Алекса за плечо. Это был одетый в серую форму техника «панцера», машина зависла в десятке метрах от них. – Вы как? Сможете двигаться?
    - Не знаю, – Карт еще никак не мог прийти в себя. – Посмотри парней, что с ними?
    Техник кивнул и бросился к гренадерам, быстро оглядел их и покачал головой.
    - Все, сир.
    - Где остальные? – с помощью техника Алекс поднялся и попытался оглядеться. В воздухе кроме снега, кружилась пыль и грязь, больно щелкая по открытому лицу, забрало он убрал, чтобы глотнуть свежего воздуха.
    - Транспорт ушел, сир, как и большинство наших. Взрывом повредило один катер, там лежит, – техник кивнул в сторону. - Мы последние, давайте быстрее грузиться!
    - Надо забрать парней, я не могу их оставить - Карт хрипел и пытался вырваться из рук легионера.
    - Вы в своем уме, сир? Тут опасно!
    - Нет, забрать надо всех. Ты понимаешь, – он обернулся к технику и посмотрел полубезумными глазами, – это наши братья, мы не оставим их гнить на этой проклятой планете.
    «Панцер» подлетел поближе, к его открытому люку подбежала знакомая коренастая фигура, она закинула внутрь чье-то тело и обернулась. Это был Эриксон. Карт замахал рукой, и старший сержант подбежал к нему.
    - Брат, там твои парни, а этот, - Алекс кивнул на техника-легионера, – не хочет их забирать.
    - Я сейчас, – Эриксон выглядел плохо. Часть сбруи порвана, лицо в кровавых отметинах, дыхание сбилось, а глаза налились кровью. Он тяжело зашагал к погибшим, подчиненным, батарее гренадеров крепко, видать, досталось.

    Уже на подходе к мерцающему защитой «панцеру» Алекс снова услышал ненавистный шелестящий звук, кто-то палил в их сторону из импульсной пушки.
    - Ложись! – заполошно закричал легионер, машина испуганно колыхнулась, и Карта что-то опять ударило сзади. На этот раз в забытье он находился совсем недолго. Усилием воли рейнджер заставил себя подняться и тут же закричал от боли. Стоять было невозможно. Алекс нащупал аптечку и опять нажал на заветную кнопку пуска обезболивающего, стало чуть легче. Он ощупал ногу и нашел в ней зазубренный осколок. Только потом он поднял голову и увидел в десяти метрах от себя лежащий «панцер». Воздух все так же был полон грязи, чада и снега. Зубы противно скрипели от вездесущей пыли, фильтр забрала уже не справлялся. Мерзостно пахло сожженным кислородом, было трудно дышать. Карт повернулся и уткнулся взглядом в открытые в последнем удивлении глаза техника-легионера. Его сразу замутило. Сколько еще смертей и крови! Проклятая планета!
    - Карт! - откуда-то раздалось сбоку.
    Мастер-сержант повернулся и как будто сквозь пелену тумана разглядел еще один «панцер». Из его люка выскакивали высокие мощные фигуры. Перед тем как провалиться в спасительное забытье, он показал подбежавшим Дубу и Игнатову в сторону.
    - Братцы, там Эриксон со своими.
    Дальнейшее сохранилось в памяти только отрывками. Его куда-то несли, запихнули в закрытое пространство, скудно освещенное синими светильниками. Потом его отодвинули от входа, и рядом оказался Эриксон, отчаянно ругавшийся. Могучие фигуры русских друзей задвинули какие-то тяжелые предметы в грузовой отсек и устало бухнулись на бортовые сиденья боевой машины.

     Мастер-сержант мобильной пехоты Алекс Карт отрешенно наблюдал через люк, как они взлетели с этой проклятой импровизированной площадки, а затем даже не удивился, когда с поверхности с натугой поднялся подбитый «панцер» и пошел, чуть дымя и качаясь, вперед. Отчаянные парни, все-таки эти легионеры.
     Потом уже Карту рассказали, как дерзко пилоты транспортов прошли между горами, сквозь обстрелы и атаки противника. Как совершенно безбашено защищали их маленький конвой земные атмосферники. Как по всей линии фронта в это время шли ожесточенные перестрелки. Всех землян глубоко потрясло сообщение, что совершившие аварийную посадку в тысяче камэ от фронта рейнджеры не пали духом и совершили беспримерный переход по тылам противника. Но больше всего их поразило то обстоятельство, что попавшие в беду люди стали называть друг друга братьями, и вели себя как одна большая семья.
    «Братья, братья, братья», - эти слова передавались по всем каналам связи, проговаривались в кубриках и бункерах, обсуждались на боевых позициях. Подвиги на войне дело обычное, даже такие беспримерные. Людей поразило совершенно чуждые кровавой бане сражений отношения участников рейда к друг другу. Они вывели из окружения всех своих бойцов – живых, раненых и мертвых. Не оставили никого на чужой планете, вернув всех сыновей на родную Землю!



    



                                                                                                                            Братья





     Где-то в Солнечной системе.

        Эта межпланетная станция была старой, даже, можно сказать, древней. Реликт оборонительного рубежа Солнечной системы. Уже давным-давно с нее было снято все вооружение, улетел домой многочисленный боевой персонал и космофлотский эскорт. Но между тем жизнь со станции не пропадала никогда. На ней проводился неспешный ремонт, все оборудование было заменено самым современным, а в тени окружающих станцию астероидов постоянно дежурили новейшие фрегаты Земной эскадры. Казалось бы, что тут необычного? Очередной засекреченный объект Космофлота. Ведь эти звездные скитальцы обожают окружать себя всевозможными секретами. Но придирчивый взгляд быстро бы заметил, что фрегаты охраны согласно официальному табелю дежурств должны были находиться на совершенно другой стороне системы, а приходящие на станцию транспорты имеют странную маркировку. Сами же корабли и все внутреннее оборудование исключительно земного производства.
    В центре станции располагался небольшой, защищенный всеми видами брони и экранирования зал. Имел он округлую форму, чуть сплюснутую по бокам. Интерьер зала поражал своим скрупулезным подражанием «под старину». Отделка настоящим деревом и декоративным пластиком в глубоком космосе являлось чрезвычайно дорогим удовольствием. И опять же опытный взгляд определил бы, что некоторые предметы, например, висящие здесь картины, являются подлинными произведениями древнего искусства. В общем, убранству зала мог позавидовать любой земной музей.    
     На возвышении, на узком изгибе овального помещения в глубоком, технологически изысканно выполненным кресле восседал человек. По его облику можно было сразу сказать, что он очень стар. На самом деле человек был еще старше. Регенту Организации, одному из трех, уже было за сто восемьдесят лет. Он плохо помнил свою юность и молодость, но зато цепко держал в памяти события последних пяти десятилетий. Вершина генетической науки Земли, он обладал недюжинным умом и чрезвычайно крепким здоровьем. Понятно, что большинство органов человека были давно заменены трансплантантами. Но регент до сих пор избегал вмешательств нейрохирургов, хотя это являлось обычным делом для людей, проживших более ста лет. Многие считали его гением, многие непреклонным вождем. Но что точно, безусловно - большинство членов организации искренне уважали этого седовласого человека. Седину, кстати, он оставил специально, для солидности.

     В зал заходили люди, заполняя собой пространство. Шума не было. Члены организации самого высокого ранга степенно усаживались на предназначенные им места, настраивали под себя кресла, заказывали на панели напитки. Станция была до предела роботизирована, лишний персонал здесь совершенно не требовался по соображениям безопасности. Регент держал в руках высокий стакан с тоником и спокойно наблюдал за приходящими людьми. Он уже был бесконечно далек от всей этой карьерной суеты и непосредственного руководства людьми. Его задачей было наблюдать. Вмешиваться приходилось в крайне редких случаях, и его голос тогда становился весомей остальных. Отменить его приказы могло только одновременное вмешательство оставшихся двух регентов Организации. Такого на его памяти давно не происходило. Сам регентом являлся уже пятьдесят лет и отлично понимал, что его отставка означает неминуемую смерть. Нет, его не убьют, просто организм, почувствовав ненужность, тут же выключится из течения времени, называемого жизнь.
    Со стороны казалось, что он спит. Взгляды, изредка бросаемые на регента, его совершенно не волновали. Он и так отлично знал, и чувствовал присутствующих здесь высокопоставленных членов Организации. Тайного сообщества по существу и управляющего планетой Земля и её колониями. Регент только обратил внимание и на двух, вошедших последними в зал, человек. Один был в синей адмиральской форме, второй в черном комбинезоне косморазведки. Старик почувствовал, как между ними проскользнула искра неприязни. Да и в самом зале то и дело прорезались взаимные недомолвки и скрытые упреки. Что ж, похоже, сегодняшний консилиум будет непростым, но зато интересным. Регент глубоко вздохнул и выпрямился в кресле. Его правильно поняли, и с места поднялся пожилой генерал, являющийся на нынешний день Гроссмейстером Земного отделения Организации. Он с достоинством оглядел присутствующих, включил на пульте управления консоль, и посередине зала загорелась трехмерная карта-трансформер.

    - Достопочтенные сиры, заседание консилиума объявляется открытым. Повестку вы знаете.
    В небольшом помещении послышались невольные и привычные в такой обстановке звуки, одни удобнее устраивались в креслах, другие достали рабочие планшеты. Кто-то даже недовольно хмыкнул, получив от некоторых коллег сочувствующие взгляды. С места поднялся двухзвездный генерал, чье лицо часто мелькало в новостях Федерации.
    - Уважаемые сиры, не будут утруждать вас подробностями прошедшей недавно глобальной операции. Могу только констатировать, что это наша самая удачная боевая комбинация за последние десять лет. Конечно, не все прошло так гладко, как хотелось бы, но сами понимаете. Война — дело тонкое. Смею констатировать, что в целом наши позиции довольно сильно улучшились, и мы можем себе позволить длительную оперативную паузу.
    - Генерал Мазерини, – спросил с места человек в старомодном костюме, – вы можете прояснить причины, из-за которых мы все-таки не достигли стопроцентного успеха.
    - Сир канцлер, причин много. Одна из основных – большие потери нашего космофлота. Это произошло еще в начале компании. Мы потеряли много транспортов и кораблей сопровождения, и это сильно повлияло на возможности перебросок наших войск. Несколько театров военных действий ощутимо пострадали от отсутствия резервов.
    - Хочется отметить, – вступил в разговор высокий напористый адмирал Космофлота, – что у нас было достаточно подготовленных людей, но не хватало самих кораблей.
    - Это так? – сухопарый канцлер поднял густые брови.
    - Так точно, сир! К сожалению, наши союзники не смогли вовремя удовлетворить заявки флота.
    - Эти чертовы ублюдки нарочно задерживали заказ, - пробормотал адмирал.
    - Полегче, адмирал Бойль, – сделал замечание Мазерини, - ваши люди и так повели себя на переговорах достаточно неосмотрительно.
    - Простите, сир. Но именно мои ребята гибнут в космосе, а эти...    – адмирал еле сдержался, - не могут поставить дополнительные смены.

    - Что там произошло на переговорах? – плотный краснощекий человек был одет в гражданское, но в нем явно угадывался служивый.
    - Наши горячие командоры просто-напросто накостыляли по шеям доблестным союзникам, – моложавый военный в форме полковника еле сдерживал улыбку. По столу пробежало оживление, не все знали подробностей этого инцидента. Некоторым людям показалось, что даже в глазах регента что-то такое промелькнуло.
    - Да, только потом нашим дипломатам стоило больших усилий погасить возникший конфликт. Вам, адмирал, следует тщательнее подбирать переговорщиков, – канцлер Русаков всем своим вытянутым лицом показывал крайнее неодобрение. Сидящие здесь люди знали, что недавно исполнительный директор Верховного Совета Земли отметил свое столетие, поэтому уважительно кивнули на его замечание.
    - Простите, сир. Моя ошибка. Один из переговорщиков оказался командиром сорок второй флотилии, как раз и потерявшей много кораблей. Не уследил, – адмирал чувствовал себя неловко.
    - В следующий раз уж проследите. Генерал Мазерини, что вы там говорили о паузе?
    - Сир, пользуясь достигнутыми успехами, мы можем воспользоваться передышкой и провести давно назревшую перегруппировку. Да и к тому же многие наши части остро нуждаются в подкреплениях.
    С левого крыла стола раздался ворчливый голос.
    - Особенно рейнджеры и штурмовики, эти парни славно поработали, но потери…
    - Это война, генерал.
    - Роджерс прав, Мазерини. Потери наших передовых отрядов были чрезмерными. Именно они закрывали своими жизнями просчеты ваших штабов, и неумение некоторых офицеров обходиться собственными силами.

    - Генерал Франхейм, – начальник оперативного штаба помрачнел, камень был в его огород. – Вы стали рассуждать прямо как эти «братья».
    - А что «братья»? Они просто стараются вернуться живыми, их, между прочим, ждут дома. Мы часто стали забывать, ради чего ведем войну, и для каких целей создана наша организация.
    - Франхейм, осторожней на поворотах! – гроссмейстер привстал с кресла.
    - Правильно, сир гроссмейстер, генерал частенько забывается. Это не факультативная площадка где-нибудь в далеком тылу, в окружении любимых учеников.
    - Ха! Мазерини, мне лично ни чуточку не стыдно за своих учеников. Насколько я наслышан, они все воюют очень успешно и с малыми потерями.
    - Хватит, успокойтесь! – канцлер стукнул по столу длинной кистью, его брови нахмурились. Ему никогда не нравились склоки в высших кругах Организации. – Мазерини, что это еще за «братья», и откуда они взялись? За последний месяц они часто попадают в мои сводки.
    - Сир, – начальник штаба вытер потный лоб шелковым платком, – все началось во время наступления, происходившего на старой колонии Дезугчан – Октавии 15. Тактическая группа сорок пятого батальона рейнджера высаживалась на плацдарм в районе озера Таксо. Но противник, а это в основном были Нектирианцы, сосредоточил в том районе большое количество атмосферных истребителей.
    - Можно короче, – канцлер не любил воды в докладах.
    - Вышло так, что их дисколет потерпел аварию и оказался в восьмистах камэ от линии фронта. Все офицеры погибли. Один из сержантов взял командование в свои руки, они прошли более тысячи камэ по тылам противника и сумели выйти к нашим позициям, а затем с боем прорваться через оборонительные линии к своим.
    - Вот как? Это же настоящий подвиг и показатель высокой выучки наших солдат!
    - Так точно, сир. Но в ходе эвакуации в составе батальонной группы образовалась некая новая организация – так называемые «Братья». Они утверждают, что являются подобием семьи для всех солдат, заботятся друг о друге. Сорок пятый вывел всех своих бойцов, оставшихся после аварийной посадки, мертвых в капсулах «последнего одолжения» и всех выживших раненых. При такого рода операций у них просто уникально низкие потери личного состава. Это происшествие произвело большое впечатление на наши войска. Подобные «братства» стали организовываться во множестве подразделений.

    - И что здесь плохого? – канцлер недоуменно поднял брови.
    - У нас появилась проблема с дисциплиной.
    - Не путайте, дорогой генерал, дисциплину и субординацию, – язвительно заметил с места Франхейм. Мазерини недовольно скосил на него глаза, но вынужден был согласиться.
    - Пока нет явных признаков неподчинения, но на офицеров оказывается негласное давление.
    - Вот как? – канцлер нахмурился, в зале прошел легкий шепоток. Не все были в курсе возникших в последнее время перемен. – Вы считаете, что «братья» принесут нам проблемы?
    - Так точно, сир. Не дело солдат указывать своим командирам, что им следует предпринимать. Армия стоит на единоначалии.
    - Только вы, Мазерини, запамятовали уточнить, что в подразделениях, где существуют «братья», значительно сократились потери. Не будем забывать, что костяк нашей армии — это сержанты, младший командный состав, вышедший из рядовых. Они опора офицеров, все грамотные командиры работают с ними заодно. Но вот всяческие остолопы и получили на свою задницу проблемы.
    - Франхейм, вы опять забываетесь! – гроссмейстер встал с места. – Оставьте свои штучки при себе.
    - Сир, есть еще одна проблема, – послышалось с другой стороны стола, там преобладали синие и черные мундиры.
    - О, и контрразведка подтянулась. У вас есть что сообщить?
    - Да, сир. По имеющимся у нас сведениям, в подразделениях, где утвердились «братья», постепенно выживают из своих рядов членов Организации.

    Гроссмейстер вздрогнул, в кои веки на подобных совещаниях регент поднял голову, и все увидели заблестевшие глаза одного из Трех, поэтому ведущий сразу поспешил с вопросом:
- Что вы намерены предпринять?
    - У меня связаны руки, сир. Они действуют, не нарушая устава. Вдобавок «Братья» не подчиняются определенному центру, мы не знаем, с кем конкретно иметь дело.
    Канцлер начал нервничать, потирая сухие кисти, старая болезнь точила его организм. Даже высокоразвитая земная медицина не могла помочь бренному телу старого человека. Он бросал задумчивые взгляды на Регента, предчувствуя будущие неприятности. Гроссмейстер же решил довести расследование до конца, обращаясь и к начальнику штаба, и к куратору контрразведки.
    - Офицеры, откуда, вообще, появилось это явление?
    Мазерини кивнул в сторону седого командора, и тот взял слово.
    - Моя служба провела расследование и установила, что все началось с речи некоего мастер-сержанта Карта.
    - Уже штатс-сержанта, - донеслось с другой стороны стола.
    - Вы правы, Франхейм, его повысили в звании. Самый молодой штатс-сержант среди солдат мобильной пехоты. Он и является зачинателем этого движения.
    - Получается, что с ним и надо вести переговоры?
    - Не все так просто, сир гроссмейстер! Он своего рода пророк, а не глава, и явно не ставил целью создание некоего «братства». Во всяком случае, мои аналитики не находят связи между сержантом Картом, и возникающими тут и сям ячейками «братьев». Это совершенно новое явление для нас.

    - Так ли, командор? – раздалось с середины круглого стола, самой узкой его части. Пожилой и полный мужчина в форме военной полиции жестко посмотрел на своего вечного конкурента – По моим данным ваш сержант имеет какую-то давнюю связь с отделом Ч.
    - Это так? – гроссмейстер недовольно повернулся в сторону, где преобладали синие и черные мундиры Космофлота. – Адмирал Нахимов и командор Трещина, мы требуем объяснений.
    Высокий и подтянутый адмирал встал с места. Он спокойно обвел взглядом присутствующих и нехотя начал отвечать:
    - Да, мой сектор давно работает с сержантом Картом.
    - Это, правда, что Карт уже больше года является членов Внешнего круга?
    - Да, – коротко ответил адмирал. По столу прошелся ропот, кресла задвигались, многие протянули руки к пультам. - Мы привлекли этого необычного бойца, чтобы он всегда был под нашим наблюдением.
    - Ага, – куратор военной полиции саркастически улыбнулся, – только шесть месяцев назад он совершил тяжкое преступление и улизнул от вас в штрафной батальон.
    - Кто его куратор? – гроссмейстер хмуро смотрел на Нахимова. – Я хотел бы побеседовать с ним.
    - Полковник Чамп, сир. К сожалению, он сейчас в дальнем рейде и вне зоны досягаемости нашей связи.
    - Интересно получается, адмирал. Ваш странный подопечный вышел из-под контроля, устраивает чёрт-те что, а подчиненные куда-то улетают.
    - Сир, полковник Чамп не мой подчиненный, он из Дальней разведки Флота. Мы его привлекаем в особых случаях.
    - Эх, адмирал, адмирал, – Мазерини со стуком поставил высокий стакан на стол, – сколько проблем из-за вашего неуставного метода работы.
    - Генерал, за три десятилетия, что я возглавляю пост начальника сектора исследований, мои методы принесли нам множество дивидендов. Да и вам лично, – Нахимов держался совершенно спокойно, – не благодаря ли усилиям моего сектора вам удалось провести более точную разведку, в этот раз очень помогшую нашим войскам в проведении операций.
    - Да, – начальник штаба вынужден был кивнуть , – в тот раз Спиральщикам не удалось слить наши планы. Как это часто бывало раньше.
    - Тут многие поработали, – добавил человек в форме адмирала Космофлота, – но, черт побери, Нахимов, кто этот парень?
    - Очень необычный человек, – неожиданно снова ввязался в разговор Франхейм. Начальник же контрразведки ехидно усмехнулся:
    - Еще бы, генерал, вы ведь знаете его лично?

