Всего страниц: 1
Игнатенко Максим (Максимка): Хроники. Книга первая
Размещено: 14.09.2019, 20:19
  
Игнатенко Максим (Максимка)
Хроники. Книга первая
Аннотация: Страшный вирус, не дающий покоя умершим, распространяется по всей планете. Столкнувшись с неизвестной угрозой, люди ведут себя по-разному. Одни быстро погибают, не сумев справиться с бедой. Другие спасаются сами и спасают других. В центре повествования – истории нескольких человек, жителей обычного российского города. Студентка, водитель, охранник, менеджер, школьник – всех их объединяет желание жить. Они не знакомы друг с другом, но их роднит одно – обстоятельства, в которых они очутились по чьей-то злой воле. Сумеют ли они пережить надвигающуюся катастрофу, и какую цену им придётся заплатить за свои жизни и жизни близких им людей?

Глава первая. «Ещё не начало».
1.1. Павловск. Будний день.

Был обычный весенний день. Приближалось время школьных экзаменов, и подготовка к ним отнимала у старшеклассников много сил. В этот день Андрей, пятнадцатилетний парень, крепкий и голубоглазый, учившийся в девятом классе одной из средних школ Павловска, пришёл домой из школы. Бросив в угол ненавистный портфель, он сдёрнул с ног ботинки, в один из которых тут же вцепился зубами домашний любимец Рэм, и не спеша прошёл в комнату. Собака деловито потрусила за ним, так и не выпуская хозяйский ботинок из зубов, надеясь на порцию ласки или даже на прогулку. Но Андрей, казалось, даже не замечал его. Не снимая верхней одежды, он упал на потёртый диван и задумался о чём-то. Пёс подошёл, бросил ботинок возле дивана и ткнулся носом в плечо подростку.
- Что, Рэмка, опять весь день один дома сидишь? - спросил Андрей, слегка повернув голову.
Питомец радостно завилял хвостом и даже пару раз обрадованно тявкнул, но хозяин равнодушно отвернулся к стене. Рэм печально опустил уши и поплёлся в прихожую, оставив ботинок возле дивана. Прогулка отменялась. Похоже, что хозяину было над чем подумать вместо прогулки с псом, который предпочитал в такие моменты не «мешаться под ногами», как выражался отец Андрея.
У его хозяина и в самом деле появилось в последнее время несколько тем для раздумий. Накопилось всё подряд как снежный ком: и приближающийся государственный экзамен, и недавняя ссора с девушкой, и маячившие на горизонте каникулы, и трудный выбор, встающий перед каждым выпускником - «кем быть?», и даже этот несчастный портфель, с которым он ходил в лицей и над которым посмеивался практически весь класс. К сожалению, мать Андрея, женщина советской закалки и воспитания, настаивала на этом раритете. Из-за этого у них даже случилась пара серьёзных споров, почти перешедших в ссору.
- Мама, таких больше ни у кого нет! – Андрей, держа портфель за ручку, рассматривал его со всех сторон, как будто увидел его первый раз в жизни. – Никто с таким не ходит!
- С такими ходят все серьёзные люди, - увещевала его мать. – Документы носят. Да поставь ты его уже!
Сын поставил портфель в угол, задвинув ногой подальше. Пёс, лежавший тут же, покосился на хозяина и шумно вздохнул.
- Где ты видела, чтоб с такими ходили? – снова повернулся он к матери. - В старых фильмах? Лет тридцать назад?
- И в чём ты думаешь носить учебники, скажи мне, пожалуйста? - спросила мать. – Под мышкой? Да, помню, бабушка твоя рассказывала, что они так носили.
- Ой, не начинай, мам! – скривился подросток. – Война, дефицит. Помню я это всё. Но ведь сейчас-то такого уже нет!
- А что сейчас? – нахмурилась женщина. – Да, все прилавки забиты этим дешёвым хламом. Ты хочешь себе такую же сумку, с попугайской расцветкой?
- Совсем не обязательно выбирать именно из этого барахла. Можно взять и нормальной расцветки. И вообще, на портфеле свет клином не сошёлся.
- Ты о чём? – недоумённо переспросила его мать.
- Может, я хочу что-то другое? Барсетку или рюкзак, к примеру? Деньги у меня есть. Давно надо было пойти и купить. И ребята бы не смеялись.
- Андрюша, до конца учебного года осталось всего ничего! – увещевала его мать. – Потерпи всего два месяца. Вот закончатся экзамены, потом купишь себе всё, что захочешь. Как раз летом будет выбор большой, да и цены наверняка снизятся.
- А зачем он мне летом? – искренне удивился сын.
- Тебе ещё учиться целых два года, иначе не возьмут в институт. Ты же не собираешься идти работать? Сначала нужно получить образование!
- Чтобы получить хорошую работу, нужно получить хорошее образование, - кивнул Андрей. – Да-да, мам, я всё помню. И про преимущества высшего образования, и про перспективы.
- Вот именно! – женщина строго взглянула на сына. – Институт – это дорога в жизнь. И нечего улыбаться! Вспомнишь ещё мои слова.
Андрей и сам понимал в глубине души, что недавняя подработка на станции шиномонтажа по замене колёс, когда весной все автомобилисты их городка дружной толпой бросились переобувать своих железных коней - не более чем случайный сезонный заработок. Меньше всего на свете ему хотелось всю свою жизнь ковыряться ключом под капотом, вымазавшись в пыли и масле, или бегать с домкратом вокруг клиентских машин.
Маша, с которой у Андрея установились ровные и дружеские отношения, тоже не упускала возможности порассуждать на тему дальнейшей жизни, хотя им обоим предстояло учиться ещё два года. Девочка училась в параллельном классе, поэтому тоже, как и он, готовилась к экзаменам, мечтая о поступлении в институт. При встречах с Андрейкой, как она его ласково называла, Маша несколько раз начинала мечтать сначала о высшем образовании, потом плавно перескакивала на их совместную жизнь, а один раз добралась до свадьбы и даже до ребёнка. Андрей порой не мог понять, что держит возле него, физика и будущего технаря, эту девчонку с совершенно другим складом ума. Она училась в гуманитарном классе, где углублённо изучали русский язык и литературу, и, кажется, спала и видела себя «училкой в начальных классах», как шутливо называл её Андрей. Она не обижалась на него, а только слегка краснела, что делало её особенно хорошенькой. На самом деле она любила химию и биологию не меньше литературы и собиралась учиться на детского врача.
Всё это скопилось в целый ворох неприятностей, и Андрей понимал, что распутывать это всё ему предстоит очень скоро. Но чем ближе были экзамены, тем меньше хотелось во всём разбираться. Отдушиной в постоянном стрессе оставалась только приставка последней модели, которую подарили родственники, несмотря на увещевания родителей о приближающихся экзаменах. Поэтому всю зиму, да и половину весны всё свободное от учёбы время он просиживал перед телевизором, а родители в соседней комнате слышали доносящиеся выстрелы из колонок, перемежающиеся восклицаниями. Вот и сейчас, едва подумав о родителях, он вспомнил тот недавний разговор про приставку и встал с дивана. Пёс радостно тявкнул из прихожей, но Андрей не пошёл с ним на прогулку. Он снял ветровку, переоделся, включил телевизор и, взяв геймпад, уселся перед экраном в кресле, предвкушая пару часов увлекательной игры.

1.2. Железнодорожный вокзал. Павловск. День тот же, время другое.

К одному из перронов, стуча колёсами на стрелках, неторопливо подползала электричка, стуча колёсами. Из окна вагона, понемногу замедляющего ход, выглядывала светловолосая девушка невысокого роста, стройная и кареглазая. Ей, проведшей почти всю свою жизнь в деревне Зельцы, было интересно, как встретит её этот город. Катя училась в деревне, но последние два года ездила в небольшой городок Озёрск, где жила и училась в выпускном классе, готовясь к университету. Родители отдавали ей большую часть своего заработка, чтобы она могла продолжить обучение в городе, а не работать дояркой в местном совхозе. Сейчас, уже подъезжая к этому городу, она думала только о том, удастся ли ей остаться здесь, чтобы поступить на бюджет, устроиться в студенческом общежитии и грызть гранит науки. Конечно, для подачи документов было ещё рано, ведь даже выпускные экзамены ещё не сданы, но имелись курсы, слава богу - бесплатные, от школы, на которых ей обещали сносную подготовку к вступительным экзаменам.
Теперь, подъезжая к городу, она вспоминала напутственные слова родителей и учительницы. Что в городке, где она училась последние два года, университета нет, что ехать учиться дальше нужно в Павловск, в котором есть большой университет и даже полдюжины своих корпусов-общежитий. Трудностей пока впереди виделось немного, да и поездка была не слишком долгой. Всего-то нужно было узнать сроки подачи документов и начала вступительных экзаменов. При мысли об экзаменах Катя не волновалась. Её школьных знаний (как ей казалось) было вполне достаточно. Вот и теперь, глядя за окно на недавно отремонтированное здание вокзала, она думала лишь о том, чтобы ничего не перепутать и не забыть взять список документов для подачи.
Поезд, постукивая на стыках рельс, подъехал к платформе и, последний раз дёрнувшись, замер. Пассажиры один за другим спускались по ступенькам вагона и тут же растворялись в толпе, которая гомонила на базаре привокзальной площади. Катя тоже подхватила сумку, в которой лежало только немного вещей, деньги на обратную дорогу, блокнот и телефон, и стала аккуратно спускаться по ступенькам поезда. Выйдя на площадь, она вспомнила номер автобусного маршрута до университета и направилась к остановке. Ей повезло: спешащие домой пассажиры поезда уже практически разъехались на других маршрутах, и в нужном ей автобусе людей было немного. Войдя в салон, девушка осмотрелась и заняла место у окна, чтобы не пропустить нужную остановку. Ехать предстояло далеко, в другой район города, где располагался университет, поэтому можно было немного расслабиться и просто полюбоваться городом, который, несмотря на раннюю весну, уже начал одеваться в листву.
Через час автобус рыкнул двигателем и стал подниматься в гору. Катя поняла, что автобус въезжает в район, где ей нужно выходить. Через пару остановок автобус круто повернул, и Катя увидела пятиэтажное здание с множеством одинаковых окон и большим сквером перед ним. Весь вид этого сооружения как будто бы говорил о строгости, важности, образованности.
- Остановка «Университет», - пробурчал динамик под потолком автобуса, как бы подтверждая статус строгого здания.
Девушка вышла из автобуса и не спеша пошла через сквер к большим деревянным дверям, возле которых толпились группки молодёжи, что-то обсуждая, смеясь, споря или просто дымя сигаретами. «Курилки!» - наморщив носик, подумала девушка и стала проталкиваться через толпу старшекурсников.
Сразу за большими дверями был просторный светлый вестибюль и две лестницы, уходящие мраморными ступенями вверх. По бокам вестибюля располагались раздевалка, какие-то кафе, сразу несколько банкоматов. Между банкоматами и раздевалкой на стене висела большая доска объявлений, на которой девушка сразу заметила большие буквы «приём абитуриентов». Объявлений оказалось сразу несколько и все нужные. Перечень факультетов и специальностей, состав приёмной комиссии по каждому факультету, сроки подачи документов и даты вступительных экзаменов, что-то про общежитие для поступающих и старшекурсников, перечень необходимых для зачисления документов. Девушка внимательно изучила всё, что висело на доске объявлений, а потом дополнительно переписала самое важное в блокнот и аккуратно убрала его в сумочку.
- Зачисляться готовитесь? - услышала девушка чей-то голос над самым ухом.
Обернувшись, она рассмотрела обладателя голоса. Ничего особенного - обычный городской мажорик, как называла подобный типаж одна из её подружек. Выше Кати на целую голову, нескладный и сухощавый, но в костюме-тройке и даже галстуке. Правда, сидело это всё на нём, как говаривал её отец «как на вешалке для просушки». С первого взгляда становилось ясно, что тренажёрному залу или хотя бы просто активному отдыху этот студент предпочитает умственный труд.
- Уже подготовилась, и помощь не требуется, - ответила девушка, делая шаг в сторону, чтобы не стоять вплотную к этому парню.
Но тот не отставал.
- Так ведь помощь бывает разная, - намёком ответил он, и девушка почувствовала кожей его взгляд, скользнувший по её фигурке.
- Не требуется! - уже громче и резче повторила девушка и направилась к лестнице.
Ей оставалось зайти только в кабинет приёмной комиссии, расположенный на втором этаже, чтобы выяснить несколько мелких деталей. Почти бегом она пересекла вестибюль, следуя к одной из лестниц и чувствуя спиной всё тот же взгляд. Как только девушка скрылась за поворотом лестничного пролёта, улыбка на лице молодого человека тут же исчезла.
- Надо же, какие мы цыпы-недотроги! - пробурчал он и, круто развернувшись, направился к выходу.
Артур давно усвоил, что на каждое «да» будет парочка «нет», поэтому нисколько не расстроился. Он знал, что скоро таких девчонок, как эта малолетка, здесь будут целые толпы - каждый год абитуриенты. Впрочем, дефицита внимания со стороны женского пола Артур, или Арчи, как называли его девушки, не испытывал, как и с деньгами на карманные расходы, которые иногда подкидывал ему отец. Денег было не слишком много, но даже их Арчи предпочитал тратить не на учебники и методички, а на развлечения. Еженедельные развлечения никак не сказывалось на успеваемости и дисциплине, ведь живой ум молодого человека удачно совмещал в себе сообразительность и изворотливость.
Узнав все подробности подачи документов, даты вступительных экзаменов и зачисления, Катя вышла из кабинета приёмной комиссии и достала из сумки недорогой телефон. Там был записан номер телефона подруги, которую Катя знала с первого класса. Она переехала вместе с родителями в этот город из родной деревни пару лет назад и пригласила Катю погостить в Павловске до конца недели. «Осмотришься, погуляешь», - аргументировала Алёна. Поэтому вернуться в городок, где Катя жила последние два года, она собиралась только к понедельнику. Особенно удачным обстоятельством было то, что в озёрской школе, где она училась, что-то произошло (какая-то авария, Катя в этом не разбиралась абсолютно), из-за чего детей распустили до конца недели.

1.3. Деловой центр города. Офисный центр «Бизнес-Сити». День прежний.

Олег, обычный менеджер преуспевающей фирмы, сидел в офисе, тоскливо смотрел в окно и рассчитывал, хватит ли кофе в аппарате и печенья в ящике стола до конца рабочего дня. Была самая середина рабочей недели, и работу, накопившуюся за выходные, успели разгрести. Новой работы пока не предвиделось, и Олег переключил вкладку браузера на страничку оружейного интернет-магазина. Начиналась весна, и хотелось прикупить к своей «игрушке», стоящей дома в стальном сейфе, что-нибудь особенное. Подобно многим мужчинам его возраста, Олег к своим тридцати успел обзавестись женой, квартирой и удобной работой, приносящей пусть небольшой, но стабильный доход. Хватало и на ремонт, и на жену, и на себя оставалось. Как и многие представители офисного «планктона», Олег мнил себя брутальным мужиком и недостаток мужественного вида компенсировал покупкой оружия. Побегав по милициям-врачам, собрав необходимые справки и даже честно пройдя обучение, он сделал себе лицензию и купил сразу два ствола. Первый, травматический пистолет «ГрэндПауэр», он таскал в поясной кобуре под пиджаком - ему нравилось чувствовать себя вооружённым. Второй ствол был куда серьёзнее - модный в некоторых кругах полуавтоматический карабин «Вепрь» двенадцатого калибра.
Второму стволу Олег уделил гораздо больше времени, чем первому. Инструкторы в стрелковой школе и в магазине говорили ему, что в ситуации, когда ему действительно понадобится оружие, травматический пистолет будет поворотистее, лучше, да и просто ближе. Он и сам понимал в глубине души, что стоящий дома в сейфе карабин опаснее, чем не смертельный травматический пистолет в кобуре под рукой. И в случае «чего» претензии со стороны «доблестной» будут гораздо сильнее, чем от стрельбы резиновой или пластиковой пулей. Но всё же тянуло его к огнестрельному, он даже и сам не мог объяснить, почему - лежал ли «Вепрь» в руках удобнее, или просто огневая мощь дробовика внушала уважение.
Постепенно Олег втянулся в новое увлечение. Несколько раз дополнительно сходил на стрельбище, где его основательно погоняли местные инструктора, научился достаточно точно стрелять пулями и дробью. После этого он начал думать, чем бы ещё разнообразить своё новое хобби: полазил по форумам, посмотрел кучу видео, и в результате заказал целую кучу обвеса. В результате дробовик изменился практически до неузнаваемости - телескопический приклад, новое эргономичное цевьё, коллиматор и целая куча планок для дополнительного оборудования. Именно это оборудование Олег сейчас и рассматривал на сайте, прикидывая, как лучше располагать его на оружии. Дома лежали купленный недавно фонарик с выносной кнопкой и новый тактический трёхточечный ремень.
- А что, рабочий день уже закончен? - возле монитора неожиданно проявился начальник отдела Юрий Евгеньевич, обладающий даром моментально вычислять сотрудников, только делавших вид, что работают.
- Ещё два с половиной часа, - глянув на висящие часы, как ни в чём не бывало, ответил Олег.
- И чем же вы занимаетесь в данный момент? - осклабился начальник.
- Вчерашний договор дорабатываю и скоро уже отправлю, - спокойно ответил Олег, глядя в глаза Юрику, как любили называть его за глаза сотрудники.
Начальник отдела, который и так был немаленькой комплекции, тут же надулся ещё сильнее, став похожим на индюка.
- Как, ещё не отправили? Вы чем занимаетесь? Ещё вчера должны были отправить! Быстро доделывайте и на подпись к юристам! Не закончите до конца дня - придётся задержаться. Если договор не будет отправлен сегодня, то можете считать, что вы уволены! - произнеся пылкую речь, начальник развернулся и вразвалку пошёл прочь.
Олег не слишком расстроился. Подобные разговоры Юрий Евгеньевич очень любил, но никто не воспринимал его всерьёз, так как за кадры он не отвечал. Зато очень любил покомандовать своими подчинёнными, раздавая иногда совершенно ненужные, а порой и излишние указания. И если бы не его профессиональная хватка, то он уже давно «слетел» бы со своего места.
Переключив на всякий случай вкладку браузера, Олег встал и пошёл к автомату за кофе. Договор он исправил, утвердил у юристов и отправил заказчику ещё вчера, поэтому остаток дня обещал быть не слишком напряжённым.

1.4. Овощная база «Лутарино», окраина Павловска, утро. Тот же день.

- Евгений Витальевич! - услышал Женя запыхавшийся голос, едва открыл дверь своей старенькой обшарпанной «Газели», чтобы закинуть на приборную панель бумажку с адресами.
Евгений, коренастый темноволосый мужчина, тут же обернулся. К нему, размахивая на ходу коротенькими ручками, спешил заведующий отгрузкой Автандил Анзорович, а позади него семенили два грузчика с явно тяжёлыми картонными коробками. В руках у заведующего была зажата какая-то бумага, и сам он явно запыхался, потому что переваливался с боку на бок, что, учитывая его грузную комплекцию, выглядело достаточно комично.
- Ещё два срочных заказа! - выпалил заведующий, сунув бумажку Жене прямо в руки.
Грузчики, не дожидаясь окончания разговора, направились к кузову, где, судя по пыхтениям и негромким ругательствам, сноровисто загрузили обе коробки в кузов.
- Какие ещё заказы? Мне и так до ночи развозить! У меня целый лист заказов, и машина уже под завязку нагружена, - начал делано возмущаться Евгений.
Из-за тента высунулись две пропитых рожи, явно ожидая интересную и жаркую перепалку, но Автандил махнул им убираться прочь, и грузчики поплелись обратно в склад, разочарованные в своих ожиданиях. Поглядев им вслед, заведующий снова повернулся к шофёру.
- Всего две коробки, Евгений Витальевич, всего две! И адреса не слишком далеко, практически по маршруту ваших сегодняшних развозов, - просительно зачастил Автандил и одновременно с этим успел слегка коснуться нагрудного кармана на рубашке шофёра.
В кармане что-то слегка прошелестело, и шофёр только вздохнул, не уставая поражаться талантам Автандила. Тот мог из ничего сделать купюру любого достоинства, достать её практически из воздуха и так же ловко спрятать. Причём спрятать так, что можно было обыскать заведующего с ног до головы и не найти ровным счётом ничего.
Евгений развернулся и полез в машину, закинув вторую бумажку к первой. День предстоял долгий и муторный. Нужно было, как обычно, развезти по торговым точкам кучу овощей и фруктов. Кроме этого были ещё ларьки, столовые, кухни, рестораны, мелкие заказы частных лиц, которым товар доставляли на дом. Радовало одно - ему доставалась обычно «работа в один конец»: он только развозил товар, ничего не забирая обратно. Другим мужикам повезло меньше - они не только развозили утром товар по точкам, но и собирали его вечером обратно. Зачастую грузить приходилось самим, ведь на точках работали, как правило, тётки-продавщицы, с трудом приподнимавшие коробку с товаром или мешок с овощами. Вечером же нужно было вернуть весь нераспроданный товар обратно на базу. Обычно Евгений не слишком возражал, когда Автандил подкидывал ему срочные заказы, потому что считал, что с работой ему повезло. Он даже слышал как-то раз, как заведующий гордо назвал его за глаза «мой особый развозчик».
- Интересные адреса, - пробормотал водитель, роясь в захламлённом бардачке в поисках большой карты города и его окрестностей. – Вроде бы за городом где-то.
Наконец, карта отыскалась, и Евгений принялся водить пальцем по длинному списку, выискивая нужные названия. Искомые улицы оказались в дальней части города, где несколько элитных жилых комплексов практически вплотную примыкали к частному сектору. Впрочем, частные дома в тех краях тоже принадлежали состоятельным людям, которые могли себе позволить купить и объединить сразу несколько стандартных участков.
- Вот тут один, - постарался запомнить место Женя, - а вот тут второй. Молодчина Автандил. Недалеко друг от друга.
Он свернул карту так, чтобы нужный участок оказался сверху, и положил её на соседнее сиденье. Привычно поправил фотографию жены и детей возле приборной панели - красавица в свои сорок лет, старший - взрослый сын, и дочка - подросток.
- Опять всю душу вытрясут, - посетовал Евгений, глядя на фотографию. – Обычная охрана, а замашки такие, как будто президента охраняют! Дай им волю, и в трусы залезут.
Рядом с каждым адресом был нацарапан номер телефона. По всей видимости, для связи с заказчиками. С вероятностью в девяносто девять процентов это значило, что доставить надо будет с какими-то заморочками: или запутанный маршрут проезда, или разбитая дорога, где каждая кочка отзывалась скрипом в рессорах, или новомодный дом с несколькими периметрами охраны. Последнее Евгений ненавидел всей душой: каждому объясни, кто-что-куда-зачем, каждый свяжется с кем-то по рации, потом ожидание на разрешение проезда. Плюс пару раз залезут в коробки с заказами, перетряхнут и помнут овощи, обыщут машину. Как-то раз Евгений пошутил на эту тему с каким-то охранником, пытаясь того хоть немного развеселить. Но охранник, видимо, разучился понимать юмор. Он только хмуро глянул в ответ, скривил рот в подобии улыбки и пробурчал в ответ что-то вроде «потребуется - сделаем». После чего Евгению шутить расхотелось - очень уж правдоподобно прозвучало обещание.
Рассортировав заказы по очерёдности и срочности и составив примерный маршрут движения, Евгений завёл «Газель» и покатил к проходной овощебазы, где возле ворот уже обсуждали что-то с охранником те самые пропитые рожи. Видно было, что им очень весело, они хохотали и покатывались со смеху, докуривая свои дешёвые сигареты. Увидев «Газель», охранник изобразил движение в сторону дверей будки, потом вдруг передумал. Просунув руку прямо через створку открытого окошка, он нажал на кнопку, открывающую створку ворот. Шофёр, заметив знакомое лицо, притормозил возле компании и, опустив стекло, спросил у охранника:
- Как обычно сегодня, Серёжа?
- Разумеется, Евген. Как и собирались, - кивнул ему охранник.
Евген - так Евген. Женя уже привык к этому сокращению его имени и не спорил. Тем более что многие, не сговариваясь, называли его именно так. Он кивнул в ответ и, подняв стекло, тронул машину с места. Створки ворот плавно закрылись за ним. «Газель» выехала за ворота и, повернув налево, покатила в город. Начинался очередной рабочий день.

1.5. Павловск, спальный район. Две недели назад.

В одной из квартир многоэтажного дома лежал на кровати человек среднего телосложения, с приятным лицом и густыми чёрными волосами. Он спал, несмотря на рабочий день и светившее за окном яркое весеннее солнце. Спал крепко, как спят только люди беззаботные, да ещё и влившие в себя порцию спиртного. День уже давно перевалил за половину, когда человек проснулся. Он поднялся с дивана и сел, явно что-то вспоминая. Резкое движение вызвало в его голове небольшое головокружение. Стараясь не делать резких движений, человек встал и пошёл на кухню. Там в небольшом баре, встроенном в стену, ещё оставалась бутылка с остатками дорогого вина. Он открыл дверцу и достал красивую бутылку с изящно оформленной этикеткой. Едва взглянув на неё, человек явно передумал и убрал бутылку обратно, а вместо неё достал из холодильника другую, с пивом. Сковырнув пробку, он выпил залпом всё, что было внутри, и опустился на табурет. Понемногу в его голове начало проясняться. Он даже смог заставить себя умыться и почистить зубы. Вернувшись на кухню и снова присев за кухонный стол, человек задумался о том, сколько дел нужно успеть сделать за оставшуюся часть дня.
Впрочем, ему не нужно было идти на работу. Его не ждала нигде семья, и о нём не волновались близкие люди. Разумеется, дальние родственники где-то были, были даже номера их телефонов и адреса, но его существование заботило их очень мало. Так же, впрочем, как и существование родственников - его самого. Он с юности был предоставлен сам себе и делал только то, что хотел сам. У него было сразу несколько хобби, занимавшие большую часть свободного времени. Но настоящих друзей было очень мало, только несколько приятелей и случайных знакомств. Работать он не желал, да и разучился давным-давно. Окружающие и соседи называли его «дармоедом» и «алкашом». Он же предпочитал называть себя «рантье» и «свободным человеком». Всё, что у него было - это пара хороших квартир в центре города и однокомнатная квартира в спальном районе, доставшиеся от умерших родителей. За две квартиры в центре, сдаваемые внаём, агентство платило ему вполне достаточно для того, чтобы, слегка пораскинув мозгами, не тратить по девять-десять часов ежедневно на просиживание в офисе. Он и сам не ожидал, что у него получится так быстро сдать обе квартиры, выставив несоразмерно большую цену. Точнее, не сдать, а передать в долгосрочное пользование агентству, которое вольно было заламывать любую цену с тех, кому нужны квадратные метры. Единственным условием было - никакого криминала. В агентстве его не только уверили, что проверяют всех клиентов, но даже пообещали сделать кое-какой ремонт, естественно, с его согласия. Он подписал документы, заранее прочитав их, после чего забросил бумаги в тумбочку, и ему ежемесячно стали приходить на банковскую карту платежи. Его абсолютно не интересовало, где агенты будут искать клиентов в его квартиры. Но, по-видимому, клиенты были, потому что вот уже шестой год, как деньги продолжали приходить с завидной регулярностью. Сумма даже существенно подросла после того, как в позапрошлом году ему позвонил менеджер и попросил не разрывать договор. Очевидно, спрос на квадратные метры ещё вырос, и цена тоже подросла. В связи с этим фирмы начали переманивать друг у друга тех, кто (подобно ему) сдавал квартиры внаём, просто предлагая сумму на пару процентов больше. Меньше всего ему хотелось каких-то движений, поэтому он просто пригласил менеджера к себе, тот моментально примчался с уже готовыми договорами на новую сумму и даже привёз бутылку дорогого коньяка. Без всяких церемоний молодой мужчина в хорошем костюме прошёл на кухню, положил два экземпляра на кухонный стол и, дождавшись, когда они будут прочитаны и подписаны, вытащил из дипломата коньяк. Поставив бутылку на стол, менеджер тут же вскочил и умчался обратно, прихватив с собой один экземпляр, а человек убрал коньяк и через пару дней почти забыл о его визите.
С тех пор вот уже два года ничего не менялось. Деньги за аренду продолжали поступать, их хватало практически на все потребности, которые, впрочем, были не особенно большими. Девушки тоже периодически появлялись и пропадали с такой лёгкостью, что он даже не задумывался о том, чтобы связать с ними свою жизнь. Он не разрешал им готовить и вообще как-либо распоряжаться в своей квартире. Это касалось и постели, где его железным правилом были изделия, лежавшие в той же тумбочке, что и договор.
Вот и сейчас, только подумав об этих изделиях, человек сразу заметил, что в квартире всё не совсем так, как обычно. Нет, вроде бы ничего не пропало, но ощущался какой-то дискомфорт. Ему было знакомо это чувство, когда в его квартире появлялась очередная знакомая. Сразу начиналась протирка пыли, переставлялись и перекладывались с места на место вещи. Самые активные даже начинали сразу готовить, но он показывал полный холодильник еды, и энтузиазм девушек сразу угасал. Он научился превосходно готовить уже давно и делал это самозабвенно. Впрочем, он всё делал с таким настроем: ремонт в своей квартирке, уборку, стирку, следил за собой и своим внешним видом, не давая себе опуститься и вообще потеряться в этом мире. Регулярно занимался спортом (как, впрочем, и возлияниями), стригся и брился, покупал себе одежду и один раз даже полностью заменил всю мебель в квартире, просто выбросив всю старую на помойку. Он понимал прекрасно, что дав себе слабину, он никогда уже не вернётся обратно. Сопьётся, опустится, а потом может и вообще бесследно пропасть в один прекрасный день.
Встав с табурета, человек прошёл в комнату. Едва он вошёл в неё, как сразу вспомнил, что вчера произошло. Вспомнил также прогулку по вечернему городу на позапрошлой неделе и заплаканную девушку, высокую и стройную, с хорошей фигурой и модельной стрижкой, которую он заметил на скамейке парка. Девушка не только рассказала подошедшему к ней симпатичному парню свою историю, но и согласилась поехать к нему. Впрочем, её история была банальной – гуляли вдвоём с парнем по парку, как вдруг к нему подбежала какая-то девушка, обняла сзади и полезла его целовать. На вопрос Вики, кто это такая, парень ответа не дал, а замялся и стал что-то лихорадочно выдумывать. Девушка не стала ждать, когда он нафантазируется, а просто повернулась и ушла. Ей было обидно, что после полугода знакомства и его слов о вечной любви к нему вот так запросто кидается на шею какая-то девушка. Поэтому, когда к ней подошёл молодой мужчина и поинтересовался, чего она тут сидит, ведь скоро станет совсем темно - девушка просто рассказала ему всё, после чего, не раздумывая, поехала к нему домой. И даже на его слова о том, что «он не спит со случайными знакомыми» она только смешно наморщила носик и ничего ему не ответила.
С того знакомства прошло уже две недели. Она не только осталась у него на ночь, но и умудрилась за один вечер как-то вписаться в его жизнь. Всё происходило как бы само собой. Она убегала утром на работу, ходила по вечерам к себе, в квартиру, которую снимала с ещё одной девушкой, но неизменно возвращалась к нему. Их уже перестало смущать, что они спят вместе на одной (правда, очень большой) кровати и при этом ничем в ней не занимаются. Она что-то готовила, и у неё это неплохо (даже на его взгляд) получалось. Он отдал ей второй комплект ключей. А по вечерам он всё чаще ловил на себе её взгляд.
Вчера, вернувшись вечером из магазинов с полными сумками еды, он обнаружил, что Вика уже приготовила что-то особенное. В квартире пахло чем-то неуловимо знакомым, ароматным. Стол на кухне был уже сервирован, а Вика ждала его, сидя в комнате и смотря новости на своём планшете.
- Кирилл! Пришёл, наконец! - она вскочила с дивана, бросив планшет на стол. - Где ты ходишь? Я есть хочу.
- В магазине был. Холодильник почти пустой, надо же есть что-то, - ответил он, ставя пакеты на пол и снимая ботинки.
- Есть хочешь? Так уже всё готово, пойдём быстрее! - Вика чуть ли не за руку потащила его в кухню.
Он умудрился вывернуться, снять верхнюю одежду, и тут же пройти в ванную комнату.
- Руки помой! - запоздало крикнула Вика из кухни.
- А я, по-твоему, зачем туда пошёл? - ответил он, выходя из ванной.
Вика уже сидела за столом и ничего ему ответила на вопрос, а только снова наморщила носик. Он подошёл, сел напротив и заметил в глазах девушки какой-то загадочный блеск. Это его совсем не испугало. Кирилл давно знал, чего хочет девушка в таких случаях. Он принялся за еду, сделав вид, что ничего не замечает.
- Кирилл! - притворно возмутилась девушка.
- Что? Я есть хочу! - ответил он, прекрасно зная, что за этим последует.
Ему хотелось подыграть ей, но он уже знал, что лучший способ подыграть – дать девушке возможность проявить своё упрямство. Так получилось и на этот раз.
- Прекрати! Я тебе что-то сказать хочу!
Он опустил ложку и прекратил жевать, изобразив в глазах изумление и одновременно крайнюю заинтересованность. Ей это явно понравилось.
- Мы уже почти две недели с тобой знакомы, - начала она.
- И ты решила, что расстояние между нами в постели немного велико, - продолжил он.
Вика вспыхнула, и он понял, что угадал абсолютно точно.
- Ах ты! - она легонько ударила его кончиками пальцев по правой руке, явно пытаясь изобразить возмущение его прямолинейностью.
Кирилл не отстранился, поэтому она не стала продолжать, а снова положила свою ладонь поверх его руки.
- Как думаешь, у нас что-то получится? - она наклонилась к нему через стол.
Кирилл поймал себя на том, что почему-то смотрит не в вырез её халата, где явно обозначилась грудь, а прямо в глаза. В них он читал всё, как по раскрытой книге. И испуг, и надежда, и даже немного смешинки промелькнуло в голубых глазах, обладательница которых всё никак не отпускала его руку.
- Достань, пожалуйста, из холодильника вино, - ответил он ей, слегка улыбнувшись.
Она вскочила, но он успел увидеть радость в её глазах.
- Да, я завтра собралась к родителям съездить! - обернулась она от холодильника. - Мне нужно будет там задержаться. Я отпросилась на работе.
- Значит, отдохну как следует! Высплюсь и всё такое, - кивнул он Вике, снова принимаясь за еду.
В его баре уже третью неделю стояла бутылка дорогого вина с весьма специфическим вкусом. Именно та, от которой сегодня утром так кружилась голова. Кириллу нравился этот сорт вин, поэтому он дождался, пока Вика утром уедет к родителям, чтобы в полной тишине и одиночестве распробовать его вкус. Он вовсе не был жадным и не раз предлагал девушке попробовать дорогого вина, но она неизменно отказывалась, лишь один раз сделав глоток. После выдержанного вина девушка почти сразу развеселилась, и остаток вечера прошёл на позитивной ноте.

Глава вторая. «Предчувствие».
2.1. Павловск, центр города.

Был уже почти вечер. Солнце клонилось к горизонту, не видимому за громадами домов. Катя неспешно шла рядом с подругой и любовалась закатом. Алёна что-то тараторила, но Катя не слишком внимательно её слушала до тех пор, пока не уловила слово «клуб». Она попыталась сконцентрировать внимание и услышала конец фразы « ... замечательно и до самого утра».
- Ты что, Алёна, как до утра? Я только приехала, спать хочу, устала очень! - возмутилась Катя.
Подруга будто бы не слышала её, рассказывая о своём.
- А знаешь, какие там мальчики? Лучшие в городе. Нигде больше таких нет! Заплатят за тебя, пофлиртовать можно слегка, да и вообще, - мечтательно закатив глаза, продолжала Алёнка.
Катя слегка напряглась. Про похождения Алёны она уже кое-что слышала, правда рассказывалось это всё какими-то сказками из серии «а вы знаете, Алёна-то наша уже «это самое», поэтому Катя особо в них не верила и не вслушивалась в подобные бредни. Теперь же уставший мозг настойчиво, против её воли, вспоминал обстоятельства, из-за которых Алёне пришлось однажды переехать в другой район города. Ситуация тогда вышла очень неприятная, и старшее поколение, услышав кое-что, начинало цокать языком и осуждающе качать головой.
Конечно, Катя тоже не была монашкой. В их деревне тоже были дискотеки, да и в городке, где она училась последние два года, девушка тоже не была обделена вниманием мальчиков. Были и поцелуи возле подъезда, и прижимания в танце на дискотеке, и один всё даже зашло несколько дальше. Катя зажмурилась, вспоминая мальчика, что однажды после прогулки под луной пытался напроситься к ней, в квартиру, которую она снимала. Он был красив, мускулист, но что-то было в нём такое, что не притягивало, а скорее наоборот - отталкивало. Поэтому Катя вежливо, но немного холодно распрощалась с ним и вошла в подъезд дома.
Слушая подругу, Катя чувствовала, что если сегодня позволит подруге затащить себя куда-то, то это почти наверняка закончится не слишком хорошо. Но Алёну было сложно переубедить. В конце концов, после долгих споров Катя согласилась на кафе-бар в центре города, в каком-то офисном центре. Там, по уверениям подруги, было тихо и не слишком многолюдно.
Добравшись на автобусе через вечерние пробки в другую часть города, девушки наконец-то подошли к нужному зданию. Зайдя в бар, девушки расположились за одним из столиков, хотя Алёна изо всех сил тянула Катю к барной стойке. Здесь и впрямь было не слишком много народа: какая-то компания пожилых мужиков, две влюблённых парочки, несколько человек у стойки и стайка девчонок в какой-то офисной форме, явно празднующих что-то на мини-корпоративе. Освещение было не слишком ярким, негромко играла музыка. Охранник у входа, официантка в зале и бармен за стойкой дополняли картину этого вечера. Девушки заказали у подошедшей официантки сок и салаты, и официантка упорхнула в сторону барной стойки. В ожидании заказа подруги обратили внимание на небольшой телевизор, висевший за спиной бармена.
- Смотри! - Катя ткнула подругу локтем в бок и кивнула на экран. - Опять весеннее обострение у буйных. Почему они на свободе гуляют, а не в психушках сидят?
- Лучше бы какой-нибудь сериал включили, - фыркнула Алёна, - а то эта муть за сегодня уже надоела. Весь день одни и те же новости крутят!
- Так ведь всё равно звук не слышно, зачем тебе сериал? - удивилась Катя. - А так хоть интерес какой-то, новости всё же.
- Тоже мне новость, буйные шизофреники, - скривилась Алёна. - В этой Москве кого только нет! Ничего толком за весь день не объяснили, только какие-то ролики малопонятные крутят. Ещё и без звука!
Как бы услышав её слова, бармен, закончивший перемешивать какой-то коктейль, протянул руку и немного прибавил громкость. До девушек стали долетать обрывки фраз столичных репортёров. «...рвые сообщения появились ещё рано утром...», «...их количество раст...», «...ставлены дополнительные наряды...», «...лиции не справляются своими силами...», «...гиваются дополнительные...», «...вматологии и поликлиники переполнены пострад...», «...жать вас в курсе происходя...»
- Какой бред! Они что, серьёзно, или совсем с ума посходили всем городом? - Катя округлила глаза.
Алёна не успела ничего ответить. Дверь в бар раскрылась, как будто от сильного толчка, и в зал вошёл молодой мужчина. Двигаясь почему-то спиной, он как будто пытался защититься руками от сгущающейся на улице темноты. Охранник немного напрягся и двинулся в сторону парня.
- Молодой человек, всё в порядке? - спросил он.
Охранник настороженно смотрел на вошедшего, явно оценивая, стоит ли выпроводить его или всё же пропустить внутрь, и какую опасность он может представлять для заведения. Молодой человек нервно обернулся на голос и неуверенно шагнул внутрь бара. Дверь мягко закрылась за ним, он вздрогнул от звука.
- Да-да, всё хорошо! - срывающимся ответил посетитель охраннику и пошёл прямо к стойке.
Присев на один из свободных вращающихся стульев, он заказал у бармена кружку пива, брендового и достаточно дорогого. Официант поставил на картонный кружок большую кружку и придвинул к клиенту вазочку с фисташками. Из-за спины бармена появилась официантка с подносом, направившаяся к столику девушек.
Девушки поняли, что интересное кончилось, и снова обратили внимание на экран маленького телевизора. Через несколько секунд бармен, протерев стойку, снова повернулся к телевизору и переключил канал на что-то музыкальное. На экране задёргались полуобнажённые тела каких-то новомодных заокеанских исполнителей, на телах которых было больше татуировок, чем одежды. Подошедшая к их столику официантка поставила перед девушками их заказ.
- Ненавижу рэперов! - с чувством сказала Алёна, оторвавшись от соломинки, через которую пила гранатовый сок. - Даже песней это не назовёшь. Что-то декламируют с экрана, дёргаются, как паяцы, крутых из себя строят!
- Сейчас этот клип закончится и другой начнётся. Просто немного потерпи, - ответила Катя, отпив из бокала апельсиновый сок и придвигая к себе салат. - Давай лучше поедим немножко, и расскажешь, что тут в городе интересного есть и куда можно сходить.

2.2. Промзона Павловска. Овощебаза «Лутарино». День тот же, немного ранее.

В самом хорошем расположении духа Евгений подъехал к воротам и нажал на клаксон. «Газель» пронзительно бибикнула, и почти сразу створки ворот пришли в движение. Дождавшись их полного открытия, Евгений въехал на территорию овощебазы. В глаза сразу бросилось необычное оживление: по территории ходили, а иногда даже пробегали какие-то люди, несколько шофёров с развоза курили в специально отведённом месте, возле проходной стояла машина санэпидстанции и ещё одна, микроавтобус «скорая помощь».
- Чё тут у вас за движуха? - Евген, запарковавшись в сторонке, чтобы не мешать погрузке, подошёл к группке курильщиков и обратился к охраннику. - Случилось чего, Серёга?
- Да крысы опять разбегались, - пожал плечами тот.
- Это-то я вижу, невелика новость, - кивнул на машину эпидемиологов Евген. - Ну, протравите опять, яду накидаете по углам. Первый раз, что ли? Не первый и не последний. Где ж вы видели овощебазу без крыс? «Скорая»-то чего тут делает?
- Да одна из крыс напарника моего укусила, - вмешался в разговор один из «пропитых», - а ему чего-то вдруг поплохело, вот его врачи и увезли.
- Ненавижу этих грызунов, заразу разносят. А вторая «скорая» тогда чего тут стоит?
- Не знаю, - пожал плечами Серёга и рассмеялся, - караулят чего-то. Может, боятся, что Автандила укусят или кого-нибудь из «эпидемщиков».
Мимо проходной пробежал запыхавшийся заведующий, звеня ключами. По всей видимости, он отпирал двери во все помещения и обеспечивал допуск техникам для санитарной обработки.
- Что с нашими планами, без изменений? - спросил Евгений.
- Конечно, как же иначе, - кивнул охранник. - Только мне дождаться надо, пока эти крысоморы тут всё закончат. Потом ещё проверить за Анзорычем, чтоб все двери закрыл.
- Так ведь у тебя смена кончается уже. Неужели напарник не справится? Они же вдвоём на ночь заступают на ворота.
- В принципе, должны справиться, - почесал в затылке охранник. - Петька давно работает, порядки знает и с ключами разбирается лучше меня. Так что и впрямь, сейчас смену сдам, коновалов спровадим и айда.
Серёга направился в сторону двери проходной, крикнув врачам, прохлаждающимся возле своей машины: «Чего стоите-то, вызовов в городе нету, что ли?» Те что-то вполголоса ответили ему, и охранник исчез внутри домика. Появился он через пять минут уже переодевшимся и снова подошёл к курилке. Одновременно с его появлением врачи дружно, но как-то уж чересчур поспешно погрузились в свою машину, которая тут же поехала к воротам.
- Видишь, как удачно! Они сваливают, и я свободен! - подмигнул охранник Евгену.
Скорая подъехала к воротам и водитель зачем-то засигналил.
- Чего это он? - удивился Евген.
- Вызов, похоже, - пожал плечами охранник и оглянулся на опускающееся стекло со стороны водителя.
- Сглазил ты, уважаемый, - крикнул водитель Серёге, - открывайте быстрее! Вызов в город, на станции там чего-то стряслось.
- Допрохлаждались, - ухмыльнулся Женя, когда за машиной, вылетевшей с территории, начали закрываться створки ворот.
Выйдя с территории овощебазы, друзья отправились домой к Сергею. Ему исполнилось сегодня тридцать два, и по этому случаю друзья организовали небольшое празднество с посиделками. Планировалось, что придут несколько знакомых, семьи друзей и несколько школьных приятелей.

2.3. Центр города. Вечер того же дня.

Андрей поднялся со своего кресла и бросил джойстик от видеоигры. Пёс, услышав это, ворвался в комнату и пару раз негромко тявкнул.
- На улицу хочешь, бедняга? Пойдём, побегаешь. Да и сам немного пройдусь, - потрепал его по ушам хозяин.
Пёс в ответ радостно тявкнул, чувствуя вечернюю прогулку.
- Погоди, телефон возьму, - Андрей повернулся к столу и вместе с телефоном сгрёб в карман деньги и связку ключей.
Пёс в ожидании уже вертелся возле входной двери. Андрей надел ветровку, обулся, отомкнул замок на входной двери и толкнул её. Рэм выскочил на площадку и рванул вниз по ступенькам, по своей вечной собачьей привычке не признавая лифт. Его хозяин вздохнул и, захлопнув входную дверь, нажал на кнопку вызова лифта. Он не беспокоился за пса. Тот был достаточно воспитан, чтобы не бросаться и даже не гавкать на тех, кого встречал в подъезде, но перемещаться с пятого этажа на первый и обратно пёс всё же предпочитал на своих четырёх лапах. В ожидании лифта Андрей успел достать телефон и набрать номер Маши. Услышав знакомое «привет, Андрейка», он только хотел ей ответить, как вдруг снизу послышался собачий скулёж.
- Привет, Маша. Погоди минутку, - произнёс он и с беспокойством глянул вниз, на лестничный марш. - Рэмка! Чего ты скулишь? Иди сюда!
Он вошёл в подъехавший лифт и снова поднёс трубку к уху.
- Рэм чего-то дурью мается на лестнице, - сообщил он телефону.
В ответ из динамика послышалось хихиканье. Он только нажал на единицу на панели пульта, как в закрывающиеся двери лифта вдруг заскочил пёс. Он выглядел и вёл себя так, как будто увидел привидение. Забившись в дальний от двери угол лифта, он старался спрятаться за ноги хозяина.
- Я пошёл на собачью площадку. Приходи тоже туда, - сказал хозяин и обратил внимание на поведение пса.
Двери лифта закрылись, и кабина поехала вниз.
- Хорошо, скоро буду! - услышал Андрей обрадованный девчоночий голосок и, засунув телефон в карман, строго глянул на питомца. - Что с тобой сегодня?
Пёс перестал скулить, но продолжал жаться к ногам. Лифт остановился, зашуршал дверьми, и пёс вдруг рванул к подъездным дверям, чуть не сбив хозяина. Андрей только вышел из дверей лифта, когда пёс был уже возле подъездной двери. Он с разбега, как проделывал это уже тысячу раз, толкнул передними лапами старую деревянную подъездную дверь. От толчка дверь открылась и, выпустив пса, медленно стала закрываться под действием не менее старой, чем сама дверь, растянутой пружины.
- Приспичило ему, что ли? - ухмыльнулся его хозяин, быстро проходя по площадке первого этажа.
Краем глаза он заметил какое-то движение на площадке между первым и вторым этажом, где висели на стене почтовые ящики. Не сбавляя шага, он крикнул «здравствуйте» и тоже вышел из подъезда.
Следовало пристегнуть пса на поводок. Это было не обязательно, но Рэм любил, выбежав из подъезда, броситься в стаю голубей или весело гавкать, прыгая возле двери и дожидаясь хозяина. Подъездные бабки, сидя на лавочке, ахали по этому поводу, обзывая пса волкодавом и чуть ли не людоедом. Окинув взглядом двор, он заметил пса возле выхода на улицу. Точнее, в начале аллеи, которая вела к промзоне, расположенной на окраине города. По извечной привычке городских властей и из-за недостатка пространства площадку для выгула и дрессировки собак сделали на краю города, где начиналась промзона и какие-то гаражные кооперативы, склады, базы и прочее. Впрочем, до площадки было недалеко, и Андрей повернул к аллее, направившись прямиком к псу. Тот сидел возле одной из деревянных скамеек и глядел, не отрываясь, на подъездную дверь, как будто оттуда должен был выйти ещё один его хозяин.
Он не двигался, но выглядел обеспокоенным. Не двинулся он и тогда, когда Андрей, прицепив к его ошейнику карабин, слегка дёрнул за поводок. Только после второго, более сильного рывка пёс вскочил и побежал рядом, оглянувшись напоследок пару раз на подъезд. Когда же они вышли на аллею, ведущую к площадке, пёс успокоился окончательно и уже сам начал понемногу рваться вперёд. Андрей тоже немного прибавил шага, но не из-за пса, а из-за обладательницы голоса, который ему так нравилось слушать по телефону. Она жила чуть ближе к окраине и могла прийти к площадке раньше него, так как не имела привычки многих девушек собираться по полчаса на каждый выход.
Андрей ещё издали заметил невысокую стройную девушку с длинными русыми волосами. Она стояла в своём обычном шерстяном тренировочном костюме и с интересом наблюдала за собачниками и их питомцами всех мастей, бегающими и прыгающими по площадке. Маша уже не раз жаловалась ему, что родители не разрешают ей купить собаку, несмотря на все просьбы. Она любила животных, причём не только собак, и после школы собиралась жить отдельно и завести сразу несколько питомцев. Сейчас, ожидая Андрея, она внимательно смотрела на собак, с удовольствием бегающих и лающих, и ничего не замечала вокруг.
Рэм тоже любил играть с подругой своего хозяина, поэтому, почуяв девочку, тянул поводок именно к ней. Подбежав достаточно близко, он негромко тявкнул, ожидая ответной реакции.
- Рэмчик!!! - Маша обернулась, присела на корточки, и мокрый нос ткнулся прямо ей в лицо. - Вы быстро пришли.
Она обняла пса, потрепала по загривку, отчего тот завизжал от удовольствия, и встала.
- Это всё он. Нёсся как угорелый от самого дома!
Андрей легонько поцеловал Машу в щёчку и кивнул на пса, мечущегося возле ног. Его ожидания оправдались - хозяин щёлкнул карабином, и пёс помчался по своим собачьим делам. Вбежав на площадку для выгула, он принялся носиться по ней, радостным лаем здороваясь со своими соплеменниками.
- А ты, значит, не нёсся сюда? - в глазах девушки зажёгся озорной огонёк.
- Давай пройдёмся. Он сейчас пока все свои дела сделает и набегается, минут двадцать пройдёт. Устанем ждать, - Андрей сделал вид, что не заметил подначки.
Маша кивнула и слегка надула губки. Они неторопливо пошли вдоль площадки.
- Какие новости сегодня? - спросил Андрей.
Он сразу почувствовал, что девушка слегка обиделась на него, поэтому решил заговорить первым. Кроме того, он практически не смотрел телевизор, и весь ворох обычной гламурно-политическо-новостной шелухи пролетал мимо него.
- Всё как обычно. Мир по-прежнему сходит с ума, и ты вместе с ним, - девушка искоса глянула на Андрея.
- С миром-то понятно, а я почему? - возмутился паренёк.
- Ты к экзаменам готовишься? Решился, какой профиль сдавать будешь и что дальше делать? Учиться ещё два года или поступать сейчас? - девочка разом посерьёзнела, как обычно, когда речь заходила об учёбе и дальнейшей жизни.
- Конечно, определился. Уже половину выучил, скоро осилю и вторую половину, - Андрей постарался выглядеть серьёзным.
Он перевёл взгляд с неё на площадку и свистнул пса, чтобы тот не убегал слишком далеко.
- Ты неисправим!
Маша ткнула его кулачком в бок и, по всей видимости, обиделась ещё сильнее. Так, молча, они дошли до края площадки, где за дорогой начиналась промзона, и повернули вправо.
- Ладно, я схожу с ума и уже почти сошёл. А мир-то почему? - Андрей решил не продолжать тему учёбы и сменить тему.
- А у мира весеннее обострение. Сегодня с утра какой-то репортаж показали, шизофреники в столице нашей Родины разбушевались. Кидаются на людей, дерутся и даже кусаются. Кое-где даже нафантазировали, что милиция с ними справиться не может.
- С ними не милиция справляться должна, а врачи, - возразил ей паренёк. - Если эти буйные действительно на всю голову заболели.
- Ой, я в подобных вещах не разбираюсь! - Маша дёрнула плечами. - В общем, где-то даже какое-то положение ввели, чрезвычайное, кажется.
Они шли по тротуару возле проезжей части, разделяющей площадку для выгула и какую-то овощную базу, когда рядом вдруг завыл сигнал сирены «скорой помощи». Молодые люди оглянулись. «Скорая», мигая и сигналя на всю округу, вырулила из ворот какой-то базы и понеслась в сторону городской больницы.
- Овощей гнилых наелись на базе, - мрачно пошутил Андрей. – Теперь слягут всем составом или на горшок дружно побегут.
- Прекрати, Андрей, это не смешно! - Маша нахмурилась. - Случилось у них что-то, похоже. Может, несчастный случай произошёл. И вообще, пошли дальше, собаку найдём.
Андрей посмотрел на ворота овощебазы. После отъезда машины «скорой помощи» всё выглядело обычным. Из проходной по одному и целыми группками выходили люди, очевидно, работавшие там. Бомжеватого вида грузчики, пара охранников в униформе, водители. Они расходились в разные стороны, но большинство работяг направлялось на автобусную остановку, расположенную в пятидесяти метрах.
Молодые люди пошли дальше, потом развернулась и пошли обратно к площадке. Маша ещё что-то рассказывала, кажется, из гламурной жизни столичных звёзд, но Андрей плохо её слушал. Он искал глазами своего пса. В конце концов, он увидел на площадке, совсем недалеко, кучу собак, дружно облаивающих кого-то или что-то. Так бывало иногда, когда на площадку приходил кто-то новый со своей собакой. Новичка облаивали, потом обнюхивали и принимали к себе. Но сегодня собаки вели себя очень странно, постоянно рыча и иногда злобно лая. Они то напрыгивали на странного новичка, как будто нападая и пытаясь укусить, то отскакивали, как будто смертельно боялись того, кто находился сейчас в центре стаи. А то принимались кружить вокруг, как будто не решаясь подойти ближе. Пару раз вместо лая даже раздался собачий визг.
- Чего они там выкруживают? Подрались, что ли? Да вроде бы не похоже!
Андрей недоумённо пошёл в ту сторону, заметив мелькнувший в стае знакомый хвост своего любимца. Ухо даже несколько раз выделило знакомый лай, говорящий о том, что Рэм крайне взволнован и испуган одновременно. Парень шёл к стае не один. Ещё несколько человек подходили к своре собак, явно собираясь выяснить, что их так взволновало. Пара человек подошла уже вплотную к стае. Они стали разгонять собак, одновременно удерживая своих питомцев за ошейники. Псы разбегались, почему-то испуганно оглядываясь.
- Пойдём, чего всполошился-то? - спросил Андрей, подойдя к псу и доставая поводок.
Он снова пристегнул карабин к ошейнику и, не удержавшись от любопытства, всё же шагнул в центр.
- Фу-ты, тварь! - выкрикнул он с омерзением и отскочил назад.
В паре шагов от него сидела огромная крыса, ворочая оскаленной мордой с торчащими зубами.
- Что там, Андрейка? - крикнула Маша, стоящая неподалёку.
Крыса отреагировала на его выкрик и неуклюже пошла, переваливаясь и не обращая внимания на собак, прямо к его ногам. Но прошла она недалеко, потому что на возглас молодого человека отреагировал ещё и пожилой дядька, хозяин «кавказца». Он резко повернулся, увидел грызуна и, сделав пару больших шагов, опустил тяжёлый сапог прямо на голову ковыляющей крысе. Молодого человека передёрнуло.
- Вот мерзость! - пробормотал он.
Покрепче ухватив поводок, он отошёл от раздавленного зверька к краю площадки.
- Крыса там была, - сказал он девушке.
- Фу-у-у-у, гадость!! - Маша даже отпрянула, и потащила его за рукав. - Пойдём отсюда! Откуда она только взялась?
- А ты подумай сама, - Андрей на ходу, не отпуская от себя собаку, кивнул на забор овощебазы. - Там их полно! Вот оттуда и прибежала, похоже. Да ещё и куснуть кого-то успела, наверное, раз «скорая» приезжала.
- Ой, пошли дальше, надоело уже! - девушка даже пару раз мотнула головой. - Гадости какие-то! Я прогуляться хочу, а не обсуждать этих грызунов.
Они пошли дальше по улице, так и не заметив, что пара собак, оставшихся сзади, едва заметно прихрамывает, очевидно, от укуса странного грызуна. Молодым людям было хорошо вместе, им было о чём поговорить и что обсудить. Рядом с ними, свесив набок язык и помахивая хвостом, бежал довольный пёс.

2.4. Офисный центр «Бизнес-Сити». «Предчувствие». Конец рабочего дня.

Олег оторвался от монитора и посмотрел на часы, висевшие на стене офиса возле двери. Рабочий день заканчивался, но ещё оставалось достаточно времени, чтобы успеть закончить пару дел. В частности, надо было доработать и отправить в юридический отдел сложный договор одного очень капризного и требовательного заказчика. Но прежде, чем включить голову для мозгового штурма, требовалось хлебнуть свежего кофе. Олег встал, оглядел офис и двинулся в сторону кухни, прихватив свою кружку. В их кухне были кружки, но Олег предпочитал иметь свою, личную.
Чтобы попасть в кухню их фирмы, располагавшейся на втором этаже здания, нужно было пересечь холл со стойкой секретарей, лифтами и атриумом. Через застеклённую стену атриума открывался прекрасный вид на главный вход в здание и холл первого этажа. Олег любил ходить через атриум - в офисе были одни и те же лица, а в холле первого этажа постоянно шла какая-то своя жизнь, похожая на муравейник. Центр был большой, фирм в нём располагалось много - кто-то переезжал, грузили мебель, кому-то привозили бумагу для принтеров, пиццу, воду в бутылях, бегали курьеры с документами и посылками, ходили девушки из офисов, посетители. Там же стояли несколько банкоматов, мини-кофейня, большой стенд с названиями фирм и пара дверей, за которыми были туалеты для посетителей.
Вот и сейчас, выйдя в атриум, Олег заметил краем глаза какое-то необычное движение. Он притормозил и вгляделся внимательнее за стекло. Тренированный глаз тут же выделил яркие белые пятна в холле. Люди в белых халатах оказались бригадой врачей, очевидно, приехавших по вызову. Они что-то выясняли у пожилого мужика, а двое санитаров вели кого-то в машину. Это было уже из ряда вон. Олег присмотрелся и увидел, что человек, ведомый под руки санитарами, замотан почему-то в смирительную рубашку, а у одного из санитаров наложена явно свежая повязка чуть выше запястья правой руки. Услышать что-то было невозможно из-за толстого стекла, и Олег даже не пытался разобраться, что именно произошло в холле. Потеряв интерес к увиденному, он снова направился в сторону кухни. Только успев выйти из неё с полной кружкой, он столкнулся лицом к лицу с начальником отдела.
- Ты где ходишь? - рявкнул тот. - Заказчик дожидается в переговорной, а ты где-то шаришься!
- Какой заказчик? - Олег недоумённо посмотрел на Юрия Евгеньевича, одновременно пытаясь не расплескать кофе. - Уже почти вечер, какая переговорная?
- Фирма «Грандфлекс». Знакомое название? - прищурился начальник. - Напомнить тебе о сумме договора? Домой не уйдёт никто, пока представитель заказчика не покинет конференц-зал.
- А чего вдруг такая спешка? Ведь срок до конца месяца был, - Олег отхлебнул кофе, и недоумённо пожал плечами. - Успеваем ведь.
- Ты не понял, похоже, - начальник начал надуваться, что говорило о его раздражённости. - Приехал представитель заказчика из головного офиса, у него каждый день на счету. Поэтому работаем сегодня до упора.
- Из Москвы, что ли? - Олег слегка собрался, но не отказал себе в удовольствии сделать ещё глоток кофе.
- Вот именно, - Юрик посмотрел на подчинённого уже не так строго. - Поэтому давай собирай быстро документы, кофе на стол и через пять минут в зал.
- Хорошо, - Олег обошёл начальника и почти побежал к своему столу.
Он хорошо помнил семизначную сумму в договоре и понимал, что ради этой суммы можно и задержаться на вечер в офисе. Ему понадобилось ровно пять минут, чтобы, поставив на стол полупустую кружку, отправить на печать пять экземпляров черновика договора и отстучать жене сообщение, что он задерживается. Получив подтверждение об отправке и сделав ещё глоток кофе, он выхватил из принтера листы договора и вышел из кабинета. Быстрым шагом пройдя холл, он свернул в сторону конференц-зала, в котором проводились переговоры, семинары, совещания и прочие мероприятия.
- Виктория, там Юрик? - спросил Олег у девушки, стоявшей за стойкой администратора.
Юриком все в офисе негласно называли начальника отдела.
- Да-да, только что зашли, - девушка заговорщически кивнула Олегу и понизила голос до шёпота. - Там ещё замдиректора и главспец. Обхаживают какого-то молодого хлыща, чуть ли не задницу ему лижут. Потребовали принести им туда кофе, чай и даже денег дали, чтобы я сбегала в цоколь за продуктами и бутербродов настрогала. Нашли себе кухарку!
- Это представитель московского заказчика. Важная птица! - Олег картинно закатил глаза. - Я так чувствую, что мы долго тут просидим. Тебе тоже сказали сидеть, пока все не разойдутся?
- Ага, - обречённо вздохнув, кивнула Вика.
Выскочив из-за стойки с каким-то пакетом в руках и прихватив мобильный телефон, она зацокала каблучками в сторону одного из лифтов. Спускаться было невысоко, и через цокольный этаж можно было пройти в расположившийся там продуктовый магазин напрямую, не выходя на улицу. Многие сотрудники офисов так и делали, находя это очень удобным. Олег проводил её взглядом и зашёл в конференц-зал.
- Отлично, все в сборе. Можно начинать! - заместитель директора вскочил со своего места и принялся расхаживать по кабинету, как будто не находя себе места.
Олег быстро положил перед каждым участником совещания по экземпляру договора и сел на один из стульев за большим столом для совещаний. Только тогда он рассмотрел внимательно этого «представителя заказчика». Ничего особенного, собственно говоря. Отутюженный костюмчик от какого-то раскрученного бренда, весьма дорогого, но среднего по качеству. Аккуратная стрижка, маникюр, кожаный портфель на соседнем кресле, дорогая перьевая ручка и не менее дорогой галстук. И разумеется, пренебрежительный взгляд. Олег внутренне скривился. Он уже насмотрелся подобных «бизнесменчиков» за время своей работы и научился скрывать свои настоящие чувства. Несмотря на безупречный внешний вид, что-то было такое в заказчике, что не давало Олегу покоя.
Он попытался сосредоточиться, пока начальник отдела что-то разжёвывал заказчику. Долгих полчаса какая-то мысль зудила в мозгу и не давала собраться. Уже прибежала Вика, принеся в первый раз кофе и чай, а во второй раз - два больших подноса разнообразных бутербродов и нарезки. Через некоторое время Олег, наконец, понял, что его беспокоило. «Представитель» был почему-то бледноват, хоть и старался держаться. Ещё через полчаса «представитель», покивав для вида и вставив свои замечания в речь замдиректора, встал и направился в туалет. Впрочем, вернулся он довольно быстро и посвежевшим.
- Вам нехорошо? - поинтересовался Юрий Евгеньевич. - Может, отложим совещание на завтра? У нас есть служебная квартира. Отдохнёте там, а завтра с утра продолжим на свежую голову.
- Ничего, всё замечательно, - «представитель» взял с подноса бутерброд, запил его свежим кофе и потёр лицо. – Просто расстроился немного, видимо, из-за этого сумасшедшего.
- Из-за кого? - проявил участие заместитель директора.
Он подсел к беседующим с другой стороны стола и тоже взял бутерброд. Олег понял по настрою участников, что началась внеплановая пятиминутка с перекусом, и тоже сел напротив «представителя». Он налил себе сок, принесённый Викторией, и взял бутерброд.
- Да умалишённый какой-то, - раздражённо повторил «представитель». - Буйствовал сегодня в туалете для посетителей. Я туда зашёл перед тем, как к вам подняться. Он на меня кинулся и руками хватать начал. Его тут же санитары перехватили и на пол свалили. Вызвал их кто-то, видимо. Руку только мне умудрился царапнуть ногтями.
- Да-да, было такое! - закивал головой начальник отдела, который всегда был в курсе всего (даже Вика за ним не успевала). - Он там кидался, вёл себя неадекватно, толкался с кем-то. Вот охрана на входе и вызвала санитаров с «дурки».
- А чего же тогда я туда прошёл свободно, а охрана меня даже не остановила? - «представитель» поднял взгляд от кружки, и Олегу показалось, что он ещё немного побледнел.
- Не знаю, - пожал плечами Юрик. - Видимо потому, что вы одновременно с санитарами зашли. Вот и решили, что опасности уже нет. Дураки, в общем! Сами же знаете, кого у нас в вахтёры берут.
- Дался вам этот сумасшедший! - замдиректора поставил пустой бокал из-под сока на стол и взял с массивной столешницы договор. - Может, продолжим обсуждение?
- И в самом деле, - подскочил начальник отдела. - Мы же ещё форс-мажор не обсудили и размер неустойки по всем пунктам.
- Обсудим, успеем, - кивнул «представитель», - тем более что время у нас ещё есть, а сегодня уже поздновато.
- Служебная квартира готова, - Олег в очередной раз поразился прозорливости замдиректора. - Давайте перенесём дальнейшее обсуждение на завтра. Отдохнёте душой и телом, не в гостиницу же вам ехать. Там в квартире даже прислуга есть приходящая. Ужин сготовят, ванну нальют, сбегают куда надо. Если захотите, - замдиректора хитро прищурился, - могут даже пригласить девушек.
Олег знал про эту квартиру. Ему приходилось бывать в ней несколько раз. Несколько комнат, огромная ванная с джакузи, кухня с баром. Приходящая прислуга, в обязанность которой входило всегда держать квартиру в готовности к приезду гостя. Квартира содержалась в готовности как раз для таких случаев, как сегодня. Её покупка обошлась фирме в кругленькую сумму, да и содержание было недешёвым. Но, если судить по суммам, фигурировавшим в договорах, квартира окупилась уже не один раз.
- Да, пожалуй, так лучше будет, - с явной усталостью проронил «представитель». - Вы ведь не первые. Третьи подрядчики уже за неделю. Всю неделю в дороге.
- Вика, премиум-такси до квартиры номер три, и проверить готовность, - заместитель директора уже сидел возле селектора и раздавал привычные указания.
Олег слегка насторожился. Про «номер три» он раньше не знал. Получалось, что подобных квартир у фирмы несколько? На случай, если приедет несколько человек? И сколько же их всего, интересно, этих квартир? Может быть, есть и «номер четыре» и даже, чем чёрт не шутит, номера «пять» и «шесть»?
- Собственно, мы на сегодня уже закончили, и ждать смысла нет, - Юрий Геннадьевич повернулся к менеджеру. - Если вам всё понятно по сути вопроса, то можете идти. Постарайтесь к завтрашнему совещанию подготовить все исправления к договору.
Олег молча кивнул. Он захлопнул блокнот, положил его в карман, забрал со стола исписанные листы договора со всеми правками и вышел из конференц-зала.
- Скоро они там ещё? - окликнули его от стойки.
Вика, разумеется. Ей уходить было ещё нельзя, но и Олег сегодня не слишком спешил, раз уж уведомил жену, что задержится. Тем более что Вика работала на данной должности ещё и из-за своих «выдающихся» внешних данных. Олег не питал относительно неё никаких иллюзий. Вика не была в этом смысле обычной секретаршей с облаками в голове, поэтому он рассматривал эту умную и симпатичную девушку с исключительно эстетической точки зрения. Вот и сегодня он решил не спешить домой, а немного «поэстетствовать». Вика порхала за стойкой - то искала телефон такси, то, облокотившись о стойку локтями, беседовала с кем-то по телефону, что ещё немного задержится.
Как только она положила трубку телефона, приняв сообщение, что такси внизу, как пронзительной трелью заверещал селектор. Она пробежала к другому концу стойки, в очередной раз дав Олегу возможность оценить её фигурку и походку.
- Такси приехало, Юрий Геннадьевич. Квартира готова, - ответила она на негромкий вопрос из динамика. - Да, разумеется.
- Уходят? - Олег отошёл от застеклённой стены и подошёл к стойке. - А тебе, конечно, нужно будет ещё задержаться и убрать в зале?
- Ага, - девушка вздохнула и смешно наморщила носик. - Хорошо ещё, что сверхурочные платят!
Краем глаза Олег заметил движение. Дверь зала открылась, и в холл вышли начальник отдела и заместитель директора. Перед ними шёл «представитель», который явно спешил добраться до квартиры и отдохнуть. Олег отметил на его лице лёгкую испарину. Не подходя к стойке, замдиректора и «представитель» скрылись в подъехавшем лифте, а Юрик отправился в свой кабинет. Через минуту он также прошёл в лифт и уехал вниз.
- Олег, ты чего ждёшь? - услышал он.
Вика вышла из зала, неся поднос с чашками и блюдцами.
- Да, пойду, пожалуй, - ответил он.
Вика была особенно грациозна, пытаясь удержать на ходу поднос с целой горой посуды. Он посмотрел на девушку, Вика перехватила его взгляд и полусерьёзно ответила ему своей обычной фразой.
- Олег, я знаю, что красивая, но ты женат, - она немного смущённо улыбнулась.
Он широко улыбнулся, потому что слышал от неё подобные напоминания регулярно. Махнув ей на прощание рукой, Олег двинулся к лифту. Дома осталось мало продуктов, он успел прочитать сообщение от жены во время совещания. Выйдя из лифта в цокольном этаже, мужчина зашёл в магазин, купил продуктов и направился домой.

2.5. Машина «скорой помощи». День всё тот же, немного ранее.

