Всего страниц: 3
Алесь (corud): Мизантроп
Размещено: 05.11.2019, 17:27
  
Праздник души и тела

    К первому после великой Катастрофы торжеству готовились быстро, но основательно. Еще с вечера Настя кинулась замешивать тесто и чистить овощи. Я с утра ушел топить баньку и поставил охлаждаться в ведро шампанское. К обеду с кухни доносились умопомрачительные запахи. Настёна выложилась сегодня на все сто процентов. Пирог с малиновым вареньем, судак запеченный в тесте, жареная в сале картошечка. Пока девчонки мылись я сервировал стол, время от времени обегая по округе кухни соседских домов. Не все, оказалось, у меня в доме имеется. В итоге набор столовых приборов пополнился фирменным штопором, бокалами из богемского хрусталя, тарелками, вилками и ножами из совсем новёхонького сервиса. Видимо, его как купили на юбилей, так ни разу и не пользовались. Есть у нашего народа такая крестьянская привычка – все лучшее откладывать на потом. Ага…вот оно потом и случилось!

    Быстро ополоснувшись и побрившись в баньке, вытащил по пути бутылки, поставил на стол и нырнул к себе в комнату. Все равно за столом оказался первым, забыл сколько девушки обычно на выход собираются. Я же успел еще раз сползать в погреб, погладить рубашку, открыть банки с привезенными из города деликатесами, и только тогда на прибранной и нарядной кухней появилась Анастасия.

    Как же все-таки женщины умеют преображаться! Трикотажное платье отлично подчеркивало чувственные формы Настиного тела. Её фигура – классические песочные часы, я только сейчас толком смог разглядеть её всю целиком. На голове сооружена пышная прическа из светлых волос, а на лицо и вовсе не узнать. Макияж, на мой взгляд, сделал девушку излишне взрослой.

    - Ну как?

    - Вроде отлично…

    - Что-то не то? – видимо, я не умею прятать все эмоции на лице.

    - Тебе этот мэйк не очень идет, Настён. С минимумом ты выглядишь как-то моложе. Хотя это только моё личное мнение, - только сказав, понял, что сморозил явную глупость.

    Девушка мгновенно вспыхнула и исчезла в комнате.

    Через минуту на кухню вышла Тамара, и я застыл на месте прямо со штопором и бутылкой в руках. Вот эта особа и есть настоящая королева бала! Вечернее платье отлично акцентировало внимание на стройную фигурку девушки. На поверку она оказалась совсем не доской! В принципе для такого роста все выпуклости выглядят вполне гармонично. Завитые локоны её короткой прически отлично дополняли вытянутый овал лица, макияж сделал и так выразительные глаза еще ярче, а губы чувственней. Было заметно, что Тамара умеет подать себя перед публикой. Опытная девушка нам по пути попалась. А ведь и правда – завела себе подружку-простушку, с такой выжить легче, как и выглядеть эффектней. Наверняка те парни из подвала вышли не по своей воле.

    - Ты зачем, Сеня, девушку обидел?

    - Я.... да…

    - Не гоняй, я говорила ей, что с макияжем переборщила. Не на танцы же в клуб идём! Так и будем стоять с неоткрытой бутылкой?

    - Айн момент!

    Я быстренько откупорил Бордо шестилетней выдержки и взялся за шампанское. Долгожданный хлопок совпал с возвращением Насти на кухню. Я бросил взгляд на лицо девушки с минимумом косметики и показал большим пальцем, что в этот раз все вышло здорово. Девушка радостно вспыхнула радостной улыбкой и сразу засуетилась у плиты. Я уже заметил, что она обычно смущение прячет за хлопотами. Совсем еще юная и неопытная натура.

    Через три минуты шампанское было в бокалах, играя веселыми пузырями, горячее подано на стол. Звякнул хрусталь, застучали по тарелкам вилки, задвигалась мебель, настроение праздника. Генератор сегодня не вырубался, поэтому в доме играла веселая музыка, горел яркий свет, в помещении было тепло и уютно.

    - Ну что, - собрался я с духом, взирая на двух невесть откуда взявшихся в доме красоток. – Буду банальным – Жить, как говорится, хорошо, а хорошо жить еще лучше!

    Всплывшая в голове фраза из старого фильма сначала повергла девчонок в шок, а затем в безудержный смех. И в самом деле, на наш случай она, как ни странно, здорово подходила. Выпили по второй за то, что все прошло для нас лично хорошо, по третьей за то, чтобы и дальше получилось также успешно выживать.

    Девушки несколько захмелели, и я чутка притормозил, стали налегать на закуску. Вчера по приезде из города я проверил новые ловушки, сплетенные из ивняка по найденным на дисках чертежам. Их конструкция оказалась более удачной и в одну даже попал судак, поданный сейчас на стол. Рыба в тесте вышла изумительной, нахваливал я нашу хозяюшку, а Настя так покраснела, что наложенный мэйк стал совершенно бесполезен.

    - Сеня, плесни еще!

    - Тамар, не стоит передохнуть?

    - Нормально, это же шампанское и, кстати, очень неплохое. Оказывается, ты разбираешься в винах. Какая-нибудь из подруг научила?

    - Еще чего! – хмыкнул я. – Женщины в этом ни фига не понимают. Просто как-то пришлось поработать в компании, торгующей алкоголем, вот и нахватался. Там регулярно проводили дегустации и презентации своего товара.

    - Хм, так ведь и спиться можно! Опасная работа.

    - Ты права, кое-кто и спивался.

    - Тогда выпьем за то, чтобы этого с нами не случилось!

    За окном стемнело, самое для меня хреновое время года, не люблю его с детства. Начало декабря, снега еще нет, грязь и сырость уже порядком утомили, но зато отлично скрывают наши следы. Три бутылки шампанского чудесным образом испарились, поддерживая неспешные разговоры о прошлом и прочем. О наших будущих скромных делах говорить совсем не хотелось, а хотелось думать, что вокруг тот же самый большой и суетный мир, полный людей, их надежд и разочарований. Таинственная пустота вокруг пугала и оптимизма не добавляла.

    Тамара пила кофе и странно поглядывала в мою сторону, больше отмалчиваясь. Зато Настя молотила без перерыва, в такие моменты болтушки как раз к месту. Когда она ушла по надобностям, Тома неожиданно спросила меня:

    - Ты жил один или с другом?

    Я чуть не поперхнулся вином.

    - Ты на что намекаешь, подруга? Нет, я вполне нормальной ориентации.

    - Тогда чего себя так ведешь? Не видишь, что девка на тебя конкретно запала?

    В этот раз вино все-таки чуть не пролилось мне на штаны. Нормальный такой вопросик и прямо в лоб. Я как-то даже завис на минуту, не зная, что сейчас и ответить. Девушка была явно пьяна, нельзя ей было пить столько шампанского. Шипящий напиток очень коварная штука, особенно для дам. В этот момент вернулась Настя, румяная и веселая, обстановка несколько разрядилась. Девчонки отлично дополняли друг друга, поэтому, наверное, я и смог их вытерпеть.

    Через полчаса Тамара ушла в комнату, сославшись на то, что устала и хочет спать. Да и понятно, неделя для нас была сложная. Два раза мотались в деревню, возились с погребами, еще катались в город. В динамике заиграла медленная композиция годов, наверное, восьмидесятых, хорошо под неё грезилось о разном.

    - Может, потанцуем, - неожиданно раздалось рядом с ухом. Вот чертовка, в этот раз чуть кофе не пролил! Точно сегодня новые джинсы обделаю.

    - Из меня танцор так себе.

    - Ничего, не в модном клубе, - девушка взяла меня за руку, и мы встали в пионерскую позу, на некотором расстоянии друг от друга.

    Затем песня сменилась на более энергичную, мы даже попрыгали в танце «диких эскимосов». Настя много смеялась, её волосы волнисто колыхались в такт музыке, а ноги сами шли в пляс. Хорошая девчонка! В последующий медляк мы уже прилипли друг к другу, мои руки лежали на её бедрах, а она сама прижалась ко мне всем телом. Не успели оглянуться, как наши губы нашли друг друга, сомкнувшись в неимоверно долгом поцелуе. Тогда-то я и сдался. Вот уж никак не думал, что юношеская секс лихорадка когда-нибудь накроет меня снова. В голове зашумело, соображения хватило только на то, чтобы сказать:

    - Давай не здесь, пошли в баню, - Настя коротко кивнула. - Иди первой, сразу в парную. Я сейчас догоню.

    Поглядев вслед закрывшейся двери, коротко выругался: - «А шло бы оно все к е…ни матери!» и начал собираться, связав в узел халаты и полотенца. Уже на пороге спохватился и захватил всегда заряженный «Mossberg», а то мало ли что. Помповик был у нас дежурным оружием.

    Баня еще не остыла, я быстро разделся, схватил веник и прошел в парную. Девушка сидела на полке, подобрав под себя ноги и закрывшись руками. Наверное, пожалела уже… Я усмехнулся, сам-то отступать не намерен, иначе ночью не засну и завтра проблемы будут. По опыту знаю – если решился, то действуй! Так что нечего тут из себя целку строить, будешь сегодня моей.

    - Что, как неродная, ложись на полок, я тебя веничком за плохое поведение отхлопаю.

    Шутка возымела действие, Настя улыбнулась и растянулась на досках. Ох, ты! Я и забыл уже за эти годы, что такое юное девичье тело, упругое и наливное. Есть подобные телеса – ущипни и никакого следа не останется. От природы или от физических упражнений, но фигура у Настёны выглядела очень даже приятственной. Широкие бёдра плавно переходили в выпуклые полушария попы, уходя далее наливными ляжечками. Я не сразу заметил, что девушка повернула ко мне голову и лукаво наблюдает вздыбленным «инструментом», что совершенно чётко отличает мужчину от женщины.

    Ёксель моксель! Сам не заметил, как дико возбудился. Ещё бы – такое зрелище подо мной распростерлось. Надо бы охолонуться! Выскочил в моечное отделение и выкатил на себя тазик холодной воды. Позади меня весело заголосили. Настя, оказывается, выскочила сразу за мной и попала под раздачу. Я молча смотрел на её подрагивающие от смеха налитые груди, округлые бедра и мокрые волосы, облепившие сейчас безмерно притягательное лицо. Нет, так дело не пойдет! Дальнейшее случилось как-то само собой, без прелюдий. Видимо, не только я оказался возбуждён. Я моментом сгреб девку в охапку и нырнул в прохладный предбанник, закидывая тело на так кстати подвернувшийся столик, на котором лежали полотенца. Девушка сразу призывно развела ноги и подняла на меня глаза. К чёрту все! Я ринулся прямо к ней, откинув из головы все условности, превратился в настоящего дикого зверя. Раз нет человечества, нам не нужна и его устаревшая мораль. Только ощущения горячего молодого тела, как наружи, так и внутри, нарастающее безумным пульсом предвкушение безумного удовольствия. Девушка в неге откинулась на стол и часто задышала, её груди мерно колыхались в такт к моих поступательным движениям. Древний, как сам мир, танец. Уф…

    В дом ввалились, насытившиеся и донельзя довольные собой. Тихо переговариваясь, чтобы не разбудить Тамару, заварили чай, удобно устроились на диванчике, время от времени предаваясь горячим поцелуям и объятиям. На девушке был надет только лёгкий халатик, быстро открывая мне понравившиеся части молодого тела. Это ощущение новизны мне всегда нравилось в женщинах. Поэтому я любил разные типажи, наверное, стараясь распробовать их прелести впрок.

    - Я буду сегодня спать у тебя? – Настя лукаво улыбалась, обещая впереди следующую партию «Марлезонского балета». Я же внутренне удивлялся собственному молодечеству. Это интересно на мой организм так катастрофа повлияла, или длительное воздержание, что я практически сразу готов к последующим любовным подвигам? Хотя к чему все эти вопросы? Будем просто жить, как нам хочется! Оставив у двери дежурный ночник, мы скрылись в маленькой комнате. В ней было уютно, постель согревали уже два тела. У одного из них на ощупь оказалась очень приятная, бархатистая кожа, да много чего там нашлось приятного. У второго различные места тела твердели различными мышцами, в том числе и теми, которые пригодились в различных гимнастических упражнениях.

    Новые горизонты

    Странное состояние утреннего опустошения. Мысли в голове появляться совсем не торопятся, рабочее настроение так и не проявилось, за окном мрачная декабрьская темень и на улицу совсем неохота, даже по делу. Да какие сейчас могут быть дела? Хочется же горячего кофе с шоколадкой, спокойствия и неспешного отхождения от сна. Эх, с этими чертовыми девками совсем себе режим нарушу! Это вечером отношения между полами смотрятся вельми приятственно, а на трезвую же голову не так уж все благостно. Шлепая чунями по холодному полу, подхожу к плитке и ставлю кофейник на конфорку. Газовых баллонов осталось немного, скоро придется полностью переходить или на бензиновый примус, или готовить только на печке. Кстати, о печке. Все-таки хорошая привычка с вечера заготавливать дрова к протопке. Сухие поленья и береста аккуратно сложено перед плитой. Привычными движениями открываю вьюшку, закладываю дрова «колодцем», сую между поленьями бересту и зажигаю каминную спичку. Разгорающийся понемногу огонь, запах горьковатого дыма вводит меня в состояние некоторого созерцания. Если бы не затекшие ноги, то упустил кофе.

    Запахиваю флисовку и усаживаюсь за стол, блаженно откидываясь на удобный диванчик. Странно с самого начала дня ощущать себя выжатым лимоном. Настя и с утра оказалась не против эротических упражнений, выдоив меня буквально досуха. Благо, в аптечке нашлись необходимые резиновые изделия, правда, их маловато, с такими «темпами» нам надолго не хватит. Надо бы в поселке поискать. Блин, а там и аптеки нет! В ФАБе вряд ли такие ништяки держат, мне для полного счастья еще брюхатой девки в доме не хватало. Мдя, с бабами все-таки одни проблемы! Хотя, пожалуй, в моём положении стоит размышлять о более приятной стороне «дела». Вот не думал, что бес меня в ребро под старость ткнет! Хотя какая к черту старость, сорока еще нет! Сколько я таких случаев знаю, когда мужик в возрасте и положении заводил себе малолетних любовниц, и ведь далеко не все шли к нему из-за бабок. Психология…

    Вроде не урод, рост выше среднего. Я подошел к затертому временем зеркалу и скинул флисовку – несколько лет постоянных физических упражнений дали свои плоды, бугры из мышц покрывали вполне худощавое и подтянутое тело. При моей сидячей работе посещение фитнес-зала является делом необходимым, как-то раз начал и понемногу втянулся. Зато спина больше не болела, и не становилось проблемой при шопинге закинуть в багажник мешок картошки. Заодно сэкономил деньги на посещении врачей. Насмотрелся уже на одногодков с их бесконечными болячками. Это в двадцать пять у тебя здоровья полный вагон, затем ты его постепенно сливаешь и хорошо, если успеешь вовремя затормозить.

