Всего страниц: 1
Игнатенко Максим (Максимка): Хроники. Книга вторая
Размещено: 14.09.2019, 20:41
  
Игнатенко Максим (Максимка)
Хроники. Книга вторая
Аннотация: Продолжение цикла "Хроники", рассказывающего о событиях в жизни нескольких человек, пытающихся выжить во время страшного бедствия, обрушившегося на планету. Они смогли пережить первые несколько дней, но страшный вирус продолжает своё чёрное дело. Количество людей, которые умерли и пополнили страшную армию, неуклонно растёт. Им придётся сделать многое, чтобы защитить себя, своих близких и друзей. Неизвестно, что страшнее – умереть от неизвестного вируса или продолжать жить, используя для выживания любые методы. Кто из них сможет перешагнуть через свои принципы, а кто погибнет – покажет время.

Глава первая. День третий, «Паника». День.

1.1. Недалеко от Павловска. Утро третьего дня.

- Жалко, что так получилось, - задумчиво произнёс Олег, опираясь на лопату. – Что ж, земля тебе пухом.
Он стоял возле свежей могилы, которую совсем недавно закопал, опустив в неё перед этим тело Ефимыча. Своего мёртвого обгоревшего друга, бродящего по развалинам дома, он нашёл прошлым вечером и застрелил. Теперь, замотав тело в несколько простыней и выкопав глубокую могилу, он похоронил егеря. Закончив с этим, он несколько минут постоял возле горы свежей земли.
Рядом с ним стояли обе женщины. Не знавшие погибшего мужчины, они обе плакали. Ещё вчера Олег объяснил им, что Ефимыч не мог погибнуть сам. Сегодня же, ворочая тело, он заметил несколько пулевых отверстий в теле и обгоревшей фуфайке. Окончательно утвердившись в мысли, что кто-то убил его друга, Олег собирался осмотреть всё вокруг.
Оставив Валерию возле домика, в котором они провели ночь, Олег и Влада направились к выжженной огнём поляне. Олег постоянно оглядывался по сторонам, помня о мертвецах. Он не расставался со своим гладкоствольным «Вепрем», висевшим на ремне. Влада тоже шла осторожно, не обгоняя мужа, и постоянно оглядывалась назад.
Достаточно быстро они вышли на большую выгоревшую поляну и остановились, поражённые. В утреннем свете место происшествия выглядело совсем по-другому, чем при свете фонарей и автомобильных фар. Чёрные стены большого дома уцелели, но перекрытия и крыша просели от пожара, рухнув внутрь дома. Несколько надворных построек тоже пострадали, хотя стояли немного в отдалении. Чудом уцелел лишь небольшой сарайчик, стоявший далеко от остальных построек. Олег прошёлся по территории, пытаясь рассмотреть хоть что-то внутри развалин.
Под его ногой что-то хрустнуло. Олег остановился и поднял с земли гильзу. Обычная пластиковая гильза была того же калибра, что и оружие, принадлежавшее Олегу. Внимательно рассмотрев её, Олег сообразил, что виденные им отверстия в фуфайке Ефимыча были совсем другого размера. Рядом на земле он увидел ещё одну точно такую же гильзу от гладкоствольного ружья двенадцатого калибра.
Обойдя дом, Олег подошёл к ещё немного дымящемуся сарайчику, в котором хранились дрова и уголь. Обойдя его, он увидел на земле что-то блестящее. Нагнувшись, он поднял несколько медных цилиндриков и сразу опознал их, так как много раз видел такие на стрельбище.
- Значит, а-ка-эм, - пробормотал он, засовывая гильзы в карман. – Вот это уже ближе к истине. И стреляли явно отсюда, то есть из-за угла дровяника. А Ефимыч, судя по гильзам от ружья, просто так не сдался.
- Олег, иди сюда! – послышался голос Влады.
Она стояла возле ещё одного сгоревшего сарайчика, где раньше хранился различный садовый инвентарь. Когда Олег подошёл, она присела и вытащила из кучи обгоревших деревяшек чёрную куртку из плотной ткани. Олег присел рядом с ней и внимательно оглядел предмет одежды. Куртка оказалась не совсем обычной, такие носили охранники из частных агентств. Осмотрев её, Олег быстро нашёл на рукаве нашивку. И совсем не удивился, увидев в нескольких местах куртки дырки от картечин.
- Медведь, - промолвил он, прочитав надпись и разглядев на шевроне оскаленную пасть бурого животного. – Слышал про такое. Всё понятно, дорогая. Поехали отсюда!
Он быстрым шагом направился обратно к маленькому домику, Влада едва поспевала за мужем. Дойдя до домика, в котором все трое провели прошлую ночь, Олег вошёл внутрь.
- Нам тут делать больше нечего, - сказал он, повернувшись к женщинам. – Собирайтесь, если что-то забыли, и уезжаем.
Обе женщины быстро собрали те вещи, которые успели вытащить из машины вчера вечером. Пока Олег оттаскивал сумки в машину, они общими усилиями засунули кота обратно в переноску. Животное, которому явно понравилось на свежем воздухе, протестующе мяукало и фыркало. Ещё раз внимательно осмотревшись в домике, все трое вышли наружу. Заперев дверь, Олег повернулся к машине, в которой уже сидели женщины.
- Хотя бы похоронили по-человечески, - вздохнув, промолвил мужчина.
Перехватив карабин за цевьё, Олег залез на переднее пассажирское сиденье. Жена выжидающе смотрела на него. Валерия устраивалась поудобнее на заднем сидении. Ей было почти комфортно, так как сегодня утром они успели переложить вещи, немного освободив салон.
- Я так мыслю, что менять конечный пункт нашей поездки смысла нет, - повернулся он к жене. Влада пожала плечами, как обычно, соглашаясь с мужем. – Не думаю, что сейчас актуально ехать в милицию, чтоб сообщить об убийстве и поджоге. Я детдомовский, мне ехать не к кому. Лера, придумала, куда тебе нужно?
- Я бы осталась с вами, если позволите, - нерешительно промолвила девушка. – Родители на Дальнем Востоке, я к ним не доберусь, как мне кажется. Вчера звонила им, пока связь была. Они живы и в безопасности.
- Тогда поехали, - кивнул Олег жене. – Обратно к дому Ефимыча не езжай, тут есть другой выезд. Он прямо на трассу нас выведет, уже после блокпоста военных.
Они не спеша ехали по лесной дороге, которая через полчаса вывела их на трассу. Неприметный съезд с асфальта был едва виден, так как им мало пользовались, и ещё меньше народу знало, куда он ведёт. Машина начала разгоняться на асфальте, так как Влада хорошо знала дорогу к деревне, в которой жили её родители.
Через полчаса впереди показался съезд к небольшой деревушке. Олег, увидев стоявший возле перекрёстка «Камаз» с людьми в военной форме, попросил Владу остановиться рядом. Наплевав на предосторожность, он вышел наружу, взяв карабин с собой. Бойцы, двое из которых возились в моторе, оглянулись на остановившуюся машину, но тут же потеряли к ней интерес.
- Что хотели? – вперёд вышел один из военных. – Оружие не трогай. Легальное хоть?
- Добрый день, - поздоровался Олег, отметив краем глаза, что один из людей в камуфляже сдёрнул автомат с плеча и немного отступил назад. – Да, легальное. Мы в Павловск ехали, заблудились немного. Дорогу не подскажете?
- Подсказать-то подскажу, - пожал плечами военный и махнул рукой влево. – Вон там, откуда вы приехали. И впрямь заблудились, что ли? Только зря интересуетесь. Не проедете вы в город.
- Почему? – изобразил искреннее удивление мужчина.
- Потому что введён карантин. Вас не пропустят, можете даже не пытаться, – покачал головой военный. – Так что езжайте, откуда приехали. От мертвецов спасаетесь, судя по оружию?
- Да, напали на нас уже несколько раз, поэтому мы и уехали, - продолжал врать Олег. – Теперь к знакомым направляемся.
- Повезло вам, что смогли отбиться, - задумчиво проговорил военный. – Наши с блокпоста докладывают, что их уже тысячи, и количество растёт с каждым часом. Город уже практически потерян. Нечего вам там делать.
- Тогда и впрямь, поедем мы обратно, - картинно развёл руками Олег. – До свидания!
- Бывай, - махнул ему военный. – Желаю удачи!
Олег быстро залез на переднее сиденье, и Влада погнала машину дальше.
- Олег, что всё-таки происходит? – нарушила молчание Влада. – Я уже ничего не понимаю! Зачем ты им врал, что мы в Павловск едем?
- А всё очень просто, дорогая! – ответил ей мужчина. – Видела военных? А если у них тот же самый приказ, что и у тех, на блокпосту? Сказал бы я, что из Павловска едем, они бы нас отправили назад. Ещё, чего доброго задержали бы до выяснения всех обстоятельств. А Ефимыча кто-то убил, причём из автомата, а не из ружья. Потом сожгли его дом в отместку, что он зацепил кого-то из нападавших. Кто это сделал, мы вряд ли сейчас узнаем. И в город тоже не попадём, блокпост на месте и никого не пропускает. Военные сказали, что в городе ещё хуже стало, чем вчера. Поэтому план менять не будем и поедем к твоим родителям. Вот только ехать придётся по трассе, никуда не заезжая. Собственно, так будет даже быстрее. Часа за три-четыре доберёмся, если ничего не случится.

1.2. Сорок шестая школа. Около десяти утра.

Прибежав к ограде школы, Пётр и Сашка дотолкали нагруженные тележки к входным дверям и вошли в холл. Поставив их в углу, они прошли медосмотр и хотели утащить тележки наверх, но их перехватил директор Иван Владимирович. Дав мужчинам две минуты на то, чтобы освободить тележки, он приказал обоим подняться на второй этаж, в бывшую учительскую. Вместе с жёнами и Леночкой мужчины умудрились за один раз унести все вещи в класс. Там женщины остались, чтобы разобрать «покупки», а Пётр с Сашкой направились в учительскую.
- Рассказывайте, что там? – встретил их Иван. – Желательно с подробностями.
Он подозвал обоих к столу, где на большом листе картона кто-то маркёром старательно нарисовал участок улицы, ведущей к магазину. Возле стола стояли и сидели несколько мужчин и одна женщина. Все с интересом смотрели на вошедших мужчин.
- Продуктов в магазине много, - принялся рассказывать бойкий Сашка. – Мертвяков не слишком много, но есть. В основном, возле дверей. Двери для посетителей стеклянные. Но запереть их не получится, они разбиты. Если только решётку задвинуть.
Он принялся показывать места, где они с Петром уже прошли и упокоили нескольких зомби.
- А люди? – перебил его один из мужчин, в чёрной куртке и камуфляжных штанах. – Охрана, кассиры? Может, случайные посетители?
- Людей внутри нет! – замотал Сашка головой. – Ни кассиров, ни охраны. Была там одна девчонка-менеджер, её мертвяки на холодильник загнали, но мы ей помогли спуститься и убежать. Зато много пустых тележек на колёсах возле кассы. Можно использовать их.
- А что по служебным помещениям? Проверяли? – спросил мужчина в чёрной куртке.
- Заглянули одним глазом, когда девчонку вытаскивали, - пожал плечами Пётр. – Но целенаправленно не досматривали. Некогда было, сами понимаете.
- То есть могут быть ещё, - задумчиво проговорил второй мужчина, совсем молодой, с двустволкой за спиной. – Нужно будет осмотреть в первую очередь, а то кинутся в самый неподходящий момент.
- Николай, твои готовы? – спросил Иван у мужчины в чёрной куртке.
- Да, - кивнул мужчина. – Пятнадцать человек я выбрал. Молодые, могут быстро бегать. Но нужна охрана и показать, где и что.
- Охрану я дам, но всего троих, - кивнул Иван Владимирович. - А с остальным… вы сильно устали? – повернулся он к Петру и Сашке.
- В принципе, не очень, - осторожно ответил Пётр, понимая, куда клонит директор.
- Сможете нам помочь? – спросил директор.
- Сможем! – кивнул Сашка. Пётр только пожал плечами.
- Тогда сделаем так! – Николай придвинул к себе разрисованный лист бумаги и принялся дорисовать на нём линии красным маркёром. – Выдвигаемся одной группой. Впереди ты, - ткнул он в Сашку, - и двое охранников. Показываешь дорогу и руководишь людьми. Мы найдём вам что-нибудь тяжёлое, чтобы справиться с зомби и не производить лишний шум. Стрелять только в крайнем случае. Добегаете до магазина, входите первыми и сразу идёте проверять служебные помещения. Если продуктов в магазине хватит, то можете не проверять, а просто заблокировать выходы чем-нибудь тяжёлым. Потом показываешь людям тележки и продукты. Они набивают тележки и увозят их к школе. Ведёшь их обратно, они сгружаются и уводишь их снова в магазин. И так нужно сделать несколько рейсов. Чем больше, тем лучше. А тебе явно бегать будет тяжело, - ткнул он в Петра, - поэтому остаёшься в магазине. С тобой будет ещё один человек, вот он.
Николай кивнул на милиционера, сидевшего возле стены на стуле, вооружённого «ксюхой» - модификацией обычного автомата Калашникова, разработанного специально для милиции.
- Ваша задача, - продолжал Николай, - не привлекая внимания, держать вход в магазин. Пока группы не будет, в магазин может зайти мертвяк и притаиться там. Ещё раз - старайтесь на улице не стрелять. Только в магазине, это немного заглушит звуки, и только в самом крайнем случае. Потом встречаете группу и снова провожаете их. Всё понятно?
Оба неуверенно кивнули. Николай придвинул к Петру две коробки патронов. Все вышли из учительской и спустились вниз. В холле, возле столов дежурных, уже стояли полтора десятка человек. Директор и Николай придирчиво оглядели всех. Молодые, спортивные, чем-то похожие друг на друга, люди были серьёзно настроены.
- Он вас поведёт! – обращаясь к людям, произнёс Николай и кивнул на Сашку. – Все следуете за ним, он покажет путь до магазина. Никто не рискует, не отстаёт. Присматривайте друг за другом, помогайте. Вас в любом случае не бросят, рядом будет охрана. Нагружаете в магазине тележки, привозите их сюда, скидываете всё прямо здесь и снова туда с тележкой. Готовы?
Люди переглянулись. В глазах у многих был виден страх. Они сгрудились у выхода, негромко переговариваясь. У некоторых за поясом были заткнуты монтировки или молотки. Они поглядывали на Сашку, который совещался о чём-то с двумя вооружёнными мужиками.
- Можно! – объявил милиционер, выглянув за дверь. – Ворота открыты!
Сашка тут же бросился наружу, взяв курс на ворота. Постоянно оглядываясь назад, он подождал людей возле ворот и трусцой направился к магазину. Рядом с ним едва поспевали Пётр и милиционер с автоматом. Двое мужиков, которые минутой ранее размотали цепь от ворот, остались возле территории школы. Все остальные тесной группой следовали за Сашкой, который вертел головой во все стороны. И как выяснилось, не зря.
В пятидесяти метрах от ворот им повстречался первый мертвяк – пожилая женщина в разорванном деловом костюме тёмно-вишнёвого цвета. Не останавливаясь, Сашка пнул её ногой, а потом добил монтировкой, замедлившись всего на несколько секунд и быстро догнав Петра. Люди следовали за ними в пятнадцати метрах. Замыкали группу двое вооружённых охотничьими ружьями мужиков. Совсем рядом с первым оказались ещё два зомби, молодой мужчина в рабочей одежде и подросток в футболке и джинсах, мимо которых все трое пробежали на полной скорости. Как выяснилось тут же, основная группа тоже была начеку. Неповоротливых зомби свалили на землю и тут же проломили им головы.
Через минуту вся группа была уже возле магазина. Сашка, взглянув сквозь витрины внутрь, забежал внутрь. Первый зомби, шагнувший к нему, тут же получил пинок ботинком в грудь и упал на спину. Сашка подбежал к нему и замедлил ход. Из-за касс поднялись сразу полдесятка людей и шагнули навстречу людям. Неожиданно сзади раздались выстрелы, и первые двое мертвецов упали под ноги остальным.
Пётр замешкался сзади, перезаряжая «вертикалку», и Сашка тут же бросился вперёд. Пнув поднимающегося мертвяка, он проломил ему голову. Два раза сухо треснул автомат милиционера, и ещё парочка мертвецов оказалась на полу. Последнего, который почему-то не пошёл к людям, а стоял на месте, успокоил Сашка.
- Двое со мной, остальные входим внутрь и остаёмся тут! – принялся командовать милиционер. – Группа, спрятались за ближайшими кассами и не отсвечиваем, а то сейчас с улицы набегут!
Пётр и Сашка остались возле входной двери. Милиционер с двумя вооружёнными мужиками быстро пошёл между рядами, высматривая опасность. Быстро прочесав торговые ряды, они исчезли в служебных помещениях. Ещё через три минуты они появились в зале и направились к кассам.
- В магазине чисто! – объявил милиционер. Люди облегчённо выдохнули. – Служебные двери заблокированы, никто не войдёт. На всякий случай напоминаю всем порядок действий. Мы с тобой, - он посмотрел на Петра, - держим вход, пока люди будут бегать. Александр водит группу, а вы двое, - обратился он к вооружённым мужикам, - сопровождение группы на улице и её охрана. Вопросы есть? Тогда начали, время не резиновое!
Люди бросились к тележкам и, расхватав их, побежали к стеллажам. Откуда-то из-за ближайших стеллажей послышалось несколько фраз. Кто-то, явно знающий, командовал остальным, что именно загружать. Возле касс сразу стало пусто. Милиционер скомандовал Петру, куда тому спрятаться, чтобы не маячить в дверях и видеть дверь, а сам присел за кассой, почти исчезнув за ней. Сашка, которому пока было нечего делать, оказался возле Петра.
- Нашумели немного, - посетовал он. – Как думаешь, набегут?
- Не знаю! – пожал плечами водитель. – В конце концов, не мы одни в городе.
Он был прав. Чем выше всходило солнце, тем шумнее становилось на улице. Откуда-то слышались крики людей, выстрелы. Несколько раз мимо магазина пробежали люди, но никто не остановился и не зашёл в магазин с разбитыми стеклянными дверями. Всё чаще слышались выстрелы и сигналы автомобилей. Неугомонный Сашка, оглянувшись на проход между кассами, побежал туда. Схватив ближайшее тело, он поволок обезглавленного мертвяка куда-то в сторону. Пётр хотел помочь ему, но молодой водитель замахал руками, показывая, что справится сам. Уже через минуту он снова подошёл к людям, охранявшим вход.
- Вон один идёт! – прошипел вдруг Сашка и перехватил поудобнее монтировку. – Сейчас я его успокою!
- Не увлекайся, - подал голос милиционер, высунувшись из-за кассы. – Группа почти готова.
- Я быстро, - кивнул Сашка, оглянувшись на людей с полными с тележками, подходивших к кассам.
Он выскочил из магазина и побежал к топчущемуся на месте окровавленному мужичку в тренировочном костюме и кроссовках. Расправившись с ним, Сашка бросился к дверям магазина.
- Всё уже готово! – встретил его милиционер. – Уводи их! Будьте аккуратны! Да, совсем ведь забыли обговорить. Если вы не сможете выйти из школы и не вернётесь сюда через пятнадцать минут, то мы бросаем всё и тоже уходим.
Сашка кивнул и вышел из магазина. Следом потянулись люди с наполненными тележками. Последними из магазина вышли двое мужиков, замкнувшие группу. Пётр мысленно поразился тому, сколько может унести за один раз полтора десятка человек. Люди увезли несколько тележек с лапшой и макаронами, полдесятка тележек с крупой, целую кучу различных консервов и тушёнки, одну тележку подсолнечного масла и специй. В магазине сразу наступила тишина.
- Будем надеяться, что доберутся, - милиционер снова присел за кассу, выглядывая из-за неё.
Пётр занял своё место, тоже наблюдая за входными дверями. От лежащих трупов достаточно ощутимо пованивало какой-то химией. Водитель принюхался, потом повернулся к милиционеру.
- Какую-то химию разлили, что ли?
- Нет, - мотнул головой тот. – Это мертвецы так воняют. Непонятно почему, но от них этот запах идёт. Ацетон напоминает.
- Они же люди! – удивился Пётр. – Откуда этот запах?
- Не знаю, я не учёный, - дёрнул плечами милиционер. – Как-то связано, похоже. Может, это они разлагаются так. Хотя я в своё время насмотрелся трупов. Они пахнут совсем по-другому.
Через десять минут раздался топот ног, и в магазин ворвался Сашка. Пётр дёрнулся от неожиданности, но тут же перевёл дух.
- Вы нормально тут? – громко спросил он.
Позади него в дверях уже толклись люди. Милиционер подтвердил ему, что всё в порядке, и люди снова бросились к товарам. Сашка присел возле Петра, чтобы перевести дыхание.
- Тяжело толкать людям, - пожаловался он. – Тележки неповоротливые. Многие устают. Пришлось вести их медленно, а то не осилят такой беготни. Хорошо ещё, что вываливаем всё прямо в холле. Там Иван тоже людей организовал, чтоб утаскивали из холла сразу в столовую.
- Лучше бегать помедленнее, - снова вмешался милиционер. – Слишком людей не гоняй и присматривай, чтобы никто не отставал. Если кто-то совсем спёкся, оставляй в школе, пинками никого не гони.
- Ага, - кивнул Сашка, присматриваясь к людям, которые уже снова собирались возле касс.
За те полчаса, пока люди возили тележки, Пётр успел познакомиться с милиционером. Оказалось, что того зовут Василием, и в первый день появления вируса он оказался в дежурной части. Отправившись с двумя напарниками в пригород по срочному вызову, они вернулись в город только к вечеру. В дежурной части оказались несколько десятков мертвецов и ни одного живого человека. В нескольких камерах тоже были мёртвые люди, скалящиеся на живых и тянущие к ним руки. Трое выживших не рискнули тратить скудный боекомплект, чтобы зачищать участок. Как признался милиционер, он не смог бы стрелять в своих друзей и коллег. Они выбрались наружу и разъехались по домам, тем более что их смена как раз заканчивалась. На следующий день Василий забрал жену и детей, и вместе с ними оказался в школе.
После того, как Сашка увёл группу в третий раз, милиционер заметно занервничал. Он несколько раз выглядывал в витрины, потом даже вышел наружу.
- Сюда идут, … ! – выругался он, зайдя внутрь. – И похоже, что не собираются уходить. Целая толпа их там. Что будем делать?
- Далеко они? – спросил водитель. – Может, не заметят?
- Нас-то не заметят, а вот … - милиционер осёкся.
За стёклами витрин показались несколько зомби. Заметив трупы, лежавшие возле входа, они направились к дверям магазина. Оба мужчины притаились за кассовыми стойками. Под обувью приближающихся зомби захрустело стекло. Сразу полдюжины мертвяков подошли к двум трупам, лежавшим на улице недалеко от входа и опустились на колени. От того, что произошло дальше, обоих мужчин чуть не стошнило. Зомби принялись отрывать зубами от тел куски мяса и проглатывать их.
- Пошли! – Василий встал и направился к двери. – Сейчас группа придёт и на них наткнётся.
Они вышли наружу и посмотрели вдаль улицы. Группа уже возвращалась. Впереди, как всегда, бежал Сашка, вертя головой во все стороны и поминутно оглядываясь назад.
- Вали их, потом перезаряжай! – скомандовал милиционер. – Я тебя прикрываю.
Пётр тщательно прицелился и выстрелил. Грохот от выстрела разнёсся по улице. Мертвяка опрокинуло на второго, тоже стоящего на коленях. Пётр, не давая им опомниться, выстрелил второй раз и тут же полез в карман жилета за патронами. Перезарядив оружие, он недоумённо перевёл взгляд на милиционера.
- Не тормозим, внутрь! – закричал милиционер, увидев сзади подбегающих людей, и вскинул автомат.
За спинами двоих мужчин появились люди с тележками, исчезавшие в дверях магазина. Мертвяки завращали головами и увидели людей. Пётр с милиционерами не дали им подняться, в несколько секунд перестреляв оставшихся. Люди исчезли в магазине, а милиционер уставился в конец улицы.
- Твою ж дивизию! – только и смог произнести он.
Водитель глянул в ту же сторону и окаменел. Прямо на них пёрла целая толпа шатающихся людей. Перед ними быстро передвигали ногами ещё несколько мертвецов. На первый взгляд, их было больше полусотни. А из-за домов и из ближайших дворов выходили всё новые и новые. Присоединяясь к толпе, они понемногу приближались к дверям магазина.
- Откуда их столько? – пробормотал Пётр.
Милиционер кинулся к дверям магазина, приказав Петру оставаться на месте. Через несколько секунд он вернулся вместе с обоими вооружёнными мужиками. Милиционер приказал всем занять позиции недалеко от входа. Через стекло витрины водитель видел, как люди спешно наполняли тележки и собирались возле кассы. Возле входа метался Сашка, горланя и собирая людей.
- Приготовились! Беречь патроны! – скомандовал милиционер.
Через несколько секунд его автомат захлопал одиночными выстрелами. Подходившие мертвецы начали падать один за другим. Несмотря на это, толпа подходила всё ближе. Сочтя расстояние вполне достаточным, Пётр выцелил ближайшего мертвяка и выстрелил. Голова зомби разлетелась, как спелый арбуз. Свалив второго, Пётр увидел, что движение мертвяков немного замедлилось. Упавшие тела создали препятствия для тех, кто шёл позади. Мертвяки спотыкались, останавливались и падали. Сзади на них напирали те, кто был позади. Получилась настоящая свалка. Милиционер толкнул Петра к магазину, приказав уводить людей.
- Уходим, быстро! – закричал водитель, вбежав в торговый зал. – Забирайте то, что успели.
- Мы уже почти готовы! – ответил ему Сашка.
- Пошли отсюда, я вам сказал! Сожрут сейчас! – не своим голосом заорал Пётр. – Сашка, уводи всех! Уносите, сколько смогли набрать!
Одна из витрин зазвенела разбитым стеклом. Сквозь неё внутрь полезли мертвяки, натолкнувшись на второе стекло. Пётр понял, что через несколько секунд они выдавят второе стекло и окажутся между торговых рядов. Он бросился к выходу.
Милиционер, стоя возле столба, менял магазин своего автомата на полный. Оба мужика стреляли, не переставая. Пётр подбежал к ним и, почти не целясь, обезглавил двоих зомби, которые были уже в двадцати шагах. Засунув руку в карман, он вытащил два патрона и принялся снова перезаряжать ружьё.
Из магазина, как чёрт из коробочки, вылетел взмыленный Сашка. За ним, как пчёлы из улья, люди один за другим выкатывали тележки и испуганно бросались к школе. Пётр обернулся к наступающей толпе и выстрелил ещё два раза в шустрых мертвяков, которые оказались на несколько шагов впереди основной толпы.
- Всё, я последний! – крикнул какой-то парень, выкатывающий тележку из магазина.
- Беги вперёд, помогай! Могут спереди зайти и отсечь от ворот! – крикнул Василий Петру.
Водитель бросился к Сашке, который вёл группу заметно уставших людей к воротам школы. Быстро догнав его, водитель принялся на ходу перезаряжать «вертикалку». Где-то сзади захлопали выстрелы. Пётр сообразил, что оставшаяся тройка пытается задержать мертвяков сзади и прибавил ходу, вырываясь вперёд группы.
Возле самых ворот оказалось ещё несколько мертвяков. Пётр кинулся к ним, но из открытого школьного окна раздался выстрел, и ближайший зомби кулём свалился на землю. Второй выстрел успокоил зомби с другой стороны ворот. Пётр бросился к воротам, где двое мужчин уже разматывали цепь. Сняв её, оба распахнули ворота перед приближающейся группой. Пётр обернулся и увидел ещё одного мертвеца, который быстрым шагом приближался к воротам. Пётр понял, что попасть на ходу будет сложно и прострелил ему ногу. Добить распластавшегося мертвяка не составило особого труда. От здания школы продолжали раздаваться выстрелы, но в кого метился стрелок, рассматривать было некогда.
За спиной водителя раздался топот и пыхтение двух десятков человек. Пробежавший мимо него милиционер хлопнул Петра по плечу, и оба вбежали на территорию школы. Створки за их спиной захлопнулись, и их быстро заплели цепью, замкнув звенья крепким замком.
- Пойдём, они уже не опасны! – позвал Василий водителя. – Через ворота им не пройти. Если попробуют залезть через ограду, с постов это увидят и отреагируют.
Оба поднялись по ступенькам и последними вошли в холл, где царил настоящий хаос. Весь угол уже был завален продуктами, и возле этой кучи стояли ещё неразобранные тележки. В ближайших Пётр разглядел какую-то одежду и бельё.
- Ты на машине приехал? – спросил милиционер у Петра. – Переставь её поближе ко входу, чтобы можно было уехать быстро и под ногами не мешалась. А то сейчас опять двери закроют, и больше на улицу никого не выпустят.
Пётр кивнул милиционеру и увидел позади столов свою жену Людмилу, Полину и Леночку, с которыми беседовал Сашка, уже прошедший медосмотр.