Пётр Игнатьевич, невысокий пятидесятилетний мужик, немного похожий на медведя, обладатель низкого, но приятного голоса сидел за рулём машины «скорой помощи» и слушал новости. Всё было как обычно, смена только началась. Бригада приехала на первый вызов, и сейчас ему было абсолютно нечего делать, пока врачи осматривали пациента. Он включил плохонькую магнитолу, которую поставил сам в эту машину. Шипящим фоном что-то вещала рация, но Пётр Игнатьевич не особенно вслушивался в её бормотание. После нескольких лет за рулём «скорой» его ухо уже инстинктивно выделяло из бормотания диспетчера позывной «пятый экипаж», и тогда он брал тангенту. Всё остальное время он слушал новости или музыку, каждый раз вспоминая добрым словом внучку, которая скинула ему на флэш-карту сборник классической музыки.
Сегодняшняя смена началась точно так же, как начиналась сотню раз до этого. Бригада врачей загрузилась к нему в машину, их главный заскочил на переднее сиденье.
- Привет, дядя Петя! - мрачно произнёс врач. - Отработаем смену и две сверхсмены?
- А пошёл ты, Арсен Владиленович, - беззлобно ответил дядя Петя, - со своими сверхсменами. Мне и смены выше крыши!
Врач добродушно улыбнулся. Такие шутки и переругивания были их обычным утренним приветствием, и никто не обижался. Дядя Петя больше ничего не добавил, завёл машину, и «скорая» выехала по первому вызову. Потом был второй вызов, третий. Машина практически не успевала возвращаться на базу.
Вызов, поступивший во второй половине дня, ничем не отличался от многих остальных. Диспетчер сообщила, что в одной из Лутаринских овощебаз стало плохо одному из разнорабочих. Подробностей вызова почему-то оказалось мало, но диспетчер передала, что в качестве симптомов упоминались слабость и головокружение. Причина вызова тоже была какая-то сумасшедшая. Вызвавший медиков человек утверждал, что пострадавшего укусила крыса. Доктор орал в тангенту, что это обычное алкогольное отравление, что знает он этих овощебазных грузчиков-алкашей как облупленных, но вызов пришлось принять.
В промзону приехали быстро, машину сразу же пропустили на территорию овощебазы. Пациент сидел прямо возле проходной на какой-то облупленной лавочке в зоне для курения и выглядел весьма неважно. Врачи быстро его осмотрели. На теле и впрямь обнаружилась пара укусов от мелких зубов. Врач, осмотревший его, тут же высказал ободряющий прогноз.
- Ничего страшного! - уверил работягу Арсен Владиленович. - Щас отвезём тебя в больничку, а там уже тебя обколют и от крыс, и от всего остального.
Дядя Петя погнал машину обратно, тем более что по рации вызвали пятый экипаж и затребовали на базу.
- Скоро будем, возвращаемся, - буркнул дядя Петя в тангенту и погнал машину обратно.
На базе их ждал сюрприз в виде двух дюжих санитаров, которые запихнулись в их машину, выгнали оттуда (а точнее, вежливо попросили выйти) всех врачей, кроме главного на переднем сиденье, и сказали ехать в «Бизнес-Сити». Тут же пояснили Арсену, что они работают в психушке, и им поступил вызов забрать особо буйного пациента. А поскольку со своими машинами в психиатрической лечебнице была напряжёнка, а с санитарами как раз наоборот, то станция «скорой помощи» выделила им экипаж. Всё, что нужно было сделать - съездить по адресу, там они сами всё сделают. Заберут человечка (при этом один из медбратьев помахал смирительной рубашкой), и их вместе с пациентом нужно будет добросить до их отделения. Врач связался с диспетчером, тот всё подтвердил. Главный дал отмашку своей бригаде, чтобы шли перекусить и отдохнуть, а сам остался в машине.
- Поехали, дядя Петя, в «Бизнес-Сити», - вздохнул главный.
По приезду всё оказалось ещё более странно. Буйный заперся в туалете для посетителей и никого туда не пускал. На крики и требования пустить его не отзывался. Охранник с вахты вякнул что-то вроде «убирайте его оттуда как хотите, хоть двери выносите», а потом добавил «люди в туалет хотят, а тут такое дело». Предчувствуя интересное зрелище, вокруг уже собрался народ. Дядя Петя тоже вышел из машины и зашёл в холл посмотреть. Возле него в толпе случайно оказался какой-то молодой мужчина в дорогом пиджаке, явно приезжий.
- Почему в туалет не пускают? По какому такому праву? - возмущался он, переминаясь с ноги на ногу. - Я спешу!
- Подождите пару минут, сейчас медики всё решат и зайдёте! - отозвался появившийся рядом охранник.
- Я опаздываю! - не унимался тот.
- Покури, парниша, пару минут, - меланхолично, но весьма убедительно отозвался один из санитаров и повернулся к напарнику. - Ну что, сказали дверь выносить?
- Сказали выносить, - кивнул тот. - Будем работать.
Они расправили рубашку, раскатали рукава и подошли к двери. Народ тоже подтянулся поближе, надеясь заглянуть внутрь и посмотреть на буйного. Санитары подошли вплотную к двери и «слегка» нажали мощными плечами на дверь. Непрочная дверь из шпона затрещала, после чего вдавилась внутрь санузла вместе с косяками. Санитары втянулись внутрь помещения.
- А ну-ка прекращай, родной, - услышали люди спокойный голос изнутри.
- Вот и замечательно! - к двери вдруг шустро кинулся «приезжий» и тоже заскочил внутрь.
- Это ж надо так в туалет хотеть! - усмехнулся дядя Петя.
Изнутри раздалась неясная возня, и вдруг люди услышали негромкий крик, а потом возгласы санитара.
- Куда ж ты прёшь, дурень! Дай нам закончить! А ты не барагозь давай! Ах ты ж, кусается!
Через минуту дверь открылась, и санитары под руки вывели «буйного» наружу, спелёнатого в смирительную рубашку и даже с маской на лице. Тот выглядел странно - водил головой из стороны в сторону, как будто пытался боднуть лбом санитаров.
- Веди его наружу и в машину сажай! Проводи их, дядя Петя. А ты останься, укус залью и замотаю! - возле санитаров вдруг появился главный со своим медицинским чемоданчиком.
Проворно раскрыв его, он обработал санитару рану и замотал укус бинтом. Возле выломанной двери в уборную уже суетились ремонтники. Очевидно, охрана предвидела такое развитие событий, поэтому ребята приехали с новой дверью и уже прилаживали её на место. Из туалета появился «приезжий» и, бросив злобный взгляд на санитаров, направился к лифтам.
- Пошли, родной! - главный подхватил свою аптечку.
Вместе с санитаром они отправились обратно в машину. Там их уже ждали связанный «пациент» со вторым санитаром и дядя Петя.
- Прыгайте быстрее, а то ещё вызов есть! - крикнул Пётр Игнатьевич.
Машина неслась в «психиатричку», а главный тем временем выяснял по рации, что за вызов. Услышав знакомое название «Лутарино», дядя Петя усмехнулся.
- Что, опять в промзону ехать? - он невесело глянул на врача.
Тот выглядел озадаченным.
- Угадал, дядя Петя. Бригаду только мою заберём. В ту же самую овощебазу, помнишь адрес?
- Разумеется. А чего у них случилось? Опять грузчики напились по поводу отъезда своего товарища?
Машина остановилась возле приёмного покоя психиатрической больницы, и санитары вывели своего «подопечного». Дядя Петя уже выезжал за ворота, когда врач наконец-от заговорил.
- Странно там чего-то, - произнёс он, явно о чём-то напряжённо думая. - Только что вышел на связь диспетчер и сказал, что грузчику с овощебазы стало гораздо хуже. В симптомах они разобраться не могут. Грешат на крысиный укус. А так как вызовов пока больше нету, то нас экстренно отправляют обратно в Лутарино на дежурство. Вдруг ещё кого крыса укусит, их ведь там прорва всегда. К тому же, туда сейчас приедет дезинфекция, может они что прояснят. Или даже крыску поймают для своих опытов или анализов. Живодёры!
Дядя Петя уловил в его словах нотку врачебного цинизма и специфичного юмора. Он кивнул головой, не прекращая крутить баранку. Забрав бригаду, они поехали на дежурство. До овощной базы было достаточно далеко, но добрались они быстро. Заехав на территорию, врачи принялись осматриваться. На базе была обычная рабочая суета, свойственная местам, где одновременно разгружается и загружается большое количество машин. Бегали люди, носили какие-то коробки, мешки, ящики. Мимо стоявшей «скорой» неторопливо проезжали фуры и «Газели», сновали люди с бумагами, возле КПП курила небольшая группа людей.
Немного поодаль стояла машина санэпидстанции. Какой-то низенький человечек в костюме и со связками ключей бегал за дезинфекторами. Те скучно и как-то монотонно выполняли свою работу. Через полчаса из соседнего цеха вышли несколько человек, по всей видимости, шофёры и грузчики. Они пошли к проходной, очевидно, собираясь домой. Высокий крепкий мужик лет сорока остановился возле охранника. Они немного поболтали, и охранник о чём-то явно задумался. Потом он направился в сторону домика сторожей, попутно крикнув бригаде врачей: «Чего прохлаждаетесь? Вызовов нету в городе, что ли?». В этот момент зашипела рация в машине.
- Пятый экипаж, ответьте базе! Пятый экипаж!
- На связи пятый, - ответил дядя Петя, поднеся тангенту к губам.
- Бросайте овощебазу и езжайте на станцию! Нечего там прохлаждаться! Давайте шевелитесь! - вдруг заверещала рация голосом диспетчера.
- А что случилось-то? - тангенту перехватил главный.
Дядя Петя свистнул в окно, помахал рукой, и бригада врачей тут же залезла в служебный автомобиль.
- Рук не хватает в приёмном и в травме! Куча обращений! Похоже, эпидемия локальная какая-то. У всех вялость, одышка, слабость. Плюс все какие-то то ли покусанные, то ли поцарапанные. А у нас всего два врача дежурных! Остальные бригады на выездах, - в голосе диспетчера главному послышались истеричные нотки.
- Принял вас, база, - ответил главный и отдал тангенту водителю. - Врубай люстру и вперёд по полной!
- Понял! - кивнул ему водитель.
Дядя Петя резво порулил к воротам, опуская стекло со своей стороны. Подъезжая к воротам, он ещё и нажал на сигнал. Охранник обернулся на громкий звук.
- Сглазил ты уважаемый! - прокричал ему водитель, высунувшись в окно. - Случилось что-то на станции. Открывай быстрее!
Охранник в будке нажал на кнопку, створки ворот начали открываться. Дядя Петя включил «люстру» и начал выруливать за территорию. Очутившись на улице, машина набрала скорость и понеслась в сторону городской больницы.

2.6. Спальный район Павловска. «Предчувствие». Вторая половина дня.

Кирилл проснулся, как обычно, не слишком рано. Вика уже убежала в бизнес-центр, где работала в каком-то офисе. Ему же спешить было некуда. Часы показывали почти десять утра. Он не спеша оделся, умылся, привёл себя в порядок. Выйдя на кухню, он увидел идеальный порядок и невольно улыбнулся.
- Когда же ты всё успеваешь, девочка моя? - спросил он, заглядывая в холодильник.
Там стояли остатки вчерашнего ужина, и Кирилл сразу вспомнил вчерашний вечер во всех подробностях. И её глаза, и прекрасный вкусный ужин, и саму Вику, которая после ужина потащила его на диван смотреть какую-то романтическую комедию. Они ели бутерброды с соком, потому что Кирилл категорически не признавал такой пошлятины, как попкорн и кока-кола. После финальных титров она впилась в его губы долгим поцелуем, и он сам поразился тому, насколько ему это приятно. За эти две недели он успел влюбиться в неё, и его чувство находило взаимность. После просмотра романтической комедии вчера вечером их взаимность логически переместилась с дивана в постель. Нацеловавшись, они не нашли в себе силы оторваться друг от друга, чтобы приготовиться ко сну. Впрочем, сон к ним пришёл далеко не сразу, а только под утро.
Сегодня же, выйдя на кухню, он увидел, что Вика перемыла всю грязную посуду, о которой они вчера даже не вспомнили, убрала в кухне и убежала на работу. Работала она с девяти утра и до шести вечера, впрочем, иногда задерживалась дольше. Он не волновался за девушку и даже не думал о том, зачем она там остаётся. За эти две недели он не переставал удивляться тому, насколько она «дружит с головой», что встречалось у особ её возраста крайне редко.
Налив себе чаю и пройдя с кружкой в комнату, Кирилл включил компьютер. Вика безуспешно пыталась отучить его от «жутко холостяцкой» привычки жевать перед экраном компьютера. Сейчас ему нужно было проверить счёт в банке, чтобы проконтролировать поступление средств от агентства. Авторизовавшись в системе, он сверил баланс, зашёл в раздел «поступления и зачисления средств» и увидел платёж, пришедший сегодня утром. Впрочем, это было неудивительно. Менеджер с агентства оказался аккуратен и точен, и за всё время ни разу не задержал платежи.
Закрыв соединение с банком, Кирилл открыл несколько закладок в браузере. Новости, видео-сайты, пара страничек с анекдотами. Посмеявшись над парочкой свежих историй, он перешёл на новостные сайты. Там был стандартный бред, который всегда пишет журналистская братия, чтобы удерживать рейтинги и посетителей. Где-то опять упал вертолёт с каким-то «охотящимся» чинушей на борту; опять где-то вспыхнули беспорядки, причём ни блюстители порядка, ни протестующие не могли сказать, против чего именно они протестуют; где-то опять зафиксирована вспышка какого-то вируса, и власти заставляют фермеров принудительно сжигать то ли кур, то ли свиней; опять кто-то кем-то недоволен по вопросам внешней политики; где-то снова беспорядки, причём корреспондент даже уверял, что протестующие вынудили полицию пару раз применить оружие и спецсредства; кто-то куда-то снова ввёл войска, явно намечая военную операцию; в какой-то банановой республике снова революция, причём снова малой кровью не обошлись. Новости родной страны тоже выдали пару сенсационных заголовков. Среди бесконечных упоминаний о каких-то чиновниках, назначениях, снятиях, отставках, сенсационных разоблачениях и прочем были также уголовные новости. В них, как и на международных сайтах новостей, снова мелькнули упоминания о беспорядках, причём отечественные журналюги «жгли напалмом» не хуже своих зарубежных коллег. Говорили, что беспорядки - пик сезонного обострения у шизофреников, что в некоторых местах милиция с ними не справляется, и приходится отправлять больных то в психиатричку, то ещё куда-то, изо всех сил помогая медикам. Кирилл посмеялся от души, перешёл на любимый кулинарный сайт и стал пролистывать рецепты, выбирая не слишком сложный, но в то же время вкусный. Ему хотелось удивить Вику, которая должна была вернуться ещё не слишком скоро. Подходящий рецепт он нашёл достаточно быстро, переписал ингредиенты и снова пошёл к холодильнику. Там он привычным взглядом отметил, что нужно докупить, и дополнил список.
Быстро одевшись, он вышел из дома. Путь был достаточно длинный, но он любил долгие прогулки по родному городу. Кроме того, путь был достаточно изучен за много лет, чтобы вызвать какие-то затруднения. Прежде всего Кирилл отправился на ближайший базар и купил у местных огородников остатки их сельхозпродукции, замаринованные и закатанные в банки. Потом зашёл на рынок и докупил уже свежих овощей. Вернувшись домой, он оставил всё в прихожей и пошёл дальше. Пройдя по остальным магазинам и закупив все продукты из своего списка, он снова зашёл домой. Начав разбирать пакеты, он услышал, как звякнул телефон. Это Вика, как обычно, сообщала ему, что будет вечером не поздно. Бросив телефон обратно на тумбочку, Кирилл пошёл готовить. Заняло это около двух часов. Блюдо получилось не слишком изысканным, но достаточно хорошим и главное, вкусным, чтобы съесть его вдвоём.
Он снова посмотрел на часы. Времени оставалось ещё достаточно, чтобы снова пойти прогуляться по городу и, зайдя в знакомый магазин, купить хорошего свежего пива и не менее хорошего вина. Вика презирала его пивную привычку, но сделать ничего не могла, а сама пила только вино. Поэтому он в третий раз за день вышел из дома и направился к хорошо знакомому винному магазину по не менее хорошо знакомой дороге. Путь его лежал через дворы, проспект, потом спальный район и через небольшую промзону выводил к магазину. Кирилл как-то разговорился с владельцем этого магазинчика, а заодно и пивоварни на окраине города. На расспросы Кирилла владелец очень просто и логично ответил, что платить дороже за аренду торговой площади в другом месте бессмысленно, а кому надо, те и так знают дорогу. Очевидно, что он был прав, так как клиенты у него были, причём достаточно много. Уже несколько лет магазин держал качество своей продукции на высоте. Владелец повесил красивый стилизованный баннер, сменил интерьер, расширил ассортимент покупной продукцией и даже отремонтировал за свой счёт фасад дома, тротуар и небольшую парковку возле магазина. С тех пор Кирилл ни разу не видел, чтобы магазин был пуст, или на стоянке не стояло несколько достаточно неплохих иномарок. Но в то же время возле магазина не тёрлись вечные забулдыги. С одной стороны, там не было ничего, на что у них хватило бы денег. С другой стороны, владелец не скупился на кнопку вызова охраны и даже, похоже, «прикормил» парочку экипажей охранного агентства, которые стали приезжать на кнопку вызова необычайно быстро. Кирилл однажды был свидетелем того, как обычный зачуханный мужичок с явным похмельем начал громко возмущаться ассортиментом, явно негодуя из-за отсутствия привычных фунфыриков, шкаликов и прочей копеечной ерунды. Продавщица-консультант, миловидная девушка с явно неплохой зарплатой умудрилась, стоя за стойкой и не прекращая разговор с дебоширом, незаметно нажать коленом кнопку вызова. Скандалист, не зная об этом, явно желал расставить всех и всё в магазине по «своим местам», поэтому распалялся всё больше.
С момента нажатия кнопки прошло не более полуминуты, как в дверь уже вошли два человека в чёрной «тактической» одежде, в которую стали одевать всех работников групп быстрого реагирования из охранных фирм. Кирилл обратил внимание и на правую руку первого охранника, лежащую на кобуре, и на быстро сместившегося влево второго. Скандалящий забулдыга не обратил никакого внимания на мелодично звякнувший электронный колокольчик входной двери.
- Я имею право тут покупать всё, что захочу! - уже почти кричал он.
Продавщица только мило улыбнулась в ответ.
- Я не могу предоставить продукцию, которая вас интересует. А по поводу нарушения ваших прав вы можете поговорить с ними, - она кивнула на подошедшего до расстояния одного шага охранника.
Забулдыга обернулся.
- Добрый день. Вас что-то не устраивает в данном магазине? - вежливо обратился к нему охранник.
Мужичок слегка растерялся.
- Да вот купить хотел, а у них нет того, что мне нужно, - развёл руками алкаш и даже как-то умудрился достаточно натурально погрустнеть глазами.
- Всё, что вас не устраивает в работе магазина, вы можете изложить в книге жалоб, - не менее вежливо ответил ему охранник. - В том числе и отсутствие товара. А кричать и требовать того, что нет в магазине, не нужно! Поищите в других.
- Книга жалоб на стенде возле двери! - добавила из-за прилавка консультант.
- Так ведь… - начал было алкаш.
В сузившихся глазах охранника он явно прочёл что-то такое, что продолжать фразу не захотел. Пару раз беззвучно открыв рот, он почесал затылок и направился к выходу. Охранник дождался, пока тот выйдет наружу, подмигнул улыбнувшейся продавщице и тоже пошёл к выходу. Его напарник, так и державшийся в отдалении, последовал за ним.
Сегодня цель прихода в магазин была вполне определённой. Кирилл зашёл внутрь и как обычно улыбнулся продавщице, которая знала его уже несколько лет. Он был постоянным, хоть и не частым клиентом. Раз в несколько месяцев Кирилл покупал у неё именно то, что хотел сам, а не то, на что хватало денег. И гораздо чаще приходил за свежесваренным пивом.
- Мне светлого, как обычного, - поздоровавшись, объяснил он причину своего визита.
Консультант кивнула. Добавив к заказу пару бутылок вина, Кирилл достал карту, чтобы расплатиться ею. Продавщица подвинула к нему терминал считывателя, он ввёл код и аккуратно забрал чек с распечаткой суммы заказа. Дождавшись, пока всё будет аккуратно сложено в фирменный пакет и переложено слоем бумаги, чтобы не разбить случайно по дороге, он забрал заказ и пошёл к выходу. Тут снова запиликал телефон. Звонила Вика, сообщившая, что сегодня задержится на неопределённое время. Кирилл посмотрел на телефон и прикинул, что как раз успеет дойти до дома, потом добраться до её работы, посидеть немного в кафе и пойти вместе домой.
Обратный путь проходил по краю промзоны. Там же, по другую сторону дороги находилась специально выстроенная площадка, где тусовались собачники. Кирилл любил наблюдать за ними и их питомцами, пока шёл мимо. Собаки всех мастей гавкали на разные голоса, бегали за палочками и друг за другом, выполняли упражнения и посложнее. На площадке всегда царил весёлый кавардак, впрочем, обходились без грызни и драк.
Сегодня было всё как обычно. Собаки всей толпой что-то делили на краю площадки. Подойдя поближе, он понял, что не всё так гладко. Расходиться собаки не хотели. К сгрудившейся лающей стае уже спешили несколько человек. В их числе были высокий паренёк-старшеклассник и усатый мужик в камуфляже и кирзовых сапогах, обычном наряде грибников. Парень подхватил какую-то крупную дворнягу, а мужик отпихнул пару собак, взял за ошейник овчарку – большого «кавказца» и дёрнул зачем-то ногой, как будто давил что-то. Стая почти сразу начала расходиться, хозяева отводили их подальше от места.
Кирилл прошёл мимо и уже начал удаляться от площадки, как вдруг услышал звук сирены. Мимо пронеслась «скорая», мигая установленными на крыше маячками. Кирилл посмотрел ей вслед и пошёл дальше. Дойдя до дома, он поставил пакет с алкоголем и пошёл в кафе. Времени было ещё достаточно, чтобы идти не кратчайшим путём, а самым удобным. Лучше всего было пройти краем их спального района мимо контейнеров с мусором. Там не очень хорошо пахло, но ему больше нравилось смотреть на лесок, который рос прямо за дорогой, ограничивающей микрорайон. Обычно в бачках рылись один-два бомжа, но сегодня было пусто. И на люках теплотрассы, которая проходила рядом с контейнерами, тоже никто не грелся. Кирилл поморщился от запаха и пошёл было дальше. Звук, раздавшийся рядом, заставил его остановиться. Кто-то шумел за контейнерами, половина из которых сегодня почему-то оказалась опрокинута.
- Эй, кто там? Вы чего там делаете? Плохо кому-то? - крикнул он.
Звуки прекратились, но через пару секунд послышались гораздо громче. Кирилл подошёл поближе и снова позвал. Из-за одного из контейнеров показалась голова. Грязная, немытая, бородатая, почти чёрная, вымазанная в пыли и ещё в чём-то. Человек встал, огляделся по сторонам мутными глазами, увидел Кирилла и вдруг кинулся к нему прямо сквозь опрокинутые контейнеры, раскидывая их ногами.
- Ого! Да тебе, друг, помощь явно не нужна...
Кирилл осёкся, потому что бежавший к нему бомж был уже в двух шагах и останавливаться явно не собирался. Дальше Кирилл действовал уже не сам. На одних инстинктах, вбитых инструктором ещё в юношестве, он сделал шаг в сторону и немного вперёд, как бы шагая за спину бомжу, и одновременно сильно наклонился. Бомж, как и ожидалось, не сумел остановиться и пролетел вперёд, но достаточно быстро повернулся. Кирилл же, сделав длинный шаг, оказался почти рядом с мусорными контейнерами. Он снова повернулся к бомжу лицом и понял, что чуть не опоздал. Бомж уже снова бежал, вернее сказать, почти летел к нему, вытянув вперёд руки. Его мутные глаза были какими-то белёсыми, гнилые жёлтые зубы оскалены, а лицо измазано в чём-то ярко-красном, как будто бомж залез лицом в банку свежей краски. И опять не подвели инстинкты, хотя времени оставалось мало. Кирилл подставил руку, и бомж тут же вцепился в неё не менее грязными пальцами, измазав рукав и оставив на нём красно-серые полосы. Кирилл повалился на спину, одновременно стараясь не гасить скорость движения противника, а перекинуть его через себя, выставив колено. Но всё получилось не совсем так, как он рассчитывал. Противник полетел вперёд, мёртвой хваткой вцепившись в рукав, поэтому кувыркнулся через голову и тоже оказался лежащим на спине. Кирилл вскочил раньше бомжа, но противник вставать почему-то не спешил. Он, перевернувшись на брюхо, тянулся гнилыми зубами к рукаву ветровки. Кирилл попытался выдернуть руку, но это оказалось не просто. Пришлось просто вытащить руку из рукава и отскочить в сторону. Бомж сразу потерял интерес к одежде, отпустил её и начал вставать. Кирилл отступал спиной к теплотрассе.
- Чего тебе надо? - решил начать он ещё раз. – Денег дать, что ли?
Его слова словно подстегнули бомжа. Он почему-то едва слышно застонал и опять бросился вперёд. Кирилл снова повторил тот же трюк с уходом, но на этот раз осознанно оставил сзади вытянутую ногу. Бомж споткнулся, потерял равновесие и полетел кубарем. На этот раз он упал на бетонный куб, в котором находились люки теплотрассы. Крышка одного из люков была сдвинута в сторону. Не успев ухватиться за края колодца измазанными пальцами, бомж свалился в круглое отверстие, из которого тянуло теплом и влажными испарениями.
- Вот же урод! - испуганно выдохнул Кирилл.
Он сделал пару неверных шагов к люку, в котором было заметно какое-то шевеление. Кирилл присмотрелся в темноту колодца. К его удивлению, бомж уже стоял на ногах и, глядя вверх мутными глазами, тянул к нему руки, как будто прося о помощи.
- Попробуй только вылезти, - пригрозил ему Кирилл. - Так в башку заряжу, сразу отлетит!
Бомж молчал, как будто был немым, но попыток вылезти по лесенке, находящейся за его спиной, почему-то не предпринимал. Кирилл отошёл на пару шагов и подобрал испачканную ветровку.
- Ты мне всю куртку испоганил! – крикнул молодой человек в сторону теплотрассы. – Да ещё и порвал, - добавил он, увидев несколько свисающих нитей на рукаве, за который цеплялся бомж.
Он осмотрел ветровку, вытащил из карманов пару мелочей и швырнул куртку в сторону разбросанных мусорных бачков. Его коробила одна только мысль, что придётся отстирывать эту гнусь. Да и носить после этого одежду Кирилл не смог бы. Повернувшись спиной к люку, он вдруг увидел что-то бесформенное, лежащее за контейнерами, в том самом месте, откуда появился бомж. Приглядевшись, он понял, что это труп ещё одного бомжа. Но это был не просто мёртвый человек. Лежавший был словно объеден в паре мест каким-то голодным хищником с очень острыми зубами. Его одежда, грязная и мятая, была разодрана. Возле трупа виднелась небольшая лужа чего-то тёмно-красного, в одном месте сквозь плоть и одежду белели кости. Кирилла тут же вывернуло. Он повернулся и бросился бежать от увиденного ужаса, даже не подумав о том, что нужно вызвать милицию. Около километра он бежал, оглядываясь, потом быстрым шагом шёл ещё столько же, постепенно замедляя шаг и успокаиваясь. Впереди уже показался офисный центр.
Кирилл зашёл, точнее, почти забежал в знакомое кафе на первом этаже, продолжая оглядываться.
- Молодой человек, с вами всё в порядке?
Он вздрогнул и обернулся, только сейчас осознав, что пытается руками отгородиться от зрелища, преследовавшего его последние несколько минут. Совладав с собой, он опустил руки и сделал пару неверных шагов внутрь заведения. Доводчик, закрывший за ним дверь, негромко щёлкнул, отчего Кирилл снова вздрогнул.
- Да-да, всё хорошо, - произнося фразу, он едва узнал собственный голос.
Охранник глядел на него с явным сомнением. Кирилл обошёл его и пошёл к барной стойке, оглядывая на ходу зал.
Внутри было не слишком людно. Две пары молодых людей со своими девушками, оживлённо разговаривающие о чём-то своём; пять или шесть каких-то офисных девчонок, громко веселящихся и явно празднующих что-то; компания серьёзных мужиков, выпивающих под горячую закуску и разговоры; две подружки за одним из столиков, шушукающиеся и обсуждающие телевизор, висевший на стене. Ещё несколько человек сидели на высоких крутящихся стульях возле барной стойки, за которой смешивал какой-то коктейль бармен в яркой жилетке. По залу между столиками быстро шла официантка в белом передничке, удерживая в руках поднос с заказами. Кирилл постарался выглядеть нормально, пригладил волосы и немного поправил одежду.
- Мне как обычно, - приветственно кивнув знакомому бармену, заказал он.
Он присел на один из стульев и, чтобы отвлечься от картинки, засевшей у него в голове, взглянул на телевизор. На экране шли новости. Какой-то репортёр, постоянно оборачиваясь назад, вещал что-то в объектив телекамеры. На заднем плане пробегали какие-то люди, проезжали машины. Через несколько секунд ролик сменился и уже другой репортёр, стоя возле какой-то больницы, принялся говорить что-то о скорой помощи. Что именно он рассказывал, помешал разобрать подошедший бармен. Он поставил перед Кириллом заказанную кружку пива и вазочку с фисташками. Кирилл взял кружку, поняв, что ужасно хочет пить, как будто только что пробежал марафонскую дистанцию. Отошедший от него бармен протёр стойку и взглянул на шумную компанию офисных девочек, которые дружно подпрыгивали, громко поздравляя одну из них. Улыбнувшись весёлой компании, бармен повернулся к телевизору и переключил новости на какой-то музыкальный канал.
В кармане зазвонил мобильный. Кирилл взглянул на экран, увидел знакомое имя и нажал кнопку приёма.
- Мы закончили. Ты внизу? - услышал он знакомый голос из динамика.
- Да, я в баре, возле стойки, жду тебя, - слегка дрожащим голосом ответил он.
- А что у тебя с голосом? Уже давно сидишь? - он уловил в её голосе смешинку.
- Нет, что ты. Только пришёл, спускайся!
Он положил телефон на стойку, взял кружку и обратил своё внимание на фисташки. Зная, что ей понадобится минут десять на завершение всех мелочей в офисе, он никуда не спешил. Чернокожий парень на экране сменился какой-то певичкой, потом модной подростковой группой, горланящей какие-то стихи, весьма похожие на народные частушки. Опустошив кружку, он вытащил из кармана купюру и положил её на стойку. Вскоре входная дверь открылась, и в бар вошла Вика. Как всегда хорошенькая, она была явно чем-то недовольна. Он встал и вместе с девушкой вышел на улицу, где уже сгущались сумерки.
- Что-то на работе случилось-приключилось? - спросил Кирилл.
Он любил слегка пошутить над неприятностями – это помогало справляться с проблемами и проще относиться к ним. Вика внимательно посмотрела на него, явно пытаясь понять, шутит он или просто спрашивает о делах.
- Да, был у нас сегодня один посетитель, - вздохнула девушка. - То ли клиент, то ли заказчик. Малахольный какой-то. На ногах еле держался к вечеру, зато гонору хоть отбавляй! Оттуда, похоже, - она кивнул головой куда-то вбок.
- Московский, что ли? - Кирилл улыбнулся. - Устала? Небось, все мозги вынес?
Вика ничего не ответила, а только взялась за его плечо и практически повисла на нём.
- Ничего, сейчас придём домой, там отдохнёшь, - он повернулся к ней, слегка коснулся её губ своими губами и шёпотом добавил. - А ещё там небольшой сюрприз!
Вика даже слегка подпрыгнула. Он знал её непоседливость, поэтому с удовольствием наблюдал, как в её глазах зажёгся огонёк любопытства, а сама она едва не потащила его вперёд.
- Подожди, не беги! - он поймал её за руку, и ей пришлось пойти рядом с ним. - Хочешь, расскажу, что случилось, когда я к вам шёл? Сам до сих пор понять не могу, то ли примерещилось, то ли правда.
- Расскажи, - она кивнула. - Только без всяких пошлостей!
- Да бомж на меня какой-то бросился. Сивухи, похоже, напился. Прямо возле мусорных бачков. Бежал на меня как умалишённый. Куртку мне испоганил, пришлось выкинуть. Еле отмахался от него. Хорошо ещё, что не исцарапал. Наверняка, заразный какой-нибудь, ещё лечись после него.
- Раз ты здесь, значит справился. Молодец!
- Да дело-то не совсем в нём. Мне показалось, что за теми бачками ещё один бомж лежал. Причём в не очень товарном виде, как будто кто-то его основательно покусал. Собаки бродячие, наверное.
- Ой, фу! Прекрати! - она слегка ткнула его кулачком вбок. - Какие-то ужасы рассказываешь. Мерещится тебе всякое, а ты мне это рассказываешь как правду. Как тебе не стыдно!
Он в ответ слегка пожал плечами. По прошествии часа увиденное за бачками воспринималось им как какой-то дурной сон. Ничего не сказав в ответ, Кирилл только обнял девушку за плечи. В ответ она прижалась к нему, и молодые люди направились домой.

Глава третья. «Начало. Утро».
3.1. Городская больница. Станция «скорой помощи». День первый. Утренняя смена.

Рабочий день Петра Игнатьевича начался необычно рано. Ему позвонили на мобильный с диспетчерской и предупредили, чтобы не опаздывал. Ночные дежурные заканчивали свою смену, и машины «скорых» могли понадобиться в любой момент. Слушая голос диспетчера в трубке телефона, Пётр Игнатьевич вспоминал окончание вчерашней смены.
Весь вечер в приёмной травматологии был какой-то дурдом. Кроме обычных обращений со сломанными ногами, ушибами и прочими травмами, проскакивали и другие. Несколько человек жаловались, что на них на улице и в подъездах бросались какие-то полоумные, пытались хватать за руки и одежду. Были пациенты с царапинами, порезами и даже пара человек с укусами. Всем обратившимся оказали первую помощь, перевязали и отправили по домам, кроме троих парней. Их увезли милиционеры, которые и доставили пострадавших. По их словам, в каком-то подъезде на компанию парней напал псих. Они зашли в подъезд и стали подниматься на этаж к одному из них, жившему тут. К ним с верхнего этажа спустился какой-то синюшный тип, который, если верить их словам, начал что-то мычать и лезть к парням. Они немного потолкались, а потом синюшный тип оступился, потерял равновесие и улетел вниз в проём между перилами. Парни вызвали наряд милиции, которому пришлось для начала отвезти их в травматологию. Упавший вниз человек успел перед этим достаточно сильно поцарапать двоим парням руки своими ногтями, а одного даже зачем-то куснул за палец. После оказания внеочередной помощи, на которой вежливо настояли блюстители порядка, парней тут же засунули обратно в служебную машину и увезли в отделение.
Сейчас, бреясь перед зеркалом опасной бритвой и насвистывая любимую песенку, Пётр Игнатьевич подумывал о том, сможет ли он сегодня откатать смену на машине, которая стала иногда подтраивать и не слишком уверенно держать холостые обороты. Потом прошёл на кухню, налил обычного утреннего чаю и сел завтракать. Его жена, Людмила Семёновна, невысокая полноватая женщина с аккуратной причёской и строгим взглядом собиралась на работу одновременно с ним, так как работала библиотекарем в школе. Неожиданно на улице раздалось бибиканье, потом послышалась какая-то возня, крики и хлопанье дверей машины.
Пётр Игнатьевич подошёл к окну с кружкой в руке. Патрульный экипаж как раз «паковал» в машину какого-то грязного неопрятного подростка. Тот отчаянно сопротивлялся, но патрульные справились с ним достаточно быстро. Затолкав в машину подростка и запрыгнув в неё сами, они уехали со двора.
- Что там, Петь? - спросила жена.
- Наши доблестные беспризорника поймали и увезли, - дядя Петя усмехнулся. - Щас отвезут в отдел несовершеннолетних, потом к родителям отправят, а он опять сбежит.
- Лучше бы преступников ловили! - жена покачала головой.
- Всё, Люда, я пошёл, - кивнул мужчина жене.
Пётр Игнатьевич поставил кружку в раковину и поспешил одеваться. Больница находилась в другом районе города, и надо было успеть на автобус, ходивший строго по расписанию.
Через сорок минут он уже входил на территорию больницы. Намётанный глаз сразу заметил, что машин «скорых» на месте нет ни одной, зато возле травматологии необычно людно. Внутри в окнах приёмного отделения тоже мелькали люди и белые халаты персонала. Пётр быстрым шагом пошёл к служебному гаражу. Возле пандуса для приёма пациентов в уголке, отведённом для курения, чего-то ждали два водителя из дневной смены.
- Привет, дядя Петя! Располагайся, курить будем! - поприветствовал его один из водителей, высокий жилистый парнишка, которого звали Сашкой,. - Не боись, машин нету.
- Как нет? - вытаращил он глаза.
- А вот так! - шофёр усмехнулся и достал пачку сигарет, закурив одну. - Вечерняя смена уже домой разошлась. Все падали от усталости, всю ночь баранку крутили без перекуров. А вызовы прут и прут, один серьёзнее другого. Две машины с ночной дежурной смены застряли на адресах, там что-то конкретное случилось. Главврач принял волевое решение на оставшиеся машины посадить санитаров с ночной смены, кто водить умеет, иначе завал.
- Что за завал-то, Сань? - дядя Петя затянулся. - Сезонное обострение?
- Угадал, дядя Петя! - засмеялся водитель, молодой парень лет двадцати пяти, почесав свою короткостриженую белобрысую голову. - Новости смотрел вечером? В Москве у психов обострение, даже какое-то положение ввели.
- Попой кверху, - мрачно пошутил второй водитель, Дамир, крепкий мужик сорока лет. - Похоже, что и до нас это обострение докатилось! Я тут зашёл к диспетчерам, они обрывают телефоны. Пытаются отозвать всех с выходных и даже отпусков. Народу не хватает.
- Ну с отпусков-то, может, кто и выйдет. А с ночной можно даже не надеяться, - первый водитель щелчком отправил сигарету в урну. - Спать все отправились. Я пока в диспетчерской был, операторы дозвонились только одному, остальные просто трубки не берут.
Их разговор прервал вой сирен. Одна из машин, нарушая все правила, неслась по встречной полосе и, резко свернув, вкатилась на территорию больницы. Едва она подъехала к пандусу приёмного покоя, как из-за руля выскочил молодой парень-санитар. Он подскочил к распахнувшимся задним дверям машины и помог вытащить каталку. К удивлению дяди Пети, на каталке лежал не пациент, а один из врачей. Точнее, это была девушка, молодой врач. Дядя Петя не раз видел её и каждый раз одобрительно цокал языком ей вслед, мол «достанется же кому-то жена». Сейчас от недавней девичьей красоты осталось очень мало. Её халат был почему-то разодран, всё плечо и часть каталки залиты свежей кровью. Половина лица и шея были как будто чем-то изорваны, замотаны кое-где бинтами и измазаны йодом. Из приёмного выскочили ещё два врача и перехватили каталку.
- Ничего себе! Это как...? - Саня, запнувшись на середине фразы, выронил недокуренную сигарету. - Что...? - от увиденного он не мог прийти в себя и только хлопал глазами.
Каталку достаточно быстро закатили внутрь здания, а водители всё стояли и смотрели то на пандус, где валялись обрывки бинтов, то внутрь машины. Весь пол в салоне был залит кровью, валялись упаковки бинтов, какие-то врачебные инструменты, зажимы и прочее. Дядя Петя никогда этим не интересовался. Но сейчас был не тот случай, чтобы просто отойти, тем более что машина была приписана как раз к нему и его бригаде. Мужчина бросил окурок в урну и пошёл к водительской двери.
- Пойдем, поможем! - кивнул Сашка второму водителю.
Вдвоём с Дамиром они пошли вдоль стены приёмного покоя в сторону гаража, куда дядя Петя уже гнал измазанную машину, намереваясь отмыть салон от крови. Они прошли почти половину пути, когда их внимание привлёк звук удара о стекло. Они посмотрели в ближайшее окно и увидели немолодого врача, пытавшегося зачем-то открыть створку. Вдруг из-за его плеча появились две руки, которые вцепились в плечи врача и потащили его от окна. Лицо врача исказила гримаса ужаса, и он исчез из оконного проёма.
- Опять какой-то урод на врача кидается! - второй водитель бросился к дверям приёмного отделения.
Растолкав людей на ступеньках приёмного отделения, Дамир исчез внутри. Сашка пошёл дальше в сторону гаража, сразу припомнив тот случай в начале зимы. Тогда на женщину-медика бросился с кулаками один из недовольных пациентов. Унять его смогли только дюжие санитары, которые передали его быстро приехавшей группе из охранной фирмы. Свою охрану в больнице не держали потому, что главврач по своей вечной дурости не считал это нужным. Сашка даже усмехнулся, представив, что сейчас будет в кабинете, потому что Дамир всё свободное от работы время уделял разного рода рукомашествам. За врача он не особенно беспокоился - обыватель без физической подготовки вряд ли успеет за несколько секунд нанести врачу-мужчине, даже пожилому, серьёзные побои. Дамир успеет утихомирить буяна, в этом Сашка не сомневался.
Завернув за угол, он быстрым шагом пошёл к машине, которая уже стояла возле ворот гаража. Дядя Петя разматывал поливочный шланг. Увидев Сашку, он кивнул внутрь салона.
- Проверь, пожалуйста, чтоб все ячейки закрыты были! Не измажься только.
Саня кивнул и забрался в брюхо машины, стараясь не наступать на кровь. Вытащив чистую перчатку и надев её на руку, он принялся подбирать лежащие на полу вещи. Измазанные в крови инструменты и бинты полетели в ящик для использованных вещей. Подобрав с пола парочку ещё чистых пузырьков, нераспечатанных бинтов и инструментов, не измазанных в крови, он закинул их в первый попавшийся отсек и захлопнул дверцу. Проверив дверцы остальных ячеек в боковых стенках машины, где хранился всяческий врачебный инвентарь, и захлопнув ещё парочку полуоткрытых, он выпрыгнул наружу. Дядя Петя уже стоял возле задних дверей машины со шлангом в руках.
- Отходи, Сань, будем чистить, - Пётр направил не слишком сильную струю воды внутрь салона машины.
Молодой водитель стоял рядом и смотрел, как не успевшая засохнуть человеческая кровь размывается водой и утекает наружу. Неожиданно ему в голову пришла какая-то мысль, крутившаяся в голове последние пару минут.
- Дядя Петя, а мы не зря моем? Там же явно криминал какой-то! Может, ментов ждать надо?
- Ага, щас прям! - усмехнулся Пётр Игнатьевич. - Если наши прилетели так быстро и без сопровождения, значит не до того им было. А доблестные явно на месте работают, если там что-то серьёзное. Вяжут виновного да орудие преступления изымают. А у меня тут своё рабочее место, и мне его готовить надо. Вдруг сейчас вызов будет, а у меня вся машина изгваздана?
- Так-то оно, конечно, так! - закивал Сашка.
Он знал подлую привычку главврача резать премии и оклады по любому поводу, даже самому незначительному. А грязная машина, да ещё и нужная на вызове - это был не просто повод. За это Петра Игнатьевича могли и уволить, написав какую-нибудь гадость в трудовой книжке.
Его размышления прервал хлопок двери. Дядя Петя уже сматывал шланг. Остатки воды, уже чистой, стекали в отверстия дренажного люка. Сашка развернулся и пошёл к кабине. Он только успел усесться на пассажирское сиденье и захлопнуть дверь с пассажирской стороны, как на место водителя уже заскочил Пётр Игнатьевич, уже успевший смотать шланг и закинуть его в служебный гараж.
- Поехали обратно. Посмотрим, чего там Дамир успел натворить! - усмехнулся Сашка.
Машина плавно вывернула из-за угла и поехала обратно к пандусу приёмного покоя, откуда должны были выйти врачи для следующего вызова. Поставив машину возле пандуса, чтобы удобно было закатить другую каталку взамен увезённой, водители вышли наружу. Они успели сделать только пару шагов в сторону курилки, как вдруг сзади них раздался звон разбитого стекла. Осколки полетели на газон вместе с табуретом, вывалившимся изнутри. Сразу после этого из окна выпрыгнул врач, молодой долговязый мужчина. Он был весь в крови, волосы всклокочены, белый халат изорван. Он приземлился удачно, проворно вскочил на ноги и кинулся к воротам. Практически одновременно со звоном разбившегося оконного стекла из распахивающихся дверей, ограждавших пандус от приёмного отделения, раздался дикий крик.
- Это чего? - Сашка выпучил глаза и завращал головой, пытаясь уловить причину крика и одновременно проследить за убегающим врачом, который уже был у ворот больницы. - Эй, ты куда? Чего случилось? – он попытался ещё раз докричаться до человека в белом халате.
- Внутрь пошли, там Дамир. Посмотрим, чего там орут! - потянул его за рукав Пётр Игнатьевич.
Сашка оглянулся ещё раз, но бегущий мужчина был уже за воротами. Не снижая скорости, он выбежал на улицу и помчался по тротуару. Сашка вздрогнул, когда раздался второй крик, на этот раз из раскрытого окна второго этажа.
Пётр Игнатьевич уже бежал к ступенькам возле пандуса. Сашка был молодым, поэтому просто запрыгнул с земли на пандус. К распашным самозакрывающимся дверям приёмного покоя «скорой помощи» они подошли одновременно и, толкнув створки, вбежали внутрь. Коридор был не слишком длинным и заканчивался с другой стороны такими же створками, отделяющими приёмную «скорой» от отделения «травмы». В коридоре лежал человек, и водители сразу побежали к нему. С первого взгляда им стало понятно, что человек в поношенном деловом костюме уже мёртв. У него было полностью вырвано горло, из шеи вяло вытекала кровь и ещё что-то.
Они подняли головы и увидели второго человека. Мужчина лет пятидесяти в брюках и ветровке шёл от водителей в сторону стойки, где обычно сидели медсёстры и персонал приёма, записывающий больных и оформлявший документы. Сейчас за стойкой прятались три женщины. Пожилая уборщица, совсем молодая девчонка-секретарь и девушка в медицинском халате. Человек в ветровке шёл прямо к ним, не снижая скорости.
- Эй, тут человек! Помощь нужна! - закричал Сашка.
Он посмотрел вглубь коридора, ожидая, что к нему подбежит кто-то из врачей. На его крик среагировал только один человек. Тот самый, который неверными шагами шёл к стойке регистрации. Он повернулся к водителям, и Сашка увидел его взгляд. Безумный, с остекленелыми и какими-то иссиня-чёрными мутными глазами. Пётр Евгеньевич, опустившийся на колени возле трупа, поднялся и направился навстречу человеку в ветровке.
- Вы чего прячетесь? Чего тут происходит? - начал он, но осёкся.
Позади идущего к нему человека раздался грохот. Дверь одного из кабинетов, вырванная из дверного проёма, вылетела и рухнула на пол. Через секунду в стену напротив врезался человек. Это была одна из практиканток, совсем молодая девчонка. Впечатавшись в стену, она сползла по ней, а из кабинета раздался крик Дамира.
- Осторожно, они сумасшедшие!
Из двери вылетел один из санитаров. Тот самый, что вышел из-за руля машины «скорой» и помогал с каталкой. Сейчас он был в той же одежде, но окровавлен. Следом за ним как чёрт из табакерки выскочил Дамир.
- Ещё один, похоже, такой же! - заорал Дамир, показывая на человека, который топтался посреди коридора, поворачиваясь на грохот.
Топчущийся на месте повернулся другим боком, и дядя Петя увидел на его щеке залепленную пластырем рану. Похоже было, что человек зачем-то забрёл сюда из соседнего коридора, где была приёмная «травмы».
Санитар уже бежал к человеку. Пётр хотел сказать «помоги, тут ещё человек лежит», но слова так и остались у него в голове, потому что санитар и не думал останавливаться. На полной скорости он плечом толкнул человека в ветровке, который от сильного удара полетел в сторону водителей.
- В сторону, мужики! - закричал санитар.
Они инстинктивно сделали шаг к стене, и санитар, схватив поднимающегося с пола человека, вышвырнул его в двери, ведущие к пандусу.
- Сашка, Пётр, сюда идите! - закричал Дамир.
Он уже подбежал к стойке, притащив на плече оглушённую практикантку. Там по-прежнему сидели женщины, пригнувшись за стойкой. В их глазах был ужас.
Водители кинулись к Дамиру. Лежащий на полу человек с разорванным горлом вдруг дёрнулся и схватил Петра Евгеньевича за штанину. Пётр в панике обернулся.
- Да он же жив!
- Ни хрена он не живой! - заорал санитар и бросился к ним.
Вдруг на его пути открылась одна из дверей кабинетов. Санитар резко затормозил, развернулся и вдруг ногой ударил кого-то, пытавшегося выйти. Раздался грохот. Лежащий на полу человек продолжал тянуть Петра за штанину, одновременно разевая рот, как будто пытаясь что-то сказать порванным горлом. Пётр в ужасе пятился от него, не зная, что предпринять. Подбежавший санитар с размаха ударил ногой ползущего по локтю. Рука хрустнула.
- Уходи! - закричал санитар.
Лежащий на полу человек вдруг пополз на уцелевшей руке прямо к Петру, не обращая внимания на повреждённую, но санитар перехватил его. Схватив ползущего за одежду, он протащил человека по полу, оставляя на нём полосы, и выкинул на улицу всё через те же распашные двери. Потом кинулся в распашные двери, ведущие в «травму».
- Саня! - послышался крик Дамира.
Пётр оглянулся. Дамир навалился всем телом на дверь лестничной площадки, ведущую на второй этаж и в подвал. Водитель подбежал к нему.
- Что там?
- Помогай, мля! - они уже вдвоём навалились на дверь, за которой явно был кто-то.
За дверью раздавались глухие удары. Схватив стоявший в десяти метрах стул, водитель помог заблокировать дверь.
- Саня! - снова закричал Дамир.
Молодой водитель высунулся из-за стойки.
- Да тут я, женщины здесь! Что тут у вас происходит?
- Кусают нас. И живые кусают, и мёртвые! - закричал Дамир.
- Какие мёртвые? Что вообще происходит-то? - Сашка высунулся из-за стойки.
- Они кусаются! А потом мёртвые встают и снова кусаются! - раздался сзади него истеричный девичий голосок. - Там полный подвал таких! Я еле убежала оттуда!
Со второго этажа раздался крик.
- Сашка, посмотри, что на приёме! - закричал Дамир.
Водитель, оставив женщин, рванулся к выходу на пандус, но выйти на улицу не успел. Снаружи раздался визг тормозов, потом сильный удар. Пол под ногами людей едва ощутимо вздрогнул. Саня бросился к дверям ещё быстрее. Распахнув их, он выбежал наружу.
- Дядя Петя, иди к женщинам, успокой их! Пусть ментам звонят или ещё куда! - продолжал кричать Дамир.
Пётр Игнатьевич бросился к стойке. Девушка-практикантка уже пришла в себя и сидела на полу, держась руками за голову. Бросив взгляд на женщин, он поднял трубку городского телефона и ткнул несколько кнопок на аппарате. Со второго этажа раздался ещё один крик. Звон и грохот послышались также из-за дверей травмы, за которыми скрылся санитар.
- Там скорая врезалась! И эти сумасшедшие! Они сюда идут! - в коридор вбежал Сашка.
Он попытался удержать двери, потом догадался закрыть задвижки и засовы, заблокировав распашные двери.
- Твою же мать! Не удержим! - Дамир напрягся.
Удары со стороны лестницы усилились. Сашка подбежал к нему.
- Там машина врезалась в стену! А эти, которых он повыкидывал, - Сашка кивнул в сторону дверей «травмы», где исчез санитар, - снова встали и сюда идут!
- Уходим, дядя Петя! - Дамир поискал глазами и кивнул на окно. - Высаживай стекло и уходим!
- А женщины? - спросил Пётр. - Они не смогут в окно выпрыгнуть. По телефону гудки, не берут трубку!
В двери травматологии снова вбежал санитар. Он был всё в том же окровавленном халате.
- Я выгнал людей из «травмы». Что тут у вас?
- Что-что! Перекусают нас тут сейчас и разорвут! Ломятся вон и со второго этажа, и с приёма, - Дамир продолжал удерживать дверь, подпёртую стулом.
- Уходить надо через «травму», пока там пусто! - указал ему пальцем на дверь санитар.
Он побежал к женщинам, чуть ли не пинками поднял их, так и сидевших в углу прямо на полу, и принялся толкать в сторону двери. От дальней двери вприпрыжку нёсся Сашка. Вдвоём с санитаром они силой вытащили женщин за дверь приёмного покоя. Пётр Игнатьевич бросил трубку и тоже поспешил к двери. Дамир продолжал держать лестницу. Едва Пётр проскочил мимо него, он отпустил дверь, отшвырнул стул и побежал следом. Распашные двери открылись, пропуская их в приёмную «травмы», и тут же закрылись. Остальные были уже возле двери главного входа. Пришлось догонять их.
Уже на улице женщинам стало лучше. Они пришли в себя и заторопились домой. Пришлось проводить их до ворот больницы. Помогло то, что главные ворота были не видны со стороны вторых ворот, через которые проезжали машины. Там женщины разбежались в разные стороны. Санитар тоже куда-то заторопился, сдёрнув халат. Водители остановились возле ворот больницы. Сквозь кусты, растущие вдоль ограды, корпус больницы был виден очень плохо.
- Ты куда сейчас? - Дамир посмотрел на Петра.
Тот пожал плечами.
- Не знаю. Так-то надо бы дождаться руководства или милицию, - он посмотрел на Дамира. - Так что там было-то? Ты чего людьми швырялся?
- Ты что, не понял, дядя Петя? Новости смотришь? Сумасшедшие это, показывали же, - Дамир кивнул куда-то за горизонт, явно намекая на новости «оттуда», то есть из Москвы.
- Какие сумасшедшие, Дамир? - вытаращился Сашка. - У него же глотка вырвана! Ну, у того, который лежал. Он вообще не мог живым быть, не то, что ходить! И санитар с девчонкой говорили, что они мёртвые.
- Да нету у меня другого объяснения, говорю же! - огрызнулся Дамир. - Я забежал в кабинет, давай оттаскивать того, что на врача бросался. А он сильный, да ещё цепляется за одежду. Боролись с ним, а врач вдруг сознание потерял. Ну, тот, которого этот урод бил. Я увидел, ну и швырнул в дверь этого психа от злости.
От корпуса больницы раздался крик, разбилось ещё одно стекло. Водители оглянулись. Несколько прохожих вздрогнули и стали высматривать, что случилось на территории.
- В общем, вы как хотите, а я домой побежал, - скороговоркой выпалил Сашка. - В крайнем случае, напишем объяснительные, и пусть прогул ставят. Завтра выйдем, а сейчас я домой.
Он оглянулся ещё раз на здание травматологии и побежал куда-то по улице.
- Дядя Петя, давай-ка, и мы так же сделаем, - Дамир глубоко вздохнул. - Сейчас мы никому и ничем не поможем, так что лучше дома с семьями переждём. Я не собираюсь идти и буйных утихомиривать! Пусть милицию вызывают или санитаров с «дурки».
Пётр Игнатьевич кивнул ему, пожал на прощание руку, и водители разошлись. Дамир жил где-то не слишком далеко, поэтому пошёл пешком. Пётр Игнатьевич, кинув ещё один взгляд на больничный корпус, поспешил на автобус.

3.2. Квартира на окраине города. «Начало». Раннее утро.

В половине восьмого зазвонил будильник. Алёна, симпатичная русоволосая девушка с голубыми глазами и красивым лицом, ткнула пальцем кнопку, и будильник замолчал. Вставать девушке абсолютно не хотелось. День был будний, а идти ей было никуда не надо. Так совпало, что половину занятий в школе отменили, другую заменили самостоятельной подготовкой к выпускным экзаменам. Девушка планировала выспаться, потом погулять с подругой по городу. Катя спала в соседней кровати, стоявшей в этой же комнате. Она тоже проснулась от непривычно громкого звука.
- Ты зачем его поставила? - спросила она, потягиваясь. - Поспали бы подольше.
- Это не я, - ответила Алёна. - Мама ставит. Говорит, что приучает к дисциплине и распорядку дня. Как маленькую, честное слово.
- Девочки, вставайте! - донеслось с кухни. - Чайник вскипел, мы на работу уходим.
- Да, мама, сейчас! - ответила Алёна. - Поваляемся ещё пару минут.
Через минуту хлопнула входная дверь. Родители Алёны ушли на работу. Девочки весело переглянулись.
- Можно дальше спать! - подмигнула Алёна подруге.
- А я что-то не хочу, - Катя села на кровати. - Буду вставать.
- Как хочешь. Телевизор громко не включай! - Алёна перевернулась на другой бок и зарылась поглубже под одеяло.
Катя поднялась и пошла в ванную. На улице было уже почти светло. По дороге, завывая сиреной, пронеслась куда-то «скорая помощь». Девушка не обратила на это особого внимания. Через некоторое время она вышла из ванной и пошла на кухню, прихватив с тумбочки расчёску. На стене кухни висел небольшой телевизор. Катя взяла пульт и включила федеральные новости. «Ситуация продолжает оставаться нестабильной, - сказал появившийся на экране ведущий. - Пока не удаётся выяснить, что именно вызвало вспышку психического заболевания, вызывающего неконтролируемую агрессию».
- Вчерашние мультики продолжаются, - пробормотала Катя, наливая чай и придвигая поближе печенье.
«Уполномоченные представители силовых структур заверили нас, что ситуация остаётся под полным контролем. Все, у кого будут замечены симптомы заболевания, будут изолированы и подвергнуты принудительному лечению. Кроме того, силовики пообещали нам, что будут выявляться и пресекаться все случаи покушений на людей, выдаваемые за вспышку агрессии. Также зафиксированы и официально подтверждены несколько случаев мародёрства».
- Опять ты эту фигню слушаешь? - фыркнула внезапно появившаяся в коридоре Алёна, прошла мимо кухни и исчезла в ванной.
«Пресс-службы самых известных институтов, - продолжал вещать репортёр, - уже подтвердили, что данное заболевание является вирусным, поэтому настоятельно рекомендовали не вступать в контакт с теми, у кого наблюдаются симптомы заражения. В свою очередь представители правительства заявили о том, что прибегнут к любым средствам, чтобы изолировать заболевших от здоровых во избежание проявления вспышек бешенства и распространения вируса».
- Да переключи ты уже, надоело! Что за радость слушать всякую фигню по утрам? То инопланетяне, то болезни, то метеорит с кометой в обнимку, - Алёна высунулась из двери ванной и даже начала загибать пальцы, перечисляя весь бред, который постоянно показывали по телевизионным каналам.
- А мне нравится! - Катя показала язычок Алёне и откусила кусочек печенья. - Это же своего рода юмор. Рассказывать зрителям, какой ужас их окружает и постоянно всех вокруг спасать.
Алёна состроила смешную рожицу, выражающую, по-видимому, крайнее раздражение и недоверие к сказанному, и опять исчезла в ванной.
«По неподтверждённым источникам, данные случаи наблюдаются не только в Москве. Заболевание распространяется и на другие города региона. Мы просим всех, кто столкнётся с агрессивным поведением, сообщать об этом в местные органы милиции. Им уже были разосланы приказы о самом жёстком и решительном пресечении подобного поведения».
- Слышала? - крикнула Катя. - Говорят, что распространяется. Скоро и до нас доберётся. Если, конечно, Подмосковьем не ограничится. Скоро и у нас агрессивные чудики будут по улицам бегать!
Она взяла пульт со стола и переключила на местный канал, где новости уже должны были закончиться. На экране показывали какой-то музыкальный клип. Потом музыка закончилась, и на экране появилась заставка местных новостей с пометкой «срочный выпуск».
- Чего это у нас в городе снова отчебучили? - спросила Алёна у Кати, входя в кухню и тоже присаживаясь к столу.
Катя пожала плечами и сосредоточилась на экране, где уже появился ведущий.
«Мы прерываем наше вещание для срочного выпуска новостей! - говорящий мужчина явно был чем-то взволнован. - Наш корреспондент случайно оказался сегодня утром возле травматологического отделения городской больницы. Как ему удалось выяснить, сегодняшняя ночь выдалась непростой для станции скорой помощи. Было много вызовов, свободных машин не хватает до сих пор. Как рассказал один из медиков, большая часть вызовов...»
- Я же говорила, что и до нас докатится! - Катя засмеялась. - Скоро будем в догонялки играть и волосы друг другу драть!
«Представители в милиции заявили, что несколько раз были вынуждены выезжать на вызовы вместе с сотрудниками «скорой». Несколько человек доставлены в отделения для разбирательства. Пострадавшие уже госпитализированы, часть пострадавших от госпитализации отказалась. Мы обращаемся ко всем, кто нас сейчас слушает, - продолжал вещать ведущий. - Если увидели кого-то, кто агрессивно себя ведёт или совершает другие противоправные действия, немедленно звоните в милицию».
- Допивай чай и пошли в магазин! - скомандовала Алёна. Она уже успела заглянуть в холодильник. - Мама тут нам наготовила, но я хочу чего-нибудь вкусненького! Поэтому пойдём по городу пройдёмся, заодно забежим в парочку магазинов.
- Прямо сейчас? Мы ведь ещё не оделись даже. А мне как минимум полчаса надо. Я же не пойду такой растрёпой. А вдруг мальчики встретятся?
Катя вскочила и бросилась в комнату, забыв вымыть чашку. Алёна усмехнулась.
- Ты о чём мечтаешь? Мы в магазин, вообще-то, собирались. Вечером погуляем. Сейчас-то смысл какой? Все кафе ещё закрыты, да и день будний.
Через полчаса девушки, наконец-то, вышли на улицу. Возле соседнего дома во дворе стояла машина милиции. Рядом перешёптывались несколько вездесущих бабок. Они явно были напуганы. Девушкам надо было пройти мимо них и выйти на улицу через арку дома. Когда они проходили мимо, одна из бабок явственно прошептала «вот ведь убивец».
- Что случилось-то, баба Люба? – обернулась к ней Алёна.
- Да вон, алкаши местные опять подрались. Один другого и того, на тот свет отправил. Только соседка говорит, что странно он его как-то. То ли покусал до смерти, то ли ногтями исцарапал. С ума сошёл, в общем!
- Соседка ваша бред несёт, а вы и верите! - отчеканила Алёна. - Катя, пошли отсюда, чего тут смотреть! Ну, подрались алкаши, подумаешь. Они каждый месяц дерутся, и каждый месяц новые приходят. Не квартира, а притон! На весь район уже известна.
- А чего участковый их не разгонит, - спросила Катя, еле успевая за подругой, направлявшейся к арке, - если про всё знает?
- Катька, ты наивная, - Алёна засмеялась. - Что он может-то? За жильё они худо-бедно платят, пожаров не устраивают. Ну придёт он, проведёт беседу, а толку-то? Пить людям не запретишь, драться тоже. Они ведь, как обычно, подерутся и милицию вызовут. А как те приедут, так выясняется, что они уже помирились и выпили за примирение. И заявление никто ни на кого писать не собирается. К ним последнее время уже и не выезжает никто, бесполезно.
- Но ведь сегодня приехали! - Катя оглянулась и следом за подругой вошла в арку.
- Значит, соседи вызвали. Достали алкаши кого-то. Или что-то совершили, что уже между собой алкоголем не зальёшь. Пошли, вон там магазин через два дома.
Девушки завернули за угол и, пройдя два дома, вошли в двери одноэтажной пристройки, прижавшейся боком к жилому дому. Здесь располагался круглосуточный магазин, где продавали почти всё. Не только продукты, но и бытовую химию, косметику и даже кое-что из мебели и бытовых приборов можно было купить в этой пристройке, больше похожей на рынок, чем на магазин. Именно в продуктовый отдел и направились девушки. Из динамиков, прикрученных по углам помещений, доносилась спокойная музыка, в магазине тоже было не слишком шумно. Достаточно быстро девушки набрали две полных корзинки того, что пришлось по душе. Родители Алёны оставили им список нескольких обязательных покупок, а на остальные средства (довольно значительные) девушки могли набрать всё, что будет угодно душе.
Они уже направились к кассе, когда услышали за одним из стеллажей какое-то барахтанье, как будто кто-то не слишком аккуратно перекладывал товар с места на место. Не обратив на звук особого внимания, они прошли в сторону кассы. Народу в магазине в будний день с утра было не слишком много, и очередь перед кассой была совсем маленькой. Возле кассы сидела тётка, которая всем своим видом выказывала недовольство и обеспокоенность. Когда Алёна поставила на ленту корзинку, а Катя только собралась поставить рядом вторую, тётка неожиданно отвлеклась от кассы.
- Митрич! Ты где ходишь? Сюда иди, говорю! - её зычный голос разнёсся по залу.
Девушки переглянулись и улыбнулись. Очередь продвигалась быстро. Через две минуты тётка уже достаточно сноровисто посчитала все товары и даже сама разложила их в четыре пакета. Приняв от Алёны несколько бумажек, она открыла кассу и мельком глянула на дверь магазина. В дверь как раз вошли два молодых человека лет двадцати пяти, в странной чёрной одежде, похожей на омоновскую. Катя разглядела нашивку на рукаве одного из них и кобуру с пистолетом на поясе у другого, сразу поняв, что это какие-то охранники. Скорее всего, из какого-то охранного агентства, которое отправляло группы по вызовам с тревожных кнопок. Легковая машина с логотипом охранного агентства, остановившаяся напротив стеклянной двери магазина, подтвердила её догадку.
- Смотри, какие ребята! - прошептала Алёна, толкая локтем в бок Катю.
Её шёпот прошедшие в зал охранники не услышали, зато услышала кассирша. Она улыбнулась, не прекращая отсчитывать сдачу. Отсчитав, она положила деньги перед девушками, а сама снова посмотрела куда-то в зал.
- Слава тебе, господи, приплёлся! Иди сюда, товар унеси в подсобку! - она похлопала ладонью по увесистой с виду коробке, стоявшей рядом с кассой. - Ну что ты еле плетёшься? Уже успел приложиться, что ли?
Девушки, разбирая пакеты, оглянулись и увидели приближающегося мужичка в синей робе. Типичного трудягу, каких полно в магазинах. Такие трудятся в подобных местах, не гнушаясь никакой работы, начиная от мелкой электрики и заканчивая грузчиками. Зарплата, как правило, небольшая, но из-за страсти к периодическим алкогольным возлияниям их не берут больше никуда.
Девушки уже подходили к дверям магазина, когда грузчик, наконец, доплёлся до кассы. Сзади него в десятке метров к кассе шли какой-то сухощавый дедок и полная женщина. Грузчик, подойдя к ленте, не обратил внимания на коробку, а зачем-то потянулся руками к кассирше, сидевшей к нему боком. Лента была не широкая, поэтому он сразу схватил кассиршу за руку и потянул к себе.
- Ты чего, Мит... А-а-а-а! - резким криком перебила сама себя кассирша.
Подошедший грузчик зачем-то потянул её руку к себе и вдруг впился в неё зубами. Брызнула кровь. Грузчик же, мотнув головой и оторвав кусок плоти, тут же укусил руку ещё раз.
- Мама! - вскрикнула Алёна.
Она выронила пакеты на пол и прижалась спиной к входной двери, которая в нарушение всех норм открывалась почему-то внутрь, а не наружу. Катя от увиденного чуть не потеряла сознание. Кассирша продолжала отбиваться от грузчика, который не желал отпускать руку, вцепившись в женщину мёртвой хваткой. Полная женщина в проходе неожиданно осела на пол, повалив на себя стенд с бритвами и батарейками. Дедок же, наоборот, проявил храбрость. Он подскочил к грузчику и стал лупить того по спине своей тростью. Из-за ближайшего ряда стеллажей появился один из охранников с полными руками печенья, газировки и прочего.
- Чего визжите? - спросил он и, разглядев кровь, бросился к кассе, уронив продукты на пол.
Перепрыгнув через упавшую в обморок женщину, он одним движением плеча оттёр дедка и схватил грузчика сзади за шею удушающим приёмом. Подставив бедро, он рванул плечо в сторону, перекидывая мужичка через себя и отрывая от женщины. Кассиршу, которую грузчик так и не отпустил, бросило вперёд на ленту прилавка. Сам же мужичок, перелетев через охранника, оказался на полу лицом вниз.
Катя, тоже прижавшаяся спиной к двери, мелко дрожала. Она посмотрела рядом - Алёна закрыла лицо руками, по её лицу катились слёзы. От прилавка послышались рыдания - кассирша держалась за руку, стараясь остановить кровотечение. Рядом с ней стоял старик, всё так же потрясая своей тростью. Глаза его горели яростью. Второй охранник уже успел подбежать к медицинскому шкафу и просто оторвать дверцу, невзирая на ключ, висевший рядом. Он схватил оттуда аптечку и устремился к кассе.
- Дёрнешься - шею сверну! Лежи, гнида! - в голосе первого охранника слышалась сталь.
Катя успела подумать про себя, что беспрекословно выполнила бы всё, услышав такой голос. Но мужичок был другого мнения и явно не собирался лежать. Он сопротивлялся так активно, что даже плечистому охраннику никак не удавалось надеть на него наручники.
- Диман, вызывай «пепсов» и скорую! - скомандовал охранник напарнику, продолжая бороться с лежащим на полу грузчиком, который пытался перевернуться на спину.
- Сейчас, только кровь ей остановлю! - второй уже распаковал бинт и сосредоточенно обрабатывал руку кассирше, которая спокойно, видимо, в ступоре от боли и вида крови, сидела возле кассы. Его взгляд упал на деда, потом метнулся на девушек. - Дед, уймись! Девчонки, посмотрите, чего там с тёткой! В обмороке она, кажется.
Катя посмотрела на Алёну, но та явно не была сейчас способна ни на что, кроме слёз. Катя поставила пакеты прямо на пол, рядом с теми, которые уронила Алёна, и пошла вдоль рядов, стараясь обойти место, где охранник по-прежнему пытался держать на полу сопротивляющегося грузчика. Второй охранник уже закончил оказывать помощь и, коротенько продиктовав адрес магазина для машины «скорой», уже вызывал милицию. Катя завернула за ряд стеллажей и подошла к женщине, которая уже начала приходить в себя. К счастью, та успела ухватиться за стенд, когда падала, поэтому сильно не пострадала. Катя помогла ей сесть поудобнее на полу, выяснив у женщины, что подняться та пока не может.
За дверями неожиданно раздался визг тормозов, и по стеллажам побежали цветные зайчики. Снаружи вплотную к машине охраны приткнулся милицейский УАЗ в характерной раскраске. Оттуда выскочили двое, один из которых был вооружён странного вида коротким автоматом, похожим на Калашников, и бросились к дверям. Дед тем временем успел отойти к кассе и успокаивал продавщицу, которая всё так же сидела, не обращая ни на кого внимания.
- Что тут, на? - заорал первый, влетев в дверь. Он бесцеремонно отпихнул Алёну, так и стоящую в дверях, и заметил забинтованную женщину. - Что случилось? - повторил он чуть тише, подходя ближе и заметив охранников.
Второй милиционер остался у двери, а третий так и сидел в машине, что-то говоря в рацию.
- Да вон чучело! - кивнул охранник в сторону, откуда всё ещё слышалась возня. - Напал на кассиршу. Зачем-то руки ей искусал, - он снова кивнул, на этот раз в сторону пострадавшей женщины.
Милиционер с автоматом прошёл в зал и вдруг с ходу огрел ботинком по рёбрам барахтающегося мужичка, который уже успел перевернуться на бок, несмотря на усилия охранника.
- Тварь! Пришиб бы! - рыкнул он. - Грищенко, наручники, помогай!
Втроём они наконец-то ухитрились надеть на грузчика наручники. Грищенко поднял его за шиворот и поволок к двери, помогая задержанному пинками.
- Что ж ты так грубо-то, милчеловек? - дедок махнул авоськой в сторону двери.
Милиционер обернулся и обвёл взглядом людей.
- Вам вообще повезло, что мы рядом были! Проезжали мимо, услышали адрес. С ума он сошёл, свихнулся. Не соображает, что делает. И он такой не один, с утра по городу мечемся, утихомириваем. Экипажей не хватает.
- Это как в новостях, что ли? - вдруг подала голос тётка, сидящая на полу.
- Точно так! - кивнул старший. - А «скорую» можете не ждать, - он повернулся к кассирше. - У них забот с утра ещё больше, чем у нас. Возни невпроворот, и не только с такими же сумасшедшими, но и с пострадавшими. С самого ранья мечутся. Так что давайте-ка, вставайте с пола, - он кивнул тётке, которая довольно резво поднялась с пола, и снова повернулся к кассирше. - Рану вам обработали?
- Да, кровь я остановил, бинты наложил. Края раны продезинфицировал, артерии и вены не задеты, - отрапортовал второй охранник.
Старший удивлённо хмыкнул.
- Молодец, могёшь! - произнёс он с лёгкой улыбкой, но ту же снова посерьёзнел, увидев сквозь дверь, как снаружи его подчинённый вместе с подоспевшим водителем впихивает в машину сумасшедшего. - В общем, так. Пострадавшие ещё есть? - он обвёл взглядом людей.
- Нет. Вроде нет. Нормально всё, - вразнобой ответили люди.
- Тогда слушайте меня. Никого не ждём, ни милиции, ни скорой. Отец, давай домой, вы тоже, - бросил он дедку и кивнул полной тётке, после чего повернулся к охранникам. - Так, ребята, один берёт машину и отвозит домой пострадавшую. Второй остаётся здесь. Закрывает магазин, звонит директору и дожидается его. В городе ЧП из-за этих психов, так что выполняем!
Тётка и дедок пошли к дверям, позади них второй охранник вёл кассиршу к выходу. Старший проводил их взглядом и заметил девчонок, так и стоящих в уголке возле ячеек хранения.
- Вам чего, молодёжь, особое приглашение? Ну-ка, собрали свои пакеты и вымелись отсюда!
Катя дёрнула за локоть Алёну, которая понемногу отошла от шока, и стала собирать пакеты. Старший внимательно наблюдал за ними, проводив взглядом ушедших посетителей и покосившись на охранника, который уже дозвонился кому-то по телефону и теперь просто сел в сторонке, чтобы не запачкаться в крови.
- Кстати, девчонки! – произнёс милиционер. Сидевшая на корточках Катя покосилась на него снизу вверх. - Молодцы, что едой запаслись. Вы давайте-ка домой и старайтесь не выходить. Скоро режим ЧП снимут, всех заразившихся отправят в больницы. Пока сидите дома, а то тоже нарвётесь на такого!
Катя собрала два пакета, сунула их Алёне в руки, затем подняла два своих. Открывая дверь и выталкивая подругу на улицу, она всё же опомнилась и пискнула «спасибо» в спину вышедшему за ними патрульному. В магазине остался один охранник. Он всё так же сидел на стуле возле выхода и разглядывал свои запястья. На них отчётливо виднелись царапины, которые оставил ногтями грузчик во время борьбы на полу магазина.