    - Любуешься?

    В кухню тихой сапой проскользнула Тамара, ехидно улыбается и спешит дальше. Туалет у нас теперь вполне комфортный, я утеплил перегородки и повесил на стену небольшой радиатор, отопление идет с котла в хозяйственной пристройке. Разжечь его несложно, тепло по батареям расходится быстро, знай только поддерживай в течение дня. Печку топим к ужину, готовить и разогреть комнаты к ночи, поэтому с утра чуток прохладно. Ну так везде в деревнях.

    - Кофе нальешь, красавчик?

    Освежившееся лицо девушки оказалось прямо напротив моего. Пришлось вставать и разливать кофе, заодно пододвинул ближе к ней открытую плитку Бабаевского шоколада.

    - Странно.

    - Что странно?

    - Да ваш служебный роман с Настей. Выходной аж на три дня в итоге затянулся. Раньше ты из трудов праведных не вылезал, а сейчас из постели.

    Я внезапно почувствовал, что густо краснею. Мдя уж, что-то неудобно вышло. И в самом деле, ведем себя, как будто никого вокруг больше нет.

    - Извини, наверное, мы тебя с утра разбудили?

    - Аха, и не с утра тоже. Звукоизоляция в доме никудышная.

    Внезапно в голове проскакивает умная мысля: - «А чего это я менжуюсь, как малолетка?» Спокойно откидываюсь на спинку диване и, в свою очередь, ехидно поглядываю на девушку. Не фиг тут козырять собственной неприступностью, сама же кашу заварила!

    - Извиняйте, барышня. У нас секс не по расписанию, а по хотению. Постараемся, конечно, впредь шуметь меньше.

    - Ага, – скривилась Тамара, - шуметь они будут меньше, - затем в её глазах проявилось странное выражение. – Ты, вообще, знаешь, сколько этой деревенской дурёхе лет?

    - И? – я несколько напрягся, что-то мне в этом взгляде шибко не понравилось.

    - Семнадцать, весной только будет совершеннолетней.

    Хорошо – кофе я уже выпил и ничего не разлил, на штаны чуть капнуло гущей. В голове как-то неприятно зашумело в предчувствии неведомых проблем. Хотя, стопэ! Чего это еще? Не там и не тогда находимся, волноваться мне сейчас совершенно не, о чем. Закона несколько недель как нет, соглашение у нас обоюдное, всем приятственное. Так что к чёрту! С довольной хитрецой всматриваюсь в лицо Тамары, которая постепенно сменила наглый взгляд на растерянный.

    - И к чему этот хитропопый пассаж, барышня? Тоже захотелось сладкого? Так можно и сегодня баньку истопить, я не против. Ты мне нравишься, и я бы тебя…

    Показал красноречивым жестом, как бы я её. Тамара, было хотела ответить что-то резкое, но сдержалась. Умная девочка! Смысла нам сейчас в той ругани? Живем, как на подводной лодке, все вместе в одной бочке и ко дну пойдём. Так что учимся терпеть друг друга.

    Меня, конечно, кое-что в нашей совместной жизни уже начинало раздражать. Например, то обстоятельство, что Настя хотела спать со мной вместе каждый день. Ну, секс еще понятно, но всю ночь зачем вдвоём лежать? Кровать неширокая, я люблю вечерком почитать, временами ворочаюсь сильно. Режим питания у нас, опять же, постоянно нарушается, что не есть гут. Шум и гам временами достают. Пока перевешивают возможность кушать вкусные пироги, лепешки, щи и прочие вкусности, да лишние рабочие руки. Неожиданно ночные утехи также стали для меня довольно важным фактором жизни. С гормонами, что ли, какие проблемы возникли? Вот и сейчас то и дело взгляд сам собой падает на обнаженную ногу Тамары, всякие дурацкие мысли появляются. Например, как выглядят остальные части её тела и какие позы она предпочитает в сексе? Тьфу ты черт! Ей-богу, веду себя временами, как конченная малолетка.

    Никаких разборок после нашего странного утреннего разговора не последовало, все втроём собрались и поехали в поселок. Из низко сидящих туч начал вываливаться редкий снежок, и я решил не откладывать топливную проблему в долгий ящик. Заначку местного фермера в виде цистерны дизельного топлива оставлять в поселке не хотелось. Тогда бы на электричестве зимой экономить не пришлось. К обеду вовсю замела позёмка, видимость снизилась, земля задубела и шли достаточно ходко, валко переваливаясь на замерзших буграх осенней грязи. Настя где-то раздобыла компакт диск с музыкой, поэтому в кабине было достаточно весело. Девчонки хохотали, шутили надо мной, вернувшаяся, было мизантропия тут же захандрила и упёрлась обратно, в потёмки моей души.

    Настя уселась впереди и то, и дело бросала в мою сторону искрометные взгляды, много шутила и, вообще, болтала без умолку. Как ни странно, но Тамара также перестала дуться и азартно поддакивала подруге. В лобовое стекло свежий ветер метал пригоршни суховатого снега, заслоняя вид на дорогу, а в салоне воцарилась атмосфера некоего теплого праздника. Я с интересом поглядывал на Анастасию, девушке явно понравился новый для неё статус официальной любовницы.

    Хотя, чего ожидать от деревенской, по сути, девахи? Там принято, чтобы баба была с мужиком, на возраст никто особо внимания не обращает. Раньше вон, вообще, замуж в пятнадцать отдавали. Титьки выросли и вперед – детей рожать, хозяйство блюсти, мужика строжить. Это в городах тридцати пятилетний перестарок еще что-то из себя строит. Да кому, дура взрослая, нужны твои вислые груди и целлюлитная задница? Была бы в постели хороша – около двери стояла очередь из любовников, умна или хозяйственна – на таких также мужик клюёт и разбирает быстро. Но если голова набита бреднями о равноправии полов, то в итоге образуется «современная независимая женщина», отрыжка воинственного феминизма. В нашей бухгалтерии половина из подобных больных на голову баб. Такая обычно ещё и родит «для себя» ребеночка, будет вкалывать на двух работах и в итоге совершенно запустит его воспитание. Если это мальчик, то обычно из него вырастает чёрт-те что, но не мужчина точно. Потом еще удивляемся - почему у нас мода такая педерастическая. Ага. Девочки обычно идут по пути матери, другой дороги они в своей жизни не видели, но точно знают, что «все мужики сволочи». Хотя бывают и приятные исключения.

    С заранее заряженным аккумулятором трактор завелся сразу. Не зря я мануал к МТЗ- 82 два вечера подряд читал. Сидя в его кабине, понимаешь, что это ни разу не легковушка, а нечто серьезное и брутальное. Но делать нечего, такую цистерну моей «Нивой» не перетащить. Я вылез из кабины и послушал работающий движок – вроде как ничего. Затем сел обратно, отжал сцепление, перевел длинный рычаг на первую передачу, осторожно нажал на газ и поехал разворачивать трактор на маленькой площадке. Тот еще зубодробительный квест получился! Сейчас же мне предстояло самое сложное – сдать назад точно-точно. Чтобы не надеяться на девчонок я вколотил с двух сторон колышки и теперь аккуратно подгазовывал ужасно неудобной тракторной педалью, тихонько продвигаясь задом к цистерне. Стоп! Вылез на ступеньку, посмотрел сам, Тамара руками машет. Порядок! Видимо, настроение как-то передается и на навыки. Думал провожусь дольше, сейчас осталось только аккуратно войти в разъем прицепной серьги. Здесь уже вся надежда на девушек. Еще чуть-чуть, кричат! Ого, как они громко орать, оказывается, умеют. Кое-как вставляю шкворень, или как там эта штука называется? Так, где тут у нас рычаг, хоп, сцепка немного поднялась, можно убирать поддерживающий чурбан и ехать дальше.

    За руль «Нивы» уселась Тамара, хоть у неё прав нет, но водить она умеет, мама научила. Хм, интересно, а что Тамарина мама умеет еще? Я видел её фото на телефоне девушки, в самом соку бабёнка. Как пить дать мужу маманька изменяла регулярно. Вряд ли этот пентюх был хорошо в постели. Стопэ, что-то у меня сегодня больно игривые настроения! Как день начнешь… Поговорка оказалась совершенно права, только в нашем деле несколько в другом смысле. Рулить этой древней развалюхой было сложно, да и комфорт оставлял желать лучшего. Это же не кроссовер бизнес-класса, а деревенская рабочая лошадка. Я аккуратно двигался вслед за «Нивой», всматриваясь в начинающие заметаться снегом выбоины дороги. Осенью по ней никто не ездил, поэтому колея была в более-менее нормальном состоянии.

    Мы уже проехали половину пути, когда трактор внезапно начал дергаться и со стороны двигателя послышались странные звуки. Я тут же распахнул дверцу, и в самом деле, движок чего-то очень уж неровно стучит. Вот еще незадача на мою голову свалилась! Но это была присказка, сказка возникла впереди, когда послышался неприятный скрежет и двигатель заглох напрочь. С минуту я сидел на месте, еще не веря такому итогу нашей вылазки. Со стороны легковушки приблизились две неясные тени, начинало смеркаться.

    - Сеня, что произошло?

    - Хана движку! Мать твою налево! Наездились, б…ть.

    - И что теперь делать?

    Мне сразу представились наши будущие мытарства и из моей груди вырвался горестный вздох.

    - Поеб...ся, девчата мы ещё с этой чертовой соляркой.

    - Не поняла? – Тамара обидчиво нахмурилась, а Настя, наоборот, разошлась в широкой улыбке, видимо, представляя себе нечто иное.

    - Потом объясню, - бросил я коротко и полез открывать люк. Заглянув в горловину радиатора, крепко выругался. Ох, и охламон же я косорукий! Привык к современной технике, понимаш, а тут старая деревенская развалюшка. Она, наверное, летом на воде ездила, а потом её, вообще, слили. В системе охлаждения просто-напросто ничего не было, вот движок в итоге и заклинило. Мысли о возможном ремонте вылетели из головы сразу, на такое я неспособен. Второй фермерский трактор находился в стадии разборки, или сборки, другого здесь было не найти. Это же остров! Мотоциклы есть, катера в большом количестве имеются, пара дряхлых машинок в гаражах стоит... и всё.

    - Настя, б..ть, крути! Да не жопой, а ручку.

    Как я и думал, с транспортировкой дизельного топлива нам пришлось основательно повозиться. По прикидкам в найденной мной цистерне чуть более шести тысяч литров. Такой запас я просто так на дороге бросить не мог. Хоть я и уверен, что фермер на зиму затарился зимним же вариантом топлива, но некоторые сомнения все-таки гложили. Лучше закопать это богатство под землю. Хотя бы те десять двухсотлитровых бочек, которые я смог раздобыть.

    Самое простое было – заливать топливо. Делов-то – открутил краник и заправил под горлышко. Вот погрузка бочек на прицеп «Нивы» — тот еще геморрой! Третий день с девками мудохаемся. В прицеп влезает две бочки, то есть надо сделать пять рейсов. Сейчас загружаем крайний, все дико устали, девчонки вон еле ворочаются. Хоть я и продумал некую подъемную конструкцию, но все равно физические силы приложить требовалось. И не самые слабые, надо заметить, силы. Тянем-толкаем, толкаем-тянем.

    - Еще немного! – упираюсь руками в проклятую бочку, пихая её наверх, рядом сбитым дыханием сипит Тамара. Настя на прицепе ручкой выбирает канат, в случае чего у неё же находится стопор. Один раз мы чуть не уронили все обратно и сами не убились, но ничего – понемногу приспособились. А вы что думали – выживать это легко и беззаботно? Тут, и в самом деле, поеб...ся ой сколько приходится!

    - Стопэ, - трясущимися руками кое-как вырулил машину к яме, - завтра спустим. Сейчас отцеплю груз и домой поедем.

    - Может, баню? – Тамара смотрит на меня усталыми глазами, из-под шапки вылезли два мокрых от пота локона, лицо непривычно для неё раскраснелось. Вот как оно манкировать физическими упражнениями! Я хоть и устаю, но по утрам не ною, ничего не болит.

    - Попарить тебя?

    - Ага - отжарить! – отвечает мне в тон девушка. Хм, непонятно – это она всерьез или переводит разговор в шутку? Настя тут же хихикает, а мне отчего-то пошлости больше отпускать не хочется.

    - Будет баня, девчонки, завтра до обеда отдыхаем. Потом продолжим.

    - Снова бочки? – истерично завыла Настя.

    - Нет их больше, дорогуша, наполним все имеющиеся у нас канистры. Есть у меня одна мысля.

    В бане, аккуратно разбирая поленья, размышляю – сколько нам еще топлива необходимо, в голове работает калькулятор. Основной потребитель — это электрогенератор, у меня еще есть запасной на дизельном топливе. Бензин оставим для моторки и автомобиля. На электричество я тратил от полутора до восьми литров в день. Если ужаться, то хватит и трех. Будем генератор больше крутить только на выходных. Думаю, зимой в морозы расход увеличится раза в полтора. Итого в месяц в среднем сто — сто двадцать литров, то есть половина бочки с канистрой. На три — четыре зимы запасенного топлива хватит точно, бензина для моторок и машины так же. Дальше будем поискать. В памяти всплывает вид застрявшего на мели теплохода. На чем интересно его движок работал?

    Печь в морозы также придется протапливать утром и под вечер. С дровами дело обстоит не так печально, но тоже экономить их следует, на ту же баню уходит немало. Девки любят помыться, от старых привычек трудно отказаться. Тоже работенка на ближайшие недели – перетаскать все имеющиеся дрова поближе к дому. Это, значит, надо подготовить новые дровяники. О-хо-хо, берешься за одно, тут же начинает тянуться другое. Что ни говори, но жизнь в деревне более хлопотная. Так и городов нынче вовсе не осталось!

    Почему-то вдруг подумалось о стакане теплого молока. Скотина нам сейчас бы не помешала. Хм, а куда бы я её дел в бункере, да и ни привык возиться с живностью. Хотя курей можно было и запастись. Жаль, что нельзя вывезти цыплят из яичного порошка. Так что пока обойдемся проклятой тушенкой и рыбой. Кстати, о рыбке, с этими амурными и топливными заботами совсем забросил, цистерна никуда не денется, по этому волевым решением послезавтра объявляется рыбалка! На этой приятной ноте я закончил размышления, подбросил дров в печку и пошел готовить веник.