1.3. Павловск. Сорок шестая школа. День третий. Сразу после обеда.

Андрей вошёл в переполненный класс и, стараясь никого не задеть, стал пробираться к отгороженному шкафами закутку, в котором расположился вместе с семьёй своего друга Саньки. Ему навстречу выскочил пёс и выжидательно уставился на хозяина.
- Погулять хочешь? - потрепав Рэма по холке, спросил паренёк. - Ну пойдём. Щас проверю только кое-что!
Пёс выскочил из класса, а Андрей снова направился к проходу между шкафами. Заглянув внутрь каморки, он увидел отца Саньки, лежавшего на одном из спальников. Мужчина только что сменился с поста и сейчас крепко спал. Кот их соседа Игоря не дрых, как обычно, а сидел рядом со спящим человеком и щурился на паренька своими зелёными глазами. Игорь уже поставил своему питомцу лоток с наполнителем, поэтому пушистый лентяй в ежедневных прогулках не нуждался. Махнув коту, навострившему уши, Андрей быстрым шагом вышел из класса. Пёс уже ждал его возле дверей, нетерпеливо перебирая лапами.
Они дошли до широкой лестницы, ведущей вниз, и спустились по ступенькам. Возле входной двери, где располагался пост медицинского контроля, вышла небольшая заминка. Большая группа людей в спешке закатывала в холл тележки с продуктами. Люди были взбудоражены, многие тяжело дышали. Все сгрудились возле поста осмотра, оставив тележки в дальнем углу холла и по одному подходили к людям в белых халатах.
- Парень! Наружу выходить запрещено! - окликнул Андрея какой-то мужик.
- Почему? - удивился парень.
- На улице полно этих, укушенных, - принялся объяснять мужик. - Группа кое-как сумела сгонять в соседний магазин за продуктами. Пока обратно бежали, притащили на хвосте целую кучу мертвяков. И ещё из соседних дворов подходят, практически со всех сторон. Руководство школы распорядилось, чтобы никто не мелькал возле ограды, не приманивали их ещё больше.
- А как же нам быть? - Андрей кивнул на пса, повизгивающего возле ног. - Ему гулять надо.
- Иди в подвал, - кивнул мужик на лестницу. - Там в одном из дальних помещений устроили что-то вроде септика.
Андрей пожал плечами и принялся наблюдать за суетой в холле. Почти все люди уже прошли медосмотр и теперь укатывали тележки с едой куда-то в столовую. Заскуливший пёс напомнил о себе, и Андрей повёл его, недоумённо оглядывающегося на входную дверь, обратно к лестнице.
Через пятнадцать минут оба вышли из подвала и направились обратно, на второй этаж. Возле неизменного поста охраны напротив учительской парень увидел Игоря, сидящего на стуле и наблюдающего за территорией. Второй мужчина, вооружённый, сидел вполоборота к окну и что-то читал.
- Сходили погулять? - улыбнулся он подошедшему Андрею.
Пёс уселся рядом с распахнутым окном, вдыхая свежий воздух и оглядывая людей, проходивших по рекреации или сидевших рядом.
- Нас не выпустили, - пожаловался Андрей. - Сказали, что на улице этих уродов агрессивных всё больше становится. И чтобы не мелькал никто возле ограды, не приманивали новых. Пришлось идти в подвал.
- Да, я слышал сегодня на летучке, - кивнул Игорь. - Организовали специальную комнатку, учли, так сказать, домашних животных.
Он привстал, внимательно вглядываясь куда-то.
- Макс, идут! - окликнул он второго мужчину. - И похоже, что опять с компанией!
Второй мужчина вскочил, схватив винтовку. Вглядевшись в группу людей, он присвистнул от изумления.
- Богато идут! - констатировал он. - Придётся помогать!
Андрей тоже высунулся в окно. К школе приближалась ещё одна группа людей, толкающих перед собой точно такие же тележки, какие видел Андрей в холле первого этажа. Они бежали тесной группой, стараясь не отставать и не вырываться вперёд остальных. Впереди всех топал грузный мужик, фигура которого показалась Андрею знакомой. Он держал в руках ружьё и постоянно вертел головой во все стороны. Позади них виднелась ещё одна большая толпа разномастно одетых людей, которые неторопливо шли за первой группой. Парень обратил внимание, что ещё все люди, находившиеся в этот момент в рекреации, тоже прильнули к закрытым окнам, переживая за приближающихся людей.
От дверей школы к ограде уже бежали два человека, которые сноровисто размотали цепь и распахнули створки ворот. Неожиданно рядом с Андреем раздался громкий хлопок, и один из людей, бредущих вдоль ограды, упал на асфальт. Пёс, напуганный громким звуком, шарахнулся в сторону, оглядываясь на стрелявшего человека. Люди, находившиеся на этаже, вздрогнули, многие зажали уши ладонями.
- Ещё один слева, - сказал Игорь.
Второй мертвяк упал на землю после выстрела Макса, немного не дойдя до левой половинки ворот.
- Возле ворот нормально, - продолжал комментировать Игорь, внимательно осматривающий территорию за оградой. - А вот сзади группы есть сюрпризец. Парочка проворных там мелькает. Не отстают ведь! Да и наши уже вымотались.
- Такие же, как тот? – испуганно переспросил Андрей, вспомнив вчерашнее происшествие.
Перед глазами снова встала недавняя картинка пережитого ужаса. Пятящийся назад пёс, скалящийся и вздыбивший загривок. Странный мускулистый человек с обезображенным лицом, окровавленным лицом и безумными глазами, так легко преодолевший высокую ограду из прутьев. Погоня и топот ног за спиной, приближавшийся с каждой секундой. Стрелок, целящийся в догоняющего человека через странный прицел, закрывавший один глаз прозрачной пластинкой. Грохот выстрелов, автоматную очередь и визг пуль, рикошетящих от асфальта…
- Не могу стрелять, они на одной линии, - отказался Макс, рассматривающий вторую группу в оптический прицел. - В своих попаду, да они ещё бегут неровно, мотаются из стороны в сторону. Хотя если вот так...
Он замолчал на несколько секунд и снова выстрелил, потом ещё раз. Вылетевшие гильзы покатились по линолеуму, как будто пытаясь убежать от окна или стрелявшего человека. Андрей выглянул наружу и увидел, что один из людей во дальней группе вдруг споткнулся и упал на землю. Об него споткнулись сразу несколько фигур, повалившись друг на друга дёргающейся кучей. Через несколько секунд обзор закрыли телами люди, бредущие к школе. Расстояние между ними и людьми, толкающими тяжёлые тележки, начало понемногу увеличиваться.
- Это что, мертвяки там, сзади? - вдруг догадался парень. Он посмотрел на Игоря, потом перевёл взгляд на Макса.
- Да, наши подцепили их возле магазина, похоже, - кивнул Игорь. - Не мудрено. Их за ночь заметно прибавилось. Вон смотри, ещё вдоль ограды шагают.
Андрей посмотрел по сторонам и увидел несколько десятков людей, которые шагали вдоль школьной ограды. Всех их объединяла шатающаяся походка, которую паренёк уже видел много раз за последние несколько дней.
- Это всё мертвецы? - изумился он. - Они же на людей нападут!
- Не волнуйся, - улыбнулся Игорь. - Они не успеют дойти до ворот. И те, что преследуют, теперь тоже не успеют.
Группа людей с тележками уже вбегала в ворота. Грузный мужик задержался возле ворот, водя стволом ружья по сторонам и дожидаясь, пока двое сторожей замотают цепь на воротах. Остальные, не теряя времени, исчезали за дверями, ведущими в здание школы. Через несколько секунд трое отставших мужчин, зафиксировав цепь огромным висячим замком, тоже бросились бежать от ворот к дверям. Андрей узнал того мужика с ружьём, который вчера помог им с наглыми воришками. Он ещё раз взглянул на ограду и вдруг обратил внимание, что возле ворот больше не было вчерашней легковушки с мужчинами, которые спасли ему жизнь, застрелив странного человека.
- Охраны возле ворот уже нет? - спросил паренёк Игоря, внимательно наблюдающего за бредущими зомби.
Пёс, уже успокоившись, снова сидел возле открытого окна. Макс опустился на свой стул, положив винтовку на колени и взяв книжку. Игорь внимательно смотрел на ворота, потом повернулся к Андрею.
- А что им там делать? - он кивнул на ворота. - Посмотри сам. К нам сюда даже зайти теперь никто из живых не сможет. Если только через ограду перебираться, где-нибудь в стороне от этой толпы.
Андрей перевёл взгляд на створки ворот. Толпа заражённых, преследующих людей минуту назад, уже подошла к воротам вплотную. Несколько мертвяков ткнулись в витые прутья руками и принялись рассматривать территорию внутри ограды. Остальные за их спинами разбрелись в разные стороны или остались на месте, стоя почти неподвижно.
- И что теперь делать? Теперь ведь ни зайти, ни выйти! - пареньку стало страшно.
- Будем ждать помощи, - Игорь снова пожал плечами. - Еда на несколько дней есть, притащили. Воду для питья и готовки запасли в бассейне. Свет пока ещё есть. Осталось только дождаться, пока власти справятся с заражёнными.
- Пойду я тогда, - сказал Андрей. Уже отойдя на несколько шагов, он снова повернулся к Игорю. - А вы не знаете, где Санька?
Игорь на секунду задумался.
- Могу ошибаться, но он вроде бы собирался снова на дальний пост. Знаешь, где это?
- Да, конечно, - кивнул Андрей. - Спасибо!
Он направился к дальней лестнице, позвав пса. Тот побежал за хозяином, с неохотой оторвавшись от распахнутого окна. Дойдя до лестницы и почти бегом преодолев несколько лестничных пролётов, он поднялся на последний этаж и вышел на чердак. Пёс следовал за ним, не пожелав бросать хозяина. Пройдя по настеленным деревянным мостикам, Андрей приблизился к углу здания.
- О, Андрис! - раздался голос приятеля. - Тоже пришёл? И даже не один?
- Ага, вам помочь решили, - Андрей кивнул на пса, который кинулся к слуховым окнам.
Чердачный пост располагался очень удачно. Сразу два слуховых окна на разных скатах кровли были расположены очень близко к углу здания. Тут уже устроили настоящий пост, ничуть не хуже, чем на втором этаже. Сюда притащили несколько стульев и две парты, организовав почти настоящий кабинет. Здесь было очень тихо, в отличие от классов и коридоров школы.
- Тоже наблюдать будете? - подколол Саня друга. - Давай, а то мне уже надоело до чёртиков. Только по полу не топай и не шаркай, пыль поднимешь. И Рэму носиться не позволяй.
Андрей выглянул сначала из одного окна, потом, стараясь наступать как можно мягче, перешёл ко второму. Переходя с место на место, можно было осматривать два больших участка школьной ограды, сходящихся под прямым углом. Было хорошо видно и широкую улицу с проезжей частью за одной из оград, и газон с тротуаром за второй. По широкому проспекту иногда проносились легковые машины, водители которых явно спешили и не соблюдали правил, уворачиваясь от редких фигур, стоявших посреди дороги. Ещё чуть дальше виднелись жилые дома соседнего квартала. Пёс, встав на задние лапы, выставил морду в окно, в которое на чердак задувал свежий воздух.
- Ты не вдаль глазей, - посоветовал Андрею Санька, подойдя к окну и встав рядом. - Следить надо за самой оградой или школьной территорией, чтобы никто не перебрался внутрь, как тот, вчерашний.
- Такое не забудешь, - поёжился парень. - А что делать, если обнаружим что-то?
- Сразу семафорить на главный пост, - кивнул Санька в сторону стола. - Ты что, думаешь, мы тут совсем на отшибе?
Он отошёл к столу и присел на один из стульев, снова оставив Андрея одного возле слухового окна. Тут только паренёк обратил внимание, что два стола, стоявшие рядом, были завалены вещами. Посуда, допотопный чайник на маленькой электрической плитке, скомканный носовой платок и стопка исписанной бумаги, какие-то железяки и несколько книжек. Особняком стояла небольшая портативная рация, воткнутая в зарядный "стакан" и изредка шипевшая разными голосами. Рядом со столами скромно примостились несколько закрытых деревянных ящиков. Откуда-то со стороны лестницы тянулся провод удлинителя, так что в этом углу чердака было даже электричество. Двое мужчин, сидевших возле стола, занимались своими делами. Один пил чай, ковыряясь отвёрткой в каком-то старом будильнике, второй читал книгу, придвинув поближе к себе включённую настольную лампу.
Андрей перешёл к другому окну, возле которого стоял Рэм, и выглянул наружу. Оглядев часть школьной территории, он перевёл взгляд на саму ограду.
- Это их так много стало? - спросил он, повернувшись к людям, сидевшим за столом. - Или мне кажется?
- Да, - сверкнув стёклами круглых очков с проволочной оправой, кивнул ему задумчивый пожилой мужик в рабочем комбинезоне, вертя в руках отвёртку. - Их с каждым часом всё больше. Мы вчера специально считали даже. Больше пяти этих тварей за раз так и не смогли увидеть. А сегодня они уже возле ограды бродят десятками, как будто чувствуют нас здесь. Ночью, похоже, очень много людей погибло и теперь они все здесь.
- И правда, - повернувшись к окну, кивнул Андрей. - Их намного больше. Я даже пересчитать не смогу, скорее всего. Плюс они ещё и перемещаются. Вон, бредут куда-то.
- За живыми людьми они гоняются, - подал голос второй, коротко стриженный крепкий парень лет двадцати пяти в камуфляжной «горке», с винтовкой, висевшей на ремне у него за спиной. - Как услышат шум или выстрелы, так сразу и наводятся. Бредут следом за людьми, пальцами цепляются. А если догонят, то...
Шумно вздохнув, он поставил свою кружку на стол и подошёл ко второму окну, прихватив винтовку. Аккуратно выглянув из него, он кивнул головой.
- Да, их ещё больше стало! - подтвердил он. - Даже утром их было в два раза меньше. Прибывают, как будто на митинг собрались!
- Вон там пожар! – парень вдруг заметил столб дыма, поднимающийся вверх откуда-то из спального района. – Сильно горит! Как думаете, потушат?
- Вряд ли, - помотал головой Санька. – Не думаю, что пожарники всё ещё на посту. Ночной тоже никто не тушил, правда, дядя Семён?
- Точно так, - задумчиво ответил мужчина в круглых очках. – Мужики с ночной смены тут были как раз, рассказывали мне утром. До самого утра полыхало, зарево на полрайона было. И ни одной пожарной сирены за всю ночь не слышали. Хотя, говорят, по проспекту ночью несколько раз проезжали машины с «мигалками».
Отложив отвёртку и тоже прихватив кружку с чаем, он встал со своего места и подошёл к левому окну.
- Да сами гляньте! Вон туда, влево. До сих пор дымится, хотя уже не так заметно, как ночью. Там, похоже, целая многоэтажка выгорела. Мда, не повезло людям. Зомби эти треклятые, люди гибнут, а тут ещё и пожар в хате. Да ещё и ночью, когда не видно ничего. Ни собраться, ни убежать толком.
- Я перед завтраком возле входа был, на первом этаже, - заговорил Санька, всматриваясь в струйку дыма, поднимающегося откуда-то из спального района. - В столовую шёл как раз. И видел семью, мужика с женщиной и двоих пацанов. Они как раз медосмотр проходили.
- Ну и что? – стоявший у окна мужчина заметил, что его кружка опустела и отошёл к столу.
Молодой последовал за ним, снова усевшись на стул и взяв книгу. Старший налил в пузатый чайник воды из пластиковой бутылки и повернул чёрный рычажок старой плитки. Достав из какой-то небольшой коробки, стоящей на столе, стеклянную банку с сахаром и пакетик чая, он присел на стул.
- Мало, что ли, народу сюда пришло за эти дни? – добавил он.
- Они, ну, эта семья, рассказывали врачам, что убежали от пожара, - отвернувшись от окна, рассказывал паренёк. – Они все грязные были и запыхавшиеся. Может быть, как раз из этого дома?
- Не думаю, - промолвил молодой, опустив книгу, - тот пожар был далеко. Ещё дальше, чем этот дом, который сейчас горит. Сомневаюсь, что они такое расстояние до школы пешком преодолели, да ещё и ночью.
- Ну я не знаю, - смутился Санька. – Но пока их осматривали, они такого порассказали врачам!
- Какого? – повернулся к нему Андрей.
Пожилой мужчина налил себе кипятку в кружку. Молодой глянул исподлобья на ребят и снова уткнулся в книгу.
- Рассказали, что пожар начался около полуночи, - принялся пересказывать парнишка. – Сначала крайний подъезд загорелся, потом постепенно на другие начал перекидываться. Люди из подъездов выскакивали кое-как одетые, некоторые из окон выпрыгивали.
- Прямо в руки мертвякам? – взяв со стола крышку от будильника, спросил пожилой.
Он приложил крышку к будильнику и стал закручивать на место маленькие болтики.
- Ага, - кивнул Санька, - так и было. Вокруг дома их целая куча оказалась, как будто специально на свет пришли. А потом кто-то из жильцов огонь открыл из ружья. Сначала один, потом второй. Перестреляли половину мертвяков, а другая половина на жителей набросилась. Люди ведь не знали, куда им бежать ночью, вот и стояли во дворе, смотрели, как их дом горит. Пожарных ждали, наверное. А эта семья знала куда бежать, мужик тот сказал, что они ещё с вечера рюкзаки с вещами собрали и одежду приготовили. Хотели рано утром уходить, да вот пришлось чуть пораньше. Оделись, вещи похватали и бегом на улицу.
- Четверо, говоришь, их? – заинтересовался молодой, снова опустив книгу.
- Ага, с двумя пацанами, им лет по тринадцать–четырнадцать, – кивнул паренёк, отойдя к столу. – Они как начали медикам пересказывать, что там было, так даже мне страшно стало. Темнота, дым. Вокруг люди бегают, мертвяки, не разберёшь, кто где. Потом кто-то стрелять начал, так весь двор в кровище был. Везде трупы валялись, люди кричали.
- Если умудрились в темноте выбраться все четверо, да ещё и сюда добежать, значит, судьба их такая, - философски заключил старший мужчина.
Он выставил время на циферблате будильника, несколько раз повернул ключик на задней стороне и прислушался. Потом удовлетворённо кивнул и поставил отремонтированные часы на стол. Теперь тишину чердака нарушало размеренное тиканье, лишь иногда перемежаемое голосами, доносящимися от чердачной двери.
- А вон люди бегут! - обратил внимание Андрей на две подвижные фигурки, рывками двигающиеся между медлительными мертвяками. - Смотрите, они сюда собрались, к нам!
- Где? - Санька тоже подскочил к окну и вытаращился на улицу.
Две фигурки, в которых уже без труда можно было разглядеть молодого мужчину и девушку с рюкзачками на плечах, уже почти подбежали к ограде. Несмотря на все их старания, кольцо мертвецов вокруг пары неумолимо сжималось. Не все зомби, как выяснилось теперь, двигались медленно. Похоже было, что оба человека уже выбились из сил и поэтому передвигались быстрым шагом. Они постоянно вертели головами, следя за преследователями. Подбежав к ограде, они замешкались, явно не зная, в какой стороне находятся ворота школы. Подумав несколько секунд, они кинулись вправо, но там была уже почти настоящая толпа мертвецов. Повернувшись к ограде, мужчина толкнул к ней свою спутницу. Девушка схватилась за прутья, немного подтянулась вверх и повисла на ограде, постепенно забираясь всё выше.
Через секунду парень, обернувшийся к преследователям, оказался буквально погребён под телами мертвецов, которые подошли к нему сразу с трёх сторон. Ещё двое, преследовавшие девушку, вцепились в её ноги и стащили девушку вниз. Отстав всего на десяток шагов, к борющимся на земле людям подходили ещё несколько десятков мертвецов.
- Не смотрите, ребята! - покачал головой парень, уже стоявший рядом с ними и державший винтовку в руках. - Не надо вам этого.
- А почему вы не стреляете? - кинул на него взгляд Андрей.
- Потому что на всех мертвяков у меня патронов не хватит, - грустно ответил парень, продолжая наблюдать за трагедией, разворачивающейся возле ограды. - Да и зацепить могу людей в такой тесноте. Полезут через ограду, тогда пристрелю.
Он оттеснил ребят от окна, а сам остался стоять возле него, продолжая сжимать винтовку побелевшими пальцами.

1.4. Жилой дом в деревне Зубово. Первая половина дня.

Артур переступил порог и оказался в сенях обычного деревенского дома. Сняв ботинки, он прошёл в большую комнату, откуда слышались людские голоса. Встав в дверном проёме, Артур постучал костяшками пальцев по деревянному косяку.
- Это вы, молодой человек? – повернувшись к двери, проговорил милиционер. – Что-то ещё хотели?
- Да я много чего хотел бы, - улыбнувшись, ответил Арчи. – Кстати, я Артур. Живу на соседней улице. А хотелось бы, например, подробно поговорить о том, что на свете делается.
- А я лейтенант Никитин. Можно просто Володя. Давайте присядем тогда, - кивнул милиционер. – Только, пожалуй, не тут. На кухню пройдём, Степановна?
- Идите, конечно, - ответила соседка, сидевшая рядом с пацаном на старом, слегка продавленном диване.
Мужчины прошли на кухню и уселись на табуретах возле стола, застеленного яркой клеёнкой. Милиционер достал из кармана большой блокнот и придвинул к себе городской телефон.
- Подождите немного, отзвонюсь начальству, - кивнул он на аппарат. – Надо доложить о том, что случилось.
Он принялся набирать номера один за другим, но дозвониться так никуда и не смог. Достав из другого кармана простенький мобильный телефон, он набрал ещё несколько номеров из его памяти.
- Странно это всё, - глядя на экран мобильника, произнёс милиционер. – Неужели из-за инфекции? Вообще никто не отвечает. Я даже в область попробовал дозвониться по спецномеру. Везде тишина, как будто нет никого. Половина номеров даже не соединяется. Надо идти в опорный пункт. Может быть, оттуда получится дозвониться.
- Из-за беспорядков всё, похоже, - пожал плечами Артур. – Вы совсем не в курсе?
- Нет, я был вчера в городе. Весь отдел на ушах стоял. Метались по городу, утихомиривали кого-то. Вытащили всех людей из отпусков. Меня начальник вызвал и отправил сюда. Приказал расследовать убийство, опросить свидетелей и отзвониться ему, а потом сидеть в деревне и пресекать беспорядки. В случае возникновения нарушений поддерживать порядок согласно закону.
Из комнаты доносился голос соседки, успокаивающей мальчонку. Как понял Артур из обрывков её фраз, она объяснила пацану, что его родители серьёзно заболели. Мишка быстро успокоился, когда соседка добавила, что собаку забрал к себе сосед и не нужно приходить и кормить её.
- Нужно ещё что-то решать с застреленными, - вздохнув, посетовал Володя. – Не оставлять же их так. До следователей дозвониться не получается, до морга тоже.
Он поднялся с табурета и, попрощавшись с соседкой, вышел из дома. Артур, обувшись, последовал за ним. Пройдя мимо соседнего дома, оба ещё раз посмотрели на два тела, прикрытые простынями.
- Товарищ лейтенант! – услышали оба, едва успели пройти мимо пары домов. – Подождите!
К ним спешил, махая руками, какой-то немолодой мужчина в телогрейке, изрядно запыхавшийся. Подбежав к Володе, он принялся показывать куда-то назад.
- Там, товарищ лейтенант! – повторял он. – Там! Нашли! Нашли её!
- Да кого нашли-то? – возмутился милиционер. – Объясни ты толком.
- Павловну нашли пропавшую! – разом выпалил мужик. – Которую вчера искали. Только она какая-то странная.
- Какая странная? Глаза мутные и двигается, как будто параличом разбило? – уточнил Володя. – И к людям лезет?
- Точно так, - выпучил глаза мужик. – А как вы…
- Пошли быстрее, - поторопил мужика Володя. – Покажешь её. А ты, - повернулся он к Артуру, - сбегай к опорному пункту, там двое наших сидят. Расскажешь, что и как. Пусть один берёт оружие и идёт сюда, а второй пробует дозвониться в город или в областное управление.
Двое мужчин быстрым шагом пошли по улице. Мужик в телогрейке что-то пояснял милионеру Володе, размахивая руками.
- Не дай ей укусить кого-нибудь! – крикнул Арчи вдогонку. – А то заразит ещё!
Милиционер, не сбавляя шага, помахал ему рукой. Артур развернулся, поправил ружьё и отправился к кирпичному дому с железными решётками на окнах, в котором располагался пункт милиции. Через двадцать минут он добрался до нужной улицы. Ещё издали он заметил, что у дверей дома происходит что-то нехорошее.
Возле двери в отделение стоял милиционер в форме. Он навалился снаружи на дверь, удерживая её. Артур торопливо подошёл к нему. Милиционер заметил человека и закричал, показывая на какую-то деревяшку, валяющуюся возле ограды соседнего дома.
- Помогай давай! – крикнул он молодому человеку. – Тащи доску сюда!
Дверь дёрнулась, как будто кто-то сильно толкнул её. Милиционер опомнился и снова навалился на неё. Артур схватил доску и потащил её к входной двери. Вдвоём с милиционером они воткнули деревяшку под ручку враспор, уперев второй конец в землю и зафиксировав дверь в закрытом положении. Отойдя на пару шагов, Артур обратил внимание, что изнутри по железу входной двери кто-то колотит. Дверь гудела, но доска была вставлена надёжно.
- Спасибо, - пробормотал милиционер, вытирая пот. – Как назло, никого рядом не было.
- А что случилось? – спросил Артур. – Кто там внутри?
- Коллега мой, - ответил милиционер. – Бешенством заболел. Подцепил где-то, похоже.
- Это не бешенство, - покачал головой Арчи. – Ваш коллега уже мёртв, скорее всего. Давайте проверим.
Он отошёл к окну и постучал по стеклу. Через несколько секунд в окне появилась перекошенная физиономия человека, одетого в форменный костюм с погонами.
- Точно! – Артур отошёл от окна. – Он мёртв. Та же самая инфекция. Я, собственно, чего пришёл-то. Меня лейтенант Никитин к вам послал. Он час назад застрелил двоих таких же. Слышали выстрелы?
- Как застрелил? – выпучил глаза страж порядка.
- Очень просто, из табельного, - мрачно ответил молодой человек. – Там муж с женой заразились этой болезнью и умерли. А потом встали и чуть ребёнка своего не съели. Вот лейтенант их и застрелил. Вы что, не слышали про эпидемию?
- Слышали, конечно, - кивнул милиционер и покосился на дверь, за которой послышалось какое-то царапанье. – По всей стране люди бешенством заражаются. Нам дали чёткий приказ сидеть в деревне и обеспечивать соблюдение порядка. А где сам Никитин?
- Там на соседней улице нашли кого-то, - ответил Артур. – Женщина пропала какая-то. Он ушёл туда, а меня послал к вам. Надо звонить в ваше руководство, чтобы присылали помощь.

1.5. Дом охранника Сергея. Заречье, вторая половина дня.