3.3. Овощебаза «Лутарино». День тот же. Утро.

Евгений шёл к остановке автобуса. Было раннее утро, народу на улицах было ещё очень мало. Куда-то пронеслась «скорая», потом в обратную сторону проехал патрульный уазик. Евген проводил его взглядом и пожалел, что на вчерашнее празднество поехал не на своей «Газели». Из-за тесноты парковок в жилых районах, где жил Серёга, с его грузовичком вечером было не развернуться из-за припаркованных легковых автомашин. Да ещё и выпили приятели «два раза по полста», поэтому сегодня, чтобы добраться до овощебазы, предстояло трястись в пыльном автобусе.
В салоне подъехавшего автобуса народу оказалось достаточно много. В основном работяги, которые, так же как и он сам, ехали в промзону. Он прошёл в конец салона и устроился поудобнее на заднем сидении. Ехать предстояло почти до конечной остановки, так что оставалось время и подумать о семье, и кое-что прикинуть. Надо было взять немного денег, чтобы оплатить запчасти. Кроме того, колёса уже требовалось поменять, о чём ему неоднократно намекали инспекторы, останавливавшие его машину для проверки документов. К тому же, недавно ему прямо в фару прилетел камень от встречного Камаза. Теперь требовалось срочно её заменить, потому что приближалось время прохождения техосмотра. Жена уже который раз спрашивала его, куда бы он хотел поехать в совместный отпуск - в Краснодар к её родителям или к его, в соседнюю область. Отдохнуть хотелось поближе к югу, но расходы на далёкую поездку вставали в копеечку.
- Нет ничего лучше, чем отдых с семьёй, - пробормотал Евгений, глядя в окно.
С такими мыслями Евген доехал до своей остановки, которую в городе по старой привычке называли «вторая проходная». Выйдя из салона автобуса на улицу, он привычно уже огляделся. В промзоне в последнее время завелась свора собак, которые облаивали всех прохожих. Обычно администрация псов не трогала, потому что безродные шавки всей своей собачьей душой ненавидели крыс, но и не сильно прикармливала, чтобы стая не плодилась. Сегодня несколько этих блохастых тварей, как обычно, сидели возле соседних ворот, где располагалась небольшая пекарня. Оттуда привычно тянуло свежей выпечкой. Псы, очевидно, уже наелись хлебных корок, которые выкидывали утром при выпечке хлеба, поэтому вели себя тихо. Они сидели или лежали на узкой полоске земли возле бетонного забора, отделяющего промзону от дороги.
Евген пошёл к воротам овощебазы и, уже подходя к ним, ощутил какое-то беспокойство. Вроде бы всё было как обычно: охранник, напарник Серёги, сидел в своей будке за стеклом; из-за забора донеслись крики с матюгами, без которых не обходилась ни одна разгрузка машины с овощами; девчонка из офиса, принимающего заказы на доставку, шла впереди него, тоже торопясь на работу. И всё же что-то было не так. Он так и не понял, что именно, пока вслед за спешащей девушкой не прошёл на территорию овощебазы.
Ворота практически всех погрузочных платформ и пандусов оказались закрыты. На загрузке не стояла ни одна машина. Точнее, машины были, даже несколько, и стояли они возле погрузки, но ни к одной не спешил местный грузчик с мешком на спине. Вместо этого несколько человек зачем-то сгрудились возле одной из дальних подсобок, точнее даже сказать - сарая из сколоченных поддонов, где хранился уборочный инвентарь дворников. Евген пошёл дальше, к своей машине, и не сразу обратил внимание на пару крыс, прошмыгнувших у него под ногами и устремившихся к забору. Дверь небольшого офисного зданьица была раскрыта настежь, что было достаточно необычно - офисные девчонки не переносили запаха гнилых овощей и земли. Именно поэтому спешившая к двери девушка ускорила шаг, стараясь поскорее оказаться внутри.
Быстрым шагом Евген прошёл мимо здания. Его машина вчера осталась стоять в дальнем краю двора, как раз там, где сейчас толпились грузчики. Подойдя к ним поближе, Евгений заметил в толпе людей одного из водителей, второго охранника и уборщика, подметавшего по утрам огромный двор. Самое удивительное было то, что люди не галдели, как это обычно бывает в таких случаях. Они молча стояли возле двери в подсобку, как бы стараясь получше разглядеть что-то, находившееся внутри. Евген уже почти дошёл до машины, от толпы его отделяло метров пятьдесят. Вдруг сзади него раздался приглушённый крик, полный нечеловеческого ужаса. Слышно было плохо, как будто крик доносился из какого-то дома. Евген оглянулся и понял, что кричали из-за той самой двери в офисном здании, в которую минутой ранее вошла девушка. Он слегка замедлил шаг, ожидая, что сейчас из будки выйдет охранник, который должен был услышать кричащего человека. Да и ключи от машины почему-то оказались в самом низу кармана куртки. Он так и стоял рядом с водительской дверью своей «Газели», нашаривая ключ, когда вдруг услышал ещё один крик, уже с другой стороны.
- Евгений Витальич, беги!
Водитель недоумённо оглянулся. К своему удивлению, он увидел, что больше половины людей отошли от подсобки и направились к нему. Он нащупал, наконец, ключ в кармане и шагнул им навстречу.
- Вы чего там в сарае увидели-то? - указывая на сарай, громко спросил он у тех, кто стоял к нему поближе.
Никто ему не ответил, но пара человек почему-то ускорила шаги. Впрочем, их походка была какая-то странная. Они дёргались на ходу, как будто прихрамывая, или как будто отсидели сразу обе ноги.
- Беги, Витальич!!
Наконец, Евген рассмотрел в окошке сарая, неизвестно зачем оставленном под самой крышей, кричавшего человека. Да и по голосу водитель его уже узнал, несмотря на то, что кричавший был близок к истерике. В окне подсобки маячила голова Автандила Анзоровича, заведующего овощебазой. Сейчас его обычно улыбающееся и деловитое лицо было искажено до неузнаваемости. Оно выражало одновременно страх, смятение и обеспокоенность. Он замахал водителю ладонью и снова закричал.
Громкий крик услышал не только водитель «Газели». Больше половины людей вдруг повернули назад к сараю и зашагали обратно. Остальные потоптались на месте, повращали пару секунд головами, но потом снова пошли к Евгену.
- Чё у вас там за собрание? Автандилу вломить решили? Допёк-таки? - водитель сделал ещё шаг вперёд и смог, наконец-то, разглядеть идущих к нему людей.
Первым шёл один из дворников в ярком оранжевом жилете, на ношении которых настоял сам Автандил. Всё боялся, что кого-то из рабочих задавит машина. Дворник был весь в пыли, как будто всю сегодняшнюю грязь не вымел со двора, а повесил на себя. Следом за ним шли два разнорабочих-забулдыги, покачивающаяся походка которых нисколько не удивила Евгена. Он хорошо знал эту публику, постоянно прикладывающуюся к бутылке. За ними шла уборщица помещений в синем халате, которая мыла полы и прибиралась в офисном здании. Даже сейчас на ней были офисные тапочки, которые никак не подходили для ходьбы по грязному двору. Следующим шёл охранник из ночной смены, форменная одежда которого была почему-то расстёгнута. За ними шёл ещё народ, но рассмотреть их получше уже не получилось.
Евген остановился и попятился. Оранжевый жилет дворника был заляпан свежей кровью. У одного из разнорабочих было порвано лицо и часть шеи - он был весь в крови, и вообще не ясно было, почему он до сих пор не упал замертво. У второго грузчика вместо руки была голая кость от локтя до кисти. Страшнее всего было смотреть на охранника. Он качнулся, и Евген увидел, что у него не просто расстёгнута одежда. Рубашка на охраннике была порвана, был виден голый торс. И не только торс - из живота охранника свисало до самых колен что-то, похожее на требуху.
Всё это водитель успел рассмотреть буквально за одну секунду. Он попятился, сделал пару шагов от людей, но споткнулся обо что-то пяткой и сел на задницу. Тут же перевернувшись на живот, он кое-как вскочил и отбежал от людей, слыша за спиной шарканье ног и какое-то скуление. Отбежав за машину, он выглянул. Заведующего в окне уже не было. Возле окошка снова толкались люди, тянущие к нему руки, как будто пытаясь забраться внутрь и мешая друг другу. Вторая группа странных окровавленных людей подходила к машине и была от неё уже в нескольких шагах. Никто из них до сих пор не ответил ни слова Евгену, никто ничего не закричал. Они безмолвно шли к человеку и были уже в двух шагах от грузовичка. Евген бросился бежать вокруг машины и на полном ходу столкнулся с охранником, который неожиданно вышел с другой стороны машины. От сильного удара оба упали, но водитель снова успел первым вскочить на ноги. Охранник, лёжа в пыли, вяло перебирал руками и ногами, пытаясь встать. Сзади снова послышался тот же скулёж и шаркающие шаги нескольких приближающихся человек. Водитель в панике оглянулся назад. Пусть к кабине был отрезан подошедшими людьми. Женя понял, что попросту не успеет открыть запертую дверь машины и забраться внутрь, захлопнув её за собой.
Самым ближним зданием был офис, потому что остальные двери были очень далеко или выглядели закрытыми. Евген устремился к офису, вспомнив, что там есть люди и там же находится городской телефон. Запереться там, переждать, вызвать милицию со «скорой помощью» - вот чего он хотел сейчас больше всего. Про мобильник, болтающийся в кармане куртки, он в панике совсем позабыл. До офиса было не слишком далеко, и он пробежал это расстояние менее чем за полминуты. Подбежав к двери, Евгений рванул её на себя. Заглянув за дверь, он убедился, что никого поблизости нет. Однако следовало торопиться - его преследователи шли хоть и не слишком быстро, но отворачивать явно не собирались. Евген закрыл дверь, стараясь не слишком громко хлопнуть ею. Он помнил о крике, который раздался из здания пару минут назад, но деваться больше было некуда - на улице были эти странные люди, и ближайший телефон находился тоже здесь. Он закрыл дверь на засов и стал на цыпочках пробираться по помещению. Офис был двухэтажный, и Евген сразу понял, что мелькать в окнах первого этажа бессмысленно, да и попросту опасно. Его могли заметить эти странно ведущие себя люди, поэтому он стал подниматься на второй этаж. Там располагались бухгалтерия, отдел кадров и комната отдыха. Там же были городские телефоны.
Пройдя половину лестницы, Евген услышал ритмичный стук. Он на цыпочках преодолел вторую половину лестницы, вышел на площадку и заглянул влево, за угол. Там стояла полная тётка из отдела кадров. Евген всё никак не мог запомнить, как её зовут. Она ритмично била ладонями по двери и царапала ногтями косяки, как будто пыталась открыть запертую дверь. Водитель сразу отметил, что точно так же вели себя те странные люди возле подсобки, где сейчас скрывался Автандил. Практически не боясь, что его услышат, он прошёл прямо, в другую часть коридора. Там располагалась ещё одна комната, отдел кадров. Дверь в комнату была почему-то открыта настежь. Евген заглянул внутрь кабинета - там никого не оказалось. Он вошёл в комнату и осторожно прикрыл дверь, стараясь не выдать себя скрипом. Евгений подошёл к ближайшему столу, поднял трубку телефона и набрал короткий номер. Ответили ему достаточно быстро, но голос говорившего был каким-то странным, раздражённым и одновременно усталым.
- Дежурная часть, лейтенант Симонов! Слушаю вас.
- Здрасте! У меня тут люди какие-то странные...
- Ходят странно, глаза неживые и бросаются на людей? - перебил его голос в трубке, не дав договорить.
- Да, всё так! А откуда вы...?
- Не вы первый, - снова не дал ему договорить дежурный. - Это вспышка какого-то бешенства. Причины заражения пока неясны. В общем, я вам вот что скажу. Диктуйте адрес, постараюсь вам помочь. Но быстро не ждите, вызовов очень много!
- Так а что же … - Евген попытался вставить ещё одну фразу.
- Делать вам пока нужно одно, - закончил за него фразу дежурный. - Постарайтесь исключить все контакты с теми, кто подозрительно или странно себя ведёт. По возможности не выходите из дома. Запаситесь едой и переждите ситуацию где-нибудь. Дома или у знакомых каких-нибудь. Как только ситуация улучшится, мы кого-нибудь пришлём.
- Так ведь они же ... - ещё раз попробовал Евген.
- Всё, извините, звонков много. Следуйте инструкциям! До свидания, - ответил ему лейтенант, и в трубке послышались гудки.
Евгений положил трубку и озадаченно посмотрел в окно. По двору шли в сторону подсобки двое «заразившихся». Их выдавала походка, неровная и дёргающаяся. Он налил себе стаканчик воды из кулера и присел на край стола. Следовало подумать о том, как выбираться отсюда. Оставаться в офисе и пережидать ситуацию, надеясь на помощь, как советовал ему лейтенант, он не собирался. Слишком хорошо он запомнил слова «не вы первый» и сразу сообразил, что точно такой же опасности может сейчас подвергаться и его семья.
Из задумчивости его вывели громкие крики, раздавшиеся на этот раз снаружи. Евген подскочил и аккуратно подошёл к окну. Возле проходной несколько человек подмяли под себя ещё одну девушку-менеджера. Сзади них метались два человека, пытаясь помочь девушке. Один из водителей и грузчик, тоже работавшие в дневную смену, хватали за плечи тех, кто сейчас склонился над девушкой, и пытались оттащить людей от неё. Через несколько секунд их самих уже схватили цепкими руками те, кто секунду назад напали на девушку. Борьба была недолгой. Водителя опрокинули почти сразу, а грузчику, который был покрепче, удалось вырваться. Он со всех ног побежал обратно, в ворота проходной. Даже отсюда было видно, что второй охранник как-то безучастно смотрит на происходящее из своей будки. Несколько человек направились вслед за убежавшим грузчиком, а остальные снова склонились над девушкой и упавшим водителем, продолжавшим слабо отбиваться, но вскоре затихшим.
- Так, что же делать? Выйти мне точно не дадут, - вслух подумал Евген.
Через несколько секунд он понял, что произнёс эти слова зря. Снаружи послышались шаги, и раздался удар в дверь. Он бросился к двери и схватился за ручку, осознав, какую глупость только что сделал. «Сумасшедшая» женщина услышала его голос и тут же среагировала, пытаясь теперь забраться к нему в комнату. Спасло то, что дверь открывалась наружу, а «сумасшедшая» не могла этого сообразить, колотясь в неё ладонями. Евген держался за ручку и понимал, что теперь ему не отойти от двери. Рано или поздно «заражённая» случайно нажмёт на дверную ручку, дёрнет за неё и войдёт в кабинет. Удары снаружи были такими сильными, что сотрясалась даже стена из гипсокартона. Оставался только один способ выжить - уходить отсюда. Но в соседней комнате, куда недавно ломилась тучная тётка, была ещё девушка. Водителю казалось неправильным бросить её здесь.
Бесшумно нажав на ручку, Евген изо всей силы толкнул её. Дверь ударилась об кого-то и чуть не слетела с петель. Тогда он ещё раз ударил по двери ногой, пытаясь оттолкнуть того, кто был за дверью. Дверь опять ударилась обо что-то, и в коридоре послышался грохот. Евгений выскочил наружу. Одного взгляда хватило, чтобы увидеть того, кто только что долбился в дверь. Тётка-бухгалтер лежала внизу лестничного пролёта и не двигалась. Водитель аккуратно выглянул в другую часть коридора и, удостоверившись, что больше никого нет, подошёл к двери. Он постучал, но ответа не дождался. Стучать громче или звать было глупо - его могли снова услышать. Евген нажал на ручку двери, и она почему-то открылась. За его спиной в коридоре послышалась возня. Он глянул через плечо и обомлел. Бухгалтерша поднималась на ноги, невзирая на явно сломанную руку, неестественно искривлённую чуть ниже локтя. Он попятился и закрыл за собой дверь, подперев её подвернувшимся под руку стулом, и сразу понял, почему «сумасшедшая» не могла сюда войти. Чтобы войти в эту дверь, надо было нажать на ручку двери. Через несколько секунд сбоку от него раздался всхлип. Он присел от страха и обернулся. Девчонка из отдела заказов сидела в дальнем углу и плакала.
Водитель подошёл к ней. Она услышала шаги и сжалась в комок, не отрывая ладоней от лица. Он коснулся плеча девушки, отчего она вздрогнула.
- Эй, я нормальный. Давай прекращай реветь!
Девушка отняла руки от лица. Ужас на её лице сменился удивлением, затем разочарованием, потом надеждой.
- Вы меня спасёте от этих бешеных? - спросила она, продолжая всхлипывать.
- От этих, которые снаружи? - переспросил он, кивнув за дверь. - А почему бешеных?
- По телевизору говорили вчера вечером. В Москве вспышка какого-то заболевания. Люди с ума сходят и начинают друг на друга бросаться. Похоже, что и у нас началось.
Раздался удар в дверь. Девушка снова вздрогнула всем телом. Евгений оглянулся.
- Не волнуйся так! Дверь захлопнулась, она не догадается сюда войти. Можем тут подождать, - он лихорадочно подбирал слова. - Сейчас подумаем, как нам тут обустроиться, и ещё раз в милицию позвоним. Должны помочь.
- Не могу я тут ждать, мне в больницу надо! - девушка подняла локоть левой руки, и Евген увидел порез на руке.
- Всего-то! - Евгений делано усмехнулся, пытаясь своим несерьёзным видом успокоить девушку. - Сейчас поможем, делов-то на две секунды.
Он подошёл к стенному шкафчику, в котором располагалась аптечка. Всё тот же Автандил Анзорович настоял на их установке после пары проверок. Достав из шкафчика аптечку, водитель вернулся обратно.
- Вставай давай, чего расселась! На стул садись, руку положи перед собой на стол.
Девушка поспешно встала из своего угла, сделала пару шагов и опустилась в офисное кресло. Помогая себе второй рукой, она вытянула левую руку перед собой.
- Плохо слушается почему-то, - пожаловалась она, жалобно глядя прямо в глаза Евгену.
Он подошёл, притянул к себе стул, сел и распаковал аптечку.
- Сейчас сделаем! - он ещё раз оглянулся на дверь, откуда раздался очередной удар, и приступил к обработке раны.
Через несколько минут девушка произнесла «спасибо» и оглядела свежую повязку. Евген хотел ещё перевязать руку и подвесить её на шею, но девушка отказалась. Потом она взяла мобильный и стала набирать какой-то номер.
- Куда звонишь?
- Парню своему, Артуру, - ответила девушка. - Я уже звонила в «скорую», мне сказали, что свободных машин нет. Я им попыталась объяснить, что руку порезала, а они мне нагрубили в ответ. Сказали, что это не смертельно и при желании сама смогу в больницу прийти. И в милиции тоже отказались, адрес только записали. А Артур сказал, что скоро приедет.
Через несколько секунд ей, очевидно, ответили. Девушка радостно затараторила в трубку. Она просила своего невидимого собеседника поторопиться. Евген услышал это и подбежал к ней.
- Дай сюда! - он вырвал трубку у неё из пальцев. - Эй, уважаемый!
- Да, кто это? - послышалось в трубке.
- Евгений я, - ответил водитель. - Ты сможешь приехать? Адрес знаешь?
- Конечно, сейчас буду! Уже сажусь в машину! - ответил ему голос из динамика телефона.
- Не вздумай заезжать внутрь! Возле нашей базы, метрах в ста, есть остановка автобусная, «вторая проходная» называется. Жди возле неё, мы выберемся!
- А что у вас там? Тоже эти бешеные, что ли? - в голосе из трубки послышалось явное беспокойство.
- Они самые! - усмехнулся Евген. - Давай к остановке, если хочешь помочь! Стой там и жди звонка.
- Хорошо, я скоро буду, - озадаченно произнёс собеседник, и через несколько секунд в трубке телефона зазвучали гудки.
Евген вернул мобильник девушке. Та положила телефон в сумочку и посмотрела на водителя.
- Почему вы сказали ему не приезжать? - она настороженно глядела на водителя.
- Выгляни в окно и посмотри! - Евген усмехнулся. - Там во дворе полно таких же, как эта, - он кивнул головой в сторону двери, откуда раздался ещё один удар.
Девушка подошла к окну, пугливо оглядываясь на дверь. Выглянув в окно, она тут же отпрянула и снова приготовилась расплакаться, на этот раз от увиденного за окном ужаса. Евген положил ей руку на плечо.
- Давай без мокроты, меня тоже родные дома ждут.
Вспомнив про мобильник, Евгений похлопал себя по карманам и достал мобильный телефон. Нажав пару кнопок, он отошёл от окна, чтобы поговорить.
- Привет, дорогая! - обрадованно сказал он, услышав родной голос. - У вас там всё нормально?
- Да, я дома уже, - ответила ему Светлана. - По магазинам ходила, уже вернулась. Случилось что-то?
- Нет-нет, всё хорошо! - поспешно успокоил её Евгений. - Просто есть у меня парочка новостей. Сиди дома, никуда не ходи. Я приеду и всё расскажу.
- Хорошо! - задумчиво ответила его жена. - Дина звонила только что. У них в школе карантин объявили. Болезнь какая-то, как им сказали. Всех распустили по домам.
- Никуда её не выпускай! - настойчиво повторил водитель. - Сидите обе дома. И позвони Динке, скажи, чтобы шла прямо домой и нигде не задерживалась!
- Сейчас позвоню, - вконец растерялась Светлана. - А что всё-таки случилось?
- Я всё расскажу, когда приеду! - повторил Евгений. – Будьте в квартире! Я тут немного занят. Пока, любимая!
Он ткнул на кнопку, завершив разговор, и сунул телефон в тот же карман. Девушка сидела на стуле в углу кабинета, едва заметно вздрагивая от ударов, доносившихся от входа.
- Задумалась о чём-то? - подойдя к ней, всё так же шутливо спросил Евген. - Небось, уже придумала, как нам выбраться?
- Нет! - помотала головой девушка, испуганными глазами уставившись на водителя. - Я не знаю даже, как теперь на лестницу выйти. Там ведь она!
- И не только там, - задумчиво подтвердил водитель. - Ещё и на улице целая толпа.
- И что же нам делать… - девушка запнулась.
- Евгений Витальевич, но давай просто Женя.
- А я Надежда. Так что нам делать, дядя Женя? - всё же переиначила по-своему девушка.
- Что-что! Будем думать. Хотелось бы всё же уйти отсюда живыми, не заразившись.
- Так, может, мы лица замотаем платками хотя бы? У меня есть! А то вдруг по воздуху это бешенство передаётся!
- Если бы по воздуху передавалось, мы бы с тобой сейчас не беседовали, а тоже по двору ходили и на здоровых кидались! - Евген усмехнулся. - Так что, похоже, не всё так просто. Кстати, если они такие агрессивные, то почему друг на друга не кидаются? Поубивали бы друг друга, нам бы проще было.
Девушка ещё раз попробовала набрать какой-то номер на мобильном. На этот раз ей никто не ответил.
- Во-первых, мне нужна машина! – думал вслух Евгений. - Во-вторых, надо бы пройти мимо этих, во дворе. Да и Автандила надо спасти, иначе пропадёт.
- Как? Где он? Он жив, дядя Женя? - девушка забросала Евгена вопросами.
- Тут он, не суетись! Надо подумать хорошенько, второй попытки у нас не будет.
Евген подошёл к окну и принялся усиленно думать, оглядывая двор. Он прикидывал расстояние от ворот до офиса и от машины до сарая, в дверь которого до сих пор продолжали долбиться несколько «бешеных». Придумав кое-что, он подозвал к себе девушку.
- Доставай телефон и звони своему ухажёру! - девушка слегка покраснела, но Евген этого не заметил. - Пусть стоит на остановке и, как только ты ему скажешь, сигналит не переставая. Поняла?
- Нет! - девушка замотала головой.
- Я заметил, что они реагируют на громкие звуки. Сигнал их отвлекать будет, - пояснил водитель, и лицо девушки просветлело. - И пока они отвлекутся, я до машины добегу.
- А я как же? - девушка испугалась.
- А ты ждёшь меня здесь. Подожди! Телефон Анзорыча у тебя записан?
- Конечно! - девушка даже как будто слегка обиделась. - Позвонить ему?
- Дай сюда! - Евген забрал у неё телефон, на котором уже светился вызов абонента. - Анзорыч? Это Евгений Витальевич. Ты там как? Да-да, я тебя видел, ты в подсобке. Слушай сюда. Я сейчас попробую до машины добраться и подъехать к тебе. Слушай внимательно! Как услышишь тормоза, и как только позову, выбегаешь и прыгаешь в машину. Понял? Давай, будь на стрёме!
Он снова подошёл к окну. Девушка внимательно смотрела на него, подозревая, что он решил её тут бросить. Евген обернулся.
- Держи мобилу обратно. Набери своего Артура и спроси, добрался он или нет?
Девушка забрала телефон и набрала номер. Спросив пару фраз, она кивнула Евгену.
- Он на месте, уже приехал. Ждёт нашего сигнала.
- Хорошо. Теперь слушай меня! - девушка уставилась на водителя так, как будто он хотел раскрыть ей какую-то тайну. - Сейчас я попробую выбраться к машине, а ты остаёшься внутри. Стоишь возле входной двери и ждёшь меня. Как только услышишь мой сигнал, выскакиваешь и залезаешь в правую дверь.
- Так там же эта за дверью! - девушка испуганно кивнула на коридор.
- Сейчас обхитрим её, - Евген ухмыльнулся. - Они больные и, похоже, не слишком хорошо соображают.
Он подошёл к двери и кашлянул погромче. Через несколько секунд раздался удар в дверь.
- Готова? – спросил водитель. Девушка кивнула в ответ. - Отойди-ка подальше от двери!
Надежда отошла за группу столов, стоящих посреди офиса. Водитель распахнул дверь и тоже отскочил за столы. Через пару секунд в комнату вошло «нечто». Евген не знал, как назвать то, что он увидел. На обычного здорового человека вошедшее существо было не слишком похоже. Повернув к ним бледное лицо с белёсо-чёрными глазами, на них шла женщина в изорванной одежде, мотая неестественно вывернутой рукой, висящей вдоль тела. Шла молча, хромая и как будто не замечая боли.
- Она же мёртвая! - прошептала девушка.
Евген только помотал головой.
- Не может такого быть! Думай, чего говоришь! Мёртвые не ходят!
- Да вы посмотрите! Не может человек, даже сумасшедший, не чувствовать боли. И на глаза посмотрите. И чего она такая бледная?
- Может, она просто из-за болезни своей боли не чувствует? – предположил водитель.
«Бешеная» подошла к столам, ткнулась в один из них и пошла вокруг, пытаясь обойти их и добраться до двух человек, стоящих по другую сторону. Они начали перемещаться в обратную сторону, заманивая «сумасшедшую» в дальний от двери угол. Это у них почти получилось, когда «бешеная» вдруг залезла на ближайший стол и полезла к ним, опираясь здоровой рукой на столешницы и опрокидывая мониторы, принтеры и стопки бумаг.
- Э, нет! Не было такого уговора! - возмутился водитель.
Он схватил застывшую от ужаса девушку за одежду и практически выволок за дверь. Тут же повернувшись, он захлопнул за собой дверь. Через несколько секунд что-то врезалось в дверь с обратной стороны.
- Вот так. Теперь к двери! - водитель и девушка спустились к двери, ведущей на улицу, и замерли возле неё. - Звони Артуру, пусть начинает!
Девушка набрала номер на телефоне, который не выпускала из рук. Через несколько секунд до них донёсся звук клаксона.
- Всё, теперь жди здесь и слушай внимательно! И не забывай назад оглядываться! Если та, сверху, вдруг выберется, заскакивай в любой кабинет и запрись там. Помаячишь мне из окна, и что-нибудь придумаем.
Евген, выждав десяток секунд, выскочил из здания, закрыв за собой дверь. Всё получилось так, как он и рассчитывал. Почти все «заражённые», шляющиеся по двору и находящиеся возле сарая, уже направились к высокому бетонному забору, пытаясь добраться до источника громкого звука. Те же, кто были возле ворот, так и остались стоять на коленях, что-то делая возле убитых людей. Евген, стараясь топать не слишком громко, устремился к своей «Газели». Ключ от машины был у него уже в руке. Водитель, инстинктивно пригибаясь, пересёк двор овощебазы и залез в машину. Вставив ключ, он завёл мотор и тут же, не дожидаясь прогрева, поехал к сарайчику. Ехать было буквально несколько секунд, и он коротко бибикнул, останавливая машину правой дверью к сарайчику. Пара «сумасшедших» у забора обернулась на звук клаксона и направилась к нему.
- Автандил! - закричал он.
Не успел он крикнуть, высунувшись из приоткрытой двери, как дверь в сарай распахнулась и оттуда выскочил заведующий. Он был весь перемазан, костюм разорван и весь в пыли. Тем не менее, он резво подскочил к двери машины и заскочил внутрь.
- Привет, Евгений Витальевич! Выручаешь меня, я уж думал, всё! Кранты мне! С ночи сижу, - запричитал заведующий.
- Привет! Не отвлекай, ещё не всё! - перебил его Евген.
Автандил замер на соседнем сиденье. Машина, ускоряясь, понеслась к офису. Не доехав до двери, Евген заорал «Дверь открывай свою!» и тут же нажал на клаксон, тормозя возле офиса так же, как и у сарая, правой стороной. Дверь тут же раскрылась, оттуда выскочила девушка, пугливо оглядываясь по сторонам. Было чего испугаться - сразу несколько «бешеных» поднялись с колен и достаточно резво направились к машине. Один так вообще почти перешёл на бег. Автандил высунулся из двери и что-то рявкнул девушке. Та опомнилась и бросилась к двери машины. Заскочив внутрь тесной кабины, она уселась заведующему прямо на колени и захлопнула дверь. Евген тут же повёл машину к воротам, которые до сих пор оставались открыты. «Сумасшедшие» направились вслед за уезжающей машиной, которая уже проехала мимо сторожки. Евген мельком глянул на окно сторожки и сразу понял, почему охранник в будке «просто смотрел», а не вышел наружу и даже не вызвал помощь. Изнутри к стеклу прижалось бледное лицо. Охранник тоже был заражён, но выбраться из запертой будки просто не сумел.
Вывернув с территории овощебазы, машина поехала в сторону непрекращающегося сигнала клаксона. Подъехав почти вплотную к иномарке, Евген бибикнул в ответ. Дверь иномарки распахнулась, и оттуда вышел молодой человек мажористого вида. Он вгляделся в лобовое стекло «Газели». Надежда открыла дверь и выскочила наружу. Она бросилась к молодому человеку, поцеловала его и тут же разразилась слезами.
- Они, - причитала девушка, прижимаясь к парню, - они страшные! Бросаются на всех, рвут одежду, грызут. У них глаза безумные! Я порезалась из-за них! Мне помогли, перевязали! Может, к врачу съездим?
- Спасибо вам, Евгений! Я Артур, - парень сделал пару шагов к Евгению, который стоял и смотрел в сторону ворот овощебазы, откуда уже вышли двое «сумасшедших».
- Не за что, мне самому же тоже жить хочется! Вот и спасались вместе, - Евген глянул за плечо молодому человеку, и вдруг заторопился. - В машины, быстро!
- Что случилось? - парень тоже оглянулся. - Ты чего так напугался?
- Смотри, собаки! У них походка такая же дёрганая, как у тех, бешеных. Не нравится мне это! - показал Женя. - К нам идут.
- Не думаю, что эта инфекция собакам передаётся. Но на всякий случай спасибо. И до свидания! Может, ещё встретимся, Земля круглая.
Молодой человек пожал руку Евгену и запрыгнул в машину, усадив рядом с собой девушку.
- Спасибо вам, дядя Женя! - успела пискнуть девушка.
Евген махнул ей и, забравшись в «Газель», повернулся к заведующему.
- Куда тебя подбросить, Автандил Анзорович? Только думай быстрее, мне тоже домой надо! Предчувствия у меня нехорошие!

3.4. Офисный центр «Бизнес-Сити». Утро того же дня.

Олег пришёл на работу раньше, чем обычно. Он помнил вчерашнее совещание и то, что сегодня будет продолжение, причём явно непростое. Слишком уж хорошо он знал такую породу людей, как тот московский холуй. Они и им подобные обычно со всеми соглашаются, причём обещают тебе золотые горы, стелют перед тобой ковровую дорожку. А вот по мелочам обычно начинают изворачиваться. Причём, если в конце глянуть на накопившиеся тонкости, то от обещанных золотых гор останется такое, что захочется не только плакать, но и плеваться.
Он едва успел, пройдя холл и кивнув Вике, зайти в кабинет, как раздался звонок мобильного телефона. Он посмотрел на экран и нажал на кнопку приёма.
- Добрый день, Юрий Евгеньевич!
- Здравствуй, Олег! - голос Юрика был как обычно строг и деловит. - Подготовил документы к совещанию? Скоро начинаем, как только наш гость приедет.
- Да, всё сделал. Жду начала, - Олег поворошил стопку документов, где были несколько исправленных экземпляров, подготовленные для совещания.
- Тогда никуда не убегай и не отвлекайся, будь готов, - Юрий Евгеньевич нажал «отбой».
- Всегда готов! - глядя на экран замолчавшего телефона, шутливо отрапортовал Олег.
Не менее хорошо он знал и тот факт, что подобные люди никогда не приезжают вовремя. Просто из обычной лени и из-за своего чванства. Им всегда хочется видеть, что их ждут и в них нуждаются. Поэтому Олег закрыл файл с документами, открыл браузер с обычными вкладками и пошёл к кофейному автомату. Налив себе полную кружку дымящегося напитка, он прошёл в холл. Вика, разумеется, уже была на своём месте. Как всегда аккуратная и почти сверкающая, она улыбнулась Олегу.
- Тебе чего не спится? Никого ещё нет! Только Юрий Евгеньевич пришёл. Будете продолжать вчерашнее совещание?
- Разумеется, - кивнул Олег, отхлебнув кофе, и подошёл к застеклённой стене. - Как там наш гость, добрался вчера?
- Да, добрался! - кивнула аккуратная Вика. - Таксист позвонил, что довёз. И уборщица тоже сказала, что он в квартиру зашёл, она ему ключи передала. А сегодня ещё звонков не было. Ни от него, ни от таксиста. Спит, наверное.
- Поправляется. Неважно он себя вчера чувствовал, вот и отлёживается! - Олег усмехнулся. - Ну и мы подождём, рабочий день длинный.
Он постоял ещё немного, попивая кофе и смотря сквозь стекло атриума. Люди спешили на работу, на ходу здороваясь, решая какие-то дела, иногда передавая какие-то бумаги. Уже пробежали несколько курьеров (Олег легко узнавал их по запечатанным почтовым пакетам с документами), куда-то уже привезли воду для кулера в больших бутылях. Кофе постепенно кончился. Олег налил вторую кружку, прихватив из ящика стола печенье. Он выпил почти половину второй кружки, всё так же стоя возле стеклянной стены, когда за его спиной пиликнул остановившийся лифт. Из раскрывшихся дверей вышли несколько человек и разошлись по кабинетам. Их было непривычно мало. Олег посмотрел на часы, висевшие на стене над стойкой, и увидел, что до начала рабочего дня осталось всего несколько минут.
Одна из девушек остановилась поболтать с Викой. Они обсуждали что-то, округляя глаза и изредка переходя на шёпот. Лифт пиликнул второй раз, и на этаж вошли ещё несколько человек.
- Виктория, что у нас творится? - из своего «аквариума», завешанного алюминиевыми жалюзи, вышел Юрий Евгеньевич. - Где работники, почему офис пустой?
- Не знаю, Юрий Евгеньевич! - Вика пожала плечами.
- Берите список телефонов и обзванивайте каждого, кто не пришёл, - Юрик взглянул на часы. - Звоните, пока не ответят. И каждый, кто опоздал, пусть напишет объяснительную и положит мне на стол!
- Юрий Евгеньевич, есть начальники подразделений, - Вика слегка склонила голову, как всегда делала, настраиваясь на спор. - Вот они и отвечают за своих людей.
- Виктория! - Юрик надулся было, но тут же как-то сник. Он выглядел озадаченным. - Их тоже нет никого. Начинайте обзванивать именно с руководителей и передайте им мои слова. Если не отвечают на мобильные, то звоните на домашние. Люди должны быть на рабочих местах!
- Хорошо, сделаю, Юрий Евгеньевич, - кивнула Вика.
Она достала блокнот со списком сотрудников, адресами и телефонами. Найдя первого работника, девушка придвинула к себе телефон.
- Олег! - Юрик направился к Олегу. - Наш гость что-то не едет. Я ему позвонил в квартиру, а он трубку не берёт. Мобильного я его не знаю. Уборщица с утра пришла, ей никто дверь не открыл. Сама она заходить не имеет права, пока клиент не ушёл. Таксист сказал, что вчерашний пассажир ему утром не звонил. Так что давай бери машину и дуй туда, в квартиру. Проверь человека, может он приболел. Как-то он вчера плоховато выглядел. Кое-как до лифта дошёл.
- Может, он на другом такси сюда добирается! Потому и в квартире никого нет. Вдруг он скоро приедет, а меня нет, - Олег развёл руками, в одной из которых до сих пор была кружка с кофе. – Кроме того, у меня и кроме него работа есть.
- Это тоже работа! Причём не просто работа. Это ответственный заказчик! - Юрий Евгеньевич даже поднял указательный палец к потолку.
- Хорошо, съезжу, - Олег покосился на стойку, откуда доносился голос Вики, дозвонившейся до кого-то.
Он зашёл в офис, чтобы поставить кружку на стол, выключил компьютер и вызвал такси.
Через десять минут он уже сидел в машине, взяв у Вики адрес «квартиры номер три». Она располагалась в спальном районе, где было намного спокойнее и тише, чем в центре города. Подъехав к дому, он нашёл нужный подъезд и отпустил такси. Возле подъезда стояла женщина, которая была приходящей уборщицей, с запасными ключами от квартиры. Вместе с ней Олег вошёл в подъезд и поднялся на этаж. Женщина сразу направилась к самой хорошей двери на этаже, стальной, с электронным глазком и двойным замком с секретом. Олег покачал головой. Да, не имея ключи, войти было крайне проблематично. Ключи у них были, но сначала всё же следовало ещё раз позвонить.
Они звонили минут пять, почти не отпуская кнопки электронного звонка с простенькой мелодией. Несмотря на их настойчивость, никто им не ответил и двери не открыл. После этого Олег пожал плечами и, помня указания начальника, кивнул уборщице. Женщина быстро отомкнула замок и открыла дверь. Сама дверь и впрямь оказалась тяжёлой, стальной, подвешенной на хороших петлях, но отворилась практически бесшумно. Уборщица первой шагнула внутрь. В квартире пахло чем-то странным. Уборщица принюхалась, поморщившись и даже помахав рукой, как будто разгоняя воздух перед собой.
- Чего он там на кухне делал? Какой-то химией пахнет.
- Готовил, наверное, - усмехнулся Олег и повысил голос. - Эй, уважаемый! Есть кто живой?
- Надо в спальне посмотреть. Он же спал, наверное. Вечером приехал ведь.
- Давайте посмотрим! - пожал плечами Олег. - Только я не был тут ни разу.
- Сейчас покажу, - кивнула женщина и пошла по коридору.
Они прошли в спальню. Постель была разобрана, но никого в ней не было.
- Может, он уже ушёл? - предположил Олег. - Раньше, чем вы пришли. Ночью, может, или вечером погулять пошёл.
- Нет, не ушёл, - покачала головой женщина. - Видели туфли в прихожей? Это точно его. Уличной обуви в квартире больше нет и быть не может. Только несколько пар тапочек, специально для гостей.
- Логично, - кивнул Олег. - Вы правы! Или он совсем идиот и ушёл босиком, или всё ещё тут, но почему-то не отзывается. Так что надо всю квартиру осмотреть.
Они прошли в санузел. Роскошная ванна была пуста, одноразовое мыло было распаковано. Не хватало банного халата, как указала внимательная женщина. Потом пошли в большую кухню. Там тоже никого не оказалось, только на столе были остатки ужина, и в мойке лежала пара грязных тарелок. Оставалась только гостиная.
Они прошли в гостиную, но ни на диване, ни в роскошных мягких креслах никто не сидел и не лежал. Они уже собрались уходить, когда женщина вдруг указала на ещё одну дверь, вроде балконной.
- Вон же он, на лоджии!
И впрямь, на лоджии, в которую превратили обычный балкон, застеклив и утеплив его, виднелась человеческая фигура в длинной одежде. Она стояла неподвижно, как будто человек глубоко о чём-то задумался. Олег подошёл к деревянной двери. Она оказалась обычной, застеклённой, с круглыми ручками с обеих сторон, чтобы человек не захлопнулся случайно. Повернув дверную ручку, Олег открыл дверь и позвал человека, стоявшего к нему спиной.
- Эй, уважаемый!
Человек среагировал немедленно. Он повернулся и пошёл к Олегу, так и стоящему в дверном проёме. На его пути оказалась деревянная дверь балкона, но человек словно не заметил её. Вытянув руки, он шёл к Олегу, как будто хотел его обнять, но ткнулся ладонями в дверное полотно. От толчка дверь захлопнулась. Прежде чем Олег успел снова открыть дверь, московский «представитель» подошёл к ней вплотную. Он прильнул лицом к стеклу, а ногтями стал царапать его. При этом он зачем-то постоянно открывал рот, как будто ему не хватало воздуха. Олег подошёл к двери и снова попытался её открыть, но прямо за ней стоял человек. Он даже не сделал шага назад, чтобы отойти от двери и позволить ей открыться шире. Вместо этого он ещё сильнее нажал на дверь ладонями, и она опять закрылась. В комнате сильно запахло какой-то химией.
- Фу! И правда, чем оттуда так пахнет? Ацетон какой-то! - поморщился Олег.
Он хотел открыть дверь в третий раз, но женщина его удержала.
- Подождите! - она ухватила Олега за руку. - Посмотрите на его глаза!
Олег присмотрелся. Человек, пытающийся войти в комнату сквозь закрытую дверь, и впрямь выглядел неважно. Весь какой-то синюшный, словно всю ночь провёл на холоде. Глаза какие-то серо-чёрные. Дёргающееся лицо, нервные движения. И какой-то запах, который прорвался из-за открытой на несколько секунд двери. Олег подошёл поближе к двери, морщась от неприятного запаха.
- Вы меня слышите? Отойдите от двери!
Человек не среагировал. Он прижался к стеклу, как будто хотел пройти сквозь него. Вдруг женщина охнула.
- Так ведь он же больной! Сегодня утром муж новости смотрел. Там говорили, что в Москве вспышка заболевания. Неужели и он заразился?
- Он и есть из Москвы, - буркнул Олег через плечо. - Лучше подумаем, что же делать-то теперь?
- Вы, главное, не открывайте дверь! Говорили, что это какое-то бешенство, они злыми становятся и на людей кидаются. Скорую надо вызывать, ведь заболел же.
- Придётся вызывать, - пожал Олег плечами. - Сейчас позвоню.
- А я тогда пойду приберусь, - заспешила женщина. - Ведь там не прибрано.
Она ушла, а Олег присел в кресло, чуть не утонув в нём. Он достал мобильник и набрал номер «скорой».
- Добрый день! У меня тут человек заболел. Ведёт себя странно.
- Он, случайно, на вас не бросается? - голос был усталым и встревоженным.
- Да я не знаю, - Олег пожал плечами, как будто диспетчер могла его увидеть. - Он на балконе закрыт, и скребётся сквозь стекло оконное. Глаза у него какие-то странные, как будто безумные.
- Да, мы знаем про такие случаи, - подтвердила диспетчер. - Это инфекционное заболевание. Постарайтесь к нему не подходить и не контактировать с ним. Как только бригады освободятся, мы к вам кого-нибудь пришлём.
- Как, а сейчас? - Олег едва поверил своим ушам.
- Сейчас свободных экипажей нет, ваш случай не единичен. Диктуйте адрес!
Олег продиктовал адрес, после чего диспетчер уверила его, что бригада приедет сразу, как освободится. Олег немного посидел в кресле, наблюдая за заразившимся гостем, после чего подумал, что надо бы позвонить Юрику. С кухни доносился звук льющейся воды. Он набрал рабочий телефон начальника.
- Юрий Евгеньевич, тут такое дело…
- Что случилось? Только не огорчай меня! - в голосе начальника слышалось раздражение.
- В общем, приболел наш московский гость. Зараза у них в Москве какая-то, вот он и заразился, похоже. Я в «скорую» звонил, они сказали, что у нас в городе тоже есть такие же случаи. Поэтому приехать быстро они не могут.
- Да-да, всё понятно! - в голосе начальника послышался металл. - У нас тут то же самое! Вика дозвонилась до нескольких человек, у них тоже родственники заболели. Так что ты давай не жди медиков. Женщина там?
- Да, здесь. Прибирается в квартире. А что?
- Давай езжай обратно, а женщине скажи, что сейчас я пришлю своего человека. Он частный врач. Пусть она его дождётся, пообещай ей, что мы компенсируем её личное время.
- Так может… - начал Олег.
- Никаких может! - перебил его Юрик. - Езжай обратно, дел много, работать некому!
- Хорошо, Юрий Евгеньевич, я скоро буду.
Олег засунул мобильник в карман, покосившись на человека, который всё так же скрёбся в стекло, и пошёл на кухню. Женщина уже домыла посуду и убиралась в холодильнике. Он рассказал ей о том, что нужно дождаться врача. Женщина пожала плечами, когда Олег сказал ей про деньги, но пообещала, что дождётся. Олег же вызвал такси, которое приехало достаточно быстро.
Сев в подъехавшую машину, он назвал адрес офисного центра. Разговорчивый водитель вёл машину быстро, но аккуратно. Разве что на одном перекрёстке чуть не врезался в «скорую помощь», которая летела с включёнными маячками, но почему-то без сирены. Водитель выругался сквозь зубы на «этих коновалов». Олег поинтересовался у него, почему он так зол на них.
- Как, ты не знаешь? - искренне удивился таксист. - По городу заболели несколько десятков человек сразу, похоже на какую-то инфекцию. Поэтому врачи с самой ночи носятся как угорелые по всему городу, собирают людей и везут то в «скорую», то в инфекционку. Да ещё менты вдруг чего-то оживились. Мне один клиент сказал, что эти заболевшие злые какие-то. На людей кидаются. Вот ментам и приходится кататься по городу. Утихомиривать особо буйных и коновалам помогать.
Олег промолчал. Не хотелось рассказывать таксисту, что сам несколько минут назад стоял рядом с таким «бешеным». Ещё подумает, чего доброго, что он сам заразный, и откажется везти. Так что он вежливо покивал, сочувственно поцокал языком, и дальше они ехали практически молча.
Возле бизнес-центра было неожиданно многолюдно. Стояла ещё одна машина «скорой помощи», а также два ведомственных автомобиля. Один из патрульной службы, а второй микроавтобус был явно омоновским, что было неожиданно. Офисный народ курил возле специальных урн и с интересом посматривал то на машины, возле которых дежурили люди в форме, то куда-то на окна верхних этажей. Олег заметил пару знакомых лиц и пробрался к ним.
- Чего там происходит? - спросил он у ближайшего. - Бомбу заложили, что ли?
- Нет, - ответил ему Виктор.
Он тоже был немного повёрнут на оружии. Собственно на этом поприще Олег с ним и познакомился. Они даже пару раз ездили вместе на стрельбище.
- Случилось что-то на пятом этаже. Там фирма, знаешь, алкоголем оптом торговала?
- Ой, я не слишком в курсе, - поморщился Олег. - Я как-то не очень интересуюсь, чем у нас народ занимается. Своего хватает. А чего стоите-то? Не пускают внутрь, что ли?
- Да почему? Пускают, - удивился второй мужик, имени которого Олег не помнил. Они встречались иногда в холле и даже здоровались. - Иди, если надо! Нам просто интересно, вот и стоим.
- Тогда бывайте! - Олег направился внутрь.
В вестибюле было всё как обычно, разве что стояли ещё два человека в камуфляже. Народ, как будто ничего не замечая, по-прежнему сновал туда-сюда, не обращая на милиционеров никакого внимания. Небольшая толпа стояла возле лифтов, ожидая их приезда. Олег тоже мельком взглянул на людей в форме и направился к лестнице. Широкая, отделанная деревом и с мраморными ступенями, она вела до самого последнего этажа. Ей мало кто пользовался, все предпочитали ездить на лифтах. Олег же любил ходить по лестнице. Хоть ему нужно было пройти всего один этаж, но было полминуты, чтобы подумать спокойно о чём-нибудь, да и физическую форму немного поддерживал. Сейчас на лестнице было достаточно людно. Несколько человек шли вверх или вниз, как было тогда, когда сломался один из лифтов.
Поднявшись на второй этаж, Олег подошёл к стойке. Вика всё ещё продолжала вызванивать людей из блокнота. Возможно, она дела это уже по второму или даже третьему кругу. Олег улыбнулся ей.
- Викусик, как успехи? Пришёл кто-нибудь? - он иногда обращался так к ней, когда был в хорошем настроении и никто их не слышал.
Вика подняла на него глаза.
- Ой, нет, Олег. Ничего не получается! Трубку почти никто не берёт. А кто берут, те отказываются прийти. С родственниками у них проблемы.
- Тоже бешенством заразились, что ли? - Олег невесело усмехнулся. - Точно, прям эпидемия какая-то!
- А ты как съездил? - Вика положила трубку, так и не дождавшись ответа от очередного работника. - Почему тоже?
- А я, Вика, съездил плохо, - развёл Олег руками. - Гость наш вчерашний заразился. Привёз с собой из Москвы эту заразу. Смотрела новости?
- Да, смотрела. Там вспышка заболевания какого-то. Бросаются на людей, бешеными становятся. Боли не чувствуют, вроде как. Говорят, что в них милиция даже стреляет.
- По поводу стрельбы я не знаю, сам не слышал, - пожал плечами Олег. - Наш гость тоже с ума сошёл, заперся на балконе и выйти не смог. А самое интересное в другом. Я попробовал «скорую» вызвать, а они сказали, что свободных машин нет и они приехать не могут. Вроде как вызовов у них невпроворот. Я там оставил уборщицу, она пообещала встретить какого-то врача частного. Юрик обещал его прислать. А ты не знаешь, случайно, что там на пятом этаже приключилось?
- Знаю! - Вика кивнула головой, отчего её чёлка смешно подпрыгнула и снова опустилась на лоб. - Девочки в магазине рассказывали. Там кому-то плохо стало, как вчера в туалете. Приехала «скорая», поднялись туда на лифте, а потом как-то пропали. Не выходят оттуда, на телефоны не отвечают. Пробовали им звонить, водитель их в машине остался. Тишина полная, никто на звонки не отвечает. С этажа никто на лифте не спускается, и лифт оттуда вызвать не могут. Как будто заблокировал его кто. Потом милиция приехала, поднялись туда на втором лифте и тоже пропали. А сейчас и второй лифт не движется, тоже на пятом этаже стоит. Сейчас ОМОН ждут, боятся на этаж заходить. Вот такие приключения.
- ОМОН уже тут. Внизу стоит пепелац ихний, - кивнул Олег в сторону застеклённой стены. – Только, если лифты не работают, придётся им по лестнице подниматься в своей снаряге.
Вдруг откуда-то послышался звук, похожий на швейную машинку. Олег сразу узнал его. Это была очередь из автомата Калашникова. Короткая на несколько выстрелов и сразу же две длинных, как будто стрелявшие хотели разом опустошить магазины автоматов. Олег инстинктивно пригнулся и бросился за стойку. Вика же, наоборот, привстала.
- Ты чего? - она заглянула за стойку.
Олег уже перебежал к ней и дёрнул девушку вниз. Она почти упала, не удержавшись на каблучках.
- Слышишь, стреляют? Не высовывайся!
Как бы подтверждая его слова, до них донеслись ещё несколько коротких очередей, причём две последних усилились и уже явственно донеслись со стороны лестницы.
- Пошли отсюда! - скомандовал мужчина.
Он встал, помог ей подняться. Вика кинулась было в сторону лестницы. Олег уже понял, что там опасно, поэтому потянул её в противоположную сторону, к кабинетам. Оттуда уже выглянул один из менеджеров, из-за него маячила фигура Юрика. Вика с Олегом добежали до двери, люди отпрянули, пропуская их. Олег втолкнул Вику и зашёл в дверь сам. С лестницы донеслись ещё несколько хлопков, на этот раз потише. Похоже было, что на этот раз стреляли из пистолета. Донеслись несколько криков. Олег закрыл дверь и попробовал набрать номер милиции.
- Да, дежурный лейтенант Симонов! - голос в трубке звучал раздражённо. - Что у вас?
- Здравствуйте. Я в «Бизнес-Сити», у нас тут стрельба на пятом этаже! - Олег даже не знал, как толком описать ситуацию, которая выглядела абсолютно идиотской в центре города. - Туда врачи зашли, потом ОМОН приехал. А теперь стреляют очередями!
- Всё правильно, был вызов! - рыкнул дежурный. - Там у вас вспышка заражения, похоже. ОМОН отправлен для наведения порядка. Сверху спущено указание применять спецсредства для усмирения особо агрессивных. Была уже пара случаев за сегодня. Что говорите, стреляют?
- Да, стреляют. Так а нам-то чего делать? - спросил Олег.
Он ещё раз проверил дверь, выглянул за неё, но в застеклённом холле второго этажа пока было тихо.
- Не мешайте группе работать, вот чего вам делать! Разберёмся! А самое главное, не контактируйте с заболевшими. Всё, давай!
В трубке послышались гудки. Олег недоумённо посмотрел на экран мобильника. И вправду, соединение было разорвано. Он прикрыл дверь в холл и посмотрел на собравшихся. Тут уже собрались несколько человек - все, кто вышел на работу. Сзади всех маячил долговязый Юрий Евгеньевич. Вика дёрнула Олега за рукав.
- Что они сказали, Олег? Почему там стреляют?
- Потому что там заражённые агрессивные. А дежурный сказал, что для усмирения особо буйных им разрешили применять специальные средства. Ждать он сказал, вот чего. И не мешать милиции работать! - он отошёл к своему месту и сел за компьютер.
Вика приоткрыла дверь в холл. Там звонил телефон. Она вышла и взяла трубку. Поговорив пару минут, она положила трубку и села за стойку, временами косясь на дверь, ведущую на лестницу. Юрик принялся разгонять подчинённых по рабочим местам. Вдруг с первого этажа раздался крик, который не смогли приглушить даже толстые стёкла атриума. Вика вскочила и подбежала к стеклу. Из кабинета выбежал Олег и тоже бросился к стеклу. Внизу творилось что-то непонятное. Из большого пассажирского лифта вышли несколько человек. Их было много, десятка полтора или даже больше. Все люди, как и кабина лифта, были измазаны в чем-то красном. Среди них были два врача в белых халатах. Олег пригляделся. Что-то было знакомое в движениях всех людей из лифта. Он пригляделся внимательнее и сразу узнал эту неуклюжую походку. Именно так двигался сегодня утром на балконе их московский гость.
- Заражённые! - Олег кинулся к лифту, но Вика его удержала.
- Подожди, Олег, смотри!
Он вернулся к стеклу и обомлел. Люди, вышедшие толпой из раскрывшейся кабины лифта, напали на людей, стоявших рядом и ожидавших лифт. Очевидно, люди услышали сигнал приехавшего лифта и заспешили к нему, а им навстречу из раскрывшихся створок вышли эти «бешеные». Несколько человек, стоявших ближе всех, просто смяли. Остальные люди в панике бросились наружу, устроив давку в не слишком широких дверях бизнес-центра. Несколько «бешеных» поспешили за ними своей странной хромающе-шаркающей походкой. Люди мешали друг другу, задних схватили за плечи и тоже повалили на пол. Кто-то пытался отбиваться от нападающих, бросая в них какие-то стулья, корзины для бумаг, личные вещи. Два милиционера, дежурившие в холле, бросились в кучу людей, пытаясь хоть как-то помочь. Самое страшное, что из барахтающейся кучи людей по полу растекалась кровь. Сквозь стекло было видно, как в здание, расталкивая выбегающих людей, пытаются пробиться ещё несколько человек в форме.
Выбраться на улицу через двери удалось почти половине из тех людей, что были в холле. Многие были окровавлены, некоторые упали на ступенях здания. Несколько милиционеров, подбежавшие к толпе людей, принялись растаскивать дерущихся в разные стороны. Через несколько секунд двое из них оказались в середине толпы. Мигнул лампочкой второй лифт, и из распахнувшихся створок вышли ещё около десятка человек. Все они неверной походкой направились в самый центр свалки.
- Олег, что происходит? - Вика плакала, прижав кулачки к лицу.
Олег не успел ей ответить. Позади них открылась дверь, ведущая на лестницу. На этаж буквально ввалились двое омоновцев. Оба в чёрной униформе, такого же цвета разгрузках, берцах и скатанных вязаных шапочках. Один был с коротким автоматом, у второго в кобуре торчал пистолет. Автоматчик придерживал второго, который еле шёл. Оба были окровавлены. Олег и пара девчонок из офиса бросились к ним. Омоновцы опустились на диван для посетителей, и один из них махнул рукой в сторону лестницы.
- Дверь закройте, дверь! – хрипло проговорил он.
Вика схватила ключ из тумбочки и, подбежав к двери, заперла её. Омоновцы немного расслабились. Девушки принесли им воды в пластиковых стаканчиках из кулера, кто-то побежал в кабинет за бинтами и аптечкой. Одному омоновцу стало плохо, он прилёг на диван. Второй встал и направился к застеклённой стене атриума. Он выглянул вниз, негромко выматерился и шарахнул по стеклу кулаком в перчатке. Закалённое стекло выдержало.
- Что произошло? - Олег и Юрик подошли к омоновцу.
Девушки жались возле стойки, боясь посмотреть вниз.
- Что-что! Задница там, не при дамах будет сказано! - омоновец поправил автомат на плече и взглянул в сторону стойки. - Отойдём-ка от стекла, чтоб не мельтешить!
Они отошли от стойки. Вика, очевидно, пыталась дозвониться куда-то, но трубку никто не брал.
- Так что там? - одна из девушек жалобно пискнула. - Почему вы стреляли?
- Потому что нас сожрать пытались! - мрачно зыркнул на неё омоновец. Девушка охнула. - Мы только вошли на этаж, увидели врачей, лежащих возле лифта, подошли к ним. Доктора своими телесами створки лифтов заблокировали, оказывается. И вдруг из офиса полезли эти, с полдесятка. Мы их начали крутить, а они боли не чувствуют. Бойцы их скрутили кое-как, присмотрелись, а они мёртвые все. И врачи тоже мертвы уже, которые возле лифта лежали. Потом вдруг дверь в соседний офис открылась, и оттуда эти бешеные полезли целым стадом. Мы отступать начали, а они к нам лезут и руки тянут. Троих бойцов моих сразу схватили толпой и давай их грызть. Пришлось дать очередь сначала над головами, а потом уже по ним. И всё бесполезно. Стрельбы они не боятся и попаданий, похоже, не чувствуют. Мы начали отступать к лифту, а у нас сзади эти врачи вдруг ожили. Глаза такие же безумные и тоже на нас прут. Мы по магазину расстреляли, а эти даже не чувствуют. Лезут толпой. Главное, и врачи тоже с ними, и «пепса» я там видел. Пришлось лифт оставить, пробиваться к лестнице и убираться оттуда. Почти все ребята наши там остались, мы вдвоём только выбрались. Ушли по лестнице, спустились до холла, а там уже лифт приехал. Кнопку внизу кто-то тыкал, вызывал, похоже. Мы в холл сунулись, а там уже не пройти - баня кровавая. Пришлось подниматься к вам, выше не смогли. Там на лестнице уже несколько этих, на третий этаж и выше мы уже не пройдём. Да и чёрт его знает, что там творится!
- А зачем вам выше? - недоумённо посмотрела на него Вика.
- Совсем дурочка? - омоновец перевёл на неё хмурый взгляд. - Там выход на крышу, а снаружи пожарная лестница. По ней можно спуститься на улицу.
Вика смутилась и даже как будто обиделась, но омоновец даже не заметил этого. Он подошёл к своему напарнику. Тот лежал на диване в одной рубашке, сняв с себя амуницию. Рану на шее и на запястье девушки уже успели обработать и промыть.
- Как ты, старшой? Чего делать будем? По лестнице хода нет.
- Пробуй дозвониться до базы, путь шлют людей, - старший дышал тяжело и говорил с перерывами. - Давить надо это кубло! Только расскажи им всё, что они мёртвые. Пусть не лезут дуром. И людей попробуй отсюда вывести.
- Хорошо, отдыхай. Всё сделаю, - он отошёл к стойке, где к нему сразу же подошёл Юрик.
- Как это мёртвые? - переспросил Юрик. - Вы понимаете, что говорите? Не бывает такого! Они, наверное, просто больные и не понимают, что делают. Зачем же вы стреляли в них?
- Зачем? - омоновец посмотрел на Юрия Евгеньевич таким взглядом, что тот невольно съёжился. - Затем, что там все мои ребята остались, вот зачем. Затем, что не бывает, чтобы человек был жив, лёжа в луже собственной крови, уж поверь мне. Затем, что мы проверили ближайших, они холодные были. И не бывает такого, чтобы живой человек пулю не чувствовал. Всё, не мешай, я занят.
Он отошёл к лестнице, прислушался, потом подошёл к стеклу, аккуратно выглянул вниз и достал телефон из разгрузки. Поговорив пару минут, он выругался и убрал мобильник обратно.
- Что вам ответили? - Олег подошёл к нему. - Обещали помочь?
- Помолиться за нас обещали! - зыркнул на него омоновец. - Нет никого. Больше половины групп не отвечают, у кого-то ситуация ещё хуже нашей. В самом управлении то же самое творится. Не придёт к нам никто. Сами будем выбираться.

3.5. Средняя школа № 8, день первый. Начало рабочего (или учебного) дня.