    Мылись и парились втроём, здраво рассудив, что стесняться в наших условиях нечего. Я зашел в парилку, когда девушки уже сидели на полке. Плеснув ковшик воды на каменья, с удовольствием ощутил пошедший по телу сверху вниз мягкий жар и обернулся к подругам с ехидным вопросом.

    - Кого первым жарить будем?

    Настя, оказывается, уже разлеглась войлочном коврике, готовая к «процессу». Тамара примостилась с краю, совершенно не прикрываясь, спокойно смотрела в мою сторону. В тусклом свете висящего под потолком кемперного фонаря виднелись длинные ноги и небольшие, но упрямо торчащие вперед груди с аккуратными коричневыми сосками. Плоский живот, красивого изгиба бедра дополняли общий антураж.

    - Сеня! – скомандовала заждавшаяся Анастасия.

    Жарить так жарить! Ох, поработал я веничком по девичьим телесам! Настька выскочила из парилки с криками, даже в полутьме было заметно, как раскраснелось ей «беленочное» тело. Как раньше о таких говаривали– «кровь с молоком». Пока замачивал веник, Тамара легла на полок, явив себя во всю длину стройного тела. Бархатная кожа блестела от пота и с каждым хлестком покрывалась отлетевшими березовыми листками. Девушка понемногу начала покрикивать, но пока терпела. Не удержавшись, я азартно хлопнул рукой по аппетитной попке. Ого, какая у нас тут упругость!

    - Веник стерся, так ты другой инструмент намерен использовать? - девушка смотрела на меня, ухмыляясь, вернее, её глаза красноречиво указывали в сторону моего паха.

    Да смотри на здоровье, мне уже было все равно! Сам так ужарился, что захотелось хорошенько охолонуться. Я выскочил в моечное отделение и схватил приготовленный ушат холодной воды.

    - Ой-ей-ей!

    Заверещали рядом, девушкам также досталось моей ледяной водички, а я радостно осклабился, расставив ноги и наблюдая голые девичьи тела в приятнойблизости. Эх, почему в молодости нам не достается подобных видов? Все эти чертовы условности и комплексы только портят нам жизнь.

    - Совсем с ума сошел! - пожаловалась Настя, она была уже наполовину намыленная, такая смешная с куском мылом и мочалкой в руках.

    - Кого намылить? - решил идти я ва-банк, кинув взгляд на Тамару. Та скосилась на подругу и громко заявила:

    - Меня!

    Настька только посмеивалась, наблюдая, как я напрасно стараюсь держать дистанцию от Тамариного тела. Но мой разбухший дрын все равно то и дело касался её кожи. Еще бы ему не распухнуть - к визуальным ощущениям вдобавок прибавились довольно-таки сильные тактильные. В отличие от подруги тело Тамары показалось мне более крепко сбитым, упругим. Настя, улыбаясь, тут же подставила свою спину и попку под мою мочалку и только что не замурчала, драил я её от всего сердца. Затем кинул мочало в тазик и двинулся в парную, хотелось еще попариться, а то с этими чертовыми девками толком и не помоешься. Показалось, что они проводили меня взглядами, полными сожаления. А вот не фиг вам - спать буду сегодня один! Ага, размечтался. Хорошо, хоть сразу назначил время работ после обеда, к обеду мы только встали. Так как кровать в моей комнате была маленькая, то кувыркались на двухместной Тамариной. Девушки, пока я домывался, успели «принять на грудь» и оказались полностью готовы к дальнейшему разврату.

    На кухне изумительно пахло блинчиками, печка весело трещала недавно подкинутыми поленьями. Я упал на диван, чувствуя себя сейчас поношенным сибирским валенком. Тело болело, как будто вчера, и в самом деле, целый день бочки ворочал. К этому неприятному ощущению прибавлялось состояние легкого похмелья. И как мы сегодня будем работать? Да к черту! Снег к утру раздуло и его практически не видно, бывает такая погода – сухая и морозная, снежная пороша сдувается во всевозможные ямки и колдобины, белея на земле жалкими лоскутками. Так что следов на дороге мы точно не оставили, один день ничего не решит. Так что пойду-ка я сегодня рыбу ловить! На этой теплой мысли меня и застала Настя, вынырнувшая из входной двери. Она тут же скинула на спинку стула тёплый ватник и совершенно обыденным голосом спросила:

    - Кофе будешь? Блинчиков вот с утра испекла.

    Ладная и радостная, она засуетилась у стола, выставляя большое блюдо с горкой блинчиков, открытую банку сгущенки и консервированной ветчины. Люблю я блины с припёком! Спортивный костюм плотно облегал изгибы её тела, и я невольно залюбовался юным порождением природы. Жаль молодость покидает нас слишком рано, мы зачастую даже не успеваем её распробовать, а кое-кто и вовсе проносится мимо, толком и не разглядев. Бывают такие люди – они уже в семнадцать взрослые и гордятся этим. Безмозглые идиоты! Лет в сорок ты будешь с жутчайшей ностальгией вспоминать бесшабашные и веселые годы своей былой молодости. И если тебе нечего будет припоминать, то ты настоящий лузер.

    - О чём задумался?

    Передо мной волшебным образом появилась большая кружка кофе, вилка и маленькая тарелочка. Настя упала рядом со мной на диванчик, боязливо прижавшись.

    - Да так, глупости всякие, - улыбнулся я. От этой милой девчушки сквозило упоением жизни, бывают такие радующиеся каждому дню особи. Так и несут свою судьбу дальше с оптимизмом, если их, конечно, она впоследствии не обломает. А сейчас, чего ей не радоваться? Она девушка со статусом, у ей мужик есть! Столько уже ночей улетает в блаженную страну Эрота.

    Девчонки вчера по пьяни были довольно раскованы, мне даже понравился их излишний энтузиазм. Если в Тамаре чувствовался некий сексуальный опыт, то Настя просто отдавалось новым для себя ощущениям со всей страстью и азартом неофитки. Я уже успел заметить, что парней у нее, похоже, почти не было. Случился, наверное, как водится у студентов, перепихон по пьяни, без всякой романтики и обязательств. Новое поколение к подобному делу проще относится. Остальной сексуальный опыт у нашей юнатки брался из порнофильмов и похабных рассказов подружек. Хотя, чего это я? Как будто в наши нулевые мы вели себя, как паиньки. Но верховодила вчера все же Тома, выкидывая временами такие фортели, что её поведение наводило на некие мысли.

    - Придется тебе обходиться несколько дней без меня.

    - Не понял…

    - У меня началось…

    - Ага, – внезапно в голову пришла мысль, что мы вчера использовали последние средства контрацепции, а вот есть ли они еще в поселке – это еще тот вопрос. Мне тут только беременных баб не хватало! Я не против детей, но не сейчас и не здесь и, пожалуй, лучше без меня.

    - Чего хмуришься? У тебя еще Томочка есть, - я с любопытством взглянул на простецкое лицо моей новоявленной любовницы. Обычно деревенские те еще собственники, все «до сэбэ» тащат.    Настя в ответ покраснела и объяснила. – Это я сама ей предложила.

    «Ага, как же - тебя, дурочка, просто использовали. Разогнала мне кровь молодухой, а потом на готовое пришла настоящая хищница». Настя внезапно вскочила и убежала в комнату, оставив меня одного обмозговывать произошедшие с нами события. Повернув голову, я уставился в старое зеркало. Не красавец, конечно, хотя и не урод, мужик в зрелом возрасте безо всякой изюминки и былого блеска в глазах. Тоже мне товарищ Сухов с байским гаремом выискался! Хотя какая сейчас в задницу разница! Внезапно я осознал, почему впустил в свою жизнь этих двух дурочек. После ощущения предельной близости смерти человека потом неимоверно тянет к жизни, а секс - это самое ни нас есть её живое проявление, вернее, попытка продления и зарождения новой. Попросту сказать - заложенные в глубине нас инстинкты после перенесенного ужаса срабатывают автоматически. Вот молодые и здоровые тела соединились вместе, как им и положено. Сразу на душе стало спокойно, жить одним днем почему-то очень приятно. Жаль, что не осознал эту простую истину в двадцать лет!

    - Дверь распахнулась и на кухне появилась Тамара. Заспанное лицо без тени косметики почему-то выглядело еще притягательней. Да, Тома против простушки Насти поистине королева! Да и в постели ту заметно уделывает. Девушка несколько смущенно кинула в мою сторону взгляд и прошла к плите. Так и уселась напротив меня, делая маленькие глотки, смакуя ароматный напиток. Хороший кофе мы в крайний заезд из города привезли.

    - Странно, - неожиданно протянула она.

    - Что опять странно?

    - Сидим, как ни в чем не бывало как будто, так и надо.

    - А так и надо, - заявил я уверенно, уставившись ей прямо в глаза. Видимо, моё выражение эмоций Тамаре не понравилось, её взгляд сразу захолодел, носогубная складка обострилась.

    - Интересный ты тип, - Тамара глаз все-таки не отвела, сидела чуть набычившись, старясь просверлить меня насквозь томными зрачками. – Откуда, скажи на милость, у тебя такой нестандартный опыт в сексе? На ловеласа ты никак не похож, - она едко улыбнулась. – Наоборот, сильно смахиваешь на заурядного офисного задрота.

    - Ну, спасибо на добром слове.

    - Не обижайся, но у тебя иногда такие странности в башке проскакивают, свойственные обычно записным ботанам и сисадминам из чулана. Ты от людей никаких обидных кличек не получал?

    - Людей нет, - нарочно жестко ответил я, - если ты, конечно, это заметила. Только мы и рыбы!

    Тамара неожиданно для меня в ответ залилась простецким смехом, затем ойкнула и выскочила в дверь.

    - Чуть не осикалась с тобой! –девушка пересела поближе на диван, подогнув для удобства ноги под себя. - Пододвинь, пожалуйста, тарелку с блинчиками и сгущёнку. С нашей работой все равно не потолстеешь! – она впихнула в себя штук пять блинчиков, удивляя меня своим аппетитом, затем сыто откинулась на спинку дивана. – Пойдём бочки сгружать?

    - Нет, - устало улыбнулся я. – Сегодня точно нет, передохну малость, лучше порыбачу. Сегодня тихо, можно и ловушки поставить и с удочкой посидеть.

    - Ну да, ты же всю ночь за двоих пахал, устал бедненький! - Тамара опять начала ёрничать. Все-таки она хоть и интересная девка, но зело вредная, с простушкой Настей в этом плане легче. Хотя вдвоем они дополняют друг друга, оттягивают друг на друга злючную энергетику, оставляя мне поле для маневра. - Ты в курсе, что мы в ближайшие дни в этом плане только вдвоем?

    - В ближайшие дни мы никак, - на этот раз пришла очередь прикалываться мне. – У нас резиновые изделия закончились. Я как-то ими, извините, впрок не запасся.

    Надо было видеть в этот момент лицо холеной девушки, переиграли на её же поле. Тамара в ответ только процедила:

    - Ну, ты и сучара, задрот.

    Нашу глупую стычку прервала Настя с совершенно банальным бытовым вопросом.

    - Сеня, ты обещал решить проблему со стиральной машиной.

    Я несколько секунд завис, больно уж переходы от вечного к обыденному проскочили быстро, затем промямлил:

    - А никак не решить! В город придется за новой ехать. Нам сюда технику попроще надо, без лишней автоматики. Порошки к ней и в поселке подобрать потом можно, в магазине всякие видел.

    Тамара тут же вскинула брови, из глаз полыхнуло адским огоньком:

    - Вот заодно и другую проблему решим!

    Однако! Как там у южан гуторят – Вот бисова девка! Наши глаза внезапно встретились, и мы поняли друг друга.

    Ёлка

    Ёлка — это не имя одной популярной певички, а то дерево, за которым мне пришлось переться в конце декабря по завьюженной дороге. Острова у нас почти безлесные, так, заросли ивняка вдоль берега и садовые деревья возле домов. Иногда где-то торчит одинокий тополь, но народ больше предпочитал сирень, черемуху и яблони. Благо, что я точно знал, где растут низенькие елочки - у сельсовета, или как сейчас там называются самые мелкие подразделения власти, от исчезновения которой я точно не страдаю жалостью. В лицо неприятно било колючим снежком, зима наступила неожиданно и быстро. Хорошо хоть успели в последний в этом году рейс в город смотаться.

    Корейский пикап завёлся в тот раз очень неуверенно, в нем, видимо, от долгого стояния какие-то проблемы появились. Да и топлива осталось совсем на донышке. Надо бы весной не торопясь поискать что-то другое, а бензина я в канистры из стоящих машин посливал и в кузове пикапа впрок оставил. Надеюсь, что за зиму он не испортится, а технологию самого слива я позаимствовал у сюрвайверов. Острый наконечник на конце шланга, молоток и груша, впаянная в трубку. Можно или банально пробить бак или просто вставить шланг в горловину. Правда, для этого надо ломать заглушку или разбивать боковое стекло автомобиля.

    Обратно шли по большой волне, лодка была, как всегда, загружена по самое не балуй. В какой-то момент нам стало реально страшно, на шири главного русла неожиданно сквозануло резким шквалом. Моторку начало бить волнами в бочину, пришлось держать курс по ветру и идти до того берега, затем прикрываясь им, топать до нашего острова. Тамара испуганно ойкала и прижималась ко мне поближе. Потом я спросил её в шутку, похож ли я был в этот момент на задрота. Та на полном серьезе ответила, что задроты с оружием в руках по улицам вымершего города не бродят. Она, оказывается, восприняла меня всерьез именно тогда, когда увидела рядом с магазином, с карабином в руках, злым лицом и намеренным стрелять во все, что движется. Вот именно так, оказывается, готовность к немедленному убийству больше всего и привлекает женщин в мужчинах. А вы говорите Романтика…

    Я поднял массивные горнолыжные очки и оглянулся. Все на месте, прицеп в виде больших саней-волокуш тащился позади моего моторизованного буксира, в просторечии называемого мотособакой. Я таких три штуки прихватизировал, здраво рассудив, что на зиму они самое то. Ходить на разведку можно и на лыжах, хотя для вящей конспирации из города привезены снегоступы. Нет у меня за спиной лисьего хвоста, чтобы заметать следы! Мотособака же спокойно тащит двести килограмм груза, что отлично подходит для наших коротких вылазок.