    Присутствующие в зале повернули головы к профессору стратегии. В глазах многих читался неподдельный интерес. Заседание приняло сегодня очень занятный оборот. Обычно на подобного рода консилиумах решались глобальные вопросы, определяющие судьбы миллиардов живых существ. А сейчас они так долго обсуждают какого-то сержанта, и главы всемогущих спецслужб всерьез обеспокоены.
    - Ведь это вас, Франхейм, Карт вывез из окружения на Калунии, по существу спас от неминуемой смерти.
    По столу прошел легкий ропот, кто-то из военных не сдержался:
    - Так сержант Карт и есть тот самый «водила генералов»?
     Куратор контрразведки старший советник Франц молча кивнул.
    - Он еще участвовал в пяти десятках довольно опасных рейдов и выходил из них живым. У Карта был конфликт с командиром батальона, ему грозило тюремное заключение, но именно в этот момент полковник Чамп вербует его в Организацию.
    - Вы чересчур много знаете, земная ищейка, – Нахимов зло сощурил глаза.
    - Прошу без оскорблений! – колыхнулся Гроссмейстер.
    - Мы имели представление, что этот индивидуум обладает особыми способностями, поэтому и хотели использовать его. Никто не знал, чем это обернется в дальнейшем.
    По рядам опять прошел шорох. От самых внимательных членов Высшего Совета не ускользнуло, что глаза Регента внезапно вспыхнули зеленоватым свечением. Хрусталики его глаз, да и сами глаза, давно были заменены на искусственные, и сейчас этот могущественный член Организации принимал на них непосредственно информацию, а такое случалось достаточно редко.

    - Сейчас раз цена вашей ошибки оказалась слишком высока, – Мазерини нервно стучал пальцами по столешнице из настоящего дуба, неслыханная роскошь в космосе. – Ваш подопечный вышел из-под контроля.
    - Генерал, очень высока была и ставка, – многие из сидящих в зале переглянулись. Мало кто мог вот так бросить вызов самому успешному за последние пятьдесят лет Начальнику штаба. Канцлер недоуменно вперился в Нахимова. Перепалка между главами могущественных кланов сильно обеспокоила его. Внезапно в зале раздался звук, заставивший многих из присутствующих вздрогнуть. Казалось, что ломается и скрипит дерево, но это была речь очень старого человека, связки которого почти высохли, и приходилось использовать усилитель звука.
    - Кто он? Откуда он?
    Все оглянулись в сторону Регента. Они ошеломленно наблюдали, как один из Трех скинул с головы капюшон и внимательно смотрит на Нахимова.
    - Я требую от вас ответа, адмирал.
    В зале установилась мертвая тишина. По спинам большинства сидящих пробежал холодок, у многих намертво свело скулы. Такие вопросы Высшего в былые времена зачастую приводили к смерти обвиняемого, а в нынешние к немедленной отставке и полному забвению. Нахимов побледнел, но к своей чести, не дрогнул.
    - Сир, я не могу ответить на этот вопрос. Это не ваша компетенция.
    Регент не удивился, его брови не дрогнули, только уголки губ чуть шевельнулись.
    - Суть проблемы.
    - Нужно разрешение Первого, сир.
    Члены Высшего Совета организации не верили своим ушам. Глава сектора рискнул перечить одному из Регентов! Что-то очень странное происходит сейчас в их мире. Многие уже готовились услышать слова обвинения или жесткую отповедь, но неожиданно Регент устало откинулся в кресле и произнес своим скрипучим голосом:
    - Консилиум закончен.


     Люди поспешили к выходу, осторожно озираясь на поникшую фигуру в большом кресле. Прошедший сегодня консилиум оставил в их душах и умах странные ощущения. Третий Регент застыл, он только что столкнулся с необъяснимым. Он был самым старым из Трех. Его полномочия являлись сейчас наименьшими, хотя и довольно огромными. Он осуществлял надзор над внеземной деятельностью землян, в том числе и военными действиями Армии Федерации. Но эта тайна…
    Она оказалась более глобальной. Все еще острый ум старика тут же решил это странное уравнение, и результат получился поистине ошеломляющим. Пожившему на свете Регенту ужасно хотелось прикоснуться к этой тайне, он очень много сделал в свое время для ее поиска. Но… но его время безвозвратно ушло. Его тело уже не вынесет тяжесть принимаемых решений. Решений, определяющих будущее всего человечества.

     Генерал Франхейм прошел через соединительный проход и зашел в неприметный технологический отсек. Старые стены здесь были слегка обшарпаны, половина светильников не работала. Его уже ждали.
    - Капитан, – генерал пожал руку своему адъютанту. Затем достал из кармана маленький черный прибор и приложил его к стене. – Теперь можно говорить спокойно. Подарок от ученика.
    Франхейм улыбнулся, зря этот напыщенный генералитет насмехается над его факультативами. Прямые связи гения стратегического планирования были довольно обширными, как и влияние.
    - Капитан Фолли, вам, как человеку «понюхавшему порох», будет проще выполнить мою просьбу. Вы должны найти штатс-сержанта Карта первым и предупредить его, что им плотно занимается контрразведка. Ведомство Нахимова давно устарело и неповоротливо. Как, в общем-то, и вся эта организация. Земля же так и остается в большой опасности. Так что к черту верность и преданность, пора действовать! Вы со мной?
    - Так точно, сир! – движения капитана были скупы и сдержаны. Это был опытный боевой офицер, не раз бросавший вызов самой смерти. Его звание специально задерживали несколько лет, с таким чином он был менее заметен. Но горе тому, кто встанет на его пути!
    - Если мне будут препятствовать?
    - Действуйте решительно. В крайнем случае, обратитесь за помощью к «братьям». Мазерини полный дурак, он не заметил под своим носом стремительного расширения новой структуры, и публично приписал мои идеи себе, потом об этом объявил на Совете. Весь его штаб будет сегодня безумно хохотать.
     Капитан улыбнулся уголками губ. Давнее соперничество однокашников уже стало притчей во языцех. С одной стороны, талантливый теоретик, безусловно, лучший стратег в известной им Вселенной. С другой - успешный администратор и исполнитель, умевший схватывать хорошие идеи на лету, собравший блестящую команду и произведший долгожданный прорыв в ставшем намертво фронте галактической войны. Они друг друга стоили!

    На другой половине старинной станции в отсеке лифта находились двое: Нахимов и куратор контрразведки. Начальник сектора, где проходили самые секретные исследования на Земле, вынужден был уступить. Он не первый день сталкивался с подобным кризисом, поэтому знал, когда следует настоять на своем, а когда умерить амбиции и открыть карты. В отличие от Мазерини адмирал был прекрасно осведомлен о стремительном расширении «братьев», и это его сильно беспокоило. Он кинул взгляд на контрразведчика. Высокий и мускулистый, тот мало подходил под обычный облик конторского служащего. Вытянутое и породистое лицо аристократа, большие руки с длинными пальцами музыканта. Франц перехватил взгляд и спросил с легкой ехидцей.
    - Что, Адмирал, нервничаете? В этот раз вы попали в большие неприятности.
    - Если бы, советник. Думаю, вскоре у вас сильно поменяется точка зрения.
    - Возможно, – Франц кивнул. Он догадывался, что дело намного сложней, чем поначалу кажется.
Они поднялись на четвертый уровень и прошли к закрытой двери. Путь им преградили трое космодесантников, одетых в полную боевую амуницию и вооруженных бластерами. Шеф-сержант, по виду разменявший вторую сверхсрочную, тщательно сканировал чиновников самого высокого ранга. Безопасность на этой станции соблюдалась неукоснительно, от проверок был освобожден только Регент. Впрочем, он и не отлучался отсюда уже много — много лет. Наконец, двери распахнулись и, пройдя через шлюз, оба человека оказались в рубке.
    - Офицер, – обратился Нахимов к дежурному связисту, – соедините нас с Первым и выйдете из рубки.
    - Но, адмирал, сир. У вас имеются полномочия на срочный вызов?
    - У меня есть! – Франц выступил вперед и приложил свой Эй-Ти к панели, та мигнула зеленым.
    Офицер судорожно сглотнул, ситуация складывалась чрезвычайная. Он молча проделал необходимые манипуляции и вышел в шлюз. Через пару минут большой экран замерцал, и в помещение появилось объемное изображение человека в темном балахоне. Из-под капюшона на вызывающих смотрели внимательные глаза.

    - Почему срочный вызов, советник? – обратился он к куратору контрразведки.
    - Сложилась э… весьма запутанная ситуация, сир. Я считаю, что появилась новая угроза безопасности Земли. Наша Организация уже получила сокрушительный удар.
    - Сир, – Нахимов был также серьезен, – нужно разрешение на разглашение информации по проекту «Исход». Наш подопечный вышел из-под контроля.
    - Хм, – Первый регент позволил себе усмехнуться, – это еще мягко сказано. После просмотра записи прошедшего консилиума я поднял некоторую информацию. Адмирал, это все на самом деле?
    - Так точно, сир, – Франц с удивлением смотрел на адмирала, никогда он не видел опытного разведчика в таком волнении. – Мне пришлось пойти на риск, Первый. Иначе у нас не было бы ни единого шанса. Вы знаете, что стоит на кону.
    - Да, кому, как не мне не знать, – регент задумался и откинул капюшон. Он хоть и разменял сотню лет, но природное здоровье и новые технологии позволили ему не выглядеть древним старцем. Кудрявые светлые волосы, ярко-голубые глаза, все лицо первого из регентов располагало к себе. Именно он отвечал за благополучие и будущее Земли. Для чего, собственно говоря, и создавалась в свое время Организация.
    - Разрешение я дам. Ситуация вышла на совершенно другой уровень. Франц, – Регент пронзительно смотрел на куратора контрразведки, заставляя довольно сильного духом офицера удерживать дрожь в коленках, – я знаю вас как человека честного и преданного нашему делу. Поэтому вы достойны быть посвященным. Только учтите, что новые знания полностью перевернут вашу картину мира. Если окажется так, что вы, Франц, не сможете с этим примириться, то заклинаю вас, уйдите в отставку и отлучитесь в тень.
    - Понял вас, сир, – у куратора пересохло в горле. Он понимал, что зашел слишком далеко, но так уж он представлял собственное служение долгу. А долг был превыше всего!
    - Адмирал, теперь вы. В ваших интересах вернуть ситуацию хоть в какие-то рамки. Иначе, – первый покачал головой, – нам предстоят большие перемены.
    - Я постараюсь, сир.
    - Тогда все.
    Экран погас и двое из важнейших членов Внутреннего Круга переглянулись.
    - Пойдемте, Франц.

    Через два стандартных часа, проведенных с планшетом, в который был вставлен один из самых секретных в Федерации инфокристаллов, человек в черной форме безмерно устал. Куратор был поражен наповал полученной информацией. Она, и в самом, деле перевернула его представления о сложившейся ситуации. Он еще больше проникся уважением к людям Нахимова, и был безмерно поражен главным героем предстоящей кульминации. Франц, как никто, был ознакомлен с настоящей историей «сотрудничества» со Спиральщиками, поэтому не питал никаких иллюзий по этому поводу. У Земли было очень мало шансов. И один из них - это Алекс Карт.

     Алекс немного нервничал. Последние четыре месяца он провел в госпитале, который находился на старой колонии землян Грумант. Само название говорило о суровом климате планеты, мало подходившим для большинства гуманоидов. Но потомки русских, скандинавов и канадцев довольно-таки неплохо освоили эти покрытые льдом и снегом пространства. Жизнь здесь цвела только под городскими куполами. Местные ресурсы оказались на удивление разнообразны и доступны, поэтому на Груманте не было проблем с энергетикой, и даже существовала развитая промышленность. Именно здесь производились самые крепкие каркасы для боевых скутеров и катеров. На орбите же висели    заводы по постройке фрегатов.
    Карт во время последнего боя получил ряд серьезных повреждений, и только чудо и самоотверженность товарищей позволила ему выбраться с Октавии 15. Было сломано несколько ребер, плечо, открылось внутреннее кровотечение, плюс ко всему сотрясение мозга. Молодой человек позднее узнал, что их вторую эвакуационную партию атаковали две эскадрильи вражеских атмосферников. И только мужество пилотов, прикрывавших спасательные команды, да смекалка водителей помогла выбраться им из западни живыми. Большим плюсом явилось решение вытаскивать последних рейнджеров панцерами легионеров. Машины у них были на редкость крепкими и бронированными, сбить их оказалось трудно, а водители привыкли воевать на переднем крае. Увлекшиеся в погоне атмосферники врага один за другим упали в камни и песок Октавии 15, попав под стройный огонь собравшихся в кулак средств земных ПВО.    
    Рейнджеров на посадочной площадке встречали как настоящих героев. Все, свободные от вахт и дежурств, бойцы собрались здесь и радостным ревом встречали парней, бросивших вызов самой смерти. И везде, везде слышался шепот, переходящий в рокот «Братья, братья, братья!».

     Окрепнув и хорошенько отдохнув, Алекс смог, наконец, осмотреться. Ему нравилось гулять по светлым аллеям и небольшим паркам, бережно выращиваемым под куполами. Здесь жило много гражданских, и можно было раствориться в толпе, на время почти забыв обо всех испытаниях. Вот только на улицах и кафе находились все больше мужчины в возрасте, и почти не было детей. Молодой военный частенько замечал на себе заинтересованные взгляды женщин. Персонал госпиталя был в курсе, кто их пациент. Уже там Карту пришлось столкнуться с удивленными взглядами. К его счастью, Грумант была планетой с гражданским управлением, и военных здесь находилось мало. Это созвездие располагалось далеко от основного театра боевых действий, а местные медицинские учреждения специализировались на психических расстройствах. Что-то вроде заповедника для сошедших с катушек воинов. Поэтому здесь было тихо, с лишними вопросами не приставали, производили странные, на первый взгляд, процедуры. В общем, курс лечения протекал неспешно и без суеты. На него сюда в основном прибывали офицеры, чаще Космолетчики, общались они между собой мало, поэтому компании практически не складывались.
     Алекс только сошелся с двумя пилотами рейдеров, маленьких катеров ближнего космического боя. Вот это были поистине обезбашенные парни, выделявшиеся в толпе головами, напрочь лишенными любой растительности, космическим загаром и странным, слегка блуждающим взглядом. Жестокий холод Космоса оставил неизгладимый отпечаток на их лицах. Не избегал Карт и женщин, нашлось достаточно желающих утешить известного героя. Но, как ни странно, он инстинктивно избегал блондинок, и так получилось, что лучше сходился с рыженькими. Макс Грего, один из пилотов, в шутку назвал его любителем «солнечных» девушек. Сам же он предпочитал брюнеток, как и его напарник, Паша Борисов.
    Они быстро изучили окрестные увеселительные заведения, остановившись на двух клубах. В одном по вечерам играла живая музыка, музыканты по устоявшимся здесь традициям были самодеятельными. Жители колонии считали, что каждый человек после основной работы должен был заниматься каким-нибудь видом искусства. Поэтому найти развлечение в городах под куполами не представляло труда. Карт с удовольствием слушал старинные песни, игру на различных инопланетных инструментов. На стенах клуба висели картины, эстампы, мозаики. Экспозиции регулярно менялись. В соседнем заведении по вечерам устраивались танцы. Не беда, если ты не умел танцевать. Всегда найдется партнерша, которая с удовольствием покажет молодому военному интересные па, а, может, и кое-что другое потом, в лежачем положении.
    Но все когда-нибудь кончается. Неожиданно Карта вызвали к главному врачу госпиталя и выдали личное предписание. Генерал медицинской службы с интересом смотрел на молодого штатс-сержанта, но от вопросов воздержался. Один из его старых друзей попросил сделать все втайне. Генерал служил давно и порядок межличностных отношений старался соблюдать. Он забронировал сержанту рейс на челноке, улетающем в этот вечер внеплановым порядком, а оформил выписку на день позже. Поэтому люди из отдела «Э» опоздали. У генерала важного госпиталя обычно много забот, какое ему дело до странного сержанта? Ну, вышла ошибка! Разве это преступление?

    Карт все еще не отошел от произошедшего, только улыбался и косил глаза в сторону. Рядом с ним по коридору топал его лучший друг Олд Ларсен. Именно он вчера встретил новоявленного штатс-сержанта на борту космического грузовика, куда того доставил местный челнок. Все дальнейшее произошло достаточно быстро. День пути в каюте старого, скрипящего грузовика, и они оказались на огромной базе Космофлота Альфа 5, которая располагалась в центре галактических путей. Собственно, базы было две. Одна их союзников из системы Суфкании, имеющих самые большие флотилии дальних крейсеров. Вторая уже только для Земного Флота. В огромном астероиде давным-давно были прогрызены штольни и шахты, устроены помещения для запасов оружия, ангары для ремонта кораблей. Эта база являлась также важным перевалочным пунктом для войск, как Земной Федерации, так и воюющих союзников. Одновременно здесь находились десятки тысяч людей.
    Сразу по прибытии рейнджеров направили в сектор Д, где их уже ждали для торжественной церемонии награждения. Пожилой полковник, еще не утративший физическую форму, с большой радостью вручил заслуженные награды штатс-сержанту Карту и сержанту Ларсену. Теперь рядом с двумя серебряными и одной золотой звездой у Алекса появилась высшая награда Федерации – алмазный клинок. Он, и в самом деле, был инкрустирован бриллиантами исключительно земного происхождения. Полковник был немногословен, сам старый служака, некогда командир штурмового батальона, он понимал, насколько тяжело пришлось этим парням. Ветеран похлопал сержантов по плечам, пожелал удачи и показал в сторону боковой двери. Там рейнджеров ждал сюрприз.

    - Капитан Дрозд! – радостно приветствовал старого знакомого Карт, потом поправился, – майор Дрозд.
    - Осторожно, черти полосатые, задушите ведь, – объятия норвежского борца были поистине медвежьими. - Дайте хоть поглядеть на вас! Ты глянь, как вы возмужали, парни, настоящие ветераны.
    - Скажешь тоже, – Алексу стало неловко.
    - Ветераны, ветераны. Таких сразу в строю замечаешь. Да и награды со званиями отменные, что скажешь – орлы! Как говорил один древний полководец «Чудо-богатыри»!
    - Николай, – Ларсен сохранял нордическое спокойствие, – хорош по ушам ездить. Ты-то здесь зачем?
    - По поручению генерала Франхейма.
    - Даже так? – Олд был откровенно удивлен.
    - Мне доверено переправить вас в более безопасное место. Так что ничего не поделаешь, надо двигать.
    - Подождите, майор, – Карт настороженно смотрел на разведчика, - сначала объяснитесь, что нам угрожает и почему я должен вам доверять?
    - Хм, – Дрозд улыбнулся, - а ты растешь парень. Смело дерзишь старшему по званию.
    - Если ты читал мое досье, то должен знать, что я и морду могу запросто набить.