В школу Андрей успел прибежать к первому уроку почти вовремя. Он очень старался не опоздать, поэтому часть пути пришлось бежать. Дело было в том, что утром родители полчаса «мыли ему мозги» по поводу беспорядков в Москве и в родном городе. Он выслушал и «держись подальше», и «будь осторожен», и даже «не приближайся к странным людям». На фразе «если что - сразу беги или звони в милицию» Андрей не удержался и всё же хрюкнул от сдерживаемого смеха. За это он получил подзатыльник от отца и ещё десять минут внушений. Наконец, родители ушли на работу, а он побежал в школу.
Уже подбегая к крыльцу школы, он заметил кое-что странное. Обычно перед первым уроком возле широкого крыльца была целая толпа учеников и родителей. Все спешили в школу, пытаясь раздеться, переобуться и успеть в класс вовремя. Сегодня народу было маловато, как будто он пришёл не в учебный день, а в субботу на дополнительную подготовку к выпускным экзаменам. Он слегка удивился, думая, что опаздывает, и все уже сидят в классах. Быстро раздевшись и сменив обувь, Андрей поставил её в личный ящичек. Такие недавно заказало у местных столяров руководство школы, расставив эти ящички как ячейки хранения в магазинах. В этих закрываемых на небольшой замочек ящичках дети хранили исключительно сменную обувь. У каждого ученика был личный ящичек, подписанный фамилией и именем.
Войдя в класс, он посмотрел на наручные часы и удивился ещё больше. До звонка оставалось всего пять минут, но в классе было лишь несколько человек. И самое удивительное - не было учителя. Он быстренько поставил портфель возле своей парты и выскочил из класса. Припомнив расписание, он побежал по этажу, высматривая нужный кабинет. Увидев нужный номер на двери и заглянув внутрь, он сразу же увидел Машу. Кивнув ей, он отошёл от двери. Через несколько секунд девочка вышла в коридор.
- Привет. У вас тоже народу нет в классе? - спросил он.
Маша кивнула.
- А учитель? - снова спросил Андрей. - Нашего что-то нету! И тоже всего несколько ребят.
- Русичка тут, ты же видел, - Маша кивнула на дверь класса. - А ты чего такой запыхавшийся, как будто с физкультуры?
- Да родители лапшу вешали про каких-то сумасшедших, чуть не опоздал. Бежать пришлось. Странно как-то. Где все? Ты не интересовалась у своих?
- Я спрашивала у девочек, - пожала девочка плечами, - они тоже не знают. Вызвонили пару человек всего, у них заболел кто-то. Остальным не смогли дозвониться. Училка в шоке. Пропусков в журнал наставит.
- Плевать! У нас то же самое. Всего шесть человек. Как будто в самом деле заболели все.
- А может и правда, заболели? - Маша сделала круглые глаза. - Вон ведь в новостях говорят про эту вспышку какого-то вируса!
- Да брось ты! - Андрей рассмеялся. - Была бы тут инфекция какая, уже школу на карантин закрыли. Нас распустили бы по домам, а тут врачей было немеряно. И в Москве с этой заразой тоже скоро справятся. Уж наверное, не хуже наших там врачи.
- Да, наверное, - Маша пожала плечами. Прозвенел звонок. - Пока! После уроков увидимся. У меня сегодня пять, у тебя ведь тоже?
- Ага, - кивнул Андрей уже издали. - После уроков на крыльце, как обычно!
Он забежал в класс. Несколько человек сидели за партами. Учителя в классе по-прежнему не было. Он притормозил и выглянул в коридор. По коридору шла пара взрослых, но их учителя почему-то не было. Андрей обернулся и посмотрел в класс.
- Братва, похоже, наша училка заболела! - он подскочил от радости.
Ответом ему были нестройные возгласы и радостный визг девчонок. Андрей выглянул ещё раз в коридор. Их кабинет был вторым от учительской, и ему показалось, что в первый кабинет только что вошла директор. По коридору шла завуч. Он успел отойти от двери на шаг, как вдруг завуч вошла к ним в класс.
- Ты чего не на месте? - она строго посмотрела на него.
Андрей поплёлся к своему месту. Едва он успел сесть, как завуч заговорила.
- Класс, здравствуйте! Ребята послушайте меня внимательно! В городе вспышка заболевания. Многие из вас слышали из новостей про заразу в Москве, – начала завуч. Ученики кивнули, кто-то вполголоса угукнул. - Отдельные случаи зафиксированы и у нас в городе. В связи с этим школа закрывается на карантин до того момента, как врачи справятся с инфекцией. Многие ваши товарищи правильно сделали, что не пришли уже сегодня. Расходитесь по домам. Позвоните своим одноклассникам, тем, кто не пришёл сегодня - пусть и не приходят. На этом всё. Собирайте портфели и идите домой! До свидания, дети!
Она повернулась и вышла. Ребята сидели, внимательно её слушая. Никто не верил в серьёзность карантина. Как только она вышла, класс взорвался, как будто в нём орали сразу сто человек. Все схватили свои вещи, побросали в них книги и выбежали из класса. Андрей же не спешил. Он собрал портфель, вышел из класса вслед за всеми и направился не влево к лестнице, а вправо. Он дошёл до нужного кабинета в тот самый момент, когда из него вышла директор. Она заметила Андрея и сказала ему, чтобы он шёл домой.
- Да, я знаю, - ответил Андрей. - К нам завуч уже заходила и отпустила. Я тут просто жду кое-кого.
Директор едва заметно хмыкнула, кивнула ему и пошла дальше. Наверняка догадалась, потому что гуманитарный класс был процентов на девяносто из девочек. Через минуту из класса вышла Маша.
- Я так и думала, что дождёшься! - она обрадованно подскочила к Андрею.
Её подружки за спиной дружно фыркнули, но девочка не обратила на них никакого внимания.
- Сказали, чтобы домой расходились, - кивнул парень. - Карантин вводят. А я не хочу дома сидеть. Пойдём куда-нибудь? Погода хорошая, Рэма возьмём. Он рад будет, с ним никто ещё не гулял по утрам так долго.
Они направились в сторону раздевалки. Маша помотала головой.
- Нет, давай чуть попозже. Я маме позвонила, она на работе. Поручила мне пару дел, надо их сделать. А после полудня я тебе позвоню, и можем хоть весь день гулять.
- Хорошо, пошли! - несколько огорчённо вздохнул Андрей.
Они спустились в раздевалку, оделись и вышли на улицу. Немного постояли возле двери, глядя, как из школы выбегают ученики из разных классов, потом спустились с крыльца и пошли по аллее. Их то и дело обгоняли верещащие от радости дети. На половине пути они разошлись в разные стороны. Андрей неторопливо пошёл домой. Идти было не слишком близко - это бегом он обычно укладывался в десять минут. Маша жил гораздо ближе его. Через полчаса он уже открыл дверь квартиры, бросил у порога портфель и махнул рукой уставившемуся на него псу.
- Пошли гулять, Рэмка!
Пёс, не веря своему счастью, рванул к двери. Андрей на всякий случай взял с крючка поводок и намордник и тоже вышел на площадку. Собака по своей привычке уже ускакала вниз по ступенькам. Несколькими этажами ниже пёс вдруг пару раз гавкнул, как будто от избытка чувств. Молодой человек тоже решил не ждать лифт, а спуститься по ступенькам вслед за псом. Пробежав несколько этажей, он вдруг остановился на площадке второго этажа. Откуда-то резко пахнуло химией, чем-то вроде растворителя. Он резко остановился и принюхался, а заодно и прислушался. Собаки слышно не было - значит, он уже выскочил на улицу. Паренёк посмотрел на дверь, где уже несколько лет жил какой-то непонятный человек «без определённого рода занятий», но зато с вполне определённой ежедневной целью «заложить за воротник». Андрей и сегодня прошёл бы мимо, но сквозняк от распахнутой псом подъездной двери заставил квартирную дверь слегка скрипнуть. Андрей слегка нажал на неё, и старая деревянная дверь приоткрылась. Почему-то она была не заперта.
- Эй, есть кто? Чего у вас дверь открыта? – произнёс он.
Ответом ему было едва слышное мычание, донёсшееся из дальней комнаты.
- Вы чего не закрываетесь? - снова громко спросил Андрей.
Скрипнула половица, и из кухни прямо на него шагнул человек. Это был хозяин квартиры, местный алкаш, которого знал весь двор. В своих неизменных трениках и старых тапках, он сделал шаг к молодому человеку, что-то еле слышно мыча и едва переставляя ноги. Запах химии усилился. Андрей отпрянул, выбежал на лестничную площадку и с досады на самого себя захлопнул дверь.
- Вот же алкашня!
Он сбежал вниз ещё на этаж и вышел на улицу вслед за псом. По своему обыкновению Андрей направился на собачью площадку, пёс радостно бежал немного впереди него, не отбегая далеко и постоянно оглядываясь на хозяина. Они успели пройти почти половину пути, как вдруг в кармане брюк зазвонил мобильник. Достав из кармана обычную дешёвую звонилку, он увидел на экранчике надпись «Маша».
- Привет ещё раз! Уже всё доделала?
- Андрей! - голос в трубке был жалобный и испуганный. - Я не могу в квартиру попасть! Звонила папе с мамой, они уже дома должны быть. Они на телефоны не отвечают.
- Подожди, а ты точно уверена, что они дома? - Андрей замедлил шаг, хотя пёс впереди по-прежнему бежал к площадке. - И чего боишься?
- Да, мама прислала сообщение, что они домой едут и меня ждут, - Маша была растеряна и почти плакала. - А сейчас дома кто-то есть! В дверь квартиры как будто скребётся изнутри кто-то.
Родители Маши работали на самих себя, у них был мелкий бизнес по продаже одежды. Андрей об этом знал, поэтому не удивлялся, что у них такой странный график работы. Они могли пару недель сидеть к квартире, работая из дома, а потом уехать на неделю или дольше. Но всегда заранее сообщали дочке, когда возвращаются.
- Ну, открой своими ключами, делов-то! - Андрей усмехнулся. - Может, это они там ходят, сюрприз тебе какой делают, вот и не открывают.
- Да я ключи забыла дома, - Маша снова чуть не расплакалась. - Я же тебе говорю. Домой пришла, позвонила, там заскрёбся кто-то в дверь. Я уже и в дверь звонила, и на мобильные, и звала. Их телефоны звонят в квартире, но не отвечает никто. Только как будто ходят за дверью и в дверь скребут. Я испугалась и из подъезда выбежала. Мне страшно, Андрей!
- Тогда жди меня, раз испугалась, - Андрей подозвал пса, пристегнул его к поводку, чтобы не рвался на площадку, и пошёл в сторону Машиного дома.
Идти было недалеко. Андрей уже увидел знакомый дом, когда возле угла заметил фигурку девушки. Она смотрела в его сторону. Увидев Андрея, Маша бросилась бежать к нему.
- Андрей, я вспомнила! - она потянула молодого человека к подъезду. - У нашего соседа ключи запасные есть. Мы ему специально сделали на такой случай.
- Ну, вы доверчивые! - Андрей недоумённо пожал плечами. - А не боитесь, что он вас обворует?
- Ты что, он хороший! - возмутилась Маша. - Он в милиции работает. Они с папой вместе даже на охоту ездят. У нас тоже его ключи есть. Пойдём к нему!
- А он дома? Рабочий день, вообще-то, - засомневался молодой человек.
- Да точно, дома он! - закивала Маша головой. - Он в милиции работает, а если машина возле дома, значит у него выходной. Пойдём к нему, расскажем, что кто-то в квартире есть! И ключи возьмём!
Они вошли во двор, где жила Маша. Проходя мимо стоянки, она пару раз ткнула пальцем в припаркованные машины.
- Вот наша, значит, родители уже приехали. А вон та - дяди Вити. Значит, он тоже сейчас дома. Пойдём к нему!
Они поднялись на этаж и подошли к двери соседа. Маша позвонила, и скоро за дверью послышались шаги. Усталый голос сонно поинтересовался «кого там принесло». Маша посмотрела на Андрея и заговорила.
- Дядя Витя, это Маша! Откройте, пожалуйста, я домой попасть не могу!
- Мария? - удивился голос за дверью. - Сейчас, подожди пару минут.
Через минуту дверь открылась. На пороге стоял невысокий мужчина лет сорока с намечающейся лысиной, полноватый, но крепкий. В руках он держал ключи.
- Здравствуй, Мария. Вот, - он протянул ей ключи. - Открывай, да я пойду спать дальше.
- Дядя Витя! - взгляд девушки был умоляющим. - Тут дело не только в двери. Я боюсь открывать! Там ходит кто-то за дверью и царапается. Родители дома должны быть, я им звонила уже. Телефоны звонят, а никто не отвечает.
- Во как! - сон улетучился из глаз милиционера. - А ты не придумываешь, дочка?
- Нет, правда! - Маша снова была готова расплакаться. - Пожалуйста, помогите!
- Давай посмотрим, раз так! - кивнул дядя Витя.
Он обул тапки, вышел на площадку, поздоровался с Андреем и подошёл к соседней квартире. Позвонив в дверь квартиры, он несколько секунд прислушивался, потом попросил Машу позвонить. Из-за двери раздались поочерёдно трели двух телефонов. Маша подняла глаза на милиционера.
- Вот видите! Они дома должны быть! Они никогда не выходят без телефонов, хоть один должны были взять, если даже второй забыли!
- А ну-ка...! - милиционер несколько раз постучал по двери. Сначала несильно, потом достаточно громко. - Тихо, молодёжь!
Они прислушались. Сначала не было слышно ничего. Потом в дверь что-то несильно ударилось, и послышалось какое-то царапанье. Пёс негромко заскулил. Милиционер нахмурился и постучал ещё раз, потом достаточно громко спросил, есть ли кто за дверью. Царапанье усилилось, пёс заскулил ещё громче и испуганно попятился. Милиционер отошёл от двери и протянул руку за ключами.
- Уйми пса! И дай-ка ключи, дочка! На какой закрыто?
- На верхний, - ответила Маша. - По часовой стрелке один оборот.
- Сейчас проверим, - кивнул ей сосед. - Есть у меня подозрение нехорошее.
- Какое? - хором спросили молодые люди.
- Давайте сначала проверим, - усмехнулся сосед. - Только отойдите от двери, не стойте за спиной и в квартиру не заглядывайте! Словом, под ногами не путайтесь!
Андрей взял Машу за руку и оттащил в противоположный угол площадки. Сосед подошёл к двери, вставил ключ и повернул его. Слегка приоткрыв дверь, он попытался распахнуть её, но это оказалось нелегко. Кто-то или что-то мешало открыть дверь полностью. Через секунду на дверь сильно надавили изнутри квартиры, и она почти полностью закрылась. Сосед налёг плечом посильнее и смог-таки распахнуть её. Вдруг он выкрикнул матерное слово, двинул кого-то внутри квартиры ногой в тапке и сам захлопнул дверь. Молодые люди стояли немного сбоку, поэтому им не было видно, что именно происходит в квартире. Пёс жался к ногам Андрея, не переставая скулить. Сосед повернул ключ в двери, удостоверившись, что дверь заперта, потом дополнительно закрыл её на нижний замок и повернулся к ребятам.
- Пойдёмте-ка ко мне, молодёжь! - он приглашающе кивнул и как-то странно зашагал по площадке.
Андрей обратил внимание, что одного тапка на ноге не было. Он взял Машу за плечи и повёл в квартиру, но девочка вдруг вырвалась и бросилась к милиционеру.
- Что там? Почему вы не говорите? - из её глаз брызнули слёзы. - Отдайте мне ключи! Отдайте!
- Парень! - повернулся к Андрею сосед. - Хватай её и пошли в квартиру!
- Пустите! - кричала Маша. Она вдруг забилась в истерике. - Что там? Откройте! Скажите, что там! Отдайте мне ключи!
Что-то было нехорошее в глазах мужчины, что заставило Андрея послушаться милиционера. Он схватил Машу за руки, но удержать не смог. Только вдвоём с милиционером им удалось затащить девочку в квартиру. Туда же заскочил и пёс. Когда захлопнулась дверь, милиционер повернулся к ним.
- Вот теперь можно говорить! Слушайте внимательно, молодёжь, повторять не буду!
Андрей внимательно смотрел на него. Маша немного притихла и смотрела на соседа, прижавшись к Андрею всем телом. Сосед выждал пару секунд, глядя на них.
- Ситуация, Маша, плоховата, - он вздохнул и развёл руками. - Родители твои заразились. Телевизор смотрите? Слышали, что по стране вспышка заболевания? Люди заражаются и становятся неадекватными, иногда агрессивными. Бросаются на всех, кусаются. Так вот с твоими родителями, Маша, так и получилось. Они заболели.
- Не может быть! Они нормальные! - выкрикнула Маша.
Она рванулась к двери, но Андрей крепко держал её за плечи.
- Может, дочка, ещё как может! Я только что с работы пришёл, - вздохнул сосед. - Эти случаи по всему городу. Наши экипажи всю ночную смену по городу катались. Усмиряли таких буйных, в больницы и в дежурную часть отвозили. Эти бешеные на людей бросаются, кусаются, за одежду цепляются. Пол-отделения у нас перекусано. Йода с зелёнкой не хватает, чтоб самим себе раны зализывать.
- Нет, мои родители нормальные! Пустите, я к ним пойду. Чего вы меня держите, твари? - вдруг выкрикнула девочка. - Пустите меня!
Она вырвалась из рук Андрея и подскочила к двери. Сзади её схватил сосед и, резко развернув к себе, влепил ей пощёчину. Девочка замерла, а потом опустилась на колени. Пёс гавкал, но Андрей держал его за ошейник, а потом утихомирил.
- Что нам теперь делать? - спросил он у соседа.
Сосед кивнул сначала на собаку, потом на Машу.
- Оставь собаку пока в комнате, а девчонку веди умываться. И подходите в кухню. Чай попьём да потолкуем!
- Лучше пусть Рэм с нами, а то он нервничать будет! - мотнул головой Андрей.
- Тебе видней, - кивнул сосед. - Идите уже!
Через несколько минут все трое сидели на кухне за достаточно большим столом. Собака лежала под столом, куда Андрей поставил миску с водой. Пёс напился, а теперь лежал под столом и осматривался. Маша сидела за столом, хмурая, но уже не плачущая. Андрей затащил её в ванную, заставил умыться, после чего привёл на кухню. Теперь она сидела за столом, на который сосед выставил чашки с блюдцами, сахар и конфеты.
- В общем, слушайте! - сосед разлил чай и сел рядом с ними. Маша перевела на него взгляд. - Ситуация не то, чтобы тупиковая, но достаточно серьёзная. Родители твои, дочка, заразились. Заболевание серьёзное, они сейчас опасны для окружающих. Лечения пока от инфекции нет, врачи даже диагностировать болезнь не могут. Так что самое правильное пока - оставить твоих родителей запертыми в квартире. Возможно, что лечение будет найдено в ближайшее время. Но я вам скажу сразу - рисковать и усмирять твоих родителей я, дочка, не пойду. Насмотрелся уже за ночь, на что они способны. И даже своих людей для этого не вызову.
- Так что там случилось-то? - не вытерпел Андрей.
Милиционер перевёл на него взгляд.
- Случилось? Я когда дверь толкнул, сразу понял, что они за дверью стоят. Хотел удостовериться, что всё именно так и полез дальше. А они в дверь вцепились и чуть меня не сграбастали. Пришлось оттолкнуть дверью да ногой отпихнуть. А они хватаются намертво, вот тапок с ноги и успели схватить. Кое-как дверь захлопнул.
- Спасибо вам, дядя Витя! - произнесла вдруг Маша.
Она поднялась, но милиционер схватил её и усадил обратно.
- Куда собралась? Сиди уже. У тебя есть родственники тут в городе?
Маша помотала головой.
- Они переехали сюда с другой области, - ответил за неё Андрей. - Далеко все, за Уралом.
- Мда-а! - милиционер поцокал, повздыхал, потом прихлопнул по столу ладонью. - Останешься у меня, раз такое дело. Родителей твоих трогать пока нельзя, а жить тебе где-то надо. Вещи найдём, дочка у меня твоего возраста, да ты ведь её знаешь. Уехали они погостить к родственникам в Германию, вернутся только через неделю. А как лекарство найдут, так сразу и родителям твоим поможем.
- Я пойду, портфель твой принесу! - Андрей встал из-за стола.
Сосед тоже поднялся.
- Да, пойдём, проверим, что да как.
Они выглянули на площадку и осторожно подошли к двери. Милиционер проверил дверь, а Андрей взял портфель Маши, так и стоящий возле стенки. Сосед кивнул ему.
- Хорошо закрыты, не выберутся. А то ведь и другие люди по подъезду ходят. Знаешь, что? - он повернулся к Андрею. - Посиди у меня хотя бы пару часов. А то мне поспать бы после ночной, а я её оставлять не хочу одну. Видел, в каком она состоянии? Учудит что-нибудь или родителей кинется открывать. У меня всё есть. И еда, и вещи найдём для неё.
- Хорошо, посижу, - кивнул Андрей. - Хоть до вечера. Родители вернутся домой не скоро. А я всё равно как бы в школе.
Они повернулись и пошли в квартиру.

3.6. Спальный район города. День первый. Около полудня.

Проснувшись утром, Кирилл ощутил какое-то странное щемящее чувство. Вроде бы и беспокойство, и в то же время какую-то тревогу. Сев в кровати, он попытался понять по своим внутренним ощущениям, что же всё-таки не так. Ничего не поняв, он пошёл умываться. Чистя зубы и наблюдая за своим отражением в зеркале, он никак не мог понять, что же его настораживает. Это чувство возрастало вместе с раздражением. Покончив с бритьём, он прошёл на кухню, но сначала ткнул кнопку включения на компьютере. Включив чайник и присев за стол, он наконец-то понял, что его раздражает. Несмотря на открытую форточку, не было слышно обычных для спального района звуков. Не ездили мусоровозы, очищая мусорные баки. Почти не лаяли собаки. Не орали забулдыги с соседнего подъезда, которые имели привычку собираться в детском городке. Не доносились голоса прохожих и соседей. Не лаяли собаки, которых обычно выводили погулять их владельцы.
Он подошёл к окну. Нет, кое-какие звуки всё же были. Пролетела по улице «скорая помощь», в противоположном направлении проехала машина в милицейской раскраске. И люди на улице всё же были, правда, немного, даже учитывая будний день. Хотя кое-чего всё же не хватало. Не было вечных бабок у подъезда, не слишком много прохожих шло по дорожке на газоне, вытоптанной от угла дома в направлении автобусной остановки. Но почему-то слишком много было детей. Они прошли мимо дома несколькими группами, радостно галдя, как будто убежали из школы. Кирилл ещё раз посмотрел на часы.
- Рановато! Должны быть ещё в школе, - пробормотал он себе под нос.
Дети шли по тротуарам с такой радостью на лицах, что-то обсуждая и размахивая руками, как будто их школа сгорела. От такой мысли Кирилл улыбнулся, проводил стайку детей взглядом и отошёл от окна.
Он налил себе чаю и, как обычно, пошёл к компьютеру. Надо было проверить, сколько осталось денег на счету, кое-что заказать. И, конечно же, проверить, чтобы осталось достаточно для оплаты коммунальных услуг. Денег на счету было ещё достаточно, но на месте обычных новостных закладок и баннеров пестрела парочка любопытных заголовков. От имени «официальных лиц» сообщалось, что некоторые мировые учёные уже готовы назвать вспышку заболевания эпидемией. Что данное заболевание уже зарегистрировано во всех крупных городах страны. Что подобные сообщения приходят со всех уголков земного шара. И даже то, что полиция и медики многих стран не могут справиться с ситуацией ввиду необычайной и необъяснимой агрессии заболевших. Кирилл снова улыбнулся, прочитав последнюю новость. Конечно, всё было логично и вполне объяснимо. Меньше всего люди во всём мире привыкли доверять «коновалам», а также людям с оружием и при власти, которые слишком часто прикрываются значками и корочками, чтобы оправдать творимые ими беспредел и беззаконие. Слишком хорошо Кирилл помнил свою бабку, которой пьяный врач из «скорой» колол что-то вместо госпитализации, а потом на следствии что-то вяло бубнил о «запущенности болезни». Помнил и о парочке случаев, когда к нему прямо домой приходили три молодых хлыща в погончиках, которые откуда-то узнали о его квартирах и прямо намекали о необходимости делиться. На вопрос - «какого, собственно, чёрта» они лишь картинно закатывали глазки, мол «мы ни на что не намекаем», и как бы невзначай поправляли свои погоны на плечах мундиров. Тех самых мундиров, про которые говорят, что «надо не уронить его честь». Вот и сейчас, читая новости, Кирилл понимал, что своими отписками о невозможности что-то сделать все эти чинуши и менеджеры от власти, в которых уже давно превратились большинство врачей и людей в погонах, лишь банально расписываются в своём нежелании что-либо предпринять. Он хорошо знал, что любая страна в состоянии в кратчайшее время справиться практически с любой болезнью. Было бы желание именно справиться с нею, а не нажиться на очередном народном бедствии.
Агрессивные заболевшие? Да пожалуйста, бери в усиление к врачам парочку-тройку солдат из ближайшей военной части, изолируй заболевшего и лечи. Так ведь нет. Не будет такого, как не бывает ни в одной похожей ситуации, требующей срочных и сложных решений. Сначала все ответственные будут отсиживаться в своих кабинетах, упуская время. Потом будут чесать свои затылки, пытаясь извлечь выгоду лично для себя. И уже в конце, когда время будет упущено окончательно и начнётся поиск виноватых, будут снова чесать затылки, пытаясь выставить всё в выгодном для себя свете и найти крайних, на которых можно всё свалить. А у тех, кто способен что-то сделать, будут связаны руки. Запретами, приказами, рапортами, ограничениями, а то и просто законами - всё как всегда.
- Вертикаль власти, всё как обычно, - произнёс Кирилл в монитор, уже заранее представляя себе масштаб распространения болезни.
Он попробовал найти что-то об инфекции, но внятных и разумных данных было слишком мало. Только пару раз в обсуждениях мелькнула резонная мысль о том, что болезнь не передаётся воздушно-капельным путём, иначе уже всё население планеты бегало бы по улицам с бешеными глазами. По-видимому, делали вывод обсуждающие, необходим был прямой контакт с заболевшим. При упоминании о бешеных глазах ему сразу же вспомнился вчерашний случай возле мусорных баков, когда только ловкость спасла его от странного бомжа. Вспомнились и его мутные глаза серо-стального цвета, которыми упавший пялился на Кирилла из колодца теплотрассы. Кирилл зашёл на сайты с видео и попробовал отыскать съёмки заболевших. Это оказалось совсем нетрудно. При просмотре первого же видео с крупным планом Кирилл нажал на «паузу» и чуть не подавился чаем. Прямо на него с экрана смотрели глаза вчерашнего бомжа. Правда, на этот раз эти глаза принадлежали полноватой женщине лет пятидесяти в дорогом костюме. Её сняли на камеру телефона, когда она посреди какого-то двора бросалась на людей, а потом и на приехавших милиционеров. Точнее, полицейских, так как видео было не из России.
Кирилл прокашлялся, протянул руку к телефону и обнаружил, что тот опять разрядился. Он чертыхнулся, но знал, что виноват сам. Вике категорически запрещено было трогать его телефон. Он воткнул зарядник, включил трубку и увидел в углу экрана значок о пропущенных вызовах. На всех четырёх стояла надпись «Вика». Как раз ей он и собирался сейчас звонить. Он знал о строгости руководства в том месте, где она работала, и о запрете частых личных звонков в разгар рабочего дня. А раз звонила сама, да ещё несколько раз - значит, что-то важное, и можно звонить самому, не боясь, что оторвёт её от дел. Он ткнул кнопку вызова, прослушал несколько гудков, потом Вика ответила.
- Кирилл, ты почему не отвечаешь? Я тебе звоню, - голос девушки был обеспокоенным и немного дрожал.
- Подожди, Вика! Ты новости читала? - не слишком вежливо перебил её Кирилл. - Болезнь какая-то в стране, во всех новостях пишут. Так вот, у нас в городе то же самое уже творится. Я вчера, когда тебя встречал, одного такого видел. Помнишь, я рассказывал про бомжа?
- Я знаю, Кирилл! - Вика вдруг заплакала на том конце телефона. - У нас тут творится что-то ужасное! Милиция приехала, вокруг эти бешеные. Они на людей кидаются, пришлось ОМОН вызвать. Эти бешеные всех врачей и милиционеров убили. Вокруг кровь, милиционерам стрелять пришлось.
- Подожди, подожди! - Кирилла охватила лёгкая паника. - Какой ОМОН? Какая стрельба? Ты где?
- Я на работе. Мы выбраться не можем! Мы на этаже заперлись, - Вика ревела уже в полный голос. - В холле эти бешеные. И на всех этажах. И на улице тоже! Тут с нами два омоновца раненых. Мы только и успели, что двери на ключ закрыть. Они людей зубами рвут!!! Кирилл... - в трубке снова послышались рыдания.
- Подожди, я сейчас приеду! - он вскочил и начал собираться.
- Нет, не вздумай! - Вика почти кричала. - Мы тут почти в безопасности! Они тебя разорвут, если придёшь! Они милиционеров убили! Не надо, Кирилл!
- Подожди, подожди! - Кирилл лихорадочно думал. - Я, конечно, ломиться не буду. Сделаем всё по уму. Я попробую к тебе добраться, а ты сиди там и жди. И не паникуй там, держи себя в руках! Хорошо?
- Хорошо, Кирилл! - она всхлипнула ещё пару раз. - У милиционеров оружие есть, и из нашей фирмы тут ещё несколько человек. И дверь у нас на этаже крепкая.
- Тогда жди, я скоро буду и придумаю, как вас вытащить!
Он ткнул «отбой» и задумался. Услышанное не укладывалось у него в голове. Какой ОМОН? Какая стрельба? Это же центр города, а не трущобы и не цыганские деревни. На мгновение ему показалось, что всё это какой-то тупой розыгрыш. Но через несколько секунд пришло понимание обратного. Слёзы Вики были настоящими. Четыре звонка - тоже. Да и не в её манере было так глупо шутить над ним, хоть и сидел подчас в её глазах этот смешной чёртик.
Только сейчас Кирилл понял, как привязался к этой девушке, решительной и беспомощной одновременно. Он оделся, потом вернулся в комнату за ключами и за телефоном, который успел немного зарядиться. Ничего не приходило ему в голову, кроме одного - надо идти туда. «Ладно, на месте видно будет» - решил он и направился в сторону «Бизнес-Сити». Он почти бежал, понимая, что любая минута промедления может обойтись слишком дорого. Людей навстречу становилось всё больше. Лишь при подходе к бизнес-центру он сбавил шаг и пригляделся.
На парковке было мало людей, но у самого входа что-то происходило. Большая группа людей что-то делала, низко пригнувшись. Он насчитал сразу несколько десятков спин, хаотично движущихся перед дверями здания. Со стороны это выглядело, как будто все дружно собирали рассыпанную кем-то мелочь или искали потерянную контактную линзу. Кирилл сменил направление и пошёл в сторону дверей магазина, расположенного в цоколе. Аккуратно выглянув из-за угла, он обомлел. Большая часть людей действительно стояла на коленях. Они что-то делали с несколькими людьми, лежащими ничком в неестественных позах. Лица почти всех людей были перемазаны кровью. Кровь была и на одежде людей, и на застеклённых дверях центра, и на стёклах ближайших машин, и даже на асфальте были целые лужи. Он пригляделся внимательнее. Несколько «бешеных» стояли или ходили в холле, ещё несколько маячили между припаркованных машин. Вход со стороны парковки был отрезан. Кирилл посмотрел себе под ноги и увидел, что капли крови были даже у него под ногами. По всей видимости, кто-то пробегал здесь, истекая кровью. Он огляделся и вдруг осознал, что вокруг него нет почти никого. А фигуры перед дверями тем временем двигались, понемногу перемещаясь и разбредаясь в разные стороны. Чтобы не быть замеченным, Кирилл нырнул в магазин. Он был открыт, но в нём почему-то никого не было. Хотя становилось ясно почему - стоило выйти на улицу и заглянуть за угол, чтобы убежать со всех ног от этого страшного места. Зайдя в магазин, он вдруг подумал, что ведь это подвал здания, и отсюда наверняка можно попасть на этажи. Вот только как? Может быть, есть какие-то технические ходы или даже лестницы? Он снова набрал номер Вики.
- Это я. Вы там как?
- Нормально, - Вика говорила вяло, но хоть не плакала. - Только одному из омоновцев плохо. И есть уже хочется.
- Так, по поводу еды я тебе и звоню, - снова перебил её Кирилл. - Из вашего магазина в подвале можно подняться на этажи?
- Можно! - даже удивилась Вика. - Только не по лестнице! Там этих бешеных целая куча. Да и техники выход с лестницы в подвал закрывают на ключ. И на лифте тоже можно, он до подвала ходит. Мы им пользуемся обычно. Но лифт сейчас на первом этаже стоит, в нём тоже эти бешеные.
- Понятно, сейчас буду. Что-нибудь придумаю, - у него и впрямь кое-что созрело в голове, и он знал, что сделает это любой ценой.
- Что ты придумал? - Вика как обычно хотела всё знать, но он коротко ответил ей и окончил разговор.
Аккуратно обойдя весь магазин, он понял, что внутри точно никого нет. Ни в зале, ни даже в подсобках - везде почему-то было пусто. Кирилл вернулся к двери магазина и закрыл её изнутри. Теперь можно было с лёгкостью открыть её и выйти наружу, зайти же в магазин не представлялось возможным. Оставалось проверить дверь в коридоре, ведущему к лифту, и сам лифт. В коридоре уже ожидаемо оказалось пусто, а вот с лифтом пришлось помучиться.
Выйдя в торговый зал, Кирилл заблокировал все двери, ведущие к лифту, в открытом состоянии, просто подсунув под них упаковки с салфетками. Нажав на кнопку вызова одного из лифтов, он выбежал в магазин и принялся наблюдать. В приехавшем лифте были пять «бешеных», причём один из них явно заразился от укусов - всё его тело, руки, лицо и шея были в крови. Непонятно, как он вообще мог быть жив. Все пятеро вышли из лифта, заметив яркий свет из магазина, и направились в зал. Выйдя в торговую зону, «заражённые» остановились, а потом разбрелись между стеллажей. Двое направились к выходу и кассе, остальные замерли возле дверей коридора, ведущего к лифту.
- Да что ж такое-то? – еле слышно прошептал Кирилл, наблюдающий за дверью из-за дальнего стеллажа. – Что вы встали? Уйдите от двери, будьте людьми!
Через несколько секунд от кассы раздался грохот. Один из «бешеных» умудрился зацепить какой-то стенд возле кассы и опрокинул его. Остальные четверо повернули головы, замерли на пару секунд, а потом направились к источнику шума. Сделав десяток шагов, они снова замерли на месте, крутя головами.
- А вы молодцы! – усмехнулся про себя Кирилл. – На звук реагируете, что ли? Сейчас проверим!
Он взял с ближайшей полки какую-то пластиковую баночку и кинул её поверх стеллажей, стараясь закинуть «снаряд» как можно дальше. Через несколько секунд в тишине магазина раздался стук. Пять замерших людей тут же направились в сторону шума. Кирилл схватил ещё одну баночку и, перебежав поближе к лифту, спрятался за холодильником. Вторая баночка улетела в сторону кассы, запрыгав по бетонному полу. Все пятеро сгрудились возле входной двери, а молодой человек за их спинами проскользнул в коридор к лифту. Закрыв по пути заблокированные упаковками салфеток двери, он вошёл в лифт и нажал на кнопку «2».
На самом этаже дела обстояли по-прежнему. Если не считать того, что раненый милиционер всё чаще жаловался напарнику сначала на головокружение, потом на слабость. Потом уже и жаловаться перестал, а просто лежал на диване, то ли заснув, то ли потеряв сознание. Все разбрелись по этажу, о работе никто уже и не думал. Кто-то звонил домой родным, кто-то по всем номерам подряд, пытаясь вызвать помощь. Но везде было или занято, или отвечали, что случаев много и помочь не смогут. Только в порядке общей очереди. Некоторые просто смотрели вниз на движущихся «бешеных», пока омоновец не отогнал от стекла, сказав «чтоб не маячили». Кое-кто уже прощался по телефону с родными. Начинала понемногу глючить сотовая связь.
Вика тоже попробовала дозвониться в пару мест. Сначала владельцу фирмы. Потом фирме, обслуживающей здание. Нигде трубки не брали. Омоновец постоянно пытался вызвать своих по рации, висевшей на разгрузке. Через некоторое время он бросил эти попытки и отошёл к кулеру. Выпив пару стаканов воды, он обернулся на резкий звук. Оказалось, что это спящий омоновец как-то умудрился упасть с дивана. Напарник поспешил к нему. Вика и Олег тоже направились к ним. Упавший милиционер зашевелился и открыл глаза. Омоновец подбежал к нему, но потом резко отскочил и схватил короткий автомат, висевший на плече.
- Отойдите! - он нацелился на лежащего человека. - Не подходите, я сказал!
- А что… - Олег осёкся.
Упавший с дивана омоновец пополз к застывшим посреди офиса людям, не делая попыток встать. На полпути он неожиданно замедлился и начал подниматься. Встав на ноги, он вихляющейся походкой двинулся вперёд. Его сине-чёрные глаза смотрели на людей, которые, пятясь, отходили к двери.
- Отошли все! - омоновец поднял автомат.
Хлопнул выстрел, ударив по перепонкам. «Старший» кулём свалился на пол. На пол позади него что-то брызнуло, испачкав дорогое напольное покрытие.
Олег скосил глаза. На первом этаже началось какое-то движение. Очевидно, находившиеся в холле «бешеные» услышали выстрел, но не поняли, откуда он донёсся. Несколько их направилось к выходу из здания. В дверь со стороны лестницы тоже раздались несколько ударов. Милиционер навёл автомат на запертую дверь, но после нескольких ударов снова стало тихо.
- Как вы...? Что вы сделали? - в двери офиса стоял Юрик и смотрел на труп.
Олег замер на полпути к дивану. Вика пятилась к стойке, как будто хотела спрятаться за ней. Из замешательства их вывел сигнал приехавшего лифта. Олег очнулся и тоже бросился к стойке, запихнув туда Вику. Омоновец навёл ствол своего автомата на лифт, заняв удобную для стрельбы позицию за одним из диванов. Юрик исчез в офисе, затолкав туда всех, кто был на этаже. Двери лифта раскрылись, но оттуда не выскочила толпа заражённых, которых они недавно видели в холле. Из лифта аккуратно выглянул, а потом вышел всего один человек, бросивший под ноги какую-то коробку, заблокировав ею створки лифта. Он увидел Олега, выглядывающего из-за стойки, милиционера, опустившего ствол автомата, и поинтересовался, есть ли тут девушка с именем Вика.
- Кирилл! - Вика выскочила из-за стойки и помчалась к мужчине. - Ты пришёл! Как ты добрался? Ты жив? Знаешь, как отсюда уйти? Что там на улице?
- Подожди, не всё сразу! - мужчина слегка отстранил её, не забыв поцеловать. Она не отошла, а прижалась к его боку, обняв руками. - Безопасно тут на этаже?
- Пока держимся, - объявил милиционер, выходя из-за дивана. - И вообще всё замечательно, если не считать, что эти мёртвые твари всех моих ребят положили.
- Почему мёртвые? Они же обычные больные, бешеные, - Кирилл подошёл поближе к говорившим.
Из дверей офиса показался Юрий Евгеньевич, за которым мелькали лица остальных работников.
- Чёрта с два они обычные! - зыркнул на него омоновец. Он подошёл к своему напарнику и поманил Кирилла. - Иди сюда, посмотри сам.
Кирилл несколько секунд смотрел на лежащего человека в камуфляже, только потом до него дошло.
- С него же крови почти не вытекло! А из обычного человека хлещет ручьями, - он кивнул на залитый кровью лифт с распахнутыми дверями, заблокированными коробкой.
- Вот именно! - кивнул милиционер. - Я это заметил ещё там, на пятом! Мы их изрешетили там, на этаже, а они как шли на нас, так и идут. И пули из них вылетают как из мешка с картошкой. Пуля есть, а крови нет. Димка нас спас, а после и старшой сообразил. Росту высокого он был, очередь из его автомата как раз по головам пришлась. Сразу четверо упали, «пепс» и трое офисных. А как патроны кончились, так и смяли Димку. Мы со старшим так и добрались сюда, по головам стреляя. Царство ему небесное!
- Так что получается, они мёртвые, но всё равно ходят? - до Кирилла смысл сказанного доходил с трудом. - Так же не бывает! Кстати, Кирилл.
- Олег. Бывает, сами убедились пару минут назад, - Олег кивнул на мёртвого милиционера, которого напарник уже перенёс на диван. - Он ранен был, а потом, по всей видимости, умер и вдруг ожил. Встал и на нас пошёл, пришлось стрелять. А если вам этого мало, то вон в холл поглядите! - он кивнул на стекло.
К стеклу атриума подошли не только Кирилл со жмущейся к нему Викой, но и Юрик со всеми остальными работниками. Олег ткнул на нескольких окровавленных людей, стоящих возле дверей.
- Видите, как их покусали и сколько с них крови вытекло? Они не могут быть живы. Люди не живут с такими ранами, а умирают от кровопотери. Это классические зомби, как из кино.
- Да, вы правы, похоже, - Кирилл пригляделся сквозь стекло. - А почему они встают? Мёртвые не могут оживать!
- Да отойдите вы от стёкол, не маячьте! - снова рыкнул на них омоновец.
Все отпрянули от атриума.
- Что же нам делать? - промолвила одна из женщин.
Олег задумчиво посмотрел на неё.
- Извините за грубость, но лично я ухожу отсюда и забираю Вику, - Кирилл направился к лифту и потянул девушку за собой, но его задержал омоновец.
- Слушай, а как ты попал-то сюда?
- На лифте он приехал через магазин. Больше неоткуда! - сообразил Олег.
Омоновец посмотрел на него. Возле стойки уже собрались все люди, бывшие на этаже.
- Магазин в подвале есть, туда лифт ходит, - принялся объяснять Олег омоновцу. - В него попасть можно с улицы и на лифте. Чтобы могли покупатели и с улицы приходить, и из офисов.
- А это шанс! - омоновец с прищуром посмотрел на него. - По лестнице и холл мы не уйдём, патронов не хватит. С базой я связался, прислать никого не могут. Так что надо выбираться отсюда!
- Фиговый это шанс! - Кирилл сморщился. - Вику я смогу протащить, а всех не получится. Там в магазине пять этих бешеных. Вдвоём ещё можно прокрасться, а толпой точно не получится.
- Давайте попробуем! - подал голос кто-то из людей.
- Всего пять, говоришь? - омоновец явно прикидывал варианты, посматривая на свой автомат. - Справиться-то можно, но только не в одиночку. Я один могу и не сдюжить. А если схватят меня, то и всем кранты.
- У меня тоже есть, но не знаю, поможет ли, - Олег достал травматический «Грэнд». - Вот только не знаю, будет ли толк.
- Убери эту пукалку, - поморщился омоновец. Он уже явно что-то решил. - Вот смотри! Это ПМ. Стрелял с такого?
- Разумеется! - Олег принял из его рук пистолет и два магазина.
- Ещё кто умеет стрелять? - омоновец скользнул глазами по людям, но все, кроме Кирилла, отвели глаза.
- Покажете и я смогу, как мне кажется, - пожал он плечами.
- Это же преступление! - сказал кто-то.
Омоновец недобро посмотрел на людей.
- А сдохнуть тут, как на других этажах - это по закону? Или, может, сидеть и ждать тут помощи, пока эти не ворвутся сюда, - он кивнул на холл, - это правильно? И вообще, кому не нравится, может оставаться здесь! А по поводу оружия... - он задумался на пару секунд, потом кивнул куда-то наверх. - Вон этого оружия целый этаж остался с моих ребят. Идите, собирайте! Боитесь или слабо?
Люди притихли, а омоновец продолжал.
- После того, как это всё кончится, вы легко сможете сказать, что нашли это оружие на улице. И никто вам ничего не припишет. Не докажут, что именно вы из него стреляли, даже если на нём ваши отпечатки. Может, вы его уже потом подобрали? Вообще можете его выкинуть, когда это всё кончится. Повторяю, вон этого оружия полный этаж валяется, и кто его сможет подобрать - чёрт его знает. Я лично в данной ситуации туда не полезу!
Люди подавленно молчали. Нарушил молчание Юрий Евгеньевич.
- Ну предположим, что мы выберемся! А дальше?
- Что дальше? - недоумённо посмотрел на него омоновец. - Выйдем на улицу и разбегаемся, кому куда надо. Я не нянька, чтобы всех за ручку по домам разводить.
- Хорошо, давайте уже уходить отсюда! - Кирилл явно нервничал.
Его сильно пугало ощущение, что прямо под его ногами и над головой ходят несколько десятков, а может и сотен вставших трупов, готовых вцепиться в него. Омоновец передал ему второй ПМ с запасным магазином, забрав его с тела своего «старшого», и кивнул на Олега.
- Сейчас он тебе кратенько расскажет, как с ним обращаться, и пойдём. Помогите только, - обратился он к остальным, - тело старшого унести подальше в офисы. Может, комната отдыха у вас есть какая.
- Мы все уходим с вами! - объявил Юрик. Омоновец только усмехнулся. - У меня ещё девять человек, всего нас здесь получается четырнадцать. Лифт вмещает до двадцати, сможем уехать все сразу.
Он сам помог омоновцу утащить тело в комнату отдыха. После этого обратился к работникам с короткой речью. Распустил всех по домам, предупредив, чтобы были на связи, слушали радио и выходили на работу, когда всё закончится. Даже сбегал к сейфу и выдал зарплату за месяц и аванс. После этого, собравшись и проследив, чтобы все люди стояли у раскрытых створок лифта, он повернулся к омоновцу.
- Мы готовы! - объявил он.
- Тогда ждите, - кивнул ему тот и повернулся к Олегу и Кириллу. - Слушайте меня! Выходим все трое из лифта, Кирилл сзади меня. Не стреляешь, пока я не скажу. Идёшь за мной хвостиком, на пятки не наступай. И смотри в спину не пальни с испугу! Олег, мы с тобой чистим магазин. Вперёд не лезь, идём медленно. Главное для нас - зачистить, за нами люди. Они не пойдут, пока не будет безопасно. Всё поняли?
- Да! - почти синхронно кивнули оба.
- И ещё! - он обернулся к обоим мужчинам. - Запомните, хоть вы их уже и рассмотрели, но всё же... Это уже не люди! Это враги, и они будут пытаться вас убить. И не только вас, но и тех безоружных, кто идёт за вами и зависит от вас. Поэтому без соплей и колебаний!
Они подошли к лифту, где стояли Вика, Юрий Евгеньевич и остальные. Омоновец обратился и к ним.
- Инструкция для вас. Вы все гражданские, обращаться к вам буду так. Слушать и выполнять беспрекословно. Стоите в лифте и ждёте, пока не скажем. Потом выходите из лифта и идёте к выходу из магазина. После того, как выйдем на улицу, я вам уже никто. Идите домой или куда сами знаете.
- Знаете, что я заметил? – проговорил Кирилл, повернувшись к милиционеру. – Не знаю, поможет это или нет. Они реагируют на звук, как будто пытаются найти того, кто шумит.
- Молодец! – кивнул милиционер. – Может оказаться полезным. Попробуем голосом их выманить. Хотя если так, то они нас найдут после первого же выстрела. Всё, уходим!
Все вошли в лифт. Омоновец расположил людей поближе к задней стенке и втащил коробку, не дающую закрыться створкам. Лифт поехал вниз.
- Предохранители! - рыкнул омоновец. Он преобразился. В глазах была собранность, автомат замер возле глаз. - Гражданские на месте, остальные за мной!
Лифт пиликнул и замер. Электронный голос подтвердил, что они в подвале. Створки разъехались, омоновец успел упасть на колено. Из-за его плечей в коридор уставились ещё два ствола.
- Уши прикройте ладонями, чтобы не оглохнуть! - успел сказать Олег тем, кто стоял сзади.
- Вперёд! - омоновец коротко рыкнул, Олег понял его правильно и пошёл вперёд, как на занятиях. - Лифт заблокировать! Дверь!
Олег замер возле двери, ведущей в торговый зал. Через секунду омоновец поднялся и пошёл вперёд. Кирилл дёрнулся, пнул многострадальную коробку, опять заблокировав створки лифта, и пошёл следом. Олег так и стоял возле двери, подперев дверь стопой. Возле двери омоновец замер, прислушиваясь, потом выглянул в зал и показал пальцами направления. Они вышли в магазин, и омоновец громко крикнул. Откуда-то из-за рядов послышались шаги сразу нескольких человек. Омоновец шёпотом приказал Олегу остаться возле двери, а сам пошёл дальше, сопровождаемый Кириллом. Через несколько секунд до него донеслись две коротких очереди, потом несколько выстрелов из пистолета. Олег сфокусировался на своём ряду стеллажей и успел увидеть, как в проход вышли сразу два зомби, спешащие на звуки выстрелов. Первый тут же поймал пулю в висок. Второй повернулся и просто пошёл на Олега. Двойным выстрелом Олег свалил и его. Уши заложило, горло сдавил спазм от вида мозгов. Он скорее увидел омоновца, подошедшего сбоку, чем услышал его крик. Тот снова присел на колено рядом с Олегом, Кирилл встал сзади них, оглядываясь по сторонам. Через полминуты сидения слух немного вернулся, и Олег смог расслышать голос.
- Все, кто тут были, как мне кажется, уже вышли! Пошли проверять и чистить! - скомандовал омоновец. - Кирилл, что там сзади?
- Люди в лифте. Коридор пустой, - ответил Кирилл.
- Принял. Пошли, - омоновец поднялся и пошёл вперёд. - Олег на месте, я справлюсь.
Вдвоём с Кириллом они исчезли в проходе стеллажей. Олег пару раз видел их, как они переходили из ряда в ряд. Кирилл постоянно оглядывался - похоже, омоновец приказал ему следить, чтобы сзади никто не подошёл. Через минуту раздался выстрел, и снова стало тихо. Ещё через минуту появились оба. Они шли уже расслабленно.
- Всё, проверили, нет никого! - кивнул милиционер опустившему пистолет Олегу. - В туалете продавщица была, тоже инфицированная, закрылась зачем-то изнутри. Дверь входную я тоже проверил, можно выходить.
Олег заглянул в коридор и крикнул людям, что уже можно идти. Те вышли, озираясь вокруг. Двоих или троих сразу же вывернуло от вида двух тел, лежащих неподалёку с пробитыми головами. Кто-то зашептал молитву, две девушки просто заплакали. Омоновец поморщился, но ничего не сказал. Группка людей подошла к выходу из магазина, когда омоновец повернулся к ним. Очевидно, что ему пришла в голову какая-то мысль.
- Так, люди! Давайте-ка берите еду, кто сколько сможет. А то, как мне кажется, ближайшие несколько дней выходить из дома будет опасно. Поэтому набирайте столько, сколько сможете унести!
- Это же кража! - снова подал голос кто-то.
Омоновец даже не повернул голову.
- Кто хочет, может оставить деньги за покупки кассирше. Вон она, в туалете лежит. Остальные можете не заморачиваться. Или спишут, когда всё закончится, или вот он возместит, - он кивнул на Юрика. - Вы же его работники.
Юрий Евгеньевич усмехнулся невесело и вместе с остальными пошёл за продуктами, стараясь обходить лежащие на полу трупы. Омоновец успел остановить Олега и Кирилла, сказав, чтобы они набирали только в одну руку. Нужно было оставить свободной вторую руку, чтобы иметь возможность стрелять. Но Юрик и тут проявил свою деловую хватку. Он умудрился связать большие пакеты попарно какой-то упаковочной бечёвкой, набить их консервами и лапшой и повесить на шею. Другие сделали так же, добавив ещё по пакету в каждую руку. Кирилл заметил, что некоторые люди всё же предпочли оставить по несколько бумажек возле кассы.
Всё это время омоновец сидел возле приоткрытой двери магазина и осторожно выглядывал наружу. Когда все подошли к нему, пересчитавшись, он повернулся к людям.
- Так, теперь слушайте меня в последний раз! Пистолеты, ребята, оставьте себе. Если что, то вы знаете, как поступить или что сказать. Если ситуация наладится, то выбросите оружие. Не забудьте только стереть отпечатки. И всем повторяю ещё раз. Сейчас выходим из магазина. Никто ни за кого не цепляется, ни к кому не пристаёт. Не вздумайте орать на улице и вообще что-то говорить, чтобы не привлекать внимание. Все идёте домой и сидите там несколько дней. Если за вами увяжутся заражённые, то бросайте пакеты и убегайте. Когда всё прояснится, поступайте... - он вздохнул, - по ситуации. Вот и всё!
- Спасибо вам, - сказал кто-то.
Это же повторили почти хором все остальные, но омоновец даже не повернулся к людям. Наверное, лишь Олег догадался в этот момент, что милиционер оставляет в этом здании своих сослуживцев. Всех тех, с кем работал много лет, своих друзей и товарищей. Даже не имея возможности похоронить их.
- Как выйдете из магазина, сразу поворачивайте направо, - указал омоновец. - На парковке и возле входа не маячьте. Если у кого машина на парковке - бросьте, идите пешком. На парковке и перед входом в здание много инфицированных. Всё, удачи!
Кирилл посмотрел на Вику, которая шла следом за ним, засунул поглубже в карман запасной магазин от пистолета и вслед за остальными вышел из магазина. Они несли на двоих восемь пакетов еды. Этого должно было хватить на некоторое время, поэтому даже нагруженная тяжёлыми пакетами Вика не возражала.

3.7. Квартира в центре города. День тот же, «начало».

Сидевший в своей комнате Артур нервно барабанил пальцами по дорогому столу. Он решительно не знал, чем ему заняться в данный момент. Его отец, мелкий бизнесмен, имел кое-какие знакомства в милиции. Кому-то что-то построил, кому-то что-то привёз из-за границы под заказ. Взамен ему подкидывали самые высокооплачиваемые заказы. Разумеется, без дружеских связей тут не обошлось. Так и получилось, что через десять лет предпринимательства его отец имел друзей по всему городу - от больницы и налоговой до милиции и МЧС.
Сегодня рано утром один из «друзей» позвонил отцу и предупредил о начинающихся беспорядках. Рассказал про эпидемию в Москве, про бешенство, про распространение инфекции. Не знал этот знакомый только того, что заражённые на самом деле мертвы. Но и того, что рассказал, хватило с лихвой, чтобы отец немедленно развил бурную деятельность. Успев заказать с местной продуктовой базы грузовик консервов и ещё один с овощами, он отправил их в загородный дом, служивший им всего лишь дачей. На самом деле это был двухэтажный особнячок с мансардой и цоколем, который вполне мог служить жилым домом для целой семьи. Сейчас отца не было - он был где-то в городе, взяв деньги и собравшись закупить немного патронов к имеющемуся оружию. В загородном особнячке были сейчас только молодая жена его отца с сыном. Сын от первого брака, ранний ребёнок, Артур не любил новую жену своего отца и своего сводного брата. Он предпочитал не лицемерить, выказывая им ложные чувства, и прямо заявил отцу однажды, что его вторая жена никогда не заменит Артуру умершую от болезни мать. Отец только пожал плечами, так как уже научился уважать мнение сына. Вот и получилось, что отношения с мачехой и сводным братом у Артура были ровные, дружеские, но вовсе не родственные.
Сейчас они уехали в особняк, спешно собрав свои вещи и немного еды. Там было вполне безопасно. Часть территории посёлка, в которой располагался домик, была огорожена высоким забором и охранялась. Артур же предпочёл остаться в городе. Он подумал, что отцу может понадобиться помощь. Внимательно его выслушав, Арчи сегодня не пошёл в университет, а остался дома. Сейчас он сидел и лениво прикидывал, кого из подружек можно пригласить в дом отца. Но ни одна не подходила на роль подруги в «трудные времена». Кроме, разумеется, Надежды - его ровесницы, отношения с которой едва успели начаться. Артур влюбился в неё сразу, как только увидел её на одной из вечеринок в клубе. Она не была скромницей или затворницей, но и распутной её нельзя было назвать. Она хорошо и со вкусом одевалась, несмотря на скромную зарплату бухгалтера в какой-то торговой фирме. Занималась каким-то спортом, сочетая его с вышиванием. Замечательно готовила, а также придерживалась в отношениях строгой дистанции. Артуру за два месяца знакомства удалось лишь пару раз обнять её за талию, да один раз во время медленного танца легонько поцеловать в губы. Так что для времяпровождения в загородном особнячке вместе с семьёй она подходила больше всех. Он прекрасно понимал, что ситуацию скоро возьмут под контроль, и рассматривал события с позиции неожиданных каникул или внепланового отпуска. Хотя по своей сути это скорее напоминало домашний арест, учитывая строгий голос отца, когда он приказывал Артуру сидеть дома и никуда не ходить. Дома делать было абсолютно нечего - бильярд надоел, алкоголем из отцовского бара он не баловался. Сидеть же за компьютером он не терпел даже во время выполнения курсовых, предпочитая активный отдых.
С утра он уже успел позвонить Надежде. Просто так, чтобы пожелать доброго утра. Она как раз ехала на работу и очень обрадовалась его звонку - это было слышно по её голосу. Немного поболтав, они попрощались, договорившись встретиться в ближайший выходной. Потом он собрал вещи, чтобы быть готовым к отъезду. А сейчас, позавтракав, он прикидывал, что бы ещё сделать, чтобы пребывание в загородном доме было не таким скучным. От раздумий его отвлёк телефонный звонок. Артур взял мобильник. Звонила Надежда. Это было бы странно, если бы не состояние дел в городе. Обычно она звонить не могла - её строгое руководство не одобряло звонков, считая рабочее время сотрудников своей собственностью до последней секунды.
- Привет ещё раз! Забыла что-то? - настроение у Арчи было сегодня хорошее.
- Артур! - в голосе девушки на том конце слышались слёзы. - У нас на работе что-то странное происходит. Тут какие-то странные люди. Они кидаются на всех, как будто с ума сошли. На меня тоже кинулись. Я заперлась кое-как, но руку порезала. Я не знаю, что делать! Выбраться не могу, тут нормальных людей нет. В соседней комнате наша бухгалтер. Она тоже с ума сошла, на меня бросилась.
- Так, подожди! - Артур понял, что Надежда столкнулась с теми самыми заболевшими, о которых рассказывал его отцу звонивший товарищ. - К окну можешь подойти? Посмотри, есть ли там кто!
- Артур, тут эти бешеные снаружи! Они мою подружку убили и охранника, - в её голосе начинала прорезаться паника. - Никого не видно, только эти по двору ходят. А бухгалтер ко мне в комнату долбится сквозь дверь.
- Тогда думай, как оттуда выбраться! - Артур начал прикидывать варианты. - Может, какой выход у вас есть, запасной или пожарный. Пробуй как-то выбраться, чтобы не привлечь их внимание!
- Я не смогу, Артур! - девушка уже плакала навзрыд. - Запасные выходы тоже во двор идут. Я не смогу по двору пробежать. И кровь всё ещё идёт, я её кое-как остановила.
- Тогда жди меня, я скоро буду! - Артур встал с кресла, подцепил ключи от машины и направился к двери. - Сможешь дождаться?
- Да, я заперлась в кабинете! Артур, тут человек какой-то по двору бегает! - девушка явно чего-то испугалась. - Его сейчас догонят! Я не могу смотреть, Артур! Его же сейчас догонят и убьют!
- Отойди от окна и не смотри. Ему ты не поможешь! - почти закричал Артур в трубку.
- Хорошо, Артур. Я спрячусь и подожду тебя! Может, милиция приедет. Кто-то же должен был их вызвать. Я охранника в будке видела, он должен был позвонить! Только сам не рискуй, они очень злые! Тут весь двор в крови, они людей убивают!
- Это я слышал уже. Сиди тихо там, а я постараюсь приехать и придумать, как тебя вытащить. Может, смогу как-то отогнать их или отвлечь, чтобы ты смогла пробежать через двор ко мне в машину.
Он положил трубку и задумался. Привлекать кого-то? Нет, мешать только будут. Да и на смех поднять смогут, если там всё не так серьёзно. Лучше скататься одному, осмотреться и уже там решать. Как говорится в таких случаях, «танцевать от проблемы». Поэтому он, выходя из дома с двумя большими сумками вещей, не забыл обойти машину кругом, проверив колёса. Уже внутри он глянул на указатель топлива и, заводя мотор, набрал номер отца.
- Что-то случилось, сын? - голос отца был резким, как обычно, если он был очень занят.
- Нет, почти ничего. Я собираюсь в Зубово, но не один приеду. Со мной девушка будет.
- Смотри, сын, тебе виднее. Девушка - это хорошо! - отец подумал пару секунд. - Скоро будешь?
- Не думаю, что очень скоро, мне надо заехать за Надей на работу. Там у них случилось что-то. А потом, наверное, к ней домой, ей вещи собрать нужно будет.
- Артур, ты помнишь, что я тебе говорил? - отец явно встревожился. - В стране вспышка какой-то болезни, и наш город тоже не исключение. Не контактируй ни с кем. Если что - уезжай сразу.
- Хорошо, отец, я буду осторожен. Ты ведь меня знаешь, - вздохнул Арчи.
- А как приедешь в Зубово, проверь, как там разгрузили всё! - отец в свойственной ему манере начал распоряжаться. Правда, следовало отдать ему должное - командовать он умел, и назвать его глупцом или самодуром никто не мог.
- Так там же, - Артур хотел сказать «мачеха», но тут же поправился, - твоя жена. Есть кому проследить!
- Сын, давай без этого! - по голосу слышно было, как раздражён отец. В такие моменты его не рекомендовалось злить. - Она женщина, что она может проконтролировать? Когда уходить будешь, вещи собери. Я приеду, свои тоже заберу и к вам. Чувствую, что пересидеть надо будет не один день!
- Я уже собрал всё. Еду за Надей и сразу уезжаю из города! Будем тебя ждать в Зубово!
- Пока, сын. Будь осторожен!
Артур уже выехал из центра города и почти доехал до промзоны, где работала Надежда, когда телефон снова зазвонил. Он глянул на экран. Снова звонила Надя. Он понял, что случилось что-то нехорошее, и нажал одновременно на кнопку телефона и на педаль газа, разгоняя машину.
- Ты где, Артур? Тут человек ко мне пришёл, водитель наш! Он мне руку перевязал! Мы тут сидим, нам уходить надо! Он говорит, что снаружи совсем плохо, надо уезжать срочно! - затараторила Надя.
Её встревоженный голос вдруг отдалился, и в динамике раздался другой - мужской.
- Эй, уважаемый!
- Да, кто это? - раздражённо отозвался Артур.
Неизвестный назвался Евгением и, узнав, что Артур уже близко, запретил ему приезжать, рассказав о «бешеных» на территории базы. Вместо приезда он указал на автобусную остановку, где нужно было встать и дожидаться его звонка. По этому сигналу нужно было нажать на клаксон и не отпускать его, пока они не выберутся к нему. Голос был уверенный, Артур чувствовал, что этот взрослый мужик уже придумал что-то дельное, поэтому пререкаться и задавать вопросов не стал. Вдали уже виднелась остановка, на которой почему-то не было ни одного человека. Зато вдалеке промелькнула стая куда-то медленно бредущих по своим делам бродячих псов. Встав возле остановочного кармана, Артур положил телефон на приборную панель и принялся ждать, не глуша мотор.
Ждать пришлось недолго. Телефон снова зазвонил, Надя просила сигналить и ждать их на месте. Он коротко сказал «хорошо» и нажал на клаксон. Громкий сигнал привлёк, казалось, всю промзону. Он сигналил, а сам морщился от давящего на барабанные перепонки шума. Всё же не предназначен был сигнал автомобиля для такого долгого нажатия - давил по ушам, раздражая и нервируя. Он постарался отвлечься и уставился вперёд, на открытые ворота какой-то продуктовой базы, где работала его девушка. Через несколько минут оттуда вылетела грузовая «Газель» и, круто завернув, понеслась вперёд. Возле остановки водитель, мужчина лет сорока, резко затормозил и просигналил в ответ. Артур вышел из машины и вгляделся в стекло. Он увидел, что на пассажирском сидении сидит ещё какой-то полный мужик средних лет, прямо на коленях у которого сидела Надя. Мужик за рулём махнул ему, после чего пассажирская дверь распахнулась. Оттуда выскочила Надя, вся взлохмаченная и со свежим бинтом на левой руке. Она подскочила к Артуру, обняла его и, поцеловав, тут же снова заплакала. Из её рассказа выходило, что этот водитель вытащил её чуть ли не с того света, да ещё и руку перевязал.
- Спасибо! - шагнул Арчи к водителю, который почему-то отвернулся и смотрел на ворота, откуда показались два человеческих силуэта.
Водитель обернулся к нему.
- Не за что, мне самому же тоже жить хочется! Вот и спасались вместе! - водитель пожал руку Арчи и вдруг, глянув ему за плечо, почти закричал, чтобы все забирались в машины.
- Что случилось? - Артур оглянулся и снова заметил стаю собак, которая не спеша ковыляла к ним. - Ты чего так напугался?
Водитель кратко объяснил ему, что эти собаки двигаются точно так же, как «бешеные», с которыми они совсем недавно столкнулись. Они попрощались, девушка и Арчи ещё раз поблагодарили водителя. Все запрыгнули в машины, и «Газель» тут же уехала. А Надя, сидя рядом с Артуром в его машине, всё продолжала рассказывать ему, что с ней случилось, постоянно сбиваясь то на водителя, то на «бешеных», то на свою руку. Артур выехал из промзоны, проехав мимо собак. И впрямь, что-то едва уловимое было в их поведении, что отличало их от обычных бродячих «Бобиков» и «Шариков». У Арчи не было ни малейшего желания разбираться в этом, поэтому он отправился в спальный район, где жила Надя. Он помнил подъезд дома, в котором она жила, и подъехал прямо к нему.
По дороге он объяснил ей, зачем за ней заехал. После пережитого ужаса она была готова на всё, лишь бы он забрал её из города. Её семья была в другом городе, а она снимала комнату у квартирной хозяйки в этом городе, где училась и подрабатывала. Практиковалась по своей специальности, применяя институтские знания в деле. Вещей у неё было немного, да и Артур объяснил, что они едут не слишком надолго. Всего на несколько дней, причём выходов «в свет» не предвидится, сидеть придётся в доме. Надя кивнула ему и, выйдя из машины, пошла к подъездной двери. Но Арчи тут же вспомнил предупреждения отца и пошёл с ней в квартиру. На лестнице им никто не попался, и они без помех поднялись на третий этаж. В квартире и комнате хозяйки тоже была тишина. Не разуваясь, они прошли в комнату девушки. Надя быстро сбегала в ванную комнату, собрав все свои банные принадлежности и зубную щётку, и вернулась. Быстро достав две вместительных спортивных сумки, она вытащила все свои вещи и начала складывать их. Потом, как будто что-то вспомнив, она обернулась к Артуру, присевшему на стул, и подошла к нему.
- Спасибо, что спас меня! - она впилась горячим поцелуем ему в губы и уселась прямо на его колени. - Хочешь, отблагодарю тебя прямо здесь?
Где-то в отдалении вдруг раздался громкий хлопок, за ним ещё два. Артур вскочил, еле оторвавшись от губ разгорячённой девушки.
- Это же выстрел! - он постарался оторвать от себя девушку, чего никогда не сделал бы в другой ситуации.
С большой неохотой она отпустила его и надула губки, явно обидевшись.
- Быстро складывай вещи, и поехали отсюда! Похоже, всё серьёзней, чем я думал!
Через несколько минут они вышли из подъезда. Закинув её сумки к своим на заднее сиденье, Артур завёл мотор. Ещё раз поцеловав потянувшуюся к нему девушку, он достал телефон и набрал отца.
- Это я! Я забрал Надю, мы скоро будем. Тут стреляли только что. Похоже, что всё очень плохо!
Где-то сбоку раздался ещё один выстрел. Кто стреляет и почему - выяснять не хотелось. Положив телефон снова на приборную панель, он выжал газ. Машина, ускорившись, понеслась к выезду из города.

Глава четвёртая. «Начало. День».
4.1. Дом Маши. День первый, почти вечер.