- Кажется, едут! – встрепенулся Евгений, сидевший за рулём своей «Газели».
Он коротко просигналил, и в окне первого этажа мелькнул Серёга. Через несколько секунд к воротам приткнулись сразу два милицейских «уазика», из которых вылезли четверо в форме и с короткими автоматами. Мертвяк, шляющийся по двору, увидел людей и направился к разломанной калитке. Через несколько секунд треснул одиночный выстрел, и зомби упал на землю. Увидев это, Евгений вылез из машины, демонстративно держа оружие стволом вниз. Милиционеры слегка напряглись.
- Ты лучше совсем его убери, - раздался голос от крыльца.
Евгений обернулся и увидел Серёгу, стоявшего на крыльце. Его помповый дробовик висел на ремне, перекинутом через плечо. Пожав плечами, Евген убрал «Сайгу» за спину. Милиционеры, уже вошедшие во двор, только усмехнулись.
- Что ж вы так? – спросил один, с погонами старшего лейтенанта. – Вооружены оба, а этого, - он кивнул на валяющегося мертвяка, - не убили?
- Я в него уже один раз стрелял в целях самообороны, - спокойно ответил ему охранник. – Мне показалось достаточно.
- Ну-ну! – хмыкнул старлей. – То-то я смотрю, что он явно не от укуса умер. Давай по делу, а то меня сюда прислали, а толком ничего не объяснили. Сказали, тут чуть ли не бой идёт.
- Если по делу, то вон там «макаров» валяется, - показал охранник. – А возле двери ещё и два куска арматуры. С этим оружием ко мне тут гости пришли аж вчетвером. Калитку поломали, во двор залезли. Кричали, угрожали убить, пистолетом махали. В результате один вон лежит, пытался меня застрелить. На стволе, если что, его отпечатки.
Второй милиционер, аккуратно преступив через разломанную оградку, прошёл в палисадник и поднял из сухой травы пистолет, спрятав его в полиэтиленовый пакет.
- А остальные трое, - продолжал Серёга, - вот тут заперты. Вроде как безоружны, хотя гарантии не дам. Моё оружие легальное, могу удостоверения показать. А где они пистолет взяли и чей он, я без понятия.
Он показал на домик, в котором сидели трое бандитов. Милиционеры заметно оживились, один из них отошёл обратно к воротам, другой щёлкнул предохранителем короткого автомата. Старший лейтенант подошёл к двери и открыл её, придержав ногой.
- Милиция! А ну-ка, шушера, выходи по одному! Смотреть вниз перед собой, руки на затылок! – скомандовал он. – И учтите, если мы зайдём внутрь, будет только хуже!
Через несколько секунд в проёме двери показался один из запертых людей. Не давая ему оглядеться, старлей дёрнул его за одежду и подтолкнул вперёд.
- К воротам иди! – прикрикнул он. – Голову не поднимать, выполнять все команды! Остальным оставаться внутри!
Отморозок подошёл к воротам, возле которых стояли двое милиционеров с наручниками. Третий, стоя поодаль и не выпуская автомат из рук, контролировал работу своих коллег, исключая возможность побега. Уложив арестованного на землю, надев наручники и тщательно его обыскав, милиционеры поволокли арестованного в машину. Такая же участь через полминуты постигла и второго. На дорожке остался лежать обычный кухонный нож, который нашли у одного из отморозков в кармане.
- Третий! – приказал старший лейтенант. – Выходи, говорю!
- А вот это интересный кадр! – кивнул на него Сергей, когда из дверей вышел крепыш. – Вон тот, который стволом махал, был главарём. А этот его заместитель, так сказать.
- Да? – оживился старлей. – Правда?
Он подошёл к уже лежащему на дорожке крепышу, на которого милиционеры успели надеть наручники. Пнув его ботинком, милиционер слегка наклонился к лежащему.
- Что вы тут делали? Отвечай, пока не пристрелил при попытке к бегству!
- Да ничего мы не делали, - забубнил крепыш. – Так просто зашли, поговорить.
- Вчетвером? Со стволом и арматурой? Воротину сломали и в дверь ногами стучали тоже с целью поговорить? Откуда табельное оружие? За идиота меня держишь? Говори!
Крепыш молчал, явно пытаясь на ходу придумать что-нибудь убедительное. Пнув его ещё раз, милиционер скомандовал подчинённым увести его. Те, подняв отморозка, запихнули его во вторую машину.
- Да, кстати! – повернулся он к коллегам. – Раз уж он такой кореш своему дружку, то запихните-ка их вместе.
Милиционеры, сдержанно засмеявшись, взяли рослого бандита, лежащего с простреленной головой, за руки и ноги и поволокли к машине. Открыв отсек для задержанных, они принялись запихивать туда мертвеца. Крепыш заголосил было, но милиционеры быстро его успокоили.
Подобрав с земли нож и куски арматуры, милиционер быстро переписал номера лицензий, которые предъявил ему охранник, и записал в блокнот обстоятельства дела. Покачав головой, осмотрел сломанный заборчик, повреждённую калитку и отпечатки подошв на входной двери. Пройдя за дом, осмотрел место, откуда стрелял охранник, и подобрал гильзу от ружья. Законспектировав всё и предупредив Сергея, что после наведения порядка ему придётся явиться в участок, милиционеры собрались уезжать.
- Мужики, а чего в городе-то делается? – окликнул их Сергей.
- Ничего хорошего, - повернулся к нему старший лейтенант. – Наш участок уничтожен полностью. Весь состав у нас перекусан, остались только мы четверо. Остальные или дома померли, или в участке бродят. Там теперь настоящий филиал ада. Успели от мертвецов только одну поликлинику отбить, теперь охраняем их. Из командования никого нет, мечемся вслепую, пытаемся хоть что-то сделать. Хорошо ещё, что военные делятся боекомплектом, а то с паронами совсем беда. Думаете, вы первые у нас? Уже и бандиты появились, и грабители, и мародёрство кое-где. Отвезли семьи в безопасное место, а сами временно к воякам прибились.
- Кстати про грабежи! – вспомнил Сергей.
Охранник рассказал милиционеру про обчищенный этими же отморозками продуктовый магазин и женщину, ограбленную ими на улице. Старший лейтенант записал адрес магазина и, узнав, что все живы, покачал головой.
- Продавщица жива, вот и ладно. Как освободимся, так будем наводить порядок и акты составлять. Нет у нас сейчас времени кражами заниматься, - сказал он. – Да, чуть не забыл! С блокпоста тебе велели передать, чтобы ты постоянно на связи был и рацию не выключал.
- Сделаю, - кивнул Евгений. – Рация автомобильная, но я смогу к электросети её присобачить.
Попрощавшись, милиционеры уехали, а друзья отправились к «Газели», чтобы снять с неё радиостанцию и перенести в дом.

1.6. Где-то в области. Вечер третьего дня.

- Что это за деревня? – поинтересовалась Катя, устало остановившаяся возле какого-то дерева.
- Сейчас узнаем, - рассмеялся Михаил, остановившийся рядом. – Вон дорога, давай перейдём на неё. Идти будет немного полегче.
Они пошли к деревне по обычной наезженной грунтовке. Деревня выглядела так, как будто в мире не было никакой вспышки эпидемии. Мычали коровы, откуда-то лаяли собаки, почуявшие чужаков. Где-то слышались голоса людей и даже играла музыка. Из нескольких труб поднимались струйки белого дыма. За забором крайнего дома стояла немолодая женщина, внимательно наблюдавшая за приближающимися людьми. Невысокая, но крепкая и ладная, с густыми тёмными волосами, убранными в пучок на затылке. Михаил направился прямо к ней.
- Доброго вечера вам! – обратился он к женщине.
- И вам добрый вечер! – кивнула женщина. – Кто такие будете?
- Домой путь держим, - улыбнулся ей Михаил. – Поезд наш остановили в полях, мы пешком пошли. Это ведь Воронцовка, правильно?
- Она самая, - кивнула женщина и враз посерьёзнела. – А почему остановили-то?
- Про инфекцию слышали? – осведомился мужчина. Женщина кивнула ему. – Вот из-за неё. Электроэнергия отключилась на линии из-за бардака в городе. Поезд и остановился. Нам, собственно, дальше нужно, к Озёрску. Родные у нас там. Весь день идём.
Он кивнул на Катю, скромно стоявшую в стороне. Тётка критически осмотрела обоих.
- А сейчас уже вечер, вот мы и думаем, где бы нам на ночлег расположиться, - развёл руками Михаил. – У нас, в принципе, палатка есть.
- Зачем же палатка! – рассмеялась вдруг женщина. – Люди вы, как я вижу, хорошие. Ночуйте у меня.
Она открыла калитку и оба путника зашли во двор. Женщина повела их к дому, рассуждая на ходу.
- Воду найдём горячую и холодную. Можно баню истопить, если хотите. Ужин сготовлю, да и кровати найдутся, как же без этого. Я - Мария, а ваши имена ещё успею узнать.
Михаил улыбнулся Кате, которая несмело шла по дорожке позади них.
- Спасибо вам, - сказала девушка.
Женщина провела их в дом и принялась думать насчёт ужина. Михаил, скинув рюкзак, помог женщине растопить печку и натаскал воды из колодца. Пока вода грелась, все трое принялись готовить ужин. Через некоторое время вода согрелась, и женщина отправила сначала Катю, а потом и Михаила в баню, чтобы умыться.
Когда Катя вернулась в дом, вытираясь выданным тёткой полотенцем, ужин уже был практически готов. Михаил уже почти освоился на кухне и помогал Марии накрывать на стол. Катя разулась и присела к столу.
- Ну вот! – сказала Мария, внося большую кастрюлю с тушёной картошкой.
Михаил помог хозяйке поставить кастрюлю на стол и вдвоём они принялись раскладывать еду по тарелкам.
- Что ж это за инфекция такая, Миша? – спросила Мария, когда все трое уселись за стол и принялись за еду.
- Непонятная какая-то, - развёл руками, в одной из которых была зажата ложка, Михаил. – Неизвестно, откуда появилась. Моментально заразила целую кучу людей по всей планете. И действует как-то странно. Умершие люди снова оживают и становятся агрессивными. Злыми становятся, на людей бросаются. Как зомби в телевизоре.
- Злыми? – переспросила задумчиво женщина. – Вчера утром у нас случай был. Сосед мой пошёл зачем-то к Светлане. Она через несколько домов живёт. К ней зашёл, а она на него набросилась. Люди крики услышали, сбежались к дому. Семён-то вышел из избы и сказал, что Светлана на него накинулась и хотела искусать. Девки наши, конечно, шутить начали, мол, изголодалась тётка. А как глянули на Семёна – ахнули. У него вся рука искусана была. Семён взял ещё одного мужика, и они вдвоём вошли в дом. Спеленали Светку, руки-ноги ей простынями связали и увезли на машине этого мужчины в Павловск, то есть в больницу. Как же его звали-то?
- А дальше? – спросил Михаил, взяв ещё кусочек хлеба.
- А дальше я не знаю, - пожала плечами Мария. – Они вчера так и не вернулись. В городе остались ночевать, наверное. Может, гостиницу сняли.
- Вы телевизор смотрите? – кивнув на телевизор, спросил Михаил.
- Конечно, только показывает плохо, - кивнула женщина. – Что ж мы, совсем на краю Земли, что ли?
Она встала с табуретки и включила телевизор. Немного потыкав по кнопкам пульта, она нашла работающий канал. Молодой мужчина на экране зачитывал какой-то текст с листа бумаги.
- Знаете, Мария, - задумчиво произнёс Михаил. – Вы мне скажите вот какую вещь. Эта Светлана, она ведь успела укусить соседа вашего. И второго мужчину тоже, наверное?
- Скорее всего, - кивнула женщина. – Или поцарапать. А что?
- А то, Маша, - грустно произнёс Михаил, - что слушали вы меня невнимательно. Светлана ваша, которую мужики скрутили, уже к этому моменту мертва была. А укусив мужиков, она их заразила.
- Чем? – округлив глаза, спросила женщина. – Инфекцией этой?
- Да, - кивнул Михаил. – Укушенные тоже умирают от этой заразы. А потом встают, становятся такими же злыми и тоже на людей кидаются. Это уже не люди, Мария. Да, совсем не люди, - повторил он задумчиво. – И не вернутся они уже, скорее всего. Может быть, они и до города-то не доехали.
- У нас в поезде несколько таких было, - вставила Катя. – Их тоже где-то укусили, а они в поезде умерли. Потом встали и начали людей кусать.
- Прям в поезде? – испуганно спросила Мария. – И что же?
- А ничего! – усмехнулся Михаил и кивнул на ружьё, стоявшее в углу возле рюкзака. – Зря я оружие таскаю, что ли? Пришлось пустить его в ход. Кстати, они умирают только от попадания в голову. В тело стрелять бесполезно, они даже не чувствуют этого.
- А потом железнодорожники остановили поезд, мы вылезли из поезда и пешком пошли! – снова выпалила Катя. – Нам домой надо, нас родные ждут.
- Да, нам бы переночевать только. А завтра дальше пойдём, - подвёл итог Михаил.
В глазах женщины мелькнуло лёгкое разочарование.
- Что-то вы невероятное рассказываете, - покачала она головой. – Какие-то зомби, инфекция. Прямо в голове не укладывается. Давайте-ка телевизор посмотрим!
Она прибавила звук, и голос мужчины, который продолжал зачитывать какой-то текст, стал вполне различимым.
« - По нашим источникам, в Москву введены войска, которые будут поддерживать порядок. На улицах много раз видели проезжавшую военную технику и людей с оружием. Кое-где перекрыты дороги, военные ограничивают проезд в различные части города. Ходят слухи, что вот-вот будет введено военное положение. Несмотря на обещания правительства, люди продолжают уходить из города. На всех заправках огромные очереди, бензина на всех не хватает. В нескольких местах военные организовали подвоз топлива. Дорожные магистрали перегружены, много аварий. Люди боятся того, что творится на улицах. По последним данным, инфицированных уже столько, что пройти по улице невозможно»
- Вот поэтому мы и убрались из Павловска, - повернувшись к Марии, пояснил мужчина. – Одна надежда, что военные вовремя чухнутся и порядок наведут.
- Да, - ошарашенно глядя на экран, кивнула женщина. - Если дело в столице дошло до танков, то впрямь дело серьёзное.
- А мне к родителям надо, - вздохнула Катя. – Ведь это не только в Москве творится. По всей стране такое происходит. Вот и у вас тут в деревне…
Она осеклась на полуслове.
- Конечно, родные прежде всего, - кивнула женщина. – Переночуете у меня, а завтра пойдёте дальше, раз надо.

Глава вторая. День четвёртый, «ужас». Утро.

2.1. Деревня Зубово, пригород Павловска. Десять утра.

Весь вчерашний день Кирилл и Вика просидели в доме. Телевизор ещё работал, и они узнавали практически все новости, которые передавали местные и федеральные каналы. Кроме того, им было чем заняться в те моменты, когда однообразное бормотание телевизора надоедало.