    - Это ты про скандал с Орловым? - глаза майора сузились. – Зря ты так в бутылку лезешь, Карт. Объяснение же у меня простое - я ученик Франхейма. Он любит своим доверенным последователям поручать некоторые деликатные дела. Меня ты знаешь, генерала тоже, проверить мои полномочия несложно, – Дрозд протянул рейнджеру маленький планшет. – Взгляни, параграф три.    
    Карт внимательно просмотрел сообщение, пару раз нажал виртуальные клавиши и удовлетворенно проговорил:
    - Теперь все неясности сняты. От кого ждем проблем?
    - Контрразведка, насколько я понял. Они каким-то образом спелись с людьми Нахимова. Слышал о таком?
    - Да, – Карт теперь всерьез встревожился.
    - Парни, я что-то не догоняю? - Ларсен наблюдал за товарищами с еле скрытой улыбкой.
    - Нахимов руководит неким тайным сектором Дальней разведки, – уточнил майор, – каким местом он к Карту, я и сам не представляю. Ал, может, поделишься информацией?
    - Извини, не поделюсь. Куда нам сейчас?
    - Это на другой стороне астероида, поедем на скоростном транспорте. Надо вам разработать обходной маршрут, а в том секторе у меня свои люди.
    - Не надо обходных маршрутов, майор, мы тут у себя дома, – неожиданно заявил Ларсен. Карт удивлено посмотрел на старого друга, но перечить тому не стал. Его, вообще, сейчас обуревали странные ощущения. Как будто глаза, заспанные до непрозрачности, оказались промыты чистой родниковой водой. Все рецепторы стали сверхчувствительны, даже те, которые были ему доселе незнакомы. Он неожиданно для себя очень отчетливо рассмотрел помещение, уже повидавшее виды, но поддерживающееся в относительно хорошем состоянии.
    Чуть потресканный пластик, недавно замененные световые панели, «вечная» обивка пола, впитавшая в свои микротрещины многолетнюю грязь, не смываемую роботами-уборщиками. Еле ощущаемый ветерок от вентиляции пах гигиеническими отдушками и прогорклым маслом. Ему импонировало ледяное спокойствие Олда, уверенность в своих возможностях, сквозившее от Николая. Это придавало сил, дарило надежду на удачный исход будущего противостояния. А то, что оно началось, он уже не сомневался. Генерал не стал бы попусту посылать к нему доверенного человека. Пока он был на отдыхе, Карт осторожно навел все необходимые справки. Официальные службы и ведомства даже не подозревает, сколько секретной и очень секретной информации могут добыть даже простые солдаты и сержанты.
    - Тогда идем!

    Они подхватили солдатские баулы и, пройдя через дверь, двинулись по длинному коридору, затем через шлюз попали в огромное помещение станционной транспортной развязки. Высокий потолок терялся в сотнях метрах наверх, посреди причудливо изогнутых трубопроводов. Широкие полотна бегущих дорожек пересекались на разных уровнях, между ними неспешно плыли ступеньки эскалаторов. Табличек и указателей, как и везде у военных, было мало. Тактический трассер без проблем помогал ориентироваться в этом, казалось бы, хаосе, наполненной тысячами людей. У Алекса поначалу даже закружилась голова. Следовало привыкнуть к такому обилию информации, ставшей доступной из-за обострившей чувствительности молодого человека. «Надо как-то научиться управлять этим непривычным даром».
     В глазах рябило от новых лиц, разнообразия формы, одежды. На станции сталкивались бойцы всех родов войск, в составе персонала работало множество гражданских лиц. Запахи, неожиданные тактильные ощущения, звуки, Карт чувствовал себя, как будто принял хорошую дозу марихуаны, только голова соображала намного лучше. Впереди их маленькой группы четко вышагивал Дрозд, рассекая могучими плечами толпу военнослужащих. За ним двигался сам Карт, а чуть позади Ларсен, внимательно оглядывая с высоты своего роста все вокруг. В этой толчее можно было запросто затеряться, но опять же, ты был всегда на виду.
     Сотни камер все кругом просматривали и сканировали. Тысячи людей двигались по своим делам, или на вахту, или закончив работу. Озабоченные космофлотчики, как всегда, считали себя первее всех, ввинчиваясь в толпу небольшими группами. Долговременная работа в одном экипаже сказывалась на их поведении. Пехота, команда гренадеров, видимо, недавно с боевых действий, ошарашенно пытаются разобраться в хитросплетении дорожек. К ним медленным шагом подходит местный сержант из военной полиции, также лениво изучает их предписание и посылает вперед коротким увесистым жестом. Вот сплоченная группа легионеров в серых парадках. Сразу видно, что парни из отпуска. Веселы, шумны и сержанту-полицейскому дерзят с наглыми лицами. А что им боятся? Возможно, завтра они уже будут идти в жестокий бой, сидя в своих грохочущих машинах-монстрах. Что потом остается от взорвавшихся легионерских панцеров, Алекс видел. Его непонятное для товарищей любопытство несколько задерживало их небольшую группу.

    - Ал, что тормозишь? – прошептали сзади.
    - Потом расскажу.
     Карту было интересно воспринимать мир через призму обостренных ощущений. Это даже давало некоторые преимущества: вот он угадал маневр замешкавшегося гренадера, вот увернулся от баула громадного сержанта в форме техника. Но через некоторое время у молодого рейнджера появилась новая проблема. Он внезапно понял, что привлекает чересчур много внимания. Причина этого была ему непонятна. Хотя надо признаться, что рейнджер в полевой форме, с широким реестром наград, так и так бы привлек внимание окружающих. Это нечастые гости на тыловых станциях. Да и нашивки штатс-сержанта на плечах относительно молодого солдата, и бриллиантовый меч на груди являлись вещью далеко неординарной. Но здесь явно было нечто другое. Помог новый обостренный слух: «Первый брат. Это он. Брат. Брат. Смотри, это первый». Карт после осознания происходящего, даже встал на месте, как вкопанный.
    - В чем проблема, брат?
    - Олд, блин, они что, все знают?
    - А ты думал, – норвежец усмехнулся. – Получи свою долю славы, бродяга! Давай быстрее сваливать отсюда. Вон, наша дорожка, пять бис три.
    Чуть позже, когда они встали на бегущую ленту, Карт снова спросил:
    - Получается, ты уже был в курсе и меня, зараза, не предупредил?
    - Что поделать, ты сам должен ощутить.
    - Это уже так далеко зашло?
    - Возможно. Честно говоря, я не в курсе всех заморочек. Все развивалось слишком стремительно. Пришлось по факту стать Вторым посвященным.
    - Вот как? Теперь я что, великий Гуру?
    - Типа того. Так, не отвлекайся, Дрозд сигнализирует, что сходим на следующем перекрестке.

    Под лестницей Карт сразу ощутил приближение неприятностей. Он живо вычислил трех сержантов в форме технической службы, слишком уж накачанными были их плечи и тяжелыми взгляды. Алекс локтем толкнул Ларсена. Тот, придерживая друга за плечо, повернулся в сторону проходивших мимо гренадеров. Оттуда живо подскочил молоденький капрал, и вскоре трое «техников» чертыхались посреди внезапно образовавшейся свалки.
    Рейнджеры тем временем проскочили мимо напрягшихся военных копов, здесь их оказалось на удивление много. Один из них метнул в сторону Карта нехороший взгляд, но сделать ничего не успел, случайно споткнувшись об ногу Ларсена. В следующую минуту вся троица располагалась в вагоне подземной транспортной системы.
    - Ха, было весело! – Ларсен заливисто засмеялся.
    - Ты это имел в виду, говоря про безопасный проход? – Дрозд выглядел недовольным. – Нас просекли на раз, теперь будут ждать на конечной станции.
    - Он все правильно сделал, майор, – Карт как раз чувствовал себя в своей тарелке, в крови живчиком бегал адреналин, голова стала соображать еще лучше. – В узких лазах и технологических проходах нас легче было бы сцапать, в открытых же помещениях у нас много союзников.
    - Ты про своих «братьев»?
    - Они не мои, Николай. Они братья друг другу.
    - Не знаю, Алекс, – Дрозд покачал головой. – Ты выпустил на волю опасного джина. Неизвестно еще, чем это обернется для Федерации.
    - Не ссы, майор! – Ларсен говорил без пиетета, нарочно зля офицера. – Хуже не будет. На остановке найдутся свои люди.
    - Смотри, отвечай за слова.

    - Странно, – Алекс устроился поудобней в кресле. Вагон шел тихо, само движение даже не ощущалось, чувствовались суфканийские технологии.
    - Что странно, Ал?
    - Больно смело эти бойцы действуют. Нас, вообще-то, не за что задерживать, по закону мы чисты. А тут без предъявления обвинения, на людной площадке. Они что, огласки совсем не боятся?
    - Я так думаю, эти упыри совершенно не поняли новый распорядок дня, – Олд глумливо улыбался.
    - Ты знал, старый хулиган, весь расклад наперед. Это была демонстрация для майора?
    - Ага, – Ларсен кивнул и скосил глаз в сторону Дрозда. Тот обиженно засопел. – Не злись, пехота!
    - Вы меня совсем за мальчишку держите?
    - А ты нас, смотрю, за молодых? – Карт взглянул на старого приятеля своим фирменным «сержантским взглядом». - Мы с Ларсеном уже достаточно всего повидали на службе. Мало никому не покажется.
    - Крутые стали перцы, нечего сказать, – гренадер поежился под странным взглядом штатс-сержанта и отвернулся в сторону.
     Минут через пятнадцать вагон стал замедлять ход. Как и условились, первым выскочил Ларсен и тут же потерялся в толпе. Дрозд с Картом сразу свернули в сторону бокового прохода. Через сотню метров на выходе, путь им преградили четыре здоровяка в форме космофлота. На космолетчиков они, кстати, не походили ни разу. Не бывает таких бледных космолетчиков. Дрозд нехотя вышел вперед, но его помощь не понадобилась. Откуда-то сбоку моментально нарисовалась группа рейнджеров. Они молча подошли к «космолетчикам» и встали прямо перед ними. Позади них маячила довольная физиономия Ларсена. Карт, проходя мимо, захватил кусок разговора между двумя группами
- «Уйдите с дороги, черт возьми! Вы кто такие, вообще? Какие проблемы, космолет? Валите по-хорошему отсюда, вас тут не ждут».
    Парни явно развлекались. Контрразведчики, а судя по наглым физиономиям, это были именно они, быстро стушевались. Конфликтовать с рейнджерами было чревато, а если к ним подойдет подмога, то и больно для здоровья.

    Троица спокойно проскользнула мимо шлюза и дружно ввалилась в лифт. Офицеры, стоявшие по неписаному праву у самого входа, нехотя подвинулись, сразу стало тесно. Карт иронически скользнул глазами по стоявшему напротив него майору интенданту. Круглощекое лицо тыловика расплылось в удивлении, когда его взгляд упал на ряд наград на груди штатс-сержанта. Стоявший тут же рядом с ним пехотный капитан, напротив, ободряюще улыбнулся. Все в нем выдавало настоящего боевого офицера. Он также обменялся приятельским кивком с Дроздом. Со стороны группы солдат зашуршало - «первый брат». От этого едва слышного шепота тыловой майор вобрал голову в плечи и постарался втиснуться назад. Гренадер же с огромным интересом уставился на всю эту странную троицу. Видно было, что он порывается спросить о чем-то у Дрозда, но тот знаком запретил делать это. Капитан оказался человеком понятливым, бывалым и тихим голосом скомандовал шепчущимся солдатам. Видимо, они были его подчиненными, в лифте сразу установилась тишина.
     Пройдя по ярко освещенному телескопическому трапу, троица остановилась у внешнего шлюза. Карт с удивлением озирался, это было явно не обычная грузовая посадочная платформа.
    - Ну, все, парни, – обернулся к ним Дрозд, – дальше без меня. Вас там ждут. Как у нас, русских, говорили в старину - «Бог даст, свидимся».
     Ларсен и Карт по очереди обнялись с немногословным гренадерским разведчиком. Ларсен вдобавок крепко потрепал майора по плечу, тот аж поморщился. Затем рейнджеры прошли через шлюз, пришлось выждать, когда в нем изменится давление. Межзвездный транспорт был, по всему видно, достаточно высокого ранга, с повышенным нагнетанием атмосферы, чтобы лучше переносились «прыжки».
    У входа их встретил техник звездолета, одетый в гражданское. Карт успел заметить на люке эмблему компании, занимающейся геологической разведкой в дальних земных колониях. Дело принимало интересный оборот. По пути, проходя через ярко освещенные помещения корабля, оба рейнджера сохраняли молчание. Хотя по некоторым признакам Алекс уловил, что Олд находится в полной «боевой готовности». Если кто-то захочет воспользоваться неожиданностью, то попадет под «раздачу» крепких кулаков опытного штурмовика. Хотя еще неизвестно, кто из этих двух рейнджеров опаснее.

    Наконец, они остановились у большой двери, техник молча нажал на кнопку вызова и удалился. Переборка из легкого прочного материала отошла в сторону и Карт с Ларсеном вошли внутрь. Сразу после входа они по вбитой в подкорку привычке разошлись в стороны, ноги напряглись, руки сжались в кулаки, глаза со всем вниманием сканировали ярко освещенное помещение. Посмотреть же было на что - редко где на звездолетах можно увидеть такую роскошь. Светлые панели, вкрапления из настоящего дерева, декор из натуральной ткани. Гостиная, а это была именно она, имела набор самой настоящей мебели: два дивана и глубокое каркас-кресло. Мягкий свет шел откуда-то из боковых панелей, причудливо играя на блестящих поверхностях.
    - О, узнаю бравых парней, всегда наготове!
    С левой стороны каюты раздался знакомый голос и появился седовласый поджарый человек.
    - Генерал Франхейм! – воскликнули оба рейнджера, приняв сразу привычную стойку.
    - Вольно! Не надо формальностей, парни, – генерал был одет в старинный костюм и совершенно искренне улыбался. Он поздоровался с обоими знакомцами и показал рукой в сторону диван. – Присаживайтесь, молодые люди.
     Пока рейнджеры устраивались удобнее, генерал отошел к шкафчику и вскоре вернулся с зеленой бутылкой и тремя стаканами, из пола тут же выскочил столик со стеклянной вазой, наполненной колотого льда.
    - Не стесняйтесь, ребята. Это настоящий выдержанный виски с колонии Икар. Кидайте только лед. Разбавлять чем-нибудь иным такой благородный напиток будет кощунством. У нас есть минут двадцать до «перехода».

    Ларсен, уже щедро плеснувший себе напитка и кинув кубики льда, чуть не уронил стакан.
    - Мы уже летим?
    - Конечно же, мой молодой друг. Мы отчалили, как только вы взошли на борт. Наши приятели в черном оказались на редкость надоедливы.
    Ларсен и Карт переглянулись.
    - Ах да, вы же в первый раз на подобном корабле, – хлопнул себя по лбу Франхейм, – вы привыкли в получасовой процедуре, скрежету и грохоту. Нет, эта малышка, – он похлопал по панели, – одно из лучших произведений земной промышленности.
    Друзья еще раз переглянулись и уткнулись в стаканы. Виски, и в самом деле, был превосходным. Карт, вообще, не очень жаловал крепкие напитки, но в их качестве разбирался. Наконец, он собрался с мыслями и бросил на генерала вопросительный взгляд.
    - Сир, что это за корабль, и куда мы летим? И что, черт возьми, происходит!
    Франхейм поставил стакан и оглушительно захохотал. Смех у него был задиристый, добрый.
    - Карт, ты, как всегда в своем репертуаре. Наслышан я о твоих подвигах, наслышан. Ты, кстати, в курсе, что стал самым молодым штатс-сержантом мобильной пехоты за последние сто лет.
    - Нет, – Алекс удивленно посмотрел на офицера.
    - Отныне знаешь. Да и твой алмазный меч вручается достаточно редко. Но теперь по вашему вопросу. Мы находимся на яхте «Таймырград», думаю, что эмблему компании вы уже срисовали. Это корпоративное судно, у меня имеется доля в этой фирме, иногда я могу использовать её совершенно законно. Ну а куда мы полетим, вот это как раз зависит только от вас. Капитан сделает несколько «прыжков», путая следы, затем доставит вас, куда потребуется.
    - Вот даже как? – Карт хотел сделать глоток, но по каюте прошел легкий звон.
    - Устройтесь поудобнее, – скомандовал Франхейм, – это гонг.

    «Переход» прошел на удивление спокойно и комфортно. Обычно проваливаясь в «параллельное пространство», люди чувствовали тошноту и головокружение, а кто-то сваливался в обморок. Снова раздался гонг, по телу прошло странное ощущение, как будто толпы мурашек пробежали от пяток до затылка.
    - Куда летим, Ал? – проговорил Олд.
    - К нашим, – Карт, по всему видно, принял решение. – Сир, перед тем, как я назову точку назначения, хотелось бы узнать, что же все-таки происходит?
    - Вопрос, конечно, резонный, – Франхейм покачал седой головой. – Ты, сержант, вообще, интересный человек. Мы познакомились при очень странных обстоятельствах, затем наши пути опять пересеклись на одном интересном мероприятии. Как там, кстати, та девчушка?
    - Не знаю, сир, нам пришлось расстаться, – Карт помрачнел.
    - Понятно. Наша плата за безопасность, – седовласый человек нахмурился. – Самое поганое, что на этой бесконечной войне мы начинаем терять свою сущность, понятие человечности и все свойственные ей качества, например любовь. И знаешь, Карт, именно поэтому мне импонирует твоя идея с «братьями». Я уже несколько месяцев изучаю этот феномен. И знаешь, – генерал улыбнулся, – я почему-то совершенно не удивился, когда получил имя автора этого проекта.
    - Я не задумывал «братьев». Так уж вышло.
    - Поэтому и получилось. Ты просто дернул ту самую струну в душе человека, которая уже и так звенела. Армия сама по себе структура громоздкая и заорганизованная. Её повернуть в сторону ох как непросто! Ты ведь читал мои книги «Стратегия непрямого управления»?
    - Да, сир.
    - Я три десятка лет потратил на внедрение этого метода. Мои ученики показали неплохие результаты, и именно такие офицеры смогли спокойно принять участие «братьев» в управлении подразделениями.
    - Значит, у командования появились проблемы.
    - У кого-то да, – снова усмехнулся Франхейм, – именно этому вопросу и было посвящен консилиум Внутреннего круга.