В кухне за обеденным столом сидели Андрей и Маша. Они пришли попить чаю и поесть. Пошарив в холодильнике соседа, они нашли вчерашний суп, подогрели его и сейчас думали, что им делать дальше. Точнее, думал в данный момент только Андрей. Он прикидывал разные варианты развития событий. Так и так выходило, что сделать они с родителями Маши ничего не могут, и нужно ждать врачей с лекарством, которые смогут вылечить её родителей и остальных заразившихся. Смущало парня только одно. Он прекрасно понимал, что без воды и еды человек способен прожить всего несколько дней. То есть, надо было как-то проникать в квартиру к родителям девочки, давать им есть и пить. Способы этого проникновения он представлял себе смутно, а последствия видел весьма чётко, потому что двое буйных агрессивных взрослых людей могли быть очень опасны.
Маша в данный момент была занята немного другим. Милиционер, перед тем как пойти спать, оставил ей достаточно большую сумму денег. Он посоветовал сходить в магазин, раз уж они теперь будут жить в квартире вдвоём несколько дней. Поэтому Маша сейчас полностью сосредоточилась на списке, который ей сказал составить Андрей. Она перечисляла и записывала на бумаге всё, что нужно было купить в магазине. Список получился не слишком большим, но она пару раз что-то вспоминала и добавляла.
Доев суп, Андрей поручил ей вымыть посуду, чтобы хоть чем-то занять, а сам взял деньги и собрался в магазин. Собаку пришлось оставить в квартире, чтобы девушке одной было не скучно. Кроме того, ей так казалось безопаснее. Андрей нашёл в прихожей пару достаточно больших хозяйственных сумок, чтобы не ходить два раза. До магазина было недалеко, но бегать два раза было не слишком приятно, особенно учитывая предупреждение милиционера. Он предупредил Андрея о том, что это всё же вспышка заболевания, а не единичный случай с родителями девочки. Поэтому выходить куда-либо следовало осторожно и при этом нужно внимательно смотреть по сторонам. На улице могли встретиться и другие заражённые. Андрей взял сумки, запасные ключи и вышел из квартиры. Перед этим он два раза повторил Маше, чтобы она сидела и ждала его. Он даже сочинил, что дядя Витя дозвонился какому-то другу из больницы, и скоро к ним должны приехать врачи, которые помогут её родителям. Маша поверила, успокоилась и пообещала дождаться его. Андрей не слишком беспокоился о том, что девочка откроет дверь своей квартиры, потому что дядя Витя спрятал запасные ключи.
Выйдя из квартиры соседа, он захлопнул дверь и аккуратно подошёл к соседней двери. Там было на удивление тихо, как будто дома и впрямь никого не было. Андрей почему-то всегда думал, что сумасшедшие ведут себя буйно, и в отсутствие людей будут ломать мебель, кричать и швыряться предметами. Но в квартире была тишина, как будто люди ушли из неё. Он послушал пару секунд, потом на цыпочках отошёл от двери и стал осторожно спускаться по лестнице вниз. Идти по лестнице ему тоже подсказал дядя Витя. На ней легко можно было убежать вверх или вниз по ступенькам, а лифт в случае встречи с кем-то попросту становился ловушкой. Особых иллюзий по поводу своей физической формы паренёк не испытывал. Поэтому он быстро и как можно тише спустился до первого этажа и выглянул на улицу. Если бы не ярко светившее солнце, он бы подумал, что сейчас поздний вечер - так мало было народу на улице. День был будний, но парня не покидало ощущение, что район как будто вымер. Только несколько человек виднелись вдалеке, на соседней улице и перекрёстке.
Андрей, постоянно вертя головой по сторонам, быстрым шагом перешёл улицу и направился к продуктовому магазину. Он знал, где тот находится, потому что много раз бывал возле дома Маши. Идти до магазина было всего несколько сотен метров. Через десять минут Андрей был уже у входа в магазин. Он был почему-то закрыт изнутри, хотя стальная решётка на двери была отодвинута. Андрей пару раз постучал в дверь, потом присмотрелся внутрь. Солнце за его спиной светило ярко, но он всё же смог рассмотреть, что в магазине был небольшой разгром. Одна стойка была опрокинута, на полу валялись какие-то упаковки. Ему даже почудилось какое-то движение среди рядов стеллажей.
Сзади послышался шум остановившейся машины, скрипнули тормоза. Из машины вылез человек и направился к двери. Он был немолод, в строгом костюме и дорогом пальто, через густые чёрные волосы уже начала пробиваться седина. Закрыв машину, мужчина подошёл к двери магазина и начал рыться в барсетке.
- Закрыт магазин, молодой человек! - улыбнулся он парнишке.
- Да мне бы только купить кое-чего. Немного, честное слово! - Андрею не хотелось идти в соседний магазин, который был на соседней улице за перекрёстком.
- Я же тебе говорю - закрыто! - улыбаясь, но уже немного раздражённо повторил мужчина. - Криминал тут у нас. Напали на кассиршу, ограбить хотели. Охрана приехала, повязали грабителя, а саму продавщицу в «скорую» увезли. Мне даже за кассу поставить некого, и деньги за покупки пересчитать некому. Да и разгром в магазине, надо прибираться.
- А там есть кто-то внутри! - парень показал на дверь магазина.
- Точно! - хлопнул себя по лбу мужчина. - Чего же я ключи-то ищу! Там же охранник, он меня должен был дождаться! Он мне и звонил, только объяснить толком ничего не мог. Голос у него какой-то странный был, как будто заплетался. Так что приходи завтра, парень. Приберёмся, вторая продавщица выйдет на смену, и купишь хоть весь магазин.
- Понятно, - буркнул Андрей.
Он развернулся и пошёл к другому магазину, расположившемуся на соседней улице.
Во втором магазине было на удивление людно. Возле единственной кассы столпилась кучка людей. Какая-то высокая тётка в пальто ругалась с кассиршей по поводу отсутствия товара. Та объясняла, что картошку поставщик с овощебазы сегодня почему-то не привёз, и чтобы покупательница не задерживала очередь. Андрей прошёл к стеллажам, но и оттуда слышно было, как тётка громко возмущается, уже отойдя в сторону. Он достаточно быстро набрал в большую тележку всё из списка, который Маша написала на бумажке, и уже собрался идти к кассе. Очередь продвинулась всего лишь немного, и ему пришлось ждать, пока кассирша обслужит покупателей перед ним. Через несколько минут ожидания дверь хлопнула, и в магазин вошла ещё одна женщина. Она не пошла в торговый зал, а направилась прямо к кассирше.
- Привет, Танька! - зашептала она, постепенно переходя на обычный голос. - Там у нас такое!
- О, привет, ты чего тут, Люда? - кассирша оторвалась от кассы и посмотрела на подошедшую женщину. - Что случилось?
- Да я сейчас на работу пошла к себе! - зашептала женщина, косясь на покупателей. - Смена у меня начиналась. Захожу в магазин, а там... - она картинно охнула и прижала руки к груди.
- Что «там»? - покрутила пальцами в воздухе кассирша, косясь на женщину и быстро отбивая товары следующему покупателю, молодому мужчине в чёрной кожаной куртке.
- Там трупы в магазине, Танька! - женщина сделала круглые глаза. - Лежат прямо между полок! А под ногами эти лежат, как их? Патроны, кажется! А возле самого офисного центра у входов несколько машин стояли милицейских. И магазин как будто обобрал кто-то. Несколько полок пустых и деньги возле кассы валяются.
- Прекрати чушь молоть! - кассирша отбила чек, отдала сдачу и принялась отбивать продукты следующему. Покупатели уже косились на женщину. - Какие деньги на прилавке, если ограбили? Деньги бы и забрали все! А где сменщица-то твоя?
- Так нету её там! - женщина вся дрожала. - Я вот думаю, может она навела на магазин? Вот только людей кто пострелял? Милиции нет, врачей тоже нет, живых людей нет никого. А возле двери ко мне ещё и мужик какой-то прицепился. Я думала, что он пьяный. А у него глаза мутные, как у наркомана. Похоже, один из этих, больных. Я и убежала оттуда! Страшно мне, Тань!
- Иди в свою любимую милицию звони, вон там в подсобке! Расскажи им всё, - кассирша кивнула куда-то. - А мне людей тут не распугивай!
Андрей сначала подумал, что это были те самые сумасшедшие. Но потом усомнился в этом - ну ладно больные, «бешеные» , но не стрелять же в них. Их должны были в больницу доставить для лечения. В самом деле, не стрелять же в людей только потому, что они заболели! Да и магазин кто-то обчистил всё же, если верить женщине. Не «сумасшедшие» же его обокрали!
Очередь пошла быстрее, и через несколько минут он уже перекладывал продукты из большой корзины в свои сумки. Женщина, очевидно, уже дозвонилась до милиционеров, потому что скоро прошла мимо него на улицу. Андрей откатил тележку в сторону и вслед за женщиной вышел из магазина. Прикинув, как ближе идти к машиному дому, он направился самой короткой дорогой. Через несколько минут, однако же, любопытство взяло верх, и он решил пройти мимо первого магазина. Всё же не каждый день магазин грабят.
Возле магазина всё так же стояла дорогая иномарка. Какая-то пожилая женщина дёрнула дверь магазина, но та была по-прежнему закрыта. Пожав плечами, женщина пошла навстречу Андрею. Он ускорил шаг. Подойдя к магазину, он заглянул внутрь, но снова никого не увидел. Внутри не ходили люди, никто не подбирал разбросанный товар. Не было видно ни охранника, ни хозяина магазина. Он прижался к стеклу и вдруг заметил какое-то шевеление за одним из опрокинутых стеллажей. Он постучал погромче и хотел уже уходить, как вдруг кто-то зашевелился в глубине магазина. Паренёк снова прижался к стеклу и присмотрелся. Прямо на него шёл высокий человек в чёрной форме, в которой ходили охранники. По пути человек запнулся о поваленную стойку с сигаретами, сместив её в сторону. За сигаретной стойкой обнаружился ещё один лежащий человек, тот самый, который совсем недавно разговаривал с Андреем. Сейчас мужчина в дорогом пальто неподвижно лежал в луже чего-то красного. Этим же красным цветом был перемазан и охранник, как будто эти двое боролись на полу. Подойдя к двери, охранник ударил по ней ладонями, оставив на стекле красные мазки и полосы, и приблизил лицо к стеклу. Андрей в ужасе отпрянул. Всё лицо охранника было перемазано, такими же красными были его униформа и руки. И даже зубы, которыми охранник сейчас пытался укусить стекло, тоже были в красном, как будто тот облизывал себя. Осознание того, что это не кетчуп и не краска, а человеческая кровь, пришло неожиданно. Молодой человек отошёл от магазина и быстро пошёл в сторону машиного дома, постоянно оглядываясь назад. Ему совсем не хотелось встречаться лицом к лицу с заражёнными людьми, если агрессия заставляла их убивать других людей. В том, что перед ним лежал труп и убил его именно охранник, Андрей почти не сомневался. Он почти бегом преодолел расстояние до знакомого дома, хотя тяжёлые сумки оттягивали руки. Лишь в подъезде он перевёл дыхание и осторожно поднялся на этаж. Позвонив в соседский звонок, он услышал, как радостно гавкнул Рэм. Через несколько секунд щёлкнул замок и дверь открылась.
- О, пришёл! - сзади Маши, открывшей дверь, неожиданно появился дядя Витя. - За продуктами успел сбегать?
- Ага! - Андрей поставил сумки на пол, захлопнул входную дверь и обернулся к остальным, не обращая внимания на крутившегося в ногах пса. - Там такое творится!
- Какое? Народ заражается и продолжает кидаться? - милиционер хмыкнул. Потом взял сумки и понёс их в кухню. - Пошли, чайку попьём. Да и есть что-то уже хочется!
Андрей положил запасные ключи на место, и все четверо, включая пса, прошли на кухню. Милиционер поставил тяжёлые сумки возле холодильника и кивнул Маше, чтобы она их разобрала. Повернувшись к чайнику, дядя Витя включил его и начал думать о том, что приготовить на обед. На плите ещё оставался суп, и милиционер поставил его разогреваться. Андрей присел на стул и, погладив радостного пса, повернулся к обоим.
- Там не просто люди заражаются! - сказал он. - Они на людей кидаются! Я когда к вам шёл, то в одном магазине труп видел. Его охранник убил и кусал, как мне показалось. Он весь в крови был!
- Ничего себе! - дядя Витя подавил смешок. - А ты не сочиняешь?
- Нет, говорю же! Я сам видел сквозь дверь! И я говорил с этим человеком за полчаса до того, как его труп увидел в магазине!
- Вот это да! Мокруха, однозначно! - милиционер покрутил головой. - А я говорил, что нужны жёсткие меры. Агрессия - дело такое. Не соображает человек, что делает!
- Это ещё не всё! - молодой человек перевёл дыхание. Маша смотрела на него, затаив дыхание возле открытого холодильника, и даже пёс притих под столом. - В другой магазин, в котором я всё это покупал, - кивнул он на сумки, - женщина зашла к кассирше. Так она вообще рассказала, что на работу пошла в магазинчик. Ну знаете, в «Бизнес-Сити» в подвале?
Маша и милиционер почти синхронно кивнули.
- Так она рассказала кассирше, что там магазин ограблен. Несколько полок опустошил кто-то, а в самом магазине несколько трупов лежат. И патроны валяются!
- Не патроны, а гильзы, скорее всего! - машинально поправил его милиционер. - Да и не верь ты особо женщине! Увидят пьяного возле магазина, а раззвонят невесть что. Как будто полк убитых видели!
Он покосился на Машу, возившуюся в недрах холодильника. Девочка выпрямилась с пустыми сумками в руках.
- На что это вы намекаете, дядя Витя?
- Да ни на что, дочка! - милиционер слегка смутился.
Андрей улыбнулся. Всё же подобные разговоры помогали отвлечь девочку от мыслей о родителях.
- Давайте-ка поедим, а потом я ещё позвоню кое-куда, - распорядился милиционер.
- Врачу позвоните, да? Узнать, когда он приедет? - Маша тут же переключилась на самое главное.
- Разумеется! Вот позвоню и всё узнаем! - милиционер взял в руки чайник и кивнул девочке. - Разливай суп по тарелкам!
- Да! - встрепенулся Андрей. - Мне же домой надо! А то родители волнуются! Вдруг что случилось? - он вдруг ощутил нарастающую тревогу.
- Не волнуйся! - милиционер похлопал его по плечу. - Они знают о вспышке болезни?
- Да! - парень кивнул. - Смотрели новости вчера вечером, и сегодня утром тоже!
- Вот и не волнуйся! Ничего с ними не случится. Телефон у тебя с собой? - Андрей кивнул, и дядя Витя продолжил. - Если бы что-то случилось, они бы тебе уже позвонили. А сейчас они наверняка ещё на работе. Ведь самый разгар рабочего дня! Так что давай поедим, а потом пойдёшь домой!
- Хорошо, давайте! - он снова сел за стол.
Рядом с ним устроилась Маша. Пёс тоже получил порцию супа и принялся уплетать её.
- Что-то скучно! Давайте-ка, телевизор включим! - дядя Витя поднялся и нажал на кнопку маленького телевизора, стоявшего на низеньком холодильнике.

4.2. Квартира в одном из районов города. День первый. Середина рабочего дня.

Возле одного из подъездов жилого дома остановилась грузовая «Газель». Немного покрутившись, водитель приткнул её в парковочный карман. Из-за руля грузовичка вышел человек лет сорока и быстрым шагом зашёл внутрь подъезда. Ткнув дверной звонок, он радостно вздохнул - в квартире кто-то был.
- Дорогой, ты чего так рано? Случилось что-то? - красивая и ухоженная женщина с русыми волосами и ярко-голубыми глазами, открывшая дверь, выглядела немного испуганной.
- Случилось, Света. Случилось, - Евгений зашёл в квартиру. - Эпидемия до нашего города докатилась, вот чего случилось! Ты детям звонила?
- Да, конечно! - женщина кивнула и вслед за мужем прошла на кухню. - Дочка сразу прибежала, говорит, что в школе карантин. Всё из-за этой болезни, будь она неладна. А сын сказал, что скоро приедет с девушкой своей. Вроде как в гости. Да что случилось-то? Ты чего так трясёшься?
- Подожди минутку, в себя приду! - Женя присел на табурет. Жена опустилась напротив него на точно такой же. - Ужас у нас на базе творится, вот что! Эти бешеные на людей нападают и убивают их!
- Что? - женщина выронила сахарницу, которая упала на стол. - Что ты говоришь?
- Да то и говорю! Вспышка уже в эпидемию перерастает, похоже! Много людей уже заразилось, они нападают на здоровых людей! Кусают их, царапают, одежду рвут! И не успокаиваются, пока не человек не умрёт!
- Ничего себе! - покачала головой женщина. В дверях кухни появилась дочь, невысокая худенькая девчонка с короткой стрижкой. - Прямо ужас какой-то!
- Ты что, дура, Светка? - заорал Женя. Жена испуганно вздрогнула. Дочка подскочила от страха. - Ты слышишь вообще, что я тебе говорю? Я на базу пришёл, а там заразившихся целая толпа! Они нескольких человек убили и буквально изгрызли! Бухгалтеров, грузчиков, дворника, даже охранника! Всех убили, всех, понимаешь!?!? Толпой бросились и разорвали, как собаки цепные!! Там трупы лежат и кровь везде!!!
Он перевёл дыхание и немного успокоился. Жена Светлана испуганно смотрела на него. Дочка замерла возле холодильника, к которому направлялась за своим любимым йогуртом. Первой нарушила молчание Дина.
- Папа, а нам директриса сказала, что это заболевание не опасное, и чтобы мы просто домой шли. Чтобы дома сидели и не заразились. А с болезнью врачи скоро справятся!
- Ага, справятся, как же! А с теми, кого уже искусали до смерти, как быть? Там десяток человек погибли! Это не считая заразившихся, которых ещё вылечить надо. И такое, как мне кажется, не только на нашей базе было, но и на соседних. Я сам кое-как оттуда вырвался. Автандила успел вытащить да девчонку какую-то.
- Какую ещё девчонку? - начала было жена, но Евгений не дал ей продолжить.
- Из офиса. Бухгалтерша или кадровичка, я точно не помню. И не начинай только, не до этого мне! - Евген не настроен был сейчас привычно отмахиваться от ревнующей жены. - Там Ванька заразился, охранник, я его в будке видел. Хорошо ещё, что у Серёги сегодня выходной после вчерашнего праздника! Кстати, надо ему позвонить же!
Дочка присела рядом с матерью и обняла её. Она была напугана не меньше Светланы.
- Папа, а как же милиция? Как же скорая? Нам завуч сказала, что скоро всех заболевших вылечат, а «бешеных» в милицию посадят или в психбольницу, если они бросаются на людей.
- Не знаю, доча, не знаю! - Евгений отхлебнул горячего чаю и снова поставил кружку на стол. - Не справляются они. Мало милиции на улицах. А «скорая», по всей видимости, тоже не справляется со всеми вызовами.
- А как же так люди заболевают-то резко? - Светлана, бывшая медсестра, покачала головой. - Мы же не заразились! А их как-то сразу много, как будто болезнь по воздуху передаётся! Но ведь мы здоровы... - задумчиво повторила она.
- Подумай молча, пожалуйста, мне надо Серёге позвонить! - он ткнул несколько кнопок на телефоне, послушал гудки в трубке и положил телефон на стол. - Недоступен Серёга почему-то. Спит, наверное, после вчерашнего.
Он помолчал, обдумывая сложившееся положение. Оно получалось незавидным. За окном прогрессировала непонятная болезнь, от которой сходили с ума люди. Работы у него теперь, скорее всего, не было. Милиция уже не справляется, «скорая» тоже. Единственное, что оставалось в данной ситуации - ждать. Он кивнул на телевизор, стоявший на тумбочке. Звук был выключен, но телевизор работал.
- Что там говорят-то хоть?
- Не знаю, я только включила, когда на кухню пришла. Готовить собиралась, - жена встала и включила звук.
На экране телевизора продолжал свой рассказ репортёр федерального канала, изредка оглядывающийся назад.
- Мы находимся в одном из пригородов нашего города. Здесь ситуация складывается ещё хуже, чем в центральных районах. Людей на улицах почти нет. Вспышка заболевания заставляет всех быть осторожными и не выходить лишний раз из дома. Жители запасаются продуктами и стараются переждать инфекцию дома вместе со своими родными. На улицах уже появляются военные. По неподтверждённым слухам, у них есть приказ пресекать возникающие беспорядки любыми средствами! Вот только непонятно, - репортёр сделал удивлённое лицо и даже развёл руками, - кто же мог отдать приказ стрелять по больным людям, и кто будет за это отвечать? В любом случае, - он сделал строгое лицо, - мы обращаемся ко всем жителям. Сидите дома! Старайтесь ограничить круг своего общения во избежание заражения! Не контактируйте с теми, кто уже заразился! Скоро ситуация будет взята под контроль! Порядок также будет наведён, а все больные вылечены!
Репортаж закончился, замелькал какой-то рекламный ролик.
- А убитые тоже будут вылечены? - Евгений горько усмехнулся и отхлебнул ещё глоток чая. - Совсем мух не ловят. Тут людей убивают, а они рассусоливают! А если в квартире такой заразившийся окажется вместе с семьёй? Он же всех перекусает и разорвёт!
- Я думаю, что вакцину делают! - задумчиво сказала Светлана. Дочка молча ела йогурт, причмокивая. - Не может такого быть, чтобы не смогли справиться! Скоро вылечат всех!
- А до той поры что делать? - Женя хмуро посмотрел на неё. - Сидеть и ждать? Спокойно смотреть и гадать, заразится ли весь город, или когда всех попросту загрызёт свора сумасшедших?
- Что ты предлагаешь, пап? - дочка в первый раз нарушила молчание, оторвавшись от своего йогурта. - Что нам, убегать куда-то? И куда мы побежим? А вдруг кто-то из нас заразится, и помощь врачей понадобится? А мы далеко от больницы будем.
- Да, дочка, надо быть в городе! - кивнула Светлана. - Тем более что скоро должны привезти вакцину. Заболевших лечить и начать здоровых прививать, чтобы не могли заболеть.
- А как вы думаете сидеть в городе, если тут бегают заражённые и каждый человек может быть опасен? - Евген, прищурившись, посмотрел на женщин. - Еда скоро кончится. А выходить за ней на улицу опасно.
- Но ведь милиция никуда не делась! - пожала плечами дочка. - Будут улицы патрулировать, я думаю.
- Хорошо, попробуем переждать, - вздохнул Евгений. - Пойду-ка я посмотрю, чего у меня там в кузове. А то что-то она тяжело шла для пустой машины.
Он вышел во двор, оглядываясь и постоянно проверяя, нет ли кого подозрительного рядом. Ему с лихвой хватило утром того, что он увидел и пережил. Вот и сейчас, подходя к кузову, он всё время вертел головой, а каждого проходящего через двор внимательно рассматривал. Подняв угол тента, он присвистнул.
- Вот спасибо тебе, Анзорыч! - воскликнул он.
В кузове лежали знакомые мешки, в которых развозили овощи по магазинам. По всей видимости, заведующий ещё вчера вечером, увидев оставленную во дворе овощебазы машину доставки, приказал грузчикам нагрузить в неё товар, чтобы не тратить время утром. Мешки были подписаны, чтобы грузчики в магазинах знали, что им забирать. На ближайших Женя прочёл «картошка» и «морковь», а на одном из дальних он даже разобрал «капуста». Взяв на плечо мешок, он пошёл в квартиру. Потом вышел во двор и унёс ещё два мешка. Теперь у него дома было по одному мешку разных овощей. Тент на машине Евгений крепко-накрепко завязал, чтобы ни у кого не возникло желания посмотреть, что лежит в кузове.
Дома он попробовал ещё раз набрать номер охранника Серёги, а потом и его жены. Гудки шли с обоих номеров, но никто так и не отвечал. Евгений не хотел думать, будто что-то случилось, и успокаивал себя тем, что они просто не слышат звонки или куда-то вышли. Жена принялась готовить из овощей какой-то салат, дочка ей помогала. Евген сидел на кухне рядом с ними, смотрел на их мельтешение и думал. Его занимала одна мысль - почему так резко заразились все, кто был на базе? Почему не заболел никто из его знакомых, заразившись просто по воздуху? Ведь инфекция явно переносилась очень активно, иначе заразившихся было бы гораздо меньше. А такое быстрое распространение по всему миру не оставляло других вариантов, как перенос вируса по воздуху. Почему же тогда он и его родные до сих пор здоровы? Почему Автандил, проведя столько времени в окружении заболевших, тоже остался здоров? Евген чувствовал, что объяснение происходящего совсем рядом. Но, несмотря на раздумья, картина происходящего так и не складывалась. Из задумчивости его вывела дочка, которая только что ушла в свою комнату и смотрела что-то на экране компьютера. Она пришла на кухню с круглыми от удивления глазами и уселась прямо напротив отца. Светлана всё ещё продолжала колдовать возле плиты.
- Знаешь, пап, чего в Интернете пишут? Что все эти заражённые вообще не люди!
- А кто? Звери, что ли? - Евгений улыбнулся, хотя тема его насторожила.
- Там пара роликов появилась, - дочка кивнула в свою комнату, очевидно имея в виду всемирную сеть. - Говорят, что все эти заразившиеся на самом деле уже мертвы!
- Дочь, сходи и выключи компьютер, - Евгений почувствовал, что начинает злиться. - Как же они, по-твоему, тогда ходят, слышат, видят?
- Это зомби, папа! - дочка тряхнула головой, как обычно, не соглашаясь с отцом. - Всех заболевших, которых в больницу увезли или в милицию, их уже изучили. Так вот, они на самом деле мёртвые! У них температуры нет и кровь не идёт!
- Дочь, я сейчас ремень возьму! - пригрозил Евген. - Ты где видела, чтобы мёртвые люди по улицам ходили, и агрессию проявляли? Опять кино своего насмотрелась? Люди с ума сходят от этой болезни, их изолировать нужно. Здоровые люди им помогают, в больницы увозят, потому что они опасны. А ты вдруг утверждаешь, что их, оказывается, уже и на этом свете-то нет! Сходи, выключи свой Интернет, приходи и будем обедать! Свет, готово уже?
- Да, - кивнула жена. - Борщ горячий, салат я уже дорезала. Садитесь за стол!
- Быстро иди к себе, выключай компьютер и сразу сюда, обедать, - кивнув на комнату, сказал Женя дочери. - Нечего фантазировать и всяким бредням верить!
Родители сели за стол и стали дожидаться дочку, которая прибежала через полминуты. Судя по довольному лицу, она успела отстучать кому-то сообщение и даже прочитать ответ.
- Опять собралась куда-то? - спросил Евгений. Дочка кивнула. - Никуда не пойдёшь! На улице опасно!
- Папа! - возмутилась дочка.
- Значит, так! - Женя отложил ложку. - Сейчас я звоню Серёге, и будем вместе с ним думать, как нам эту ситуацию переждать. Может, он чего подскажет дельного. Еда в машине есть, хорошо бы её в квартиру затащить. И запомните - никуда не выходить! Вообще!
- А как же работа? - поинтересовалась жена. - Прогулять? Ведь уволят же!
- Тебе жить надоело? - водитель перевёл взгляд на неё. - Уже забыла, что я тебе рассказал? Хочешь рискнуть жизнью ради нескольких рублей? Так, теперь ты! - перевёл он взгляд на дочку. - Сидишь дома, никуда не выходишь. Все твои бегалки-прыгалки отменяются!
- Мы договорились пойти с девочками! - дочка всё не оставляла попыток переспорить отца.
- Всё, с этим закончили, - Евгений взял ложку и снова принялся за еду. - После обеда ещё раз попробую дозвониться Сергею, может он ответит.
- Я тоже попробую Лане дозвониться, - кивнула головой жена. - А то вдруг у них что-то случилось!
Покончив с обедом, Евгений пошёл в машину, ещё два раза позвонив Сергею. Дозвониться не получилось, и он решил перенести ещё несколько мешков с овощами в квартиру, чтобы не ходить каждый день в машину. Ходить пришлось долго. Каждый раз нужно было открыть входную, а затем и подъездную дверь и убедиться в безопасности. Потом осмотреть двор, залезть в машину и вытащить тяжёлый мешок. Особенно страшно было поворачиваться спиной ко двору с мешком на плече. Казалось, стоит только отвернуться, как на спину бросится один из «бешеных». Можно было оставить жену и дочку караулить двор, чтобы предупредить его. Но одна только мысль о том, что с ними может случиться то же самое, что он пару часов назад видел на овощебазе, вгоняла его в дрожь.
Занеся ещё два мешка домой, он присел на табурет в кухне. Достав из холодильника начатую бутылку, он налил себе пятьдесят граммов. Жена, обернувшись, возмутилась было, но он не обратил никакого внимания.
- Ты дозвонилась Лане или Серёге? - он сморщился от выпитого алкоголя и тут же занюхал корочкой чёрного хлеба, оставшейся на столе от обеда.
- Нет, не отвечают! - Светлана мотнула головой, продолжая удерживать телефон возле уха. - Вызов идёт, а никто трубку не берёт.
- Знаешь, а поеду-ка я погляжу, что у него! - он задумчиво посмотрел на жену. - Не может такого быть, чтобы они оба телефоны дома оставили. Ладно бы ещё разряженными были, а то ведь включены оба.
- Там же опасно, ты сам говорил, что выходить нельзя! - Светлана испуганно повернулась к нему.
Евгений кивнул.
- Да я не буду никуда заходить. Прокачусь мимо их дома, в окна посмотрю, посигналю. Он мою машину знает, выглянуть должен!
Он поднялся из-за стола и сгрёб связку ключей с тумбочки, стоявшей в коридоре.

4.3. Квартира на окраине города. День тот же, полчаса спустя.

Всю дорогу до дома Алёну трясло. Она не понимала, что происходит. Какие-то бешеные, кровь, милиция. Потом ещё все эти слухи. Ей казалось, что весь мир вокруг неё обезумел. Вчерашние новости всплывали в её голове какими-то обрывками. Что-то мельтешило в её голове, какая-то не оформившаяся мысль не давала ей покоя. Что-то было во всём этом такое, постепенно выкладывающееся в правильный узор. Не хватало самого главного - причины происходящего. Почему люди сошли с ума так резко по всей стране?
Шедшая рядом с ней Катя думала совсем о другом. С одной стороны, ей нужно было ехать домой к родителям, чтобы переждать эпидемию с ними. С другой стороны, ехать было опасно. В глубине души Катя понимала, что с родителями ничего не случится - её отец был мужиком решительным. Кроме того, сама поездка была сопряжена с опасностью. Катя с ужасом представила, что будет, если один из заболевших вдруг окажется в вагоне электрички. А если их будет сразу несколько? Или на вокзале, до которого ещё нужно добраться, окажется парочка таких «бешеных»? Свои способности к обороне Катя оценивала трезво и понимала, что она всего лишь слабая девушка.
Они так и шли бы молча, постепенно отходя от увиденного шока, как вдруг случилось нечто непонятное. На противоположной стороне улицы вдруг раздался чей-то крик. Девочки вздрогнули и резко обернулись. Неспешно идущий по тротуару мужчина в куртке вдруг набросился на проходящую мимо него женщину. Женщина явно не ожидала этого, потому что мужчине сразу же удалось вцепиться ей в воротник куртки. Но женщина оказалась на редкость догадливой и юркой. Пару раз дёрнувшись в стороны и сбив с толку «сумасшедшего», она явно сообразила, что ей не вырваться. Тогда она просто расстегнула оставшиеся целыми несколько пуговиц на одежде и выскользнула из верхней одежды. Куртка осталась в руках у «заражённого». Женщина повернулась спиной к мужчине и бросилась бежать в арку ближайшего дома, исчезнув из вида уже через несколько секунд.
- Алёна, пойдём! - руки у Кати были заняты, поэтому она плечом и бедром принялась подталкивать подругу. - Пошли отсюда!
- Ведь ей же помочь надо, он её ограбил! Давай в милицию позвоним! - Алёна кое-как начала переставлять ноги.
- Ей помогут, она уже убежала, - отговаривала Алёну подруга. - Спряталась наверняка. Даже если он за ней сейчас побежит, то всё равно не найдёт.
«Грабитель» и впрямь пошёл следом за женщиной, волоча куртку по пыльному тротуару. Он исчез в арке дома, и девушки пошли дальше. Тяжёлые пакеты оттягивали пальцы, и девушки уже пару раз останавливались, чтобы отдохнуть. Отойдя от места преступления сотню метров, они услышали резкий хлопок, как будто у чьей-то машины лопнуло колесо. Катя дёрнулась.
- Алёна, быстро отсюда! - поторопила Катя подругу.
Она перехватила поудобнее ручки пакетов и почти побежала в сторону дома. Подруга едва поспевала за ней.
- Что ты так бежишь? - Алёна уже запыхалась. – «Бешеный» ведь ушёл!
- Дело не в нём, Алёнка! - Катя нервно оглянулась. Где-то во дворах ещё раз хлопнуло. - Это выстрелы!
- Ой, да брось! - замотала Алёна головой. - Я слышала выстрелы по телевизору. Автоматы совсем не так стреляют!
- Это не автоматы, это охотничье ружьё! - Катя быстро шла по тротуару, оглядываясь. - У моего отца такое же. Он меня на охоту брал несколько раз. И эти выстрелы как раз такие же, как из его ружья!
- И что ты думаешь, кто-то посреди города станет из ружья стрелять? - Алёне стало смешно. - Тут ни волков, ни зайцев нет!
Меньше всего Кате хотелось выяснять, кто и куда стрелял. В том, что это были выстрелы, она не сомневалась. Да и в кого стреляли, ей тоже думать не хотелось. Не так давно в их деревне был случай, когда один из перепивших алкашей вдруг достал из-под кровати двустволку. Досталось тогда всем. И соседской собаке, и забору, и стёклам домов соседних изб. И даже наряду милиции пришлось постараться, чтобы скрутить буяна, ворвавшись в дом во время перезарядки. Именно тогда Катя отчётливо поняла, что ружья способны убивать не только зверюшек, но и обычных людей. Сейчас же, слыша выстрелы, она старалась не думать о том, в кого могут стрелять в городе, где не было зверей. Если, конечно, не считать крыс, собак с кошками и птиц. Поэтому она безжалостно подгоняла подругу, не обращая внимания на врезавшиеся в кожу пальцев ручки магазинных пакетов.
Вернувшись во двор, они увидели всё ту же картину, что и час назад. Машина милиции была на том же месте, и бабки всё так же сидели на лавочке, обсуждая какого-то буяна-алкаша. Однако самих милиционеров видно не было. Бабки уже высказывали различные предположения. Одна утверждала, что их участковый «сам не прочь заложить за воротник», другая поглядывала со страхом, утверждая, что алкаши уже укокошили участкового и скоро выйдут во двор, чтобы поубивать остальных. Это предположение всполошило бабок, и они разбежались по домам. Впрочем, одна, самая храбрая, осталась во дворе. Девушки прошли мимо неё к своему подъезду и поднялись в квартиру. Дома они поставили пакеты на кухне и принялись готовить обед. Снова включив телевизор, они услышали всё те же призывы и обещания. Вспышку заболевания обещали вот-вот вылечить, всех «сумасшедших» изолировать и подвергнуть принудительной терапии.
Алёне стало скучно слушать одни и те же обещания, несущиеся с экрана, и она подошла к окну. За её спиной Катя ещё раз набирала телефон родителей. На этот раз ей удалось дозвониться. Она быстро пообщалась с ними, выяснив, что они в своей деревеньке почти ничего не знают о беспорядках. Кое-что им рассказали соседи, и телевизор они догадались включить совсем недавно. Сейчас они смотрели тот же выпуск новостей, что и девочки. Катя рассказала им про магазин и про то, что бешеный на их глазах чуть не искусал до смерти кассиршу. Родители перепугались не на шутку, приказав девочкам сидеть дома. Учитывая количество принесённой из магазина еды, сделать это было совсем несложно. Катя положила трубку телефона и отодвинулась к окну. К плите, где уже закипала вода, подошла Алёна.
Катя выглянула во двор и обратила внимание на дверь противоположного подъезда. Ей показалось, что та дёргается, как будто маленький ребёнок толкает её изнутри, не в силах открыть. Через несколько секунд к двери подошёл какой-то парень, очевидно, направлявшийся домой, и распахнул дверь подъезда. Через мгновение он упал навзничь, как будто его сильно толкнули в грудь. В проёме подъездной двери показались сразу несколько фигур. Первым вышедшим был мужик неопрятного вида. Сзади маячили две фигуры в форме. Катя подумала, что милиционеры наконец-то скрутили алкаша. Но все трое вдруг быстро подошли к ошеломлённому от падения парню и практически упали на него. Сзади них маячил второй алкаш, которого вроде бы убил его собутыльник. Кате показалось, что с ним всё же что-то не так. Второй алкаш, вышедший из подъезда последним, поспешил к милиционерам и приятелю, как будто намеревался оттащить их от парня, но вдруг тоже опустился на колени рядом с ними. Кате показалось, что они все оказывают упавшему первому помощь. Парень вдруг активно задёргался, размахивая руками, и попытался вылезти из-под людей. Катя увидела с изумлением, что все четверо держат упавшего и как будто обнюхивают его. Вдруг парень дёрнулся особенно сильно, умудрился повернуться на бок, и Катя увидела, что его шею, грудь и руки покрывает свежая, блестевшая от солнца кровь. За спиной Кати Алёна продолжала колдовать возле плиты.
Неожиданно парень вырвался от людей в форме и бросился бежать. Пробежав пару десятков метров, он опять упал. Четверо преследователей поднялись на ноги и направились к упавшему. Катя увидела на асфальте капли крови и вскрикнула от страха. Алёна тут же повернулась к ней.
- Что с тобой?
- Там! - показала Катя на противоположный дом. - Там милиционеры на парня бросаются! Похоже, что они тоже заразились. Они искусали его, смотри сколько крови!
Алёна поглядела внимательно и её чуть не вырвало от увиденного.
- Что они делают? Он же умрёт от потери крови! - она в ужасе прикрыла рот ладонями. В её глазах застыл ужас от осознания того, что сейчас на её глазах умрёт человек.
- В милицию звонить надо, чтобы прислали кого-нибудь! - Катя схватила телефон, так и лежавший на кухонном столе, и стала тыкать по кнопкам, едва попадая пальцами по нужным.
Ей ответили достаточно быстро.
- Дежурная часть! Лейтенант Симонов, слушаю вас! - голос отвечавшего был дёрганным и уставшим.
- У нас тут милиционеры на вызов приехали и заразились! - Катя выглядывала в окно во двор, где вся компания уже подошла к потерявшему сознание парню. - Они на людей бросаются!
Тут только Катя обратила внимание, что оба милиционера и один из алкашей в чём-то измазаны. Второй алкаш был немного чище их. Все четверо опустились к парню. То, что произошло дальше, повергло девчонок в настоящий шок.
- Они его едят! - Катя захлебнулась слезами от ужаса. Алёну снова чуть не вырвало. - Откусывают зубами и проглатывают!
- Прекратите истерить! - милиционер повысил голос. - Где это происходит? Вы в безопасности? Я к вам сейчас группу пришлю вне очереди! Адрес называйте!
- Они нас не видят! - Катя назвала адрес дома.
Дежурный попрощался с ними, ещё раз предупредив, чтобы они не подходили к «бешеным», и пообещав выслать группу. Меньше всего девочкам хотелось подходить к людям, измазанным кровью. Но по двору ходили и другие люди. Две вездесущие бабки и какая-то женщина захотели подойти поближе к группе людей. Катя, чуть не вырвав раму, открыла окно.
- Не подходите! – закричала она. Люди повернулись к ней, махающей из окна. К счастью, они находились от «заражённых» достаточно далеко. - Уходите, это заболевшие! Они и вас заразят!
Как ни странно, но её послушали. Особенно обе бабки, которые, похоже, уже успели с утра пересмотреть все новости и обсудить их на лавочке. Но вид двух «бешеных», алкаша и милиционера, которые направились к людям, был ужасен. Они что-то жевали, направившись к людям той же ковыляющей походкой, что и грузчик в магазине. Катю замутило, когда она вдруг поняла, что именно жуют заболевшие. Обе бабки уже скрылись в подъезде, женщина с ребёнком на руках тоже куда-то ушла. Во двор въехала какая-то машина, но торопившиеся куда-то водитель и пассажир, едва взглянув издали на милиционеров, скрылись в подъезде. Их машина странновато-квадратного вида, явно отечественный автомобиль серой раскраски, осталась стоять возле дома. «Бешеные» покрутились на месте, потом направились к двум другим заразившимся, которые так и стояли на коленях возле лежащего человека. Оставшиеся возле парня вдруг поднялись с колен и замерли на месте. Потом оба заметили стоявшую в открытом окне Катю и пошли к ней, как будто хотели взобраться к ней прямо по стене. Катя замерла от ужаса, но вовсе не от вида идущих к ней людей, а от вида зашевелившегося парня. Она едва поверила своим глазам.
- Смотри, Алёнка! - она дёрнула подругу за одежду. Алёна подошла к окну, держась за живот и морщась. - Они его отпустили! Может, он сможет убежать?
Они замерли возле раскрытого окна, наблюдая за парнем, который и не думал убегать. Он встал, пошатываясь и оглядываясь, а потом вдруг направился к раскрытому окну вслед за остальными той же самой вихляющей дерганой походкой. Алёна ахнула.
- Катька! Они его заразили! - она расширила глаза от ужаса.
Заразившиеся подошли уже достаточно близко, чтобы можно было хорошенько рассмотреть всех пятерых из окна третьего этажа. Все были вымазаны кровью, у всех был одинаковый безумный взгляд. Они столпились под окном и тянули руки, как будто звали, чтобы девушки выпрыгнули к ним из окна.
- Да не может такого быть! - Катя, несмотря на отвращение, вгляделась в милиционеров и в парня. - Ты посмотри, милиционеры тоже искусаны! Да ведь невозможно двигаться с такими ранами! От потери крови умрёшь! Вон весь асфальт в крови!
Алёна тоже вгляделась и вдруг охнула.
- Посмотри на их глаза! У живых таких глаз не бывает!
Катя снова посмотрела вниз. Глаза задравших лица вверх «бешеных» были видны очень хорошо, благодаря бившему им прямо в глаза солнцу. Их глаза сине-чёрного цвета напоминали взгляд акулы. В них был какой-то первобытный голод и слепая ярость. Как у гигантских акул в программе про животный мир океана.
- Ты подумай сама! - Алёна ткнула пальцем сначала в парня, потом в милиционеров. Тут только Катя заметила, что кисти рук обоих искусаны ничуть не меньше, чем лицо и шея у парня. - Как жить можно с такими ранами?
- Может, болезнь чувство боли притупляет? - неуверенно предположила Катя.
- Какая боль, Катька! Очнись! - Алена даже потрепала подругу по плечу. - Не живут с такими ранами! Умрёшь от кровопотери! Они все уже мертвы должны быть!
- Так может, вирус этого бешенства заставляет кровь сворачиваться быстрее?
Катя отошла от окна. Она пыталась найти хоть какое-то объяснение.
- Да не сможешь ты жить с такой кровопотерей! - снова возразила ей Алёна. - Ни мышцам, ни мозгу кислорода не хватит для работы!
- Что ты хочешь сказать? Что они мёртвые ходят? - Катя с сомнением покачала головой.
Но видно было, что и у неё лучшего объяснения происходящему нет. Закипевший суп вдруг булькнул за их спиной. Девушки подпрыгнули от неожиданности. Алёна повернулась и убавила огонь на плите.
- Как бы то ни было, выходить нельзя. Не хватало ещё, чтобы они нас искусали! Да и милиционер обещал скоро прислать людей! - вспомнила Катя.
Она подошла к окну и выглянула из окна, которое по-прежнему было открыто. Потерявшие их из виду заражённые уже разбрелись по двору. Алкаш с милиционером направились к арке, выходящей на улицу. Второй милиционер и парень так и стояли под их окнами, второй же алкаш пошёл куда-то вбок, в дальний угол двора. Девочки аккуратно прикрыли окно, стараясь не слишком громко шуметь. Суп уже доваривался, но есть после увиденного не хотелось абсолютно.

4.4. Многоэтажка в центре города. «Начало», около полудня.

Первое, что сделал Пётр Игнатьевич, войдя в квартиру - громко позвал жену. Она оказалось дома, что-то готовила на кухне. Пётр прошёл к ней и присел за стол. Жена повернулась к нему от плиты, и внимательно осмотрела.
- Ты чего так рано, Петя? - в её голосе послышалось беспокойство. - Случилось что-то?
- Случилось, да, - дядя Петя встал с табуретки, подошёл к холодильнику и достал оттуда начатую бутылку водки.
- У тебя же смена, а ты дома! - Людмила покачала головой. - У нас всю школу распустили, карантин ввели в связи с этой болезнью. В городе вспышка заболевания, у вас все машины нарасхват должны быть!
- Нету больше моей машины! - Пётр Игнатьевич взял стакан, наполнил его до половины и тут же опрокинул его в себя.
Людмила тут же достала из холодильника блюдце с уже нарезанной колбасой и сыром. Поставив на стол, она присела рядом.
- Как это нет? - в её глазах было непонимание происходящего. - Что ты говоришь?
- А то и говорю, - Пётр покрутил в руках пустой стакан. - Нету больше моей машины служебной! Ни машины, ни самой службы, ни работы. И вообще больницы у нас теперь в городе нет, как мне кажется!
- Петя, ты что, ещё на работе начал, да? - жена неодобрительно глянула на него, но глаза у Петра были абсолютно ясными.
Пётр Игнатьевич снова налил стакан до половины, но выпивать не спешил. Он поднял стакан, снова повертел его в руках и поставил обратно.
- Во всём этот самый вирус виноват. Московский! - Пётр кивнул куда-то в сторону. - Я на смену пришёл, а машина моя на выезде! Врачей посадили за баранку, потому что водителей не хватало. И всех дежурных врачей выдернули на ночные смены, чтобы справиться с инфекцией. А заболевшие эти, оказывается, опасны! Они с ума сходят. Кидаться начинают на всех подряд, кусают, одежду рвут! Ничего не соображают. Перекусали всех врачей и заразили их через укусы, похоже. Половину этих «бешеных» в скорую доставили, плюс некоторые заболевшие на приём в травму пришли. Вот и взяли нас, как говорится, «с двух сторон».
- Как это взяли? - Люда заглянула в глаза мужу.
- А так и взяли! Прямо в отделении травмы, куда на машинах людей привозят. Они на врачей напали и рвать начали зубами, кровососы! И привезённые на машинах, и в самом приёмном отделении. И главное, какая-то агрессия непонятная! Как будто они голодные из-за этой своей болезни. Подходят и кусают. Да ещё цепляются так, что не отмахаешься. Но даже не это главное.
- А что же ещё? - переспросила жена, выключив плиту и вернувшись за стол.
- Некоторые из этих агрессивных так искусаны были, что не должны были вообще на ногах стоять. Они вообще живыми быть не могли! У кого горло погрызено, кто-то весь в крови и бинтах. Некоторые вообще в луже собственной крови. И вся эта братия на нас набросилась и разорвать хотела. Мы кое-как оттуда убежали, я и ещё пара санитаров. А многие не успели. Я сам видел, как люди из окон разбитых выпрыгивали, как при пожаре. А что там сейчас творится, когда здоровых не осталось, а только стадо этих заразившихся - боюсь себе представить!
- Подожди, что ты говоришь, Петя? - жена отстранилась от Петра Игнатьевича. - Как из окон выпрыгивали? А милиция? Что же, справиться не могли? А санитары?
- Да я же тебе говорю, Люда! - Пётр всё же взял со стола стакан, опрокинул его и придвинул к себе блюдечко с колбасой. - Их там целая толпа была! Они на людей бросались, цеплялись за одежду и рвали зубами! У нас выходов было только два - убежать или позволить себя искусать. Мы справиться не смогли с ними. Такое ощущение, что они не чувствовали ни боли, ни своих ран. Вот мы и убежали!
- А другие? - Людмила прижала руки к груди.
- Какие другие? - Пётр поднял на неё глаза. - Я же тебе уже сказал. Нас несколько человек только убежало! Трое водителей и пара медичек. Да ещё секретарша с приёмной. А что с людьми с верхних этажей, я не знаю.
- Петя, я про другие корпуса говорю! Там же много корпусов в больнице, а не только ваша станция «скорой». Им же всем опасность грозит! Что с ними будет, если эти больные так опасны?
Пётр Игнатьевич прекратил жевать. Он ясно представил себе, что будет, когда вся эта бешеная толпа ворвётся в отделения. В голове всплывали страшные видения - ведь в больнице находились отделение реанимации и крыло лежачих больных. С ужасом поглядев на жену, он вдруг вспомнил, что находилось за смежной оградой.
- Люда, там же дети! - он выронил кусок сыра, который упал на стол. - Там же больница детская прямо за оградой! Они же детей порвут и изгрызут!
Мужчина вскочил и бросился к стационарному телефону, который стоял в прихожей на тумбочке. Он наизусть помнил телефон одного из своих знакомых, который работал завхозом в детской больнице. Натыкав нужный номер на кнопочном аппарате, он прижал трубку к уху. Ему долго никто не отвечал. Потом в трубке вместо гудков послышался знакомый голос, говорящий что-то бессвязное.
- Денис Петрович, ты чего там бубнишь? - Пётр прижал трубку сильнее к уху, потому что слышно было плохо. То ли говоривший был далеко, то ли просто не считал нужным говорить громче. - Прекрати бубнить, давай внятней!
- Кто там меня беспокоит? Кто звонит? Неужели что-то ещё есть на этом свете человеческое? - послышалось из трубки.
- Денис, ты чего несёшь? Я тебе чего звоню-то... - начал Пётр Игнатьевич.
- Звонят и звонят. Потом приходят и приходят, - слышалось из трубки. - Сначала вроде ведут себя хорошо, а потом всё хуже и хуже!
- Денис, заткнись! - скомандовал Пётр трубке. - Там у вас опасность за забором. Слышал про заболевание? Вас должны были самыми первыми оповестить!
- Оповестить. Рассказать. Потом прийти и детей увести. А потом снова прийти за детьми!
- Погоди, ты чего несёшь? - Пётр даже растерялся.
- А мы умные! - вдруг заорала трубка. Судя по звукам, кто-то колотил ею об стену. - Мы не хотели их пускать! Мы их вытолкали, а они с другого входа зашли! Ишь, чего захотели!
- Да погоди, - Пётр попытался заглушить вопли.
- А они к детям подошли! - из трубки послышался истерический смех. - А затем обнимать их начали! И целовать так, что кровь пошла! Весь этаж перецеловали! Потом на второй этаж пошли. И на третий!
- Денис, не пускай их! - Пётр тоже закричал, пытаясь перекричать голос в трубке.
- Денис не пустит их! Как же не пустит? Зачем их пускать, если они по двору ходят? И по коридору ходят, и по палатам. И детки тоже такие весёлые. Тоже ходят и со всеми обнимаются. А я не хочу! - вдруг истерично выкрикнул голос.
В трубке послышался грохот. Потом звон стекла, как будто разбили окно.
- Что там у тебя, Денис? - Пётр всё ещё пытался перекричать голос в трубке.
- А что там у нас? - голос снова захохотал. - А не будем мы обниматься. Дообнимались детишки, встать не могут! А я не люблю обниматься! Пойду я домой, и пусть себе целуются! И пусть себе визжат!
Послышался шум, как будто трубка упала на пол. Потом в ней раздалось какое-то шуршание и звон разбившегося стекла. Пётр ещё пару раз повторил «алло» в трубку, потом недоумённо положил её на аппарат. Людмила стояла в проёме кухни и смотрела на него.
- Дозвонился? - она испуганно глядела на мужа. - Как у них там?
- Непонятное что-то, - пожал плечами Пётр. - Он какой-то бред нёс. Как будто свихнулся! То говорил, что детей родители забрали, потому что их оповестили. Потом ещё про кого-то, кто к ним пришёл, а они его пускать не хотели! И ещё говорил про каких-то...
Он сам себя оборвал. Вспомнилась сцена, как Саня удерживал заражённых в дверях. Как они ломились, пытаясь добраться до людей. Пётр был неглупым мужиком и сразу всё понял. От осознания этого его охватил ужас. Он прислонился спиной к стене и медленно сполз на пол.
- Они уже там, Люда! - он посмотрел на жену снизу вверх каким-то щенячьим взглядом, полным отчаяния. - Денис сказал, что они внутрь вошли и стали с детьми обниматься. А они их кусали, похоже! Все три этажа перекусали! И дети теперь тоже заражены!
Людмила приложила кулаки к лицу. Из её глаз выкатились две слезинки.
- Детки! - прошептала она.
- Он сказал, что кое-кого успели забрать родители, - продолжал Пётр, сидя на полу. - А остальные сейчас или на полу лежат и встать не могут, или бродят по коридорам и по двору. Персонал их как удерживал, как мог, а они всё равно внутрь прорвались где-то.
- И что теперь? - Людмила оторвала руки от лица. - Что теперь с детьми?
- А ничего! - он смотрел пустым взглядом в стену. - Теперь надо ждать, пока вакцину не сделают от инфекции. А Денис... он, похоже, ждать не стал. Домой он пошёл. Прямо из окна с третьего этажа! С ума он сошёл, вот что!
- Что, просто сидеть дома и ждать? И сколько времени? А если эту вакцину год будут делать? Ведь есть и такие болезни, от которых так и не смогли найти лекарство.
- Пока посмотрим, - вздохнул Пётр. - Пара дней ничего не решит. Увидим, что нам скажут власти. Кстати, про власти...
Он прошёл в комнату и включил телевизор. По двум каналам шли обычные дневные телепередачи. Только по одному каналу, местному, транслировали срочный выпуск федеральных новостей. Ведущий его мужчина не выглядел прилизанным телевизионным манекеном в костюмчике, а был обычным уставшим мужиком. Он зачитывал какой-то текст с листа бумаги, потом перевёл взгляд на телезрителей.
- Как сообщает один из наших сотрудников, несколько подмосковных частей были подняты по тревоге и переброшены в различные части столицы. Выяснить, куда именно и какие задачи им предстоит решать, не удаётся. Военные ссылаются на своё руководство, однако заметно, что они экипированы для ведения боевых действий. На особо важных перекрёстках и магистралях выставлены наряды, военные формируют блокпосты. Им придана в усиление военная техника. Что будут делать на этих блокпостах, выяснить также не удаётся. Можно лишь предположить, что руководство пытается рассечь город на участки для противодействия распространению инфекции, после чего провести тотальную проверку и вакцинацию в каждом из районов города. Непонятным остаётся только, куда и как будут вывозить заражённых и по какому принципу отделять здоровых от заболевших. Также становится заметно, что люди уходят из города. На магистралях много машин, повсюду пробки...
- Вот так! - дядя Петя поднялся с дивана, куда уселся, смотря выпуск новостей. - Военных, значит, привлекли! Да, без них тут никуда!
- Зачем? Что они делать будут? - спросила его Людмила. - Неужели в людей стрелять?
- Сомневаюсь, - пожал плечами Пётр. - У них первостепенная задача - город удержать и не дать инфекции расползтись.
- Вот глупость-то! - Людмила улыбнулась. - Ты подумай сам. Вирус уже и у нас в городе бушует, значит, как-то добрался. Неужели думаешь, что есть районы в столице, где этого вируса до сих пор нет? Ведь плотность населения...
- Да знаю, знаю, - вздохнул Пётр. - Есть тут что-то неправильное! Чего-то мы в упор не замечаем!
Он задумался. Жена снова ушла на кухню. Петра Игнатьевича, проработавшего несколько лет бок о бок с врачами и повидавшего многое, что-то настораживало. Вопросов было очень много, и в них крылась какая-то ниточка, которую он никак не мог ухватить. Что это за вирус? Откуда он взялся и почему смог распространиться так быстро? На какую территорию он распространился? На несколько городов, областей, регионов? Или вообще на всю страну, а может и не только на неё одну? Если не на всю страну, то почему вспышки инфекции возникают спонтанно и в случайных местах? А если на всю, то почему заболело так мало народу? Ведь большая часть людей до сих пор жива и здорова. А сами заразившиеся? Их поведение было вообще непонятным. Зачем они кидаются на здоровых и как отделяют их от таких же заболевших? Исключительно с целью заразить или хотят именно искусать? Почему искусанные становятся такими же бешеными? Заражённые переносят вирус на себе? Но ведь врачи и милиционеры, просто находившиеся сегодня рядом с заражёнными, остались живы. Вопросы наслаивались один на другой, но главным оставался один - как защититься от агрессии заболевших людей? Выходов виделось пока только два - запереться в квартире, понадеявшись на крепкую дверь, или куда-то уезжать. Второй выход был крайне опасен хотя бы потому, что нужно было сначала выйти из квартиры. После пережитого на станции «скорой» выходить на улицу не хотелось абсолютно. Оставался только один выход - сидеть дома. Но тут тоже возникали вопросы. Чтобы сидеть дома, нужно иметь запас продуктов. Где их взять? Выходить за ними каждый раз в магазин, рискуя нарваться на очередного «заражённого»?
Из раздумий его вырвал телефонный звонок. Он вздрогнул и пошёл в коридор к аппарату.
- Да, слушаю! - он ответил как обычно в таких случаях.
- Дядя Петя, это Саша! - голос с той стороны был взволнованным. - Как вы? Добрались до дома?
- Ну я же с тобой разговариваю, Александр! - улыбнулся Пётр Игнатьевич. - Чего звонишь-то? Не добрался, что ли?
- Почти угадали, дядя Петя! Я не дома, я у Дамира в гостях. С Полиной вместе. Сидим, на нашу больницу смотрим!
- И чего там, в нашей больнице? - Пётр покосился на вышедшую из кухни жену. Он припомнил, что Дамир действительно живёт где-то возле больницы. - Всё плохо?
- Да как сказать, - замялся Сашка. - В общем, всё не плохо. Всё просто ужасно! Девчонки наши ревут, мы сами еле смотрим.
- Что там происходит, Саша? - слегка повысил голос Пётр.
- Тут по всей больнице заражённые ходят! - голос в трубке стал каким-то тусклым. - И взрослые, и дети! Похоже, они в детскую больницу ворвались. Там и дети ходят в пижамах, и врачи в халатах. И все окровавленные! Они по территории бродят, некоторые через ворота проходят и в город идут! Они к роддому пошли, а туда какие-то военные приехали. Так эти военные заражённых просто постреляли!
- Что ты говоришь, Саша? - не понял Пётр. - Кого постреляли? Какие военные?
- Да не знаю, на бронетранспортёрах! - вскричал Сашка. - Они по людям стреляли, дядя Петя! И по детям! А потом и по всем, кто выходил с территории больницы!
- Зачем?
- Они из роддома эвакуировали всех, кого смогли! Там тоже стрельба была! Они вывели нескольких женщин, погрузили их в автобус, а потом уехали. А из дверей прямо за ними толпа женщин вышла в халатах! И все в крови, в бинтах, халатах, тапочках! Хорошо ещё, что Дамир жену забрал вчера из роддома, чтобы она эту вспышку переждала дома.
- Да, Саша... - Пётр уже второй раз за сегодня опустился на табурет, стоящий в коридоре. - Дела творятся! Тут по телевизору говорят, что люди из городов уходят!
- Да, за Дамиром уже приехали какие-то родственники, к себе забирают! - ответил Сашка. - Меня не зовут, у них там какой-то дом большой, все родственники. Вот я и думаю...
- Что думаешь? Куда податься? - печально улыбнулся Пётр. - И что надумал?
- Я вместе с Полиной к вам сейчас приеду! Если за наглость не сочтёте, конечно!
- Да, в принципе, я не против! - Пётр Игнатьевич глянул на жену, всё ещё стоявшую в проёме кухонной двери. - Место есть, приезжайте! Только у нас не слишком много еды...
- Это всё есть, дядя Петя! Я ведь на отцовской «четвёрке», у нас с Полиной все вещи дома. Нам чтобы их собрать всего пару минут надо. А родственник Дамира нам еды привёз. Хотел её Дамиру оставить, если бы тот уехать не смог. Так что еды очень много, полный багажник загрузим. Вещи дома закинем, и тут же к вам!
- Приезжай, конечно! - обрадовался Пётр. - Вместе веселее, переждём. А хуже станет - глядишь, вместе придумаем что-то!
Узнав точный адрес, номер подъезда и этаж, Сашка повесил трубку. Пётр Игнатьевич повернулся к жене.
- Вот такие дела, любимая! - он вздохнул. - Всё очень плохо! Правду нам Денис сказал, хоть и с ума сошёл. Вся больница заражена, и детское отделение, и роддом. Из родильного какие-то вояки успели нескольких рожениц вытащить, и всё. А пока вытаскивали, всех заражённых, кто вокруг был, перестреляли. И больных, и врачей, и даже детей!
- Не может такого быть! - жена отступила внутрь кухни, как будто пытаясь отгородиться или убежать от этой страшной новости.
- Может, Люда, может! - покачал Пётр головой. - Кто знает, возможно это единственный шанс остановить заражение и спасти здоровых. Кстати, про здоровых, - вспомнил он. - Скоро сюда Сашка подъедет с женой, водитель с нашей смены. Мы с ним решили переждать вместе. Он еды привезёт. И главное, он будет на машине. Если что-то случится кардинальное, то все четверо сможем уехать. А пока переждём тут, посмотрим, как оно дальше будет! Надо попробовать ещё раз дочку набрать или мужа её. Может быть, связь восстановили уже.

4.5. Павловск, спальный район. День тот же. Вторая половина дня.

Путь домой получился очень путанным и долгим. Кирилл сознательно выбирал дорогу по тем улицам, где было поменьше людей. Тяжёлые пакеты, оттягивающие руки, тоже не прибавляли скорости. Кое-как добравшись до дома, Кирилл остановился перед подъездной дверью. Вика едва не уткнулась ему в спину.
- Что, Кирилл? - она остановилась, затем отошла к скамейке и поставила на неё пакеты. - Пойдём уже!
- Подожди немного! - Кирилл вздохнул. - Подъезд сейчас самое опасное место. Вдруг там один из этих мертвяков или даже несколько?
- В подъезде? - удивилась Вика. – Откуда они здесь?
- Если они появились в вашем бизнес-центре, то могут быть и в других местах. Их уже по всей стране видят, если верить телевизору и новостям. Помнишь того мужика возле перекрёстка, которого полчаса назад видели?
- Да, - кивнула девушка. – С ним явно что-то не в порядке было. И двигался он почти так же, как те сумасшедшие.
- А это значит, что инфекция возникает спонтанно, - сделал вывод Кирилл. – Поэтому по подъезду идти надо так же осторожно, как и на улице, и приглядываться ко всем встречным людям.
- Пойдём уже, - вздохнула Вика.
- Только не спеши, - ответил ей мужчина, подходя к двери подъезда. – Смотрим внимательно, а то нарвёмся по-глупому, как те омоновцы.
Пикнув электронным замком домофона, он правой рукой приоткрыл дверь, выставив вперёд ногу. Изнутри подъезда никто дверь не толкнул и на людей не бросился. Он открыл дверь шире и прислушался. В подъезде была тишина, но чем-то ощутимо пованивало. Какой-то гнилью, как будто у кого-то испортился холодильник, и химией, будто где-то работали маляры. Он кивнул Вике и зашёл внутрь. Девушка последовала за ним, закрыв подъездную дверь. На площадке первого этажа никого не оказалось, и люди направились к двери лифта.
- Опять отключили! – вздохнул Кирилл, несколько раз нажав кнопку, но так и не услышав шума мотора. – Придётся пешком идти!
- На себе всё тащить? – девушка жалобно взглянула на молодого человека. – У меня уже плечи болят и руки ломит!
- Будем отдыхать по пути, - ответил ей молодой человек. – Тут всего несколько этажей.
Через десять минут, отдохнув всего один раз, оба уже стояли на предпоследнем этаже. Им оставалось преодолеть всего два лестничных пролёта, когда девушка, идущая чуть впереди, неожиданно резко остановилась и попятилась назад, уткнувшись спиной в Кирилла.
- Что не так?
- Чьи-то ноги видно. Но стоит абсолютно неподвижно, как будто сапоги кто-то поставил сушиться, - шепнула девушка.
- Сейчас выясним, - кивнул Кирилл. - Стой тут и смотри вниз. Если кого-то увидишь, кричи мне.
Он поставил пакеты на пол и медленно двинулся наверх, держа наготове пистолет. Запах химии резко усилился. Он громко кашлянул, чтобы привлечь внимание того, кто мог стоять наверху. Сапоги тут же переступили по площадке и зашагали в его сторону. Он поднял пистолет и замер, едва не забыв щёлкнуть предохранителем. Через секунду на верхней ступеньке показался человек, и Кирилл сразу же навёл на него оружие. Глаза человека были мёртвые, безжизненные и какие-то серые. Его походка была точно такой же, как у искусанных людей, виденных совсем недавно в холле и магазине бизнес-центра. Старательно наведя пистолет на середину лба, Кирилл потянул спуск. Мертвяка откинуло назад, стена позади него окрасилась в красно-серый цвет, грохот выстрела разнёсся по подъезду. Кириллу показалось на секунду, что он оглох. Тем не менее, он поднялся на этаж, перешагнув через лежащего человека, достал ключи и открыл дверь в квартиру. Обернувшись назад, он посмотрел вниз и увидел, что Вика что-то ему говорит, понемногу пятясь от ступенек, ведущих вниз. Слов он не разобрал, но тут же понял, что внизу что-то происходит. Он бросился к девушке, бросив пакеты. Из-за двери квартиры этажом ниже, которая минутой ранее была закрыта, а теперь почему-то распахнулась, вышли двое - пожилая пара, муж с женой. Они, шаркая ногами в домашних тапочках, направились к лестнице, но Кирилла взяло сомнение. Он окликнул пожилую пару, но ответа не услышал. Только две пары серо-стальных глаз уставились на него, не моргая. Он снова поднял пистолет и навёл на женщину, шедшую первой. Выстрел снова саданул по ушам, женщину опрокинуло на мужчину. Кирилл обернулся и показал девушке на дверь квартиры. Та поняла его правильно и бросилась вверх, к двери квартиры, немного испугавшись человека, лежащего у стены. Кирилл, поняв, что она в безопасности, снова перевёл взгляд вниз. Мужчина уже выпутался из-под упавшей на него жены и попытался встать. Кирилл не дал ему этого сделать, выстрелив в висок. Мужчина упал, и на лестнице образовалась уже почти настоящая баррикада из двух тел. Кирилл подобрал пакеты, оставленные Викой, и тоже пошёл наверх. На верхней площадке он нервно проверил все двери, просто пнув по ним. Все оказались заперты, да и лица застреленных не были ему знакомы. Он зашёл внутрь, где у двери дежурила Вика, тут же закрывшая за ним дверь.
Почувствовав себя в безопасности, можно было и отдохнуть. Кирилл первым делом сделал самое главное - протёр пистолет, завернул в несколько слоёв полиэтилена, побрызгав на него каким-то аэрозолем, потом замотал скотчем и положил в тайник. Маловероятно, конечно, что к ним придут с собаками проводить обыск, но предосторожность не казалась ему лишней. Пока ещё ничего не ясно, следовало подумать о себе и о том, смогут ли люди найти оружие при обычном обыске. Закончив с оружием и убрав пакеты с едой на кухню, он ушёл в комнату, включив компьютер. Вика поставила разогреваться обед и тоже пришла в комнату. Они включили новостные сайты и стали просматривать события, которые были хоть как-то связаны с происходящим. Достаточно быстро они выяснили, что «заражённые» в самом деле не являются больше людьми. То есть они оставались людьми, конечно, но уже не живыми. О вставших трупах говорили уже многие, и доказательств этому нашлось уже достаточно много, правда, всё больше на англоязычных сайтах. Русскоязычные ресурсы по-прежнему, но уже как-то вяло, уверяли, что вот-вот наступят «мир и просветление». Вика, прочитав пару заголовков отечественных новостных лент, презрительно фыркнула и убежала на кухню.
- Чуть не забыл! - вспомнил вдруг Кирилл.
Он переключился на другую вкладку и забил в поисковике сайта, где была карта города, адрес Олега. Идти пришлось бы далеко, да и путь был достаточно извилистым. Кирилл включил фоном очередной «горячий» выпуск новостей, а сам принялся изучать путь.
- Что ты делаешь? - в дверях комнаты снова появилась Вика с ложкой в руках. – Пойдём пообедаем, разогрелось уже.
- Маршрут изучаю до Олега твоего, на всякий случай, - Кирилл поднялся из-за компьютера. - Он человек серьёзный, просто так не пропадёт! Возможно, что ещё пересечёмся с ним. Да, и из города надо будет прикинуть парочку путей выхода, в том числе и пеших. Не нравятся мне все эти «беспорядки» и «введения войск».
Они сели за стол и принялись молча обедать. Вика думала о том, что наконец-то им удастся несколько дней побыть вместе. Она не слишком озадачивалась происходящим за окном. Ей, несмотря на все сегодняшние происшествия со стрельбой и трупами, по-прежнему казалось, что с введением войск все неприятности сами собой закончатся и даже умершие люди воскреснут. Кирилл же был занят более практичным занятием. Он успел запомнить адрес Олега и теперь прокручивал маршрут в голове, пытаясь сообразить, в каких точках можно отклониться и обойти какие-либо неприятности. Постоянные пешие прогулки по городу неожиданно оказались очень кстати. Кирилл с лёгкостью смог выстроить весь маршрут, кое-где добавив несколько обходных путей. О том, какими могут быть «неприятности» на улицах города, ему не думалось - сознание напрочь отказывалось принимать тот факт, что заражённые на самом деле мертвы. То, что они не лежат на асфальте, а проявляют агрессию, им воспринималось вообще как какой-то фильм ужасов. В конце концов, он решил переждать несколько дней и понаблюдать за развитием ситуации. Уход из города и впрямь был поступком крайним, и к нему следовало прибегнуть только при самом плохом раскладе. То, что ситуация ещё поправима, да и не так уж критична, он понимал. Да и мозг вовсю противился тому, что в самом сердце цивилизации - современном городе, пусть и небольшом, может произойти что-то, с чем не смогут справиться люди. Тем не менее, он всё же решил отправить электронное письмо Олегу. Следовало как-то обозначить себя и хотя бы просто поблагодарить за помощь.

4.6. «Элитная» часть посёлка Зубово, пригород Павловска. День тот же, ближе к вечеру.