Несколько раз за день Кирилл выглядывал из окон второго этажа, внимательно осматривая улицу и ближайшие дворы. Ничего подозрительного ему заметить не удалось, хотя крики кое-где слышались. Но понять, кто и о чём кричит среди обычного шума деревни, было практически невозможно. Иногда принимались лаять или даже выть собаки, долго не затихая. Несмотря на все старания, Кириллу так и не увидеть ни одного мертвяка или собаки. К вечеру он почти свыкся с мыслью, что вчерашняя женщина и пёс были единичным случаем заражения в деревне. К тому же, пса они с соседом прикончили, а женщина куда-то убрела и больше в поле зрения не появлялась.
Работы по дому тоже хватало. Везде была пыль, требовалось большая уборка. Кирилл, который не переносил грязи, активно помогал Вике. Оценив количество дров в доме, он сходил в дровяник и принёс несколько охапок свежих берёзовых поленьев. Ему надоело постоянно обходить машину, которую он поставил поперёк двора. В конце концов, он загнал машину за дом, с непривычки несколько раз чуть не задев об углы дома, и поставил её так, чтобы автомобиль не было видно с улицы. Кроме того, он разобрал все привезённые вещи и провёл ревизию запасов. По его подсчётам выходило, что привезённой еды им хватит на несколько месяцев. Проблема состояла в том, что их меню получилось бы несколько однообразным. Кирилл, привыкший к разнообразию, решил вчера прогуляться по посёлку и выяснить, где находится магазин. Он заранее выяснил это у Гриши, к которому сбегал вчера вечером. Тот рассказал, что в селе два магазина в разных концах села и объяснил, как добраться до каждого из них.
Утром Кирилл оделся и взял со стола кошелёк. Пистолет лежал в одном из дальних ящиков большого шкафа, где найти его было не так-то просто. Решив ничего больше не брать, он взял хозяйственную сумку, сунул её в карман и начал обуваться.
- Ты далеко? – забеспокоилась Вика. – В город собрался? Там же полно мертвяков! Видел, что по телевизору показывают?
- До местных магазинов дойду, прикуплю кое-что нужного, - ответил он. – Тебе взять чего-нибудь?
- На улице опасно! – перепугалась Вика. – Ты же сам вчера запрещал наружу выходить! К тому же по телевизору сказали, что количество заболевших и умерших увеличивается. А если и у нас тут их тоже много стало?
- Тогда мы бы слышали выстрелы, - рассмеялся Кирилл. – Или на улицах бы крики и лай были слышны. Вспомни, как Гришин пёс выл в будке.
- Всё равно, будь осторожен, - попросила Вика, немного успокоившись. – Если что-то увидишь, не ввязывайся. Просто убегай, ты мне нужен живым.
Кирилл вышел из дома и несколько секунд стоял возле калитки, не решаясь выйти и внимательно осматриваясь по сторонам. Так и не обнаружив ничего опасного или подозрительного, он открыл калитку и вышел на улицу. В этой части посёлка народу было не так уж много, так как улица была тупиковая. Через несколько домов деревня кончалась, и дальше начинались поля.
Покосившись на соседского Барбоса, который спокойно вычёсывался возле своей будки, Кирилл зашагал по широкой, вытоптанной людьми и машинами дороге, шедшей между двумя заборами. Асфальт начинался только у перекрёстка, где грунтовая дорога пересекалась с главной улицей. Кирилл дошёл до перекрёстка и свернул вправо, значительно ускорив шаг. Вопреки его ожиданиям, на этой улице оказалось не слишком людно. Куда-то проехала разбитая легковушка с отсутствующей фарой, потом навстречу прошагали два мужика лет пятидесяти, что-то оживлённо обсуждающие вполголоса. Потом Кирилл обогнал какую-то женщину в лёгком пальто, накинутом поверх длинного яркого платья, которая не спеша шла по улице.
Чтобы пройти на нужную улицу, где располагался первый магазин, нужно было свернуть на следующем перекрёстке в очередную боковую улочку. Кирилл запомнил этот перекрёсток благодаря описанию Гриши, который упомянул про старую водонапорную башню, стоявшую возле перекрёстка. Молодой человек решительно свернул влево и зашагал по длинной, слегка виляющей улочке. Справа и слева снова стали попадаться старые калитки и ворота, выкрашенные облупившейся от времени краской.
Очередная калитка, на которую Кирилл обратил внимание, была распахнута настежь. Это было тем более подозрительно, учитывая, что хозяева явно были дома. Из трубы дымохода небольшого кирпичного домика, который стоял в глубине участка, поднимался белый дымок. Сделав ещё полсотни шагов, Кирилл оказался возле раскрытой половинки небольших ворот.
При ближайшем рассмотрении оказалось, что эта половинка ворот была не просто открыта, а висела на одной нижней петле. Внутри участка слышалась какая-то возня. Кирилл поравнялся с воротами и остолбенел. На участке было людно. Пять или шесть человек в разномастной одежде стояли на коленях, склонившись над неподвижно лежащей старушкой. Рядом с людьми лежали сломанные вилы, а чуть поодаль на дорожке распластался лохматый пёс, привязанный к массивной деревянной будке.
Почуяв человека, пёс поднял голову и заскулил. Из его рта потекла струйка крови, и пёс тут же замолчал, снова уронив голову. Люди, склонившиеся над лежащим телом, не обратили на подошедшего к воротам человека никакого внимания. Лишь пёс снова едва слышно заскулил, уже не поднимая головы.
- Как же … - не договорил Кирилл, остановившись на месте.
Мертвяки даже не повернули к нему голову, продолжая свою кровавое пиршество. Вдруг тело старой женщины дёрнулось, и мертвяки сразу потеряли к ней интерес. Не делая попыток встать на ноги, они продолжали стоять на четвереньках и жевать куски мяса, которые успели откусить. Изуродованный и истекающий кровью пёс продолжал громко скулить, словно предупреждая человека об опасности. Ещё через несколько секунд двое ближайших к нему человек поднялись на ноги и направились к Кириллу.
Молодой человек отступил на пару шагов и повернулся туда, откуда пришёл. И чуть не заорал от ужаса. Прямо посреди дороги в десяти шагах от него стояли три собаки разных мастей. Окровавленные твари ухитрились подойти к нему на такое близкое расстояние практически бесшумно. Свободным оставался всего один путь, и Кирилл принял единственно верное решение.
Он повернулся и бросился бежать по улице в сторону, где находился интересовавший его несколько минут назад магазин. Бросив взгляд назад, он увидел, что псы бегут не слишком быстро. Уступая в скорости живым собакам, они бежали с той же скоростью, что и живой человек. Кирилл повернулся и побежал изо всех сил.
Через пару домов ему навстречу с боковой улочки вышли ещё два пса. Кириллу хватило одного взгляда, что бы понять, что эти два животных тоже мертвы. Обе собаки были вымазаны в крови и грязи так, что цвет шерсти лишь угадывался под застывшей коричнево-чёрной коркой. На шее у обеих висели какие-то обрывки верёвок или ошейников. Увидев человека, обе твари заметно ускорились и побежали навстречу человеку.
Справа от мужчины оказался не слишком высокий забор. Кирилл бросился к нему и кое-как перебрался на какой-то участок, зацепившись за торчащий гвоздь. Материя затрещала, но Кирилл дёрнулся и освободился от державшего его кусочка старого железа. Он отбежал от забора и вдруг увидел, что в достаточно большую дыру пролезают сразу две твари, разевающие окровавленные пасти. Ещё одна псина, не жалея шерсти, протискивалась через щель между калиткой и столбом, и ей это уже практически удалось. Она тоже щёлкала пастью, дёргая грязными боками и перебирая лапами, одна из которых была почти откушена и болталась, волочась по земле. Отпрянув от трёх порождений смерти, молодой человек бросился по дорожке, ведущей мимо дома.
- Эй, ты чего тут делаешь? – дверь дома неожиданно открылась, и в дверном проёме показался мужик лет сорока, небритый и лохматый, в растянутой майке, тренировочных штанах и старых галошах.
- Скройся! – крикнул ему Кирилл, пробегая по участку и стараясь придать своему голосу угрожающие нотки. – Собаки!
Мужик удивительно проворно захлопнул дверь, но едва не опоздал. Выскочившая откуда-то сбоку крупная дворняга бросилась на закрывающуюся дверь и стала царапать её когтями, норовя забраться внутрь или откусить филенку от массивного дверного полотна. Кириллу было некогда наблюдать за дворнягой, потому что ещё двое псов уже бежали участку, догоняя его. Он ускорился и бросился к дальнему забору, точной копии того, через который перелез несколько секунд назад. Где-то над его головой вдруг раздался дикий гнусавый вой, переходящий в какой-то стон. Кирилл шарахнулся в сторону, пригнувшись и бросился к забору. Отбежав несколько шагов, он испуганно оглянулся и заметил на крыше веранды, примыкающей к дому, большого полосатого кота. Испуганный котейка, выгнув спину и распушившись, выл и орал на мёртвых животных, находящихся на земле. Рассматривать его было некогда, потому что собаки были всё ближе.
Перемахнув через второй забор, мужчина оказался на улице и бросился бежать вперёд, сообразив, что она должна вывести к водонапорной башне. Умение ориентироваться и тут не подвело. Через минуту он выскочил на перекрёсток и снова оказался на асфальте той самой улицы, по которой шёл совсем недавно. Водонапорная башня оказалась впереди, и Кирилл прибавил ходу.
Сбоку раздался визг. Две девчонки-подростка, вышедшие из боковой улочки, с криками бросились бежать обратно. Кирилл оглянулся назад и понял, что один из псов, тот самый, который царапал входную дверь неизвестного мужика, не отстаёт от него. Дыхание начинало сбиваться, а пёс бежал размашисто, не проявляя признаков усталости. Он не сбавлял скорости, не свешивал набок свой длинный языки и даже не лаял, а упорно преследовал человека, следя за ним своими сине-чёрными глазами. Где-то далеко завыла чья-то собака, но мёртвая тварь даже не повела ухом.
Добежав до своей улицы, Кирилл бросился к дому. Оглянувшись возле калитки, он понял, что дворняга не потеряла его из виду. Влетев во двор, мужчина тут же запер на воротах все задвижки, которые смог найти, и бросился к дому. Протопав по ступенькам крыльца, он затарабанил по двери, совсем забыв про ключи.
- Кто там? Ты, Кирилл? – послышался голос девушки.
- Да, я это, - срывающимся голосом отозвался молодой человек.
Дверь открылась, и Кирилл почти вбежал внутрь, чуть не сбив с ног девушку.
- Что случилось, Кирилл? – спросила Вика, которая сразу всё поняла. – Кто за тобой гнался? Гляди, у тебя куртка порвана!
- Подожди, - Кирилл отодвинул девушку и прошёл в дом.
Сняв с себя испорченную вещь, он сразу же направился к окну. На улице выла собака, и Кирилл сразу же узнал вой, который уже слышал совсем недавно. Выл Барбос, почуявший смертельную опасность от злобного существа, источавшего непонятный запах. Молодой человек увидел возле забора Григория движущуюся тень и бросился к двери.
Дворняга, только что преследовавшая Кирилла, теперь кидалась на соседский забор, безуспешно пытаясь найти в нём хоть одну дыру. Царапая доски и пытаясь просунуть между ними пасть, измазанная кровью и грязью тварь старалась добраться до пса, забившегося в будку и исходящего воем.
- Опять, что ли? – в двери показался Григорий, уже держащий в руках ружьё.
- Ещё одна псина мёртвая! – закричал ему Кирилл, подбегая к калитке. – Прямо у твоего забора! Осторожно, она какая-то быстрая!
Мужик уже и сам увидел тварь в просвете между досок забора. Прицелившись сначала с крыльца, он вдруг передумал. Опустив оружие, он внимательно огляделся по сторонам и направился к забору. Мёртвый пёс, почуяв приближающуюся добычу, ещё активнее защёлкал пастью и заскрёб когтями по дереву. Барбос, скрывшийся в будке, завыл ещё громче. Григорий, однако, не пошёл прямо к псу, а неуклюже отбежал вбок и вскарабкался на какой-то ящик. Перегнувшись через высокий, почти в рост человека, забор, он увидел тварь, которая тоже заметила человека. Не давая дворняге приблизиться, Григорий наставил ружьё на собаку и выстрелил. Пса отбросило вдоль забора, закрутив и пригвоздив к земле. Брызнула кровь и какие-то ошмётки, взметнулась пыль, поднятая дробью.
Через несколько секунд упавший пёс вдруг засучил лапами и пополз к человеку, так и стоявшему на ящике и наблюдавшему через забор. Задняя часть тела была практически оторвана выстрелом и волочилась за псом. Григорий выстрелил ещё раз, и голова пса разлетелась на куски, измазав землю, прошлогоднюю траву и крашенный свежей краской забор.
- Вот погань! – выругался сосед и опустил ружьё.
Кирилл с отвращением смотрел на расправу, продолжая сжимать в руках пистолет, только сейчас сообразив, что не снял его с предохранителя. Григорий спустился с ящика и подошёл поближе к мёртвому псу. Барбос утих, продолжая негромко подвывать от пережитого ужаса.
- Это что за … ? – спросил сосед в своей обычной манере. – Откуда они берутся? Вторая уже!
- Я в магазин пошёл, - Кирилл говорил коротким фразами, стараясь не смотреть в ту сторону, где лежала изорванная дробью собака. – До водонапорной башни дошёл. Они на меня и выскочили. До самого дома гнали. Их там целая стая!
- Стая? – недоумённо посмотрел на него сосед. – А ты ничего не путаешь? И все такие же, как эта? – он кивнул на застреленную тварь.
- Не путаю, - помотал головой Кирилл. – Там ещё и люди были на одном из участков. Тоже мёртвые, совсем как та вчерашняя тётка, помнишь? Которую пёс искусал. Они там на бабку какую-то напали, искусали, а потом она на моих глазах вставать начала.
- Неужели и до нас докатилось? – перекрестился сосед. – По телику ведь говорят, что уже чуть ли не по всей планете эта жуть творится. А я надеялся, что нас обойдёт. Видать, зря надеялся. Что же делать-то теперь?
- Обороняться, - пожал плечами молодой человек, незаметно убирая пистолет за спину. – Видел же по телевизору, что в них военные стреляют? Может быть, скоро мобилизуются, всех перестреляют. А потом и лекарство сделают от этой болезни. Кстати, забери Барбоса в дом, а то я заметил, что он воет часто. Будет так голосить, приманит к нам мертвецов и собак со всей округи.
Невдалеке раздался выстрел, за ним ещё один. Потом грохнули ещё сразу два, но уже немного тише, больше похожие на пистолетные. Кирилл инстинктивно пригнулся. Григорий бросился к будке и принялся отвязывать пса, который высунул наружу нос, почуяв хозяина.