    Сейчас из-за свежего морозца и ветра на поверхности относительно гладкий наст, идется отлично. В городе в крайнюю поездку по совету Тамары мы заглянули в довольно дорогой магазин спортивной одежды, в прошлую жизнь я бы там точно не побывал. Костюм для горных лыж за восемьдесят тысяч для меня явный перебор, зато сейчас еду в очень удобной и невероятно теплой одежде. Поверх костюма накинута переделанная под зиму разгрузка. Рация в специально утепленном подсумке, эта модель спокойно пробивает те пять километров, что отделяют наш дом от посёлка.

    Единственно, что висящий на спине карабине, несколько сковывает движение, но зато придает моей персоне уверенности. Время от времени мне кажется, что где-то во вьюге слышится заунывный волчий вой. Вот умом понимаю, что вероятность этого крайне невелика, но ничего с собой поделать не могу. Из-за позёмки видимость сильно снижена, поля, покрытые снегом, также не дают возможности зацепиться за что-то взгляду. Так что мысленно успокаиваю себя тем, что волков увижу издалека. Они, как зайцы в белую шкурку не переодеваются.

    Елочка была так красива, что стало жалко её рубить. Надо бы посмотреть в архиве, когда их можно пересаживать. Перевести прямо к дому, проблем, опять же, потом меньше будет. Аккуратно перевязав срубленное деревце, укладываю его на волокушу и двигаю дальше. Не в магазины, мы их с девчонками уже напрочь выгребли. Мой путь лежал на самый край посёлка, где постоянно проживал весьма занятный мужичок. Мне как-то о нем на пьяных посиделках сосед рассказал. Служил тот когда-то в области ментом, уволился со скандалом, подозревали во взяточничестве, но доказать ничего не смогли. Обычная для нашей страны ситуация – развалить дело еще на стадии следствия. В суде это осуществить намного сложней, связи надо иметь слишком большие. Следака же подкупить или уговорить проще.

    - Тамара, ответь Семену, прием, как слышишь, - в чужом доме было тихо, только заиндевевший «сверток» вместо тела в прихожей.

    - Семену, Тамара, слышу отлично. Как у тебя дела? - молодец девочка, соблюдает процедуру.

    - Тамаре Семен, самочувствие отличное, выхожу на второй виток, наблюдаю в иллюминатор странный космический объект, - шучу я в ответ. На том конце «провода» на секунду зависают, затем почти беззвучно хихикают.

    - Приколист, да?

    - Тамаре Семен, отбой связи. Целую.

    Вместо ответа снова смешок. Ох уж эти девочки! Когда не надо – серьезны до невозможности, когда стоит посмеяться – надуты, как индюшки.

    А дядя жил хоть и не шикарно, но явно не бедствовал. Приличная мебель, обставленная техникой кухня. Там же нашлись необходимые Насте специи и небольшой бар с весьма дорогими напитками. Это я удачно зашел! Проверил все комнаты и в задумчивости остановился около входа в подвал. Они имелись далеко не в каждом доме, все-таки остров и грунтовые воды относительно близко. А зачем пенсионеру такой основательный подвал? Дверь оказалась крепкой и запертой. Чёрт! Это в «Ниве» я постоянно возил «набор медвежатника». Хотя…

    Почти все искомое нашлось в гараже, а его я вскрыл еще осенью. Он-то и навел меня на мысль основательно прощупать этот домик. Больно странный набор химикатов и инструментов там оказался. Да и самый дорогой и мощный лодочный мотор я также нашел именно в этом гараже. Вкупе с огромной надувной лодкой.

    Для дополнительного освещения использую хемилюминесцентные палочки, набор таких всегда с собой. Делов то – встряхнул и бросил на пол или стол. Однако… тут что за лаборатория была? Подхожу к мешочку с белесым содержимым, пакетам с таблетками и замираю. Ого, а дядя у нас никак наркотой баловался. Здесь, значит, у него был цех по её изготовлению и расфасовке, а вывозили продукцию по воде. И скорей всего местный участковый был с ним в доле. Это в городе можно что-то утаить, в деревне же намного сложней, все на виду. Нормально так у нас менты на пенсии развлекаются! Хотя нынешние «стражи закона» зачастую от бандитов особо и не отличаются, даже внешне. В голову приходит светлая мысль все здесь внимательно осмотреть.

    Навар оказался не особо велик. «Продукт» в виде неких разноцветных таблеток меня понятным делом не интересовал, я только экспроприировал несколько банок с химикатами и аптечку с лекарствами. Еще мне понравился защитный костюм, он также ушел в огромный мародерский баул. В одной из маленьких комнат обнаружился компактный склад с продуктами. Я навскидку захватил несколько банок из каждой коробки, остальное оставив на потом.

    Но самое интересное в подвале нашлось за фальшпанелью, искусно спрятанной за вентиляционным коробом. Сюда и пролезть-то оказалось сложно, не то что копаться с ломиком. В итоге на очищенный от химии стол опустились три ствола. Одна импортная винтовка с оптическим прицелом, я из такой стрелять не умею, но, пожалуй, заберу. Вторым оказался сильно потертый армейский Калашников со складным прикладом. Однако! Взял в руки магазин от него, выщелкнул из своего патрон, примерил. Калибр один в один! Затем с любопытством развернул маленький промасленный сверток. Пистолет, и пистолет немецкий, времен еще той войны. Вальтер. Нормальный такой у бывшего мента наборчик образовался. Сходил, называется за хлебушком! То есть ёлочкой. Такими темпами я на целую банду оружия наберу.

    Покопавшись в закуточке, извлек на божий свет несколько пачек с патронами. Дядя явно не ожидал интенсивной стрельбы, патронов было маловато. Но нам все сгодится! Еще раз оглядев помещение, хватаю потяжелевший баул и тащусь к лестнице. Интересно, что еще можно найти в этом поселке, если основательно его перевернуть? Хотя на эту зиму у меня другие планы, надо только дождаться крепкого ледостава. Пока погоду этому делу благоприятствует.

    Деревня в сгущающихся сумерках была одновременно красива и уныла. Затемнелые окна соседей навевали тоску, особенно если понимать, что это навсегда. Но посеребрённые снегом деревья, заборы и крыши создавали атмосферу некой эфемерности, ненашести общей картинки, падающие с неба редкие снежинки только усиливали это странное впечатление. Меня услышали, дверь в дом распахнулась, в нарушении конспирации на крыльце зажегся яркий свет. Но меня почему-то совсем не тянуло ругаться. После вынужденного походного одиночества захотелось по-настоящему домашнего и уютного окружения. Мизантроп из меня вышел какой-то не совсем аутентичный.

    - Ёлка!

    Тамара заскакала вокруг саней, как малолетняя девчонка, смешно подпрыгивая ногами в разноцветных тапках. Она радовалась свежему снегу, радовалась предстоящему празднику, искренне веря, что эта радость будет с ней надолго, если не навсегда. К нам быстро присоединилась хохочущая Настя, и девушки начали бестолково отвязывать новогоднее деревце. Мне же почему-то было приятно смотреть на их возню. С высоты возраста начинаешь больше ценить естественные душевные порывы. Я неторопливо отвязал баул и снисходительно посмотрел на девчонок, суматошно распутывающих ёлочку.

    - Меня сегодня, вообще, собираются кормить?

    - Конечно, - подняла голову повеселевшая Тамара, - сейчас только ёлку в дом затащим.

    На кухне вкусно пахло пирогами, вареной картошкой, жареной рыбой. Простые и милые сердцу деревенские запахи. Боже, и зачем люди раньше ходили в гдотные пиццерии, заказывали мерзкие вонючие суши, когда на Руси была такая простая и очень вкусная пища!

    - По маленькой?

    Я достал из баула бутылку виски шестнадцатилетней выдержки, Тамара только хмыкнула.

    - Почему сразу по маленькой? Я уже совершеннолетняя. Это — вот Наське нельзя!

    - Почему это еб...ся можно, а пить нельзя? – искренне удивилась Анастасия.

    Мы с Томой тут же покатились со смеху, а та сердито надула губы. Не нравилось, когда мы над ней подтрунивали. Два циника в одном коллективе это все-таки перебор.

    - Неужели у нас будет настоящий Новый год? – восхищенно пробормотала Настя, с крепкого алкоголя её немного развезло. Мы уже перебрались в большую комнату, я включил дежурный ноутбук и нашел в своей коллекции какую-то старую комедию. Девушкам обычно мой выбор нравился, оказывается, нынешнее поколение вообще не видело хороших советских фильмов. Сиё обстоятельство явилось для них небольшим откровением. Тогда, как оказалось, снимали не одни совковые агитки, а картины про людей и отношения между ними.

    - Это не комедия, но тоже хороший фильм, «Разные судьбы» называется. Кстати, там главные героини – блондинка и брюнетка.

    - Брюнетка там какую роль играет? – подкатила ко мне с вопросом размякшая Тамара.

    - Она очень плохая девочка! - в тон ответил я.

    - О, в советское время снимали забористое порно?!

    - Хочу порно, - тут же противным голосом заныла Настя. - Сеня, включай порно!

    - Вы же вроде собирались сегодня ёлку наряжать? Завтра праздник, - деланно удивился я.

    - Успеем, - Тамара уже стянула с себя свитер, лифчика на ней не было и смотрела на меня в упор, поблескивая своими лядскими глазищами. – Кавалер называется, что я должна сама с себя одежду снимать?

    Ну, что ты будешь с этими бестиями делать? Я бы лучше полежал сейчас спокойно, но приходится играть страстного любовника. Интересно, насколько такими темпами меня хватит? Вот и Настя блеснула голой задницей, отлично зная, что такой развратный вид быстро меня возбуждает, около уха раздался тихий вздох, а к плечу прижалась упругая грудь второй девушки. Чьи-то шаловливые ручки сжали тестикулы, тут же перейдя чуть выше. Уф…

    Зимняя зима

    «Однако!» Снега за ночь выпало ох как порядочно. Я замер у кухонного окна, рассматривая своеобразный сугробный полигон, в который превратился за зиму двор моего дома. Проблемы очистить от снега хоть всю деревню не было, просто не хотелось демаскировать собственное местопребывание. Девчонки из-за этого моего пунктика частенько считали меня самым настоящим маньяком, временами, наверное, что и психом. Сколько было ругани, когда я делал им справедливые замечания на счет не там вылитой грязной воды, отчетливых следов от обуви, оставленных не зачищенными. А мои требования по соблюдению светомаскировки? Дурехи! «Инопланетян ждешь?» - все ехидничала Тамара, но ответить на мой вопрос, кто сотворил с миром подобную глобальную катастрофу так и не сумела. Конечно, мы в итоге решали эти проблемы миром, ну или заканчивали дискуссии в постели, особенно в первый месяц. Но осадок оставался и постепенно скапливался. Бабы есть бабы – хрен его знает, с ними плюсов больше или минусов? Я так за эти зимние недели и не допер.

    Стало зябко, лень было вставать в пять утра и включать котел. Делать нечего, я повернулся к печке и занялся растопкой. Дождавшись, когда в плите ровным тоном загудит огонь, вынул маленькую конфорку и поставил прямо на пламя закопчённую турку. Газ уж месяц как кончился, а бензиновый примус мне жутко не нравится, больно уж вонял на весь дом. Самовар же сейчас ставить не хотелось, для этого надо было выходить в коридор или на улицу. Подошел к стенке глянуть сегодняшнее меню – на завтрак каша из пяти злаков. Достал початую пачку, засыпал два стакана хлопьев, добавил щепотку соли и налил в кастрюлю воды. Эх, сейчас бы яишенки с беконом! Но вместо этого достаю из шкафчика упаковку сушеных водорослей и добавки БАД с микроэлементами. Болеть в жуткой атмосфере постапа как-то совершенно не хочется. Слава не знаю кому, но кроме лёгкой простуды этой зимой ни у кого больше ничего не случилось. Зубы, руки, ноги также, тьфу-тьфу целы и готовы к работе.

    Дверь из комнаты девушек распахнулась и мимо меня пробежала заспанная и нечёсаная Настя. Ни здрасьте, ни спасибо! Она хоть и встает раньше, но по утрам ничего не соображает, делает все на автомате. Я усмехнулся – девушка, мля, зомби. Ой, чуть кофе не упустил! Обжигаясь, снимаю турку и ставлю на огонь кашу. Сейчас еще есть время неспешно выпить чашечку ароматного напитка и подумать с чего начать делать в первую очередь. Очистить дорожку к бане и второму входу в хозпристройку или залить соляры в генератор, заодно проведя на ближнем топливном складе ревизию?

    Зима сей год выдалась довольно странная. Морозы ударили только на Крещенье, будто по заказу сверху и сразу под тридцать. Вот тогда пришлось топить котел и печку утром, днем и вечером, оставляя дежурного, чтобы закрыл вьюшку, а ночью подтопил котел. Угореть спросонья не хотелось никому, посему дежурство неслось исправно. Тем более что в компании с планшетом или ноутом это было делать совершенно необременительно. Возрос почти в два раза и расход дров на котёл. Дом у меня оказался не шибко утеплен, я же раньше зимой в нём не жил. Сквозь окна поддувало, особенно в метель, да и стены были так себе – дачные. Пришлось прямо в морозы срочно утепляться, заклеивать наглухо окошки старым дедовским методом, искать в потёмках материал, соблюдая при этом маскировку. Погода в морозы стояла ясная, ни днем при солнце, ни ночью с фонариком вылезать наружу было как-то стрёмно.

    Тогда и возник у меня с женской половиной, вернее сказать, с двумя третями нашего маленького коллектива первый серьезный разлад. До драки дело не дошло, но девчонки дулись на меня целую неделю. Думали, идиотки, что возьмут верх недопущением до собственных телес. Ага, дуры наивные! Нашли чем брать старого холостяка. Среди записанных некогда архивных файлов я быстренько откопал винтажную порнуху и провел общество в компании с бутылкой коньяка и Дуньки Кулаковой, совершенно не сдерживая себя в порывах и громкости страсти. Два вечера доброго немецкого порно девчулям для полного понимания хватило! Комнаты-то у нас через стенку. Кстати, весьма эгоистичный и чрезвычайно нелогичный женский подход – оставлять мужика без секса. Обычно лечится заводом любовницы или поездкой с друзьями в сауну к гулящим девкам. Несколько подобных же «блокад», и семья попросту разваливается на куски. Хотя виноватым в итоге остается все равно мужчина. То есть ему в вину ставят его же природную психологию. Где логика, брат?

    - Руки куда!

    - Но можно…

    - Ты вчера ела, Насть.