    Генерал метнул взгляд в сторону Ларсена.
    - Он в теме, сир. Можете говорить при нем все.
    - Принял. Карт, а что у тебя за дела с адмиралом Нахимовым и его отделом «Э»?
    - У меня нет с ним дел, сир! – удивился Алекс.
    - Странно, но ты пересекался с полковником Чампом.
    - Да. Он был моим инструктором в «Патагонии». Потом именно он завербовал меня в Организацию.
    - Вот как? Оперативник Дальней разведки, и один из лучших агентов отдела «Э» занимается обычным курсантом?
    - Не знаю, сир, - Карт был в замешательстве. Их приятельство с Чампом, и в самом деле, иногда казалось ему странным, – может, они подбирают к себе людей со сверхспособностями?
    - Может быть, – не стал развивать тему генерал, ему вдруг в голову пришла неожиданная мысль, и он сам испугался ее. – Так вот, сержант, твои «братья» сильно обеспокоили некоторых наших бонз. Именно поэтому контрразведка роет копытами и очень желает непосредственной встречи с тобой.
    - Да пошли они. Сир, это же незаконно!
    - Конечно. В пределах Действующей армии у них коротки руки. Поэтому вам, молодые люди, лучше укрыться в боевых подразделениях. Сейчас на фронтах идет крупная перегруппировка, сам черт не разберется, что творится в подразделениях. Текущие рапорты теряются или доходят с большим опозданием.

    - Я понял вашу мысль, сир, – улыбнулся Алекс.
    - На передовой нам привычно, – оскал Ларсена был неласков.
    - У вас есть где отсидеться пару недель?
    - Так точно, сир, – Карт оглянулся на старого друга, – летим на 45ю базу.
    Тот понимающе кивнул, идея ему понравилась.
    - Отлично! Оставите мне свой канал связи, я постараюсь, чтобы вас перевели в подразделения, где командуют мои орлы.
    - Сир. У нас есть одно незаконченное дело.
    Пожилой офицер откинулся в кресле и испытывающеепосмотрел на молодого человека.
    - Сдается мне, что вы, Карт, ведете собственную игру, никого не слушая. Не забывайте, что я сам непревзойденный мастер по всевозможным перфомансам.
    - И что с того, генерал? – Карт сейчас откровенно хамил. – Мы ставим на кон свои жизни, а вы… Вы играете чужими.
    Ответ Франхейму явно не понравился, глаза насупились, скулы заходили желваками. Не привык он, чтобы ему мальчишки в нос тыкали.
    - Вы, сержант, оказывается, язва еще та. Не боитесь так совсем без союзников остаться?
    - Мы не войну ведем, сир. У нас общая задача – спасти Землю. Только пути разные.
    - И то верно. Ладно, – Франхейм хлопнул по коленям, – я вашу позицию понял. Может, вы и правы, доверие не сразу складывается. Сейчас техник проводит вас в каюты, к завтрашнему обеду будем на сорок пятой.

     Сорок пятая почти не изменилась. Только нижний «бублик» был закрыт на ремонт и, соответственно, госпиталь уменьшился наполовину. Карт уверенно продвигался по знакомым коридорам, его лицо было скрыто кепи, не хотелось лишний раз светиться. Наконец, в полутемном коридоре он остановился перед все той же пошарканной дверью и тихонько постучался.
    - Кого там леший несет? - послышался знакомый голос, и дверь приоткрылась. В проеме показалась кудлатая голова с совершенно заспанным лицом.
    - Мишаня, а ты все на массу давишь?
    Краснолицая физиономия пару секунд соображала, а потом расцвела в широчайшей улыбке от ушей.
    - Алекс, черт возьми! Ты откуда?
    Они похлопали друг друга по крепким плечам, и хозяин пригласил друзей внутрь. Каюта, вернее, подсобное помещение для техников станции, изменилась мало. Одна комната все так же была завалена всевозможным барахлом, другая приспособлена под спальню и одна служила чем-то вроде гостиной. Миша Карпов кивнул в сторону относительно нового диванчика и зачастил скороговоркой.
    - Сейчас что-нибудь соображу. Какие гости у нас! Вообще, атас. Эй, Джузеппе, поднимайся, сам «первый брат» пожаловал.
    Михаил по привычке заржал, жизнерадостный был парень.
    - Ну, ты и выдал, брат. Ха, брат, точно ведь брат! – крепыш снова засмеялся. – Тут столько шума было, как эти «братья» появились. Двух капитанов «ушли», да и поделом. Козлы те еще были. Ого! Да ты растешь в званиях, бродяга! На дембель Маршаллом выйдешь?
    Из соседней комнаты показалась знакомая худощавая фигура.

    - Привет, доблестным рейнджерам! – Карт узнавал и не узнавал былого красавца, женского искусителя Валентиано. После ожога его лицо было воссоздано заново.
    - Джузеппе, я думал, что тебя списали.
    - Ага, счас им! – Валентиано поставил на стол свежезаваренный кофе. – Дослужу лучше, всего три года осталось. Не хочу босяком на дембель выходить.
    - Это ты к чему? - уставился на потомка итальянцев Ларсен.
    - Ему как ранетому в боях доплачивают, – Михаил выставил на стол изящные бокалы и две тарелки с чем-то съедобным. - Плюс прямо на станции можно подать заявку на получение новой профессии, и бонусы к ней.
    - Интересно.
    - Да. Я, например, учусь на горного инженера, до конца службы пройду практику на каком-нибудь планетоиде. Наши много где сейчас строят, поэтому после армии меня возьмут в любую контору.
    - Хочешь попасть в какую-нибудь колонию без очереди? – Ларсен в житейских проблемах соображал быстро.
    - Точно! – Джузеппе пил кофе маленькими глотками. – Зачем время терять?
     Михаил суетливо копался в картонном ящике, чем-то подозрительно позвякивая.
    - Мишаня, а мы ведь не с пустыми руками. – Алекс выставил на стол пару бутылок виски, подарок генерала.
    - Охренеть! – только и смог выдавить из себя пронырливый техник. – Вы кого там ограбили?
    - Да так, в пираты записались,– засмеялся Карт.
    Друзья, не откладывая дело в долгий ящик, быстро налили бокалы и заценили весьма дорогой напиток.

    - Во, я дурак! – хлопнул Михаил себя по лбу и взялся за переговорник.
    Через несколько минут в дверь условно постучались. Карпов сделал загадочное лицо и пошел открывать.
    - Миша, к чему такая спешка?
    Чуть позже на свет вышла фигура какого-то военного, затем показалось знакомое лицо.
    - Плант! – Карт подскочил с места, опознав своего первого замка по учебке. Ларсен оказался проворнее, крепко обнимая могучими руками высокого жилистого сослуживца.
    - Ларсен, задушишь! Ты, вообще, как медведь стал. Наверное, слишком много общаешься с русскими?
    - А как без них! – захохотал норвежец.
    - Привет, – Карт первым протянул руку. Плант также заматерел, узкое лицо еще больше осунулось, стало загорелым, зубы ярко белели на нем в искренней улыбке. Роберт, и в самом деле, был рад увидеть старых товарищей. В этом сумасшедшем мире такое отрадное событие становилось редкостью.
    - Что отмечаем? – по командирской привычке Плант хозяйски окинул скромный стол, потом скользнул взглядом по нашивкам Карта. – А ты молодчага, Ал, меня обогнал. Я вот только мастера получил. Миша, держи посылочку, случайно захватил.
    Карпов с присущей ему сноровкой быстро сервировал стол. На нем появились свежие овощи, копченая колбаса, настоящие земные оливки.
    - Что пьем? – Плант поднял бутылку. – Ох, ничего себе! Карт, ты меня приятно удивил. От такого божественного напитка и я не откажусь.
    Намек был понят и вскоре Роберт смаковал виски с Икара, кинув туда пару кубиков льда.

    - Ты тут, что, вообще, делаешь? – Ларсен, как всегда любил задавать вопросы в лоб.
    - Он командиром у нас нынче, – хохотнул Карпов.
    - Вот как? Отослали в тыл?
    - После ранения, – скупо ответил Плант, – я последний год сержантом в «Бурых медведях» обретался. Жестко сезон прошел, очень жестко. Во взводах только треть народу осталась.
    - Полковник Орлов, видать, постарался. Как он тебе? – Карт саркастически смотрел на бывшего командира. Плант происходил из старого боевого клана и мог цепляться за древние махровые традиции.
    - Мудак! - коротко ответил Роберт, залпом опрокинув бокал с виски.
    - О как? Ты меня удивляешь, мастер.
    - Не надо ерничать, Алекс. Орлов слишком жесткий командир, солдатами разбрасывается.
    - Я заметил, – скривился Карт.
    - Кстати, а что там у тебя с ним произошло? Странные слухи у нас ходили.
    - Да он чуть с Орловым не подрался, – со смехом выпалил Ларсен.
    - Ты серьезно? – Михаил едва не упал со своего высокого кресла. – Ал, ты сбрендил?
    - Или силу почуял, – Плант взирал на товарища по учебке со странным выражением лица.
    - Сила есть... – начал было Олд, но осекся, поймав злой взгляд Алекса.
    За столом замолчали. Валентиано задумчиво крутил в руках бокал с соломенного цвета напитком. Он, вообще, здорово изменился за эти годы. Алекс понимал его, говорят, люди после смертельного ранения сильно меняют взгляды на жизнь. Карпов возился с портативной плиткой, владение которой строжайше было запрещено на станциях. Пожары - это самый опасный бич Большого Космоса. Львиная доля погибших в нем это именно из-за них. Техническая неполадка, человеческая небрежность, вражеская диверсия. Бороться с огнем в космосе можно было только одни методом – перекрыть получение кислорода. А это, значит, отсечь загоревшийся отсек и загерметизировать его, обречь людей, находившихся там, на гибель. Суровые, нечеловеческие законы. Так и территория, в общем-то, была не для человека. Наконец, Михаил поставил сковородку с жарким на стол.


    - Угощайтесь, братцы! Мясо свежее, даже не замораживалось. Икский тушкан. Не знаю, что это, но обалденно вкусно.
От сковородки исходил поистине изумительный запах. Карпов понимал толк в травках и приправах различных планет. На полках стояла их целая коллекция, которой мог позавидовать шеф любого ресторана. Рейнджеров дважды упрашивать не надо было, и они усердно заработали ложками.
    - Вкусно – Плант сыто откинулся в кресле. – Ты, Миша, можешь после дембеля смело открывать ресторанчик.
    - А я и открою, – неожиданно заявил Карпов, чем удивил всех присутствующих.
    - Ты же хотел инженером внепланетных сооружений стать? – заявил Валентиано.
    - Не, на фиг, с меня космоса довольно. Я решил взять сверхсрочку на один контракт где-нибудь рядом с Землей. Денюжку подкопить, а потом… Потом есть на примете местечко в одной колонии.
    - Ну, ты и жук. Все еще денег не скопил? Да у тебя же тут все повязано! Разведка еще тебя не причесала? – Плант вышел из задумчивости и по старой привычке цеплялся к окружающим.
    - Что мне с ними делить? Обойдутся и своей долей.
    - Говорю же жук!
    - Ага, а вот контрразведка кое-кем интересовалась, – Михаил показал пальцем в сторону Карта.
    - Когда и кто приходил? – Алекс моментально перешел на командный тон. Сидящие за столом немного опешили, настолько он изменился буквально в течение секунды. Пронизывающий взгляд неуютно жег хозяина каюты.
    - Да успокойся, брат! Месяц назад приперлись два типа. Представились копами, всякую ерунду выспрашивали. Да все больше о тебе. Вот я и пробил их через знакомых пацанов. Оказались самые что ни на есть земные черняшки.
    - Хрен ли им делать-то здесь? – удивился Плант, скосив глаза на Карта – Это же не их юрисдикция.
    - А ты не понимаешь? – залыбился Ларсен. - Тупого вот только из себя не корчи, не сойдет.
    - Не надо было выделываться, завел тут «братьев». Сейчас в войсках полный бардак.
    - Не тяни на «братьев», мастер – неожиданно вступился Валентиано. – Алекс правильно начал. Ты думаешь, я почему тогда чуть не погиб? Да просто какой-то майор решил выслужиться и без должной разведки нашу группу послал на смерть. Один я выбрался, да и то…

    Джузеппе замолчал. Плант мрачно смотрел в бокал. Знакомая до боли картина: бездарность, некомпетентность, глупое бравирование отвагой, карьеризм. Сколько жизней они унесли безвозвратно!
    - Да молодец он. Мы только благодаря своему братству из той передряги и выбрались. Когда грохнулись, то я подумал все - отбегались. Но вышли и все вместе.
    - Значит, это все правда? – Плант с интересом смотрел на бывшего подчиненного. – Это ты там командовал?
    - Да, Роберт. Я всех вывел, живых, раненых, мертвых. Капсулы сам лично отдал капеллану. Парни уже на Земле.
    - Земля… – задумчиво пробормотал Михаил. Во время службы в Действующей Армии шансов побывать на родной планете практически не было. Только в последние два года некоторые бойцы могли дослужить уже там. Плант резко поднял голову, глаза его блеснули
    - Хм, а ведь, парни, на днях пять лет исполнятся нашему призыву.
    - Точно! – ошеломленно ответил Ларсен. – Ал, черт возьми, мы экватор перевалили!
    Карт потрясенно молчал. Он уже давно перестал считать дни и недели, да что там - годы пролетели. Неужели прошла половина его службы? Как давно это было: призывной пункт, учебка, первая кровь, знакомство с боевыми товарищами. Он столько всего повидал и узнал за это время! Как будто целая жизнь прошла мимо.
    - Выпьем за это! – Роберт сноровисто налил бокалы, и кинул туда колотого льда. – Тем более что такой божественный напиток как нельзя лучше подходит для нашего случая. Давайте, братья!
    - Давайте!
    - Будем!
    - Живем!
    - Удачи!
    Вскоре разговоры молодых людей перешли на менее серьезные темы. Пошли раскрашенные прибаутками и преувеличениями воспоминания, Карпов заставил Джузеппе взять инструмент, зазвучали старые песни. Вечеринка была в самом разгаре. Ведь что нужно настоящему мужчине: дело, которым он мог гордиться; друзья, с которыми было приятно вот так весело посидеть. «И любимая, которая будет ждать» - внезапно заныло сердце у Алекса. Старая рана давно не бередила его душу, сейчас же больно царапнула самую её глубину.

    Странно: теперь лицо Ольги в его сновидениях стало проявляться сквозь образ той светловолосой женщины, что приходила по ночам еще с детства.






                                                                                                                                 Шалша



    - Мы долго не протянем, – просипел Ларсен, – Хорошо так попали!
    И в самом деле, после того как их «песчаный скутер» поломался, а, вернее, вышел из строя благодаря ухищрениям Карта, они умудрились попасть в песчаную бурю. А бури в этих местах дело совершенно непредсказуемое. Только что над головой висело яркое голубое небо, заставляя жмурить глаза. Но вот подул ветерок, полетели клочковатые местные «перекати-поля», горизонт стал потихоньку заплывать желто-розовым туманом, и вскоре ты оказывался в облаке из летящей пыли. На этой планете красная пыль являлась настоящим проклятием. Она летала везде, она была вездесуща. Забивала фильтры машин, воздуховодов жилых бункеров, портила приборы и аппаратуру связи, попадала в еду и питье. За время службы на Шалше каждый солдат съедал, наверное, не один килограмм местной пыли. Вот и сейчас Алекс зло сплюнул, даже фильтры лучшего шлема для рейнджеров не спасали от вездесущего продукта выветривания местных пород.
    - Не ссы, салага, прорвемся.
    - Гы-гы-гы-гы.
    - Смех у тебя дурацкий.
    - А у тебя видос.
     После обмена любезностями друзья снова зашагали вперед. Скалистое плато находилось где-то впереди. Чувству направления своего напарника Ларсен полностью доверял. И в самом деле, вскоре под ногами хрустел уже не только песок, пошли вкрапления камня, а под облегчившейся поступью скрипела голая скала.
    - Смотри! – Ларсен показывал куда-то влево. – Похоже на грот.
    - Ага! - если лучший водитель рейнджеров умел держать правильное направление, то норвежец имел нюх на места, где можно заныкаться.
    Через полчаса они уже скребли ложками по дну маленького котелка. Ларсен облизнул главный инструмент солдата и с удовольствием рыгнул:
    - Теперь можно массу подавить.
    Он разлегся прямо на камнях, вытянув свои длинные ноги.

    - Я все хотел тебя спросить, – задумчиво протянул Карт, – а что такое «давить массу»?
    - Я почем знаю? - сонно ответил друг. – Я у русских научился, у них полным-полно всяких древних выражений.
    - Ага, – Алекс помешивал витаминное пойло. Чай на Шалше достать было довольно сложно, планета находилась далеко от торговых путей.
    - Да что ты загакал, – Олд приподнялся, – все нормально пройдет, Ал.
    Карт налил напиток в легкую сминаемую чашку и достал из рюкзака заветную шкатулку. Её вручил ему их связной на сорок пятой базе. В один из дней в каюту Карпова постучались, и вошел невысокий крепыш в форме космофлота, представившийся как Дев Купер.
    - Вам посылка, штатс-сержант! – объявил капрал и вручил небольшой пакет.
    - Спасибо, брат, – Карт успел заметить, будто бы невзначай брошенный жест «братьев», и развернул посылку. Он знал, что на этой базе находится их связной, рекомендованный Карповым, и ждал весточки. В одном из отсеков оказался набор инфокристаллов, а во второй, к удивлению Алекса, эта самая шкатулка.
    - Она же с Их-Вариша! – воскликнул Ларсен, уже принявший информационный кристалл в свои руки.
    - Да. И я даже догадываюсь от кого она, – ответил Карт и вопросительно взглянул на Купера.
    - Не знаю, сир. Она пришла по линии Космофлота и именно вам. Мы проверили шкатулку средствами безопасности, все чисто.
    - Интересно бабки пляшут, – Олд почесал подбородок.
    - Чамп! – выдохнул Карт и открыл резное произведение искусства. В нем находилась небольшая статуэтка, изображающая варишского воина. Та самая, из города-ярмарки.
    - Офигеть, – прошептал Ларсен, – как он узнал?
    - Вообще-то, на Их-Вариш именно Чамп и указал. Хорошо, – он посмотрел на друга, – значит, все предрешено. Летим туда, где нас ждут.