День давно перевалил за полдень, и Артур начинал нервничать. Было от чего: телефон отца уже второй час не отвечал. Мобильный был выключен, а офисный работал, но легче от этого не было. Секретарша отца ничего не знала о том, куда в такой спешке уехал её начальник. Запасной мобильный, который всегда лежал у отца в машине, был включён, но никто на звонки не отвечал. Означать это могло только одно - обычно аккуратный, отец в этот раз не только разрядил свой телефон, но и забыл в машине второй. Почему так произошло, Арчи мог только догадываться. Строить предположения, накручивая себя, ему не хотелось, поэтому он придвинул к себе лежащую на барной стойке подробную карту города, взял фломастер и стал делать пометки. Кресты, кружки и галочки начали появляться тут и там в разных квадратах, делящих на участки город, карту которого отпечатала местная типография.
- Что делаешь? – Надежда, сидевшая на таком же стуле, как и он, с противоположной стороны стойки, перевела взгляд с телевизора и отставила в сторону стакан с соком.
Её рука по-прежнему была замотана. Чистый бинт они наложили взамен пропитавшегося кровью старого сразу же, едва приехали в особняк отца.
- Это места, где мог появиться отец, - Артур схватил её стакан и залпом выпил остаток сока. - В одних почти наверняка, в других менее вероятно, в третьих чисто теоретически.
- И что? Собираешься обзванивать все эти места и спрашивать, был ли он там? - в голосе девушки просквозило явное сомнение в успехе задуманного.
Ответить Артур не успел. В дверях столовой появилась мачеха. Она выглядела встревоженной. Её пальцы, сжимающие украшенный стразами мобильный телефон, побелели. Она перевела взгляд с девушки, с которой познакомилась всего пару часов назад, на молодого человека.
- Артур, я не могу дозвониться до Павлика! - она называла своего сына, который приходился Артуру сводным братом, этим детским именем с самого его рождения. - Он сначала брал трубку и сказал, что застрял в городе. У него там школьные друзья, он у них сидел. А теперь трубку уже не берёт.
- И что? Ему уже пятнадцать! - усмехнулся Арчи. - Может, там среди друзей есть дела поинтереснее, чем по телефону болтать. Вот и не берёт трубку. Позвони его друзьям, пусть пнут его! Нашла о чём беспокоиться!
- Я звонила! - мачеха растерянно захлопала глазами. - Кое-как дозвонилась, сеть всё время перегружена. Мать Валеры сказала, что они ушли куда-то недавно и обещали вернуться. Она тоже беспокоится за своего сына. В новостях что-то страшное передают, и твой отец тоже мне ужасов порассказал. Приказал, чтобы я дома сидела.
- Ага, обед готовила! - Арчи не упустил случая подколоть мачеху, которая практически не умела готовить.
- Не начинай, Артур! Павлик мне всегда говорит, если куда-то незапланированно идёт! А сейчас даже сообщение не написал!
- Говори адрес этого Витали. То есть Валеры. Постараюсь заехать туда, если получится.
Артур взял маркёр и начал искать на карте адрес. Найдя, он поставил на квадратике нужного дома букву «В».
- Обзванивать будешь? - повторила Надя свой вопрос.
- Нет, немного не так, - Артур взял со стойки лежавшие рядом с картой ключи. - Слушай меня внимательно! Сидите обе в доме и никуда не выходите, даже на улицу посёлка. Никто сюда приехать не должен, кроме отца, поэтому даже на стук в дверь не отзывайтесь. Грузчики ведь уже уехали?
- Да, - кивнула мачеха. - Они сразу же уехали, как всё перенесли. Очень вежливые были и торопились куда-то ещё.
- Вот и замечательно! - Арчи почесал подбородок. - Я проеду по адресам, постараюсь найти отца. А вы сидите и пробуйте вызвонить его по обоим мобильным телефонам, и по рабочему тоже. Мне звоните только в крайнем случае, по пустякам не отвлекайте. Если совсем припрёт, то я сам вам попробую дозвониться!
Он встал и пошёл к двери. Одевшись и обувшись, он вышел во двор, где стояла машина. От двери его окликнула Надежда.
- Ты не боишься всех этих заражённых? Они ведь опасны, я своими глазами видела! - Надя уже успела рассказать ему во всех подробностях о том, что случилось на работе. - Ведь ты можешь и не вернуться, их может быть много! Это ведь инфекция!
- У меня нет выбора! Отца надо найти! - Артур нажал кнопку пульта от ворот, створка которых тут же поехала в сторону. - Я не буду рисковать. Там в половине мест даже внутрь заходить не придётся!
Он захлопнул дверцу машины и выехал за ворота. Проследив, чтобы створка ворот закрылась до конца, он медленно проехал по улице, наблюдая за тем, что происходит за заборами и оградами соседних домов. Кое-где прогуливались садовники, уборщики, ещё какой-то персонал в рабочей униформе. В паре мест бегали дети и даже собаки. Медленно прошагал по дорожке пушистый кот, сощурившись своими зелёными глазами на проезжающую машину. Но в большинстве домов всё же были хозяева, а не только приходящая или постоянная прислуга, и это было не совсем правильно. Обычно, приезжая в коттедж посреди недели, он наблюдал немного иную картину. В будние дни народу было мало, только заезжавшие по делам или те немногие, кто проживал в своём частном доме или особнячке постоянно, предпочитая свежий деревенский воздух городскому. Сейчас же почти в каждом доме мелькали люди, причём кое-где не только семьями, но и многочисленными компаниями. Похоже было, что мысль отсидеться в своём доме подальше от города в разгар инфекции пришла всем обитателям посёлка почти одновременно. Кое-где жарился шашлык, барбекю, слышался смех и музыка, в паре мест на лужайках и дорожках стояли столы с выпивкой и закуской. Если не принимать во внимание беспорядки, творившиеся в городе, то можно было подумать, что за окном выходные или даже праздник. Артур внимательно смотрел, чтобы не сбить кого-нибудь из детей, бегавших по тротуарам вдоль дороги, пока не добрался до белого двухэтажного домика. Там располагался пост охраны, которая следила, чтобы на эту улицу не заезжали и не заходили те, кто не проживал в этой части деревни.
На посту всё было как обычно. Двое охранников в униформе с шевронами охранного агентства сидели на втором этаже домика, который был застеклён. Оттуда открывался прекрасный вид во все стороны, поэтому охранники практически не спускались вниз. Фактически, пост и был на втором этаже домика. На первом располагались технические помещения, комнатка с инвентарём уличных уборщиков и что-то ещё. Сами же охранники всё рабочее время сидели наверху, попадая туда по наружной лесенке, которая шла вдоль боковой стены домика. Рядом с лестницей стояли их машины, там же находилась «гостевая» стоянка для тех, кто приезжал в посёлок ненадолго - всякого рода техники, курьеры, службы доставки, строители, рабочие и прочие посетители. Ворота, через которые можно было проехать на территорию посёлка, были очень крепкими, недаром везли их откуда-то по спецзаказу. Артур нажал на сигнал автомобиля, один из охранников повернул голову. Но не в его сторону, а куда-то вглубь комнаты. Там прямо на стене висели несколько больших мониторов, которые давали изображение с камер, тоже направленных во все стороны от домика. Через несколько секунд ворота, подчиняясь команде из домика, плавно распахнулись.
Артур перевёл взгляд на карту, которую положил на соседнее сиденье. Пара мест, которые он планировал проверить первыми, были в промзоне на западном краю города. Заехать туда можно было несколькими путями. Была трасса - выезд из города, несколько дорог - обычные асфальтовые улицы, по которым с утра до вечера ездили грузовики. Были даже пара грунтовок, наезженных автомобилями местных жителей из пригородных посёлков. Но Артур решил не скрываться, да и смысла не было никакого в том, чтобы понапрасну разбивать подвеску легкового автомобиля. Поэтому он никуда не съезжал с асфальтовой дороги, которая через несколько километров от города расширялась, превращаясь в федеральную трассу. День был будним, ему навстречу то и дело попадались машины. Фуры, легковушки, джипы, междугородние автобусы - все куда-то спешили, и на первый взгляд всё было как обычно. Но так было только на первый взгляд.
Внимательно приглядевшись, Арчи разглядел на первой же попавшейся заправке две машины в милицейском окрасе, да ещё и с включёнными проблесковыми «маячками». Решив, что там случилось что-то серьёзное, он поехал дальше, хотя бензина в баке было уже маловато. Через несколько километров он увидел ещё одну заправку и завернул на неё. Заправка работала, но сбоку от здания стояли, прижавшись к стене, ещё одна машина милиции - обычный старенький уазик и микроавтобус «скорой помощи». Артур мельком взглянул на служебные машины, вставил заправочный «пистолет» в горловину бензобака и зашёл в здание заправки.
Внутри было людно. Врачи бережно укладывали на носилки кого-то забинтованного чуть ли не с ног до головы. Ещё пара забинтованных и измазанных «зелёнкой» человек сидела с понурыми лицами на жёстких стульях, явно принесённых из служебного помещения. Артур сбавил шаг, но один из милиционеров, в серой форме и с коротким автоматом на плече, преградивший путь к стеллажам обычного автомобильного ширпотреба и продуктов, махнул рукой в сторону кассы.
- Торговый зал закрыт, молодой человек! - он покачал головой, как бы вторя своим словам о невозможности зайти дальше. - Заправляйте машину и не создавайте тут толпу!
- Ага, - кивнул Артур, который и не собирался покупать ничего в этом магазине. - Заразный тут у вас, что ли? Успел он тут дел натворить! - он дёрнул подбородком в сторону двоих, сидевших на стульях.
К одному из пострадавших как раз направился медик. Он попытался что-то выспросить у пожилого мужчины, но добился лишь невнятного бормотания. Медик повторил вопрос погромче, но ответа Артур уже не услышал. Он назвал обеспокоенно ёрзающей в кресле девушке-оператору номер колонки и отдал деньги. Подумав пару секунд, он кинул на прилавок какой-то фонарик из кучи таких же, висевших возле стойки. Добавив ещё одну бумажку к сумме, предназначавшейся для оплаты, он сунул фонарик в карман и вышел на улицу. Дождавшись, пока цифры на табло заправочной стойки остановятся, он вытащил «пистолет». Уже отъезжая, он увидел, как из дверей здания вынесли носилки. Следом вышел один из милиционеров и направился к своей машине.
- Становится всё интереснее! - пробормотал он вполголоса, выезжая с территории заправки.
Через несколько минут он уже свернул с трассы в сторону одного из цехов промзоны, где располагалось одно из основных производств отца.
Собственно говоря, заезжать внутрь было необязательно. Стоянку возле административного здания было видно из-за невысокого забора. Машины отца на стоянке не оказалось. Охранник в будке возле ворот приветственно махнул рукой Артуру, машину которого, разумеется, узнал. Но молодой человек заезжать на территорию не стал, а практически уткнулся решёткой радиатора в опущенный шлагбаум. Выглянув из окна машины, он поинтересовался у вышедшего охранника об отце. Тот пожал плечами, потом назвал дату двумя днями ранее, когда последний раз видел его. Артур кивнул, попрощался с молодым парнем в униформе охраны, развернул машину и поехал дальше. Неожиданно пришедшая ему в голову мысль о том, что отец может ездить и не на своей машине, слегка напрягала. Теперь приходилось не только смотреть на парковки, но и уточнять у работников. Время начинало поджимать, а точек на карте было ещё много. Короткий апрельский день подходил к концу.
Проверив ещё несколько мест, Артур въехал в город. Первое, что бросилось ему в глаза - на улицах было очень много людей. Все куда-то спешили, проезжали машины, среди которых иногда попадались милицейские, проехала пара «скорых», куда-то пролетела, завывая сиренами, пожарная машина с раздвижной лестницей. Люди куда-то шли, на лицах у многих было беспокойство и даже страх. Кое-где стояли, врезавшись друг в друга, несколько легковушек. Их владельцы, курившие рядом, явно ожидали гаишников. Артур аккуратно обрулил одну из таких аварий и подъехал к основному пункту своей поездки. Офисное здание, сверкающее зеркальным фасадом, стояло на одном из проспектов города и имело сразу несколько парковок. Наземную для посетителей, небольшую платную и даже подземную, для арендаторов и владельцев здания. Артур оставил машину на подземной стоянке и пошёл к лифту, который должен был поднять его на любой этаж. Лифты на кнопки почему-то не отвечали. Пришлось повернуть направо и толкнуть пластиковую дверь, за которой находилась широкая лестница. Почти бегом преодолев несколько пролётов, молодой человек оказался на этаже, где уже бывал много раз. Фирма отца занимала здесь весь этаж, выкупив площадь у владельцев здания. Возле выхода из лифтов и лестницы располагалась стойка «ресепшн», однако «ресепсионисток», как называл их Артур, на месте не оказалось. Складывалось ощущение, что на этаже вообще никого нет. На его голос из глубины застеклённого коридора вышел только охранник с дубинкой и фонарём на поясе.
- Здравствуй, Захар! - махнул Артур охраннику. - Где все, чего тут у вас тишина как на кладбище? Ещё и лифты не работают!
- Добрый день, - кивнул охранник, остановившись за стойкой. - Лифты днём поломались, техникам позвонили, они обещали скоро исправить. А всех людей распустили по домам. Инфекция эта, будь она неладна! Половина людей всего на работу пришла. Некоторые ушли ещё утром, им звонили родные. Остальных шеф разогнал по домам уже после обеда. Нечего тут сидеть, сказал, инкубатор для инфекции разводить. Сам остался, а все люди разошлись.
- Он и сейчас у себя? - Артур обрадовался, но охранник покачал головой. - Тоже ушёл? Куда, ничего не сказал?
- Иди в кабинет! - кивнул охранник куда-то вбок. - Он ушёл два часа назад, но предупредил, что оставил тебе что-то.
Артур чуть ли не бегом бросился в кабинет отца. Он был, как обычно, не заперт - отец никогда не опускался до того, чтобы запирать двери от подчинённых. В рабочем кабинете не было ничего, но молодой человек знал, что позади кресла руководителя за декоративными раздвижными панелями есть ещё одно помещение - комната отдыха, как называл её отец. Обстановка во втором кабинете меньше всего напоминала офисную. Мягкие кресла, большой телевизор на стене, работающий кондиционер. Полированный стол из дорогого дерева возле стены. Но парень, не задерживаясь, сразу же прошёл дальше. Там, за большой кадкой с каким-то растением, находился ещё один столик с компьютером. На нём, как он и думал, лежала бумага. Взяв её, он опустился в компьютерное кресло.
«Артур, ищи там, где знаешь» - вот и всё, что было написано на бумажке. Арчи хмыкнул. Разумеется, он знал, что в этом углу за столиком прячется в стене небольшой сейф, замаскированный декоративной панелью. В нём отец хранил какие-то документы, «чёрную» наличность, флэшки с данными, которые не предназначались для посторонних глаз, и прочее. Сыну, разумеется, было строжайше запрещено прикасаться к сейфу, хотя код ему отец сказал. Вот и сейчас, покопавшись в памяти, он легко извлёк из памяти нужные цифры. Сейф пискнул два раза и щёлкнул стальным замком. Внутри не было почти ничего, только ещё один листок бумаги и ... Молодой человек не поверил своим глазам. Там лежал, поблёскивая серо-чёрным, пистолет. Артур даже знал его название - «глок». Именно такие он несколько раз видел по телевизору в американских фильмах. Рядом лежали два запасных магазина. Взяв листок, прикрыв дверцу сейфа и задвинув на место декоративную панель, Артур погрузился в чтение.
«Если ты это читаешь, значит, добрался сюда. Артур, ситуация осложняется. Я не могу тебе позвонить, сеть перегружена. Оставаться здесь тоже не могу, приеду сразу, как только разберусь с делами. Ждите меня, никуда не уезжайте. Я не могу назвать точного времени. Но дальше, как мне кажется, всё будет только хуже. Возьми пистолет, лежащий в сейфе. Там есть инструкция, как им пользоваться. Я подчеркнул самое главное, выучи её, это тебе пригодится». Молодой человек подошёл к сейфу, вытащил пистолет и оба магазина, а также инструкцию - небольшую книжечку, лежащую на полке сейфа. «Не бойся, пистолет чистый, на нём нет даже заводских номеров. Если найдут - скажешь, что нашёл. Потрать немного времени, чтобы разобраться, как им пользоваться. После этого сожги письмо и уходи. Я приеду, как только смогу». Подписи не было, но Артур прекрасно знал почерк отца. Тот, в силу своего сложного характера, никогда не разменивался на такие вещи, как подпись «твой папа». Молодой человек раскрыл книжку и довольно быстро наткнулся на несколько предложений, отмеченных ярким маркёром.
Через десять минут он уверенно держал пистолет двумя руками и целился в стену. Магазинов оказалось целых три - ещё один оказался уже в пистолете и тоже был полон. Два других уже лежали в кармане джинсов. Разобраться в обращении оказалось совсем не сложно. Положив пистолет в правый карман и аккуратно закрыв пустой сейф, он подвинул стул на место, закрыл раздвижную панель комнаты отдыха и вышел из кабинета. В конце коридора он наткнулся на охранника, идущего ему навстречу.
- Когда отец тут был? - Артур уставился на охранника.
- С утра заезжал, пробыл совсем недолго и ушёл. Потом снова появился, уже после обеда. Разогнал всех, сам пробыл около получаса и уехал, - охранник развёл руками, потом как будто что-то вспомнил. - Да, он ведь не на своей машине был. Его какая-то иномарка дожидалась на парковке.
- Какая иномарка? - нахмурился молодой человек.
- Самая обычная, серебристая, - охранник повернулся и пошёл к стойке вслед за Артуром. – Марку я не разглядел, к сожалению. Я спросил у него, где его машина, он мне ничего не сказал. Спешил он очень куда-то. А я ведь как раз к вам в кабинет шёл. Рабочий день закончился, надо этаж закрывать. Нашли, что искали?
- Я уже ухожу, - кивнул Арчи. - Да, нашёл, всё в порядке. Закрывайте. Удачного вам вечера!
- И вам удачно добраться! Осторожнее на улицах, а то, говорят, эта инфекция заразна и больных ещё не всех переловили. В городской больнице, говорят, вообще карантин ввели. Милицию туда направили, похоже, что случилось что-то!
Быстро сбежав по лестнице, Артур завёл автомобиль и вырулил на бесплатную парковку перед офисным центром. Предстояло хорошенько подумать, прежде чем что-то делать.
- Так, что мы имеем? - у Артура была привычка разговаривать с самим собой. - Отца здесь нет, искать его по машине бесполезно, по сотовым тоже. В других местах он тоже вряд ли сейчас может быть. Если только... - он вспомнил о сейфе в квартире, где было оружие. - Если отец так рискнул с пистолетом, то и сам тоже за оружием поедет. Так? Значит, в квартире может появиться. Больше искать нигде не имеет смысла. Да, ещё же Паша! Где там этот Валера живёт?
Артур потянулся за картой, по-прежнему лежавшей на соседнем сидении автомобиля.

Глава пятая. «Начало. Вечер».
5.1. Квартира в центре города. День первый, вечер.

Сидевший в своём любимом кресле Олег радовался, как ребёнок. Ему очень повезло. Вернувшись домой, он застал дома свою жену Владу, высокую блондинку со спортивной фигурой. Выгрузив продукты из пакетов на глазах у изумлённой жены, он успел сбегать в оружейный магазин, где знакомый продавец продал ему около двухсот патронов двенадцатого калибра и ещё два восьмизарядных магазина. Правда, предупредил, что днём пришло официальное распоряжение из милиции о приостановлении торговли оружием и особенно патронами.
Теперь Олег, включив компьютер, просматривал новостные сводки сайтов местного и областного телеканалов. Заголовки, мягко говоря, не радовали. Скорее, наводили на мысль об умственных способностях репортёров. Если объединить все заголовки в одну кучу, то получалась одна глобальная мысль «нам всем трындец, спасайся, кто может». Среди этого интеллектуального бреда иногда мелькали новости о происходящем в городе. Просматривая их, Олег начал понимать серьёзность ситуации. Он никогда не страдал от недостатка практичности и пистолет, лежавший в потайном ящике стола, оптимизма не добавлял. Наоборот, вспоминая подробности сегодняшнего «ухода» с работы и двоих застреленных им людей, он чувствовал себя немного «не в своей тарелке». С одной стороны, он понимал, что совершил двойное убийство, и наказание за это весьма серьёзно, поэтому ничего не рассказал жене о случившемся. Пистолет же, тщательно протерев чистой салфеткой, спрятал и решил не показывать. С другой стороны, мера была вынужденная, иначе их бы просто разорвали - он помнил вид, открывающийся из атриума на холл, лежащих людей и лужи крови. Вид же идущих на него людей, которые совсем недавно лежали на полу, плюс рассказ спасшего их милиционера, укрепляли его мысль о том, что он всё сделал правильно.
Воспоминание о людях, которые лежали, а потом вдруг поднялись, навело его на одну мысль. Он переключил канал телевизора, и слово, промелькнувшее в его мозгу, вдруг прозвучало из динамиков «ящика». Отвлёкшись от компьютера, Олег попытался сфокусироваться на репортаже, который шёл в данный момент по федеральному каналу.
- Поведение заражённых людей, - вещала какая-то встрёпанная барышня с плоского экрана, - отличается непоследовательностью и нелогичностью. Они не идут в больницы, не обращаются за помощью, не пытаются как-то помочь себе. Наоборот, они пытаются контактировать со здоровыми людьми, расширяя тем самым опасность. Милиции и врачам приходится прикладывать все усилия, чтобы держать ситуацию под контролем. Отделяя заболевших от здоровых, ситуацию удаётся держать под контролем. Больницы и отделения милиции переполнены. Нам удалось побывать в одном из отделений милиции, куда привозят заболевших. Но снимать нам не разрешили, поэтому скажу только одно - ситуация стабильна. Мы будем продолжать держать вас в курсе событий...
- Ситуация становится напряжённой, - ведущий, молодой мужчина с местного телеканала, на который Олег переключил телевизор, был более пессимистичен. - Мы побывали возле городской больницы, где собирались снять репортаж и взять интервью у главврача. Территория больницы оцеплена войсками и милицией, внутрь никого не пускают. Но издали видно, - на экране замелькали кадры, явно снятые из-за ограды, - что там произошло что-то серьёзное. На многих окнах выбиты стёкла, на стенах виднеется кровь. Возле отделения скорой помощи горит несколько служебных машин, пожар только чудом не перекинулся на само здание. Милиционеры, дежурящие у ворот больницы, ничего не говорят. Мы посетили ближайшее отделение милиции, чтобы получить комментарии и задать несколько вопросов, но не смогли попасть внутрь. Возле отделения никого нет, только несколько служебных машин. Входная дверь закрыта, в окнах видны сотрудники, но они никого не пускают. Также остались без ответа и наши просьбы открыть двери. Мы попытаемся выяснить, что происходит в центре города, где, по неподтверждённой информации, было больше всего случаев заражения.
- Так, ситуация-то, похоже, и впрямь осложняется!
Олег открыл сейф и вытащил блеснувший воронением карабин. Цевьё привычно легло в руку, вторая рука привычно потянулась к рукояти. Но Олег отставил оружие в сторону и снова повернулся к сейфу. Он извлёк оттуда несколько пластиковых магазинов и тяжёлые коробочки с маркировкой фирм, производящих патроны. Немного подумав, он начал набивать магазины, чередуя пулевые патроны с картечью. За этим занятием его застала жена, пришедшая с кухни. Она переключила канал, на котором всё так же шла реклама, на другой.
- ...не чувствуют боли, - закончил фразу, оставшуюся за кадром, ведущий. - Их уже можно классифицировать как зомби. К нечувствительности и агрессии можно добавить немногое, что удалось выяснить. Звучит, как фантастика, но среди заражённых замечены случаи появления людей, которые в обычной ситуации не могут двигаться и вообще жить. Я говорю об инфицированных людях с явными повреждениями организма, зачастую несовместимыми с жизнью. Кроме того, уже есть свидетельства того, что температура тела данных инфицированных людей понижена. Это, а также явные повреждения частей тела, позволяют сделать невероятные выводы - перед нами ожившие трупы.
- Видел? Это же ужас! Как такое может быть? - жена испуганно смотрела на Олега. - Это невозможно! А что ты делаешь? Опять стрелять поедешь?
Олег набрал воздуха в грудь, но высказать своё мнение не успел. Пиликнул колонкой включённый ноутбук, стоявший на столе. Он перевёл взгляд на экран. Почта, адрес незнаком. Влада подошла к нему и обняла, тоже заглянув в экран. Олег щёлкнул мышкой на сообщении. «Здравствуй, это Кирилл. Виделись сегодня у Вики...»
- Что за Вика такая? - с подозрением спросила Влада.
- С работы девушка, администратор, потом фото покажу. Подожди пару минут! - Олег попытался сосредоточиться на письме.
«... в Бизнес-Сити. Хотел сказать спасибо за помощь. Мы давно дома, отпиши, добрался ли сам. Теперь по делу. Я смотрел новости, ситуация плохая. Сидеть и просто ждать улучшений не очень хочется. Инфекция распространяется, и ходячих мёртвых, как сегодня, видят уже по всему миру. Что собираешься делать дальше? Кирилл».
- А что сегодня? С тобой что-то случилось? - Влада обеспокоенно сжала пальцы на плечах мужа.
В нескольких предложениях, хоть и не слишком кратко, он рассказал ей всё. Точнее, почти всё, по-прежнему умолчав о том, как именно он помог выбраться из здания остальным людям. Про всё остальное он рассказал в подробностях. И про заразившегося московского гостя, к которому он ездил на такси, и про уничтоженный взвод ОМОН на этаже, и про людей у входа, которых вставшие мертвецы настигали прямо в холле здания. Про убитых врачей «скорой», пустой магазин в подвале и своих коллег по работе, которые вместе с ним вышли через «запасной ход». Про заражённый бизнес-центр, где целые этажи людей, оставшихся без помощи, скорее всего, уже пополнили ряды заражённых или были убиты, и теперь бродят по офисам. Влада попыталась пару раз заплакать, потом порывалась звонить в милицию. На резонное замечание Олега, что взвод ОМОНа и так будут искать, она не нашлась, что ответить. Попутно Олег отстучал Кириллу и Вике ответное письмо, где посоветовал всё же переждать сложившуюся ситуацию дома. По крайней мере, пару дней, пока есть еда и не появится окончательная ясность - справятся ли власти с возникшей угрозой. Всё же в стране оставалась власть и вполне боеспособная армия.
Однако, взвешивая все «за» и «против», Олег понял, что опасность может перерасти в смертельную угрозу непосредственно для него и его жены в том случае, если зомби начнут ломиться к ним в квартиру. Или если придётся куда-то спешно выбираться, в том случае, если ситуацию не возьмут под контроль. Перед глазами всё стояла картинка просторного холла с лежащими людьми, лужами крови и идущими к ним... зомби, в этом Олег уже не сомневался. Как не сомневался и в том, что, в крайнем случае, будет защищать свою семью имеющимся оружием. Поэтому он снова придвинул к себе коробочки с патронами и начал набивать пустые магазины. Жена молча смотрела телевизор, где всё чаще обычные телепередачи прерывались «чрезвычайными» выпусками новостей. Потом достал разгрузку и внимательно её осмотрел. Купленная отдельно, не для занятий на стрельбище, она имела увеличенные подсумки, куда идеально входили снаряжённые магазины к карабину. Олег распихал магазины, примерил разгрузку, заново подогнав её на себе, после чего проверил остальные подсумки. Мультитул, фонарь, аптечка - всё было на место. Олег забил маленький рюкзачок-однодневку запасными патронами и повесил разгрузку на спинку стула.
С карабином всё было не так просто. Это был отличный гладкоствольный карабин «Вепрь» в стандартной модификации, правда переделанный и тюнингованный. Всё было готово, но следовало подумать над дополнительным «обвесом». В итоге Олег оставил только коллиматорный прицел. На планку прицепил фонарь, выведя кнопку включения под палец левой руки. С обратной стороны на цевье притаился маленький лазер - целеуказатель. Он был необходим на тот случай, если вдруг выйдет из строя коллиматор, загораживающий своим корпусом стандартные прицельные приспособления. Полгода назад из-за этого целеуказателя у Олега вышел небольшой спор на стрельбище, когда инструктор посоветовал ему выключить коллиматор и попробовать пострелять. «Не слишком доверяй электронике,- сказал ему инструктор тогда. - Она может подвести в самый неожиданный момент. И из-за одного сломавшегося устройства ты не сможешь произвести точный выстрел». Вот и сейчас Олег проверил работоспособность всех устройств и поставил дробовик в угол комнаты, отрегулировав ремень. Хорошим трёхточечным ремнём он обзавёлся после того, как всё тот же инструктор посоветовал ему что-нибудь сделать, не убирая далеко оружие. Например, достать ключи из кармана и аккуратно открыть дверь, нажав на ручку двери. Выяснилось, что оружие, которое нельзя было положить на землю или отставить в сторону, начинает здорово мешать. Выходом стал ремень, который позволял выпустить оружие из рук, повесив его перед собой на груди, а потом резко схватить его.
Размышления прервал крик, донёсшийся с улицы. Вместе с женой Олег подошёл к окну. По двору шли несколько человек - семья, живущая в противоположном доме. Точнее, они не шли, а почти бежали, пытаясь скрыться в подъезде как можно быстрее. Прямо за ними шли несколько человек, выглядевшие весьма странно. Грязные, как будто барахтались в грязи, оборванные - у одного вообще была разорвана рубашка, висевшая на плечах двумя тряпками. Пожилой мужчина, девушка-подросток и женщина средних лет с завидным упорством преследовали семью из четырёх человек, которые отступали от арки, выходящей на улицу, обратно к подъезду дома. Им почти удалось добежать до двери подъезда, заминка вышла только с чипом, который не сразу отключил магнитный замок. Зомби почти догнали людей, когда дверь, наконец, распахнулась. Прямо на женщину, тащившую за собой двух детей-близняшек пяти лет, из раскрывшейся двери подъезда неожиданно вышел ещё один зомби - женщина в домашнем халате и тапочках. На крик жены обернулся глава семейства, держащийся позади и отвлекающий преследователей. Он бросился к женщине в халате, которая схватила одного из близнецов, девочку, и тянула её к себе, не обращая внимания на мать, защищавшую ребёнка. За секунду преодолев несколько метров, мужчина на бегу врезался в зомби плечом, буквально впечатав её спиной в стену дома. Но женщина, не обратив почти никакого внимания на удар, всё же выпустила девочку и вдруг вцепилась в плечи мужчине, почти сразу укусив того за предплечье. Мать, едва увернувшись от рук неслышно подошедшей сзади девушки-подростка, схватила окровавленную девочку и бросилась в подъезд вместе с детьми. Отец, который так и не мог избавиться от вцепившейся в него женщины в халате, только успел толкнуть ногой дверь подъезда, с грохотом захлопнув её за женой и детьми, как на него тут же бросилась девушка. Сбоку уже подходили остальные преследователи. Мужчина, явно ослабевая, сделал пару шагов в сторону подъезда, потащив двоих зомби, повисших на нём мёртвой хваткой.
- Олег, ему надо помочь! - Влада перевела на мужа испуганный взгляд.
Олег сделал шаг назад и потянул жену за собой. Она инстинктивно сделала шаг вслед за ним. Олег обнял её и отвернул от окна.
- Мы ничего не сможем сделать, - он прислушивался к звукам, доносящимся со двора.
Рычание и крики борющегося на асфальте главы семейства начали стихать, потом превратились в стон.
- Его же убьют! Помоги ему, у тебя есть оружие! - Влада ткнула мужа кулаком в грудь. - Мы же не можем просто так смотреть!
- Запомни, солнышко! - Олег ещё крепче обнял вырывающуюся жену. - То, что у меня есть оружие, не значит, что я буду стрелять в людей при первой возможности. И уж точно не пойду спасать всех, кому нужна помощь! Патронов мало, и мне они ещё пригодятся, чтобы защитить тебя и себя. А в городе тысячи жителей, кому сейчас нужна помощь. Если хочешь помочь, - он кивнул на сотовые телефоны, лежащие на столе рядом с домашним телефоном и пультом, - то звони в милицию. Они приедут и разберутся. А я не хочу отвечать за убийства, когда всё это закончится. Мне никто не давал права просто так стрелять из окна в людей.
Крики и стон на улице прекратились, но только затем, чтобы им на смену пришёл звук разбитого стекла, сыплющегося на асфальт. Олег снова подошёл к окну, отпустив жену, которая бросилась к телефонам. Одно из стёкол в том самом подъезде, где скрылась мать с детьми, было разбито. На асфальте среди кусков стекла, которые сыпались прямо на спину четырёх зомби, склонившихся над мужчиной, лежала разорванная женская сумочка. На лестнице были смутно видны силуэты двух борющихся людей. Один из них внезапно исчез, а второй бросился вверх по ступенькам. На следующей площадке теней стало уже три - одна высокая и две маленьких. Через несколько секунд все они исчезли, очевидно, войдя в квартиру. За спиной Олега Влада слушала гудки сразу с двух телефонов - мобильного и стационарного, приложив по одному к каждому уху.
- На городском не отвечают, а мобильная сеть перегружена, - пожаловалась она, бросив через несколько секунд свои попытки дозвониться.
На её глазах снова выступили слёзы.
- Женщина с детьми в порядке, - кивнул Олег в сторону окна. - Я видел, как они зашли в квартиру. Он спас семью, хоть и ценой своей жизни. Молодец мужик!
Он отошёл от окна и сел на диван, намереваясь заняться своими делами. Ещё несколько минут Влада пыталась дозвониться куда-то, тыкая по кнопкам телефонов. Через несколько минут Влада, оставив свои безуспешные попытки, вдруг позвала мужа. Олег, оторвавшись от пересчитывания продуктов, которые принёс сегодня, повернулся к ней. Глаза Влады, стоявшей лицом к окну, были круглыми. Олег, вскочив со своего места, подбежал к окну и снова выглянул во двор.
Зомби медленно расходились в стороны, разбредаясь по двору и шаркая ногами по асфальту и кускам стекла. Девушка-подросток даже умудрилась пнуть лежащую на асфальте сумочку. Но главное было не это. Глава семейства сидел на асфальте, вращая головой и перебирая руками, и пытался встать на ноги. Все руки, ноги, шея и лицо его были искусаны. Он достаточно неуклюже поднялся, причём удалось ему это только с третьей попытки.
- Он жив! - Влада вцепилась пальцами в подоконник.
- Не думаю, - медленно произнёс Олег. - Посмотри на него! Во-первых, с такой кровопотерей не живут. А во-вторых, глянь на его походку. Такая же, как и у этих!
Мужчина, поднявшись, постоял полминуты на месте, как будто озираясь, потом медленной неуклюжей походкой побрёл вслед за женщиной в халате, которая уже почти добралась до угла дома, за которым была улица.
- Он теперь один из них, - Олег, едва произнеся эти слова, почувствовал ужас произнесённого.
Его замутило. Он ухватился за оконный косяк и безучастно наблюдал, как глава семейства, постепенно убыстряя свой шаг, убрёл со двора. Представив, что будет с ними обоими, если они попробуют просто выйти на улицу, Олег оторопел. Идти на улицу было нельзя, и выход был только один. Постараться прожить в квартире несколько дней, пока милиция не наведёт порядок. Он прикинул, что нужно делать в первую очередь. Нужно было наполнить водой все ёмкости, сготовить еды на несколько дней и есть в первую очередь всё скоропортящееся.
В отдалении раздался негромкий хлопок, Олег сразу же распознал выстрел из пистолета. Через несколько секунд с другого направления прозвучала короткая автоматная очередь.

5.2. Квартира в одном из районов города. День всё тот же, ближе к вечеру.

Поднявшись по ступенькам к дверям своей квартиры, Женя затарабанил по ней кулаками. Открылась внутренняя дверь, потом в глазке на секунду потемнело, и наружная дверь тоже отворилась, щёлкнув двумя замками. Он вошёл внутрь, снова закрыв обе двери на все замки. Разувшись, он прошёл на кухню. Жена вошла следом за ним и присела рядом.
- Нет никого у Серёги! - не дожидаясь её вопроса, ответил Женя. - Квартира пуста, дверь закрыта, а внутри нет никого. По двору несколько заражённых гуляют, вот поэтому он и уехал.
- Куда уехал? - Светлана, которая как раз поставила перед ним на стол тарелку с борщом, недоумённо посмотрела на него. - Да и на чём? На своей семёрке?
- Похоже, что да, - Евген, не переставая есть, кивнул. - Машины во дворе нет, квартира пустая. Правда, внутри есть одежда с кровью, так что у них, похоже, всё же что-то случилось. Еды нет в холодильнике, белья и вещей нет. И у Ланы в комнате тоже вещей мало.
- А внутрь как, у соседки ключи взял?
- Да, - снова кивнул Женя. - Она же меня знает и вечно дома сидит. Выглянула, сказала, что они уехали и ключи дала. Он ей, оказывается, успел маякнуть, чтобы ключи мне дала, если я вдруг появлюсь.
- И зачем тебе ключи, - Света снова повернулась к мужу от плиты, - если он уехал?
- А вот зачем, читай!
Он залез в карман и бросил на кухонный стол сложенную бумажку, явно вытащенную из пачки для принтера. Светлана вытерла руки, убавила огонь на плите и села за стол напротив мужа. Аккуратно развернув бумагу, она погрузилась в чтение. По мере чтения её лицо делалось всё серьёзнее. «Евгений, мы вынуждены уехать. Оставаться здесь становится всё опаснее. Эти бешеные расползлись по всему городу. Одного увезли из соседнего подъезда врачи. Ещё одного вытащили из подъезда менты, на людей бросался. Ждать тут уже страшно, поэтому я беру Лану и Ваську и уезжаю. У Ланы в Заречье есть дом, ты его знаешь. Мы направимся туда. Сергей».
- Каникулы, так сказать, - улыбнулась Светлана, но улыбка получилась напряжённой и ненатуральной. - Вообще-то они правы, наверное. Если тут так опасно, то в деревне народу меньше. Может, и нам махнуть тоже куда-то? Серёга нас примет, как думаешь?
- Думаю, примет, но дело-то не в этом, - Евген глубоко задумался. - Вопрос в том, а надо ли нам ехать? И второй, более сложный - как туда добраться? На дорогах пробки, несколько аварий я видел серьёзных. А гайцов я не видел, похоже, их кинули на какие-то другие участки. Да ещё эти мертвецы...
- Какие мертвецы? - удивилась жена? - Ты о чём?
- А о том самом, - мрачно ответил Евгений и кивнул головой в сторону комнаты дочери. - Правду по телевизору говорили, и Динка нам правду рассказывала. Не живые они, понимаешь? Мёртвые они, только ходят почему-то! Я пока за рулём был, радио слушал - там по всем каналам одно и то же твердят. Дочка, иди сюда!
Из комнаты вышла дочка и тоже села за обеденный стол.
- Рассказывай, доча, что в интернетах твоих пишут по поводу этих, - Евген кивнул на окно, - заразившихся!
- Плохо, папка, дело! Ужасно прям! - дочка положила на стол включённый смартфон, который недавно подарили родители и с которым практически не расставалась. – Они и вправду не живые. Уже все знают, что у них пульса нет и температура как у трупа. И ходят, даже если изранены.
- А как они ходят, если мёртвые? - Светлана недоумённо перевела взгляд на дочь. - Что это за фантазии?
- Эти фантазии, мама, людей рвут зубами, в Интернете роликов гора. А ещё те, кого они укусили, тоже такими же становятся! Сейчас покажу!
Она потянулась к телефону и начала тыкать пальцами по экрану в поисках нужной ссылки. Родители непонимающе смотрели друг на друга. Скоро из динамика смартфона зазвучали какие-то голоса. Родители опустили глаза на экран, который к ним повернула дочка. «Они совершенно не чувствуют боли, - вещал из динамика какой-то усатый мужик в камуфляже. - Их температура близка к температуре трупа. Почему они движутся, до сих пор остаётся загадкой. Ходят слухи о каком-то вирусе. Этим вирусом заражены все зомби, и они заражают любого, кого смогут укусить. Не приближайтесь к ним, не касайтесь их, не пытайтесь их утихомирить. Они уже мертвы!»
- Хватит, доча! - Женя махнул рукой.
Перед его глазами мелькали картины утреннего происшествия на работе. Стая мертвецов возле сарая, Автандил, спасённая девчонка и бухгалтерская тётка на лестнице, разорванные люди во дворе перед постом охраны. Он остановил у себя в голове эту круговерть и посмотрел на жену.
- Где Ромка? Он появлялся? - спросил он.
- Нет, но дозвониться сумел, - Светлана встала из-за стола. - У них тревога в части, никого никуда не выпускают, собираются куда-то их отправить. На усиление чего-то, кажется, он так выразился. В город, скорее всего, людям помогать.
- Хорошо бы! - перед глазами Евгена встала сцена, свидетелем которой он стал во время своей поездки к Серёге.
« ... Сначала всё было хорошо. Машина бодро бежала по улицам, постепенно приближаясь к району, где жил охранник со своей семьёй. Проблемы начались где-то на половине пути. Внедорожник, врезавшийся на полной скорости в микроавтобус, преграждал путь. Он стоял поперёк полосы, полностью перекрыв движение в одну сторону. На противоположной стороне проезжей части из раскрывшихся дверей и разбившихся окон микроавтобуса выбирались окровавленные люди. Им на помощь бежали два или три человека из остановившихся рядом автомобилей. Кто-то на ходу тыкал кнопки телефона, пытаясь вызвать помощь. Евген хотел остановиться рядом, тем более что аптечка лежала под сиденьем. Он даже притормозил на обочине и уже потянулся к ремню безопасности, но что-то его насторожило. Скорее всего, это были шаги первых двух пострадавших, которые успели выбраться из перевёрнутой маршрутки. Именно так двигались заражённые, которых Евген уже видел несколько часов назад из окна бухгалтерии на своей базе. Он затянул ручной тормоз и вышел из машины, остановившись возле капота.
- Стойте! - крикнул он людям. - Они заражены! Не подходите к ним!
На его слова обратил внимание только мужик с аптечкой, остановившийся возле лобового стекла микроавтобуса. Он присел и пытался рассмотреть, есть ли кто-то ещё внутри исковерканной машины. Девушка с парнем не обратили никакого внимания на его крик. Они подбежали к бредущим людям, которых было уже трое. То, что произошло дальше, Женя уже видел утром из окна бухгалтерии. Шагавшие навстречу к ним израненные люди вцепились сразу в обоих. Парень выронил аптечку, из руки девушки брызнула кровь. Мужик, оглянувшийся на крик Евгения, резко обернулся в сторону автобуса. Из-за этого он прозевал момент, когда с обратной стороны машины вышли ещё двое. Они повисли на мужике, который пытался сбросить их, дёргая своими внушительными плечами. Евген бросился обратно за руль. Машина, ещё не успевшая остыть, схватилась сразу. Женя вдавил газ и, проезжая мимо, мельком заметил, что водитель уже избавился от обоих висевших на нём людей и бежит к парочке. Глянув напоследок в зеркало заднего вида, он увидел, что мужчина подбежал к парочке и пытается оттащить одного из людей от девушки. А сзади к нему уже снова подходили те двое, которых он стряхнул с себя. И ещё какая-то тень вышла из-за остова разбитой машины. Евгений перевёл взгляд вперёд и оторопел. Стоявшая перед ним на обочине метрах в пятидесяти девушка махала в сторону дороги вытянутой рукой, прося её подвезти. Евген в панике хотел проскочить мимо неё, но потом сообразил, что по щекам девушки текут настоящие слёзы, и она вовсе не идёт к нему, а наоборот - испуганно оглядывается в сторону стоявших позади неё машин.
- Пожалуйста, увезите меня! - голос девушки дрожал, она была на грани истерики. - Мне на вокзал надо, билет купить.
Она проворно забралась на пассажирское сиденье, явно стремясь убраться подальше от места аварии.
- Доберёмся, мне как раз по пути, - Евген тронулся с места, бросив взгляд в зеркало заднего вида. - Ты из автобуса, что ли?
- Нет, меня водитель на внедорожнике вёз, а они нам наперерез вылетели, - девушка прижала ладони к лицу. - Мы не успели остановиться и в столб врезались, всё так неожиданно получилось. Водитель меня вытащил, а сам ушёл. Сказал, что очень спешит к семье, а на машину ему плевать было. Как и на меня, похоже.
- Вот ведь человек! - Женя покачал головой. - Прям так и бросил? И даже никому помочь не попробовал? Вдруг в микроавтобусе ещё кто-то жив был?
- Он пытался, - голос девушки был приглушенным. - Когда мы врезались в них, то он сразу к ним пошёл. Посмотрел в салон, потом вернулся ко мне и сказал, что все мертвы. Потом посоветовал побыстрее убираться оттуда, потому что они уже шевелиться начали.
- Там что, зомби были? В салоне автобуса? - Евгений недоумённо посмотрел на девушку. - Откуда им там взяться?
- Я не знаю, - девушка чуть не плакала. - Но там и правда все стёкла в крови были, когда он смотрел в автобус! А он забрал какие-то сумки из багажника и ушёл. Сказал мне только, что помочь больше не может. Я только отошла оттуда и сразу вас увидела.
- Да, ситуация! Надо бы сообщить, - Женя потянулся за мобильником.
Он попытался набрать сначала «скорую», потом дозвониться в ГАИ. Связь постоянно прерывалась, сеть была перегружена. Но ответили ему только в дежурной части. Записали адрес, где всё произошло, и пообещали разобраться, после чего неожиданно посоветовали ему убираться от места аварии. На его вопросы дежурный не ответил, а только попрощался и оборвал связь. Возле вокзала движение стало совсем затруднённым, поэтому Евген высадил девушку на соседней улице. Объяснил, как добраться, и поехал дальше... «
Евгений прервал цепочку сегодняшних воспоминаний и перевёл взгляд на жену и дочь, сидевших рядом. В голове всё яснее вырисовывалась мысль о том, что ситуация сильно ухудшается. Вот только понимания, что же им делать теперь, всё ещё не было. Мысль уехать из города к Серёге и правда была очень заманчивой. Над этим нужно было серьёзно поразмыслить.

5.3. Спальный район города. День первый, ближе к вечеру.

- Становится всё интереснее! - пробормотал Кирилл, глядя в экран.
Там как раз передавали местные новости. Какой-то местный репортёришка вместе с оператором стояли возле ограды городской больницы и пытались заглянуть сквозь прутья решётки внутрь территории. Мимо них сквозь ворота на территорию больницы проскочили два милицейских уазика, которые приткнулись возле машины «скорой помощи», врезавшейся в пандус приёмного покоя. Разглядеть подробнее мешали деревья и кусты, которыми в несколько рядов была обсажена больница по всему периметру. Репортёр сначала пытался что-то высмотреть, потом махнул в камеру и вошёл на территорию больницы вслед за машинами. Кирилл прибавил звук в колонках.
« - Мы попытаемся рассмотреть, что же всё-таки произошло. По нашим данным, телефоны диспетчерской и «скорой помощи» не отвечают. Люди, работавшие в больнице, не вернулись домой с ночных смен. По городу ползут слухи, в которых мы и разберёмся.
Ведущий снова махнул оператору, и они оба заспешили к остановившимся машинам. Изображение в мониторе затряслось, но вскоре снова стало нормальным, затем в кадре появился один из больничных корпусов. Ведущий охнул и, судя по звуку, выронил микрофон на траву. Здание выглядело так, будто послужило декорацией для одного из фильмов ужасов. Многие окна были разбиты. Кое-где возле решёток первого этажа виднелись красные разводы, как будто люди пытались вылезти прямо сквозь решётки. А на земле... на земле лежали люди. Десятка два, окровавленные и переломанные. Больше половины людей были в белых халатах, сейчас разорванных и окровавленных.
Ближе подойти репортёрам не дали. Один из милиционеров направился к ним с явным намерением выдворить обоих с территории больницы. Но другой свистнул ему, что-то крикнул, и милиционер пошёл обратно, погрозив на всякий случай пальцем. Репортёры принялись обходить территорию больницы по часовой стрелке. Они успели пройти до угла корпуса и даже завернуть за него, когда от машин раздались звуки, похожи на стрельбу.
- Пойдём, разузнаем, что там! - крикнул репортёр своему коллеге-оператору. - Только аккуратнее! Террористов нам только не хватало!
Изображение снова задёргалось. Через полминуты стал снова виден приёмный покой и машины приехавших. Но теперь кое-что изменилось. Те люди, которые минуту назад лежали под окнами приёмного покоя, теперь тесным кольцом окружали уазики. Двери корпуса неожиданно открылись и из них выскочили четверо милиционеров. Ещё двое тащили своего коллегу, который буквально висел у них на руках. Его форма была изодрана и вся в крови, автомата при нём не было. Милиционеры за несколько секунд расстреляли толпу возле машин, распинали их ботинками и запрыгнули в свои машины, затащив раненого коллегу. Буквально за их спинами расстрелянные люди снова встали на ноги и пошли за отъезжающими машинами. УАЗы взревели моторами и понеслись к выходу мимо репортёров.
- Уходим! - прокричал репортёр где-то рядом с камерой. - Они сюда идут, сейчас и нам достанется!
Изображение замелькало снова, успев показать перед этим достаточно плотную толпу, бредущую вслед за уехавшими машинами и ещё одну такую же, выходящую из дверей приёмного покоя. В этой толпе тоже мелькали белые медицинские халаты».
- Значит, больницы уничтожены вместе с персоналом. И даже милиция помочь не может, - задумчиво произнёс Кирилл и посмотрел на Вику сидевшую рядом. - И что отсюда следует?
- Там ещё хуже, чем у нас на работе! - Вика испуганно посмотрела на Кирилла. - И кто теперь будет с болезнью бороться? Куда заразившихся везти?
- Проблема в том, что именно в больницы и везут всех пострадавших, - Кирилл вздохнул. - А их очень много, и в результате пострадавшими становятся сами врачи.
- Это же не правильно. Надо карантин вводить, а не свозить всех в одну кучу! - Вика чуть не плакала.
- Я не знаю, как остальные, но вот мы с тобой парочку карантинных мер примем! - Кирилл потянулся за телефоном.
Его план не отличался сложностью и гениальностью, и через несколько минут Вика уже бегала по комнатам, собирая вещи и устраивая самый настоящий кавардак. Она искала то сумки, то какую-то одежду, то упаковывала посуду. Потом вдруг собралась перебрать пакеты, которые они притащили из магазина. Кирилл остановил девушку, возразив, что продукты надёжно упакованы и лучше она их не уложит, а только зря потратит время.
Весь его план строился на ключах от соседской дачи, расположенной в пятидесяти километрах от города. Но имелся и один скользкий момент - туда было сложно добраться, так как своей машины у Кирилла не было. Он предпочитал время от времени платить таксистам, чтобы быстро добраться в нужное место. Чаще всего они с соседом так и делали, когда ездили на дачу, чтобы отдохнуть там пару дней. Брали такси, загружали его продуктами и уезжали. Место, где располагалась дача, было достаточно тихое, хотя деревня была большая. Именно об этом месте и подумал Кирилл, сфокусировав взгляд на ключах от соседской квартиры. Самого соседа сейчас не было дома. Он уехал на несколько месяцев куда-то на север, а ключи оставил Кириллу «на всякий случай», как сам выражался. Оставалось самое простое - открыть его квартиру и взять ключи от дачи. Потом позвонить знакомому парнишке, таксисту, который их возил последние несколько раз, загрузить к нему все вещи и уехать.
Дозвонившись Севе, Кирилл пообещал ему двойную цену, если тот отвезёт их через час в «ту же деревню, что и в прошлый раз». Парнишка оказался лёгок на подъём, к тому же у него были вечные семейные проблемы, из-за которых он готов был сбежать куда угодно из квартиры, в которой жил с матерью и отчимом - и он сразу согласился. Клятвенно заверив Кирилла, что через полтора часа его машина будет в их полном распоряжении, Сева попрощался.
Кирилл выключил компьютер, прихватил две связки ключей, достал из тайника пистолет и прошёл в прихожую. Прислушавшись к лестничной тишине, он отомкнул дверь и выскользнул на площадку. Трое застреленных им зомби так и лежали на лестнице. Кирилл случайно подумал, что в любое другое время тут уже была бы целая свора людей в погонах. А сейчас, видимо, и впрямь происходит что-то страшное, если никто не бегает по подъезду и не кричит об убийстве. Кирилл сделал пару шагов и оказался возле соседской двери. Кое-как справившись с незнакомым замком, он так же аккуратно прошёл в квартиру. Ключи от дачи висели на гвоздике возле входной двери, и Кирилл сразу же снял их. Связка выскользнула из его рук и упала на пол, громко звякнув. Тут же в соседней комнате послышались негромкие шаркающие шаги. Кирилл, позабыв о ключах, вытаращился на полуоткрытую застеклённую дверь, отделявшую прихожую от кухни.
В дверном проёме показался человек. Он еле слышно застонал и сделал шаг к Кириллу. Его остановила дверь, в край которой он и ударился.
- Паша, ты когда вернулся? Ты же... - Кирилл осёкся, когда человек снова сделал шаг в его сторону.
Дверь затрещала от второго удара, но выдержала. Кирилл потянулся за пистолетом, лежавшим в кармане брюк. Слишком похожи были движения соседа на походку тех людей, которых он уже видел днём в подъезде, на улице и в бизнес-центре. Человек снова едва слышно заскулил, но Кирилл уже принял решение. Оставив пистолет в кармане, он подобрал ключи, которые весьма кстати подвернулись ему под ногу, и выскочил из квартиры. За его спиной раздался грохот разбившегося стекла кухонной двери. Захлопнув дверь соседской квартиры, он нашарил в кармане ключи и, навалившись на дверь всем телом, пытался попасть ключом в замочную скважину. На дверь обрушился удар, затем ещё один. Послышалось царапанье, как будто за дверью был не человек, а кошка или собака. Кирилл повернул ключ два раза и, выдернув его из скважины, отошёл к своей двери. Уже почти спокойно он достал свои ключи и вошёл в квартиру.
- Ты где был? - из комнаты выглянула Вика с сумкой в руках. - И чего такой мокрый?
- К Пашке ходил за ключами. А он дома, представляешь, - Кирилл посмотрел на Вику и наигранно улыбнулся. - Вернулся домой раньше времени.
- Что он сказал? - крикнула Вика, скрывшись в комнате.
- А ничего он не сказал, - ответил Кирилл, бросив целую кучу ключей на столик в прихожей, и прошёл в кухню. После пережитого страшно хотелось пить. - Укусить он меня попытался. Ключи от дачи я забрал, в прихожей висели. Жалко Пашку, хороший был мужик!
- И что теперь? Так его и оставим?
- А что ты предлагаешь? Выпустить его в подъезд? Или сходить прибить его молотком? - Кирилл начал открывать дверцы шкафов, понимая, что их отдых на даче может затянуться надолго, а может и навсегда.
Через полчаса они присели отдохнуть на горе сумок и пакетов. Вещей у Вики было немного, да и Кирилл не слишком обременял себя покупкой ненужного хлама. Он упаковал почти всё, включая батарейки, ноутбук и прочие мелочи. Вика взяла телефон, чтобы набрать очередное сообщение родителям. Сотовая связь начинала сильно глючить, но сообщения доходили стабильно.
- Что с родителями, выяснила? - Кирилл встал с горы вещей и прошёл к столу, вспомнив про ключи.
- Да, они сидят дома, у них почти всё спокойно, только новости плохие по телевизору доходят.
Родители Вики жили в соседней области в частном доме. Имелось и своё хозяйство, и погреб, и приличный огород. Плюс отец Вики был охотником, решительным мужиком, рукастым и сообразительным. Мать же всю свою жизнь посвятила дому, хозяйству и огороду, что не помешало ей ещё и воспитать двух дочерей и сына. Поэтому за них Вика была спокойна, кратко и обстоятельно рассказав в нескольких сообщениях обо всём, что происходит в стране с заражёнными.
Запиликал телефон. Кирилл взял его, послушал пару секунд, потом кивнул Вике.
- Севка у подъезда. Одеваемся, нам ещё сумки носить вверх-вниз. Не забыла, что на лестнице трое лежат?
Вика кивнула, внутренне содрогнувшись от того, что придётся ходить туда-сюда мимо трупов. Кирилл успокоил её несколькими словами.
- Сейчас спускаемся аккуратно, ты остаёшься укладывать вещи. А я буду носить сумки и пакеты. Запомни главное - дежурную версию для Севы. Мы едем на неделю отдохнуть, компания будет большая, поэтому так много вещей и еды. Он привык уже, много вопросов не задаст.
Спуск с вещами оказался таким же сложным, как и подъём пару часов назад. Оба были нагружены сумками, плюс лежащие под ногами трупы оптимизма не прибавляли. Выйдя на улицу, оба вздрогнули. В отдалении раздался громкий звук, весьма похожий на выстрел. Потом ещё один, немного ближе. Вокруг же по-прежнему не было заметно ни милиции, ни ещё кого-то из силовых структур. Редкие прохожие только испуганно оглядывались и ускоряли шаг.
- Ну, вы даёте! - присвистнул Савелий, молодой худощавый парень лет двадцати, рыжий и веснушчатый. - Привет, Кирилл! Опять культурно отдохнуть?
- Ага, причём не один, - Кирилл кивнул на девушку. - Вика пока поможет тебе вещи сложить, а я ещё сгоняю наверх пару раз. Народу много будет, вещей тоже получилось много.
- Ничего, всё поместится! - Сева, одетый в выцветшие джинсы и яркую футболку «гавайского» окраса, подмигнул Вике и пошёл открывать багажник. - Уедем в лучшем виде! Только спешить надо, а то с этой инфекцией встрянем в пробку какую-нибудь. Да и домой мне ещё возвращаться.
В несколько приёмов Кирилл перетащил все вещи в машину, старенькую «десятку» тёмно-синего цвета. Места осталось совсем мало, часть вещей пришлось положить на заднее сиденье. Вика кое-как втиснулась в машину рядом с сумками, когда Сева, закрывавший набитый вещами багажник, вдруг присвистнул.
- Смотрите, заражённый!
Из-за угла дома показался зомби. Пошатываясь и прихрамывая, он всё же достаточно быстро приближался. Кирилл за пару секунд прикинул, что вещей в квартире больше нет и дверь уже заперта. Пистолет так и лежал в кармане брюк, но демонстрировать его случайному человеку не хотелось. Поэтому он хлопнул водителя по плечу, тот закрыл багажник, и они залезли на передние сиденья. Мертвяк был уже почти рядом, когда машина заурчала двигателем и начала двигаться, выбираясь со двора.
На улице было почти пустынно, несмотря на тёплую погоду. Да и те люди, что были на улице, заставляли внимательно всматриваться в себя. И, как оказалось, правильно: несколько человек, попавшихся навстречу машине, ковыляли по улице той же самой неуклюжей походкой, а услышав близкий звук двигателя, поворачивались и шли следом. Машина неторопливо виляла по дворам и улочкам, приближаясь к выезду из города. Кирилл сразу предупредил Савелия, чтобы тот не лез на магистрали, на что тот только буркнул, мол «не учи учёного». Минут через сорок они вынырнули на объездную дорогу, которая почти сразу вывела их на развязку с пригородным шоссе.
На шоссе было достаточно многолюдно. В паре мест стояли экипажи гаишников, а в одном месте даже усиленные нарядом милиции. Вика заикнулась о том, чтобы остановиться и рассказать им всё, но Кирилл достаточно грубо одёрнул её. Не хватало только, чтобы их задержали, а потом отправили в отдел для подробной дачи показаний. Меньше всего ему хотелось, чтобы милиционеры заставили рассказывать о трупах в бизнес-центре и в собственном подъезде, да ещё и нашли в кармане табельный пистолет омоновца, из которого были застрелены трое заражённых. Сева аккуратно проехал мимо поста, встроился в поток автомашин, и вскоре городской пейзаж и промзоны уже уступили место пейзажу сельскому. Начался пригород, который через десяток минут должен был закончиться.
Через минуту после выезда из пригорода машина свернула с трассы на одно из ответвлений и остановилась. Савелий заглушил двигатель и даже вытащил ключи из замка зажигания. Кирилл недоумённо перевёл взгляд на водителя, но тот его успокоил.
- Машина немного перегружена, мотор греется. Сейчас чуть остынет, и дальше поедем.
- А с трассы-то зачем свернули? - Кирилл посмотрел наружу, где уже начала сгущаться темнота.
- Там машин много, ещё налетит на нас кто-нибудь в сумерках. Тут безопаснее, - Савелий вытащил сигарету и закурил. Кирилл отстегнул ремень, открыл дверь и уже успел выставить ноги наружу, когда услышал сзади окончание фразы водителя, - а если будешь хорошо себя вести, то даже живым останешься.
В спину Кириллу упёрлось что-то острое. На заднем сидении взвизгнула Вика.
- Зачем ты так, Сева? - Кирилл слегка повернулся, но тут же получил несильный тычок чем-то острым в спину. - Я же тебе заплачу, как договаривались.
- Заткнись! Видел, что творится на улице? Беспорядки, беготня. Трупы уже кое-где прямо на улице валяются. Никто вас и не хватится несколько дней. А мне ваш шмот и хавчик очень даже к месту. Да и с девочкой развлекусь!
Сева попытался перевести взгляд на притихшую Вику, но ему мешал ремень. Он немного отклонился в сторону, чтобы отстегнуть ремень, и ему пришлось переложить нож в другую руку. Кирилл, так и сидевший ногами наружу, дёрнулся вперёд и через секунду уже стоял на ногах.
- Ах, ты ж ...! - раздался крик изнутри.
Сева задёргался и сначала попытался зачем-то добраться до Вики, но через секунду всё же сообразил, что Кирилл опаснее девушки, так как может банально убежать и позвать на помощь. Ещё пару секунд Сева потратил на то, чтобы развернуться лицом к двери и выскочить наружу, сжимая нож. Вика успела нажать на кнопку своей двери, заблокировав её, но Савелий и не думал лезть к ней. Выскочив наружу, он бросился к Кириллу вокруг машины, не сразу разобрав в сгущающихся сумерках, что тот тянется к заднему карману. Этих нескольких секунд Кириллу вполне хватило, чтобы достать из кармана пистолет и снять его с предохранителя.
- Сюда иди, муд...! - Сева осёкся, когда, обогнув машину, оказался прямо перед Кириллом.
Пистолет смотрел ему прямо в живот. Кирилл мысленно сказал «спасибо» Олегу, коллеге Вики, за то, что успел дать пару наставлений в офисе. Сейчас, благодаря уроку Олега, ситуация складывалась не в пользу Севы.
- Да ты чего, я же пошутил! - паренёк выставил руки вперёд и замер.
Кирилл смотрел на его лицо, исказившееся в гримасе. Страшной смеси улыбки и ужаса. Мимо них проехал микроавтобус, за ним шёл гружёный самосвал, рыча мотором. Кирилл подождал пару секунд, пока самосвал не начал удаляться, и нажал на спуск. Выстрел получился не слишком громким. Пятящегося Севу откинуло назад, он упал на спину и скрючился на обочине, выронив нож. Кирилл подошёл к нему, пнул нож и присел рядом. Из кармана выцветших джинсов водителя он достал ключи от машины.
- Что ж так, Севка? - он с сожалением посмотрел в лицо водиле. - Ведь всего-то нужно было нас довезти!
- Да пошёл ты! Я тебя найду, ...! - матерящийся Сева слабел на глазах.
Кирилл поднялся и что есть силы пнул Севку в плечо. Тот перевернулся на другой бок и покатился с обочины в канаву.
- В другой раз, - задумчиво сказал Кирилл и обернулся.
Сзади стояла Вика, выбравшаяся из машины, и смотрела вслед водителю. Затем она подошла к Кириллу и обняла его. Он тоже попытался обнять девушку, но ему помешал пистолет, который он так и держал в руке, совсем забыв об оружии. Кирилл поставил пистолет на предохранитель и хотел засунуть его обратно в карман брюк, но резкое движение вдруг отдалось сильной болью в пояснице. Он охнул, скривившись.
- Что такое? - Вика отстранилась, когда Кирилл потянулся рукой к спине. Ладонь оказалась вся в крови. - Покажи!
Она нагнулась, силясь рассмотреть. Потом распрямилась и улыбнулась.
- Ничего страшного! Задел, наверное. Все раны неглубокие, скорее, царапины.
- Тогда поехали, нечего тут стоять! - Кирилл пошёл к водительскому месту. - А то ещё правда припрётся кто-нибудь!
Первым делом он накинул на спинку водительского сиденья свою куртку, чтобы не испачкать машину кровью. Затем, забравшись в машину, он пару минут привыкал к древней панели приборов, вспоминая курсы вождения. К счастью, он именно учился водить, а не купил права, поэтому много времени не понадобилось. Через несколько минут он вставил ключ в машину и завёл её, после чего включил ближний свет. Вика, пересевшая к нему на переднее сиденье, вдруг завизжала от неожиданности.
- Ты чего? - Кирилл поднял глаза от панели приборов и обомлел.
Прямо перед капотом, освещаемый ярким светом фар, стоял человек. Он был весь в пыли, под которой всё ещё угадывались яркая «гавайка» и рыжая шевелюра. Его одежда ниже груди вся пропиталась свежей кровью. Человек смотрел прямо в свет фар, и двое людей в салоне машины прекрасно видели его серые глаза, которые, казалось, заглядывали в самую душу, пробирая до костей. Кирилл перевёл рычаг на задний ход, и машина стала удаляться от стоящего зомби. Неуверенной походкой тот побрёл следом, как будто свет фар манил его, или он чувствовал, что там живые люди. Отъехав на пару десятков метров, Кирилл снова перевёл рычаг и вывернул руль влево. Машина стала описывать полукруг, разворачиваясь обратно на трассу. По лобовому стеклу неожиданно ударили две грязные ладони, оставив разводы, затем скользнули по боковому стеклу, отчего Вика снова взвизгнула, и исчезли. Кирилл выровнял машину и прибавил газу, взглянув в зеркало заднего вида. В опускающихся сумерках позади уже никого не было видно.

5.4. Квартира Алёны. День первый, «начало». Вторая половина дня.

- Давай хоть телевизор включим, - Алёна встала, взяла пульт, лежавший на тумбочке, и нажала кнопку.
Через пару секунд экран засветился, включившись на местном телеканале. Там шёл какой-то репортаж, на экране то и дело мелькало лицо одного из популярных городских репортёров. Он то поворачивался лицом к камере, проговаривая текст, то снова обращал свой взор к зданию, находящемуся у него за спиной. Позади него было здание местного управления милиции. Сновали люди в форме и в штатском, подъезжали и уезжали какие-то машины, в какой-то грузовик складывали коробки. Везде мелькали проблесковые маячки. Яркие вспышки синего и красного цвета создавали иллюзию чего-то нереального, как будто девушки смотрели не репортаж, а голливудский фильм.
- Сотрудники милиции не могут объяснить, что происходит, - вещал репортёр в камеру. - Или они не знают, или получили приказ не распространяться о причинах происходящего. Но мы сейчас попробуем всё же разузнать подробности!
Он решительно направился к одной из легковых машин, возле которой стояли два представителя закона с короткими автоматами, висящими на плечах. Те открыто курили, не обращая внимания на происходящее вокруг, и что-то обсуждали, причём их точки зрения явно расходились. Репортёр подошёл достаточно близко, когда оба заметили его. Вид работающей камеры явно не прибавил им хорошего настроения, один даже поправил на плече автомат. Репортёр сунул ему микрофон прямо под нос.
- Скажите, какова причина всего происходящего? - он, как и свойственно многим, берущим интервью, попытался прикинуться этаким «незнайкой». - Что происходит на улицах и почему бездействует милиция?
- Камеру убрал! - ближайший мужчина слегка махнул пальцами перед своим лицом, отчего микрофон чуть не вылетел из пальцев репортёра. - Пошли отсюда, пока не огребли!
- В обезьянник захотели? - вежливо поинтересовался второй, к которому повернулся репортёр, кое-как справившийся с микрофоном. - Сейчас устрою!
- Как вы считаете, скоро ли ситуация стабилизируется? - репортёр обратился к излюбленной манере сыпать вопросами, не давая ничего возразить в ответ. - Какие меры для этого будут предприняты?
- Вот прям сейчас и стабилизируется! - неожиданно улыбнулся второй.
В его глазах промелькнуло что-то нехорошее. Он сделал шаг в сторону камеры. Репортёр что-то заверещал, картинка на экране телевизора затряслась. Через полминуты изображение выровнялось, и в центре экрана снова появился репортёр.
- Как вы видите, нам не дают никаких комментариев по поводу происходящего! Милиция отказывается с нами говорить! - он был взъерошен, как будто пробежал сотню метров. - Единственное, что нам удалось узнать - это введение медиками карантина. Все выезды из города будут перекрыты, все авиа и железнодорожные рейсы отменены. Мы будем и дальше держать вас в курсе происходящего.
- Как отменены? - Катя вскочила с дивана. - Мне же домой надо! Родители ведь там!
Она вскочила и начала одеваться. Алёна наблюдала за ней с соседнего кресла. Катя взяла свою сумку, проверила, на месте ли кошелёк. Посмотрев на часы, она стала обуваться.
- Далеко собралась, Катька? - Алёна улыбнулась.
- На вокзал, билет покупать. Может, всё же успею уехать, - Катя остановилась в дверях.
- Подожди ты! Как ты собираешься мимо этих, - Алёна кивнула в сторону окна, - пройти? Ты видела, что там творится? Или уже забыла, что в магазине произошло?
- Ничего я не забыла! Пройду как-нибудь! - Катя взяла телефон с тумбочки, стоявшей у входа в квартиру. - Домой мне всё равно надо, родители там одни, я их не брошу.
- А если не сможешь уехать? Что делать будешь? Катька, давай так! - Алёна поняла, что остановить подругу всё равно не сможет. - Если не сможешь билет купить, то возвращайся сюда. Сможешь уехать - звони прямо из электрички. В любом случае, уедешь или нет, дай мне знать. Позвони, эсэмэску кинь. Чтобы я хоть знала, что с тобой!
- Сеть пропадает, - Катя закинула телефон в сумку, повесила её на плечо и шагнула за порог. - Я постараюсь сообщить с вокзала, - кивнула она и захлопнула входную дверь.
В подъезде было прохладно и тихо. Катя быстро спустилась вниз и приоткрыла подъездную дверь. Во дворе тоже было тихо, но не пусто. Несколько фигур застыли в разных углах двора, как будто о чём-то задумавшись. Катя толкнула дверь, которая с громким скрипом отворилась, и выскользнула наружу. Фигуры повернулись на громкий звук и неторопливо пошли к девушке, как будто заинтересовавшись источником звука. Катя закрыла подъездную дверь и быстрым шагом пошла к арке дома. Из арки донёсся громкий звук проехавшего автомобиля, который резко затормозил через несколько секунд, визжа покрышками. Зомби остановились, услышав громкий звук, но явно не поняли, откуда он донёсся. Катя успела почти дойти до арки, когда они снова дружно заторопились за девушкой, резко ускорившись. Катя почти выбежала в арку, оказавшись на улице.
Идти до автобусной остановки было недалеко, и даже отсюда было видно, что на ней стоит несколько человек. Это означало только одно, как ей уже успела объяснить Алёна. Автобуса давно не было, и девушка обрадовалась. Её обувь спокойно выдержала бы весь путь пешком от дома до вокзала, но девушка всё же решила дойти до остановки.
До остановочного павильончика оставалось совсем немного, когда на ближайшем из людей, стоявших под навесом, Катя заметила что-то красное. Второй человек был подозрительно серый, как будто валялся в пыли. До них оставалось совсем немного, когда дорогу Кате перегородил неизвестно откуда взявшийся внедорожник, выскочивший на тротуар и остановившийся прямо перед ней. Водитель высунулся из окна и замахал ей.
- Куда идёшь? Не видишь, что они мёртвые, что ли? Залезай!
Катя оглянулась. Люди уже повернулись к ней и пошли к внедорожнику, как будто приняли его за автобус. Один даже почти побежал вперёд, достаточно быстро приближаясь.
- Прыгай, говорю! - почти закричал водитель, мужчина лет пятидесяти в дорогом костюме.
Девушка заколебалась. Когда до ближайшего человека осталось около десяти метров, она решилась и залезла на переднее сидение, закрыв за собой тяжёлую дверь и прижав сумку к груди. Машина тут же тронулась с места. В стекло со стороны девушки вдруг ударились две ладони, перемазанные в пыли. Ногти заскребли по стеклу, но тут же исчезли - внедорожник, ускорившись, соскочил с тротуара на проезжую часть. Машина начала разгоняться. Катя вспомнила о ремне и пристегнулась, потом запоздало повернулась к водителю.
- Спасибо вам! Мне на вокзал надо, - она обратила внимание на то, что машина вовсе не рядовой «крузак», на каких гоняют любители «понтов». - Я вам заплачу за поездку!
- Какие деньги? - мужчина улыбнулся. - Довезу, мне как раз по пути. Куда собираешься-то? Вокзал перекрыть хотят, вряд ли уедешь.
- У меня родители дома остались, я с другого города. Озёрск, слышали, наверное? - мужчина кивнул, а Катя решила уточнить у него. - Откуда вы знаете, что вокзал закроют?
Мужчина не ответил, а только снова улыбнулся. Тогда Катя решила сменить тему.
- Вы сказали, что они мёртвые? Они же ходят!
- А ты сама их видела? - мужчина достал сигарету и приоткрыл окно. - Они искусаны, изодраны, кровь из них течёт. Да и данные уже есть, что они не живые на самом деле. Холодные они, как трупы, и боли не чувствуют.
- Да, я видела, как они кусаются, а потом укушенные тоже такими же становятся. Но ведь говорили, что это какое-то бешенство!
- Нет, не бешенство, - мужчина помотал головой. - Укушенные умирают, а не заражаются бешенством. Потом уже встают и идут кусать других. Классический мёртвый зомби, как у того самого Ромеро. Слышала про такого?
Ответить Катя не успела. Едущий по встречной полосе рейсовый микроавтобус «Газель» вдруг резко дёрнулся влево, перескочил разделительную полосу и оказался на их пути. Удар был таким сильным, что микроавтобус перевернуло на бок. Он заскользил по асфальту, рассыпая искры, и замер на обочине. Более устойчивый внедорожник развернуло поперёк движения, он встал поперёк полосы и заглох. Катю швырнуло сначала вперёд, от чего её спас ремень, а потом вбок, и она достаточно сильно ударилась плечом о дверь. Водитель не пострадал и только помотал головой, как будто отгоняя какое-то видение.
- Ты как? - он повернулся к девушке. Катя пожала плечами и тут же почувствовала боль в плече. - Тогда пойдём, посмотрим, чего там с ними.
Катя здоровой рукой отстегнула ремень и выбралась из машины. Обойдя внедорожник, она вслед за мужчиной направилась к микроавтобусу, стараясь не наступать на осколки стёкол от разбившихся фар внедорожника. «Газель» лежала на боку, половина стёкол в салоне была выбита, везде была кровь. Катя остановилась неподалёку, оглянувшись на Камаз, остановившийся неподалёку, водитель же полез в перевернувшуюся «Газель». Заглянув в водительское окно, он перешёл к пассажирской двери. Кате почудилось движение внутри утробы машины, хотя никаких звуков изнутри не доносилось. Мужчина с трудом распахнул дверь, и оттуда буквально вывалилась какая-то женщина. Она была мертва и вся в крови. Водитель заглянул в нутро машины и тут же отпрянул.
- Вот же...! - он отскочил от машины и потянул за собой Катю. - Пойдём отсюда!
- Им же помочь надо! Скорую вызвать! - Катя не хотела уходить.
С другой стороны дороги к лежащей машине приближался мужик-камазист, сзади остановилась ещё какая-то малолитражка.
- Пойдём, объясню! - водитель потащил её к внедорожнику. - Звони куда хочешь, но только не приближайся к ним. Они мертвы и скоро встанут. Один уже ворочается внутри, он аварию и спровоцировал, похоже. Водителя укусили в шею.
Говоря это, мужчина уселся за руль и попробовал снова завести мотор внедорожника, но двигатель молчал. Так и не достигнув успеха, мужчина несколько секунд подумал, явно что-то просчитывая, потом решительно вылез наружу. Захлопнув водительскую дверь, он открыл заднюю и стал собирать вещи, лежавшие в салоне. Повесив на себя сумку, рюкзак и взяв в каждую руку по спортивной сумке, он повернулся к Кате, стоявшей рядом.
- Слушай меня, девушка! Машина дальше не поедет, а я спешу. Так что я ухожу, а ты смотри внимательно. Эта дорога объездная, она ведёт прямо к вокзалу. Иди по ней, дойдёшь достаточно быстро. А может и подвезёт кто. Всё, прощай!
Он торопливо зашагал в сторону домов. Катя обернулась на лежащий микроавтобус и заметила, что тётка, выпавшая на асфальт, начинает шевелиться. Движение внутри микроавтобуса тоже стало активнее. Кто-то активно возил по уцелевшему стеклу окровавленными пальцами, будто прося о помощи или пытаясь найти выход. Камазист уже приблизился к автобусу, девушка с парнем из малолитражки тоже были совсем рядом. Сзади остановились ещё две легковых машины и ещё одна «Газель», на этот раз грузовая с тентом. Катя чётко представила себе, что сейчас будет. Перед глазами снова встала картина случившегося во дворе дома Алёны, посреди которого пару часов назад погиб человек. Она повернулась и побежала от перевёрнутой машины. Сзади донёсся какой-то возглас, потом вдруг раздался визг покрышек и рёв мотора. Катя, бежавшая по обочине дороги, обернулась. К ней приближалась та самая тентованная «Газель». Водитель был как будто напуган чем-то, но вёл машину уверенно. Катя тут же сообразила, что он едет в ту сторону, куда нужно ей, и замахала рукой. Плечо тут же снова отдало сильной болью.
Через пятнадцать минут она уже стояла на улице в двух перекрёстках от вокзала. Водитель, назвавшийся Евгением, довёз её до этого места, объяснив, что дальше к вокзалу сложное движение, и он может надолго застрять в пробке. Пояснив, как дойти до вокзала, он умчался куда-то на своём громыхающем автомобиле. Катя пошла дальше, в ту сторону, где находился железнодорожный вокзал. Людей вокруг становилось всё больше, но оптимизма это не прибавляло. Некоторые люди были со свежими бинтами. Пронеслась куда-то «скорая», потом промелькнули ещё пара легковушек. На улицах, примыкающих к вокзальной площади, было всё же малолюдно по сравнению с обычными днями. Выйдя на привокзальную площадь, Катя поняла, почему всё именно так.
На площади большим полукругом расположилась военная техника. Возле неё стояли вооружённые люди, внимательно посматривающие вокруг. Точно такие же фигуры в камуфляже стояли на виадуке, ведущем к перронам, и виднелись в дверях вокзала. Водители проезжающих машин, заметив оружие и военную технику, спешили поскорее убраться с площади.
Катя перешла площадь и прошла мимо солдат, стоявших в больших дверях. Её пропустили, лишь взгляд одного из солдат скользнул по её фигуре. Она не обратила на это никакого внимания. Подойдя к работающей кассе, она спросила у сидевшей там женщины об электричке до Озёрска. Та покачала головой и ткнула пальцем в объявление, написанное от руки, висевшее на стекле кассы. Оно гласило, что ближайшие рейсы отменены.
- Что же мне делать? - Катя растерялась.
- Ждите завтрашнего спецпоезда, - женщина пожала плечами.
Катя ещё больше растерялась и тут обратила внимание на второе объявление, которое гласило, что ввиду «особых обстоятельств» будут организованы несколько рейсов, на которых бесплатно смогут разъехаться все желающие. Внизу была приписка, что для посадки надо будет предъявить документ, подтверждающий «нужду проезда». Девушка ничего не поняла, но кассирша объяснила ей, что спецпоезда организованы военными. Они развезут только иногородних при предъявлении документа с адресом прописки или проживания. Катя обрадовалась, но оказалось, что сегодняшний рейс уже ушёл, а следующий поезд в нужном ей направлении будет завтра утром. Оставалось только ждать.