    Девушка надула губы и стала еще более смешной. Но нельзя же каждый день лопать по целой плитке шоколада! Новых сетевых маркетов у нас рядом не открыли, все припасы учтены и пересчитаны. Меня девичья дисциплина, вернее, отсутствие таковой как класса, уже реально выбешивает. Сидел же спокойно один и никого не трогал, так принесла нелегкая! То обстоятельство, что это я их сам привез уже не канало.

    - Можно по утрам ведь не только кашу есть?

    - Здоровей будешь! – подталкиваю тарелку к девушке и ставлю на плиту большой чайник. – Чаю завари и кипяток слей.

    - Поняла.

    Бесят эти бабы порой до крайности. Уже около двери во двор сталкиваюсь с Тамарой, выходящей из туалета, та зябко кутается в пончо.

    - Чего это вы с самого утра отношения выясняете?

    - Да, мля, опять пэмээсничает.

    Молчу , никакого желания нет говорить нет, хватаю лестницу, лопату и шагаю к двери.

    Как хорошо думается, когда никто не нудит рядом, не выедает ложками мозг, а руки заняты весьма полезным делом. Для вящей маскировки еще в самом начале зимы я соорудил над нашими постоянными торными дорожками простенькие навесы. Их было-то всего две: одна ведет в баню, вторая – к задней двери нашей хозяйственной пристройки, в старинные времена называемой поветью. Пришлось тогда повозиться, особенно в тот момент, когда оказалось, что стойки слишком хлипкие, а снег тяжелый. Век живи – век учись! Зато сейчас можно спокойно передвигаться по своим делам, не заботясь лишний раз о маскировке.

    По этой причине уборка снега выглядит у нас обычно так: сначала ставим лестницу и скидываем завалы сверху, а затем уже убираем его с самой торной дорожки, стараясь бросать как можно дальше. Иначе появятся огромные снежные бугры. Временами я в снегоступах залезаю в снег и ровняю на участке сугробы или, вообще, выкидываю лишний за забор. Если еще замести поверхность метлой, то получается незаметно для чужих глаз. А в то, что они есть, верю безоговорочно. Тамара как-то в сердцах обозвала меня «чертовым маньяком», но такой уж я есть. Поэтому и выжил.

    Пока работал, вспомнился наш неудачный рейд за реку, за машиной. Я еще осенью, когда в город мотался, подумал, что неплохо бы нам завезти в деревню какой-нибудь мощный пикап, чтобы разный груз в кузове и прицепе таскать. Не побеспокоился заранее в кредит взять, но все же и не продумаешь? Понятно дело, что на катере такую дуру не перевезешь, а с более мощными транспортными плавающими средствами, боюсь, у меня не срастется. Не зря же людей для энтого дела в училищах не один месяц учат, а потом они еще практику непосредственно на воде проходят. Я иногда и на моторке о причал сильно стукался, не рассчитав заранее скорость. Опыта все-таки пока маловато. По этой причине завезти сюда машину можно было только зимой – по ледяному настилу. Главное – добраться до самого льда, на нем обычно снег ветром сдувает, а мороз создает наст, годный для проезда. Вдобавок у меня в заначке нашлись специальные цепи на колеса и даже имелся опыт езды с ними.

    Искомый рабочий поселок находился практически напротив нашего острова, только с противоположной стороны от моей деревни, а также областного центра. На нем имелся вполне нормальный причал, с которого я и собирался уходить дальше на лёд. С собой в рейд я взял Тамару, как девушку более уравновешенную, выносливую и освоившую оружие. Найденный у наркобарыги мента Калашников ей, кстати, вполне подошел. Откидной приклад позволял уверенно двигаться в помещении, не мешал, делал автомат приёмистым. На том и порешили. Шли через реку на широких туристических лыжах, наверное, еще советского производства. Нашел их в одном из сараев, вот и пригодились. По свежему насту топалось хорошо, бегом это неспешное движение назвать было сложно. За нами вилась легкая позёмка, тут же сдувая не слишком отчетливые следы от широких лыж. В рюкзаках было только самое необходимое: запас бутербродов, двухлитровый термос, пускач для автомобиля, топор, веревки и бензопила.

    Поначалу нашей экспедиции везло. На главной улице поселка мы сразу заприметили два подходящих автомобиля. Nissan Navara оказалась без ключей и была заперта В Mitsubishi L200 через полуоткрытую дверь уже малость намело снега, на водительском месте лежал «сверток», но зато в замке зажигания находились ключи. Завести же машину никак не удавалось, не факт, что и до катастрофы она нормально ездила, больно выглядел популярный в народе японский пикап непрезентабельно, да и пробег давно за сотню перевалил. Мой взгляд задумчиво упал на большой сугроб, в котором явно угадывался автомобиль. Прихваченная с собой щетка и лопатка открыла нашему взору лакированное туловище благородного черного цвета.

    Я и не знал, что Volkswagen производит пикапы. Машина выглядела основательно, но ни хозяина в мертвом виде, ни ключей рядом не наблюдалось. Правда, стоял Amarok на выезде из большого дома, обитого «колхозанским» сайдингом. Вообще, было странно видеть такой понтовый автомобиль рядом с совершенно безвкусного дизайна коттеджем. Дверь вовнутрь оказалась на удивление открыта, ключи для автомобиля нашлись тут же в прихожей. Тамара закинула Калаш за спину и нырнула в сторону кухни. Видимо, девчонки договорились друг с другом насчет поиска чего-нибудь вкусненького. Те еще у меня сластены оказались.

    Я вставил ключ в замок зажигания и решил попробовать завезти так. Каково же было моё удивление, когда мотор чуда немецкого автопрома схватился почти сразу. Минуту я слушал мерное тарахтение автомобильного дизеля, включил подогрев салона и двинулся в дом. Тамара уже заканчивала упаковывать в коробку кофе, сладости и специи, найденные на кухне. Я же прошел дальше в комнаты, лучше бы не ходил. Наверное, из-за этого неприятностей потом и словил, карма сработала. Вся семья в виде выжатых и скрученных «свертков» находилась в самой большой комнате. Правда, меня было уже не испугать подобным видом, но стало неприятно. Я быстрым шагом поднялся на второй этаж и нашел искомое. С недавних пор начал вынимать из всех найденных компьютеров жесткие диски памяти и брать с собой ноутбуки. В последние недели что-то стало не хватать информации и развлекательного контента.

    Мертвым же они все равно без надобности? А в их смерти моей вины нет. Вот представьте – прихожу я такой красивый к хозяину дома и предупреждаю его о грядущей катастрофе. Как вы думаете, куда он меня пошлет? И что ответит его жена на призыв спасти собственных детей? Правильно, бесполезное это занятие – помогать людям. Тут бы себя родимого из этого ужаса вытащить. А куда деваться? Сейчас следует несколько лет отсидеться, потом, пока дороги существуют, валить на юга. В нашем климате не прокормишься. Появилась у меня недавно заветная мечта перебраться в Грецию. Море, оливки, рыба. Печку зимой топить не нужно. Только пока я даже девкам об этом не сказал. Они же глупые, заявят – вези нас туда немедленно!

    На лёд мы выбрались вполне удачно. Как я и планировал, съезд получилось соорудить из разрезанного бензопилой на куски деревянного забора. От этой пристани к поселку на острове ходил паром, и когда я перегонял «Ниву», то внимательно здесь осмотрелся, тогда и забор заприметил. Укрепив самодельный помост деревянными чурбанами, я аккуратно выехал на снежную целину. Цепи была надеты на колёса еще у дома и неплохо себя вели при езде по поселку. Дорога в нем оказалась засыпана основательно, пришлось сразу переключиться на понижайку. На полном приводе машина вполне себе шла по не очень глубокому снегу, который в морозные дни к тому же неплохо спрессовался. По льду движение стало еще проще. Мы с Тамарой уже предвкушали, как подкатим на пикапе прямо к дому. На крайний случай я планировал оставить автомобиль на берегу, спрятав под чехлом до весны.

    Но внезапно наше везение на этот день закончилось. Я поначалу даже не понял, почему обзор из лобового стекла вдруг резко опустился. Затем послышался невнятный треск, тут же и белугой завыла Тамара. Ну, хоть какой-то прок от бабьего визга, он и вывел меня из ступора.

    - Тома, дверь открывай и наверх залезай! Там ступенька. Быстро давай!

    Мой громкий командный голос вывел девку из состояния истерики, если что – я бы ей и кулаком вмазал. В таких ситуациях все дозволено. Девушка относительно ловко выкарабкалась в кузов пикапа. Машина же, как будто почувствовав, что её покидают, начала уходить под лёд быстрее.

    - А-а-а! – заорал уже я, подхватил на автомате рюкзак, оружие и открыл дверцу. Вода уже дошла до самого порога, в ней жутким месивом колыхалась ледяная шуга. Я успел только бросить взгляд на близкий берег и выматерить себя. Как же не учел, что здесь проходит протока, которая замерзает позже всего и, значит, лёд в этом месте относительно тонкий. Обрадовались, мля, новой машинке. Сейчас бы самим спастись!

    - Прыгай на лёд, дура! Лови!

    Я начал выбрасывать из кузова все, что попадало под руки. На твердую поверхность полетели рюкзаки, мешки, лыжи. Кинув в сторону девушки свой карабин, я с ужасом почувствовал, что пикап начал быстро опускаться в воду. Наверное, со стороны это смотрелось круто, но мне было тогда не до шуток. Ошпаренный диким страхом, я поскакал по кузову, как горный козел, пытаясь как можно сильней оттолкнуться ногами. Но все равно ботинки оказались в полынье. С жутким натужным ревом подтянулся на локотках и два раза перевернулся вокруг себя, стараясь отползти от края как можно дальше. Вдохнув воздуха, приподнялся на локотках, и перехватив затравленный взгляд Тамары, оглянулся: капот Amarokа уже полностью исчез под водой, машина, как будто задумалась, а стоит ли идти ей в царство Водяного, затем что-то внутри её всхлипнуло, и она полностью исчезла в пучине.

    - Твою мать!

    Сейчас вместо страха меня обуяла безмерная злость. Потратить целый день неимоверных усилий, столько дел переделать и в итоге оказаться безо всего. Опомнился я от неприятного ощущения мокрых и холодных ног. К вечеру приморозило, надо было что-то срочно делать. Негнущимися пальцами сорвал со ступней ботинки, снял носки, в спасенных рюкзаках имелись запасные. Тома также пришла в себя и разлила в кружки остатки горячего кофе, присоединив к нему найденные в доме шоколадки. Оказывается, я выкинул на лёд вместе с нашими шмотками и коробку со смародеренными припасами. А вот армейский Калаш утонул. Как пришло, в общем – так и ушло. Горевать было некогда!

    Домой мы доползли уже к вечеру, хорошо хоть рации были, как и положено в карманах разгрузок, и Настя не слишком волновалась. Оставив лыжи под навесом, мы вдвоем вошли на кухню и тяжело бухнулись на диван. Хотелось водки и еще кое-чего. Тамара, как выяснилось, в этом желании была со мной полностью солидарна, что наглядно продемонстрировала в постели ночью. Видимо, так наш организм реагирует на близость к смерти. В этом и мужчины, и женщины полностью похожи.

    - Сеня, помоги, пожалуйста!

    На улицу высунулась полуодетая Настя. Ох, не дают спокойно поработать!

    - Стирку затеяла?

    - Ага, вода уже нагрета.

    В небольшом помещении, рядом с отопительным котлом было заметно теплее, чем на улице. Теплая батарея позволяла возиться здесь со стиркой. Пусть было не так удобно, как в городской квартире, но все ж не по-деревенски, с тырканьем в корыте и полосканием в проруби. Горячую воду мы вдвоем притащили с кухни, оставалось только немного её разбавить, заложить в машинку грязное бельё и стиральный порошок.

    - Подожди включать, слив проверила?

    В морозы с ним были проблемы, даже пришлось все откручивать и прогревать. Надо будет летом кинуть подальше толстый шланг под землей. Быт в деревне выявил многие аспекты, о которых я раньше как-то и не задумывался. Например, что в мороз заливать насосом воду в баню весьма проблематично, требуется отдельный, защищенный от холода водопровод. Аккуратно выкручиваю шланг и через воронку заливаю в него немного жидкости. Откуда-то из глубины сыто рыгнуло, водичка ушла беспроблемно.

    - Я включаю?

    - Давай. Позовешь потом холодную воду тащить.

    - Семен!

    - Что еще?

    Твою ж дивизию, даже после обеда полежать спокойно не дают! Что-то меня начинает здорово доставать наша совместная жизнь, все чаще подумываю, чтобы с наступлением тепла перебраться в один из соседских домов. Оставим общими кухню, баню и погреба. Эротические упражнения также можно проводить по заранее утвержденному графику,    эти спонтанные брыки меня уже порядком утомили. Привык все-таки жить один, а привычка – вторая натура.

    - Ты обещал привезенные диски перекачать, нам смотреть совсем нечего.

    - Да ладно?

    - Ну, пупсик мой, - Тамара скуксилась как маленькая девочка. Это она специально так делает, знает, что не смогу отказать, на слабину берет. – Там старье всякое, нам неинтересно.

    Ну, что ты будешь с ними делать! Я же скачивал архивы и фильмотеку, больше ориентируясь на собственный вкус. А мне нравятся старые советские ленты, классический Голливуд и лучшие образчики мирового кинематографа. Тарковский, Бергман, Федерико Феллини или Ларс фон Триер хоть что-то для меня значат, для девок же пустой звук и тягомотина. Продукт современного американского производства бесконечных комиксмультиков и тупейшей росиянской сериальной жвачки. В моей коллекции дай бог, только штуки четыре из сериалов, вообще, присутствуют, да и те скандинавские. Их нордическая мрачность и беспрестанная меланхолия меня почему-то притягивают.

    - Ладно, так и быть, сейчас гляну.

    Вроде все основные домашние работы переделаны, можно и в компьютерной технике поковыряться. Достаю сумку, так и лежащую под столом с того нашего провального рейда, открываю. Четыре винчестера, каждый на пятьсот гигов. Не новенькие, придется действовать осторожно. Аккуратно расставляю на столе, достаю специальный адаптер USB, блок питания и подключаю к рабочему ноутбуку. Тот сразу видит новый диск, проверяет на антивирус, можно начинать копаться в разделах и папках.