     Сквозь дрему Карт чувствовал, как в грот проскользнули несколько теней и осторожно обступили земных рейнджеров. Потом кто-то тронул сержанта за плечо и сразу отошел в сторону. Алекс не спеша, приподнялся и сел, потом задумчиво оглянулся. Буря изрядно запорошила скалистую выемку песком и пылью. Напротив рейнджера встали две тени, с ног до головы завернутые в красно-желтую ткань. Только глаза сверкали. Обычное одеяние жителей пустынь на множестве планет.
    - У нас гости, Ал.
    - Ага, и какие-то неразговорчивые.
    - Эй! – Карт осторожно повернул голову, он чувствовал присутствие кого-то чуть позади и правее, еще один противник расположился у входа в грот. - Кто тут главный? Только не делайте вид, что вы не понимаете.
    - Ал, может мне вот тех двух пока пристукнуть?
    После шутки могучего норвежца фигуры в красном заметно напряглись, приподняв короткие ручные мазеры.
    - Не нервируй их, Олд. Мы договоримся. Правда? – Карт посмотрел на стоящего справа.
    - Возможно, – прошелестела фигура.
    - Мы сдаемся. Зачем нам умирать? Да и вам честь, вы ведь взяли в плен двух бравых рейнджеров.
        Воин, стоящий справа, что-то пробурчал и, стоявший позади подошел и осмотрел Карта, затем Ларсена, их оружие и рюкзаки уже лежали в стороне. Досмотревший их воин что-то невнятно буркнул.
«Странный какой язык, варишский совсем не такой» - не успел удивиться Алекс, как главарь воинов опустил повязку с лица и подошел совсем близко к землянину.
    - Интересно, обычно рейнджеры не сдаются нашим воинам. Они сражаются до конца. А ты к тому же в большом чине, – шалшианский воин говорил с легким шуршащим акцентов. Алекс внимательно рассматривал скуластое краснокоже лицо. Сомнений не было, это выходец с Их-Вариша. Близко поставленные круглые глаза стали более раскосыми, характерные же очертания скул остались.
    - Мы не в бою, нам незачем умирать? Ты же знаешь, что мы не воюем всю жизнь. У нас двоих на носу дембель, это окончание военной службы. Ты ведь не стал желать смерти, если вскоре тебя ожидало бы возвращение домой? Мы хорошая партия для обмена, воин. Ну, так как, договорились?
    - Хм, – краснокожий улыбнулся очень даже по земному, – ты все просчитал, землянин. Давай только без глупостей. Эти воины, – он кивнул в сторону, – из моего клана, новички. Не хочу потом отвечать перед их матерями.
    - Договорились, – также кивнул в согласие Алекс, – только пусть отдадут нам наши вещи.
    - Хорошо.

    К вечеру, после непродолжительного пути по барханам и плоскогорью, группа из шалшианцев и землян подошла к небольшому ущелью. Видимо, когда-то тут протекали быстрые и мощные реки, пробившие себе путь сквозь скальную породу. Они вымыли в поверхности планеты очень глубокие щели и промоины, затем подземные воды углубили и проели всевозможные боковые ответвления. Горные породы, вообще, имеют свойство образовывать трещины, а если они еще и растворяются водой, то есть являются карстовыми, то через несколько тысяч лет жди образования пещер. Вода давно ушла отсюда, а огромные подземные лабиринты остались. Здесь, похоже, и жили потомки варишанцев. С орбиты их обнаружить было сложно, да и добраться сюда тоже. Шалша не являлась первоочередным районом для боевых действий. Местного земного гарнизона хватало только на патрулирование и охрану, поэтому аборигены чувствовали себя вполне вольготно.
    Карт шел вслед за воином в красном подобии бурнуса. Тактические шлемы у них с Ларсеном отняли сразу, выдав взамен их красные тряпки. Как ни странно, но это одеяние было вполне функционально, выполняя роль фильтра и защищая голову от палящего солнца. Во всяком случае, стоила такая тряпка на много порядков дешевле высокотехнологичного оборудования. На границе камня и песка их встретили часовые, вынырнувшие непонятно откуда. Солнце    заходило, поэтому спускались в ущелье они уже в сумерках. В отличие от Сахары, где Карт с товарищами совершал последний экзамен, солнце здесь не гасло сразу, как лампочка. Они находились на достаточно высоких широтах. Вскоре по пути им стали попадаться гуманоиды. Большинство в таких же свободных одеяниях. Некоторые были одеты более легко, в желтые подобия хитонов, с плащами поверх. Многие шалшианцы бросали на землян любопытные взгляды. От них не исходила враждебность или радость при виде пленных врагов. Воины здесь, вообще, были скупы на эмоции. Только одна из женщин, встреченных по пути, невольно воскликнула.
     Пол в полостях был полностью каменным, отшлифованный временем и ногами. Только изредка попадались пучки травы и мха. Главный конвоир показал в сторону темневшего в скале входа. Они прошли по узким пещерным коридорам, тут то и дело приходилось нагибать голову. Освещение включалось само,\ при проходе людей. Карт заметил несколько экономных светильников знакомого производства. Их довели до небольшой камеры, всунули в руки портативный фонарь и ушли. Вместо двери в проёме висела сетка, но подошедший к выходу Ларсен тут же наткнулся взглядом на красневшие в темноте глаза какого-то зверя.

    - Ха, смотри, Ал, собачку посадили.
    - Ты думал они совсем дураки? Давай устраиваться, мы тут надолго.
    На полу земляне обнаружили несколько охапок колючей травы и что-то наподобие одеял. Ночи здесь, как и в других пустынных местах холодные. В углу был устроен настоящий ватерклозет, зияло отверстие, при нажатии палки по желобу текла вода. На небольшой каменной полке стояла простая посуда из глины.
    - Эй, семляни! - раздался голос, у выхода они увидели фигуру в красном. – Вна Тиш ут.
    Он показал рукой на поднос и ушел в темноту.
    - Что тут у нас? Я чертовски голоден! – Ларсен сноровисто подхватил поднос и поставил на возвышение. – Так, это какой-то супчик. Ал, доставай те плошки. Тут и лепешки, зелень. А    здесь? Ого, как вкусно! Похоже на пиво.
    Олд разлил из кувшина напиток и присел на возвышение.
- А не плохо.
    Суп был густой и наваристый. Иногда в нем попадались прожилки мяса, присутствовала какая-то крупа и овощи. Лепешки показались землянам суховатыми, приходилось их размачивать в похлебке, а в кувшине, и в самом деле, оказалось пиво.
Ларсен закончил трапезу, набил травой тюфяк и прилег.
    - Как ты думаешь, Ал, с этими парнями удастся договориться?
    - Очень даже да. Не зря Чамп указал именно на них. Один камень покатится, пойдет обрушение.
    - О-хо-хо! Как бы нам самим под этим обвалом не очутиться.
    - А ты думал историю поворачивать легко? - Алекс усмехнулся. – Привыкай, брат.

    Утром им принесли кислое молоко, сыр и такие же лепешки. Алекс пробовал разговорить молодого воина, но тот почти не понимал земного языка.
    - А ведь он по варишански говорит, – вдруг заметил Ларсен.
    - Откуда ты взял? Совсем непохоже, – буркнул Карт.
    - Ты просто сравниваешь с современным, а надо со старинным. Сколько лет тем фрескам? Мне подруга твоя книжонку тогда всучила. Думал беллетристика какая, а это оказался учебник их древнего диалекта. Ну, от нечего делать проштудировал, кой-чего запомнил.
    И в самом деле, когда два шалшианца принесли землянам и жуткому лохматому зверю обед, Ларсен попытался с ними заговорить и, видимо, ему это удалось. Старший по возрасту воин с любопытством слушал землянина, иногда что-то переспрашивая. Сразу после обеда пришел глава группы, взявший их в плен.
    - Землянин, откуда ты знаешь наш священный язык? – воин смотрел на солдат подозрительно. Алекс отметил, что рука краснокожего находилась рядом с оружием.
    - У нас есть подарок для вас, – спокойно ответил Ларсен и полез в полевой ранец. Там, завернутая в специальную маскировочную накидку, находилась фигурка древнего воина. При виде ее узкие глаза шалшианца расширились.
    - Откуда она у вас?
    - А ты как думаешь? – вышел вперед Алекс. – Нам нужно встретиться с вашим главным, самым главным воином. Есть серьезный разговор. Ты меня хорошо понял? Передай эту фигурку ему.
    - Я понял тебя, земной воин, – шалшианец внимательно взглянул на рейнджеров, и что-то крикнул сопровождавшим его бойцам.
    Теперь их сторожили опытные бойцы, это было заметно по их скупым движениям и грамотным действиям.

    На следующий день землян вывели на помывку. Они прошли длинными подземными коридорами. Днем те освещались канальными светильниками. Лучи солнца ловились специальными ловушками, концентрировались и по тридиодным кабелям отправлялись вниз, где через рассеиватели скупо освещали подземные галереи. Очень простой и эффективный способ. Друзья с любопытством озирались. Было заметно, что в некоторых местах местные жители вмешались в природную красоту пещерного мира, прорубив проходы и расширив залы, идущие один за другим по левую сторону общего хода.
    Алекс в юности интересовался геологией, поэтому заметил наклон пород в левую сторону. В вымытых водой полостях происходило дальнейшее обрушение массива, создавая большие подземные залы, а шалшианцы просто грамотно использовали подарок природы. Везде было чисто, имелось освещение, на перекрестках заметны какие-то отметины, наверное, сделанные для лучшего ориентирования. Наконец, стража привела пленников в полутемный зал, где находилась помывочная. Ларсен и Карт стали раздеваться, с интересом оглядываясь. Большая галерея терялась дальше в полумраке скупого освещения. Откуда-то из стен сплошным потоком стекала вода, сквозь камень слышался какой-то неясный гул. Каменный пол в районе падения маленьких водяных каскадов был отполирован, воздух насыщен влагой.
    Земляне с удовольствием побежали в закуток и встали под водный поток. Карт сразу совершил маленькое открытие. Вода, льющаяся справа, была поистине ледяной, а левый водопад оказался согретым. Получился эдакий контрастный душ. Он огляделся и увидел в выемке банные принадлежности: в глиняных плошках было налито нечто, похожее на жидкое мыло, рядом лежали мочалки, связанные из жесткой травы. Лимит времени был у парней неограничен, поэтому получилось вволю насладиться водой. Вообще, парадокс – кругом выжженная пустыня, а здесь целые подземные реки!

    Чуть поодаль Алекс заметил и местных жителей, которые также занимались банными процедурами. Те с явным любопытством оглядывались на землян. Карт же, наконец, смог сделать антропологические наблюдения. Шалшианцы отличались и от современных жителей Их-Вариша, и от древних, изображенных на старинных фресках варишан. Их тела были более сухощавые, хотя крепко сбитые. Преобладал стройный тип с хорошо развитыми мышцами ног и рук, кожа имела выраженный красноватый оттенок, волосы темные, иногда рыжеватые. Детородные органы несколько меньше, чем у жителей Земли.
    Земляне обладали более гармонично развитыми телами. К тому же рейнджеры были хорошо натренированы, Ларсен просто поражал всех своей идеальной мускулатурой. Алекс отметил, что стража исподтишка бросает на норвежского гиганта полные восхищения взоры.
    Позже он с удивлением заметил проходивших мимо женщин. Видимо, нагота не являлась здесь табу. Девушки несли одежду в руках, совершенно не стесняясь своего обнаженного вида, и молодые мужчины могли по достоинству оценить все их прелести. В отличие от варишанок, местные представительницы женского пола также были более стройными, без таких явно выраженных бедер. Груди относительно небольшие, тонкая талия, хорошо оформленные ноги и ягодицы. Им, по всей видимости, приходилось много передвигаться по пересеченной местности. Женщины кинули в сторону землян заинтересованные взгляды, о чем-то перешептываясь друг с другом. Две девушки заразительно засмеялись, поймав, брошенную Картом яркую улыбку. Один из стражников что-то выкрикнул женщинам, потом показал землянам, что им надо собираться.
    К своему удивлению, рейнджеры обнаружили на сухом участке и снятую одежду, и рюкзаки. И в самом деле, их повели не обратно в камеры, а куда-то вглубь пещерного комплекса. Алекс и Олд молча переглянулись, вскоре они остановились в небольшом зале. По всему видно, что это была столовая. Стражники сели вместе с землянами за невысокий стол. Пожилой шалшианец поставил перед ними большое блюдо с дымящимся мясом, позже принес тарелку с зеленью и плоскими свежими лепешками. Старший стражник наложил мясо и зелень в лепешку, полил соусом, потом завернул все в ролл, вопросительно посмотрел на землян, и откусил большой кусок. Ларсен быстро повторил его действия.
    - Вкусно, черт побери!
    И в самом деле, было весьма аппетитно. Мясо сварено с какими-то приправами, соус кисло-сладкий, а зелень приятно освежала рот. В маленькие плошки все тот же старик плеснул кислого молока с травами. Напиток хорошо освежал и утолял жажду.

    После обеда их повели в комнату, предназначенную для отдыха. Под стенами лежали циновки, убранство было довольно скромным. Стражники все так же отказывались отвечать на вопросы землян. В открытую дверь можно было наблюдать за жизнью этого настоящего подземного города. Карт был уверен, что тут живут многие тысячи шалшианцев. Множество из них проходило сейчас мимо них по галереям. Шли воины, припорошенные песком, видимо, с патруля; шли женщины, неся за спиной вязаные корзины, иногда из них торчали побеги съедобных растений; проходили ремесленники, рабочие. Их можно было узнать по подобию комбинезонов, грязным натруженным рукам. Временами стайками пробегали дети, единственные, кто позволял себе какое-то щебетание. В пещерах в целом царила тишина и прохлада, призывая к умеренному спокойствию. Местные жители под стать обстановке были не суетливы, безмятежны и молчаливы, такой настрой передался и землянам.
- Смотри какая! – услышав восхищенный голос друга, Алекс взглянул на вход. Там остановилась молодая женщина, завернутая в красный бурнус, с кокетливой повязкой на голове. Она с большим удивлением озирала землян. Карт отметил поистине королевскую осанку шалшианки, гордую посадку головы, в отличие от других женщин у нее были круглые глаза и заметная даже под бурнусом высокая грудь. Она больше, чем другие женщины оказалась похожа на варишанку. Девушка заметила внимание землян к своей персоне и что-то громко возмущенно воскликнула. Её подбородок задрался, ноздри затрепетали. Старший охранник подошел к входу и учтиво ответил ей.
    «Дама явно из высшего общества» - отметил про себя Алекс.
    - Тау ша, варишка, – неожиданно обрел снова голос Ларсен.
    Девушка вздрогнула и удивленно обернулась на вставшего во весь свой могучий рост землянина. Она о чем-то снова горячо спросила стражника, затем рассмеялась и послала рослому норвежцу лукавую улыбку.
    - Брат, я сражен, – картинно сложил руки, упавший на циновку Ларсен.
    - Ты мне тут не вздумай романами операцию срывать! - в тон ему ответил Карт.
    - Да куда там! – снова вздохнул Олд. – Видел, какая она гордячка. Небось, дочка одного из вождей.
    - Может быть, – Алекс растянулся на жестком лежаке. – Интересно, долго нам еще ждать ответа?

    Ответ на их запрос пришел к вечеру. Что это вечер друзья поняли по усилившемуся потоку жителей, идущих по галерее. Стало несколько шумнее, стражники занервничали. Они также устали, но не подавали виду, явно были не новичками. Наконец, у входа показался знакомый им командир патрульного отряда.
    - Идемте! – коротко кивнул он.
    - Идем, так идем, – согласился Карт, подхватывая ранец.

     Снова бесконечные километры, пройденные по подземным галереям. Все чаще попадаются следы работы аборигенов. По сводам пещерного хода шли жгуты кабелей, по стенкам были проложены трубы, заметна вибрация от работающих где-то за стенами машин. «А здесь ведь совсем не аграрное общество» подумал Алекс. Вскоре они оказались в большом помещении, явно сооруженным руками шалшианцев. Здесь находилось множество воинов, как пришедших с патрулей или сторожевой службы, или готовившихся к выходу. Большие выемки в скале были заняты штабелями с разнообразным оружием. Карт заметил среди прочего и множество земных образцов. Почему-то им ополчение предпочитало все-таки лучевое оружие. Хотя понятно — простое в обращении и с возможностью зарядки на месте. Где тут в пустыне взять боеприпасы?
     Сначала их тщательно обыскали и отобрали рюкзаки. Командир снова махнул рукой, теперь их сопровождали воины в маскировочных комбинезонах. Пройдя через тамбур, земляне с охраной оказались в большом полутемном зале. Его своды терялись где-то далеко наверху. Стены были скудно освещены «экономными» фонарями. В середине зала Алекс заметил круглое возвышение, на котором находились низкие каменные лавки, на них кто-то сидел.
    - Вас ждут, земные воины.
    Карт кивнул, он заметил, что здесь не любят лишних слов.
    - Варишу касса дэном, мир вашему дому, - негромко, как и договаривались, произнес на древнем наречии Ларсен. Они совместно с Картом одним махом поднялись по ступенькам. Помещение было древним, ступени сильно вытерты за сотни лет, немного пахло пылью и тленом. Стены зала оказались драпированы тканью.
    - Мы уже поняли, землянин, что вы знаете наш древний язык, – ответил им на земном интере старик с белесой от времени головой. Его узкие глаза внимательно наблюдали за пришельцами.
    - Мы хотим побеседовать с вашим Командующим, – сразу начал деловой разговор Карт. Сидевшие на скамейке пожилые шалшианцы удовлетворенно кивнули , здесь не любили пустословий.
    - Я перед тобой, землянин, – из затененной середины круга ответил молодой голос. С каменного подобия кресла встал высокий мужчина. Карт успел провести взглядом по его лицу: круглые глаза, приподнятые скулы, чем-то он напоминал увиденную сегодня ими гордячку.

     - Приветствую тебя, – Карт поднял две руки перед собой, неплохо в такой обстановке придерживаться местных условностей, – у меня есть послание к тебе.
    Алекс повернулся к Олду и дал знак, тот не стал задерживаться. Коротко стукнув себя по челюсти, Ларсен полез в рот и достал маленькую искринку.
    - Вождь воинов, у тебя есть приборы для просмотра информации?
    Шалшианец молча кивнул и протянул из-за пояса стандартный планшет. В зале оказался и проектор, поэтому через несколько минут ареопаг местных с неописуемым удивлением наблюдал снимки, сделанные друзьями в запретном городе. Слайдшоу шаг за шагом показывало древние здания и улицы. Прорвало шалшианцев, когда пошли кадры из «Зала Прощаний». Обычно безмолвные и невозмутимые, они не смогли сдержать нахлынувших чувств. Казалось бы, похороненная навсегда в сердцах скорбь по утерянной родине вернулась и зажгла огоньки в их раскосых глазах. Карт внимательно наблюдал за стариками и самим вождем, их руки и скупые движения лица указывали на большое волнение. Не затихал шепот, слышны были и громкие восклицания. Наконец, вождь снова поднялся с кресла и подошел вплотную к землянам.
    - Я Тало Их, – представился он полным именем. Насколько землянин знал обычаи шалшианцев, это было искреннее предложение дружбы.
    - Алекс Карт, – протянул руку молодой землянин, – рад был познакомиться.
    Тень неудовольствия мелькнула, было, по лицу вождя, но он быстро подавил ее. Каждый волен по-своему оказывать уважение к другому.
    - Где вы взяли эти бесценные для нас кадры? – голос Их был спокоен, говорил он совершенно без акцента.
    - Мы были там с моим другом.
    - Вот как? – Их задумался, потом повернулся к взволнованным старцам.
    - У нас много общего, Их. Это и похожая история. Вы были копьем Спиральщиков до нас, вы убивали и сражались за них. Из-за них вы потеряли Родину.
    - Не говори так! – внезапно вскрикнул вождь и протянул руку к лицу землянина.
    - У нас общий враг, Их.