2.2. Сорок шестая школа. День тот же, сразу после завтрака.

- Да, засада! – вздохнул Пётр Игнатьевич, смотря из окна на улицу.
Вместе с Сашкой они стояли возле пункта наблюдения, расположенного на втором этаже в рекреации прямо напротив учительской. Выглядывая из окон, они поражались тому, что происходит на улице. Пересчитать мёртвых людей, бродящих или стоящих возле школьной ограды, уже никто не пытался. Это затруднялось ещё и тем, что мертвецы постоянно перемещались. В городе слышались выстрелы, крики и звуки проезжающих машин. Мертвецы реагировали на шум, то уходя куда-то, то снова приближаясь к высокой витой ограде, опоясывающей школьный двор. Из соседних дворов постоянно выходили всё новые зомби. Пару раз они вышли на балконы квартир и, перебравшись через перила, упали на землю. Созерцание толпы окровавленных и грязных людей вгоняло в тоску.
- Смотрите, живые! – встрепенулся Игорь, молодой мужчина лет тридцати с небольшим, сидевший на стуле и смотревший в окно. Он был одним из дежурящих на посту. – Вон там, справа от ворот!
Второй мужчина, тоже сидевший на стуле, перевёл взгляд вправо и даже поднял к плечу винтовку, принявшись разглядывать людей через оптический прицел. Сашка, стоявший в простенке между окнами, высунулся из окна, пытаясь увидеть людей.
- Нафига они прибежали? – возмутился он. – Тут же мертвяков полно! Лучше бы в квартире остались!
- Может быть, им негде остаться? – предположил Пётр. – Ситуации ведь всякие бывают.
- Им надо помочь! – засуетился Сашка. – Ворота открыть! Их же съедят!
Затаив дыхание, они наблюдали, как немолодая пара перебегала с места на место, пытаясь уворачиваться от окровавленных людей, тянущих к ним руки. Сразу было видно, что оба уже устали. Женщина была без вещей, а у мужчины на спине висел старый брезентовый рюкзак с кожаными лямками. Кольцо зомби вокруг них постепенно сжималось.
- Их надо запустить! – Сашка обернулся назад, как будто желая броситься вниз по лестнице, и замер.
Позади людей, наблюдающих за мечущейся парой, стоял директор Иван Владимирович. Он мрачно смотрел наружу, не пытаясь хоть что-то сделать.
- Не мечись! – посмотрел он на Сашку. – Никто не выйдет наружу и не откроет им ворота.
- Я выйду! – вскинулся Сашка.
Игорь поймал молодого водителя за рукав куртки и удержал на месте. Когда тот попытался убрать его руку, Игорь неожиданно схватил его ещё и за плечо и припечатал спиной к простенку. Пётр дёрнулся ему помочь, но директор остановил его.
- Что ты хочешь сделать? – жёстко спросил Игорь у Сашки, глядя ему прямо в глаза. – Запустить толпу мертвецов на территорию школы? А что потом будет, ты подумал? А если они в здание ворвутся? Здесь около тысячи человек. Хочешь, чтобы людей на части порвали? Женщин, детей, всех остальных?
- Но так же нельзя! – Сашка бессильно опустил руки, и Игорь отпустил его.
- Они сделали глупость, - произнёс мужчина с винтовкой, продолжая смотреть в окно. – Бежать вот так по городу до тех пор, пока не откажут уставшие ноги, не самая лучшая идея.
Сашка повернулся к окну и успел увидеть, как мужчину, пытавшегося оттащить упавшую женщину, схватили сразу несколько рук. Через несколько секунд оба исчезли под кучей тел. Иван Владимирович вздохнул и, отвернувшись, пошёл в учительскую. Мужчина с винтовкой, которого Игорь назвал Максом, опустил винтовку.
Пётр и Сашка пошли за Иваном в учительскую. Там было людно и шумно. Несколько человек рассматривали какие-то бумаги, что-то подсчитывая и обсуждая. Ещё двое мужчин, вооружённых обычным ружьями, просто сидели возле стены на стульях, прикрыв глаза. Директор прошёл во второй кабинет, дверь в который была распахнута. Там сидел ещё один мужчина, который при виде директора оживился.
- Я вот тут подумал, - начал Сашка, входя в кабинет сразу за Иваном.
Директор обернулся, но увидев обоих водителей, махнул рукой и опустился в большое кресло.
- Что подумал? – устало спросил он. – Только давай быстрее, дел невпроворот.
- Я ухожу! – выпалил молодой водитель. Пётр изумлённо посмотрел на него. – Ждать больше нельзя!
- Обиделся, что ли? – вздохнув, спросил директор. Потом пожал плечами. – Иди, никто тебя не держит. Перелезешь через ограду и беги куда глаза глядят. Дело хозяйское.
- Да вы не поняли, - махнул рукой молодой водитель и плюхнулся на один из стульев, стоявших рядком возле большого стола. Пётр присел рядом с ним. – Я один уйду, без своих. За помощью!
- За какой? – осведомился сидевший за столом мужчина. – Милицию хочешь поторопить, чтобы они к нам побыстрее прибежали? Так вон, в соседнем кабинете рация стоит, на их волну настроенная. Даже связались с парой человек. Вот только помощи они нам не обещают. У них у самих полные штаны огурцов. Иди и сам послушай, если скучно стало. Я тебе даже поговорить с ними разрешу.
- Я тоже так думаю, - вступился за своего друга Пётр. – Надо идти за помощью. Только не в милицию, а к воякам. Помнишь, видели их, когда на горе были?
- Помню, конечно! – закивал Сашка. – На Дозорной горе пост у них, и ещё на вокзале тоже были. Причём с техникой и даже с грузовиками.
- Думаете, вояки помогут? – скептически посмотрел на него мужчина. – Если они стоят где-то в городе, то по приказу своего командования. И никуда они с места не сдвинутся. Им приказ нарушать нельзя, - вздохнул он.
- А я всё же попытаюсь! – не унимался молодой водитель. – До вокзала я доберусь пешком, не проблема. Если не получится с ними договориться, буду упрашивать их командование. Попробую их убедить, ведь не бросят же они людей. А машину брать не хочу, вдруг застряну где-нибудь.
Пётр прекрасно понял своего друга. В их машине лежали несколько сумок с вещами и целая куча еды. Сашка не хотел рисковать сразу всем запасом, и «светить» вещи, выгружая их, особого желания тоже не было. Вчера, притащив из разграбленного супермаркета две тележки еды, они большую часть продуктов длительного хранения тоже утащили в машину.
- Ты хорошо дорогу помнишь? – спросил его Пётр Игнатьевич. – Надо по широким улицам бежать, там тебя пешего зажать будет сложнее. И, как мне кажется, эти твари к домам жмутся, как будто чуют людей. На середине проезжей части их должно быть поменьше.
- Вообще говоря, удерживать мы тебя не имеем права. Да и не собираемся, - пожал плечами Иван. – Попробуй, если есть такое желание. Поторопи вояк, а то они что-то совсем не чешутся. Если сможешь что-то сделать, то дай им вот этот листок. Тут наша дежурная частота для рации.
- Хорошо! – кивнул Сашка и поднялся со стула, спрятав листочек бумаги в один из карманов.
Вместе с Петром они вышли из кабинета, провожаемые скептическими взглядами двоих мужчин, оставшихся в кабинете. В коридоре молодой водитель повернулся к Петру Игнатьевичу.
- Я прямо сейчас пойду, - кивнул он в сторону лестницы. – Не хочу Полине ничего говорить. Она расплачется, отговаривать меня начнёт.
- А если не вернёшься? – сумрачно спросил Пётр. – Не боишься?
- Издеваешься, что ли? – проговорил Сашка, подходя к одному из окон. – Боюсь, конечно. Думаешь, мне не терпится стать одним из них? В любом случае, ключи от машины я оставляю тебе. Оружие у тебя, в машине есть запас еды и вещей. Если я не смогу сразу вернуться, или вам придётся куда-то спешно уезжать без меня, то постарайся оставить мне сообщение. На первом этаже оставь, на доске объявлений и в нашем классе повесь на видное место.
Оба посмотрели наружу. Вокруг школы всё так же бродили зомби. Их количество уже было сложно оценить. Они стояли возле забора, вглядываясь внутрь территории школы, осматривались по сторонам или дружно начинали перемещаться в ту сторону, откуда слышался особенно громкий звук.
- Вон с той стороны можно перелезть! – отметил Сашка. – Оттуда я через двор сразу на проспект выскочу. Арка в доме широкая, не зажмут. Да и зомби там поменьше, как мне кажется.
Вместе они спустились на первый этаж и предупредили дежурящих внизу людей, что один из них выйдет на улицу. Мужики запротестовали, ссылаясь на директора и кивая бродивших снаружи мертвецов, но Сашка успокоил их. Он пересказал им разговор с Иваном Владимировичем и уверил, что на территории школы не задержится.
- Никуда не сворачивай! – напутствовал его Пётр Игнатьевич, пока дежурные открывали дверь. – И не задерживайся нигде. Почаще отдыхай, не выкладывайся до последнего. Если надо перевести дыхание, то сперва убедись, что возле тебя никого нет. Не получится вернуться сюда – беги к себе домой. Может, в квартире получится отсидеться. Напрасно нигде не рискуй.
- Да знаю я! – улыбнулся молодой водитель. – Ещё соскучиться не успеешь, как я уже вернусь.
Он хлопнул Петра по плечу, подмигнул ему и исчез за дверью, которую дежурные тут же снова заперли. Водитель бросился к окну, выходящему на крыльцо. Он увидел Сашку, который бросился к намеченному заранее участку ограды, вертя головой во все стороны. Добежав до места, за которым не было видно стоящих фигур, он проворно полез по прутьям. Через несколько секунд Сашка уже был на улице и быстрым шагом, явно экономя силы, направился к арке, за которой располагался проспект Ленина.

2.3. Деревня Воронцовка. Утро четвёртого дня.