    Ага, вот и девчонкам радость. Папка называется незамысловато - «фильмы». Какие-то сериалы производства последнего предкатастрофного года, пара десятков американских мультфильмов. Понятно, медиа для всей простецкой расиянской семьи. На соседнем диске оказался расположен семейный архив, не хочу туда лезть и рассматривать прошлое уже давно мертвых людей. Это как внутри свежих трупов копаться, ковыряя между зубов в поисках золотых коронок. Вроде как я и должен уже привыкнуть к постоянной мародерке, но одно дело просто вещи, другое их хозяева. Видимо, иногда остатки совести с противным прононсом бормочут, что все это неправильно, но достаточно включить радиоприемник с абсолютно мертвым эфиром, чтобы они убрались обратно в глубокий подвал души. Нет того мира, который оставил нам состоявшуюся за века мораль и нормы поведения. Я теперь сам устанавливаю новый порядок и правила. Так что к чёрту!

    Тут у нас что? Эге, да это просто праздник какой-то. Мужик, владелец того Amarokа тоже по ходу любил делать все своими руками, у него тут целый сборник всевозможных мануалов и учебных пособий по строительному делу. Подключаю к большому ноуту один из своих архивных дисков и перегоняю информацию туда. Потом разберусь, что мне изо всего этого надо.

    - Тамара, тащи внешний винт! - кричу в открытую дверь.

    - Как здорово! - девушка аж припрыгивает на месте. Как все-таки немного надо современным девицам. Вкусная жрачка, секс и развлечения. – Я эти фильмы даже посмотреть не успела. Спасибо, Сенечка! - она чмокает в щеку, щекоча витым локоном лицо, знает, зараза, что это меня заводит. Наверное, потому, что моя первая романтическая привязанность носила очень длинные волосы. Многие наши эротические предпочтения остаются от первоначальных сексуальных впечатлений.

    - Сеня, не увлекайся спиртным!

    - Настя, достала меня уже! Не твое это собачье дело следить за тем, сколько я хочу выпить!

    Анастасия тут же скуксилась и отвернулась к стенке. Пока вечером генератор работал, я ползал в подпол, пересчитать продукты и переложить часть из них в корзины для текущего меню. Привычка такая у меня все учитывать и пересчитывать. Нас же стало в три раза больше, все предыдущие планы и схемы кувырком пошли. Вот по пути назад и прихватил с собой приглянувшуюся бутылочку хорошего вискаря. Пока работал – весь продрог, вот за ужином и сугреваюсь по чуть-чуть.

    Да и что это за манера такая, вообще, указывать, что мне можно, что нельзя? Дуры деревенские, привыкли у себя там мужиками командовать, вот те от них в город и сбегают. Там, в их епенях, куда ни посмотришь – одни брошенки, разведенки или алканашки остались. И эта туда же - мужиком ей покомандовать захотелось, а давно ли была девочкой-девочкой!

    Для успокоения нервов наливаю себе еще стопарик. Сало и картошка с капустой, конечно, не самая лучшая закуска под односолодовый вискарь, но по мне и так хорошо. Еще бы мозги за столом не компостировали, было, вааще, прекрасно. Тамара ласково обнимает подругу и, поглядывая в мою сторону хитрющимими глазенками, успокаивает её:

    - Нась, не видишь разве, что мужик на взводе, надо ночью над ним более усиленно поработать.

    - Нельзя мне сегодня, - Настя поворачивает голову, глазенки красные, вот-вот сейчас всхлипывать и причитать начнет. Хотя меня этим делом не проймешь, деревенские они такие, привычные к битью, и к откровенному хамству, городских обычно на жалость берут.

    - Ну, тогда сделай ему сегодня шикарный минет.

    Виски так и застывает прямо у меня в горле! Тамара, сучка, умеешь же ты удивить. Представляю, какой оторванной стервой была твоя мамаша! Обычно яблочко от яблоньки недалеко падает. Иногда я даже слегка побаиваюсь это двуликое порождение интеллигентсвующей семьи. Откуда вот это её феноменальное умение вертеть людьми? Анастасия бросает в мою сторону странный взгляд и улыбается. Я же с тоской вспоминаю тот проклятый день в городе. Что, если бы мне попались более взрослые и опытные в выносе мозга бабы? Нет, тех бы я точно с собой не взял! Лучше пристрелить на месте…и этих надо было тоже.

    Я выключил ноутбук и снял беспроводные наушники. На первом из вскрытых сегодня винчестерах попался римейк одного из популярных в восьмидесятые годы фильма. Визуальные эффекты, конечно, за это время сильно подтянулось, но порода актеров измельчала. Ни харизмы, ни внутренней силы, не мужики, а какие-то слабаки. Бабы в современном кино, наоборот, стали намного более крутыми, уверенными, все чаще занимали главные роли в боевиках. Куда катился тот мир?

    За стеной непривычно шумно, девки включили свежий сериальчик на полную громкость, а уже пора спать. Мы, конечно, не в лагере, но расписание дня стараемся соблюдать. Один раз расслабишься и все пойдет коту под хвост. Девочкам я эту банальную по сущности мысль на пальцах в самом начале нашего сосуществования объяснил. Поэтому стучу кулаком прямо в стенку, звук вскоре пропадает. Устраиваюсь поудобней на кровати, комнате тепло, за окном вяло шебаршит ветер, шуруя в занесенной снегом крыше и создавая иллюзию все еще живой планеты. Я уже засыпал, когда внезапно почувствовал под одеялом присутствие кого-то еще.

    - Лежи, лежи, я сама все сделаю, – слышу горячечный шепот Насти. Уговорила её на минет та стерва? Молоденькой девушке в этом плане сексуальных отношений явно не хватало опыта, или, может, стеснялась, но сегодня-таки решилась. А я что? Я совсем не против, такая тоже себе сволочь, люблю всякие удовольствия. Уф…

    Весенний адреналин

    - Сень, а что там такое белеет на маленьком острове? Снег, что ли ночью опять выпал?

    Поглядываю на Тамару, которая восседает на крыше теплицы, приколачивая очередную полосу пленки. У нас в самом разгаре подготовка к весеннему посадочному сезону. Так как магазины и фермы в новом мире не существуют априори, то о будущей жрачке придется позаботиться самим. Правда, я так надолго не загадывал, рассчитывая собственными припасами покрыть года два -три жизни. Ну, максимум пять. Никто на сетевых площадках сюрвайверов на дольшее, по сути, и не рассчитывал. Любители помечтать о выживании даже толком не знали, сможет ли храниться так долго большая часть магазинных продуктов или топлива.

    Мир в последнее время был настроен на слишком быстрое потребление, производить долгоиграющий продукт становилось экономически невыгодно. Качественная жрачка, надежная техника стали вещами дефицитными. Марки годных тушенок передавались на форумах из "рук в руки", целые страницы на них были посвящены приготовлению самодельных продуктов типа пеммикана. Ага, а полки супермаркетов тогда от каких по качеству продуктов ломились?

    Вот поэтому последние две недели мы заняты подготовкой теплиц, парников, огородов к посадке нашего будущего урожая. Или что там к осени вырастет? Я в агрономии не особо разбираюсь, поэтому мы полностью полагаемся на личный опыт Анастасии. Та всегда помогала бабушке в деревне и, как оказалось, в вопросах огородничества была большим докой. Мне же только оставалось искать полезную информацию в архиве, готовить и собирать необходимые инструменты, технику и топливо. Тут уже наша с Тамарой епархия.

    - Хрена себе… — только и смог выговорить я, разглядывая в бинокль стаю больших бело-серых птиц, обосновавшихся на узком островке, только недавно освободившемся от снега и льда. Его и островом-то назвать сложно, просто полоска земли, чуток занятая ивняком. Только сейчас до меня доходит, что покойный дед Микола как-то рассказывал, что где-то рядом с деревней частенько останавливаются перелетные птицы. Наверное, им приглянулся этот укромный уголок из-за его относительной безопасности. Туда только водой и подберешься. Городские охотники обычно любят выезжать на «проверенные» места.

    Но откуда появились эти странные птицы? Как они, черт возьми, смогли выжить? Все эти бегущие красной строкой мысли перебивает одна, поистине чугунная – мясо! Это же сколько мяса там сейчас по кочкам прыгает! Мысль моментально переходит в    действия, поначалу бестолковые. Вот что значит не иметь заранее четко выраженного плана! Кубарем валюсь с лестницы, суматошно пытаясь понять, что же мне сейчас делать. Затем несусь к оружейному шкафу, он у нас не запирается, остается только выбрать подходящее для охоты оружие.

    Какой карабин! Ты бы еще пулемет предложила, дура! Ставлю его обратно, туда же Тамарину вундервафлю. Это же черт побери охота на дичь! Хватаем проверенную двустволку и лихорадочно ищем в россыпи патроны с дробью. Черт, где эта проклятая дробь! Почему я не наведу тут порядок? Кто в последний раз брал патроны?! Вернусь и вые…у за бардак! Уже у порога вспоминаю про Mossberg, и его закидываю за спину.

    Ноги увязают в весенней жиже, так спешу, что чешу прямиком через деревенские огороды. Как здорово, что буквально на днях вытащил на причал маленькую лодчонку из соседского сарая. Вода еще высокая, ледоход не так давно прошел, поэтому она лежит прямо на берегу. Отворачиваю голенища обычных бродней, искать рыбацкие штаны было некогда, и тащу легкую лодку в воду. К черту мотор, погребу на веслах! Слава те хоспади, успел на них уже потренироваться, выкатывая по вечерам на весеннюю рыбалку.

    Осторожно в раскорячку ползу по мокрому песку, прячась за пучками пожухлой прошлогодней травы. Гуси, жирные и толстые гуси! Стараюсь унять дыхание, вытягиваю вперед ствол и дрожащими руками пытаюсь прицелиться, целей слишком много, просто беру направление в самую гущу гогочущей пернатой дичи. Грохот выстрела меня совершенно оглушил, выбивая из мозгов остатки мыслей. Глупая птица вовсе и не собирается улетать, хлопает крыльями и матюгается по-своему в мою сторону. Твою дивизию, а я зачем сразу из двух стволов стрелял! Трясущимися руками вытряхиваю из кармашка куртки патроны, нажимаю на рычаг и пытаюсь попасть в отверстия. Получается зарядить только верхний ствол. Еще выстрел! Гуси все-таки смекнули - что-то пошло не так и начали с гоготом взлетать. С моим охотничьим опытом, вернее, с полным отсутствием такового, им уже ничего не угрожало. Тут я вспоминаю про верный помповик. Ружье в руках вздрагивает, ствол короткий и ужасно неудобный для прицельный стрельбы, так и выпускаю все пули скорее наугад. Но вроде в кого-то попал, серая тушка звучно падает на отмель.

    Заполошно оглядываюсь: на песке и жухлой осоке остались белеть тушки убитой птицы, перья и гусиные какашки. Это они, что ли, для облегчения взлета сбрасывают лишнее? Меня бьет дрожь от крайнего возбуждения, только чуть позже понимаю, что это просто организм колбасит от выброса адреналина. Приходится сесть прямо на мокрое бревно, принесенное сюда ледоходом и перевести дух. Вот уж не думал, что первая охота получится такой сумбурной и скорой. Внезапно отчетливо слышу птичьи крики и хлопанье крыльями. Твою дивизию – несколько гусей еще живы. Дрожащими руками заряжаю уже два ствола, стреляю почти в упор. Фу! Начинаю собрать птичьи тушки. Одна, две…шесть! Последняя валялась практически в воде. Вот это свезло! Пусть гуси не самые откормленные, все-таки с зимовки возвращались. Ё маё, это что получается - где-то в Африке жизнь еще осталась, или просто именно этим конкретным птичкам страшно свезло? Ладно, потом подумаю. Еще раз прохожу по островку, вдруг кто-то затихарился. Меня уже начала давить жаба, что упустил такую кучу мяса. Но честно отмечаю, что если бы гуси вели себя осторожней, хрен    я чего добыл.

    - И что мы с ними будем делать? – Тамара растерянно смотрит на сваленные прямо во дворе тушки.

    - Пожарим! – Настя выбрала самого толстого гуся и весьма кровожадно его рассматривает. Да это и понятно, тушенка и консервированная ветчина всем уже поперек горла встала. В свою очередь, спрашиваю её:

    - Ты умеешь ощипывать птицу?

    - Нет, - растерянно отвечает девушка, - мы с бабушкой только свинку и баранов держали. Мужики птицу с охоты иногда за водку таскали, так её бабушка чистила.

    - Мдя… – я и сам сейчас несколько растерян, но неожиданно вспоминаю, что где-то на диске у меня есть фильмы про охоту. Как все-таки сложен реальный мир! А если бы я лося завалил? Что и как у него отрезать, куда кровь девать и кишки? Это вам не в супермаркете готовый стейк выбирать! Плохо мы, горожане подготовлены к жизненным реалиям.

    Пока щипали гусей, все смертельно устали и вымазались. Это надо было сначала вскипятить воду, затем погружать по очереди птиц в чан, и только после ощипывать начиная с крыльев. Перед этой тяжелой работой я тесаком перерубил гусям головы и развесил в соседнем дворе, чтобы стекла кровь. Наши неопытные руки провозились со всем этим щипанием и потрошением три часа. Кишки и прочие потроха вынимать пришлось мне, делать это надо аккуратно. Я слышал, что почти их можно пустить в пищу, но оставил только гусиную печенку. Как делать пашет я точно знаю, и как сохранить его так же. С желудками и кишками возиться не хотелось. Мы все-таки не голодаем.

    Сил после такого начала дня не осталось даже на полноценную баню. Вымытые тщательно тушки были пока брошены в пластиковые бочонки с подселенной водой, а мы уселись за роскошнейший ужин, состоящий из зажаренной целиком гусиной тушки. Настя сегодня постаралась на славу, а я к дичи достал превосходный французский коньяк. Вот почему люди так любят мясо? Сочащееся жирком, пахнущее дымком и кровью! Так и хочется вгрызаться в эти мясистые куски зубами, выедая все до самых косточек, а потом с наслаждением облизывать жирные пальцы и блаженно растекаться на диванчике. Жизнь хороша! Только вот для этого приходится забирать жизни других. И никуда от этого не деться. Такой вот круговорот приятного в природе, твою меть!

    - Что будем делать с гусями?

    Вот зачем Насте такая излишняя практичность? Наслаждалась бы моментом, но нет… Тамара понимающе переглядывается со мной. Вот эта стервочка умеет ловить кайф от каждой секунды собственного существования. Она и в сексе предпочитает не торопиться, разгоняясь в самую последнюю стадию. Даже позы выбирает удобные только ей, и приносящие максимум удовольствия. Хотя надо признаться, мало кто из моих знакомых женского пола в постели мог угнаться за её темпераментом. Иногда она даже меня пугала.

    - Что-то засолим на ближайшие дни, - начинаю туго размышлять я, - остальное закоптим. Было бы птицы больше – пустили на тушенку. А так из-за трех тушек возиться неохота.