5.5. Павловск, дом Маши. Вечер первого дня.

« ... находимся в деловом центре нашего города, - вещал какой-то молодой репортёр с экрана маленького телевизора. - За нашими спинами один из самых больших офисных центров, Бизнес-сити. Именно здесь, как утверждают очевидцы, сегодня разыгралась страшная трагедия!
Камера приблизила офисное здание с большой парковкой. На первый взгляд, всё было нормально. На парковке было много машин, на этажах за стёклами было заметно движение. Было движение и возле входа в здание. Через застеклённые двери входили в здание и выходили из него какие-то люди. Через мгновение камера ещё приблизилась, взяв крупным планом центральные двери и машины с включёнными «мигалками» возле них. Выходящие через двери люди были все в крови, точно так же, как и застеклённые двери. В крови были и ближайшие машины, как будто кто-то пытался в них забраться. Несколько человек стояли неподвижно как заворожённые, уставившись на мигающие огни милицейских и медицинских машин. Другие заражённые зачем-то бродили по территории или входили и выходили сквозь двери.
- По нашим данным, - раздался фоном голос репортёра, - сюда были направлена группа омоновцев. Мы видим их машины, но их самих что-то не видно. Возможно, в здании ещё остаются живые люди. Мы попробуем это выяснить!
Его тираду прервал громкий крик. Камера дёрнулась, успев поймать что-то крупное, летевшее вниз из окна одного из верхних этажей. Заражённые задёргались, потом пошли на звук падения. Подошедшие первыми наклонились, как будто хотели внимательно рассмотреть выпавшего из окна человека или оказать ему первую помощь. Было плохо видно, картинку загораживали припаркованные автомобили.
- У нас уже есть данные, что заразившиеся люди целенаправленно преследуют здоровых, проявляя необоснованную и необъяснимую агрессию, - камера снова перевелась на репортёра. - Они преследуют людей, кусают их, пытаются нанести всевозможные увечья. Уже появились слухи о том, что люди не просто заболевают. Они умирают, а затем снова встают, чтобы нападать на живых людей. Кое-кто уже назвал заболевших популярным в литературе словом - зомби. Как бы то ни было, правда это или нет, ясно на данный момент только одно. Похоже, что здесь, в этом офисном здании в самом центре города, трагедия уже свершилась! Мы будем держать вас в курсе новостей. Оставайтесь с нами!»
- Как зомби? Почему они так говорят? - глаза Маши наполнились слезами. - Они просто заболели! Их лечить надо!
- Они говорят правду, Мария! - вошедший в кухню сосед был, казалось, чем-то озадачен. Глаза его были серьёзны. - Только что мне приятель позвонил. Это уже почти все знают. Они больше не люди, и это не просто бешенство или какое-то другое заболевание. Люди умирают, потом снова оживают. Почему так происходит, никто понять не может, но ожившие очень опасны. Они кусают тех, до кого могут добраться. Укушенные потом тоже умирают и становятся зомби. Уже поговаривают, что с укусом передаётся какой-то вирус.
- Так что, и мои родители тоже... - Катя не договорила. Из её глаз потекли слёзы.
- Да, Машенька, - дядя Витя подошёл к девочке и обнял её. Она только сильнее заплакала. - Твоих родителей больше нет. А то, что находится в вашей квартире сейчас, уже не люди. Это смертельно опасные ходячие трупы! Самое поганое, что почти все в нашей ночной смене были искусаны или исцарапаны. Многие не отвечают на звонки, к некоторым уже успели съездить домой. Практически все заразились и умерли. Ребята из дневной смены зашли в пару квартир, а там уже никого живых не было. Те, кто умерли, встали и перекусали всех своих родных. Представляете себе взрослого здорового мужчину, который вдруг стал бросаться на жену и детей?
- Не может этого быть! Не может, не может, - повторяла девочка. Её слова постоянно прерывались всхлипами.
Пожилой милиционер усадил её на табурет и сам сел рядом. Скоро девочка утихла и лишь иногда шмыгала носом. Андрей сидел тут же, на кухне, решительно не зная, что ему делать в такой ситуации. Дождавшись, пока девочка окончательно успокоится, сосед снова заговорил.
- Слушай меня, Маша, внимательно. Очень внимательно! Ситуация становится очень сложной, - он вздохнул, затем продолжил. - Полчаса назад мне позвонили. Объявлена эвакуация семей всего личного состава милиции, кто ещё уцелели, поэтому я уезжаю в пункт сбора. У меня есть бронь на всю семью, но они сейчас в Германии. Сомневаюсь, что они смогут вернуться, пока всё не наладится. И в счёт этой брони я забираю тебя с собой. Скажу в пункте сбора, что ты моя дочь и из всей семьи выжила только ты, и вопросов никто задавать не будет. Возражения не принимаются.
- А как же родители? - Маша дёрнула головой в сторону входной двери. - Я их не оставлю!
- Это не твои родители. Это два зомби, как бы тебе не хотелось обратного, – возразил сосед. Девочка снова поникла после его слов. - Мы оставим их здесь, в запертой квартире. Это самое безопасное и разумное, что мы можем сделать. Вот скажи мне, ты хочешь, чтобы они, к примеру, вышли из квартиры, начали кусать и заражать других людей?
Девочка мотнула головой.
- Вот поэтому они останутся за запертой дверью. А дальше слушай мою команду! – слегка повысил голос сосед. Маша и Андрей уставились на него. - Ты едешь со мной, но вещей у тебя нет. Поэтому сейчас мы берём все сумки и мешки, которые сможем найти, и начинаем паковать вещи. И запомни, Мария, теперь вещи моей дочери - твои. Бери всё, не стесняясь. Потом упакуем еду и всё остальное. Моя «девятка» во дворе стоит, на ней и уедем.
Он решительно поднялся с табуретки и повёл Машу в соседнюю комнату. Оставив её там и попросив торопиться, он открыл дверь в коридорчике и практически исчез в тёмной кладовой. Вскоре он появился снова, вытащив целый ворох клетчатых сумок «мечта челнока».
- Отнеси ей пару сумок и возвращайся! - он протянул Андрею две больших сумки. - Для тебя тоже работа есть!
Андрей кинулся в соседнюю комнату, где Маша уже с деловым видом рассортировывала одежду. Она кивнула Андрею, благодаря его за сумки, и он торопливо пошёл обратно. В кухне сосед дал ему ещё одну сумку среднего размера и указал на холодильник.
- Складывай в эту сумку продукты. В самый низ клади вот из этих ящиков, а наверх кидай скоропортящиеся. Понял? А я пойду свои вещи запихаю в сумки.
Он вышел с ещё тремя или четырьмя сумками. Андрей аккуратно сложил в сумку консервы, крупы и макароны, опустошив ящик стола. Потом вытащил всё из холодильника и тоже запихал в сумку. В ней ещё осталось немного места, и он принялся складывать в сумку посуду. Ложки, миски, пару железных кружек. Места как раз хватило, чтобы запихать сверху булку хлеба и пачку соли. Он закрыл сумку и попробовал её поднять. Она оказалась достаточно тяжёлой.
Через несколько минут в коридоре что-то бухнуло об пол. Потом ещё раз. Пёс, вертящийся у него под ногами, навострил уши. В кухню вошёл сосед и вытер со лба пот.
- Управился, наконец! - он подмигнул Андрею. - Пойдём, посмотрим, как там твоя подруга управляется.
Они постучались в закрытую дверь и, дождавшись разрешения, вошли внутрь. Пёс тоже протиснулся внутрь комнаты, не пожелав оставаться один. Девочка уже переоделась в какой-то спортивный костюм и кроссовки. Возле двери стояли две набитых битком сумки. На кровати оставался ворох юбок, блузок и прочего.
- Взяла самое нужное, остальное не влезает. Да и лишнее будет, как мне кажется! - она неловко улыбнулась. - Я уже почти готова.
Милиционер взял её сумки, вынес и поставил в коридоре к своим. Быстро пересчитал. Получилось семь сумок. Он задумчиво почесал затылок.
- Боитесь, что в машину не влезет? - спросил парень. Милиционер помотал головой.
- Нет, я думаю, как теперь это всё нести. В подъезде опасно, во дворе тоже. Сложно получается!
Он подумал пару минут, потом решительно понёс сумки к одному из окон и начал громоздить их на подоконнике. Андрей ему помог, и скоро возле закрытого окна образовалась целая куча.
- Вот как поступим! - обвёл их взглядом дядя Витя. Молодые люди повернулись к нему, и даже пёс притих. - Открываете окно и ждёте меня. Я подъеду, махну вам. Кидаете мне все сумки, я их ловлю и гружу в машину. Потом возвращаюсь сюда, и выходим все вместе. Понятно?
Маша кивнула, Андрей тоже. Милиционер оделся и вышел из квартиры, зазвенев ключами. Ребята замерли возле распахнутого окна. Через несколько секунд в подъезде раздался громкий хлопок. От неожиданности пёс гавкнул, девочка подскочила. Андрей обернулся от подоконника в сторону закрытой двери. Через пару минут ещё два хлопка раздались уже из открытого окна. Андрей смотрел во все глаза, пытаясь не просмотреть машину. Минуту спустя из-за угла вырулила бежевая «девятка» и остановилась. Из-за руля вышел сосед и посмотрел по сторонам, потом наверх.
Андрей кивнул ему и начал поднимать на подоконник сумки одну за другой. Через пару минут возле подоконника стало пусто. Андрей высунулся из окна и скрестил руки, помаячив соседу. Тот кивнул и снова полез за руль. Машина тронулась и исчезла всё за тем же углом дома. Андрей закрыл окно и стал ждать.
Через несколько минут послышалось звяканье ключей в замке. Андрей опомнился и потащил Машу к входной двери. Одевшись, они повернулись к терпеливо ждавшему их соседу.
- Теперь самое трудное, ребята, - дядя Витя оглядел всех троих, включая пса. - Выходим все вместе, вперёд меня не бегите. Пса с поводка не спускай и лаять ему не давай. В подъезде лежит человек. Он уже мёртвый, совсем мёртвый, не бойтесь. Во дворе тоже вроде бы тихо, машина возле самого подъезда стоит. Готовы?
Андрей пристегнул Рэма на поводок. Сосед отомкнул дверь и вышел на площадку. Подростки вышли за ним, хотя пёс и вёл себя странно. То норовил куда-нибудь спрятаться, то рвался вперёд или обратно в квартиру, и всё время жался к ногам. Сосед прислушивался пару секунд, потом закрыл свою дверь и стал спускаться вниз. Маша шла за ним, взглянув ещё раз на дверь квартиры, за которой оставалась её семья. Последним шёл Андрей, торопящийся увести её хотя бы с этажа, чтобы отвлечь от мыслей о родителях. Двумя этажами ниже им пришлось пройти мимо лежащего в неестественной позе молодого мужчины, окровавленного и изодранного. Они вышли из подъезда, когда милиционер вдруг остановил их. В руке его мелькнул пистолет. Он твёрдым шагом пошёл к своей машине, возле которой стоял какой-то парнишка в джинсах и курточке.
- Закройте уши! - вдруг крикнул им сосед, обернувшись.
Они прижали ладони к ушам. Раздался выстрел. Парнишка упал с простреленной головой.
- Быстрее, а то ещё набегут! - махнул им сосед.
Андрей опомнился первым. Он схватил замершую на месте Машу и повёл к машине. В другой руке он крепко держал поводок, таща упирающегося пса за собой. Пробегая мимо застреленного, он невольно глянул парнишке в лицо. В его замерших серо-стальных глазах была какая-то тоска, а открытый рот и зубы, перемазанные чем-то красным, вызывали рвотный рефлекс. Андрей первым подбежал к машине, весь багажник и задние сиденья которой были забиты сумками. Открыв дверь, он хотел запихнуть туда девочку, которая вдруг повисла у него на шее.
- Я не поеду без тебя! - она почти кричала, прижимаясь к Андрею.
Паренёк испуганно оглянулся, но рядом никого не было. Тогда он не без труда расцепил её руки и силой запихнул в машину. Там её поймал сосед, пристегнув ремнём. Андрей захлопнул дверь, которую сосед тут же заблокировал изнутри. Маша рвалась наружу, била ладонями по стеклу. По её щекам текли слёзы. Она переводила взгляд с Андрея на окна своей квартиры и обратно.
- Знаешь что, парень, - сосед снова вылез из машины. – Садись-ка на заднее сиденье. Я тебя до дома довезу, да и Мария немного успокоится.
Андрей дёрнул поводок и оббежал машину, оказавшись возле него. Милиционер уже открыл пассажирскую дверь и копошился на заднем сиденье, утрамбовывая вещи и запихивая часть в багажник. Освободив часть сиденья, он вылез и кивнул пареньку, стоявшему рядом. Подросток залез внутрь, прижавшись к вещам. Дёрнув за поводок, он затащил внутрь Рэма, который с трудом уселся на пол. Дядя Витя, убедившись, что всё в порядке, захлопнул за ними дверь и уселся за руль машины. Маша, повернувшись, насколько ей позволял тугой ремень, протянула руку к пареньку. Андрей взял её руку в свою и не отпускал до самого дома. Подросток внимательно смотрел по сторонам, показывая дорогу мужчине, который явно спешил уехать в то место, где его ждали сослуживцы.
- Вот тут, второй подъезд! – показал Андрей на один из домов, когда машина свернула во двор.
«Девятка», проехав ещё несколько метров, остановилась, и парень с собакой выбрались наружу. Псу явно понравилась поездка, он был возбуждён и прыгал вокруг хозяина. Мужчина не стал выходить, а только приоткрыл окно.
- Спасибо тебе, Андрей! – он кивнул парню. – Прощаться не будем, вдруг ещё всё уляжется. Беги домой и до свидания!
- До свидания, - кивнул подросток и, наклонившись к окну и заглянув внутрь, махнул Маше.
Девочка испуганно смотрела на него, но сосед уже закрывал окно. Стоя посреди двора, паренёк смотрел, как машина, описав полукруг, выехала из двора. Обведя взглядом двор, он заметил открывшуюся дверь соседнего подъезда и человека, вышедшего оттуда. Выяснять, живой человек или нет, желания не было. Андрей скомандовал псу держаться рядом и быстрым шагом пошёл, иногда переходя на бег, к своему подъезду. Рэм, оглядываясь по сторонам, бежал рядом с хозяином.

5.6. Центр города. Вечер, день первый.

Вышедший из квартиры Артур был озадачен. Большая квартира, где они жили с отцом, мачехой и её отпрыском, оказалась пустой. В самом прямом смысле этого слова. Отец побывал в ней, очевидно, сегодня днём или даже утром. Он, как и обещал сыну по телефону, собрал не только одежду и личные вещи, но и опустошил сейф с оружием и деньгами. Не было и ключей от машин.
Он спустился в подземный гараж. Обойдя его весь, он с удивлением обнаружил, что на месте нет обеих машин отца. Не было ни «Патфайндера», ни «ауди». Внедорожник взял отец, уехав на нём утром на работу. Куда делся седан представительского класса - оставалось только гадать. Артур погрузил в багажник две сумки, в которые собрал вещи, остававшиеся в квартире. Сев за руль своей «тойоты», он задумался. Он проверил почти все места в этой части города, оставались пара офисов деловых партнёров отца и ещё одна квартира. Про неё не знал никто, потому что оформлена она была на подставного человека. В ней отец время от времени «отдыхал от дел». Находилась она в другом конце города, как и офисы обеих фирм, которые надо было проверить.
Артур ещё раз набрал оба номера телефонов отца, но там ожидаемо никто не ответил. Тогда он выехал из подземного гаража и направился на объездную дорогу, чтобы как можно быстрее попасть в соседний район города. На неё удалось выскочить достаточно быстро, но там движение замедлилось. Машин было достаточно много, как и аварий. В одном месте сразу несколько повреждённых автомобилей стояли, перегородив полосу движения. Машины одна за другой втискивались на две оставшиеся полосы. Отовсюду слышались крики и бибиканье.
Взгляд Артура упал на карту, лежавшую рядом. Он вдруг понял, что квартира приятеля его сводного брата находится совсем рядом. Нужно было проехать буквально пару перекрёстков. Вывернув руль вправо, он протиснулся на первую полосу перед каким-то старым «Опелем» и свернул на боковую улицу. Нужный дом он нашёл достаточно быстро. Во дворе было достаточно людно - сразу в несколько машин грузили вещи какие-то люди, по виду - семьи с детьми. Артур почти бегом поднялся на нужный этаж, пару раз затормозив на лестнице. Первый - когда в нос ему ударил слабый запах какой-то химии, и второй - когда в отдалении прозвучали несколько выстрелов. Стреляли одиночными, выстрелы были гулкими, как из охотничьего ружья. Арчи нашёл нужную квартиру и затарабанил в дверь, потому что звонок не работал. За дверью послышались шаги.
- Кто там? - спросил женский голос из-за двери.
- Мне нужен Паша, он приятель Валеры! - ответил молодой человек.
Дверь открылась, щёлкнув замком, и Арчи шагнул внутрь. В прихожей стояли женщина, обеспокоенно глядящая на него, и мужчина лет сорока. Артур притворил за собой дверь, но закрывать замок не стал.
- Я его сводный брат, - Артур старался говорить спокойно. - Моя мачеха вам сегодня уже звонила.
- Да, - кивнул мужчина ему в ответ. Женщина промолчала. - Я ей сказал, что их нет. Ушли ещё утром. Школу их распустили на карантин. Пять человек их было, в «Атлантику» собирались. Нет их что-то, мы и сами беспокоимся. Я был возле Атлантики. Центр закрыт, возле него ребят не было. Где ещё они могут быть, не представляем. Мы все телефоны уже оборвали, всем одноклассникам звонили. Правда, нам мало кто ответил.
- На улице ведь вон что творится! - женщина шагнула к Артуру и заглянула ему в глаза. - В новостях тоже ужасы рассказывают.
- Они сразу туда собирались? - Артур немного отстранился от неё.
- Нет! - встрепенулась та. - Они собирались за девчонками зайти! Это их одноклассницы.
- Мы звонили туда, но связь рвётся, - добавил мужчина. - Такое ощущение, что там весь район без связи остался. У меня там же друг живёт, с ним тоже связи нет. Как будто все линии сразу оборваны.
- Адрес знаете? - Артур задумчиво почесал подбородок, не слишком надеясь на ответ. Но женщина тут же назвала адрес. - Попробую там поискать.
- Найдите их, пожалуйста! - женщина снова сделал шаг к Артуру.
- Я поищу, но обещать ничего не могу! Сам в таком же положении, как и вы, - Артур пожал плечами.
Попрощавшись, он вышел из подъезда. Сев в машину, он развернул карту и изучил дорогу до нового адреса. Уже выезжая со двора, он услышал громкий ритмичный звук где-то далеко. Не распознать очередь из автоматического оружия было сложно. Через несколько секунд раздалась ещё одна. Артур выехал со двора, оставив громкие звуки где-то позади.
Нужный двор он нашёл очень быстро, как и сам дом. Поставив машину на парковку прямо напротив подъездной двери, он поднялся на лифте до нужного этажа. Открыли ему достаточно быстро. Отомкнувший дверь паренёк выглядел испуганным.
- Мне Паша нужен или Валера! - вместо приветствия сказал Арчи.
Паренёк отступил назад, и Артур вошёл внутрь. Сзади паренька толпились ещё несколько молодых людей и девчонок. Один из них, худой, со встрёпанными волосами и ярко одетый, тут же шагнул вперёд.
- Артур, ты как меня нашёл? - он хотел было обнять парня, но Арчи остановил его.
- Ты какого лешего тут делаешь? Тебя мать потеряла! Почему на звонки не отвечаешь? - забросал он вопросами подростка.
Тот только пожал плечами.
- Связи нет во всём районе, сотовая сеть перегружена. Даже сообщения не отправляются. А выйти мы не можем!
- Это ещё почему? - Арчи недоумённо обвёл глазами стайку притихших подростков. - Собирайся, поехали!
- Мы не можем выйти, там же эти! - Павлик кивнул в сторону окна.
- Кто? - нахмурился Артур.
- Ну, эти, заболевшие! По подъезду ходят. Мы из-за них тут застряли, - Паша кивнул головой на своих приятелей.
- Я только что шёл, никого не встретил! Да, кто тут Валера?
В ответ на вопрос руку несмело поднял один из парней, кудрявый, невысокого роста.
- Ты тоже одевайся! - кивнул Артур.
- Зачем? - насупился тот и отступил на пару шагов.
- Затем, что я у вас был, когда Пашу искал. Тебя родители ждут! - паренёк обрадованно улыбнулся. - Они оба дома, я только что оттуда. Собирайся, говорю, нам по пути!
- А мы? - вдруг произнесла одна из девчонок.
Артур обвёл их глазами. В квартире, кроме Паши и Валеры, были ещё два молодых человека и три девочки. Все пятеро выглядели испуганными и растерянными. Артур пожал плечами.
- Можете ждать тут, пока за вами не приедет кто-нибудь! Ну, или можете с нами уйти. Но предупреждаю сразу - я никого не повезу! Вышли из подъезда и разбежались по домам. Я не спасательная группа и не такси.
- Нас же укусить могут! - подал голос один из парней, высокий, со смазливым лицом, к которому всё время жалась одна из девчонок.
- Всё, что я могу вам посоветовать, если не пойдёте с нами сейчас, - Артур слегка повысил голос, покосившись на Павлика с Валерой, которые уже были одеты и стояли за его спиной, - следить за нами из окна. Мы выйдем из подъезда и помашем вам, если в подъезде никого нет. Тогда и вы сможете выйти.
- Хорошо! Спасибо! - вразнобой ответили подростки.
Идти вместе с Арчи никто не решился. По крайней мере, никто не бросился одеваться или обуваться.
- На выход! - Арчи толкнул обоих подростков в сторону двери.
Они уже вышли на площадку и закрыли дверь, когда Валера обернулся к парню.
- Слушай, просьба есть!
Артур замедлил шаг. Паша тоже замер, успев сделать всего один шаг вниз по лестнице.
- Возьми одну девчонку, пожалуйста! - несмело попросил Валера. - Она моя подруга! Довези нас до моей квартиры и всё, честно! Если надо, она ко мне на колени сядет!
Артуру стало жалко этого паренька, которого он едва знал. Нащупав в кармане куртки пистолет, он кивнул.
- У тебя одна минута. Потом мы уходим, с вами или без вас.
Паренёк заскочил обратно в квартиру. Оттуда послышались взволнованные голоса, причём громче всех горланил именно Валера. Прошла почти минута, прежде чем дверь открылась. Из квартиры Валера вывел одну из девчонок, растрёпанную, но обутую и одетую. Изнутри квартиры продолжал доноситься гвалт.
- Пошли, Лена! - Валера тащил девчонку, которая шла неуверенно, постоянно оглядываясь на дверь.
Артур, сразу поняв причину её неуверенности, шагнул к двери и захлопнул её. Голоса практически сразу затихли за дверью.
- Всё, спускаемся! - Артур шагнул к лестнице и, растолкав подростков, быстро пошёл вниз.
Стараясь не шуметь и следя, чтобы никто не отставал, он спускался вниз по лестнице. Через пару пролётов они притормозили, чтобы оглядеть двор из подъездного окна, и Валера оказался рядом с молодым человеком.
- Представляешь, они там, - он ткнул пальцем наверх, в сторону оставленной квартиры, - уже успели договориться сидеть и ждать. Не ходить никуда, даже если мы выйдем на улицу! И девчонок не хотели выпускать!
Артур только хмыкнул. Он приказал всем молчать и повёл их вниз. Возле подъездной двери он остановился и осторожно выглянул на улицу. Возле машины никого не было. Мимо прошли пара человек, явно куда-то спешащие - двор был проходной. Он махнул рукой и вышел на улицу. Быстрым шагом подойдя к машине, они остановились. Подростки изо всех сил замахали, как будто с кем-то прощаясь. В одном из окон Артур разглядел несколько лиц, внимательно следящих за ними.
- Всё, садитесь! - прикрикнул Арчи.
Подростки без слов сразу же запрыгнули в машину. Артур глянул ещё раз на окно и тоже сел в машину. Выезжая из двора, он снова услышал пару выстрелов. Звук был таким громким, как будто стреляли в соседнем дворе. Девочка дёрнулась, Валера прижал её к себе. Артур ускорился и погнал машину обратно, к дому Валеры. Через пятнадцать минут они уже подъехали к дому Пашиного приятеля. Возле подъезда Артур остановился и высадил своих пассажиров. Кивнув в ответ на благодарности паренька и его спутницы, он взял курс обратно к перекрёстку.
- Как думаешь, они пойдут за нами? - заговорил молчавший всю дорогу Паша. - Или в квартире останутся?
- Не знаю и знать не хочу! - Арчи тряхнул головой. - Кстати, карту достань, ты на ней сидишь!
- А чего на ней? - подросток засуетился на сиденье и вгляделся в извлечённую карту, которую успел помять. - Важное что-то?
- Отца дома нет! - Артур вглядывался в дорогу, стараясь никого не зацепить. - А это места отмечены, где он может быть!
- Может, на работе задержался? - Павлик внимательно рассматривал карту, как будто пытаясь что-то запомнить.
- Ты умный выискался, что ли? Остальные тупые, наверное? - Артур едва сдержался, чтобы не заехать сводному брату кулаком.
Запиликал звонкой трелью телефон, лежащий на приборной панели. Артур схватил его, надеясь увидеть слово «отец» на экране. Но это оказался один из его друзей, университетский одногруппник Арчи. Один из тех близких друзей, которые подают большие надежды, с которыми вместе с самого первого курса, и которые даже иногда бывают у вас дома.
- Арчи, здорово! - почти закричала трубка. Артур скривился, убавил громкость и ответил на приветствие. - Кое-как дозвонился, связь косячит всё время! Слушай, я тут чего отвлекаю-то. Проезжал сейчас по объездной, а там внедорожник в аварию попал. Он в микроавтобус врезался и на бок его уронил! У твоего отца же «Патфайндер» вроде?
- Да, «ниссан» у него! Ты номер машины не запомнил? Говори адрес, где это было? - Артур сбавил скорость. Записав адрес и пожелав удачи, он попрощался. - Ищи адрес на карте!
- Знаешь, почему мы выбраться не могли? - Паша водил пальцем по карте, выискивая нужный адрес. - По новостям сказали, что это не просто заразившиеся. Это зомби, они мёртвые уже! И в Интернете то же самое говорят.
- Верь больше тому, что пишут в Интернете! - усмехнулся Арчи.
Павлик поднял на него глаза.
- Честное слово! В столице уже военное положение ввели! Там стреляют уже! Ты же сам уже видел наверняка этих заражённых. Они искусанные и окровавленные. Обычный человек уже сознание бы потерял давно, а они ходят, как будто ничего не чувствуют!
- Вот с этого места поподробнее! - молодой человек глянул на подростка. - Особенно про стрельбу.
- Я же говорю тебе! - горячился Паша. - Передали по федеральному каналу, что заражённые мёртвые. Сказали, чтобы к ним не приближались и не пытались помочь, а то укусят. А по нашему местному каналу передача была, там прямо сказали, чтобы защищались всеми возможными способами!
- Стрелять в них, что ли? - Артур недоуменно глянул на брата. Где-то вдалеке раздался выстрел, как будто подтверждая слова Павлика. - Так это люди в заражённых стреляют, что ли?
- И милиция стреляет! - кивнул Паша, снова оторвавшись от карты. - Их всех на улицы выгнали, чтобы порядок поддерживать. А в столице даже военными усилили!
Ехать к месту аварии оказалось не слишком близко, но адрес был по пути к офисам, расположенным в другой части города. Через пятнадцать минут оба заметили впереди очередную пробку. По проезжей части бегали люди, сигналили машины. Вперёд протиснулась машина «скорой помощи», моргая «люстрой». Артур хотел пристроиться за ней, когда заметил впереди целую толпу людей. Те как будто пытались кого-то разнять. Мелькали руки и ноги, кто-то кричал, кто-то кого-то оттаскивал. Артур тут же свернул в ответвление дороги и остановился возле какой-то неработающей станции шиномонтажа.
- Сиди тут, я быстро! - он отстегнул ремень и уже машинально хлопнул себя по куртке, убедившись, что «глок» на месте.
- Чего там? Ты куда? - засуетился Паша.
- Я тебе повторяю! Сиди тут, не рыпайся, я скоро вернусь! - засунувшись в машину, почти прорычал молодой человек. - Закройся изнутри и без самодеятельности!
Павлик не нашёл, что ответить. Артур быстрым шагом пошёл к началу пробки, растянувшейся на сотню метров. При приближении к ней из-за корпусов стоящих машин стал виден силуэт внедорожника, стоящего поперёк полосы. На противоположной стороне лежал на боку белый микроавтобус производства отечественного автопрома. Однако, основная масса людей была почему-то немного в стороне от места аварии. Люди пробирались между стоящих в пробке и на обочинах машин, толклись там, кого-то успокаивали. Артур всмотрелся, но отца среди людей не увидел. Не заметить того было достаточно сложно из-за почти двухметрового роста. Не оглядываясь больше на людей и приближающуюся понемногу «скорую», он направился прямо к внедорожнику.
Уже с расстояния двадцати метров стало понятно, что машина отца серьёзно пострадала в аварии. Двери «ниссана» были закрыты, но оказались не заперты. Крови вокруг машины и в салоне не было. Артур быстро залез в салон и принялся осматриваться. Документов на машину он не нашёл. Обоих мобильников в бардачке тоже не было. Похоже, что отец забрал оба телефона с собой. Сзади тоже не было никаких вещей или сумок. Артур повернулся, чтобы вылезти из машины и чуть не заорал от ужаса. В двух шагах от машины он увидел человека. Его лицо было искусано, вся одежда разорвана. Он уверенным шагом шёл к Артуру и через пару шагов уже вцепился грязными пальцами в приоткрытую дверцу машины. Всё, что успел сделать молодой человек - упасть спиной на водительское сиденье, оттолкнув от себя ногами приближающегося человека. Тот отшатнулся и чуть не потерял равновесие, сделав шаг назад. Этого времени молодому человеку хватило, чтобы вскочить с сиденья, залезть в салон внедорожника и захлопнуть тяжёлую дверь, потянув её на себя. Успевшего ухватиться за ручку двери мертвяка бросило вперёд, и он буквально впечатался окровавленной мордой в стекло машины. Артур заглянул в глаза человека и почувствовал холод в затылке. Глаза заражённого, возившего пальцами по стеклу, были неживыми. Сине-серые со стальным оттенком, они, казалось, глядели прямо в душу и веяло из них такой злобой, что Артур на миг окаменел. Очнулся он через секунду, когда мертвец ударил обеими ладонями по стеклу, оставив на нём отпечатки кровавых ладоней. Перескочив на соседнее сиденье, он открыл пассажирскую дверь и выбрался наружу. Через секунду по ту сторону капота появилась уставившаяся на него окровавленная морда, и зомби навалился грудью на внедорожник. Его руки тянулись к Артуру, как будто зомби хотел дотянуться до него через капот машины. Через пару секунд зомби как будто опомнился, встал и вдруг пошёл вокруг машины, обходя её спереди. Артур инстинктивно отступил на шаг и почувствовал на себе чьи-то пальцы. Его спас испуг, испытанный пару секунд назад. Он дёрнулся в сторону, сделал пару шагов и тут же оглянулся. Сзади него стояли ещё двое, причём вид обоих не оставлял сомнений в том, что они уже мертвы. Один из них, молодой мужчина, хромал, наступая на обрубок ступни. У другого мёртвого, немолодой женщины, обе руки были переломаны и висели как плети, вдоль тела. Оба еле передвигались, поэтому не смогли сразу схватить молодого человека со спины.
Артур оббежал их по большой дуге и побежал в сторону машин, где было много людей. До них было всего десять-пятнадцать метров. Там по-прежнему была какая-то толчея, как будто дрались сразу несколько человек. Арчи побежал к ним, но на полпути вдруг увидел, что несколько ближайших человек одновременно повернулись к нему. Артур успел рассмотреть лица только двоих. Оба были вымазаны в чём-то красном, как будто съели по упаковке кетчупа на скорость без помощи рук. Не успевая затормозить, молодой человек вытянул вперёд ногу и пнул ближайшего. Тот упал навзничь, а Артур бросился в сторону. Оглянувшись через плечо, он заметил, что от «ниссана» в его сторону приближаются все три мертвяка. Он ускорился и, перескочив разделительный барьер, понёсся к автомастерской.
Его машина была на месте там, где он её оставил десять минут назад. Арчи заскочил в машину и заблокировал дверь. Сквозь стекло он наблюдал, как в полусотне метров от него остановились несколько зомби, потерявших его из виду. Немного потоптавшись на месте, они торопливо направились обратно к дороге, откуда всё ещё слышались громкие крики.
- Что там? - Павлик оторвался от карты. - Нашёл?
Артур кивнул. Говорить не было сил. В его мозгу, казалось, навсегда поселился ужас от смерти, которая посмотрела на него глазами мертвяка. Артур ещё несколько секунд посидел, переводя дыхание, потом завёл машину и поехал через двор на соседнюю улицу. Проехав пару перекрёстков и вырулив снова на объездную уже в другом месте, далеко от места аварии, он, наконец, заговорил.
- Там машина отца. «Патфайндер», - он говорил отрывками, как будто только что пробежал пару километров. - Он в аварию попал. В машине пусто. Крови нет. Он ушёл, всё забрал. Значит, с ним всё в порядке. Едем искать дальше.
Достаточно быстро они проверили оба офиса деловых партнёров отца. В обоих местах охранники ответили, что отца здесь нет. Сами офисы были уже закрыты, последние задержавшиеся работники расходились по домам. Оставалась только тайная квартира отца.
Не рассказывая Паше о самой квартире, Арчи назвал тому адрес, и они достаточно быстро нашли проезд к дому старой постройки. Стоявший среди своих близнецов, дом ничем среди них не выделялся, кроме номера. Заехав во двор, Арчи быстро нашёл место, чтобы оставить автомобиль. Заглушив мотор, он остался сидеть в машине, и ещё минуту оба парня некоторое время осматривали двор. Ничего необычного не происходило. Прошли несколько человек, потом какая-то семья загрузила вещи в автомобиль и уехала. Если бы не выстрелы, раздавшиеся вдали, можно было бы подумать, что всё в порядке. Вот только проходящие мимо люди выглядели слишком дёрганными, съёживались при звуках выстрелов и ускоряли шаг. А все члены семьи, уехавшие на машине, были явно испуганы и постоянно оглядывались вокруг.
Артур вышел из машины, в очередной раз сказав Павлику сидеть внутри и заблокировать все двери, а сам быстрым шагом направился к нужному подъезду. Дверь оказалась достаточно новой, с домофоном и электрозамком, который, правда, уже не работал. Молодой человек прислушался и стал быстро подниматься по лестнице, внимательно смотря на таблички с номерами квартир.
Нужная дверь оказалась на предпоследнем этаже. Приличная железная дверь, похожая на те, что ставят на входных дверях многих офисов. Артур поискал глазами звонок. Кнопка оказалась слева от двери. В ответ на нажатие из квартиры донеслась мелодия. Нажав кнопку ещё несколько раз и не дождавшись ответа, Артур постучал по двери. После третьего стука он опустил руку вниз и случайно коснулся дверной ручки. К его удивлению, ручка легко опустилась вниз и замок щёлкнул.
- Отец! – позвал молодой человек, переступив порог квартиры и прикрыв за собой дверь.
Немного подождав, он позвал ещё раз, но ответа так и не последовало. Артур закрыл за собой дверь, проверив, что она по-прежнему открывается нажатием ручки, и пошёл вглубь квартиры.
Сразу за прихожей был коридор, в который выходило несколько дверей. Они вели в санузел, ванную комнату и две жилых. Оканчивался коридор ещё одной дверью, на этот раз стеклянной, ведущей на кухню. Арчи толкнул дверь туалета, потом поступил так же с дверью ванной комнаты. В нос ему ударил какой-то странный запах. Он сделал шаг назад и включил свет.
Это была обычная ванная комната. Раковина, ванная, стиральная машинка в углу. Полочка на стене для туалетных принадлежностей и зеркало над раковиной. Внимание Артура привлекла раковина. Она была вымазана кровью, как будто кто-то пытался вымыть руки. Брызги крови были и на полу и даже на стене. В самой ванной лежало что-то тёмное.
Артур вышел из комнаты, чтобы перевести дух, и достал пистолет. «Глок» уже почти привычно лёг в руку, и Артур приблизился к ванной. Вглядевшись в тёмное пятно, он облегчённо выдохнул. Тёмная непонятная куча оказалась всего-навсего грудой одежды, которую кто-то в спешке снял с себя и оставил там лежать. Молодой человек приподнял пару вещей и узнал костюм своего отца. Сшитый на заказ из дорогой ткани, этот костюм для деловых встреч был по-своему уникальным. Странным, однако же, было то, что обычно аккуратный отец вот так оставил лежать дорогую одежду. Арчи приподнял пиджак и заметил на нём несколько мелких дырочек, вокруг которых ткань потемнела от крови. Имевший своё оружие и посещавший тир Артур сразу же отметил, что отверстия слишком малы для пистолетных пуль и больше напоминают попадания охотничьей дроби. Бросив одежду обратно, молодой человек выпрямился и тут только заметил на полке распечатанный бинт, пластырь и бутылочку йода.
- Ничего себе! - Артур вышел в коридор.
Быстрым шагом он прошёл в кухню, уже держа пистолет перед собой. Там был образцовый порядок, лишь на столе стояли открытый пакет сока и блюдце с бутербродом. Артур взял блюдце и убедился, что бутерброд абсолютно свежий - колбаса не успела заветриться и хлеб ещё не затвердел. Это значило только одно - кто-то был тут, причём совсем недавно.
Поставив блюдце обратно, Артур пошёл в зал. Там был образцовый порядок, но в одной из стен обнаружилась ещё одна дверь, ведущая в спальню. Молодой человек аккуратно подошёл к двери и заглянул в комнату. Там тоже никого не оказалось. Большая кровать была аккуратно застелена, но покрывало немного сбилось, как будто кто-то лежал на кровати. Артур зашёл в комнату и только тогда заметил, что открыта дверца шкафа. Он заглянул внутрь и увидел несколько полок с одеждой. Большую часть одежды кто-то переворошил, как будто что-то искали. Несколько носков и футболка лежали на полу.
- Да уж! - Артур вышел обратно в зал.
Из него вела ещё одна дверь - на балкон. Лёгкая пластиковая дверь была закрыта. Артур без труда открыл её и вышел на застеклённый балкон. Поглядев вниз, он увидел свою машину, сквозь лобовое стекло которой было заметно какое-то шевеление. По двору по-прежнему ходили люди, возле соседнего подъезда остановилась какая-то красная «четвёрка». Из неё вышли молодой мужик и девушка, которые пошли к подъезду, нагруженные какими-то пакетами. «За покупками ходили, что ли» - усмехнулся молодой человек. Раздавшаяся в отдалении короткая очередь напомнила ему о цели визита.
Артур вышел из квартиры и аккуратно захлопнул железную дверь. В подъезде никого не было, кроме того самого мужика и его спутницы, которые тащили пакеты на третий этаж. Арчи быстро сбежал по лестнице и вышел из подъезда. Подойдя к машине, он оглянулся. Из подъезда вслед за ним неожиданно вышли те же мужчина и девушка, которых он пять минут назад видел с балкона. Артур немного напрягся, продолжая идти к машине и наблюдая краем глаза за обоими, но пара за ним не последовала. Уже садясь в машину, он увидел, как парочка тащит ещё несколько пакетов в подъезд.
- Что там, Артур? - отвлёк его от наблюдения сводный брат. - Слышал выстрелы? Где-то рядом опять из автомата стреляли.
- Слышал. Нет отца тут! - ответил Артур.
Молодой человек решил не рассказывать пока ничего брату об окровавленной одежде. Тот, разумеется, тут же пересказал бы всё мачехе, и тогда истерики было бы не избежать.
- Куда теперь? - подросток с готовностью схватился за карту, уже практически вжившись в образ штурмана-навигатора.
- Брось карту! - задумчиво посоветовал ему Артур. - Сейчас заглянем ещё в одно место, а потом домой. На сегодня я вариантов больше не вижу! Домой попробуй дозвониться. Скажи, что скоро будем!
Он вырулил со двора и направился в промзону. В его голове уже был готов маршрут проезда через несколько мест, где можно было ещё раз попробовать найти отца. Артур не собирался снова ходить по офисам и опрашивать охранников - предметом его поиска теперь была чёрная «ауди», которую отец забрал днём из подземной парковки.

Глава шестая. «Испуг. Утро».
6.1. Дом на окраине деревни Зубово. Полночь. Начало второго дня.

На деревню уже опустилась ночь, когда Кирилл и Вика подъехали к дому, принадлежавшему соседу. В этой части села улицы не были освещены, но Кирилл, много раз бывавший здесь, хорошо помнил путь через деревню. Попетляв по улицам, он доехал до дальнего от города края села, где на ухоженном участке располагался двухэтажный домик.
Подъехав к распашным воротам, Кирилл выглянул из окна машины, пытаясь хоть что-нибудь разглядеть. Ночь была пасмурной, поэтому видно было только то, то попадало в свет фар, всё остальное тонуло во тьме. Яркими квадратами светились окна соседа Григория, жившего со своей семьёй в доме напротив. Чуть дальше светились окна других домов, расплываясь в темноте в жёлтые пятна. Где-то лениво брехали, переругиваясь на своём языке, несколько собак. Пару раз им ответил Гришин пёс. Почуяв чужих людей, пёс лениво вылез из своей будки и потрусил к ограде, звякая цепью. Кирилл, вышедший из машины, позвал его по имени. Пёс, узнав его по голосу, приветственно гавкнул и убежал обратно смотреть свои собачьи сны. Кирилл прошёл через калитку во двор и, отодвинув запор на воротах, распахнул широкие створки.
Через минуту машина была уже во дворе, створки ворот заперты, а Кирилл с Викой зашли в дом, сразу прихватив с собой по одной сумке. Включив свет в прихожей, Кирилл показал Вике расположение комнат, а сам вышел во двор, чтобы набрать дров для камина.
- Кто там ходит? - раздался зычный голос откуда-то из темноты.
- Я это, Кирилл! Здравствуй, дядя Гриша! - отозвался Кирилл.
Из темноты раздался кашель, потом негромко гавкнул пёс, демонстрируя хозяину, что он на страже, а не дрыхнет в будке.
- Отдохнуть опять приехали? - снова донеслось из темноты.
- Да, дядя Гриша! - подтвердил Кирилл. - Только Паша не приехал. Не смог он. Я у него ключи взял и своим ходом.
- А, ну ладно! Спокойной ночи! - донёсся голос. Ему снова вторил пёс из будки.
- И тебе спокойной ночи, дядя Гриша! - ответил Кирилл.
До мужчины донёсся звук захлопнувшейся двери и звон цепи пса, укладывающегося поудобнее в своей конуре. Кирилл набрал большую охапку дров и вернулся в дом. Вика уже что-то делала возле плиты. Услышав шаги, она оглянулась и кивнула мужчине.
- Скоро готово будет, и сядем ужинать!
Кирилл кивнул ей и положил дрова на большую полку недалеко от камина. Камин был большой и сложен был таким образом, чтобы зимой отапливать весь дом, поэтому Кирилл присел возле него и быстро развёл огонь. Через несколько секунд дрова уже начали потрескивать. Вика, услышав эти звуки, обернулась от плиты и ахнула от восхищения.
- Камин, настоящий!
Она даже бросила свою готовку и подбежала к огню, протянув к нему руки.
- Как тепло! - она бросилась к выключателю, убавив свет. - Давай так оставим!
Кирилл только вздохнул и, положив в огонь ещё одно полено, встал с колен. Взяв ключи от машины, он вышел во двор и в два приёма перетащил в дом все сумки. Сложив их кучей возле входной двери, он прошёл в большую комнату, служившую одновременно гостиной, кухней и столовой. Вика уже достала посуду и накрывала на стол. В неярком свете лампы над плитой и при свете огня от камина она была особенно хороша. Кирилл полюбовался ей и сел за стол, ощутив голод.
- Ты рановато сел, ещё не готово, - сказала ему Вика, бегая от пакетов с едой к плите, на которой что-то жарилось.
- Ничего страшного, я пока телевизор посмотрю. И тобой полюбуюсь! - не смог удержаться Кирилл.
Вика обернулась от плиты, внимательно посмотрев на Кирилла. В её глазах мелькнул озорной огонёк. Кирилл взял пульт и, ткнув большую кнопку, включил один из каналов. За полминуты он пробежался по всем каналам и выключил телевизор.
- В ящике пусто! - констатировал он. - А может, просто каналы сбились. В любом случае, информации о происходящем никакой. После ужина в интернете посмотрим. Если, конечно, он не отрубился вместе с телевизором.
- Ничего страшного, - пожала плечами Вика и снова обернулась. - Зато нам точно никто не помешает!
В её глазах снова мелькнул огонёк. Кирилл так и не мог понять, свет ли это от лампы или отражение языков пламени в камине. Он встал из-за стола и пошёл в коридор.
- Пойду, проверю кое-что, - бросил он Вике.
- Долго не ходи, скоро готово будет! - крикнула ему девушка, не отрываясь от сковороды.
Кирилл прошёл по всему этажу, проверив, чтобы всё было закрыто. Собственно, проверять было особенно нечего. Большая комната на первом этаже, в которой был камин, занимала почти весь первый этаж. Коридор, в котором лежали их сумки, вёл только в просторную кладовую и в не менее просторный санузел. Заканчивался коридор широкой лестницей, ведущей на второй этаж, где были несколько жилых комнат, служивших спальнями, и второй санузел. Кирилл поднялся наверх, заглянув во все комнаты и даже в санузел. Везде было пусто, тихо и прохладно. Кирилл поёжился.
Спустившись вниз, он зашёл в кладовую и достал оттуда огромный надувной матрас. Прихватив ножной насос, он принёс матрас в комнату и стал накачивать его.
- Что это? - Вика, пробегавшая от кухонного уголка к столу, кивнула на матрас, который постепенно обретал свою форму.
- Внизу спать будем, - ответил ей Кирилл, продолжая работать ногой. - Наверху прохладно, а камин прогреть весь дом за полчаса не успеет.
- Надувай и к столу! Уже всё готово! - скомандовала Вика.
Через пару минут Кирилл, проверив матрас и убрав насос, уселся за стол. Вика тут же придвинула к нему полную тарелку.
- Мудрить было некогда, поэтому на ужин макарошки и котлетки! - шутливо оправдалась она.
- Замечательно, - кивнул Кирилл и принялся за еду.

6.2. Многоэтажка в центре города. День второй, «испуг». Раннее утро.

Полночи Пётр не спал. Дозвониться до дочери и её мужа не удавалось. Изредка по перегруженной сети сотовой связи приходили сообщения от них. В целом, ситуация у них была не намного лучше. Заболевших было много, пострадавших или пропавших без вести тоже хватало. Больницы и отделения милиции тоже были переполнены. Замечены были случаи мародёрства или даже открытых грабежей. Но в целом было ясно, что и у них в области заболевание остановить не удаётся. Уцелевшие пока по всем статьям проигрывали «бешеным» и распространению инфекции.
Приехавший вечером вместе с женой Сашка развеял все сомнения. Он рассказал супругам о том, кем на самом деле являются заражённые люди. Показал видео из Интернета, который пока ещё работал. После этого у Петра Игнатьевича всё в голове встало на свои места. И скорость распространения инфекции, и почему «люди» продолжают ходить после того, как были искусаны, потеряв так много крови, и их нечувствительность к боли и ранам. Возникающие после всех этих новостей мысли теперь не давали ему уснуть, и Пётр несколько часов проворочался с боку на бок. Сейчас же, выкурив на кухне очередную сигарету и включив чайник, он снова уселся на табуретку у окна. Предстояло решить главное - что всем четверым делать дальше. Мысль о том, чтобы переждать несколько дней в квартире, уже не казалась такой заманчивой после того, как несколько раз мигнул свет над головами и упало давление в кранах с водой. Что делать и как пережить несколько дней, если воду и свет выключат совсем, Пётр знал прекрасно. Воду можно запасти, из холодильника съесть первым делом всё скоропортящееся. Хуже было с теми, кто находился снаружи, бродя по улицам и выискивая новых жертв. Они не давали возможности даже высунуть нос из квартиры. И, как показалось Петру, выглянувшему утром в окно, утром их стало намного больше, чем было ещё вчера вечером.
Сашка с женой привезли с собой много продуктов. Их машина была загружена практически под завязку. Мужчинам пришлось, соблюдая осторожность, два раза сходить вниз, чтобы перенести всё в квартиру. Теперь же несколько полок в их не очень просторной кухне были заняты пакетами, сумками и упаковками. Даже на телевизоре, который только что включил Пётр, стояло несколько баночек. Пощёлкав кнопками переключения каналов, Пётр с удивлением обнаружил, что работает только один местный телеканал. На нём, также как и вчера вечером, шёл выпуск новостей. Всё в той же городской студии сидел молодой ведущий замученного вида, то и дело поглядывающий на экран ноутбука, стоявшего рядом, или перебирающий пачку исписанных листов, лежащих перед ним. Возле него то и дело появлялся ещё один немолодой дядька, подкладывающий очередной лист с текстом.
«- По имеющимся данным, - заговорил ведущий, пробежавшись глазами по тексту, - несколько опорных пунктов милиции уничтожены полностью. Они либо не отвечают на звонки, либо настолько явно пострадали от зомби, что заходить в них стало небезопасно.
На экране замелькали кадры, явно снятые в спешке. На прыгающих кадрах всё же можно было разобрать надпись «милиция» и само отделение с выбитыми стёклами и выломанными дверьми. Кое-где в кадр попали даже избитая пулями машина и несколько зомби в форменной одежде. Затем на экране вновь появилась студия новостей.
- Из всех городских больниц также поступают неутешительные новости. Практически во всех из них ситуация катастрофическая. Там больше всего заражённых, поэтому именно туда мы соваться не советуем! - молодой человек, сидевший в кресле ведущего, был немного косноязычен. - Пока что мало данных о детских больницах и родильных домах. Есть данные, - он подобрал очередной измятый листок, - о военных, которые выдвигаются на защиту отдельных роддомов и детских садов. Но эта информация случайна и пока никем не подтверждена».
За спиной Петра Игнатьевича кто-то кашлянул. Он оглянулся, оторвавшись от телевизора. В дверях кухни стоял Сашка, оперевшись о дверной косяк плечом, и тоже всматривался в экран телевизора. Послышался шум льющейся воды и женские голоса - похоже, что уже проснулись все. Щёлкнул кнопкой закипевший чайник.
- Как спалось, Саша? - Пётр встал и убавил громкость телевизора.
Лишившийся голоса ведущий всё так же продолжал перекладывать листы бумаги и что-то беззвучно зачитывать с них.
- Отвратительно, дядя Петя! - Сашка зевнул, помотав головой. - Как представлю, что в городе творится, весь сон прогоняет!
- Сейчас позавтракаем и будем совет держать! - дядя Петя встал из-за стола и начал собирать на стол.
Из дверей ванной вышли Людмила и Поля. Туда сразу же устремился Сашка. Женщины, подвинув Петра, сразу же начали хозяйничать на кухне. К тому времени, как Сашка, порозовевший и посвежевший, вышел из ванной, уже всё было готово. Он уже почти зашёл в кухню, когда за окном грохнул выстрел. За ним ещё один, и ещё два. Все инстинктивно пригнулись, оглядываясь на окно. Стреляли, судя по звукам, где-то недалеко. Максимум, за пару дворов от дома. Эхо от выстрелов разносилось между многоэтажек, отражаясь от стен.
Сашка аккуратно подошёл к краю окна и выглянул во двор. С другой стороны окна выглянул Пётр Игнатьевич. Они оглядели внимательно весь двор, но ничего подозрительного не заметили. Красная машина возле подъезда, на которой приехали Сашка с женой, стояла на прежнем месте.
- Что там, Саша? - спросила Полина, красивая девушка с длинной русой косой. - В кого-то стреляют?
- Похоже, что так! - ответил за него Пётр и отошёл от окна. - Но не у нас. В соседнем дворе как будто. У нас тихо.
- Не совсем! - подошедший Сашка уселся на свободный табурет. - По двору шляются три зомби. Они сразу на звуки выстрелов пошли! И две подъездных двери в противоположном доме распахнуты. Случилось там что-то, похоже. Или убегал кто-то в спешке и не закрыл.
- Давайте завтракать! Сил надо набираться! - Людмила взяла с плиты большую сковороду с яичницей и поставила в центр стола.
- И то дело! - неунывающий Сашка потёр руки в предвкушении завтрака. - Пусть весь мир подождёт!
Полина кинула на него неодобрительный взгляд, но он только отмахнулся. Дядя Петя тем временем достал из холодильника начатую вчера бутылку и хотел наполнить два лафитничка. Молодой водитель пить не стал, поэтому Пётр, пожав плечами, поставил бутылку обратно в холодильник, и все четверо принялись за завтрак.
После завтрака женщины выпроводили мужчин в зал, куда вскоре пришли и сами, помыв посуду. Ещё раз оглядев внимательно двор, Сашка присел на краешек дивана. Возле кофейного столика в центре зала все четверо начали «военный совет», как окрестил его Саша. Предложения были самые разные. Женщины, как самые осторожные, предлагали переждать происходящее в квартире, которая казалась им настоящей крепостью. Сашка предлагал провести разведку, чтобы понять, что вообще происходит в городе. На новости никто полагаться не стал. Пётр Игнатьевич предлагал сделать вылазку, причём дальнюю, чтобы найти какую-нибудь помощь. Сашка возразил ему, что дальняя поездка получится слишком долгой по времени и может закончиться неизвестно чем. Вернуться в квартиру в данном случае было бы весьма затруднительно, если не сказать невозможно, учитывая происходящее за окном. Оставлять женщин одних надолго не хотелось, ехать всем четверым было тоже бессмысленно. В конце концов, после долгих споров им удалось выработать какое-то подобие плана действий. Женщины пошли раскладывать продукты, чтобы они не лежали грудами по всей кухне, мешая ходить. Мужчины пошли в спальню, чтобы подготовиться. Там Пётр Игнатьевич с серьёзной миной вытащил из сейфа, притаившегося в платяном шкафу, двустволку-вертикалку. Потом достал оттуда же несколько коробок с патронами, выбрал картечь и пулевые, а остальные убрал обратно. Набралось около полусотни патронов. Их Дядя Петя распихал по карманам жилетки, накинув сверху лёгкую просторную куртку. Со стороны стало не так заметно, что в карманах что-то лежит.
Пока одевался Сашка, где-то далеко прозвучал ещё один выстрел. Через пару минут где-то совсем рядом раздалось несколько коротких автоматных очередей. Сашка явно приободрился, явно рассчитывая встретить рядом милиционеров или даже военных. Дядя Петя взял в руки чехол с ружьём, которое решил пока не заряжать.
Аккуратно спустившись до подъездной двери, они выглянули во двор. Там было почти пусто. Пробежала какая-то девушка, потом мимо прошёл молодой мужчина, настороженно оглядываясь. Зомби, ушедших на звук недавних выстрелов, видно не было. Мужчины быстро преодолели расстояние до машины и залезли в неё. Пётр закинул чехол на заднее сиденье, чтобы не маячить им в окне. Прогревшись пару минут, они выехали со двора. Не успев проехать и пятидесяти метров, им пришлось затормозить. Несколько брошенных автомобилей перегородили практически всю улицу. Дядя Петя вышел из машины, намереваясь оттолкнуть хотя бы одну немного в сторону, когда из-за машин вдруг показались несколько фигур в самой разной одежде. Пётр застыл как истукан от нереальности увиденного.
Первой шла женщина в бигуди и домашнем халате. За ней волочил ноги подросток в модной курточке и джинсах. В одном его ухе до сих пор болтался наушник от плеера. За ними ковылял какой-то мужик в спецовке. Очень грязный, небритый, весь в крови. Позади них шла девушка в деловом костюме, кое-как удерживаясь от падения в туфельках, на одном из которых была отломана шпилька. Сзади них маячил ещё какой-то худой мужик в спортивной одежде и кроссовках. Вся эта компания направилась к Петру. Он смотрел на этих людей как заворожённый. Общим у всех этих людей были лишь глаза и вымазанные кровью лица, как будто они дружно пировали где-то совсем недавно. У подростка явно была сломана рука, женщина в бигуди сильно хромала, только чудом не падая при каждом шаге, дававшемся ей с трудом.
Сзади взвизгнули шины, и рядом с Петром остановилась четвёрка, отгородив его от группы мертвяков. Тормозя машину, Сашка специально подгадал так, чтобы возле Петра оказалась пассажирская дверь, из которой он вылез несколько секунд назад. Как только появилась преграда, пусть и не слишком высокая, как оцепенение сразу же ушло. Дядя Петя тут же залез внутрь и захлопнул свою дверь, дополнительно заблокировав её. Машина развернулась, едва не сшибив ближайшего мертвяка, и понеслась в обратном направлении.
- Не гони слишком, сейчас во двор свернём! - придержал Сашку пассажир. Он тяжело дышал, как будто пробежал марафон. - Проскочим через переулок и объедем пробку.
- Хорошо, - кивнул Саша. - Показывай дорогу, а то я в местных лабиринтах не ориентируюсь!
Благополучно объехав по ближайшим дворам пробку, машина вырулила снова на улицу и направилась к первому пункту их «разведки» - местному опорному пункту милиции. Ещё издали стало заметно, что пост абсолютно пуст. На крыльце не было никакого движения. Не выходили отпущенные поутру пьянчуги, проспавшиеся в отделении, не курили опера из дежурной смены. Возле окон не было ни одной машины. Точнее, машины возле окон были. Одна служебная, в характерной раскраске, и две «гражданских», явно принадлежавшие кому-то из милиционеров. Вот только у одной из машин была настежь открыта водительская дверь, а стекло в служебной машине вообще было разбито - разлетевшиеся крупой по асфальту осколки стекла было видно невооружённым взглядом. Окна же в самом здании выглядели ничуть не лучше. Несколько стёкол в зарешёченных окнах тоже были разбиты, ещё несколько окон зачем-то распахнуты настежь. Дверь в отделение была раскрыта, но в полумраке помещения не наблюдалось никакого движения.
«Четвёрка», не останавливаясь, проехала мимо отделения и свернула в ближайший двор. Там находилась школа, в которой, как помнил Пётр, ещё с советских времён было ближайшее убежище на случай чрезвычайных ситуаций, а ещё через пару кварталов - поликлиника. Проехав несколько домов и немножко попетляв по дворам, легковушка вынырнула возле бокового въезда на школьную территорию.
Сама школа выглядела как обычно. Однако были и кое-какие изменения. За оградой, на большой пришкольной территории стояло несколько десятков машин, от легковушек до внедорожников. Был даже один автобус ПАЗ и пара грузовичков «Газель». Все они стояли в дальней части двора, откуда до дверей в школу было буквально несколько шагов. Кроме этих машин возле ворот стоял всего один легковой автомобиль потрёпанного вида. Ещё один грузовик буквально упёрся кузовом в боковые ворота, через которые в школу обычно завозили мебель, овощи для столовой и прочее. Людей на территории почти не было, но стоило показаться машине, как из припаркованной возле ворот легковушки тут же выбежал мужик в спецовке и распахнул главные ворота. Постоянно оглядываясь по сторонам, он замахал Сашке и тут же снова закрыл ворота, едва машина оказалась внутри. Сашка притормозил возле него, но мужик махнул им рукой.
- К школе езжайте, не задерживайтесь! - он показал на ряд машин, стоявших возле окон первого этажа.
Сашка хотел было выполнить его совет, но то, что случилось потом, выбило его из колеи. Из окна стоявшей машины раздался свист, на который встречавший их мужик немедля обернулся. Высунувшийся мужик в грязно-белой рубашке указал пальцем куда-то вдоль ограды. Первый проследил его взгляд и тут же бросился в указанном направлении. Возле ограды стоял мертвяк. Немолодой мужик в поношенном деловом костюме, но почему-то в одних носках. Он прижался всем телом к высокой ограде из прутьев, ограждающей территорию школы, скалился и тянул руки к подбежавшему мужику. Тот достал из-за пояса молоток на длинной ручке и, размахнувшись, приземлил его на череп мертвяка. Расправившись с « нежданным гостем», мужик тут же побежал обратно к припаркованному автомобилю. Сашка обратил внимание, что в разных местах возле забора лежали ещё около полутора десятка тел.
- Чего уставились? - спросил мужик, притормозив возле «четвёрки». - Езжайте, не приманивайте этих! Они на людей наводятся, нечего тут отсвечивать!
Он запрыгнул внутрь машины ко второму мужику и захлопнул дверь. Сашка помедлил ещё секунду, потом всё же поехал к крыльцу школы. Едва он заглушил мотор, как из дверей выглянул какой-то паренёк, явно старшеклассник.
- К нам? - не слишком понятно спросил он и сделал приглашающий жест рукой. Проходите, мол, не задерживайтесь. - Заходите!
Пётр и Сашка переглянулись, но решили, что в случае каких-то проблем отбиться сумеют. Да и не очень верилось, что на территории детского учреждения может быть кто-то с плохими намерениями. Они вышли из машины и пошли к двери. Пётр лишь пару раз оглянулся - оставлять ружьё в машине без присмотра не хотелось.
Впустивший их в холл старшеклассник прикрыл двери, внимательно осмотрев обоих. И тут же оба мужчины попали в цепкие руки какого-то мужика и женщины. Оба были одеты в белые халаты и без всяких церемоний начали ощупывать пришедших.
- Эй, вы чего? – дёрнулся Сашка.
Пётр тоже слегка напрягся, когда пальцы мужика прошлись по карманам, в которых были патроны к ружью. Но мужчину явно интересовало не содержимое карманов, а сам человек.
- Медосмотр обязательный! - раздался вдруг хорошо поставленный голос откуда-то сбоку. - Не суетитесь, это не обыск! Ваши вещи никому не нужны. Вы находитесь в пункте спасения.
Говоривший спускался с лестницы, ведущей на второй этаж школы. Он был не молод, на голове уже появилась седина, но фигура была подтянутой, лицо выбрито, хоть и выглядело уставшим. Он подошёл к Петру, которого мужик в халате уже ощупал сверху донизу, и протянул руку.
- Прибывшие? Нужна помощь? Располагайтесь, мы принимаем всех! - он вопросительно глянул на обоих «медиков». Люди в белых халатах почти синхронно кивнули. - Вот и прекрасно, теперь мы знаем, что вы не опасны!
- В каком смысле? - слегка покрасневший Сашка, которому женщина-врач ощупала всё тело, повернулся к говорившему. - Для кого не опасны?
- Для окружающих не опасны! - кивнул в сторону людей говоривший. - Кстати, я Иван Владимирович. На настоящий момент руковожу спасательным пунктом, а вообще-то директор этой школы. Для простоты просто Иван.
- Александр! - Сашка покосился на женщину в халате, которая уже отошла в сторону, скрывшись за какими-то ширмами.
- Пётр! - дядя Петя выступил вперёд и пожал протянутую руку. - Мы, собственно, не совсем прибывшие. Проезжали мимо, решили проверить. А что у вас тут за пункт спасения?
- Пойдёмте, я вам всё покажу! - кивнул директор. - А там уже сами решите, оставаться вам или нет!
Он повёл их по коридору первого этажа. Несмотря на пустоту в холле, в самой школа было неожиданно многолюдно. Во всех классах были люди, причём не только дети. Здесь были и старики, и молодые пары, и даже целые семьи. По коридору стайками бегали дети. Кое-где были заметны свежие бинты и зелёнка. Во многих классах мебель была сдвинута в сторону или вовсе вынесена. Вся обстановка напоминала лагерь беженцев или какой-то эвакуационный пункт.
- Происходящее за окном можно в полной мере назвать чрезвычайной ситуацией, не находите? - как бы подтверждая слова директора, где-то далеко прозвучала автоматная очередь. - А мы являемся пунктом спасения. Случай, конечно, необычный! - директор горько улыбнулся. - Не землетрясение и даже не наводнение. Но мы стараемся!
- Что тут...? - Сашка вращал головой во все стороны.
- Ах, да, молодой человек! - Иван снова улыбнулся. - Вы наверняка уже и не знаете, что каждое городское общественное здание проектировалось ещё и как центр эвакуации. Кинотеатры, школы, большие магазины старой постройки. Везде есть подвалы - бомбоубежища. Есть вентиляция, крепкие стены, аварийные выходы под землёй. А кое-где даже остался персонал, вроде меня, проходивший инструктаж для подобных случаев. Вот и пришлось, как говорится, тряхнуть стариной!
- И получается? - хмуро спросил Пётр Игнатьевич, тоже вертевший головой во все стороны.
Он тоже помнил кое-что из своей молодости. Тогда их, совсем молодых парней, учили надевать противогазы и костюмы химзащиты. Бегать с огнетушителями, накладывать бинты, марлевые повязки на лицо и много чего ещё.
- Не очень, - вздохнул директор. - Вот смотрите сами!
Они вышли в ещё один небольшой холл, соединяющий центральную часть школы с одним из крыльев, в котором располагалась столовая. Сейчас в большом зале было тихо, но какие-то люди в белых халатах всё же мелькали в кухне.
- Еды мало! - кивнув на закрытые двери, посетовал Иван. - Кое-что люди приносят с собой, есть собственные запасы. А большинство ведь с пустыми руками приходят. Пару дней худо-бедно продержимся, а что делать дальше - ума не приложу! Одна надежда, что за пару дней порядок наведут. Пойдёмте наверх!
Они поднялись наверх, на второй этаж. Там, кроме учебных классов, располагались актовый зал и учительская. Директор кивнул им на большой пустой зал и повёл в просторную учительскую.
В ней было людно и накурено, хоть и не слишком сильно. Большой стол в центре, составленный из нескольких, сдвинутых вместе, был завален всевозможными вещами. На половине его была расстелена карта школы с прилегающими окрестностями. Несколько мужиков в разномастной одежде внимательно рассматривали её, водя пальцами и тыкая карандашами. Ещё двое, в охотничьем камуфляже и даже с набитыми патронташами, сидели в уголке, то и дело отхлёбывая что-то из больших кружек. Две женщины за соседним столом сверяли какие-то бумаги со списками.
- Что у вас? Получается? - обратился Иван к одному из мужиков.
Тот кивнул, обернувшись на миг к директору
- Да, если сделаем, как задумали, то перекроем надёжно. Осталось придумать только...
Неожиданно заговорила стоящая на столе рация. Небольшая карманная «моторола» из тех, что активно используют грибники и туристы, чтобы не потерять друг друга. Голос из динамика сказал ответившему ему Ивану, что через ворота прошла целая семья и их отправили на медосмотр.
- Хорошо, - ответил директор и повернулся к Петру и Сашке, подошедшим к окну. - Замечаете, какой вид хороший из окна? Отсюда мы наблюдаем сразу всю ограду с одной из сторон школы. У служебного въезда тоже пост. С остальных двух сторон высокая ограда. Так что мы прикрыты со всех сторон.
- И долго думаете держаться? - обернулся к нему Пётр.
- Пока ситуация не прояснится, или пока под контроль её не возьмут! - развёл руками директор. - У нас ресурсов немного. Хорошо хоть, уговорили пару мужиков оружие достать. Держим их как последнее средство. Действуем всё больше молотками, чтобы не тратить патроны.
При упоминании о ружье Пётр Игнатьевич вспомнил о своём, лежавшем в машине, и заторопился.
- Замечательное у зас место, конечно, но нам пора! - он сделал пару шагов в сторону двери. - Будем иметь в виду, если вдруг станет совсем плохо!
- Да, конечно! - директор развёл руками. - Приходите, мы примем всех! Тем более что пункт-то мы организовали, а народу мало. Не идёт к нам никто, забыли люди про убежища! Все спасаются поодиночке.
Пётр махнул рукой Ивану, снова склонившемуся над картой, и вместе с Сашкой вышел в коридор. Они прошли дальше по второму этажу и спустились в холл по той самой лестнице, откуда в самом начале спустился Иван.
Медики осматривали прибывших людей, которых было и вправду немного. Мужчина, две женщины и трое детей. У всех в руках были какие-то сумки и пакеты, а кое у кого за спиной были и рюкзаки. Они держались вместе, как и пришли, как будто были семьёй. Врачи достаточно сноровисто и внимательно осматривали всех, включая детей.
Оба мужчины вышли во двор и достаточно быстро нашли свою машину. Сашка сел за руль и поехал к воротам. Мужики, дежурившие там, как и в прошлый раз, быстро отпёрли и снова заперли ворота. Машина свернула в ближайший двор, откуда и приехала.
- Что думаешь? - спросил Пётр Игнатьевич у Сашки, внимательно вглядывавшегося вперёд. - Есть смысл к ним перебраться? Направо поверни вон за тем домом!
- Думаю, что рановато об этом думать! - молодой человек плавно повернул машину. - Давай посмотрим пока, как ситуация будет...
Он запнулся, потому что выезд из двора был перекрыт. Прямо в арке дома замерла какая-то иномарка. Все четыре двери были распахнуты, как будто пассажиры были вынуждены спешно покинуть автомашину. Возле открытых дверей двигались несколько человек, как будто пытаясь выяснить, что произошло. Их дёрганая походка не оставляла сомнений в том, кто это такие.
- Давай влево! - скомандовал Пётр. – Тут мы не проедем. Через соседний двор выскочим к поликлинике, глянем на неё и к вокзалу. Посмотрим, что там делается!
- Думаешь, доедем? - Сашка крутил рулём во все стороны, стараясь побыстрее покинуть двор и не задеть припаркованные как попало автомобили. - Смотри, сколько аварий! Да и мертвяков всё больше становится! Не застрянем где-нибудь? Я бы вернуться хотел очень, меня Полина ждёт!
- А мы на сам вокзал не поедем! Попробуем маленько схитрить, - Пётр тоже внимательнее стал смотреть на дорогу. - Помнишь Дозорную гору?