Когда Катя проснулась, Михаил и Мария были уже на ногах. Они вместе сидели за столом и завтракали, что-то обсуждая. Девушка не смогла разобрать их приглушённых голосов, но похоже было, что мужчина пытается в чём-то убедить гостеприимную хозяйку.
Катя оделась и вышла из спальни в большую комнату, посреди которой стоял огромный стол, накрытый вышитой скатертью. Оба человека, сидевшие за столом, обернулись к ней.
- Как спалось? – весело поинтересовался Михаил. – Набралась сил?
- Ага, замечательно, - зевнув, ответила девушка. – Лучше, чем дома.
- Тогда иди умывайся и садись завтракать! – скомандовала хозяйка. – А то остынет всё.
Девушка, достав из своей сумки зубную щётку и полотенце, направилась в сторону кухни. Неторопливо умывшись и тщательно почистив зубы, она взяла расчёску и пришла обратно в большую комнату.
- Садись, - кивнула ей Мария и взяла пульт дистанционного управления.
Пока Катя наливала себе свежий чай из каких-то душистых трав, женщина переключала каналы небольшого телевизора, стоявшего на тумбочке в углу комнаты. Поискав на привычных каналах, женщина запустила поиск сигнала на всех частотах, и удивлённо пожала плечами.
- Телевизор молчит! – она недоумённо перевела взгляд на Михаила, который невозмутимо пил чай. – Ни одного канала нет. Может, настройки сбились?
- Если бы! – ответил ей мужчина, ставя пустую кружку на стол и взяв горячий чайник. – Пока мы сидели на вокзале, то тоже смотрели телевизор. В зале висел под потолком. Так там тоже постоянно каналы пропадали. Под конец вообще всего два осталось, местный и какой-то московский развлекательный.
Налив себе ещё чаю, он развернул карту и разложил её прямо на столе. Катя подсела к нему поближе и тоже взглянула на большой лист бумаги.
- Вот так пойдём! – провёл мужчина пальцем по карте. – Видишь, вот тут просёлочная дорога. Ведёт практически в том направлении, куда нам нужно. Всё лучше, чем по полям топать. Если не будем телепаться, то вечером до следующей деревни уже дойдём, чтоб под открытым небом не ночевать. А может и раньше, если кто-то из местных проедет по дороге. Её ведь не просто так сделали. Раз есть дорога, то местные по ней катаются в соседнюю деревню. Будем надеяться, что нам повезёт, но рассчитывай, Катерина, всё же на свои силы.
Мария едва заметно хмыкнула и вышла из комнаты. Михаил проводил её задумчивым взглядом и повернулся к девушке.
- Давай заканчивать завтрак и будем выходить, - кивнул он на кружку, которую девушка держала в руке.
Он аккуратно сложил карту и принялся ворочать рюкзак, пока девушка допивала чай. Неожиданно снаружи донёсся едва слышный крик. Михаил секунду прислушивался, потом схватил карабин и бросился к двери. Не тратя время на обувь, он толкнул входную дверь и босиком выскочил наружу. Катя поставила чашку и, обувшись, тоже вышла из дома.
Мария стояла возле угла сарая и со страхом смотрела на какого-то человека в потрёпанном свитере возле забора, отделявшего её двор от соседнего. Вокруг неё валялись разбросанные дрова. Возле женщины стоял Михаил, осматривавшийся по сторонам. Через несколько секунд он повернулся к человеку и пошёл вперёд. Когда до забора оставалось всего пять шагов, он остановился и принялся осматривать незнакомца. Катя, стоя на крыльце, заметила какое-то движение возле забора. К воротам подошли несколько человек, очевидно, соседи. Заметив человека, тянущего к мужчине руки, они остановились возле ворот и принялись с любопытством наблюдать за происходящим. Один из них, молодой парень, решительно толкнул половинку ворот и вошёл на территорию. Где-то рядом завыл пёс. Ему вторил ещё один, немного дальше.
- Знаете его? – спросил Михаил у Марии, которая так и стояла возле угла дома.
- Да, это сосед, - кивнула та, понемногу приходя в себя.
- Да-да, Васька это, - подтвердил молодой мужчина, подойдя к забору. – Алкаш местный. Вот в этом доме живёт, - он кивнул на соседский домик, совсем небольшой, с облупившейся краской на наличниках и входной двери. -А чего он такой странный? Ни разу его таким не видел. И глаза точно такие же, как позавчера у тётки Светы были. Точь-в-точь!
- Заразился он и умер, - кивнул Михаил, вздохнув, и повернулся к женщине. – У вас есть возможность убедиться в моих словах, пока он тут.
- Нет, я вам верю! – замотала женщина, пятясь к входной двери и позабыв о дровах, валявшихся на дорожке. – А почему «пока»?
- Потому что сейчас я его пристрелю! – пожал плечами Михаил. - А то ещё, чего доброго, забор разломает.
Алкаш в свитере, таращась на Михаила, который стоял к нему ближе всех, навалился на забор и тянул к мужчине руки.
- Как? – молодой человек отступил на шаг назад. – Это же живой человек! Он болен! Надо дождаться, пока мужики вернутся, связать его и тоже в больницу отвезти.
- Невнимательно вы, молодой человек, телевизор смотрите! – вздохнул Михаил. – Это мертвец, а не сумасшедший. Ну или сам пристрели! Не зря же с двустволкой ходишь!
Он кивнул на ружьё, висевшее у парня на плече. Тот замотал головой.
- Не, это от собак! – отказался он. – Уже две собаки у нас за последние сутки бешенством заразились. Одну вчера утром застрелить пришлось, а вторую сегодня утром увидел.
- Собаки, говоришь? – насторожился Михаил.
Прицелившись в человека, тянущегося к нему через забор, он выстрелил. Алкаша откинуло назад, и он распластался на земле в нелепой позе. Люди за калиткой охнули, какая-то пожилая женщина запричитала. Михаил покосился на них, оставшись на месте. Молодой мужчина с ружьём замер на месте, уставившись на упавшего человека. Через две секунды лежащий на земле человек вдруг поднял голову, подобрал конечности и перевернулся на живот. Когда он встал на ноги, все отчётливо увидели на груди разорванный свитер и рану от выстрела.
- Что это? – попятился молодой человек. – Почему он не умер?
- Я же тебе говорю, он уже мёртв, – повернулся к нему Михаил. – И теперь он боли не чувствует. Будет ходить по деревне и людей кусать, заражая. Зомби он теперь, так это в фильмах называется, кажется. Как эта ваша тётка Света. Хочешь теперь такого убить - стреляй в голову. Давай-давай, не стесняйся! Или ещё разок в тело ему выстрели, убедишься, что он снова встанет.
Молодой сосед нерешительно потянулся за ружьём. Зомби снова подошёл к забору и потянулся к людям. Сосед в нерешительности замер. Неожиданно забор затрещал, и зомби, не удержавшись на ногах, упал вперёд. Затрещали ветки какого-то декоративного куста, растущего возле забора. Михаил снова навёл на него «Сайгу». Зомби барахтался на земле, пытаясь одновременно выпутаться из веток и оттолкнуть от себя остатки забора.
- Стреляй, или я это сделаю! – проговорил он, держа встающего мертвеца в прицеле. – В голову целься!
Сосед, решившись, навёл на человека в свитере ружьё и выстрелил. Алкаш, лишившийся головы, распластался на земле, погребя под собой остатки штакетника. Люди за забором снова загомонили. Послышался звук, как будто кого-то вырвало. Молодой человек опустил ружьё и отошёл в сторону. Через секунду его тоже стошнило.
Михаил, посмотрев на него, пошёл вперёд и наклонился над обезглавленным телом. Мария, не решившись подходить ближе, наблюдала за ним от угла дома. К мужчине подошла только Катя.
- Что вы ищете? – спросила она у Михаила, стараясь не смотреть на обезглавленное тело.
- Следы ищу, - ответил ей мужчина. – Чтобы он превратился, его должен был укусить такой же мертвяк. А значит, где-то в деревне должен быть ещё один такой же. А может, и не один…
Он задумчиво смотрел на лежащее тело. Молодой сосед подошёл к нему, снова повесив ружьё на плечо.
- Вон укус, - показал он на ногу мертвяка. – Совсем недавний, ещё даже следы не затянулись.
- Да, я вижу, - отмахнулся Михаил. – Но это собачий укус, а не человеческий. Может, он своей смертью умер?
Он внимательно осмотрел тело, но больше следов на теле не обнаружил. Недоумённо скривившись, он пошёл к соседскому домику. Мария, опомнившись, принялась собирать дрова, опасливо косясь на обезглавленного человека. Молодой человек с ружьём пошёл за ним. Вдвоём они прошли на участок соседа и замерли, уставившись на окровавленное животное, натянувшее крепкую цепь.
- А вот и тот, кто его укусил, похоже, - кивнул на собаку мужчина. – Похожа на тех бешеных, которых ты застрелил?
- Да, - кивнул парень, смотря на собаку. – И глаза такие же серые, один-в-один, и шерсть в крови, и так же зубами щёлкают. Тоже заразилась. Жалко Альму, хорошая собака была. Хорошо ещё, что цепь крепкая, а то гонялась бы сейчас за нами. А я с утра уже побегал, хватит!
Он решительно сдёрнул с плеча ружьё и пристрелил пса. Мария уже ушла в дом, собрав дрова. Остальные жители остались стоять за забором, оживлённо обсуждая случившееся. Михаил осмотрел пса и повернулся к молодому соседу.
- А этот, как его, Васька, - кивнул мужчина на лежащее посреди изломанного куста тело, - он один жил? Я всё думаю, от кого он заразился?
- Точно один! – отрубил парень. – Хотя захаживали к нему дружки, но в дом он никого не пускал. Они надирались обычно где-то в другом месте.
- Но на нём всего один укус, - удивлённо развёл руками Михаил. – От собаки. Это что же, инфекция от животных к людям передаётся?
- Да ладно?! – парень побледнел. – А если бы меня сегодня с утра та бешеная собака укусила? Так что же, она тоже мёртвая, а не просто больная? Получается, что и те две, утренние, такие же были? А я их даже не осмотрел толком. Вот ведь дурак! А ведь заметил же давеча, что одна из них шевелиться перестала только от второго заряда дроби, но как-то значения не придал. Думал, просто живучая или попал плохо.
- Не знаю, - пожал плечами мужчина. – Я не биолог. Но одно видно сразу. Собаки тоже заражаются.
- Так что же, тётка Света тоже такая же была? – парень окончательно сник.
- Да, скорее всего, - подтвердил Михаил. – Ничего, не скисай, мы ещё повоюем!
Он махнул парню, и вместе с ним прошёл через пролом в заборе обратно. Катя уже ушла в дом, чтобы помочь Марии, но люди всё так же толпились возле ворот, с опаской поглядывая на вооружённых людей.
- В общем, нам уходить пора, - повернулся мужчина к парню. – А что делать теперь с телом, не знаю. Милиции вы, скорее всего, не дождётесь, у них в городе дел невпроворот. Похороните человека и собаку тоже закопайте. Только смотрите, не поцарапайтесь об них, когда ворочать будете, а то мало ли что.
- Сделаем, - задумчиво кивнул сосед, смотря на тело, лежащее на разломанном заборе. – Сейчас мужиков покличу, унесём тело в дом. Полежит пару дней, а если и правда милиции не дождёмся, тогда похороним. Что ж такое на свете делается-то?
- Я Марии всё объяснил, - кивнул на дом мужчина. – У неё спросите, она вам всё расскажет. И по телевизору вам то же самое скажут, если включите. А нам идти надо, у нас дорога дальняя.

2.4. Заречье, дом охранника Серёги. День четвёртый. Утро.