    - Тушенку?

    - А что тут такого? – в свою очередь, удивляюсь я. – Холодильника у нас нет, про ледник не позаботились, дураки.

    - Я знаю, где лёд достать, - задумчиво отвечает Тамара.

    - И что это поменяет? Надо же погреб еще с зимы готовить.

    - Планировщик хренов. Где же тут твои записи, почему заранее не подумал?

    Вот, получается, и поговорили. Да и черт с ней, истеричкой! Мне надо заняться подготовкой к копчению, материал на ноуте прочитать. Рыбу-то я уже коптил, а мясо еще нет. И,пожалуй, саму коптильню следует поставить куда-нибудь в соседский двор, мы и так тут с перьями насвинячили.

    Из-за моей удачной охоты все наши огородные дела пришлось отложить на пару дней. Да и ладно, погода стала больно неустойчивой, не угадаешь, подождем настоящего тепла. Это излишняя Настина горячность нас раньше срока с места подняла, или, скорей всего, мы за зиму по настоящему делу соскучились. По сути, после Нового года больше дурака валяли, кроме домашней работы и зимней рыбалки особой заботы и не было. В марте я и сам вконец обленился, даже дровами перестал заниматься. Какая-то странная апатия напала, а, может, это обычная весенняя хандра и нехватка витаминов? Целыми днями я просиживал в ноутбуке: читал, искал, смотрел. Выбирался на кухню только чтобы пожрать и старался поменьше общаться с сожительницами.

    Девчонки чего-то также приуныли, сезонная вспышка гормонов уходила «в никуда». Не на старого же пердуна им было их тратить? Я для них, похоже, стал просто инструментом для похоти, благо, что «дрын» работал, не уставая. Значит, это у меня что-то с гормонами, никогда от себя такой прыти не помню. Так что сельскохозяйственная «лихорадка» пришлась всем в тему, мы как-то сразу оживились, появилась конкретная и полезная цель. Настя составляла общие планы, мы с Тамарой воскресили «Ниву» с прицепом и начали мотаться в поселок, выискивая там семена, инструменты, присматривая участки для наших агрономических экспериментов. Пару раз даже крепко застревали в грязи.

    Я не особо опасался демаскировки из-за нашей агрономической активности. Теплицы стоят везде, за одну зиму они не развалились, а поля и огороды так и так будут цвести и зеленеть. Нас, если захотят, то все равно найдут. Тщательный поиск в заданном районе быстро даст результат, тогда никак не спрячешься, надо быть реалистом. Даже уровень земной цивилизации позволял это, тепловизоры, летающие дроны, спутниковые снимки в разных цветовых спектрах, все уже давно существовало и вполне себе работало на благо отдельных государств. Вот только кому из оставшихся в живых такое по силам? Так что живем пока живется и не паримся. Соблюдая, конечно же, некоторую осторожность. Я лично больше опасался случайных мародерщиков, халява она завсегда для пипла слаще. Или возможность безнаказанно поиздеваться над чужим человеком. Те, кто выжил, друг другу вовсе не друзья и соплеменники, а потенциальные враги. В искренние чувства людей я давно не верю и в любого, кто подойдет к нам слишком близко, буду стрелять без предупреждения.

    - Откуда дровишки?

    - Из лесу, вестимо! – Тамара оказалась девочкой подкованной и знающей классику.

    Я осмотрел вязанку стволов и уже прикидывал, как изо всего этого быстро получил щепу. Рубка дров для бани меня и так уже порядком утомила. Здесь же еще следовало снять кору и нарубить все мелко-мелко. Коптить мне уже приходилось, суть процесса я знал, но щепу раньше покупал готовую.

    - Тащи к крайнему сараю, коптильню там устроим.

    - А спасибо где? И лучше натурой, в баньке! – Тамара призывно изогнулась и стукнула себя по круглой заднице. По случаю тепла на ней надеты обтягивающие спортивные штаны. Вот что у этой стервы не отнимешь, так это подкаченную и крепкую попу. Мода такая была – ходить на фитнесы и задницы качать. Сам не раз наблюдал в зале за всевозможными хитроумными упражнениями различных дамочек. Странные существа женщины – то они накачивают губы, то сиськи, то зады.

    Проследив взглядом за Томой, я внезапно почувствовал прилив похотливого желания. То ли это произошло от пьянящего весеннего воздуха, то ли от выброса вчерашнего адреналина, но дико захотелось побыть с девушкой наедине. Я бросил взгляд на чурбан с поленьями, да подождет! Странно, это получается, требуется какое-то временное воздержание и охлаждение отношений, чтобы потом вот так загореться, как спичка?

    Чудная штука все-таки эта жизнь.

    Уверенной походкой двигаю к бане, прихватив для вида топор, оглядываюсь в сторону Насти. Ну, ей тоже попозже достанется! Открываю дверь, банька с вечера еще теплая, ночи без заморозков пошли. Весна идет! Тамарино тело белеет в мойке, открытое мне сразу с филейной лакомой части. Девушка призывно качает бедрами, а я еле успеваю снять штаны, распухший донельзя «Дрын» мешает. Уф…

    Внезапно

    Все плохое и злое в нашей жизни происходит неизменно внезапно и неожиданно. Только что ты шел по залитой летним солнцем улице на работу, и вот внезапно в глазах темнеет, и ты угасающим, как старый кинескоп сознанием ловишь обрывки криков: - «Кто-нибудь позвоните в Скорую! Человеку плохо! Помогите!» Ты даже не успеешь почувствовать чужие пальцы на вороте твоей рубашки, попытки сделать тебе бесполезное в такой ситуации искусственное дыхание. Просто оторвался тромб и закупорил артерию, питающую мозг. Быстрая и относительно легкая смерть. Многие бы больные раком лопнули от зависти.

    Или отвлекся ты на привычном маршруте в сторону работы на радио, чтобы переключить каналы, упустил момент и слишком поздно заметил появившийся неожиданно с поперечного проезда капот огромного грузовика, превратившего дорогую иномарку, купленную в бесконечный кредит, в кучу мусорного хлама. Последнее, что ты увидишь в этой жизни – это остекленевшие глаза водителя трака, у которого также внезапно отказали тормоза. Потому что перед рейсом этот мудак не рассчитал свои силы, отмечая день рождения сына, и поехал, толком не проверив состояние грузовика. Напарник же второпях забыл ему передать, чтобы тот посмотрел тормоза. Цепь случайностей?

    Или ты вышел, наконец, из очередного боевого рейда в долгожданный и безопасный тыл, ожидаешь в очереди таких же салаг посадки в УРАЛ и внезапно чувствуешь хлесткий удар чуть пониже шеи, как раз между бронником и шлемом. Тебя швыряет прямо в дорожную грязь, и погасшее вмиг сознание уже не покажет поднявшийся после шального выстрела бедлам, превративший в одночасье группу дисциплинированных вояк в толпу озверевших придурков, стреляющих направо и налево. В это же время виновник всего действа — пьяный прапор еще несколько секунд непонимающими ничего глазами разглядывает легкий дымок, идущий от ствола внезапно стрельнувшего пулемета, который спокойно себе стоял на блокпосту всего в пятистах метрах от грузовика.

    Или пришедший в мелкий магазин маньяк внезапно понимает, что до боли в яйцах желает зарезать именно эту девушку с цыплячьей шеей, выбирающую напиток в холодильнике. Он уже предвкушает дикий экстаз от смакования её смерти, но… этому нежданному счастью мешает какой-то пузатый мужик, вставший сразу за девочкой, чтобы купить себе молоко. Поэтому по печени ему, уроду, по печени…ножичком. Мужчина же, плавая в луже собственной крови, так и не успеет понять, что он по существу случайная жертва. Угасающее сознание только отметит помутневшие глаза лежащей рядом девушки, и неприятные брызги из её порезанной артерии, летящие прямо ему в лицо.

    Внезапно! Неожиданно! Отваливается небрежно прикрученное на шиномонтаже колесо. Стреляет не разряженное после охоты ружье. Смыкаются над головой весенние льдины, по которым ты только что с молодецким ребячеством скакал. Дергается рука хирурга во время сложной операции. Налетает шквал в море и переворачивает утлую рыбацкую лодку. Разряд молнии бьет прямо в дерево, обугливая всех, спрятавшихся под ним от дождя.

    Так и наша, казалось, налаживающаяся жизнь, внезапно пошла кувырком.

    В парниках уже вылезала первая зелень, и мы предвкушали сочные и полезные салаты к обеду. Закончилась тяжелейшая работа с посадкой картофеля, самая объемная и трудоемкая сельскохозяйственная операция из всех, предпринятых нами. Неправильной формы огороды были раскиданы на многие километры вокруг. Совершенно не хотелось привлекать к себе излишнее внимание. Да и почва везде была разная, урожай вследствие этого фактора, получится также различный по содержанию и объему. Агрономия – это наука возможностей!

    К осени мы надеялись полностью обеспечить себя овощами собственного производства. Картошка, капуста, кабачки, помидоры, огурцы, лук и чеснок, различная зелень. Незамысловатая снедь, очень пользительная для здоровья. Её же можно было закатать в банки про запас. Я осваивал премудрости браконьерских способов рыбной ловли, попутно исследуя различные методы копчения. Настя засела изучать найденные в деревне и поселке книжки и тетради. Дачники были народом в агрономическом плане подкованным, постоянно искали знания и перенимали чужой опыт. Эх, эту бы энергию да в официальный агрокомплекс! Тамара освоила «Ниву», сейчас же пыталась научиться ездить на мотоцикле. Рисковая девка!

    С наступлением долгожданного тепла наши завядшие было отношения как-то сами собой наладились. То ли это все-таки весенние гормоны подействовали, то ли притерлись друг к другу. Сам себе удивлялся, в той жизни у меня ни разу не было таких длительных отношений. Девчонки совершенно не стеснялись загорать топлес или вовсе гольем. Загар на и молодых телах обещал быть не хуже, чем в солярии. На улице в хорошую погоду мы, собственно, и проводили большую часть дня, понемногу осваиваясь с нынешней пейзанской жизнью. Только современная музыка из продвинутых гаджетов нарушала эту сельскую идиллию. Кстати, увеличившийся световой день начали сильно экономить топливо для электрогенератора, а я задумался о сооружении летней кухне. Дома становилось жарковато.

    В тот день я на соседнем дворе, превращенном на время страды в механизированный, копался с мотоблоком, очищая его от налипшей грязи. Заодно размышлял о предстоящем в город рейде. Были у меня большие сомнения, что удастся вот так просто завести старенький корейский пикап. Во всяком случае надо будет сразу рвануть в какой-нибудь автомобильный салон и найти там новую машину. Ключи в таких заведениях точно имеются, машины там проходят предпродажную подготовку, да и сами нулевые. Может, даже стоит второй отогнать в приречный поселок и попробовать следующей зимой переправить на остров? Вот никогда не загадывайте так далеко!

    Потому что за этими мыслями, устремленными в будущее, я не сразу осознал, что за такой знакомый по прошлой жизни звук слышится со стороны реки. Затем не сразу смог поверить в его реальность.

    - Твою дивизию, это же вертолет!

    Сомнений не было – это характерный шум винтокрылой машины. И он достаточно громок, то есть приближался к нам. В этот раз в голове совершенно отсутствует беспорядок, руки, ноги, туловище действовали по заранее составленному плану. Хватит с нас прошлого «пожара»! В первую очередь схватить рацию и связаться с девчонками. Дисциплина связи у нас была, конечно, аховая, но в этот раз ответили все быстро.

    Дальше - в дом, к оружию. Прямо на футболку накидываю разгрузку с распиханными заранее и заряженными магазинами, цепляю рацию, выхватываю из гнезда карабин и выскакиваю на улицу, пытаясь определить, откуда идет звук. Со стороны города! Поэтому выбегаю со двора через заднюю калитку и стремглав устремляюсь прямо к пристани, проносясь как по жухлой прошлогодней траве, так и по только что вскопанным огородам. По пути замечаю несущуюся к дому Настю, белое тело девушки промелькнуло в редком кустарнике. Наська держит свой лифчик в руках. Молодец, не стала тратить лишнее время на его надевание! По плану девчата должны сначала захватить оружие и патроны, а потом затаиться в соседнем доме. В случае чего рвать когти в сторону поселка и уже там ждать меня два дня. Потом... потом суп с котом!

    Вот он! Похожий на стрекозу летающий аппарат несется прямо на меня. Сначала не понимаю, что не так, потом доходит, что подобные вертолеты я видел только в зарубежных фильмах. Чёрт! Как они нас засекли? Я не раздумывал дальше ни секунды, лишние раздумья в такие моменты не нужны. Если бы тогда чуток подумал и подождал – все случилось по-другому. Использую столб причала в качестве упора и тщательно прицеливаюсь. Угол движения вертолета вполне удобен для стрельбы, бело-желтая окраска делает его на ярком солнце отличной мишенью. В сторону летающей машину уходит чохом весь магазин. Хм, не зря в последние две недели каждый день тренировался!

    Я даже не догадался зарядить в карабин следующий магазин. Успел только заметить, как что-то мелкое отлетело от кабины. Вертолет резко клюнул носом вниз, затем лег на борт и тут же рухнул в реку, подняв большой бурун вскипевшей от удара воды и не успев даже взорваться. Еще некоторое время я разглядывал расходящиеся по реке круги, тяжело дыша и не веря до конца происходящему. Маленький бинокль находился тут же, в кармане разгрузки. Нет! Никого на поверхности нет! Только мусор плывет по течению. Очнулся от запроса, пришедшего по включенной рации.

    - Семен ответь Тамаре. Ты в кого там стрелял? Снова гуси? - девушка спокойна, видимо, она еще ни черта не поняла.

    - Тамаре, это Семен, - голос у меня хриплый, горло пересохло, рация в руках слегка покачивается, проклятое воздействие адреналина. Как это я еще умудрился в таком состоянии попасть в кабину вертолета? Ведь машина скорей всего упала оттого, что я застрелил пилота. Видно, тогда еще не успел испугаться. – Все срочно в дом, у нас гости!

    Договаривать не стал, быстро перезарядил магазин, бросил взгляд в сторону большой моторки и рванул к дому. Прямо по грязи свежевскопанного огорода. В голове только одна мысль – «Бежать! Бежать, и бежать как можно скорее!»

    Девушки были испуганы, серьезно так испуганы. Влияние моей многомесячной паранойи или уже их собственные потаенные фобии, но обе были на грани истерики. Ну, почему у мужиков страх обычно вызывает стремление к немедленному действию и хорошую такую злость, а у баб только истерику и панику? Мой взгляд остановился на подрагивающей и все еще голой груди Насти, затем перешел на перекошенное лицо Тамары.