    Шалшианец не стал отвечать и вернулся обратно в кресло. За него сказал седой член ареопага.
    - Что ты предлагаешь, Алекс Карт?
    - Нашу дружбу. И желание покончить с бесконечным кровопролитием. Глупо убивать друг друга, когда у нас есть общий враг.
    - Ты представляешь только себя, или какую-то силу в вашей армии? – наконец, смог продолжить беседу старец. Несколько секунд у него ушло на переговоры с другими членами ареопага.
    - У нас есть организация. Это братство. Братство товарищей по крови и оружию. Оно сильнее нашего командования и правительства, и оно хорошо организовано.
    - Ху ла ха! – раздался удивленный возглас другого старца, с выкрашенной в рыжий цвет бородой. – Мы уже слышали о «братстве». Но, насколько я знаю, у них нет командиров. Как ты сможешь влиять на них, сержант?
    - Я первый «брат».
    - Что? – Их снова вскочил с кресла. – И ты пришел к нам сам?
    - Нам необходимо доверие, вождь.
    - Ты прав, землянин, –Их задумчиво посмотрел в сторону. - Без него нет смысла вести переговоры.
    - Тогда получи в дар вот это, – Карт полез за пояс и вскоре в его руках появился моток ниток, чудесным образом трансформировавшийся в острый нож. Такой же нож оказался в руках Ларсена.
    - Это жидкий силикат, ваши приборы не улавливают его. Мы могли бы сейчас убить вас всех, но отдадим это оружие вам, в знак будущей дружбы.
    Их взял в руки отблескивающий желтым оттенком нож и с удивлением наблюдал, как он растекся между пальцев.
    - Это может быть оружием только у вас в руках?
    - Да.
    - Я сильный воин, вряд ли у тебя получилось бы легко убить нас.
    - Мой друг, – Карт кивнул на Ларсена, – чемпион по борьбе.
    - Это так? – посмотрел на норвежца Их. – Было бы интересно глянуть его в деле. Ваши воины славятся, как хорошие борцы. Но сначала, сначала поговорим о наших делах.
    Карт не заставил вождя долго ждать.

     Разговор кончился далеко за полночь. Им принесли ужин, потом ночной чай. Чай был настоящий, земной. Это также был знак искреннего уважения. Их на поверку оказался грамотным командиром. Он быстро вник в суть предложений земного штатс-сержанта и начал облекать их в реалии шалшианской действительности.

     Алекс тщательно обтерся. Приятно после физических упражнений нырнуть под каскад ледяной водички. Стражники еще прошлым вечером объяснили, что пить эту воду не рекомендуется. Да и земляне уже догадались, что она тут «техническая», используется для охлаждения какого-то промышленного объекта. Отсюда и одно из подогретых течений, и шум работы турбин. Скудная пустынная жизнь заставляла использовать все возможности. Сотни гектаров скалистой поверхности были покрыты замаскированными уловителями солнечной энергией, дающей свет в бесконечные пещерные галереи, питание для насосов, качающих свежую воду из глубины. Питьевая же здесь ценилась, хотя не была лимитирована. По закрытым трубкам, капельным способом она подавалась на террасы, где выращивались овощи и зелень. Насколько Карт понял, мясо привозили сюда самым простым способом - пригоняли стада выкормленных животных на убой. Сам же этот пещерный комплекс являлся индустриальным и образовательным центром целого сектора. Поэтому здесь было относительно много женщин и детей, а молодые мужчины встречались гораздо реже. Рейнджеры перед этой вылазкой вытрясли из местных разведчиков все, что те знали о шалшианцах. Информации было не очень много, но вся она сейчас пригодилась.
    Кто-то позади его хихикнул, Алекс тут же обернулся. Стражники уселись у самого входа в «водяные бани», поэтому местные к землянам могли подойти вполне спокойно. Вот и сейчас группа молодых шалшианок восхищенно рассматривала тело купающего норвежца, а там было на что посмотреть. Ларсен вполне мог стать моделью для хорошего скульптора. Высокий рост, крепкие широкие плечи, узкая талия, мощные мышцы ног и рук. Земляне за прошедшие столетия выработали настоящий культ тела, используя все новейшие достижения генетики, и добились в этом деле больших успехов. В свою очередь, разглядывая полуобнаженные тела шалшианок, некогда варишанок, Алекс сделал вывод, что и здесь не обошлось без применения генетики. Трансформировать так быстро тела под существующие природные условия без помощи науки невозможно. Значит, местное общество не так примитивно, как видится на первый взгляд. Неожиданно девушки громко засмеялись, задумавшийся землянин не заметил, как молодое тело горячо и прямолинейно откликнулось на обнаженные женские прелести. Алекс смущенно посмотрел вниз и быстро накинул на бедра полотенце. Потом он бросил в сторону хихикающих девушек игривый взгляд, вызвав оттуда еще одну порцию безудержного смеха.

Одна из шалшианок, грациозно покачивая бедрами и смело неся вперед крепкие налитые груди, вышла и крикнула на вполне сносном земном языке:
    - Воин, твоего скакуна давно не объезжали!
Женщины снова громко засмеялись, некоторые даже скинули с себя покрывала.
    - Что тут происходит, Ал? – послышался голос Ларсена.
    - Обычные женские штучки, похоже, что многие из представителей гуманоидов оставили в традициях подобие древних брачных игр.
    - Опять умничаешь, Ал. А ведь хороши, чертовки!
    Карт скосил глаза, под накинутой тканью четко просматривался вздыбленный «скакун» норвежца, приводя в восторг резвившихся в воде шалшианок. Их шум заставил одного из стражников поднять голос. Женщины стали расходиться, тихонько посмеиваясь и кидая в сторону молодых землян довольно нескромные взгляды.
    - Совсем избаловались, – сокрушенно проговорил старший из стражников по имени Кеоса, – в былые времена за такой шум их бы строго наказали. Куда катится этот мир?
    Кеоса выглядел опытным воином, он быстро установил доверительные отношения с землянами. Как Алекс успел выяснить, этот воин в юные годы попал в плен к войскам Федерации, где провел несколько лет. Тогда на Шалше пытались проводить стандартную программу «гуманизации туземцев». Но она с треском провалилась, оставив на память Кеосу хорошее знание земного языка и земных же обычаев. И судя по всему, эти качества воин долго использовал, служа в разведке у местного ополчения. Несколько глубоких шрамов и скупые, но грамотные движения воина указывали на его большой опыт и умения.
    - Надо идти, – махнул рукой Кеоса, – скоро обед.
    К приему пищи местные жители относились с большим пиететом. Подобное бывает у народов, переживших в свое время голодные времена. «А ведь так и есть!» - подумал Алекс. – «Это ведь было настоящее потрясение – оказаться с таким количеством народа на пустынной планете».

    - Тебе нравятся наши женщины? – Кеоса кинул взгляд на земного воина. Они уже хорошенько закусили, принявшись за неспешное питье кислого молока.
    - Конечно! Они очень красивые. На Их-варише мы занимались любовью с местными женщинами, у нас похожая физиология и там ценят земных мужчин.
    - А что, им своих не хватает? - пробурчал шалшианец. Он входил в число немногих, кто знал о снимках, сделанных в запретном городе
    - Ты бы их увидел, так не говорил, – вмешался в беседу Ларсен. – Это слабое подобие шалшианских мужчин.
    - Да, – задумчиво протянул Кеоса, – я слышал ваши рассказы.
    - Поэтому вы и ушли оттуда, чтобы остаться самими собой.
    После некоторого молчания стражник пронзительно взглянул на землянина и печально спросил:
    - Она красивая, наша планета?
    - Очень! Много зелени, лесов, озер, рек. Одна из самых красивых планет, которые я видел.
    Карт остановился, в глазах старого воина было столько печали. Он молча положил свою ладонь на руку шалшианца, ощутив ответное пожатие кисти. Они хорошо понимали друг друга. Ведь сейчас у обоих воинов был общий враг.

    На третий день после беседы с Командующим в галереях заметно прибавилось мужчин с военной выправкой. Карт и Ларсен то и дело ловили на себе взгляды: любопытные, злобные, прямодушные. Здесь, как и в любом гуманоидном обществе, эмоции превалировали перед логикой и разумом. Шалшианцы сохранили в своем сердце горячность и стремительность поступков. Отказавшись от космического статуса собственной цивилизации, они смогли сохранить свою идентичность.
    В большом зале, где проводились гимнастические занятия, сегодня было людно. Множество воинов, а это были именно воины, занималось спортивными упражнениями. В закрытом кругу две группы молодых людей забавлялись игрой, похожей на земной ручной футбол. Под потолком на канатах извивалось несколько вертких фигур, изображая акробатические трюки. На крутой стенке тренировались скалолазы и скалолазы очень высокого класса. Стоявший там один из молодых воинов крикнул что-то грубое в сторону землян. Кеоса глухо ответил, в группе мускулистых шалшианцев обидно засмеялись.
    - Что им надо? – спросил Карт у сопровождающего.
    - Нарываются на неприятности, молодежь, – криво усмехнулся стражник.
    - Ну, если нарываются, то получат, – спокойно ответил Ларсен, – небось, подраться хотят?
    - А ты как понял?
    - Мне такое часто предлагают, я ж как дылда везде, слишком заметный.
    Норвежец подошел к группе воинов, показал на самого мощного из них, а потом махнул в сторону круглого бойцового ринга. Шалшианцы радостно засвистели и заулюлюкали, предвкушая интересную схватку. Ларсен, не торопясь, вышел на ринг, скинул рубашку и стал разминаться, поигрывая могучими мышцами. Молодежь с восхищением разглядывала пропорциональные формы землянина. Его соперник хоть и выглядел могучим, но не имел такого гармоничного тела.

     Судьей выступил сам Кеоса. Он оглядел руки борцов, замотанные в тряпки, потом сказал несколько слов и махнул . Шалшианец необдуманно сразу кинулся на Ларсена, широко размахивая длинными руками. Видимо, хотел задавить напором, за что быстро и поплатился. Боя практически и не было. Землянин грациозно отскочил в сторону и совершил только один удар. Силач так и остался на покрытой циновками площадке. В зале установилась тишина. Молодежь заворожено молчала, уставившись на своего лежащего товарища, из других мест зала подходили их старшие спутники.
    - Теши доуга ерча. Победил землянин! – показал рукой в сторону Ларсена Кеоса.
Поверженного силача унесли, он не пострадал, просто был без сознания. Вперед выступил шалшианец средних лет и с властными манерами опытного командира. Он сказал на земном языке:
    - Ты мошешь воевать только с юнсцами? Или поборешься с настоячими воинами?
    - С кем угодно, был бы достойный соперник, саца, – ответил учтиво норвежец, не забыв вставить в конце предложения знак уважения. По рядам воинов прошел гул одобрения, многие понимали язык землян. Командир перебросился парой фраз с Кеоса и нетерпеливо махнул. Вперед выступил высокий, худощавый воин.

    Кеоса снова отдал команду, и новая схватка завязалась. На этот раз оба бойца начали бой предельно осторожно. Шалшианец прыгал вокруг землянина легкой поступью, его движения были необычны. Первым выступил Ларсен, крутящим ударом ноги чуть не достав соперника. Воин легко ушел в сторону и закрутил вокруг земного атлета странный танец, показавшийся знакомым Карту. Так они и кружили рядом, пытаясь достать друг друга. Через несколько минут Алекс понял, что его друг играет с соперником, пытаясь подробнее узнать манеру его борьбы. Чем-то она напоминала древнюю земную борьбу капоэйро, в самом деле, похожим на танец. Каждый боец выжидал удобный момент и не торопился.
    Первыми нервы не выдержали у шалшианца, он резко крутанул ногами и попытался в прыжке достать земного бойца. В полете его Ларсен и подловил, закрутив дальше мощным захватом. Воин пролетел еще несколько метров и грохнулся уже за пределами ринга. Он попытался подняться, но со стоном упал навзничь. Зрители загудели, многие в этот раз одобрительно свистели и землянину. Кеоса снова определил победителя и вопросительно посмотрел на командира воинов. Тот ожесточенно махнул рукой и на ринг вышел высокий, крепкий боец, статью не уступавший Ларсену, а в плечах даже пошире. Такие могучие борцы на Шалше были, по всей видимости, редкостью. Толпа зрителей уже заметно разрослась, добавилось молодежи, появились женщины. При виде нового борца они оглушительно закричали, наверное, он был местной знаменитостью. Зрители начали скандировать его имя «Ринош, Ринош!»
    Соперник Ларсена выглядел спокойным и уверенным в себе. Снова ободряющий выкрик Кеоса и снова соперника начали осторожные прыжки. Несмотря на собственную мощь, Ринош двигался внешне легко и гибко. Он первым и начал атаку, один за другим он наносил мощные удары, пытаясь достать Ларсена, а тот, в свою очередь, принял бой, не стал отказывать себе в удовольствии поработать руками. «Скорей всего, - отметил Карт, его друг и тут решил подробнее изучить особенности местных видов единоборств». Ему получилось пару раз достать Риноша. Тот только фыркнул после очередного мощного удара землянина. Другой бы борец уже давно улетел за ринг, а этот шалшианец оказался терпеливым и небоящимся боли. Но Ларсен и не таких обламывал. Он совершил несколько ложных и выпадов и заставил Риноша пойти в необдуманную атаку. Здесь уже норвежец вовсю заработал ногами, совершая свои знаменитые «восьмерки». Постоянное кручение и странные прыжки несколько дезориентировали противника. Хотя Ларсену все-таки прилетал одна мощная плюха, заставив норвежца болезненно охнуть.

    Зрители уже совершенно не сдерживали эмоций, кто-то подбадривал своего товарища, кто-то просто увлеченно наблюдал за великолепным зрелищем невиданного накала боя. По местным меркам в зале стало очень шумно. Кульминация, как всегда у Ларсена, пришла совершенно неожиданно. Вот он уходил от выпада, и вот уже летит над соперником, выполняя мощнейший удар в грудь обеими ногами. Ринош всей своей мощью повалился на поверхность ринга, раздался неимоверный грохот. Он еще попытался пару раз встать хотя бы на колени, но не смог. К нему подошел его командир и что-то зло выкрикнул. Кеоса снова объявил победителя. По залу прошелся настоящий рев. Все чествовали победителя, бой, и в самом деле, получился великолепный, а приемы, показанные землянином, были очень необычными. К разгоряченному боем Ларсену подошел командир приезжих воинов и начал что-то ему злобно выговаривать. Карт и Кеоса оказались рядом с норвежцем одновременно.
    - Я не буду с тобой биться, – качал головой Ларсен. – Тебе меня не победить, будь благоразумней.
    - Не тебе ресчать, семлянин, – шалшианец был явно раздосадован.
    - Я выйду победителем, а ты потеряешь лицо.
    - Ече неисвестно, кто потеряет, а кто победит
    - То-то и оно, саца.
    - Таш, именем Их я запрещаю тебе вызывать этого землянина на бой! – вдруг жестко заявил Кеоса.
    - Разве это дело командующего, вмешиваться в спор мужчин? – злобно ощерился Таш.
    - Он уже вызван на бой самим командующим, – начальник стражи говорил на земном языке. Таш испытывающе посмотрел на Ларсена, тот молча кивнул в знак согласия.
    - Ну, тогда…тогда я отзываю вызов, к тебе, – шалшианец неожиданно показал рукой на Карта, – а вот этому землянину придется биться. Никто не отнимет мое право, как мужчины на благословенной арене.
    Карт еле сдержал улыбку, а Кеоса, наоборот, выглядел обескураженным. Он тихо ответил:
    - Никто не отнимет у тебя священного права. Ты будешь сражаться.

    Таш довольно ухмыльнулся и отошел в сторону. Ларсен же устало опустился на каменную скамейку, выбитую некогда в скале и отшлифованную временем.
    - Что все это значит, Кеоса? – Карт испытывающе посмотрел на их охранника.
    - Садись, сержант, в ногах правды нет. Так, кажется, говорят у вас.
    - Ха! – Ларсен захохотал, но быстро прекратил смех поморщившись.
    - Сильно досталось? – Алекс с беспокойством взглянул на друга и снова посмотрел в сторону шалшианца.
    - Да нормально. Я знаю, у местных есть хорошие травяные мази. Завтра буду как новенький. А ты, Кеоса, что молчишь? У нас невежливо не отвечать на прямо заданные вопросы.
    - У нас также, - тихо ответил начальник стражи. – Их, и в самом деле, не прочь с тобой побороться. Честно, по правилам. Он большой любитель единоборств, считает, что это удел настоящих мужчин. И он наблюдал сегодняшние схватки.
    - Он здесь? – Карт завертел головой.
    - Нет, конечно! – Кеоса усмехнулся. – Мы же не дикари, сержант, у нас есть камеры и связь. Он будет здесь через два дня. Твое предложение требует кое-каких согласований.
    - Да? А я думал, что Их главнокомандующий.
    - Ему не все подвластно. Еще есть правительство и главы кланов. Таш, кстати, один из них. «Клан краснокожих» его. Они, скажем так, не очень любят землян, да и, вообще, всех чужаков.
    - Теперь понятно, – Карт улыбнулся. – Все, как и у нас. Споры, разногласия, подковерная грызня.
    - Таш очень опасный соперник. Даже ему, – Кеоса кивнул в сторону Ларсена, – я бы не позавидовал.
    - Ты еще плохо знаешь нашего малыша, – Олду снова не удалось засмеяться, он схватился за бок. – Дайте ему покататься по пустыне на чем-нибудь быстром и увидите, кто лучший гонщик Галактики.
    - А я и не сомневаюсь, – пришла очередь улыбнуться главе стражи, – мы уже знаем, что он среди вас настоящая легенда. Это одна из причин, почему с вами встретились. Мы верим, что историю вершат необычные люди, остальные только следуют за ними по проторенной дороге. Кстати, Олд, я тебе тоже не завидую. Их один из сильнейших борцов нашего племени.
    - Посмотрим, – норвежец опять улыбался через боль.


    Порулить Карту все-таки дали. Они вышли из Дальних Галерей перед самым рассветом. Узкая полоса песка вдавалась в горное плато извилистым красным языком. И вот с первыми лучами местного светила, окрасившим скалы в багряный цвет, а песок сделавшим просто кровавым, Алекс снова оказался за рулем. На этот раз под ним был небольшой катер на воздушной подушке. Такие вещи, как гравипривод, здесь были редкостью. Межпланетная торговля как класс на Шалше также практически не существовала. Только нечастые подачки от центровых и редкие вылеты контрабандистов.
    Машинка на деле оказалась весьма шустрой и легкой в управлении. Карт с удовольствием втопил педаль газа, крепко держа в руках маленький штурвал. Дорога пролегала по песку, между, то приближающихся к друг другу, то расходившихся в стороны скал. Дорогу землянин не знал. Охранники не подозревали о прыти этого странного чужака и обрисовали все в общих чертах. Карт стремительно ушел от охраны, пролетел мимо внешних постов и буквально через пару минут вышел за пределы плато. В наушниках кто-то шумно выругался на местном наречии. Затем раздался гневный голос на земном языке «Вы находитесь в опасной зоне. В случае невозвращения стреляем на поражение!». Алекс не стал испытывать судьбу и повернул обратно. Он летел мимо освещенных солнцем скалистых пиков, каменных стен и валунов. Он снова был в своей стихии. Виртуозно пролетев между выложенными солдатами охранными столбами, Карт вышел на посадочную площадку. В воздух поднялась пыль, щедро осыпая ругающихся охранников. Рядом с ними стоял хохочущий Ларсен, а чуть подальше виднелись восхищенные лица местных техников.
    - Ты уже смеешься? Ничего не болит? – Карт снял шлем и язвительно смотрел на друга.
    - Да местная медицина творит чудеса.
    - Это какая? С длинными ногами и черными волосами.
    - Ага, - довольно кивнул норвежец, - она провела чудеснейший сеанс массажа. Но вроде, как и твоя медсестричка выглядела вполне аппетитна.
- Ох, Олд, ты неисправим!
    - Кто бы говорил!
     После ночи любовных утех Ларсен выглядел вполне свежо, да и сам Алекс чувствовал себя прекрасно. Молодые шалшианки, неожиданно навестившие их сегодня ночью, и в самом деле, обладали целительной силой. Молодому землянину показалось, что он видел их накануне в купальной галерее. Местные девушки были также неудержимы в сексе, как и их варишанские родственницы. Даже богатырское здоровье молодых воинов с трудом выдерживало их напор. Но в отличие от их прародины это не было для шалшианок чем-то особенным. Местные мужчины вполне покрывали потребности своих подруг. Единственное, на что девушки обратили внимание, так это на больший размер мужского достоинства у землян. Вполне удовлетворив свое любопытство, шалшианки растворились в ночи.