- Так с какого же перепуга он встал-то? – задумчиво проговорил Сергей, сидевший в большой комнате за обеденным столом. – Ведь он от выстрела грабли склеил, а не от укусов.
- Может, и правда, что он уже таким пришёл? – предположила его жена Лана, сидевшая рядом. – Укусили его где-нибудь и заразили.
- Может быть и такое. Но есть тут одна вещь непонятная, - заметил Евген. – Мы позавчера, когда ехали к вам, видели машину расстрелянную.
- Ага, было такое! – подтвердила его дочь Дина. – Иномарка, в кювете лежала. Ты же сказал, что их из автоматов расстреляли?
- В том-то и дело, что из автоматов, - задумчиво подтвердил Евгений. – А это значит только одно. Кто-то взялся за оружие и убивает людей. Именно людей, а не мертвяков. По какой причине, сказать сложно. Может быть, ограбить хотели.
- Или что-нибудь личное, - добавил охранник. – Боюсь, что это мы уже вряд ли когда-нибудь узнаем. Но сомневаюсь, что те двое в расстрелянной машине были чьими-то личными врагами. Чтобы вот так подкараулить кого-то, надо знать, где именно и когда поедет именно этот человек. То есть, нападение нужно было заранее планировать. Что ж за вражда такая, чтоб так тщательно готовиться?
- Может, их всё же просто ограбить хотели? – робко предположила Лана. – Например, ехали мимо и увидели остановившуюся машину. Застрелили пассажиров, обворовали, а потом столкнули машину под откос.
- Может быть и такое, конечно, - кивнул Евгений. – Но главный вопрос всё же остаётся неясным. Почему наш застреленный тоже встал? Если в зомби есть какой-то вирус, которым они заражают при укусе, то откуда этот вирус появляется в живом человеке? Ну ладно, может быть, наш сегодняшний пришёл укушенным, допускаю. А те двое, застреленные, возле машины? Тоже были укушенными, причём оба сразу? Никогда не поверю!
- Маловероятно, - мотнул головой Сергей. – Умерли они именно от выстрелов, это стопроцентно. Уж смертельное-то пулевое я как-нибудь смогу отличить от выстрелов в уже умершего человека. Их убили люди с автоматами, а потом оба убитых как-то подхватили вирус.
- Есть у меня один вариант, - вдруг подала голос Светлана, которая работала медсестрой. – Они могли оба просто лежать на земле, а мимо брёл мёртвый. Подошёл, укусил оба трупа по очереди и заразил. Или даже просто прикоснулся к ним. Мы же не знаем, насколько опасно их касание. Может, у мертвеца всего руки в собственной крови были?
- На данный момент это самое логичное объяснение, - подтвердил Евгений. – Знаешь, что я думаю?
- Что? – насторожился охранник.
- Надо снова съездить к военным и пообщаться с ними, - ответил ему Женя. – Да и вокруг оглядеться не помешает. А то вдруг армия уже в городе порядок наводит, а мы тут не знаем ничего.
- Можно, конечно, через рацию пообщаться, - задумчиво проговорил охранник. – Но в принципе ты прав. Канал у них широкий, но самая станция всё-таки военная, и долго занимать радистов болтовнёй неохота. Да и не наболтаешься особо по рации.
Оставив девушкам «Тигр» и гладкоствольную «Сайгу», мужчины вышли во двор. Женщины пообещали сидеть дома, вдобавок Лана собиралась показать Светлане, жене Евгения, как обращаться с оружием. Взяв помповый «Хатсан» и проверив патроны в карманах, охранник уселся на пассажирское сиденье своей бежевой «семёрки». Евген забрался за руль и завёл мотор. Его «Газель» стояла в другом углу двора и выезду легковушки не мешала. Ещё вчера друзья перетащили большую часть груза из кузова грузовичка в дом.
- Давай прямо по Главной, - предложил охранник, когда машина выехала из двора. – Что творится тут, мы уже поняли, теперь надо в городе оглядеться.
Евгений молча кивнул и ускорился, внимательно вглядываясь вперёд. Обочины были не слишком широкими, поэтому вполне реальным был риск задавить кого-нибудь из односельчан, неосторожно вышедшего на край асфальтовой дороги. Встретив на улице всего несколько человек, приятели без происшествий добрались до края посёлка, граничащего с федеральной трассой. Миновав ограду крайнего домика, Евгений остановил машину на обочине и вышел наружу. Охранник последовал за ним.
- Ого, как их много! – удивился водитель. – Неужели это всё наши, городские? Из города решили уходить, что ли?
- Да, похоже на то, - кивнул Сергей. – Спасаются от заразы, скорее всего. Неужели люди телевизор не смотрят? Ведь эта зараза везде.
- Или я чего-то не вижу, - озадаченно проговорил Евгений, - или одно из двух. Где блокпост вчерашний? Куда военные делись?
- И правда! – искренне удивился Серёга. – Мы же вчера видели, как людей разворачивали назад. Неужели сообразили, что это бесполезно? Но ведь у них же приказ, вроде бы. Куда они исчезли?
Внимательно осмотрев шоссе до самого горизонта, они так и не смогли разглядеть ни одной военной машины. Только один раз по направлению к городу навстречу хаотичному потоку транспорта пронеслась, непрерывно сигналя, легковушка какого-то странного окраса, в которой охранник без труда опознал машину ВАИ – военной автоинспекции. Стоя на обочине, оба приятеля ещё минуту смотрели на поток машин, едущих по междугороднему шоссе со стороны города. Несмотря на ранний час, движение было достаточно плотным. Ехали не только легковушки. Среди них мелькали и микроавтобусы, и пассажирские «Пазики», и даже грузовые машины, в кузовах которых тоже были видны люди и вещи.
- Хоть кто-то выберется, - вздохнул охранник. – Я так думаю, что люди бегут именно от городской скученности. На открытой территории даже пешком можно убежать, а в городе так уже не получится. Ладно, поехали.
Доехав до перекрёстка, машина без труда повернула направо. В город не ехал никто, поэтому первая полоса была абсолютно пустой. А вот на второй полосе иногда попадались встречные машины, куда-то спешащие и не желающие ехать в общем потоке. Сквозь стёкла встречного транспорта было хорошо видно, что в каждой машине сидело сразу несколько человек. Багажники, а порой и задние сиденья были завалены сумками с вещами, рюкзаками, баулами и пакетами. Пару раз Евгений мельком заметил в руках у людей, сидящих внутри, оружие.
Скоро оживлённая трасса осталась позади, а «семёрка» свернула на боковую дорогу, ведущую в новый район города. Движение стало менее интенсивным, и друзья смогли без помех доехать до места, где лежала расстрелянная машина. Остановившись и перейдя через дорогу, друзья увидели иномарку, которая по-прежнему стояла на дне неглубокой придорожной канавы. Немного поискав глазами, мужчины так и не смогли обнаружить виденных ими недавно расстрелянных людей. Пожав плечами, оба сели в машину поехали в город.
Въехав в городской район Заречья, оба принялись внимательно осматриваться, но мертвецов на улице практически не заметили. Лишь в одном месте из дверей магазинчика на улицу шагнул, качаясь из стороны в сторону, измазанный кровью немолодой мужчина. Евгений задержал на нём взгляд и увидел, как мужчина решительно направился куда-то по улице. Людей на улице было достаточно много, то и дело проезжали машины. Складывалось ощущение, что город уже зачищен от зомби. Если бы не постоянно доносившиеся откуда-то выстрелы, то можно было подумать, что мертвецов в городе больше нет.
- Смотри! – удивлённо воскликнул Сергей, когда машина проезжала мимо большой площади.
Евген сбросил скорость и посмотрел в ту сторону, куда указывал друг. Машина выехала на улицу, идущую вдоль большого открытого пространства. Совсем недавно администрация города собиралась построить большую площадь для проведения праздников прямо на краю микрорайона, захватив ещё и огромный участок неиспользуемого ранее пустыря. Сейчас вся площадка, которую строители уже успели разровнять бульдозерами, была уставлена большими брезентовыми палатками. Между ними цветными пятнами виднелись маленькие туристические палатки. Здесь было много людей. Часть площади отделили для стоянки автомобилей, среди которых тёмными тушами выделялись несколько армейских грузовиков с закрытыми брезентом кузовами. Везде суетились люди, они что-то делали возле машин и в палаточном лагере. В одном месте были развёрнуты даже настоящие полевые кухни. На двух улицах, выходящих к площади, стояли бронетранспортёры, возле которых крутились несколько солдат. Ещё около десятка человек в камуфляже удалось разглядеть на небольшой территории, ограничивающей военные грузовики от остальной территории. На эту часть площади почти никого не запускали, и солдаты организовали что-то вроде небольшого пропускного пункта возле своих палаток.
- Неплохо обустроились! – присвистнул охранник. – Когда успели-то?
- Да, хорошо развернулись, – кивнул Евгений. – Похоже, вояки начали действовать. Вот только мне кажется, что немного поздновато. Интересно, это те самые, с блокпоста, или другие?
Машина поехала к выезду с площади, и вояки, сидевшие на броне, проводили её внимательными взглядами. Все обочины улицы, примыкающей к площади, были тоже заняты легковыми автомобилями. Тем не менее, места оставалось вполне достаточно для проезда в обе стороны. Впрочем, машин по улицам ездило совсем немного, поэтому бежевая «семёрка» достаточно быстро оказалась возле моста, ведущего на другой берег реки.
- Вот это да! – протянул Евгений, разглядывая изменившийся пост военных. – Что же тут творится-то?
- Скоро узнаем, - кивнул охранник. – Вон там вставай, к самому мосту не подъезжай. Что-то мне подсказывает, что не слишком мы им там нужны с нашей машиной.
Остановив машину возле дальней от моста палатки, они направились к палаткам, стоящим невдалеке. По сравнению со вчерашним днём, их количество увеличилось, рядом с палаткой радистов появилась ещё одна большая, в которой виднелись какие-то деревянные ящики. Машин тоже прибавилось. Возле моста стоял бронетранспортёр, защищённый бетонными блоками. Со стороны Заречья вдоль дороги расположились ещё один БТР и «бардак», уставившие стволы своих пулемётов куда-то в сторону нового городского района.
Ещё одно заграждение, очень напоминавшее собой укреплённую огневую точку, было сооружено прямо возле моста. В нём виднелись сразу несколько солдат, внимательно вглядывавшихся куда-то вдаль. Раздались несколько одиночных выстрелов, и один из людей, видневшихся на другом берегу реки, упал на землю.
Возле огневой точки, прикрывшись бетонными блоками и тушей БТР-а, стоял уже виденный ранее приятелями капитан, посматривая на мост и что-то говоря в маленькую портативную рацию. Увидев знакомые лица, капитан махнул рукой и продолжил что-то втолковывать своему невидимому собеседнику. Через полминуты он засунул рацию в нагрудный карман и, пропустив прошмыгнувшую по мосту малолитражку, подошёл к обоим водителям.
- Заречье! – удивился он. – Лёгок на помине. Ты чего тут делаешь? Полчаса назад вызывал тебя.
- Мимо проезжали, - развёл руками Сергей. – Рация теперь в доме у нас, поэтому мы и не слышали. А по поводу чего вызывали?
- Повод серьёзный, - нахмурился военный. – Давай-ка отойдём в сторонку.
Они отошли от дороги, по которой время от времени проносились выезжающие из города машины. Пройдя между двумя палатками, все трое оказались на небольшой территории. Здесь стояли какие-то ящики и полевая кухня. Все трое присели за большой грубый стол, сколоченный из досок, немного потеснив каких-то людей в гражданской одежде. На столе лежали какие-то бумаги, стояли несколько кружек с горячим чаем. Рядом закипал обычный электрический чайник, шнур от которого уходил к палатке радистов. Вокруг самого стола было людно. Мимо капитана в сторону моста пробежали двое военных, два мужчины сидели возле стола, отпивая из кружек горячий напиток. Ещё двое мужиков в гражданской одежде, к удивлению обоих мужчин, набивали патронам автоматные магазины и складывали их в ящик, стоящий рядом со столом. Прибежавший откуда-то боец, коротко стриженый парень лет двадцати в новеньком камуфляже, вывалил на стол целую груду пустых пластиковых магазинов и принялся набирать полные из коробки. Набрав полтора десятка, парень бережно понёс их в сторону моста, откуда время от времени доносились одиночные выстрелы и даже короткие очереди.
- Так и лезут! – кивнул капитан вслед бойцу. – Только и успеваем людей на огневой точке менять и патроны подносить. Отстреливаем мертвецов, не даём подходить к мосту, чтобы люди могли пройти и машины проехать.
- Так ведь мост закрыт? – удивился Евген. – Карантин же!
- Забудь, - отмахнулся капитан. – Эту глупость уже отменили. Не только тут, а везде.
- Быстро, однако! – Сергей улыбнулся, но лицо офицера осталось абсолютно серьёзным. – Вот почему на выезде из города нет вчерашнего блокпоста. А что так?
- Командование уцелевших частей и ведомств собрало совет, который принял решение. На свой страх и риск было решено отменить карантин и помогать людям. Хотели согласовать своё решение с кем-нибудь «сверху», но ничего не получилось. Как будто вымерли все. Удалось связаться только с несколькими военными штабами соседних округов.
- И что? – полюбопытствовал Евгений.
- А ничего, - хмуро глянул на него офицер.
Он резким движением схватил большую кружку с чаем, стоявшую возле одного из мужиков, и сделал несколько глотков. Мужчина в чёрной куртке, сноровисто снаряжавший новенькими патронами один из магазинов, покосился на военного и придвинул к себе другую.
- Везде такая же обстановка, как у нас, - поставив пустую кружку, проговорил капитан. – Связи с командованием ни у кого нет. Действуют по ситуации, стараются спасать людей. Вот только время, как мне кажется, уже упущено. Инфекция распространилась уже на всю планету. Заразившихся, по последним данным, уже миллионы. Вот такие дела, Заречье.
- Сергей, - немного запоздало представился ему охранник и кивнул на водителя. – Евгений, мой друг. Это точно?
- Данные достоверны, - прислушиваясь к болтовне рации, кивнул военный. – Большинство городов-миллионников уже просто уничтожены. Там теперь просто так по улицам не пройдёшь. Да и у нас тут почти то же самое. Поздно чухнулись, в общем! Ещё сутки назад всё можно было изменить.
Он поставил кружку на стол и задумался.
- А что по вчерашнему? – нарушил молчание Евгений.
- Вы про что? – удивился офицер. – А, про эту вашу гоп-компанию, что ли? Так с ними мы уже разобрались.
- Как это? – переспросил охранник.
- Очень просто! – хмуро посмотрел на него капитан. – «Пепсы» их сюда привезли, мы тут допросили этих гавриков. А потом они снова загрузили всех троих в «собачники» и увезли в отделение. В городе уцелел один участок, вот туда их и отправили. Но я бы, если честно, пулю в башку пустил каждому из них. Кстати, я видел четвёртого, «двухсотого». Кто его так, ты?
- Да, я, - кивнул Сергей. – Пришлось стрелять. Он пистолетом в меня тыкать начал.
- Знаю-знаю, - отмахнулся военный. – Своими глазами видел тот пистолет. Они всё рассказали, а наши доблестные очень тем табельным «Макаровым» заинтересовались. Не переживай, всё правильно. Или ты, или тебя. А я вам, собственно, чего сказать-то хотел. Ваши были только первым звоночком.
- В каком смысле? – насторожился охранник.
- В самом прямом, - вмешался вдруг в разговор мужик в чёрной куртке, снаряжавший патроны. – Мародёры объявились. И бандиты повылазили откуда-то.
- Ага, - кивнул офицер в ответ на изумлённый взгляд обоих друзей. – У нас ещё относительно тихо. А по стране уже чего только не случается. Машины останавливают, магазины грабят, квартиры вскрывают. Кое-где уже и на заправки нападают, хотят бензин под себя подмять. Та машина расстрелянная, похоже, дело таких же отморозков.
- Ничего себе! – Евгений перевёл взгляд на охранника. – Вот так дела!
- И что делать? – спросил Серёга у офицера. – Если их станет много, да ещё вооружённых, то ведь не отобьёмся. С нашими-то дробовиками…
- Собственно, к чему я и веду, - кивнул капитан. – Вот смотрите!
Он отошёл к соседнему ящику, подозвав одного из мужиков, сидевших возле стола. Немного покопавшись, оба подошли обратно к столу, начав выкладывать на него оружие и стопки магазинов. Мужик быстро ушёл куда-то, а капитан снова сел за стол.
- Совет выработал весьма сложное и спорное решение, - вздохнув, начал рассказывать он. – Оружия в стране гораздо больше, чем тех, кто способен его применить. Поэтому выдана рекомендация достать запасы из хранилищ и раздать людям. Не всем подряд, конечно, с оглядкой и проверками. Про вас мне уже «пепсы» рассказали, что лицензию имеете официальную и охранником работали. Если это оружие поможет спасти хоть несколько жизней, значит, всё не зря. Вот смотрите!
Он начал придвигать оружие к приятелям, перечисляя и поясняя каждую вещь.
- Три «семь-четыре» даю, с запасом, на всякий случай. Если есть друзья или проверенные люди, кто сможет в руках оружие держать, поделитесь. По четыре магазина к каждому стволу и по цинку «пятёрки». Всё с длительного хранения, от заводской смазки очистите сами.
- Есть «семёрка» для эс-вэ-дэ? – спросил Серёга и, увидев недоумевающий взгляд военного, пояснил. – У меня нарезное есть, там «семь на пятьдесят четыре».
- Есть такие, - кивнул офицер. – Правда, пулемётные. Для «коробочек» держим запас. Сейчас, организуем тебе цинк и таких. Это вам ещё повезло, ребята, - кивнул он на оружие, лежащее на столе. – Кое-где «пэ-пэ-ша» раздают и «трёхлинейки», а в некоторых местах вообще «тэ-тэ» таких годов выпуска, когда мы с вами ещё не родились. Хотя обещают, что всё рабочее, и боекомплектом не обижают. Вот с разгрузками помочь не могу, у нас нет. Соображайте сами как-нибудь.
- Спасибо, - кивнул Евгений. – С этим-то мы уж как-нибудь продержимся.
- Это ещё не всё, - добавил капитан. – У меня к вам будет одно поручение, достаточно важное.
К столу подошёл мужик, который вместе с военным только что шарился в оружейных ящиках, и поставил на стол увесистый цинк с надписью на «7.62» на боку.
- В вашей деревне у нас никого нет, - продолжал военный. – Поэтому вы там будете в качестве наблюдателей. Смотрите, наблюдайте, докладывайте. На рожон не лезьте, в атаке не оголтевайте. Если будет возможность, помогайте местным. Будет что-то, с чем не сможете справиться, семафорьте нам. Мы тут формируем мангруппу специально для таких случаев, так что помощь пришлём. Тут ещё пара контактов появилась на гражданских частотах, так что наши радисты будут вас слушать постоянно. Обязательно обозначайтесь сами хотя бы раз в сутки, расписаний составлять не будем, ни к чему это.
Поблагодарив военного, оба принялись перетаскивать выданное оружие и патроны в машину. Оставили на столе только две стопки магазинов, два автомата и один из патронных ящиков. Присев рядом с мужиками и вскрыв ящик, оба начали набивать пустые магазины, выданные офицером. Через несколько минут, придвинув пустые магазины Евгену, охранник принялся осматривать автоматы. Женя, позаимствовав у мужиков за столом изоленту, принялся сматывать попарно уже набитые патронами магазины.
- Как дела, мужики? – решил нарушить тишину Евгений.
- Понемногу, - пожал плечами мужик в странной куртке тёмно-зелёного цвета со множеством карманов. – Чай будете? Не хотите? Ну, наше дело предложить, как говорится.
- Справляемся пока! – добавил молодой парень в спортивном костюме яркой расцветки и поставил на стол сразу четыре кружки с кипятком. Закинув в одну из них сразу два чайных пакетика и несколько кубиков сахара, он продолжил. – Семьи закинули в безопасное место, сами теперь тут. На добровольных началах, так сказать.
- Нам помогли, теперь наша очередь пришла, - поддакнул мужчина в чёрной куртке, тоже придвинув к себе одну из кружек с кипятком. – Побудем тут с военными, пока суть да дело.
- А дальше? – полюбопытствовал Евген. – Есть где переждать? Да и вообще…
- Есть, конечно, - уклончиво ответил мужчина в зелёной куртке. – Сейчас из города военные выйдут, и мы тоже отправимся вслед за ними.
- Как уедут? – растерялся охранник. – А люди? В городе ведь тысячи людей!
- А вы что, ничего не знаете? – нахмурился молодой. – Пришёл приказ оставить город. Выживших в нём уже гораздо меньше, чем упырей. А военных очень мало, и они не смогут никому помочь. Поэтому принято решение отсечь часть города по реке, оставив под контролем только район Заречья, и помогать тем, кто сможет самостоятельно добраться до моста. На противоположном берегу никого не останется.
- Но ведь многие не смогут сюда добраться! – воскликнул охранник. – Основная масса людей ведь останется в старой части города. У большинства из них даже оружия нет!
- Думаешь, мы этого не понимаем? – проговорил мужчина в чёрной куртке, стукнув кружкой по столу. – И что делать? Идти пешком в город, рисковать жизнью, чтобы зачистить пару подъездов и умереть? Расстреляешь боекомплект, упыри тебя зажмут где-нибудь в переулке и сожрут. Люди с утра говорят, что на некоторых улицах их уже столько, что пройти нельзя.
- Палаточный городок, который на новой площади, как раз в рамках того решения командования организован? – поинтересовался Евген.
- Уже видели? – улыбнулся рослый темноволосый боец лет двадцати пяти,    в камуфляже и разгрузке, подошедший к столу. – Да, это временный эвакопункт. Ведь не все, кто смогли добраться до нас, бегут из города. У многих нет родственников в деревнях или других городах. А кое-кто вообще пешком, им идти некуда и не на чем.    Прибегают через мост, обращаются к нам за помощью. А мы что сделаем? Здесь, возле моста, всех размещать? Выбрали место для эвакопункта, обустроились, поставили палатки с койками и теперь переправляем всех гражданских туда. Мне даже «пазик» для этих целей выделили.
Он кивнул куда-то за палатки, где слышались голоса людей, и залпом опустошил большую кружку с минеральной водой. Потом поправил на плече короткий автомат и присел рядом. Где-то совсем рядом чей-то зычный голос уговаривал невидимых людей «не спешить и не суетиться при посадке в автобус». Судя по взволнованным выкрикам, верили обладателю голоса далеко не все.
Управившись за час с чисткой выданного оружия и засунув запасные магазины в карманы одежды, мужчины встали и принялись прощаться с военными. Выслушав пожелания счастливого пути, они повесили автоматы на плечо и пошли к машине. Евген думал, что охранник оставит оружие при себе, но Сергей положил автомат на заднее сиденье так, чтобы до него можно было быстро дотянуться. При себе охранник оставил неизменный дробовик.
- Он поворотистее, - пояснил охранник водителю, перехватив его взгляд. – Удобнее с ним, да и привычнее.
- Тебе виднее, - пожал плечами Евген. – Раз уж тут так безопасно, то появилась у меня мысль интересная. Собственно, я ещё вчера хотел предложить. Тут ведь совсем недалеко автотранспортное управление есть.
- В котором ты работал до овощебазы? – спросил охранник.
- Да, почти так, - кивнул водитель. – Предприятие то же самое, просто раньше располагалось в другом месте, а сейчас их сюда перевели, в новый район. Обеспечивать растущие потребности в транспорте, так сказать.
- И что нам там делать? – озадаченно переспросил охранник. – Хочешь себе автобус угнать, пока вокруг мрак и сумятица?
- Нет, - замотал головой Евгений. – Там у меня друзей много осталось работать, когда я купил «Газель» и ушёл. И многим из них я за эти дни так и не смог дозвониться. Чем чёрт не шутит, может кто-то из них сейчас там. Заскочим быстренько и сразу домой, а то и так подзадержались.
-    Думаешь, что сейчас кто-то из них, несмотря на происходящее, сидит на работе? Люди сейчас семьи защищают, а не рвутся трудовые подвиги совершать. Да и для кого стараться? Может, все тамошние директора и менеджеры уже по улицам ходят в непотребном виде? Кто увидит, кто оценит? Поехали, если там друзья, проверим хотя бы.
Через десять минут они уже стояли перед несколькими огромными воротами, закрывающими въезд на большую территорию. За высоким забором виднелись гаражи, больше похожие на ангары, которые занимало недавно созданное в строящемся районе города управление пассажирского транспорта. Обычно железные ворота, выкрашенные в тёмно-красный цвет, были распахнуты, и въезду посторонних препятствовали только шлагбаумы, управляющиеся дежурным диспетчером. Рядом с въездом скромно пристроилось небольшое одноэтажное строение, выполняющее функции сторожки и пропускного пункта для всех, кто хотел попасть на территорию. Автобусы ездили с раннего утра и до позднего вечера, кроме этого были предусмотрены ночные смены для работников ремонтного цеха, поэтому массивная дверь КПП в любое время суток обычно была распахнута настежь.
Кроме двери, в кирпичной стене сторожки располагались два окна, защищённых прочной решёткой. Впрочем, учитывая круглосуточный пост охраны, желающих поживиться чем-нибудь не находилось. К этим окнам и направились двое мужчин.
- Похоже, что ты был прав, - повернулся Евгений к охраннику после нескольких попыток достучаться до кого-нибудь внутри маленького здания.
- Я же тебе говорил, - развёл руками охранник. Его дробовик висел на груди, совершенно не мешая человеку. – Кто будет работать, когда вокруг такое творится?
Стоявшие возле своей машины мужчины не заметили чьё-то лицо, промелькнувшее за стеклом второго окна. Увлечённые разговором, они продолжали спорить о том, что им делать дальше.
- Я против! – покачал головой Серёга. – Как ты себе это представляешь? Колесить по всему городу и разыскивать твоих друзей? В городе, где происходит чёрт-те что? Жечь бензин непонятно зачем? А если они уже все уехали со своими семьями? Или мы их найдём заразившимися в собственной квартире. Я в спасательную команду не нанимался, мне и так есть о ком позаботиться.
Одно из пластиковых окон бесшумно приоткрылось. Несколько секунд в щели между половинками рамы никого не было, потом снова мелькнуло чьё-то лицо. Человек, вслушавшись в разговор, попытался рассмотреть людей, стоявших к нему спиной, потом исчез, и из глубины комнаты показался воронёный ствол охотничьего ружья.

2.5. Деревня «Зельцы». Полдень четвёртого дня.