    - Молчите, суки! Чего задрожали? Я вас предупреждал. Надо сваливать отсюда!

    - К-к-куда? – Настя не могла остановить мелкую нервную дрожь, и меня снова отвлек вид её трясущихся сисек.

    - Сначала оденься! Вернее... Так! – я вышел на середину кухни, и в голове сами собой начали всплывать строки доморощенной инструкции, заготовленной мною на такие случаи. Люблю все просчитывать заранее. – Одеваемся в походное, теплую одежду с собой, берем закреплённое за каждым оружием, патроны и запасные батарейки к рациям. Все в аварийные рюкзачки! Настя – подготовь бутерброды и консервы на пару-тройку дней. Аптечку туда же! Чай в термос! Поставь чайник на газ, там еще есть два баллона в дальнем шкафу. Так быстрее получится!

    Тамара – выгребай все патроны из сейфа и найди спальные мешки в пристройке. Я побежал за топливом и мотором. Всем двадцать минут на сборы. Лишнего не брать! Останемся живыми – новые вещи найдем.

    С таким жизнерадостным напутствием мы и расстались, разбежавшись каждый по своим делам. Даже волшебного пендаля не понадобилось. Еще во время моих указаний Настя успела накинуть на себя зеленую футболку. Собралась, видимо, девка, лицо хоть и побелело, но глаза вернулись в норму.

    Подумать, кто летел сюда на вертолете и с какой целью в момент сборов оказалось некогда. Просто повезло заметить их первым. Что было бы, если с него высадили десант и взяли нас тепленькими совершенно не хотелось. Люди, имеющие сейчас такую технику, скорей всего, и вооружены лучше нас и умеют оружием пользоваться. Так что концы в воду! Сегодня повезло мне. На этом всё!

    Я успел сбегать до пристани аж два раза. В первый приволок мощный мотор для лодки, во второй две канистры с бензином, чтобы хватило с запасом. Мысли, куда валить дальше были. Раз вертолет летел со стороны города, то мы пойдем по реке в противоположную, в район кирпичного завода, где располагался большой и небедный рабочий поселок. Там есть, где спрятаться и за счет чего выжить. Жалко, конечно, было нажитого добра, вложенного труда, но ничего не попишешь. Война – вещь серьезная.

    - Готовы?

    Девушки тяжело дышали, лица раскраснелись, но рюкзаки и баулы стояли на крыльце наполненные и застегнутые. Я успел только переодеться в полевую одежду: теплая футболка, горка, крепкие ботинки, кепи, солнцезащитные очки; закинуть в рюкзак небольшой рабочий ноутбук, пару внешних дисков, пачку витаминов и две связки копченой рыбы.

    - Нам точно надо уходить? – Тамара явно не была убеждена в правильности моего решения.

    - Думаешь, вертолет просто так сюда прилетел?

    - Не знаю. Вообще, кто нас ищет? Кому мы нужны?

    - Машин у них наверняка не так много, еще есть время, - закончил я ненужную в данной ситуации дискуссию и схватил две увесистые сумки в руки. – Пошли, быстрее!

    Наскоро перелив из канистры бензин, поставил вторую в лодку, завел мотор, проверил его крепление и ушел к управлению. Девушки расположились сзади, между нами высилась горка из захваченных с собой рюкзаков и баулов. И зачем я не настоял, чтобы они сели рядом? Было не по-майски тепло, тихо, на воде вполне комфортно, вот и…расслабились.

    Думать и планировать отход также было совершенно некогда, поэтому шел на моторке неширокими протоками между мелкими островками, внимательно вглядываясь вперед и по бокам. Шум мотора мог помешать услышать приближающуюся вражескую технику. Почему вражескую? Так я их вертолет сбил, поэтому уже по-любому враг! Приходилось тщательно смотреть и на воду, не хватало еще напороться на какое-нибудь плывущее бревно! Ледоход стронул с места много грязи.

    Наконец, впереди показалось основное русло реки. Так, ходу, ходу! Надо пересечь его как можно быстрее! За шумом взревевшего мотора я не сразу расслышал странные звуки, доносившиеся сзади, внезапно перетекшие в пронзительный вопль. В предчувствии чего-то страшного я оглянулся назад. Тамара уставилась на меня дикими глазами и что-то орала, заламывая руки. Не понял, а где Настя?! Скинув скорость, я смог полностью развернуться к девушке.

    - Настька где?

    - Упала! Увидела что-то в воде, наклонилась… А ты…ты гонишь! Куда ты гонишь, сволочь?

    В истеричном крике Тамары уже прорезались её фирменные стервозные нотки. Меня же как обухом по голове пришибло, я не мог пошевелить ни ногой, ни рукой. Только сейчас заметил, что на нас не было спасательных жилетов. Обычно мы строго выполняем правила безопасности, а в этой же суматохе обо всем напрочь забыли.

    - Чего стоишь столбом, сволочь! Поворачивай назад!

    Мои глаза в этот момент пытались нащупать в воде наш след, вдруг там мелькает рука или голова Насти.

    - А? Сейчас!

    Левая кисть судорожно вцепилась в руль, не сразу догадался включить рычаг вперед, чтобы перейти с нейтрали на движение. Мы медленно развернулись и почапали обратно. Меня опять начала бить нервная дрожь. Я еще не до конца осознал, что в нашем маленьком коллективе случилась страшная беда, она ведь всегда приходит внезапно. В голове пусто, все дельные, да и порожние мысли куда-то напрочь вымело леденящим потоком поднимающегося ужаса.

    - Где она, где?!

    Тамара безвольно шевелила руками, как будто пытаясь зачерпнуть за бортом мутной весенней воды. Легкая рябь от ветра только затрудняла поиски. На волнах никого и ничего! Хотя и так было ясно. Анастасия скорей всего захлебнулась от внезапного падения и тут же пошла камнем на дно, или немного побарахтавшись, утонула от судорог. Вода-то была совсем ледяная!

    - Ты куда, б...дь едешь?

    Я даже не сразу понял, что развернул моторку в сторону берега. Мы же тут на самой ширине реки маячим, как потенциальные мишени.

    - Стоять, урод малахольный! Это ты во всем виноват!

    Крик у Тамары вышел поистине бешеным, как у дикого зверя. Я оглянулся и замер в страхе. Девушка стояла на корме с моей двустволкой в руках, нацелив её прямо мне в грудь.

    - Ты что творишь, дура!

    Страха не было, я все еще находился в некоем ступоре, странном состоянии между нормальной, уже канувшей в лету жизнью и полной катастрофой, маячившей впереди. Помню только, что привстал с места, затем лодку качнуло на волне, которую оставили мы же, когда разворачивались. Я дернулся в сторону, пытаясь сохранить равновесие. В этот момент рядом с левой щекой пролетело струя чего-то горячего, обжигая лицо. Не успел даже почувствовать ни ужаса, вообще, никакой из эмоций. Просто заворожено наблюдал, как тело Тамары вылетало за борт, то ли от качки, то ли от отдачи. Она ушла в воду моментально, и утонула, наверное, ни хрена ничего не осознав, взяла и так внезапно умерла. Во всяком случае над поверхностью руки-ноги не мелькали.

    Не помню, сколько я смотрел на воду, лодка все это время на малом ходу шла вперед, а я уперся взглядом в волны. Где так внезапно осталось все моё недавнее прошлое. Концы, как говорится, в воду! Еще утром мы смеялись и шутили, строили планы на лето. Вечером бы я трахался с одной из девчонок, выжимая из неё все удовольствия, от каждой свои особенные. Но судьба распорядилась по-своему. Слово судьба и стала спусковым крючком дальнейших моих действий. Еще ничего толком не соображая, но имея достаточно четкий план, я сел за руль. Вперед, только вперед! Смутно помню, как искал подходящую пристань. В этом районе не было богатых яхт-клубов, но народ на моторках ездил. Просто хотелось что-то более укромное. Наконец, я заметил подходящую деревянную пристань в окружении зеленеющих свежими листками деревьев.

    Поворачиваем под небольшим углом прямо к берегу, за корпус от пристани ставим нейтраль и резко поворачиваем, включаем задний ход. Отлично! Судорожно хватаюсь рукой за доски пристани, подтягиваю моторку, вырубаю движок, вылезаю на берег. Лодку за репшнур утаскиваю глубже, крепко привязав двумя концами к основательным деревянным столбам, снимаю мотор, затем прячу его под стенкой дощатого сарайчика, завернув в снятый с лодки брезент. Туда же сунул рюкзаки и сумки девчонок, вынув из одного чудом прихваченный дежурный термос. Последний подарок от утонувшей Насти. Тут я нервно и гадостно всхлипываю. Нет, нет, так дело не пойдет! В кармане разгрузки у меня всегда лежит маленькая фляжка с коньяком. Уф, комок в горле растекся и сразу же вернулась способность соображать.

    Так, мы в самой дальней части рабочего поселка. Где-то рядом начинается промзона, в ней в случае чего легко затеряться. Я как-то ездил сюда по делам, примерно соображаю, что тут и как находится. Через дорогу высится ряд новых коттеджей, там лес поблизости, земля относительно дешевая, вот народ и строится. Строился…то есть. Сейчас надо вынуть из моего рюкзака все лишнее. Оставлю только перекус, термос и патроны. Посмотрев на карабин, решаю – захватить ли с собой Mossberg? Ладно, берем! В помещении с ним гораздо лучше. Осталось только набить запасные магазины и разместить их на разгрузке.

    Солнце печет уже основательно, ветра нет, поэтому куртка также идет в рюкзак, под внешний клапан. Попрыгал на месте, ничего вроде не бренчит, не мешает. Подогнал одну из лямок рюкзака, удобней пристроил помповик и поднялся наверх. До трассы неровной полосой тянулись невероятной архитектуры сараи и сарайки, похожие на будки. Тьфу ты, да это же погреба! Остались тут еще с девяностых. Там, где нынче стоят коттеджи, раньше были бескрайние поля с картошкой. Ох, они бы сейчас мне очень пригодились!

    Подходящий для поселения дом я высмотрел быстро. Не самый большой, но построен с умом. Рядом с коттеджем стоит основательная такая баня. В ней зимой вполне можно жить. А что? Печка там имеется, труба вон торчит, дровяного материала вокруг немеряно. Бензин и пилу найду, сам не косорукий. Поэтому сначала заглядываю в баньку. Ого, какая, однако, у нас комната для посиделок! Бывший хозяин явно любил большие компании. Здесь даже мебель имеется. Жить, короче, можно! Летом и сам дом сгодится. В моей голове сами собой рождаются планы, не могу жить без планов.

    А что прикажете мне делать? Если эти две дурочки жить не захотели, по глупости собственной утонули, то это их дело! Самооправдание сиё было, или просто организм пытался приспособиться к новым реалиям, но никакого горя я больше не ощущал. Будь так, как будется! Итак, проблем выше крыши появилось. Обустроиться, найти машину, инструменты, топливо, жрачку. Твою дивизию, даже почти весь архив там, в доме остался. И еще какие-то придурки на вертолетах летают! Сейчас, б…ть, и баню в лишний раз не затопишь. Опять же - придется дом основательно маскировать.

    Только проделав половину пути до крыльца коттеджа, я осознал, что слышу посторонние и страшно знакомые звуки. Немедленно поворачиваюсь в сторону ворот и тыкаю туда же стволом карабина. Патрон уже в патроннике, осталось только снять флажок предохранителя и выжать спусковую скобу. Жалеть никого больше не буду!

    - Эй, ей! Не стреляй! Не стреляй!

    Голос одновременно визглив и отдает легкой хрипотцой вечно простуженного человека.

    - Выходи сюда живо! Руки держи на виду! Стреляю без предупреждения!

    Худощавая фигура в балахонистой одежде короткими шашечками засеменила ко мне. С виду вроде не опасна. Подхожу к ней ближе, стараясь обойти вокруг, карабин не опускаю. Одного патрона на неожиданную проблему с лихвой хватит. Точно, никакого оружия на ней нет. Одежда грязная, как будто набранная на дешевой барахолке, и это в то время, когда дорогущие шмотки можно задаром взять. Что-то тут не сходится.

    На ней? Так это баба! Точно – баба. Немолодая, но явно еще не старуха. Ага, как доктор, мля, прописал! Грязноватое лицо обрамляет копна нечесаных очень светлых волос, глаза на солнце сверкают природной голубизной. По морде лица сильно смахивает не местную. Они тут все, как из-под одного топора высечены. Я в ту свою поездку частенько в них путался, да и фамилий всего штук пять на поселок. Сектанты хреновы. Странные вещи, вообще, о местном люде рассказывали. Да счас по фиг!

    Ну что ж, начнем наш неспешный разговор. Показываю, чтобы неизвестная бабёха села на скамейку. Всегда нужно некоторое время, чтобы подняться и кинуться. Да и напряжение мускулов для броска тогда легче просчитать. Связать её что ли? Хотя нет, агрессии на лице совсем не вижу, только любопытство. Такое искреннее детское любопытство, присущее людям деревенским.

    - Одна тут?

    - Дык, а… - блондинка поняла, что убивать её не будут и сразу же обрела голос. - Вчерась Хром с Андрюхой в город уехали, бензином у ихней машины кончился. Николаевна на завод упёрлась, бает, что нашла там чегой-то. Можа спирт, там много чего було.

    Такс…у нас тут получается, что - целая деревня народу! Вздыхаю, и что я с ними буду делать? Убить всех к херам? Хотя… Еще раз бросаю взгляд на…

    - Тебя как звать-то?

    - Алиной кличут. Ты что сам хотел-то? - хм, а голос-то стал откровенно заигрывающим. Бабы есть бабы, даже тогда, как весь мир закончился. Хм, а если Алину отмыть, то вроде еще ничего. Ей вряд ли много за тридцать просто в такой среде женщины обычно выглядят более потрепанными. Да и для этого дела лицо не самое важное. В баню её, что ли сегодня загнать? Ага, и там же отжарить. Да тьфу ты, что за мысли такие в голову приходят! Тут вопрос моего дальнейшего существования решается. Больше народу… больше работников для себя любимого. Только вот как они выжили…тот еще вопросик.

    - Алина, мужики-то здоровые, молодые?

    - Да какое там! Пенсионеры, когда пи…ц пришел, они оба в старом погребе водку пили. Только через три дня вылезли, долго болели.

    Так, так, уже что-то. Оглядываюсь вокруг и принимаю решение:

    - Вставай пошли со мной.
Размещено: 05.11.2019, 17:27
  
Всего страниц: 3