     Поединок состоялся через три дня. Кеоса с утра сообщил землянам, что командующий и главы кланов прибыли в Галереи. И в самом деле, в подземелье прибавилось молодых и крепких мужчин. Землян до вечера не выпускали из комнат. Перед ужином за ними зашел сам Кеоса и повел короткими коридорами в гимнастический зал. Его было не узнать. Высокие каменные стены задрапированы, все лишнее вынесено. Осталась только бойцовая арена, а вокруг неё клокочущая толпа мужчин-шалшианцев. В конце зала, на трибунах Карт к своему удивлению заметил женщин и детей. Кеоса объяснил им, что сегодня проводятся жертвенные бои. Лучшие бойцы кланов дерутся    друг с другом. Схватки проводятся и по жеребьевке, и по вызову. Даже Их сегодня было брошено два вызова. Это лучшие молодые бойцы кланов, чемпионы своих регионов. Командующий должен был ответить ретивой молодежи, таковы были обычаи местного «мужского клуба». Сегодня он имел уже две победы, а всего Их мог провести три схватки. Воинам объявили, что третьим будет землянин. Многие уже знали, что чужак отменный борец, поэтому Ларсена встретили вполне одобрительно. Здесь уважали силу и доблесть. Норвежец моментом сбросил легкий халат и вышел на ринг.
    - Ты хорошо себя чувствуешь? – спросил его Кеоса, опять выполнявший функцию рефери.
    - Вполне, – кивнул Ларсен и сделал кульбит с двойным переворотом. Зал забился в криках, воины уже были заведены днем, насыщенным великолепными схватками и ждали «вкусного десерта». С другой стороны зала на ринг выскочил Их в коротких красных штанах. Он поприветствовал воинов и что-то им выкрикнул. Борцы кивнули друг другу и встали в бойцовскую позу.

    После крика Кеоса бой начался. Противники действовали осторожно, но вскоре Их начал яростные атаки, он уже достаточно разогрелся, участвую в боях. Ларсену потребовалось все его искусство, чтобы уйти от его смертоносных ударов. Карт от волнения даже закусил губу. Командующий, и в самом деле, был великолепным бойцом! Вот уже и норвежец совершает неожиданные атаки, используя весь свой набор. Публика буквально заходится в экстазе. Похоже, что этот ринг такого боя еще не видел! Их действует уже осторожнее, ожидая от противника подвоха. После третьего ринга они оба идут в атаку. То один, то другой боец получает мощные удары по туловищу. Зал ревет и неистовствует, зрители заведены до предела. Алексу было дико слышать такую какофонию звуков от обычно тихих и спокойных шалшианцев. Он с тревогой наблюдал за своим другом, смотрелся тот изрядно измотанным. Хотя и Их выглядел весьма неважно. Оба бойца уже не так быстро передвигались по рингу, осторожно поглядывая друг на друга. Первоначальные довльно резвые прыжки сменились на шаг.
    Неожиданно на сцену выскочил Кеоса и что-то закричал обоим борцам. Он схватил громкоговоритель и прорычал в зал на двух языках:
    – Именем совета старейшин и глав кланов я уполномочен остановить бой. Оба героя показали себя как отличные бойцы. Дальнейший бой приведет только к их увечьям. Вы знаете, что у нас впереди сложные времена. Так будем мужчинами!
    Их молча выслушал своего подчиненного, но согласно кивнул. Он, чуть покачиваясь, подошел к землянину и поднял его руку в своей. Зал буквально взревел от восторга. Они видели, насколько мощен этот высокий землянин, и какой он опасный противник. Но и их вождь не сплоховал, достойно отвечая чужому воину. А то, что схватку прекратили, они восприняли как нормальное справедливое решение. Ведь это состязание, а не бой без правил до смерти. Здесь главное - выйти из игры достойно. Первое большое различие между расами, которое отметил для себя Карт. Земляне более упертые, обычно идут до самого конца. Вот и варишане ушли от решения проблемы на другую планету, но и тут судьба их в итоге настигла.

    - Семлянин Харт, ты готов? – послышался рядом знакомый голос.
    Алекс обернулся, напротив него стояло несколько шалшианцев, выкрашенных в ярко-красные цвета. Среди них высился тот самый Таш, глава их клана.
    - Я всегда готов, саца, – учтиво поклонился Карт, вызвав одобрительный гул. Взаимная вежливость здесь также считалась признаком мужественности. В момент формирования нового общества на планете в пределах нормы было и проведение дуэлей. За неосторожно брошенное слово или брань можно было и умереть.
    Таш молча кивнул    и показал глазами в сторону ринга.
    - Ты с ним не темни, вали сразу, - раздался рядом запыхавшийся голос Ларсена. Алекс оглянулся, выглядел норвежец неважно.
    - Ты то, как сам?
    - Да ничего, девчонки помажут, и все пройдет, –Ларсен пытался улыбнуться. – Попал по больному месту. Надо бы недельку отлежаться.
    - Ну, у тебя будет с кем, – пошутил напоследок Карт, потихоньку разогревая мышцы.
    - Да силен, вождь, нечего сказать. Я ведь по-серьезному с ним играл. И откуда у него столько здоровья?
    - Он мутант.
    - Чего?
    - Оглянись вокруг. Они сильно похожи на варишан? Тех, кого мы видели на фресках?
    - Думаешь, генетики?
    - К гадалке не ходи. Ну ладно, я пошел.
    - Удачи, брат!
    Перед рингом Алекса перехватил Кеоса. На этот раз работал рефери из клана «зеленоглазых».
    - Землянин, будь осторожен. Таш любит играть по-грязному. Вроде так у вас принято говорить? Правила не нарушит, но бьется нечестно.
    - Спасибо, друг! – Алекс хлопнул по крепкому плечу шалшианца и выбежал на ринг.

    Бой противники начали осторожно. Таш уже видел в деле Ларсена и понимал, что земляне очень сильные бойцы. Конечно же, Карт был заметно меньше по комплекции и уступал в весе как своему товарищу, так и нынешнему противнику. Оба бойца несколько минут кружились друг против друга. Алекс привычными уже движениями входил в «рабочий ритм», его мозг начал работать намного быстрее, а рецепторы многократно усилили свое воздействие на организм. Поэтому он не прозевал первый молниеносный рывок Таша. Тот и в самом деле был хорош! Обычный боец получил бы крепкий удар по челюсти. Но Алекс мгновенно увернулся, вызвав горячий отклик в зале. Раз за разом Таш нападал на верткого стройного землянина, но тот всегда стремительно уходил и сам отвечал контратакой. Шалшианец уже покрылся капельками пота, они стекали с мускулистого тела, потихоньку смывая следы красной татуировки.
    В самом начале второго тайма Таш попытался все-таки достать землянина в клинче. Алекса спасла только его невероятная реакция, он успел упасть на пол и перекатился в сторону, уйдя от повторной атаки. Но, только поднявшись, он не успел уйти от нападения сзади, получив болезненный удар по поясу. Спину прожгла резкая боль, сразу отдавшаяся в ноги. В зале недовольно загудели, послышался свист, удар был нечестным. Но вождю «краснокожих», похоже, было наплевать на мнение окружающих. Ему нужна только победа, поэтому он резко нарастил скорость ударов. Красное лицо стало буквально багровым, мышцы напрягались. Карт только сейчас осознал, что этот шалшианец тоже мутант, и очень непростой. Ну, все, пора было заканчивать!
     Дальнейшее поразило всех присутствующих в зале. Только что землянин уходил низом от атаки Таша, как он уже стоит в стороне, потом летит на шалшианского бойца. Вот он уже над ним, Таш даже не успевает поднять глаза, как получает мощный удар в основание черепа. Карт бил аккуратно, ведь чуть больше приложенной силы, и перед тобой будет валяться труп. Но все вышло по его замыслу. Вождь «краснокожих» упал навзничь, даже не издав ни единого звука. Зал сначала потрясенно замолк, а потом буквально разорвался в какофонии грохочущих шумов. Рефери осторожно подошел к упавшему бойцу, проверил его пульс и кивнул.
    - Теши доуга ерча!
    На ринг выскочили молодые воины и стремительно подняли Карта на руки. Они пронесли его три раза по кругу и только потом поставили на пол. Как оказалось, это было последнее состязание дня, и так приветствовали «крайнего» победителя. Таш так и не пришел в себя, и его люди унесли своего вождя в Галереи, бросая недоуменные взгляды в сторону Карта. Бой прошел честно, и не в обычаях шалшианцев таить злобу на более сильного соперника. Если ты проиграл сегодня, то хорошо подготовься к следующему бою. Месть и затаенная злоба приводит к деформации членов сообщества, стоящего на грани выживания, и поэтому эти пороки одинаково преследовались, как и боевыми командирами, так и старейшинами кланов.
    - Ты могучий воин! – восхищенно встретил землянина Кеоса, он заботливо накинул на победителя шерстяной халат, в зале было прохладно.
    - Молоток! – Ларсен стукнул друга по плечу. – Пошли, умоемся. Нас командир на пир пригласил.

    В небольшом зале были расставлены настоящие жировые светильники. Скорей всего дань старинным обычаям. В помещении находился невысокий длинный столик. На нем стояли закуски, кувшины и много зелени. Во главе стола сидел сам Тало Их, он подозвал к себе землян взмахом руки и усадил рядом. Алекс огляделся, здесь сидели как знакомые им старейшины ареопага, так и более молодые шалшианцы, скорей всего главы кланов. Значит, это собрание неспроста. Сидел за столом и Таш, не такой красный, как обычно. Видимо, так у местных смотрится бледность их кожи. Он кинул удивленный взгляд в сторону землянина, но больше своих эмоций никак не выказывал.
    - Сначала я предлагаю восчествовать нашего «крайнего» победителя! – Их говорил на земном языке, иногда добавляя местное наречие. Знак уважения к инопланетным гостям.
     Все сидящие за столом согласно закивали головой и подняли большие кружки. Пили они пиво, только более выдержанное и хмельное. Вообще, алкоголь в этом обществе не приветствовался, а крепкий был вне закона. Раса гуманоидов, заточенная на необходимость, судьба цивилизаций, стоящих на грани выживания.
     Прислуживали им молодые женщины из клана Командующего. Они были одеты в длинное подобие халатов, вышитых затейливыми рисунками и орнаментами. Девушки расставили на столах подносы с дымящимся мясом. Его ели прямо руками, макая в кисло-сладкий соус и поедая много зелени. Обычная диета пустынного кочевника.


    - Ты оказался весьма сильным воином, – задумчиво пробормотал Их. Он вымыл испачканные пальцы в небольшой пиале с теплой водой. – Теперь не сомневаюсь, что ты достоин звания «первого брата». Даже я крепко бы подумал, выходить ли с тобой на бой.
    - Ты тоже не такой простой шалшианец, каким хочешь показаться, – Карт смело взглянул в глаза собеседника.
    - От тебя ничего не скроешь, землянин, – Их усмехнулся. Затем он резко поднялся, за столом воцарилась тишина. Командующий внимательно осмотрел своих людей, решение они сейчас примут поистине историческое. Их перешел на местный язык, землянам тихо переводил сидящий рядом Кеоса.
    - Я хочу узнать мнение уважаемых старейшин и глав клана – Готовы ли мы принять предложение Первого брата земных воинов и прекратить взаимное кровопролитие? Мы испытали его, он настоящий воин и достойный человек. Он есть «избранный»! Я жду вашего ответа, мои соратники.
    Карт во все глаза наблюдал за реакцией руководства армии шалшианцев. Те сидели с выпрямленными спинами, чуть откинувшись назад, закрыв глаза и опустив головы. Со стороны казалось, что краснокожие гуманоиды молятся своим богам. Хотя, может быть, так они и было. Первым проголосовал самый древний из старейшин. Он неторопливо поднял пиалу с водой и вылил ее на пол, затем поставил посуду на стол вверх дном. Один за другим участники совета голосовали. Через несколько минут все плошки стояли дном вверх. Карт почувствовал, как Их чуть слышно выдохнул. Только это выдало волнение военного вождя, поставившего на кон собственную репутацию. Он, не спеша, поднял свою плошку и медленно вылил воду на пол, покрытой циновками, затем оглядел зал и поставил посуду дном вверх.
    - Хо! – выкрикнули хором сидящие за столом.
    - Решение принято, земляне, – Их перешел на Интер. – Идите собираться, нам предстоит нелегкий путь.

     - Куда мы едем, сац? – Карт упаковывал рюкзак. В комнате вместе со своими вещами рейнджеры обнаружили несколько пакетов с местной едой и самодельные баки для воды. Такие Алекс уже видел у шалшианских воинов, аналог «пустынной канистры». Двойные стенки сохраняли прохладу воды, из горловины торчал узкий шланг с наконечником, что позволяло пить, практически не пользуясь руками. Удобная штука в безводной местности. Завернутое в вощеную бумагу лежало вяленое мясо и высушенный сыр. Здесь же находились сухие «дорожные» лепешки и немного крупы.
    - Это в двух тысячах лиг отсюда, – ответил озабоченный стражник, – по-вашему, полторы тысячи камэ.
    - Далековато, – нахмурился Ларсен, – а зачем нам так далеко забираться?
    - Там… - Кеоса задумался, – там наш самый древний храм. Мы должны получить благословение.
    - Вот даже как? – Карт был удивлен. Что-то здесь было не так. Он как-то не заметил в местном обществе излишней религиозности.

     Они вышли ночью. Первый этап их пути путники двигались на местных вездеходах, неуклюжих открытых машинах, с узким корпусом и большими пневматическими колесами, которые не увязали в песке. Дорога пролегала между выступающими языками каменистого плато по песчаным барханам и обнаженному скальнику. Скорость здесь была невысокой. Водители хорошо знали дорогу, а также использовали очки ночного зрения. Двигались они до середины ночи, затем из-за горизонта показались сразу две местные луны, стало достаточно светло, и маленький караван нырнул под тень большой скалы. Здесь оказалось вместительное укрытие, частью природного происхождения, частью расширенное шалшианцами.
    Как понял Карт из расспросов, вездеходы обладали весьма неплохой экранированностью и защитой от обнаружения при помощи технических средств. Но они могли наблюдаться визуально, поэтому в условиях хорошей видимости их могли распознать. Это несколько сужало возможность использования таких очень удобных в такой местности машинок. Земной рейнджер с интересом исследовал технику, задавая местным водителям вполне компетентные вопросы.
    Чуть в стороне несколько охранников уже вынули из багажников портативные грелки и готовили обед, вернее сказать, ранний завтрак. Разваренное с крупой вяленое мясо, размоченные на пару лепешки, вот и все скромное кушанье воина в пути. В этом укрытии был свой источник воды, поэтому шалшианцы заварили свое подобие чая. Листки для него местные женщины собирали высоко в горах.
    - Сейчас поспите, – к ним подошел Кеоса, – Перед рассветом снова выйдем в путь.

     Горизонт чуть набряк отголосками синеватого света. Луны уже ушли, поэтому на поверхности пока царили сумерки. Этот переход оказался пешим. Надо было до рассвета дойти до вершины отвесной стенки очередного плато. Приходилось внимательно всматриваться в очертания скалистого отрога и думать, куда поставить ногу. Тропа была очень узкой и едва различимой. Но тренированный организм земных рейнджеров легко справился с этой непростой задачей. Земляне совершенно не задерживали темп движения их маленькой группы, заслужив несколько одобрительных взглядов охранников.
    В некоторых местах краснокожие воины показывали, куда стоит наступать полной стопой, а где лучше не задерживать ногу. Иногда по пути попадались невысокие кусты с сухими узкими листьями, полоски мха, каким-то чудом находившие тут воду. Наверху цепочка путешественников оказалась одновременно со вспыхнувшим внезапно светилом. Повинуясь возгласам Иха и Кеоса, люди и шалшианцы нырнули в узкую расщелину. Здесь они смогли передохнуть после трехчасового подъема.
    К удивлению землян, вскоре группа поднялась со своих мест и двинулась дальше. Оказывается, их путь сейчас пролегал по извилистому лабиринту расщелин и проходов, вымытых некогда водой и отшлифованных ветрами. Высокие стенки, временами смыкающиеся поверху, надежно защищали идущих здесь от нескромного взора разведки. Как знали земляне, на орбите присутствовала небольшая спутниковая группировка. Дроны-разведчики использовались здесь редко, в основном вблизи расположения земных войск. Шалшианцы были искусными воинами и частенько сбивали вражеские боты.
    Так они двигались почти весь день, останавливаясь только на скромный обед и полуденный чай. В паре мест путники пополнили собственные запасы воды. Вода здесь являлась самой жизнью. Камни от местного светила раскалились неимоверно, постоянно хотелось пить. Даже опытным воинам приходилось нелегко, к концу дня некоторых буквально шатало от усталости и обезвоживания. Относительно бодро держались только Их и Карт.

     Вечером их ждало очередное убежище, также расширенное из природной пещеры. Люди и шалшианцы попадали наземь, переводя дух.
    - Можете немного поспать, – придвинулся поближе к рейнджерам Кеоса. – Дальше пойдем в полночь.
    - Куда мы сейчас?
    - Идти придется поверху, между восходами лун. К утру мы должны быть у края Великой пустыни.
    - Понял, – кивнул землянин.
    - Черт побери, давно мне не было так хреново, – Ларсен выглядел плохо. Лицо осунулось, губы потрескались, взгляд сумасшедшего енота.
    - Хотелось бы куда-нибудь в снега?
    - Ага. Как говорят русские - «хрен редьки не слаще»! - Олд достал из рюкзака кусок сыровяленой колбасы и стал с остервенением её жевать. Готовить еду ни у кого сил не было. Только перед самым выходом наружу воины приготовили «чай» и наполнили канистры свежей водой.

    Идти в ночной прохладе было намного легче. Путники шли растянутой цепочкой, ступая друг за другом. Через пару часов взошла третья луна Шалши, чиркнув над горизонтом светлой линией. Караван в это время притаился в тени невысокой скалы. Следующий марш-бросок был стремительным, и смертельно уставшие путники перед самым восходом солнца попали в большую пещеру, на входе которой стояли основательные защитные сооружения. Эта подземная полость оказалась настоящей военной базой. Воины с удовольствием приняли теплый душ, напились вволю и упали на койки.