- Доехали, наконец! – облегчённо выдохнула Влада, увидев впереди дорожный указатель с названием населённого пункта.
Она повернула руль, и «Ниссан» послушно свернул с междугородней трассы на асфальтированную дорогу, ведущую к деревне. Сидевший рядом с женой Олег внимательно вглядывался вперёд, пытаясь разглядеть что-нибудь подозрительное или необычное. С заднего сидения в боковое выглядывала Валерия, девушка, уехавшая из Павловска вместе с ними. Городская жительница, ни разу не бывавшая в деревне, Лера с интересом рассматривала приближающиеся дома с наличниками на окнах и дымящимися кирпичными трубами, разнообразные заборы, местами покосившиеся, с облупившейся краской, ворота с прибитыми к ним жестяными почтовыми ящиками
- Странно, - заметила Влада, проехав первые дома и снизив скорость почти до пешеходной.
- Что именно? – насторожился Олег, сжав цевьё дробовика. – Что-то с машиной?
- Нет, я не про это, - озадаченно помотала головой Влада. – Бензина ещё больше половины бака. Почему на улицах так пусто?
- А чего им по улицам шарахаться? – спросил Олег. – По домам все сидят, или в огородах чего-нибудь делают.
- Так не бывает! На улицам всегда кто-нибудь ходит. А сейчас даже живности не видно.
Она нажала кнопку, и боковое стекло возле её левого плеча с тихим гулом поползло вниз. Олег, последовав её примеру, тоже приоткрыл окно со своей стороны. В окна ворвался ветерок, моментально унесший с собой наружу все запахи города. Прислушавшись, все трое смогли различить несколько звуков. Где-то лаяла собака, невдалеке замычала корова. Мимо машины на огромной скорости пробежал крупный пёс со старым потёртым ошейником на шее. Все остальные звуки заглушало шуршание шин по асфальту.
- Смотри, вон магазин, давай заедем! – предложила Валерия, заметившая впереди одноэтажное здание.
Деревенский магазин с незатейливым названием «продукты», подобно тысячам таких же по всей стране, располагался возле дороги в самом центре деревни. Кирпичное здание, крашенное в тёмно-зелёный цвет много лет назад, потемнело от времени. Кое-где кирпичи откололись, обнажив ярко-рыжую сердцевину. Массивная железная дверь, сваренная местными умельцами и крашенная синей краской, была закрыта, несмотря на солнце, ярко светившее над головой. Решётки из частых толстых прутьев защищали две больших витрины, исключая любую мысль забраться вовнутрь. Но самым заметным «пятном» была, безусловно, разноцветная надпись на большой железной вывеске, приколоченной над входной дверью и выполненной ещё советскими художниками, в которой множество разнообразных продуктов, от колбасы и фруктов до молочных изделий, гармонично заполняли всё пространство щита, не занятое словом «ПРОДУКТЫ».
Влада остановила машину и Олег выбрался наружу, оставив оружие возле сидения. Машинально отметив про себя, что возле дверей не толкутся вездесущие бабки, для которых «пятачок» перед магазином был местом ежедневных встреч, он пошёл к двери. Оглядевшись по сторонам, мужчина несколько раз дёрнул дверь, но так и не смог её открыть. Повернувшись к машине, он увидел вопрошающие глаза жены и любопытные – Валерии и развёл руками. Потом, вспомнив про боковую дверь, он повернулся и зашагал вдоль стены магазина влево.
Повернув за угол, Олег увидел два мусорных бака, стоявших возле пандуса для разгрузки товара. Толстую стальную перекладину, заблокировавшую двойную дверь снаружи, он разглядел ещё издали. Сделав несколько шагов, он вздрогнул. В ближайшем бачке что-то завозилось, зашуршало, и вдруг возле края бака показалась крыса. Увидев человека, грызун шустро спрыгнул вниз и побежал куда-то в сторону соседнего дома. Через секунду где-то поблизости раздался лай, и из-за здания магазина выскочил некрупный пёс серо-рыжей масти. Обычная деревенская дворняга с пыльной шерстью, висящими ушами и хвостом-«каралькой» бросилась за убегающим зверьком, скаля зубы. Крыса шмыгнула под    ближайший забор, а собака остановилась перед штакетником, продолжая лаять и пытаясь просунуть морду между досками забора. Изнутри двора послышался ответный лай и рычание.
- Тьфу на вас! – поморщился Олег и повернул назад.
Он вышел из-за магазина и пошёл к витринам. Вглядевшись в полумрак магазина, он попытался рассмотреть что-нибудь в глубине помещения. Так ничего и не разглядев, он вернулся к машине и забрался на переднее пассажирское место.
- Поехали, - махнул он рукой вперёд. – Нет там никого. Магазин закрыт, служебный вход тоже заперт, причём снаружи. Похоже, что сюда вся эта мерзость тоже докатилась.
- Думаешь, продавцы магазин закрыли? – спросила жена, аккуратно разворачивая машину на дороге.
- Скорее всего, - задумчиво кивнул мужчина. – Может, мертвецов боятся. А может и кого-нибудь похуже. Ещё не забыла, как те, в масках, ювелирный грабили?
- Я тоже видела, - откликнулась с заднего сидения Лера. – Они с оружием были и стреляли в людей.
- Не в людей, а в мертвецов, - поправил её Олег. – Они просто грабить мешали, начали подходить со всех сторон.
Он замолчал, решив не выдавать своих мыслей о том, что случилось бы, окажись рядом случайный прохожий, который мог опознать грабителей. Так в молчании, задумавшись каждый о своём, они доехали до нужного поворота. Ворота дома, в котором жили родители Влады, выходили не на асфальтовую дорогу, а на маленькую улочку, вилявшую между двумя рядами заборов. Здесь не было асфальта, но грунтовка была практически ровной благодаря местным мужикам, которые подправляли улочку, чтобы по ней смогли проехать их мотоциклы или легковушки. Пару раз Олег, приехавший в гости, даже помогал мужикам, несколько часов засыпая самые крупные ямы щебнем из кучи, привезённой кем-то из соседей.
«Ниссан», проехав почти всю улицу, уткнулся в большие деревянные ворота, обитые железом. Их построил отец Влады, Вячеслав Семёнович, решительный мужик, телосложением больше похожий на медведя, половину жизни проработавший на пилораме. В свободное время он не любил сидеть без дела, поэтому потихоньку выстроил на пустом участке хорошую баню, сарай и беседку, а также пристроил к дому огромную веранду. Вдобавок он любил побродить по окрестным лесам с ружьём, неизменно возвращаясь с добычей. Мать Влады,    Оксана Владимировна, высокая статная женщина, всю свою жизнь посвятила домашнему хозяйству и воспитанию дочери, но нисколько не боялась тяжёлой работы, часто помогая мужу во время строительства.
Сейчас ворота были не только закрыты, но ещё и заблокированы изнутри на особый замочек, который невозможно было достать с улицы. Олег, как-то раз попробовавший проделать это, вызвал только смех у хозяев, поэтому сейчас вылез из машины и принялся давить на кнопку звонка, висящего на боковом столбе ворот рядом с почтовым ящиком.
- Может, они в огород ушли? – предположила Влада.
Обе девушки вышли из машины и сейчас стояли возле ворот. Калитка была не слишком высокая, и через верх можно было видеть всех, кто подходит со стороны улицы. Олег, устав давить на звонок, принялся внимательно осматривать окна большого дома.    Через несколько секунд ему показалось, что в одном из окон кто-то мелькнул. Он изо всех сил замахал руками, пытаясь привлечь внимание. Человек, проходивший мимо окна, повернул лицо и Олег узнал Оксану Владимировну.
- Мы это, мы! – заговорил Олег, как будто бы люди, находившиеся в доме, могли услышать его голос, доносящийся с улицы.
Входная дверь дома открылась, и на крыльцо вышла высокая женщина в тёплом домашнем халате. Даже сквозь толстую ткань было хорошо видно её фигуру, которой могли позавидовать многие двадцатилетние девушки. Увидев стоявших на улице людей, женщина всплеснула руками и бросилась к ограде.
- Приехали! – радостно заговорила мать Влады, отпирая засовы на калитке. – Доча моя! Олег! Здравствуйте, дорогие мои!
- Здравствуйте, - поздоровались все трое, входя во двор, и тут же попали в сильные, но нежные объятия женщины.
- Никак зятёк приехал! Дочку привёз! – раздался с крыльца голос. – Да ещё и с гостями.
- Мама, папа, это Валерия, - представила Влада стеснительную соседку. – Так получилось, что мы вместе выбирались из города.
- Мы всегда рады гостям! – Оксана Владимировна обняла Леру, заставив её покраснеть ещё сильнее. – Заходите в дом, девушки!
- Мне надо кота из машины забрать, - Валерия извиняюще выскользнула из объятий женщины. – Кстати, как ваша собака к нему отнесётся?
- Убежал Верный, - вздохнул хозяин дома, спускаясь с крыльца. – Верёвка оборвана, и не прибегает уже третий день. Даже поесть не приходит. Давай-ка, зятёк, загоняй машину во двор. Кстати, ты чего так вырядился? Как на войну собрался.
Он подошёл к воротам и распахнул обе створки. Олег, кинув взгляд в обе стороны улицы, осторожно прошёл к машине. Через минуту, развернув автомобиль, мужчина задним ходом заехал во двор и вышел из машины, прихватив «Вепря» и сразу же повесив его на груди, чтобы освободить руки.
- Ты чего? - удивился Вячеслав Семёнович. – На охоту вроде не сезон идти.
- А вы уверены, что Верный сбежал? – ответил Олег вопросом на вопрос. – Вы его видели после этого хоть раз? Кстати, мертвяки уже есть в деревне?
- Успеете ещё наговориться, - вмешалась хозяйка. – Пойдёмте в дом. Давайте вещи!
Открыв все двери в машине, все пятеро быстро разобрали кучу сумок и пакетов. Лера забрала переноску с котом, который недовольно вертелся, чувствуя новые запахи. Часть вещей так и осталась в машине, но все рассудили, что забрать их – минутное дело. Спохватившись, Олег чуть не забыл про свой «тактический» рюкзак, в котором были все патроны, и закинул его на спину.
- Подожди, Васятка, - уговаривала девушка мечущегося кота. – Сейчас в дом зайдём, тогда выпущу. А то ещё убежишь куда-нибудь, как я тебя потом искать буду?
- Проходите, не стойте в дверях! – подгоняла их хозяйка. – Олег, ты чего?
Мужчина, дойдя до двери дома первым, инстинктивно повернулся спиной к стене дома, оглядывая территорию с высокого крыльца. Он не выпускал тяжёлые сумки из рук, но готов был при первых признаках опасности открыть огонь, схватившись за дробовик. Оксана Владимировна зашла первой, за ней зашли обе девушки, и просторные сени сразу же наполнились женскими голосами, шумом и суетой. Рядом с Олегом остановился хозяин дома.
- Не кипишуйся, - успокаивающе произнёс он. – Знаем мы всё. И про мертвяков, и про вирус. Пойдём в дом, чего стоять.
Они зашли в сени и, переобувшись в мягкие разношенные тапочки, прошли в дом. Планировка дома была стандартной, поэтому мужчины оказались в огромной комнате, служившей одновременно прихожей и кухней. Здесь уже суетились все три женщины, собирая на стол. Оставив сумки, пакеты и рюкзак возле большой стойки, служившей одновременно вешалкой и подставкой для обуви, мужчины прошли дальше. Вторая комната была одновременно гостиной и столовой. Посредине стоял большой стол, за которым могли без труда поместиться десять человек. Второй стол, гораздо меньше первого, притулившийся возле одного из окон, служил хозяину верстаком. Два больших самодельных шкафа занимали всю стену, поражая воображение обилием полок, полочек, ящиков, ячеек, створок, раздвижных и распашных дверок. Большой телевизор на стене и несколько мягких кресел возле небольшого журнального столика завершали обстановку. Олег снял дробовик и положил его на верстак, чтобы не терять из виду и быть готовым сразу же схватить его. Мужчины только-только успели присесть возле большого стола и начать разговор, как их тут же прервали.
- Быстро мойте руки и к столу! – скомандовала Оксана Владимировна, входя в комнату.
За ней в комнату вошли обе девушки, которые остались возле стола, расставляя посуду. Хозяйка ушла обратно на кухню, откуда уже доносились манящие запахи. Вячеслав пожал плечами, мол «что сделаешь, хозяйка» и повёл Олега на кухню. Быстро умывшись и приведя себя в порядок, они вернулись в комнату и увидели накрытый стол.
- Олег, ты так и будешь есть? – хозяйка неодобрительно посмотрела на разгрузку с набитыми подсумками, которую Олег так и не снял.
- Он, мама, так третий день ходит, - пожаловалась Влада. – Уже чуть ли не спит в ней.
- Ну и правильно, - одобрительно кивнул Вячеслав. – Если обстоятельства вынуждают, то нужно держать всё под рукой. Для того разгрузки и созданы.
Жена неодобрительно посмотрела на мужа, но возражать не стала. Все шумно расселись вокруг стола, и даже кот, осматривавший кухню, пришёл в зал и запрыгнул на спинку одного из кресел. Угощение было по-деревенски щедрым, городские страхи остались где-то далеко, поэтому все с аппетитом принялись за еду.
Через четверть часа, утолив первый город, девушки начали рассказывать о том, что произошло возле их дома, во дворе и на ближайших улицах. Перебивая друг друга и округляя глаза, они пересказали все ужасы последних дней, включая    городской пожар и сожжённое охотничье хозяйство. Когда Влада рассказывала, как они выбирались из квартиры и проходили через двор, то приукрасила всё настолько, что её повествование больше походило на пересказ боевика. Валерия, привыкнув к новым людям, тоже поделилась своей историей того, как она смогла выбраться на улицу. Ей, как оказалось, крупно повезло. Кто-то из тех, кто выбежал из подъезда раньше неё, забыл закрыть подъездную дверь. Доводчик был сломан, и несколько мертвяков, бродившие по площадке первого этажа, ушли на улицу. Лежавший на её коленях кот слушал всех очень внимательно, иногда приоткрывая зелёные глаза и водя ушами во все стороны.
- Знаешь, Слава, - Олег называл тестя именно так, - может быть, для вас будет новостью, но я видел с балкона собак. Уже после того, как всё началось.
- Ну и что? – тесть не сразу понял, к чему клонит Олег.
- Собаки тоже были заражёнными, - мрачно проговорил мужчина, - и вели себя так же, как мертвяки. Агрессию проявляли, на людей бросались, старались искусать.
- Ты уверен? – переспросила хозяйка дома. – Может быть, они просто голодными были? Как ты понял, что они мёртвые? Они выглядели как-то иначе?
- Да, кстати, - заметил Вячеслав, - расскажите хоть, как они выглядят. А то у нас уже два дня как телевизор не показывает. И Интернет тоже не отвечает. Сидим как в пещере.
- Они… - Олег запнулся, подбирая слова, - в общем, они почти всегда окровавленные. Или одеты неподобающим образом. Одежда может быть испачкана в грязи или в крови. Это самое первое, что в глаза бросается.
- У многих тело повреждено или конечности, - продолжила Лера. – Может быть рука или нога сломана, а они хромают и боли не замечают. Ещё могут быть видны укусы на лице, руках. Иногда в этих местах даже кусков мяса не хватает.
- Фу, какой ужас! – с отвращением пробормотала Оксана.
- Хромают, кстати, практически все из них, - заметила её дочь. – Походка у них какая-то дёрганая.
- А самое главное, это их глаза, - подытожил Олег. – Увидишь такие, никогда не забудешь. Белки тёмно-серые, а сами глаза как будто стеклянные. Застывшие, но глядят так, как будто в душу заглядывают. Неприятное ощущение, мягко говоря.
- Папа, а куда Верный сбежал? – вспомнила Влада про пса, которого очень любила. – Он же уже не щенок. Неужели решил молодость вспомнить?
- Не знаю я, дочка. Не знаю, - развёл руками отец. – Я так думаю, что он эту заразу почуял. Решил, что это опасность, вот и сорвался.
- А чего же он вас-то не стал защищать, раз опасность почуял? – недоумённо спросила Валерия.
- Верный бы никогда так не сделал, - задумчиво поддержала её Влада. – Он бы костьми лёг, но никого и ничего не пустил в дом.
- Может ты и права, - пожала плечами её мать, - но ведь он не один это почуял. У Семёныча тоже пёс сбежал. Умудрился ночью разорвать ошейник. И у Парфёновых собака убежала, правда, они её и не привязывали.
- Чего её привязывать, куда это несчастное существо убежит? – рассмеялся Олег, вспомнив пугливую белую болонку, которую соседи изредка привозили с собой. – Она же городская. Ей из ограды-то выйти по своим делам собачьим – целый подвиг.
- Это только у ближайших соседей, - продолжил отец Влады, - на соседней улице то же самое. Дальше я не ходил, узнать не получилось. Да вот как раз и сходим вместе, мне надо Кузьмича повидать.
После обеда мужчины решили «не откладывать дела в долгий ящик» и вышли из дома, заставив женщин запереть за собой входную дверь. Олег не расставался с дробовиком, а отец Влады сунул в карман поношенной куртки большой молоток и пачку гвоздей. На немой вопрос Олега он только усмехнулся в густые усы и ничего не ответил.
- Вон смотри, ошейник как разорвал, - Вячеслав показал на тёмно-коричневый обрывок, висевший на гвозде, вбитом в стену дома. – Видать, сильно хотел убежать.
Олег присмотрелся к ошейнику и увидел, что одна из металлических клёпок, в которые обычно вставляют шпенёк - «язычок» пряжки, отсутствовала вместе с кусочком кожи. Сама металлическая пряжка была сильно выгнута. Подивившись силе животного, почуявшего опасность, Олег только поцокал языком. Он представил, что случилось бы с каким-нибудь случайным воришкой, вздумавшим пробраться на участок, если бы    собака сломала пряжку именно в тот момент.
- Пойдём, чего стоишь? – позвал его отец Влады. – Может, как раз и нагулялся, встретим его на соседней улице.
Они пошли по улице, осматриваясь по сторонам. Сытный обед давал о себе знать. Двигаться было неохота, хотелось присесть куда-нибудь в тень и посидеть несколько минут. Солнце светило уже совсем по-весеннему, от мокрой земли начал подниматься едва заметный парок. По улице проехал мотороллер, и сидевший на нём мужик махнул им рукой. Навстречу мужчинам прошли две женщины, потом пробежали трое подростков, куда-то спешащие. На    двух-трёх столбах заборов Олег увидел деревенских котов, умывающихся и важно оглядывающих улицу. Стоявшая за изгородью корова проводила мужчин своим задумчивым взглядом. Где-то послышался собачий лай, быстро стихший. Вячеслав прислушался, но тут же махнул рукой.
- Нет, не мой! – вздохнул он. Посвистев несколько секунд и громко позвав питомца по имени, он махнул рукой второй раз. – Пойдём, нам сюда!
Они свернули на боковую улицу и, немного ускорив шаг, направились к воротам, выкрашенным в ярко-синий цвет. Тесть решительно сунул руку поверх досок и открыл калитку изнутри. Распахнув её, он направился к небольшому одноэтажному дому с пристроенной верандой.
- Смотри, - кивнул он Олегу, показав на одно из окон. – Вон то, кухонное!
Олег заметил шевелящуюся занавеску на одном из окон и зашагал по узенькой дорожке, идущей вдоль стены. Поравнявшись с окном, он взглянул в него и тут же отшатнулся.    Сделав шаг назад, он зацепился пяткой за кирпич, которым были обложены края дорожек и чуть не упал. Неуклюже замахав руками, он сумел сохранить равновесие и отошёл от окна на пару шагов.
- Она что, тоже… - не договорил Олег, сжимая цевьё «Вепря».
Вячеслав кивнул, не отрывая взгляда от окна. К стеклу с обратной стороны прижалась, скалясь беззубым ртом, старушка в ярком цветастом платье. Если бы не серые безумные глаза, Олег ни за что не смог бы отличить эту старуху от обычного человека. Клеёнчатый фартук, повязанный спереди, платок, сползший на узкие худые плечи, и даже деревянная расчёска-гребешок в волосах – всё было настолько обыденно, что мужчина на секунду подумал, будто перед ним обычный старый человек, просящий помощи.
Перебирая по стеклу пальцами, старушка умудрилась зацепить ногтем край деревянной рамы. Мужчины увидели, что ноготь, застрявший в древесине, сломался и отскочил от пальца. Обычный человек закричал бы от дикой боли, но женщина не обратила на травму никакого внимания, продолжая водить пальцами по стёклам. Повреждённый палец оставлял заметный след на стекле, и, приглядевшись, Олег заметил, что ещё один палец на руке уже постигла та же участь.
- Отойди! – Вячеслав подошёл к окну и принялся закрывать ставни. – А лучше помоги остальные закрыть.
- Вы собираетесь её так оставить? – Олег подошёл ко второму окну и принялся закрывать тяжёлые ставни.
- Собираюсь, - кивнул тесть. – Она ведь тоже человек, и ей нужен упокой.
Они перешагнули невысокую оградку и пошли вокруг домика, закрывая ставни. Управившись за минуту, они вернулись к входной двери и зашли на веранду. Тесть прихватил откуда-то толстую доску и, приложив её к входной двери, стал нашаривать что-то в карманах.
- Она ведь уже мертва, - недоумённо проговорил Олег. – Зачем это?
- А ты предлагаешь мне зайти внутрь и добить её? – Вячеслав мельком взглянул на него, и Олегу показалось, что в уголке глаза тестя он увидел слезинку. – Я её знаю уже полвека, с её сыном непутёвым в одну школу ходили, за дочкой её ухаживал в юности. А сейчас они оба уехали, и Елена Владимировна одна осталась. Они, конечно, навещают её иногда. Но ведь слишком часто из города не наездишься, вот она и живёт одна. Ни скотины никакой не держит, ни собаки, ни свиней с курами. Силу ведь надо, чтоб за хозяйством присматривать. Только и было у ней, что огород и кошка.
Прибив поперёк входной двери крепкую доску, Вячеслав сунул молоток обратно в карман. Мужчины вышли на улицу, и тесть подхватил с земли невзрачную полосатую кошку, которая уже целую минуту сидела на входной дорожке и терпеливо ждала людей. Завидев мужчин, животное громко замяукало и бросилось к ним. Устроившись на плече у тестя, кошка уставилась зелёными глазами на дом, еле слышно подвывая.
- Прощайся с хозяйкой, - негромко сказал ей Вячеслав. – Теперь у тебя другой дом. Потерпи чуть-чуть, придём домой, будет тебе еда. Пойдём, Олег, надо с Кузьмичом поговорить.
Они вышли на улицу и притворили ярко-синюю калитку, снова заперев её изнутри. Кошка, вцепившаяся когтями в куртку, продолжала потихоньку мяукать, как будто прощаясь с хозяйкой, оставшейся в заколоченном доме.
Размещено: 14.09.2019, 20:41
  
Всего страниц: 1