    После целительного сна их ждал горячий ужин. Работая походной ложкой, Алекс смутно ощутил знакомый вкус разваренной каши.
    - Похоже на концентрат из бийского гороха, – пробормотал он. Сидевший напротив местный воин что-то весело крикнул, указывая на плошку землянина.
    - Это он и есть, – сказал Ларсен, давно расправившийся с кашей и вяленым мясом, – парень заявил, что это приготовлено из трофейного пайка.
    - А ты что, - удивился Карт, - стал так отлично понимать их язык?    
    - Ну, так, – Олд выглядел, как сытый кот, – кто-то с девчонками еще и разговаривает.
    - Во, даешь! Способности прорезались?
    - Знаешь, да. Самому интересно стало, – норвежец задумался. – Мы, когда с цепи сорвались, с меня как будто некий морок спал. Мне, вообще-то, служба тяжело давалась, это ты у нас во всем шальной. Все эти армейские распорядки, дебильное начальство, они и так душу выворачивают, так еще и на какой-нибудь занюханной планете тебя могут запросто угробить. И ради чего? А тут… - Алексу стало не по себе. Он оказывается, так давно не заглядывал в глаза своему лучшему другу, не видел в них его боль и печали, – тут мы сами по себе. И у нас есть цель, и цель, ради которой стоит жить и умирать. Теперь я спокоен, мои мысли настроены на позитив и собирание информации. А способности, они и раньше были. Я же на севере Скандинавии рос, там и старонорвежский в ходу, и шведский, и лапландцы живут. Потом в Сибири болтался, много с русскими общался, даже татарского нахватался. Ты же знаешь, что в те времена со Средней Азии много народу на север переселилось. Южане, которые в горах жили, довольно хорошо адаптировались к суровому климату. И языки у них схожие, вот и образовался в итоге эдакий суржик. Татарским в итоге обозвали. Интересные, знаешь, у них бывают выражения.
    Лицо Олда разгладилось, глаза засветились, у Алекса на душе сразу стало теплее. Он оглянулся - сидевшие в столовой воины также улыбались, хотя вряд ли что поняли из разговора этих странных землян. Флюиды хорошего настроения ведь быстро передаются окружающим. Это намного лучше, чем боль и страдания. В нашей части Вселенной их и так хватает.


    - Доброго вечера, сац, – Карт без приглашения ввалился в небольшую комнату, оборудованную под штаб. Каменные потолки были оплетены множеством проводов, а пол покрыт настоящей керамической плиткой. Стоявший у входа вооруженный часовой поднял, было руку, но после жеста Командующего отошел в сторону. Стоявший у длинного стола Кеоса подвинулся и прошептал:
    - Мы заняты разработкой дальнейшего маршрута.
    Карт внимательно оглядел интерактивную карту, спроецированную на стол из настоящего дерева.
- Вот здесь мы, – обернулся к землянину Их, – а вот здесь наш конечный пункт.
    Алекс с самого начала заметил, что военный вождь в земном Интере чаще использует фразы, принятые в официальном общении. У него не самый большой словарный запас обычных разговорных слов. Видимо, его обучал какой-то офицер-лингвист.
    - И в чем проблема? – к столу неслышно подошел Ларсен. Их слегка покосился на высокого норвежца.
    - В эту ночь наши луны уходят с небосвода. Мы называем её «ксосанадак» - время безлуния. При хорошей скорости мы можем достичь храмовой горы за одну ночь. Но ваши, – командующий сделал паузу, – боевые товарищи запустили недавно новый спутник, идущий перед самым рассветом. Поэтому придется разбить маршрут на две ночи. Дорога пролегает по дну древнего соленого моря, сейчас оно высохло, но представляет опасность для путников. Если разыграется буря, то поднявшаяся со дна соленая пыль убьет всех, кто находится в пути. Там очень мало убежищ.
    - Прогноз синоптиков? - догадался Алекс. Их молча кивнул, продолжая внимательно рассматривать карту.
    - На чем мы собирались здесь ехать?
    - Воздушный катер, – ответил Кеоса, – ты на таком ездил у нас в гостях.

    Карт задумался, затем попросил трехмерную схему маршрута и внимательно его изучил. Потом молодой землянин сел за вычисления, ловя на себе удивленные взгляды командующего, начальника стражи и сурового на вид воина, наверное, командира местной базы.
    - Я могу успеть, – наконец, выдохнул Карт.
    - Ты хорошо подумал, Ал?
    - Конечно. Маршрут, в общем-то, нетяжелый, скорости нам хватит. Я успею.
    - Нас всё равно засекут у самой горы, – пробормотал Кеоса, Алекс поднял глаза на командира базы.
    - Время подлета атмосферников почти два часа, можно проскочить, – ответил тот, изрядно удивив командующего.
    - Варка, ты на стороне землянина?
    - Я знаю кто он, сац. Это легендарный «водила генералов». Если он хотя бы наполовину так хорош, как о нем рассказывают, то этот путь ему по силам.
    Ларсен громко захохотал:
    - Ал, слава настигла тебя на самом краю Галактики!
     Карт только улыбался, он и сам был безмерно удивлен.
    - У нас часто проходят обмены пленными, я узнаю от них много интересного.
    - Ну, тогда ближе к делу, – Алекс снова подошел к столу, – нас четверо, мне еще нужен опытный штурман. Загрузка минимальная. И хотелось бы посмотреть машину перед выходом.
    - Мне нравится ход твоих мыслей, землянин, – кивнул головой донельзя довольный Их.


    Они шли точно по графику. В ночные очки обсохшее дно древнего моря виднелось, как сплошное зеленое поле. Красным трассером шел предполагаемый маршрут, выставляемый молчаливым узкоглазым водителем, севшим в кресло штурмана. На катере стоял небольшой рулевой штурвал, напоминавший гоночный, поэтому Алекс быстро его освоил. Он еще в подземном гараже основательно изучил машину, придя в восторг от оригинальных улучшений, внесенных шалшианскими мастерами. Катер был заточен именно под эти места, огромный природный солончак.
    Через час пути Алекс полностью вошел в «гоночный транс» и довел скорость движения до своего предела. С задних кресел послышались негромкие ругательства как на шалшианском, так и на земном языках. Штурман побледнел, но работать продолжал, вовремя внося поправки. Дорога проходила по относительно ровной пустынной местности, только иногда появлялись промоины или овраги, а также русла пересохших рек. Почти все они были вынесены на метки. Что-то катер просто перепрыгивал, а что-то обходил.
    Пару раз буквально по наитию Карт избежал свежей промоины, один раз они чуть не въехали в невесть откуда появившийся песчаный бархан. Это уже четко среагировал шалшианский штурман. Рельеф местности менялся постоянно. Вот и они, если доедут, внесут в карту новые поправки. Лучше было доехать, с собой взяли только по суточному сухому рациону и три литра воды на каждого. В случае поломки пережить палящий день в пустыне будет очень непросто, а если придет солевая буря все - суши весла.
    Пройдя половину пути, Карт сделал остановку и вышел из кабины, чтобы размять затекшее тело.
    - Держи, – Ларсен подал бутыль с кислым молоком, оно хорошо освежало, – подарок от шалшианских разведчиков.
    Они пожевали подобие местного энергетика, высушенную и спрессованную массу из орехов и сладких ягод. Вещь не только калорийная, но и вкусная. Алекс поднял голову. До чего же здесь черное небо! Шалша находится на самом краю их Галактики, на излете хвоста громадной спирали. Дальше через бесконечное пространство находятся только чужие галактики и странные туманности. «Что там еще дальше? Неужели живые существа и там ведут между собой бесконечные войны?»
    - Ал, пора.
    Карт кивнул головой и подошел к катеру. Во время остановки его внимательно осмотрел штурман.

     Спутник засек их, когда на чуть засеревшем горизонте показался высокий пик Храмовой горы.
    - Время! - послышалось с заднего сиденья, и Карт снова прибавил скорости.
    Ровная поверхность солончака уже перешла в холмистую местность, времена прореженную торчащими вверх каменными останцами. Неглубокие русла рек и речушек начали попадаться намного чаще. Во время сырого сезона здесь шли дожди. Поэтому маневрировать приходилось больше, а при той скорости, которую поддерживал легендарный водитель, сделать это было очень непросто. Пришлось надеяться больше на себя, штурман только обозначал примерный маршрут и некоторые препятствия. Но Алекс уже полностью вошел в рабочий транс и вел катер пусть и на грани фола, но, не дергаясь, и размеренно. Горизонт уже запылал, когда Ларсен воскликнул:
    - На три, пять два летуна!
    Они договорились заранее, что следить за локатором будет земной воин. Земляне и шалшианцы использовали разные методы и обозначения, поэтому быстро бы запутались.
    - Принял, – спокойно ответил Карт, рассчитывая время пролета атмосферника над ними. Он чуть добавил газу и уже через пару минут влетел в поле «одиноких скал». Разрушенный временем скалистый отрог. Здесь он рассчитывал найти убежище. Штурман предупреждал о поворотах, добавляя какие-то слова на своем языке. Видимо, и его вдохновил этот незабываемый полет, он с восхищением поглядывал на Алекса, признав в нем невиданного мастера вождения.
    - Справа, восемь. Одиннадцать.
    И в самом деле, через одиннадцать секунд над ними прошел один из земных разведчиков. Они пока не наблюдали их катер визуально, следуя за тепловым пятном. Двигатель катера сильно нагрелся, и экранирование уже не спасало. Но Карт успел поставить машину под скальный козырек, между двух отвесных каменных стен, загораживающих вид с северо-запада. Он кубарем выскочил из небольшой кабины, на земле уже стоял Ларсен и рвал рукоятку люка.

    - Накидку! – заорал поставленным сержантским голосом Карт. Повинуясь ему, все начали быстро натягивать над катером дополнительный тент. Занял этот непростой процесс буквально пару десятков секунд, время разворота атмосферника. Затем они моментом повалились в тень от скал, накинув на себя индивидуальные накидки, полные копии земных. Температура тела шалшианцев почти не отличалась от человеческой.
    Раздался грохот, пилот вел разведывательную машину довольно низко. Он раз за разом прочесывал местность, но тепловизор здесь был бессилен, а путешественники удачно замаскировались. Через пять минут грохот атмосферника стал намного тише. Ларсен чуть отодвинул накидку и занялся визором радара.
    - Ушли, уф. Никогда бы не подумал, что придется прятаться от своих летунов.
    Он стал потихоньку подниматься, отряхиваясь от налипшего на форму мусора. Сидевший напротив Карта штурман ошеломленно пробормотал:
    - Вас опасно иметь в качестве врага. Все земляне такие быстрые? - он кивнул на дополнительный тент.
    - Ты думаешь, Ик, почему мы с ними на мир договариваемся, – Кеоса встал с чуть заметным напряжением, – это прирожденные воины. Обычным существам с ними сложно тягаться.
    - Мы где сейчас? – Их поспешил взять бразды правления обратно в свои руки. Шалшианский лидер вскочил и заглянул на приборную панель катера.
    - Мой, командир, до входа в тоннель три лиги.
    - Совсем рядом, можно и пешком дойти.
    - Зачем?    - сделал предложение Карт – На малом ходу я здесь спокойно проеду, мотор остыл, далеко «светить» не будет.
    - Тогда ладно, – согласился командующий, – штурман тебе покажет дорогу.

                                            

    - Ну, и долго нам ждать? – Ларсен опять приложился к трубке, всасывая воду из подаренного шалшианцами наспинного бачка. Солнце приближалось к зениту и становилось достаточно жарко. Местные подкинули их рано утром на тропу патрулирования дальнего земного гарнизона. Сектор был достаточно спокойным, и можно было не опасаться, что тебя сначала застрелят, а потом будут разбираться, кто ты есть такой.
    Обряд на Храмовой горе прошел достаточно спокойно. Местные хранители древних традиций с большим любопытством просмотрели кадры, привезенные землянами, и отслужили ночную церемонию. План Командующего и ареопага был одобрен и освящен авторитетом древнейшим капищем Шалши. Как понял Карт, здесь находилось гражданское правительство планеты. Вся власть их мудрыми предками была сразу разбита на несколько составляющих, придавая здешнему обществу достаточно гибкую конфигурацию.
- А вот и орлы, – смочил горло Алекс и встал во весь рост, – ты сиди пока, эдакая дылда еще испугает парней.
    К вершине холма приближалась пара колесных броневиков. Скутеры с гравиприводом здесь использовали редко. С одной из машин спрыгнуло четверо гренадеров, на второй зашевелился ствол небольшой импульсной пушки. Два пехотинца разошлись по бокам, а двое потихоньку стали продвигаться к рейнджерам. Карту не понравились их действия и вид, слишком уж испуганными они выглядели. Скорей всего новички, хрен знает что от них ожидать.
    - Парни, вы бы поосторожней, а то еще подстрелите «первого брата», - встал рядом с другом Ларсен.
    Молодые бойцы озадаченно озирались, а из второго вездехода выскочил длинноногий капрал. Он что-то скомандовал своим подчиненным и уверенно подошел к Карту.
    - Я узнал вас, сир, – веснушчатый гренадер улыбнулся и подал Алексу руку, – очень рад знакомству. Я Саша Дружинин. В нашем гарнизоне пока мало «братьев». Но как вы здесь оказались? Тут нет караванных путей, да и обычно об обмене пленными нас предупреждают.
    - Извини, друг, но это закрытая информация.
    - Понятно, – капрал спокойно кивнул, – тогда садитесь ко мне в машину. Через полчаса будем в гарнизоне.

     Земная база оказалась компактной и хорошо оборудованной. Невольные путешественники с удовольствием приняли горячий душ и сменили белье. Пока они ждали из стирки свою униформу, их попытался допросить местный разведчик, совсем молоденький лейтенант-курсант. Это была обычная практика, еще в процессе учебы курсанты получали свое первое звание и опыт в боевых войсках. Разведчик был послан подальше, на что сильно обиделся и убежал жаловаться начальству. Майор Янош уже оказался предупрежден и на вопли новичка никак не среагировал.
Вечером рейнджеров вызвали к прилетевшему сюда начальнику разведки сектора. Именно его они и требовали. Несколько часов велись долгие переговоры, после которых взмыленный капитан заперся в радиорубке, выгнав оттуда всех дежурных. Начальник базы все это время сидел рядом со странными гостями и пил кофе. Майор готовился уйти в отставку, поэтому на рожон не лез и куда не надо нос не совал. Но то, что происходит нечто неординарное, он понял при первом взгляде на этих наглых рейнджеров. Больно молоды они для таких высоких званий. Да и наград хватит на пару бывалых отставников. Вскоре произошло, вообще, неслыханное: на отдаленную базу совершил ночную посадку дальний флайер планетарного командующего.
     Вся последующая неделя прошла для друзей в хлопотах. Прилетевшие разведчики из штаба галактического сектора начали, было сразу качать права, но более сведущие в таких делах коллеги, работающие    «на земле», быстро перехватили процесс на себя. Поэтому вместо множества формальностей рейнджеры занимались конкретными делами, сводили обе стороны друг с другом и утрясали детали. Планетарный командующий передал этот процесс молодому полковнику Басову, ученику самого Франхейма. Поэтому Карт и Ларсен через три недели смогли продолжить свой путь дальше. На Шалше же началось негласное и недекламируемое перемирие.
     Нет, на бумагах и отчетах мало что изменилось. Шли нескончаемым чередом доклады о боестолкновениях, дальних рейдах, планы о предпринятых мерах. Обычная рутина на не примирённой до конца планете. Все также оттуда шел беспрерывный поток раненых и больных. И только кадровики рекрутационного центра знали, что с некоторых времен поток капсул с «последним одолжением» внезапно стал пересыхать. Кто-то из статистиков сразу же доложил в управление Генерального Штаба, а там уже местный орденский куратор отправил срочное сообщение своему начальству.


     Через полгода на доклад к Третьему регенту попросился куратор контрразведки.
    - Сир, - начал он почтительно, – у меня жалоба на бездеятельность адмирала Нахимова.
    - Вот как? – подобие усмешки мелькнуло на восковом лице старого человека. – Представляете, советник, адмирал также жалуется на вас. На излишнее рвение ваших подчиненных.
    - Мы выполняем свою работу, сир, – поджал губы Франц. Все-таки этот несносный адмирал его и здесь опередил.
    - Я понимаю, советник. Но не забывайте о деликатности методов работы нашей Дальней разведки. От вас иногда слишком много шума.
    - Зато есть результаты. Вы читали мой доклад, сир.
    - Любопытный, – кивнул головой регент, – вы утверждаете, что эти «братья» ведут собственную игру.
    - Да, и у меня есть доказательства. Небезызвестный вам штатс-сержант Карт и его подельники в последние месяцы развили бурную деятельность. Они подделывают документы, устраивают себе незаконные переводы. Шастают с планеты на планету и не подчиняются никому.
    - Ну, во-первых, документы у них подлинные, советник. Хорошего же вы мнения о нашей армии. Она еще не так глубоко разложилась, и дисциплина соблюдается достаточно четко. Но вот методы получения предписаний мне пока непонятны.
    - Мы работаем над этим, сир. Но внедрение в среду «братьев» достаточно сложно.
    - Скажите, советник, а вы знаете, что происходит на этих планетах? На которых побывали эмиссары «братьев».
    - Точно нет, сир. В Действующей Армии мои полномочия ограничены.
    - Ну, тогда вам будет любопытно узнать, что указанные вашим ведомством космические объекты являлись аренами вялотекущих боевых действий. И вот что любопытно: на всех них некоторое время назад командующими заключались с противником «ленивые перемирия».

    - Это как, сир? – Франц в порыве сдерживаемых эмоций наклонился вперед.
    - Это значит, что боевые действия проводятся как бы понарошку. Вроде и стреляют, куда-то выезжают, но по-настоящему бои не ведутся.
    - Любопытно, – куратор потер руки. – К чему такая сложная имитация? Не проще противнику сдаться?    
    - Нет, не проще, советник. Но самое любопытное, что практически прекратился поток нескончаемых смертей. Да и большинство раненых это просто-напросто приписки. Нахимову стоило многих трудов раскопать эти факты в залежах нашей необъятной статистики.
    - Это что же, получается, – ошеломленно прошептал Франц, – эти парни заключают фиктивные перемирия и добиваются сокращения потерь?
    - Они просто-напросто берегут своих братьев. Между прочим, такая задача — прямая миссия нашей Организации, советник.
    Куратор контрразведки молчал, он был честным служакой и знал, что такое долг. Но тут появилась эдакая дилемма – работать против тех, кто фактически выполняет задачи Ордена.
    - Вот поэтому, советник, сверните свои контакты с Нахимовым, а информацию старайтесь собирать опосредованно, не вмешиваясь напрямую в идущие дела.
    - Понимаю вас, сир.
    - И еще, Франц, – Третий поднял свои выцветшие глаза, – приглядитесь повнимательней к самому адмиралу и его так называемым тайным отделам.
    - Будет исполнено, сир.

     После ухода куратора регент еще долго всматривался в специальный планшет, дающий воспроизведение прямо на хрусталики глаза. Он все больше и больше погружался в задумчивость, но неожиданно поднялся с кресла и самостоятельно подошел к панели связи, хотя вполне мог бы устроить разговор, не сходя с места.
    - Дежурный, прикажите подготовить катер.
    - Куда летим, сир? - капитан был явно удивлен. Регент уже несколько лет никуда не выбирался.
    - К Первому Регенту, у меня срочное дело, – глухо ответил Третий и повернулся к экрану. Оставалось еще только одно дело. Боги, как велика Вселенная, как бесконечно Время. По силу ли человеку забавляться подобными играми.
Размещено: 12.12.2019, 17:05
  
Всего страниц: 1