6.3. Железнодорожный вокзал Павловска. День второй. Начало дня.

Катя на удивление хорошо выспалась в кресле зала ожидания, несмотря на постоянно ходивших по залу людей и голоса переговаривающихся между собой пассажиров, ожидающих поезд. В зале ожидания было многолюдно ещё со вчерашнего вечера. Несколько сот человек ожидали организованных военными электричек, которые должны были отвезти людей в их города и деревни. Большинство из них так же, как и Катя, провели ночь здесь, в этом зале. Все были испуганы, некоторые в свежих повязках. Кто-нибудь из ожидающих время от времени подходил к справочному окну, где сидела уставшая женщина замученного вида, на все вопросы пожимавшая плечами или качавшая головой. Кате временами становилось её жалко. С того момента, как девушка зашла в здание вокзала, с перронов не отправился ни поезд, ни электричка. Только один проезжавший через Павловск поезд дальнего следования остановился поздно ночью на одном из путей. Люди, куда-то ехавшие в нём, ночевали в вагонах, ожидая отправки. Однако, военные не разрешали уехать поезду, фактически захватив управление вокзалом и поездами.
Подхватив свою сумку, Катя направилась к туалетам, намереваясь умыться. Отправляясь на несколько дней к Алёне, она, разумеется, взяла с собой самое необходимое. По пути, осматриваясь по сторонам, она поразилась тому, насколько больше стало народу в общем зале ожидания. Люди сидели, лежали и даже стояли во всех рядах, проходах и коридорах. Их было не меньше нескольких тысяч, и все куда-то собирались ехать. На счастье людей, отправлявшихся спецпоездом, вояки догадались ограничить доступ в тот зал ожидания, где сидела Катя. Мотивировали тем, что в спецпоезд всё равно допустят только уезжающих домой, чтобы не допустить давки в вагонах. Катя прекрасно понимала поступок военных. Судя по обрывочным разговорам, услышанным ею вчера днём в общем зале, многим было всё равно, куда ехать, лишь бы убраться из города. Все были встревожены и испуганы, на многих лицах читалось недовольство действиями военных, а кое у кого и откровенная злость. Вся эта толпа в зале ожидания напоминала сейчас беженцев. Иногда возле устроенного военными в узкой арке пропускного пункта, который отделил основной зал от меньшего, слышались недовольные возгласы. Но военные были непреклонны, отказывая в пропуске тем, у кого не было с собой документов, и кто не мог подтвердить свой иногородний адрес.
Народу в туалетной комнате оказалось немного. Катя умылась, потом направилась к справочному окну. Ещё не дойдя до него, она увидела яркую надпись на листе бумаги, гласившую, что поезд прибудет позднее, чем ожидалось, и о нём будет объявлено, а также приписку, просившую не беспокоить по этому вопросу. Вздохнув, девушка развернулась и пошла к столовой, которая располагалась в одной из больших комнат, граничащих с малым залом ожидания. Войдя туда, проголодавшаяся девушка ахнула от манящего аромата свежей еды, доносившегося от стойки раздачи. Подойдя поближе, она разглядела на стене ещё один лист бумаги с надписью, что все ожидающие поезда люди могут бесплатно позавтракать. Народу было ещё мало, поэтому Катя достаточно быстро получила свою порцию, состоявшую из гречневой каши, двух сухарей и стакана сладкого чая. Покрутив головой, она высмотрела место возле военного, который стоял в очереди прямо перед ней. Катя села за столик напротив него, намереваясь за разговором немного прояснить для себя ситуацию.
- Здравствуйте! - она вежливо кивнула хмурому мужчине лет сорока, одетому в какой-то камуфляж и странный жилет с большим количеством накладных карманов. - Не возражаете?
Военный мельком взглянул на неё, продолжая уписывать за обе щеки точно такую же гречневую кашу с мясом. Он выглядел уставшим и отвечать ей не стал, а только кивнул.
- Не знаете, когда поезд будет? – присев на стул рядом с военным и опустив поднос на стол, Катя решила ещё раз проявить вежливость. - А то мне домой надо, к родителям!
- Через пару часов уедете! - ответил ей голос сзади.
На стул, стоявший рядом, сел ещё один военный, выглядевший явно моложе первого, но одетый точно так же. Он поставил автомат к стоявшему у стены автомату старшего и приземлил поднос на столик. Старший и тут ничего не сказал, только глянул на молодого и продолжил завтрак. Молодой весело подмигнул девушке и тоже принялся за еду. Ему было лет двадцать пять, он был росл и широк в плечах. Все карманы странного жилета, такого же, как на его старшем товарище, были набиты магазинами к автомату.
- Людей в зале очень много! - Катя решила поддержать разговор. - И все куда-то едут?
- Вы про общий зал? - уточнил молодой. - Нет, это как раз те, кому ехать некуда. Или же те, кому хочется уехать из города в любом направлении. Мы объяснили им, что будет всего два спецпоезда и всё. Больше поездов в ближайшее время не будет. А они всё равно не расходятся. Некоторым и идти-то уже некуда, если глянуть, что на улицах творится.
- Скоро придётся что-то решать с людьми, - неожиданно вступил в разговор старший. - Всё, что мы им можем здесь дать - это защиту. У нас даже еды нет.
- А столовая? - удивилась девушка.
- А что столовая? - переспросил её старший военный. - Накормить людей завтраком решило наше начальство. Волевым решением, так сказать. Причём даже не всех, а только уезжающих иногородних из малого зала. Еды у нас не слишком много, на весь вокзал точно не хватит.
- Мы их про себя уже беженцами назвали! - улыбнулся молодой.
Старший ничего не сказал, но его усы слегка сдвинулись, изображая улыбку.
- Так что же делать людям? - девушка кивнула на увеличивающуюся очередь у раздачи.
Люди, проспавшие в зале всю ночь, постепенно просыпались и тоже приходили на завтрак. Кто-то, похоже, рассказал людям в малом зале про бесплатный завтрак. Тем не менее, люди вели себя сдержанно, не ругались и не толпились. Присутствовавшие в столовой военные явно сумели бы быстро навести порядок.
- А что мы можем? - пожал плечами старший. - Мы уже замучились объяснять каждому, что больше поездов не будет. Только и можем, что периметр охранять от этой мерзости заразной. Хорошо ещё, что пока есть чёткий приказ держать вокзал как стратегически важный объект. Но это уже закрытая информация.
- Понимаю, - кивнула Катя. - А если вам вдруг прикажут уезжать отсюда?
- Выполним приказ, - ответил молодой. - Вот дождёмся обоих поездов, отправим иногородних и уедем, скорее всего. Мы не можем оставаться тут, нарушая прямой приказ и охраняя кучу людей просто потому, что им некуда идти. Есть места, где ситуация куда хуже! У нас и у самих ведь семьи в расположении!
- То есть, может так получиться, что вы просто бросите здесь несколько тысяч человек? - со страхом спросила Катя.
Военные пожали плечами, явно избегая прямого ответа. Катя прекрасно видела, что оба были нормальными людьми, и подобное развитие событий не доставляло им радости. Они молча доели, потом забрали автоматы и направились по своим местам. Старший пошёл куда-то наверх по лестнице, где военные заняли для отдыха несколько комнат. Молодой же почти бегом направился к выходу из вокзала, где иногда раздавались одиночные выстрелы. Кате не хотелось даже думать о том, что каждый такой выстрел останавливает одного из заражённых. Человека, который виноват лишь в том, что заразился какой-то неведомой дрянью от такого же мёртвого человека и умер сам, так и не дождавшись помощи. Где-то в глубине её души теплилась мысль, что для этого человека пуля была в данный момент той самой помощью.
Делать после завтрака было особенно нечего, поэтому Катя, послонявшись немного по маленькому залу, вышла в большой, чтобы через него выйти на улицу. Первое, что её поразило, было количество народу в зале. Казалось, что люди заняли уже всё свободное пространство. На подоконниках, в углах зала, в проходах, а порою и прямо на полу расположились люди. Всех возрастов, мужчины и женщины, старики и дети. Многие выглядели так, как будто в спешке выбегали из своих домов или квартир. Некоторые были одеты кое-как и не имели с собой вещей.
Возле арки, где был устроенный вояками пост, явно назревал очередной конфликт. Какой-то мордатый мужик и две тётки что-то выговаривали дежурному, явно пытаясь что-то требовать. Подойдя поближе, Катя услышала выкрики.
- Почему нас не пускают во второй зал? Там же есть место, а мы тут толкаемся! - толстый приземистый мужик тыкал пальцем, похожим на сардельку, вглубь здания вокзала.
- Я вам ещё раз говорю, это отдельная зона ожидания! - военный, сидевший на стуле возле стола, был спокоен. - Все эти люди иногородние. Они ждут поезда, который развезёт их по домам. Вам тоже нужно куда-то ехать?
- Это несправедливо! - вмешалась не менее тучная тётка с визгливым голосом. - Почему одни спокойно ночуют, а другие в тесноте мучаются?
- У вас есть свои дома, идите туда! - военный вымученно улыбнулся. - А этим людям даже пойти некуда, они живут далеко отсюда. Все они ждут отправки в свои города и деревни.
- Так там же эти на улице! - мужик выпучил свои глаза. - Как же мы пойдём?
- Вот и не жалуйтесь, - кивнул головой военный. - Всё, что мы можем в данной ситуации - предоставить вам защиту на территории вокзала. А что касается остального... Мне вас домой за ручку отвести персонально каждого?
Последние слова он произнёс ухмыляясь, но его глаза оставались совершенно серьёзными. Как ни странно, но это подействовало. Спорящие отошли от стола. Мужик что-то ворчал себе под нос, явно не решаясь произнести свои мысли громко. Катя прошла мимо них и вышла на площадь перед вокзалом.
За ночь площадь не слишком изменилась. Слегка добавилось легковых машин на парковке. По-прежнему стояли возле стены вокзала несколько военных грузовиков. Остальные машины на четырёх или даже восьми колёсах, название которых девушка не знала, всё так же стояли полукругом в полусотне метров от входа в здание вокзала. Количество застреленных заражённых тоже увеличилось. На каждой из трёх выходящих к вокзалу улиц лежало несколько десятков тел. Вдалеке виднелись ещё несколько бредущих фигур, но военные, очевидно, не хотели расходовать зря боеприпасы. Тихо не было и в самом городе. Мимо здания проезжали машины, не останавливаясь ни на секунду. Некоторые даже ускорялись, заметив фигуры в камуфляже и военные машины. Проходили люди, куда-то явно спешившие. Очень часто люди заходили внутрь здания вокзала и через некоторое время выходили обратно. Вдалеке постоянно слышались выстрелы, но сидевшие на восьмиколёсных машинах военные внимания на это не обращали, как не обращали и на иногда подходивших или подбегавших людей. Девушка подошла поближе к краю площади, где стояли, практически уткнувшись друг в друга, две больших четырёхколёсных машины с круглыми башенками и распахнутыми люками сверху.
- Далеко от машин не отходи, если жить хочешь! - вдруг услышала она голос, показавшийся ей знакомым.
Катя огляделась и только тут заметила бойца, вынырнувшего из люка машины. Он показал ей на улицы, выходящие к вокзалу, и снова заговорил. На этот раз девушка узнала его голос, несмотря на то, что сейчас боец был в чёрной маске-шапочке, раскатанной на лицо так, что видны были только глаза и рот. Это был молодой вояка, завтракавший вместе с ней несколько минут назад.
- Видишь, где тела лежат? Вот до того места отстреливаем, а дальше на свой страх и риск!
- А дальше что, нельзя? - посмотрела девушка вверх на бойца.
Машина, возле которой она стояла, казалась ей просто огромной. Этаким домом на колёсах, да ещё и с пулемётом в круглой башне.
- Почему нельзя? - удивился боец. - Иди куда хочешь, тут же не концлагерь. Мы вообще никого тут не держим, люди сами к нам идут, раз уж территория безопасной получилось.
- И надолго вы тут? - решила полюбопытствовать Катя.
Боец ответил не сразу, осмотрев внимательно все места, казавшиеся ему подозрительными.
- Пока не слишком ясно, - повернувшись к девушке, ответил он. - Нас поставили охранять объект. Будем стоять, пока новый приказ не придёт! Половина нас тут, вторая вон там!
Он кивнул куда-то за здание вокзала. Там, за путями, находился частный сектор, сразу за которым начинался крутой подъём. Он уходил в гору, на вершине которой возвышалось несколько строений и какие-то вышки.
- Где это там? - не поняла Катя.
Боец усмехнулся и протянул ей маленький бинокль.
- Прям на гору смотри, где вышки стоят! Видишь, под ними такая же техника, как тут?
Катя взяла бинокль и приложила к глазам. Подправив с помощью солдата резкость, она навела бинокль на гору. Оптика увеличивала хорошо, и девушка практически сразу увидела у подножия большой вышки три машины, две грузовых и ещё одну, большой броневик на восьми колёсах. Возле них стояла пара человек, явно осматривающих город в бинокли. Проведя чуть дальше, она увидела пару каких-то строений, очевидно служебных. Чуть дальше стояли навесы яркой раскраски, какие-то цветные палатки и автомобили. Несколько иномарок, пара внедорожников и какая-то «четвёрка» убитого вида, возле которой стояли двое мужиков в гражданской одежде. Постояв несколько секунд, мужики забрались в свою колымагу и куда-то уехали. Военные не обратили на их отъезд никакого внимания.
- Хорошо видно! - Катя протянула бинокль обратно военному. - А что они там делают?
- Нас прикрывают и город осматривают, - военный засунул бинокль в один из карманов своего странного жилета. - Им оттуда хорошо видно! Это место так и называется - Дозорная гора. На ней в былые времена дозорная башня была, врагов высматривали и костры жгли, чтоб об опасности предупредить.
Он приподнял автомат и навёл его куда-то, на одному ему видимую цель. Катя не успела закрыть уши и чуть не оглохла от выстрела. За ним раздался ещё один, показавшийся уже не таким громким. По крыше бронемашины что-то звякнуло, и к ногам девушки скатилась блестящая гильза.
- Так и лезут! И чего им неймётся? - пробормотал боец.
Катя едва его расслышала. Военный вгляделся во что-то, потом опустил автомат.
- Спасибо вам! - немного невпопад сказала Катя. - Пойду узнаю, может быть, поезд скоро прибудет!
Она зашла в здание вокзала мимо скользнувшего по ней взглядом военного, стоявшего в дверях. Кое-как преодолев первый зал, она прошла через арку в малый зал ожидания. Стоявший в проходе боец хотел остановить её, но дежурный, явно узнав Катю, что-то сказал ему. Катя прошмыгнула мимо них и подошла к справочному окну. Сидевшая там женщина в форменной одежде как раз вешала на стекло новое объявление.
«В двенадцать часов дня прибывает поезд, следующий по маршруту...». Далее следовали населённые пункты, через которые проедет поезд. Катя обрадовалась. Среди перечисленных остановок значился и Озёрск, от которого до её родной деревни было всего двадцать пять километров. Едва закончив читать, она увидела, как женщина за стеклом поднесла к губам микрофон. Только что прочитанное ею объявление эхом пронеслось по залу. Лица людей, сидевших в малом зале, заметно оживились. Катя подняла глаза на большие электронные часы, показывавшие половину десятого. Сразу же за первым объявлением последовало второе, куда более интересное.
- Все, кто желает уехать в Северогорск, - звучал женский голос из динамиков, - могут сесть в поезд, находящийся на первом перроне. Поезд проследует до конечного пункта без остановок. Посадка разрешается в два последних вагона поезда.
Среди людей, расположившихся в большом зале, начались какие-то волнения. Похоже, что многие спонтанно решили уехать в соседнюю область. Люди складывали вещи, застёгивали сумки, выходили через большую распахнутую дверь на перрон, оглядывались по сторонам. Вышло около ста человек, которые достаточно быстро залезли в последние вагоны. Кое-кто пытался сесть в другие вагоны, но двери в них были заперты. Стоявшие кучкой на перроне военные ухмылялись, глядя на попытки какого-то мужика, дёргавшего дверь вагона.
- Мужик, тебе же русским языком сказали! - окликнул один из них мужика. Тот обернулся. - В два последних вагона грузись, а эти заняты уже. И спасибо скажи, что люди потеснились, вагоны вам освободили, - добавил он.
Низенький толстячок, отойдя от двери, хотел что-то возразить, но лица военных к дискуссии явно не располагали. Поэтому мужичок, пыхтя, побежал к раскрытой двери, куда залезали последние из желающих уехать. В течение следующих нескольких минут из здания вышли человек десять-пятнадцать, которые тоже сели в вагоны. Ещё через десять минут Катя, стоявшая в раздумии возле группки военных, увидела, как проводницы захлопнули двери. Военные тут же развернулись и пошли к зданию вокзала. Северогорский поезд, пару раз прогудев, наконец-то тронулся. Катя постояла немного на перроне, смотря ему вслед, и тоже пошла в здание вокзала. Военные настойчиво просили всех оставшихся у вокзала не находиться на перроне без причин.

6.4. Квартира Андрея. Центр города. Утро второго дня.

Родители сильно отругали Андрея, вернувшегося вчера так поздно. В глазах матери он видел испуг, суровое лицо отца, как всегда, выражало готовность к действию. Подростку едва удалось успокоить их тем, что всё время рядом с ним находился пёс. Сегодня же ему предстоял ещё один важный разговор.
Лёжа в кровати, Андрей прислушивался к голосам на кухне. Родители были дома и на работу явно не собирались. Учитывая происходящее на улице, идти сейчас на работу мог только слабоумный. Школа, разумеется, тоже отменялась до окончания карантина. Вспомнив про школу, Андрей потянулся за телефоном, лежащим рядом на тумбочке. Глянув на экран, он не слишком обрадовался. Связь была, пусть и в половину мощности. Однако ни пропущенных звонков, ни сообщений от Маши не было. Он быстро набрал сообщение и попытался его отправить. Лишь после пятой попытки телефон коротко пиликнул, подтверждая доставку. Андрей только положил телефон обратно, как в приотворившуюся дверь зашёл Рэм. Подойдя к кровати, пёс положил голову на одеяло. Андрей погладил его, после чего пёс шумно вздохнул и улёгся на полу комнаты. В открытую дверь заглянул отец.
- Проснулся? Вставай, пошли завтракать!
Андрей не спеша оделся и поплёлся в ванную комнату. Пёс пошёл за ним следом, но в ванную заходить не стал, а разлёгся в коридоре. На вышедшего через десять минут Андрея пёс покосился, но на кухню не пошёл. Андрей расположился на своём любимом диванчике, придвинул вазочку с печеньем и налил чаю. Несколько минут все молчали.
- Пап, мам, вы чего такие грустные? - спросил Андрей, ставя кружку на стол.
- Ты видел, что на улице с утра делается? - ответил вопросом на вопрос отец. - Не спешит никто порядок наводить. Телевизор всякие глупости говорит. Всё чего-то обещают, прогнозируют, к порядку призывают. А если судить по новостям, это происходит уже по всей стране. Везде бардак, эпидемия, люди гибнут сотнями. Так что правительству уж точно не до нашего города.
- Лучше расскажи, сынок, где вчера так долго был? - мать присела на диванчик рядом с сыном. - Ведь вас распустили ещё утром, карантин ввели. Мне подруга рассказала, её дочка тоже в вашей школе учится.
- Как где был? Домой пошёл! - даже удивился подросток.
- Не обманывай мать! - нахмурился отец.
- Да не обманываю я! - возмутился Андрей. - Когда я Рэма-то забрал, по-вашему? Пришёл из школы, взял его и гулять пошёл.
Из коридора, услышав своё имя, тут же пришёл пёс. Андрей снова потрепал его между ушей, и пёс, явно рассчитывающий на прогулку, обиженно ушёл обратно.
- А дальше? - мать, как обычно, была последовательной во всём.
- Дальше, мам, позвонила Маша, - немного смущённо ответил подросток.
- Одноклассница твоя? - отец прекрасно знал ответ, но не упустил случая немного посмущать своего почти взрослого сына.
- Ну да! Позвонила и сказала, что в квартиру попасть не может. И я к ней пошёл, - продолжал рассказывать Андрей. - А оказалось, что её родители тоже заразились!
- Как? - испугалась мать. - Тоже умерли? И стали этими, которые на людей нападают? А что Маша? Бедная девочка!
- Да, мам! - кивнул Андрей. - Заразились где-то, видимо. Маше вчера сосед помог. Он милиционер бывший. Он зашёл осторожно к ней в квартиру, увидел, что случилось с родителями. И Машу к себе увёл. Мы же не знали вчера, что они уже мёртвые. Думали, что просто оба заболели. Милиционер хотел просто оставить их обоих в квартире, чтобы потом вылечить. А Маша бы пока у него пожила.
- Ну и что дальше? - отец встал и налил себе ещё чая.
- Ну а потом мы узнали всё, - в тон ему ответил сын. - Милиционеру позвонили и сказали, что его где-то ждут, вроде как сбор объявили или эвакуацию для своих. И милиционер тогда решил, что надо уезжать. У него вся семья уехала куда-то далеко в гости, он один был. Вот он и решил Машу с собой забрать!
- И ты всё это время с ней был? - спросила мать с неподдельной тревогой.
- Конечно! - кивнул Андрей. - Я им вечером помог собраться, вынести вещи в машину, и они уехали! Машка, правда, уезжать не хотела. Всё не верила, что её родители умерли. Весь день к ним в квартиру рвалась. Вечером пришлось её силой в машину сажать! А потом они уехали, а меня и Рэма до дома подвезли. Вот и всё!
Про то, как они грузили из окна вещи и милиционер стрелял из пистолета в заражённых, подросток решил умолчать. Его рассказа и так хватило для родителей. Они ещё минуту переваривали услышанное, потом отец поставил пустую кружку на стол.
- Ладно, с ними всё понятно. Теперь подумать надо, что дальше делать!
- А что делать? - удивилась мать. - Скоро милиция всех мёртвых перестреляет. Надо просто немного подождать!
За окном и правда изредка слышались выстрелы, почти прекратившиеся ночью. С наступлением утра выстрелы стали звучать всё чаще. Иногда ближе, иногда где-то вдалеке, едва различимые.
- Думаешь, всё так просто? - отец встал и подошёл к окну. - Никто их целенаправленно не отстреливает! Люди просто расчищают себе дорогу, как я думаю. Или своих родных защищают. А количество заражённых с каждым днём и даже часом растёт. Видела, какие они агрессивные? Вон, смотри, по двору ходят!
Андрей подскочил к окну раньше матери. Выглянув во двор, он увидел несколько фигур, бесцельно бродящих по двору. Ещё одна фигура замерла у угла дома. Трое зачем-то долбились ладонями в подъездную дверь дома напротив. Живых людей во дворе не было. Из соседнего с мертвяками подъезда выскочили парень с девушкой, с рюкзаками за плечами и сумками в руках. Они почти бесшумно пробежали через двор и выбежали на улицу. Их заметил только один заражённый, который поплёлся следом, но остановился посреди двора, едва потерял скрывшуюся пару из виду.
- Ну вот! - отец невесело усмехнулся. - Ещё двое решили, что сидеть на месте плохо. А нам что делать? Какие мысли, семья?
- Надо решить, где будет безопаснее всего! - мать снова присела за стол. - Пока что безопаснее всего в квартире.
- Сын, отведи Рэма на балкон! - обратился отец к Андрею. - Сегодня гуляние отменяется, а делать свои дела ему надо. Уговаривай его как хочешь, но прогулка сегодня на балконе.
- Придётся, - пожал плечами сын.
Он встал и пошёл в комнату, позвав пса. Тот обрадованно поскакал следом, чувствуя прогулку. Но Андрей открыл дверь на балкон, вывел пса и потрепал его по загривку.
- Сегодня придётся здесь, Рэмка!
Пёс недоумевающе уставился на хозяина. Он смотрел то на него, то во двор сквозь прутья решётки. Андрей вздохнул и зашёл обратно в квартиру, оставив балконную дверь приоткрытой. Пёс остался на балконе, внимательно осматривая двор. Как будто чувствуя опасность внизу, он поскуливал и иногда слегка взвизгивал.
- Не получается у него! - пожал плечами сын. - На улице хочет побегать.
- Приспичит, тогда получится! - философски заметил отец. - Но это всё лирика, как говорится. С собакой решили, надо и о себе подумать!
Он включил телевизор на новостной канал. Андрей сразу подумал, что это правильно. Мало ли о чём скажут ведущие. Вдруг уже ввели военное положение и через один-два дня наведут порядок. А они тут сейчас дёргаться начнут. К их удивлению, работал федеральный канал новостей. И даже ведущая, немного встрёпанная и уставшая, как обычно сидела в кресле ведущей и зачитывала что-то с бумажки.
« ... - Ситуация продолжает оставаться сложной. В пресс-службе правительства нас заверили, что в самое ближайшее время ситуация будет взята под контроль. На улицы уже выведены дополнительные подразделения милиции, усиленные военными внутренних войск. Мы убедительно просим всех граждан выполнять требования сотрудников силовых структур. Все их действия направлены на наведение порядка. В правительстве рассматривается вопрос о принятии самых жёстких мер... «
- Всё как обычно! - отец переключил на местный канал. - Никто ничего не делает. Все только обещают!
- Надо просто немного подождать! - ещё раз повторила мать. - Если пока до нашего двора никто не добрался, то это ничего не значит! Мест, где людям нужна помощь, очень много. Вот помогут там, потом сразу к нам направятся!
- Ты правда в это веришь? - посмотрел на неё отец. - Запомни, что я тебе скажу. При любой нестандартной ситуации все военные части остаются в расположении вместе с семьями. Запираются и сидят так, пока не придёт приказ сверху. А вот приказы...
Он тяжело вздохнул. Андрей нетерпеливо смотрел на него, не обращая внимания на по-прежнему повизгивающего в соседней комнате пса.
- Что приказы, пап? - наконец не вытерпел он.
- А то, Андрюшка, - ответил ему отец, - что наше военное руководство не отличается скоростью принятия решений. Особенно в условиях, когда ситуация не совсем ясна. Это первое, сын!
- А второе? - мать встала и начала убирать со стола.
- Есть и второе! - кивнул отец. - Армия всегда в первую очередь заботится о сохранении себя как боевой силы. А учитывая наши реалии, все остатки сил будут брошены на то, чтобы охранять наших богатеев. На нас попросту не останется ни сил, ни ресурсов, ни людей! Да и желания, пожалуй, тоже.
- А если людям самим себя защитить? - Андрей взял из вазочки печенье и тут же надкусил его. - Ведь у военных много оружия! Если они раздадут оружие, то это ведь поможет?
- Не говори глупостей, сын! И не болтай с набитым ртом! - сделал замечание отец. - Наша власть больше всего на свете чего боится? Людей с оружием они боятся! А ты говоришь - раздадут!
- Что же нас, совсем без защиты оставят? - повернулась от плиты мать. - Почему милиция бездействует? Ведь это их долг! Вокруг эпидемия! Эти мёртвые агрессивны! Вокруг уже люди гибнут! Людям уже стрелять приходится! А охотничье оружие есть у немногих.
- А вот это, - печально усмехнулся отец, - как раз волнует власть предержащих меньше всего. Ну погибли люди, и что с того? У нас ведь только для гражданских есть наказание за бездействие или за плохую работу. А если тебя не защитили власти или те, кому это по долгу службы положено, то им ничего за это не будет! Руками разведут, плечами пожмут и скромненько улыбнутся. Не успели, мол!
- Как это не успели? Ведь властям нужно только отдать приказ, и военные всю страну вычистят! - горячился парень. - Или пусть раздадут всем оружие, тогда любой человек убьёт заразного сразу же, как увидит.
- Сын, я ведь тебе только что сказал, - улыбнулся отец. – Никто и никогда не даст людям оружие! Люди с оружием опасны не друг для друга, а прежде всего для власти. А в нашей ситуации власть если и прикажет военным защищать кого-то, то вовсе не людей, а самих себя.
- Ты хочешь сказать, что нас просто бросят? - Андрей поставил свою чашку на стол.
- А вот пойдём-ка, сын, посмотрим на ситуацию! - позвал его отец.
Планировка в их квартире была достаточно необычной. Странность заключалась в двух смежных балконах, которые приходились на каждую квартиру. На один из них можно было попасть из комнаты, на другой - из кухни. Многие жильцы сносили перегородку и делали из двух примыкающих балконов один. В результате балкон получался очень просторный. На нём хранили старые вещи, тут же можно было спать летом.
Отец с сыном вышли на балкон, прикрыв за собой дверь. Начинался день, солнце уже поднялось высоко над домами, но народу на улице было мало. Лишь изредка по тротуару проходили люди, пугливо оглядываясь. Проезжали редкие машины, водители которых были испуганы, если судить по их стилю вождения. Где-то далеко раздалась пара хлопков, эхом отразившись от стен домов. Отец с сыном инстинктивно повернули головы и пригнулись, но выстрелы были далеко.
- Видишь, сын? - спросил отец, кивнув во двор.
- Что, пап? - Андрей высунулся за балконные перила, но ничего подозрительного не увидел.
- Ну как же! - отец улыбнулся. - Вон смотри! Машины стоят милицейские, военные по двору бегают. Врачи пострадавших осматривают и в «скорую» увозят! Разве не видишь?
- Не вижу! - сын перевёл недоумённый взгляд на отца.
Через несколько секунд он понял, что имел в виду отец, и начал всматриваться внимательнее. Во дворе и на улице, кусок которой был виден между домами, не было видно никого. Ни милиции, охраняющей покой граждан, ни военных на броне, ни людей в белых халатах. Не было и сотрудников тех самых «силовых структур», которых так любит привлекать власть для усмирения обычных граждан. Никто не торопился спасать людей от странной эпидемии. Никто не спешил очистить улицы от заразившихся, которые по воле судьбы не лежали на асфальте, а ходили по городу, бросались на живых людей и рвали их зубами. Не было вообще никого, только один раз на полной скорости пролетела по улице «скорая» с включёнными маячками. Немногочисленные пешеходы проводили её взглядами и снова поспешили куда-то.
- Чего высматриваете, соседи? - раздался голос слева.
Оба как по команде повернулись. С соседского балкона на них смотрел Игорь, спортивный парень лет тридцати с короткой стрижкой, живший один. Возле него сидел на широких перилах кот, щурясь на яркое солнце и тоже что-то высматривая во дворе. Игорь занимался строительством и имел небольшую убитую «буханку», в которой возил всё, от материалов и инструментов до картошки. Никогда не отказывая тем, кто просил что-то перевезти на его уазике, он иногда помогал и перетащить что-то, и передвинуть, а то и за мелкий ремонт брался. Сейчас он, несмотря на утро, был уже одет в ветровку, как будто куда-то собрался уезжать.
- Привет, Игорь! - отец пожал руку соседу. - Вот смотрим, когда же наши доблестные прибегут нас спасать?
- А чего им нас спасать? - рассмеялся сосед. - Зачем нами вообще заниматься? Преступлений мы не совершили, и звёздочек за наше задержание не дадут. Денег или других «бонусов» у нас нет, взять с нас нечего. Зачем мы им нужны?
- Не может быть, чтобы все такими были! - Андрей даже сделал шаг назад. - Они людей защищают!
- Согласен, парень! - кивнул сосед. - Не все такие. Но даже те, кто захотят помочь, сделать ничего не смогут. Без приказа сверху им даже оружие со складов не выдадут. А отдавать рискованные приказы, за которые потом придётся отвечать, наши пузатые генералы не любят.
- Так чего делать-то планируешь? - перевёл тему отец.
Андрей тоже подошёл поближе, вслушиваясь в разговор.
- Осмотрюсь немного для начала, - пожал плечами Игорь. - Этих заражённых не так уж много, да и медленные они. Еда в доме пока есть, водой тоже запасся. И на крайний случай кое-что имеется!
Только сейчас Андрей обратил внимание на увесистый молоток с длинной ручкой, торчащий из-за ремня брюк. Сам сосед выглядел человеком, готовым без колебаний применить своё оружие, если потребуется. Игорь внимательно осматривал двор, по которому шлялась пара заражённых. Они были неповоротливыми и люди достаточно легко убегали от них. Через полминуты из подъезда напротив вышел ещё один мертвяк и не спеша побрёл куда-то на улицу.
- Так и будешь ждать? - продолжил отец свой вопрос и кивнул вниз во двор. - А если их станет больше? Ведь потом они даже до машины не дадут добраться!
- А куда ехать? - пожал плечами сосед. - Кому мы где нужны? В милицию бежать, что ли? Или за город куда-то уезжать? Без хорошего запаса продуктов и воды нет никакого смысла дёргаться. К тому же, эти мёртвые есть везде. Поэтому если и уезжать куда-то, то только в чистое поле, где вообще никого нет. Переждать инфекцию, подождать, пока порядок наведут.
Он явно задумался о чём-то. Отец только вздохнул в ответ и зашёл обратно в квартиру через вторую дверь, ведущую в комнату. Андрей поплёлся за ним. Они сели в кресла и включили телевизор. В отличие от утреннего эфира, теперь работали уже два канала. Точнее, рабочих каналов было намного больше, но везде была одна и та же картинка. Центральный федеральный канал, эфир которого дублировали сразу несколько станций, вещал о беспорядках, инфекции, наведении порядка и прочем. И только на канале городского телевидения картинка отличалась от всех остальных. Какой-то молодой парень в свитере рассказывал о ситуации в городе. Мелькнули кадры опустевшего отделения милиции, затем корпуса городской больницы. Вид брошенных зданий поразил обоих. Многие окна были распахнуты, возле одного из корпусов стояла явно сгоревшая недавно машина «скорой». Между корпусами больницы бродили какие-то тени, среди которых ярко выделялись несколько врачей в белых халатах.
Просмотр репортажа прервал неожиданно запищавший мобильник Андрея. Он схватил телефон и глянул в экран, надеясь, что это звонит Маша. На экране, разочаровав его, светилась надпись «Саня». Это был один из его одноклассников, с которым они виделись вчера, когда завуч объявляла классу о карантине.
- Алё! Привет, Сань! - заговорил Андрей.
Отец покосился на него и сын вышел обратно на балкон, чтобы поговорить в тишине. Соседа на балконе уже не было.
- Здорово, Андрон! - ответила трубка. - Чего делаешь? Как там у вас?
- Дома сидим, - ответил Андрей. - Нормально всё. Если не считать, что по двору заражённые шляются! А вы как там?
- А мы не дома, мы в школе! - как будто даже радостно ответил Саня. - Помнишь, я как-то рассказывал, что моя сеструха двоюродная бегала в музыкальный класс в соседнюю школу?
- Вроде было что-то такое, - задумчиво протянул Андрей. - И чего вы там делаете?
- Спасаемся! - хохотнула трубка. Но голос тут же стал серьёзным. - Тут в школе организовали пункт спасения для людей!
- Какой пункт? - не понял подросток.
- Людям помогают, говорю же. Вроде центра эвакуации. Мы тут всей семьёй. Тут стены крепкие, забор вокруг школы. Пускают всех! Тут даже оружие у людей есть!
Он понизил голос на последних словах. Андрей усиленно соображал.
- Алё, ты слышишь меня? - заговорила трубка. - Приезжайте тоже сюда, если вдруг чего! Тут безопасно, еда есть!
- Хорошо, Сань, я тебя понял! - ответил Андрей. - Я передам отцу!
Связь неожиданно оборвалась. Уровень сигнала был очень низким, батарея тоже почти разрядилась. Андрей покачал головой и вошёл в квартиру, поставив телефон заряжаться. Он подошёл к отцу, который всё ещё смотрел репортаж местных новостей.
- Пап, мне тут Санька позвонил, - повернулся он к отцу.
Отец молча глянул на него. Подросток подошёл и сел в пустое кресло. Из кухни пришла мать с бутылкой минералки и тремя стаканами. Поставив их на столик, она опустилась на диван рядом с отцом.
- В общем, он мне тут сказал, - замялся Андрей. - В сорок шестой школе, куда его двоюродная сестра ходила, какой-то пункт организовали.
- Какой пункт? - снова посмотрел на него отец.
- Санька говорит, что людям помогают, - ответил сын. - К ним можно прийти и переждать инфекцию. Саня сказал, что там безопасно. Забор, люди, еда есть. Даже оружие есть у людей!
- Какое оружие? - мать, как раз наливавшая минералку в стакан, чуть не расплескала её.
- Да обычное! - пожал плечами отец. - Несколько человек с ружьями охотничьими, скорее всего! Вон они, стреляют!
Он кивнул на окно, где время от времени раздавались хлопки, то громкие, то потише.
- И что, сын? - снова повернулся он к Андрею.
- Да так! - сын немного смутился. - Просто это место, где можно переждать, если тут опасно станет.
- Думаешь, там лучше? - отец взял со столика стакан и осушил его практически залпом.
- Знаешь, он прав, - неожиданно сказала мать. - Если где и будут помогать людям, то именно в таких местах, где много людей. Может, милиция приедет или врачи! А по квартирам или по дворам людей вряд ли будут искать!
- Значит, говоришь, даже оружие есть? - видно было, что отцу эта мысль нравилась всё больше и больше.
- Да, пап! - кивнул Андрей. - Саня сказал, что там безопасно.
- Над этим стоит подумать! - задумчиво произнёс отец.
Он взял стакан, снова наполнил его и вышел на балкон. Сын последовал за ним. Туда же вышел пёс, виновато поглядывающий на хозяина. Андрей убрал за ним, пока отец продолжал думать, задумчиво попивая минералку. Наконец, что-то решив, он повернулся к соседскому балкону.
- Игорь! - громко позвал он, спугнув кота, спящего на старой облупившейся от времени тумбочке.
Кот убежал вглубь соседней квартиры, дёргая хвостом. Из дверей вышел сосед с кружкой чего-то горячего в руке.
- Вы чего кота моего напугали? - осведомился он. - Случилось чего?
- Твоя «буханка» на ходу? - поинтересовался отец. - Мысль есть неплохая, но для этого нужна машина!
- Причём обязательно моя? - ухмыльнулся сосед и подошёл к краю балкона. - Излагай, чего придумал.
Из-за балконной двери выглянул кот и, убедившись в безопасности, снова запрыгнул на своё место. Развалившись на тумбочке, он закрыл глаза, лишь изредка дёргая ушами в направлении раздававшихся иногда то ближе, то дальше выстрелов.
- Место вроде как есть, в котором можно переждать, - сразу «взял быка за рога» отец. - Сорок шестую школу знаешь?
- Оттарабанил там десять лет! - рассмеялся Игорь. - От первоклашки до последнего звонка! И что?
- Там, по слухам, что-то организовали, - пожал плечами отец. - Центром спасения называют! Там ограда крепкая и стены. Людей много!
- Ага, ограда там хорошая! - кивнул сосед. – Мы в своё время тысячу раз, наверное, лазили через неё, прутья дёргали - так ни одного и не смогли выдернуть. Приходилось вокруг школы ходить, чтоб на территорию попасть. Хороший забор, да! Наследие советского режима!
Он улыбнулся, явно вспоминая своё школьное детство. Отец не дал ему долго раздумывать.
- Вот мы и думаем туда перебраться! - он кивнул головой куда-то в сторону невидимой с балкона школы. - Если там действительно много людей, то наверняка и еда есть, и вода. И даже врачи могут оказаться, чём чёрт не шутит!
- Ну и? - Игорь вопросительно посмотрел на отца. - Хочешь меня туда сманить? А ты уверен, что я захочу туда перебраться?
- Нет, Игорь! - отец покачал головой. - Дело немного другое. У нас нет машины. Пешком туда идти слишком опасно! Если хочешь вместе с нами перебраться в школу, то делать это придётся на твоей машине.
- А если не захочу, то застрянете здесь вместе со мной? И будете пережидать в квартире? - сосед явно задумался. - Подумать надо!
Он замолчал, обдумывая варианты. Пару раз почесав подбородок и один раз затылок, он перегнулся через перила и глянул вниз. Почесав кота за ухом, он вздрогнул от выстрела, раздавшегося где-то недалеко.
- Собственно говоря, мы ничего не теряем! - повернулся он. - Я знаю место, куда можно уехать, если в школе не понравится. Давайте попробуем! Слышишь, морда пушистая? Скоро в гости поедем!
Он погладил кота, который так и лежал на тумбочке, и снова повернулся к соседям.
- Как быстро сможете вещи собрать? - спросил он.
- Час, может чуть больше! - пожал плечами отец. - Вещи на несколько дней, еда, документы. За полтора часа управимся, я думаю!
- Я тоже успею, - кивнул Игорь. - Только как выходить будем? По двору заражённые ходят. А если и в подъезде на них напоремся?
- Мы вчера прямо из окна вещи вытаскивали! - влез в разговор Андрей.
Отец нахмурился, услышав слова сына.
- В принципе можно и так, - пожал плечами Игорь. - Значит, надо сумки собирать с таким расчётом, чтобы ничего не разбилось. Или вообще ничего бьющегося с собой не брать!
- Тогда мы пошли собираться! - отец кивнул соседу и зашёл в комнату. - Так, сын! Кидай свои вещи на диван, а я пошёл на кухню!
Он исчез в коридоре, а подросток пошёл в свою комнату, позвав за собой пса. Там он быстро выбрал пару комплектов одежды, которую отнёс вместе со своим походным рюкзаком и большой сумкой на диван. Они иногда выбирались всей семьёй куда-нибудь на несколько дней, поэтому опыт сборов у Андрея был. Отмахиваясь от пса, почувствовавшего близкую поездку, которые он очень любил, Андрей в несколько приёмов перетащил на диван в комнате все нужные вещи и ещё одну спортивную сумку. Свалив всё в кучу, Андрей прислушался к разговору родителей на кухне. Рэм тоже навострил уши.
Скоро из кухни появились родители. Отец уже объяснил матери, куда они собираются. Они тоже направились к себе в комнату собирать вещи, наказав Андрею проследить за плитой.
Зайдя на кухню, Андрей негромко присвистнул, чего отец никогда не одобрял. На кухню, услышав свист, тут же примчался пёс. Подросток, не обратив на Рэма никакого внимания, открыл холодильник и вытащил из него колбасу. За несколько минут порезав её, он сложил все продукты в большие пакеты и выключил плиту, на которой варились яйца. Вспомнив про пса, Андрей пошёл в кладовку и притащил в комнату огромный пакет собачьего корма. В комнате уже стояли два набитых рюкзака, с которыми родители ездили на природу. Отец упаковывал вещи Андрея и всякую мелочёвку, оборачивая для верности одеждой всё, что могло повредиться. Пакет с кормом едва влез в большую спортивную сумку. Ещё одна такая же была предназначена для продуктов. Взяв её, мать вышла из комнаты.
- Попробуем? - отец взял оба рюкзака и понёс их на балкон.
Андрей схватил свои сумки и пошёл за отцом. За два раза они перетащили все вещи, заняв почти всё пространство балкона. На соседнем уже лежали рюкзак и спортивная сумка. Появившийся сосед поставил на тумбочку кошачью переноску, в которой уже сидел полосатый зверь, глядя наружу своими зелёными глазами.
- Ну что, готовы? - он бросил взгляд на кучу вещей.
- Почти! - кивнул отец. - Осталось одеться.
- Подъезд не проверяли? - спросил Игорь и кивнул вниз, во двор. - А то вон ходят по двору. Вдруг и по подъезду шляются?
- Рэмка нервничает! - снова вмешался Андрей. - Я ещё вчера заметил, что ему заражённые не нравятся! И сейчас тоже иногда возле двери скулит.
- Это уже хуже, - констатировал отец. - Вещи мы отсюда сбросим вниз, как собирались. А самим как спускаться?
- Нормально спустимся! - кивнул сосед и помахал монтировкой. - Башку проломлю запросто, и ни один мент не подкопается. Живой или не живой, всё равно самооборона получится.
- Хорошо, тогда делаем так! - отец повернулся к Андрею и жене, тоже вышедшей на балкон. - Первыми выходим мы, втроём. Сын, остаёшься с Рэмом здесь. Мы подгоним машину к балкону и погрузим вещи. Потом я за тобой вернусь! Попробуй, сможешь вещи поднять через перила? Вот этот рюкзак самый тяжёлый.
Подросток с небольшим трудом, но всё же смог поднять рюкзак отца на уровень перил. Отец кивнул и застегнул куртку. Приняв от соседа вещи, он сложил их вместе с остальными в одну кучу.
- Игорь, пошли?
Сосед кивнул и исчез в квартире, прихватив кота. Родители тоже пошли к входной двери, прихватив сумки и пакет с едой. По пути отец ещё раз напутствовал Андрея.
- Закроешься изнутри! Как только выбросишь все вещи, маякнёшь мне и сразу иди к дверям вместе с псом. Ждите меня, сами не выходите. Всё понял?
Андрей кивнул и защёлкнул входную дверь. Через пару секунд щёлкнул замок на соседской двери. Пёс посмотрел на хозяина, явно недоумевая, что люди поехали на природу без него. Андрей погладил пса, приготовил поводок и пошёл на балкон.
Через минуту подъездная дверь аккуратно открылась. Трое взрослых вышли на тротуар и, стараясь не привлекать внимание бродивших по двору заражённых, пошли к машине. Быстро закинув вещи в машину, все трое забрались внутрь. Через пару минут машина тронулась и тихо поехала по двору, едва слышно шурша по асфальту покрышками. Один из заражённых проводил машину взглядом, но не пошёл следом за ней, а остался стоять посреди детской площадки.
Повернув за угол, машина остановилась. Из неё вышел отец и поднял голову. Андрей кивнул ему и начал бросать вниз сумки и рюкзаки, стараясь попадать на низенькие кусты сирени. Управившись за минуту, Андрей промаячил отцу, который забрасывал сумки в салон машины. Тот закинул последний рюкзак в салон, помахал сыну, затем что-то сказал сидевшему за рулём Игорю и быстрым шагом пошёл к углу дома.
Андрей взял поводок и, выйдя в комнату, пристегнул его к ошейнику собаки. Он был уже одет и обут. Пёс, предчувствуя прогулку, пошёл к двери, но в прихожей опять занервничал и едва слышно заскулил. Хозяин постарался успокоить его, но оба вздрогнули, когда раздался стук в дверь. Пёс навострил уши, а Андрей отомкнул замок, узнав стук отца.
- Готов, сын? - отец закрыл дверь и начал спускаться вниз по лестнице. - Иди тихо и Рэма держи. Там дверь открыта на втором этаже, но проверять было некогда. Боюсь, что там заразился кто-то. Придётся идти как можно тише
Они аккуратно спускались вниз, пока не подошли к пролёту, ведущему к площадке второго этажа. Рэм вдруг заскулил и остановился. Хозяин дёрнул поводок, но пёс упорно не хотел идти вниз.
- Ах ты ж! - едва сдержался от ругательства отец.
Он аккуратно высунулся из-за перил и пару секунд смотрел вниз. Повернувшись к сыну, он потащил его наверх. Пёс радостно побежал следом за ними, оглядываясь назад.
- Сын, садись в лифт и езжай вниз! - отец нажал кнопку вызова, и где-то наверху загудел мотор. - По лестнице мы не пройдём, там вся семья стоит, из пятой квартиры.
Андрей с тоской взглянул на отца. Разумеется, он знал эту семью. Молодые родители души не чаяли в своих дочках-близняшках пяти лет и старшем сыне восьми лет. Все трое детей любили потрепать Рэма за ушами, когда встречали его перед подъездом. Пёс, любивший детей, всегда с радостью позволял им это.
Пиликнул подъехавший лифт. Андрей зашёл в распахнувшиеся створки и потянул за собой пса, который очень не любил ездить в лифте. Уже почти нажав «единичку», он повернулся к дверям. Отец стоял на площадке, а не вошёл в лифт.
- Сын, слушай меня! - отец был крайне собран. - Я не знаю, что делается на первом этаже. Сейчас я их отвлеку, они пойдут ко мне. Те, кто могут быть на первом этаже, тоже отвлекутся. Тогда ты сможешь пройти по первому этажу и выйти на улицу!
- А ты как же? - растерянно переспросил подросток. - Они же на тебя набросятся!
- Всё хорошо будет, сын! - подмигнул ему отец. - Езжай давай!
Отец сам нажал кнопку первого этажа, и двери почти сразу, зашуршав, сомкнулись. Через секунду послышался его громкие крики.
- Сюда идите! Чё смотрите, а? К вам обращаюсь! Испугались, что ли?
За те несколько секунд, что лифт преодолевал расстояние в два этажа, подросток успел услышать много чего о заражённых и об их родственниках. Если бы не ужас ситуации, то он обязательно рассмеялся бы. Отец, оставшийся наверху, говорил всё подряд, лишь бы привлечь к себе побольше внимания. Даже через шуршание тросов лифта его голос был слышен очень хорошо.
Через несколько секунд лифт замер. Андрей осторожно выглянул из разъехавшихся дверей, удерживая пса, который всё так же поскуливал и норовил выскочить из лифта. По всей видимости, он хотел побыстрее оказаться на улице. На площадке первого этажа никого не оказалось, но на лестнице, ведущей вверх, паренёк увидел спину медленно тащившегося вверх мертвяка. Стараясь не шуметь, Андрей тихо прошёл по площадке и открыл подъездную дверь. Пёс, почуяв свежий воздух, рванулся вперёд и залаял. Андрей тут же повернулся и закричал как можно громче, стараясь на этот раз отвлечь заражённых на себя.
- Папа, я вышел! Папа, я на улице!
Пёс вдруг сильно дёрнул поводок, и подросток буквально вылетел на улицу, чуть не упав. Подъездная дверь громко хлопнула. Рэм рвался к машине, как будто понимая, что там сейчас безопаснее всего. Подросток, постоянно оглядываясь на подъездную дверь, побежал к распахнувшейся дверце автомобиля. Как он не старался, но разглядеть что-либо в окнах подъезда не мог.
- Андрей, садись! - закричала из салона мать. - Быстрее! Где отец?
В её голосе сыну почудились истеричные нотки. Запихнув в салон собаку, он совсем было собрался залезть туда сам, как вдруг звон разбитого стекла заставил его в очередной раз оглянуться.
Стёкла одной из рам разбились от сильного удара и полетели наружу. Вместе с осколками и кусками деревянной рамы на бетонный козырёк, нависающий над подъездом, выпала женщина в домашнем халате. При падении с неё слетели тапочки, а халат распахнулся, обнажив искусанное окровавленное тело, которое не удержалось на козырьке. Женщина ударилась о край бетонной плиты и соскользнула с неё на подъездные ступеньки.
- Садись! - закричал сосед с водительского места.
Андрей запрыгнул в салон, кое-как уместившись на сумках в заполненном салоне. На соседнем сидении выл, как пароходная сирена, перепуганный кот, забившись в угол переноски. Пёс забрался между рюкзаками и скулил, не переставая. Захлопнув дверь, Андрей тут же выглянул в окно. Машина тронулась и начала разворачиваться. Андрею стало плохо видно со своего места и он, наступая на сумки, бросился к другому окну.
На козырёк снова посыпались куски стёкол. Через несколько секунд показался и человек. Андрей узнал бы этот тёмно-синий спортивный костюм из тысяч других. Отец вылез из окна, повиснув на вытянутых руках, и спрыгнул с высоты двух метров на козырёк. В окне тут же показались два или три силуэта.
- Назад! - повернувшись к водителю, закричал подросток. - Там отец на козырьке!
Через пару секунд машина, заложив крутой поворот, уже ехала к подъезду. Андрей, наблюдая за отцом, увидел, как в оконном проёме толпятся несколько человек, явно мешая друг другу. Следом за выпрыгнувшим отцом из разбитого окна выпала маленькая девочка в юбке и кофточке. Едва не упав прямо на человека, она тоже очутилась на козырьке. Не обращая никакого внимания на явные переломы, она тут же потянулась окровавленными ручками к мужчине.
Всё это Андрей успел рассмотреть за те несколько секунд, пока машина летела к подъезду. Отец успел спрыгнуть вниз, но девочка последовала за ним. Она поползла на руках и упала с козырька на асфальт.
Андрей распахнул заднюю дверь, когда машина остановилась в пяти метрах от подъезда. Отец, однако же, в переполненный салон не полез, а забрался рядом с водителем, оббежав «буханку» по кругу. Подросток захлопнул свою дверь и увидел, как упавшая на асфальт девочка снова начала шевелиться. Машина взревела двигателем и поехала по двору, пробираясь между газоном и детской площадкой. В заднее окно машины Андрей увидел, как из разбитого окна выпал ещё один человек - взрослый мужчина в шортах и почему-то голый по пояс.
- Ты не поранился? Зачем ты там остался? - испуганно спросила мать, пытаясь добраться до отца.
Отец повернулся к семье, сидящей в салоне. Его лицо было весёлым, но глаза горели огнём.
- Так было нужно! - отрубил он и вдруг подмигнул сыну. - Нормально всё, сын? Да не порезался я! Уйми Рэма, а то охрипнет.
- Кота там моего не обижайте! - крикнул с водительского места сосед.
Он уже выруливал со двора на улицу, стараясь держаться подальше от тротуара. Откуда-то сбоку ему замахали, прося подвезти, но он проигнорировал людей. Машина, развернувшись через сплошную линию разметки, понеслась к сорок шестой школе.

6.5. Квартира в центре города. День второй, «испуг». Утро.

Своё утро Олег начал с того, что первым делом включил маленький телевизор, висевший в спальне на стене. Вылезать из кровати абсолютно не хотелось, и он ещё некоторое время смотрел телевизор, обнимая спящую жену.
Вынужденное безделье нисколько его не тяготило. Он рассматривал внеочередной выходной как небольшое приключение. То, что на улице вчера стреляли, воспринималось им настороженно, хотя и без явного фанатизма. За свою жизнь он видел много случаев, когда после небольшой стрельбы или беспорядков появившиеся «представители власти» быстро наводили порядок. Вот и сейчас он ждал только, когда на улицах появятся вооружённые люди в погонах, в милицейской форме или камуфляже. Ему виделось, что они смогут быстро справиться с ситуацией на улицах, изолировать заражённых и спасти людей.
За себя и жену он не волновался. Дома были еда и оружие. Крепкие стены и стальная дверь квартиры были хорошей защитой от мертвецов, бродящих снаружи.
- Уже проснулся? - Влада потянулась, не открывая глаз, и обняла мужа. - Как хорошо, что сегодня рано вставать не надо!
Подъём пришлось отложить ещё почти на час. Потом Влада встала с кровати и, не одеваясь, пошла в ванную. Олег полюбовался её прекрасным телом и перевёл взгляд на бубнящий телевизор. Там как обычно показывали какую-то жуть, и Олег потянулся за пультом, лежавшим на тумбочке возле сотового телефона. Пощёлкав по каналам, Олег выяснил, что работает только один федеральный канал. Второй канал, местный, тоже работал, но показывали по нему какой-то репортаж. Прибавив громкость и бросив пульт на одеяло, Олег приготовился слушать. Из ванной доносился звук льющейся воды, но Олегу было уже не до него. Появившийся в кадре усталый ведущий начал перечислять всё случившееся в городе за вчерашний день. Основной темой выпуска и причиной случившегося была, конечно же, инфекция и заражённые. От перечисления того, что случилось только в их городе, Олегу стало немного не по себе. Ведущий назвал в списке пострадавших служб практически все городские больницы, поликлиники и станции скорой помощи. Кроме того, в список попали почти все отделения милиции, офисы частных охранных агентств, пункты ГАИ и МЧС. Если верить ведущему, то получалось, что власти в городе больше нет. Пессимизма прибавило и коротенькое видео со сгоревшими машинами возле здания городской администрации. Несколько ещё дымившихся остовов того, что ещё вчера было дорогими иномарками, никто не спешил тушить. Да и по всему городу, как рассказывал ведущий, количество дорожно-транспортных происшествий исчислялось едва ли не сотнями. Было много пострадавших и даже погибших, к которым никто не выехал.
- Неплохо день начинается! - Олег выключил телевизор, прервав на полуслове ведущего.
Он встал с кровати, услышав, что Влада уже вышла из ванной. Пройдя туда, он уделил своему утреннему туалету должное время, даже побрившись. На кухне, как он слышал из-за двери, тоже был включён телевизор. Женский голос взволнованно рассказывал что-то, но из-за льющейся воды слова было трудно различимы.
Выйдя на кухню, Олег мельком глянул на экран. Девушка, взволнованно рассказывающая что-то, была знакома Олегу. Один из офисов местной телекомпании располагался в «Бизнес-Сити» на одном из верхних этажей. Олег иногда видел эту девушку в холле здания или когда ехал на лифте. Вспомнив то, что произошло вчера на работе, он удивлённо хмыкнул.
- Что случилось? - Влада поставила перед мужем чашку с чаем, придвинула поближе вазочку с печеньем и конфетами.
- Ведущая, - кивнул на телевизор Олег. - Я её знаю.
- Откуда? - нахмурилась жена.
- Работаем мы с ней в одном здании, - Олег сделал глоток. - Их офис выше нашего на несколько этажей, вот и вижу её иногда.
- И что? - Влада тоже взяла чашку, но пить чай явно не спешила.
- Понимаешь ли, - Олег тщательно подбирал слова, чтобы не слишком напугать жену, - я ведь тебе уже говорил, что у нас вчера на работе случилось. И как мы выбирались, тоже уже рассказал.
- Я помню, - кивнула ему жена, сделав глоток горячего напитка, - и при чём тут она?
- Она, по идее, должна была остаться в офисе, - мужчина пожал плечами.
Оба перевели взгляд на экран телевизора, где всё та же ведущая рассказывала какую-то новость. Она была встрёпанной, но явно не выглядела заразившейся. Картинка сзади неё тяготила, будоража Олегу память и вызывая в памяти воспоминания о том, что произошло вчера в подвале и магазинчике офисного здания. Через несколько секунд он заметил в углу надпись «прямой эфир» и удивился ещё больше.
- Она же репортёрша, - пожала плечами Влада. - Может, как раз на выезде была?
- Может быть, - вздохнул Олег. - Хорошо, если так. Одним погибшим меньше.
Он взял чашку с чаем и обхватил её ладонями, как будто хотел согреть об неё замёрзшие руки. Задумчиво поглядывая на телевизор, где одна за другой сменялись картинки, как будто в калейдоскопе, он сделал сразу несколько глотков. Из раздумья его вывел звук клаксона и удара автомобиля, явно врезавшегося во что-то
- Ты так вздыхаешь, как будто тебе её жалко! - Влада улыбнулась, и в её глазах зажглись озорные огоньки. - И много у тебя там таких знакомых? Или она особенная?
- Полное здание таких особенных, - Олег улыбнулся жене, и огоньки в её глазах зажглись ещё ярче. - Ты же знаешь, как это бывает. Из года в год одни и те же люди ходят работать в одно здание. Вот лица и запоминаются.
- Не продолжай! - Влада засмеялась тем особенным смехом, который всегда нравился Олегу. - Я прекрасно знаю, сколько девушек работает в офисных зданиях. Если бы я ревновала тебя к каждой девчонке, которая прошла мимо твоего офиса по коридору, то сошла бы с ума!
- Спасибо за чай! - Олег одним глотком осушил чашку, которую всё так же держал в руках.
Он поставил чашку на стол и отошёл к окну. Посмотрев вниз, он изумился и подозвал жену.
- Смотри, чего делают! Вот ушлые ребята! Молодцы, что тут скажешь!
- Вот это да! - оторвавшаяся от мытья чашек Влада подошла и тоже увидела творящееся внизу. - Совсем с ума посходили, что ли? Сейчас же милиция приедет!
- Скорее, охрана, - поправил её Олег. - Я проходил мимо магазина вчера, он закрыт был почему-то. Да, скорее всего, скоро приедут. Сигнализация должна быть включена.
Он обнял жену и вместе они стали наблюдать за действиями группы разномастно одетых молодых людей. Двое были в обычных футболках и джинсах, ещё трое носили спортивные костюмы. Вся группа приехала на двух потрёпанных иномарках. Быстро подбежав к витринам магазина, парни разбили одну из них и проникли внутрь. Двое остались снаружи и принялись внимательно осматриваться. На немногочисленных прохожих, которые пугливо переходили на другую сторону улицы, они попросту не обращали внимания. Опознать грабителей люди не смогли бы, потому что лица у всех пятерых были закрыты. Двое намотали на себя какие-то цветные платки, ещё двое использовали для маскировки женские колготки, а один даже напялил чёрную балаклаву - маску с прорезанными отверстиями для глаз и рта.
Из арки дома вышли двое окровавленных людей. Первой шла немолодая женщина в деловом костюме и одной туфле, которая явно портила ей походку и мешала быстро передвигаться. За ней ковылял подросток в модных брюках и курточке, на спине которого до сих пор болтался китайский рюкзак «тактического» типа из ближайшего магазина. Очевидно, обоих привлёк шум разбитого стекла и звон осыпавшихся осколков. Один из парней тут же повернулся к ним и сунул руку в карман, достав что-то из бокового кармана ветровки, накинутой на плечи. Оба мертвяка заметили неподалёку движение и направились к стоящим машинам. Точнее, один поковылял неуклюжей походкой, а второй пошёл достаточно быстро, как очень спешащий куда-то по своим делам человек. Парень, увидевший их, стоял спокойно, как будто увидел знакомого, и смотрел на приближающегося мертвяка. Когда до него оставалось не более пяти метров, парень поднял руку навстречу мёртвому человеку. Мелькнула небольшая вспышка, раздался хлопок, хорошо слышный даже через стеклопакеты, и окровавленный человек повалился на землю. Второй мертвяк, несколько отставший от первого, через несколько секунд тоже оказался возле стоящей машины. Женщина в костюме шла, уставившись на парня в платке, так и стоявшего с пистолетом в руке, поэтому не заметила тело паренька с рюкзаком, лежащего на тротуаре. Сделав ещё шаг, женщина споткнулась и упала практически под ноги вооружённому человеку. Грабитель не стал дожидаться, пока барахтающаяся на земле женщина встанет. Наведя на неё пистолет, он выстрелил ещё раз, потом плюнул в замершего мертвяка и отошёл обратно к машине.
Через несколько секунд из проёма витрины выскочили три человека, которые несли что-то в объёмных пакетах. Они быстро покидали всё в распахнутые двери одной из иномарок, потом снова исчезли в недрах магазина. Появившись снова через несколько секунд, они обронили что-то ярко-красное на тротуар. Олег пригляделся и присвистнул.
- Ювелирку обчистили! Молодцы!
Лежавший на полу предмет оказался лотком, в котором обычно выставляют драгоценности. Один из людей наступил на него ботинком, практически раздавив, и все трое снова исчезли. Выбежав в третий раз, они наконец-то расселись по машинам, затащив в салоны машин несколько пакетов с эмблемой продуктового магазина. Один из них тащил коробку с какими-то бутылками. Двери захлопнулись, обе машины тут же сорвались с места и исчезли за поворотом. Олег оглядел улицу, надеясь заметить спешащих к месту ограбления охранников или милиционеров, и сразу понял причину спешки грабителей. К месту происшествия, привлечённые недавними выстрелами, подходили с разных сторон не менее десятка человек. Внешний вид идущих к разбитой витрине людей не вызывал никаких сомнений об их самочувствии. Все они явно были мертвы. Их объединяла ковыляющая походка, окровавленная одежда и нелепость в поведении. Столпившись возле разбитых витрин, они замерли в растерянности. Некоторые даже забрались в витрины, будто надеясь найти там тех, кто недавно шумел.
Вся эта сцена заняла всего пару минут. Олег в очередной раз поразился наглости людей, которые при первой возможности принялись грабить магазины и подгребать под себя всё, что плохо лежит. Похоже было, что никто к разграбленному магазину так и не приедет. Замершие возле него мёртвые люди постепенно разбрелись в разные стороны, а потом почти все ушли на соседнюю улицу.
- Вот так! - Олег отошёл от окна и ушёл в комнату. Влада пошла вместе с ним. - Кто-то погибает от заразившихся, помощи просит. А некоторым и так неплохо. Обогащаются, магазины грабят, стреляют почём зря. Не дай бог, и до серьёзных преступлений дойдут!
- Кому война, а кому мать родная, - пожала плечами жена. - Не нам их судить! Милиция ими займётся, да и застрахована ювелирка была, скорее всего.
Они сели на диван и включили телевизор. Делать им в данный момент было абсолютно нечего. Выход из складывающейся ситуации виделся только один. Дожидаться, пока власти наведут порядок, казалось им сейчас самым правильным. Олег мысленно пересчитывал, сколько у него патронов в сумке и магазинах. Непонятное отсутствие милиции начинало немного напрягать. В голове всё чаще мелькала назойливая мысль, что придётся самому стрелять в людей. Пусть заразившихся и уже умерших, но всё же в людей. Вспомнив о двоих, застреленных им в магазине торгового центра, да ещё и из чужого пистолета, он только поморщился. Угрызений совести от того, что выпустил две пули в ходячие трупы, он совершенно не испытывал.
Влада беспокоилась о своих родителях, живущих в небольшой деревне соседней области. Не слушая голоса репортёра, доносящегося с экрана телевизора, она пыталась дозвониться до отца с матерью. Несколько раз набрав номер, она так и не смогла пробиться через перегруженную сеть. Положив телефон на столик, стоявший возле дивана, она повернулась к мужу.
- Нет связи! - пожаловалась она. - Как думаешь, с ними всё в порядке?
- Разумеется! - успокоил жену Олег. - Тесть в обиду себя не даст!
Отец Влады был охотником и жил в крепком двухэтажном доме в большом селе. Несколько дворовых построек и добротный забор превращали внутренний двор их участка практически в крепость против мертвяков. Разумеется, живой человек без труда преодолел бы и забор, но против не слишком умных заражённых это была непреодолимая преграда. А если принять во внимание, что в доме было два ружья, то беспокоиться о родителях Влады не стоило совершенно.
Олег, глядя в экран телевизора, тоже прикидывал варианты отъезда к родителям жены. Его машина, не слишком новый «ниссан», стояла внизу возле подъезда, на дворовой парковке, которую в прошлом году сделала управляющая компания. Но это был крайний шаг на тот случай, если отсидеться в квартире всё же не получится. Он сидел и смотрел в экран, прослушав следующий вопрос жены. Ему не давала покой какая-то мысль, засевшая глубоко в мозгу, ухватить которую никак не получалось.
- Олежек, ты что, уснул? - Влада ткнула мужа кулачком в бок.
Олег моментально очнулся и перевёл взгляд на жену.
- Ты что-то спросила? - обеспокоенно спросил он.
- Да, спросила! - Влада состроила недовольную рожицу. - О чём задумался, спрашиваю?
- Да вертится что-то. Мысль какая-то, никак поймать не могу! - пожаловался Олег жене.
Он поднялся с дивана и подошёл к окну, выходящему на ту же сторону, что и кухонное окно. Выглянув из него, он разглядел одинокий раздавленный лоток возле магазина и два трупа, вповалку лежавшие рядом с разбитой витриной. Что-то отчаянно семафорило в его мозгу, но он так и не мог понять, что именно. И только бросив взгляд на витрину магазина, его вдруг осенило.
Не говоря ничего жене, Олег оделся и выудил с вешалки две больших хозяйственных сумки. Взяв из тайника пистолет, он положил его в карман и сгрёб с полки ключи.
- Ты куда собрался? - Влада выскочила из комнаты. - Там же заражённые ходят! Тебя ведь убьют!
- Не убьют! - Олег подмигнул жене. - Я продуктов мало принёс. А в этом магазине, который обчистили только что, был небольшой продуктовый отдел. Сейчас схожу быстренько за покупками и вернусь.
- Не ходи, там же они! - из глаз Влады брызнули слёзы. - Они тебя укусят! Я тебя не пущу!
- Не укусят, они убежали уже, - улыбнулся Олег. - Не веришь, иди сама посмотри!
Он убрал руки повисшей на нём жены и вышел за порог, прихватив сумки. Аккуратно закрыв дверь, он прислушался. Сердце отчаянно колотилось, но в подъезде было тихо. Спустившись до первого этажа, Олег аккуратно приоткрыл дверь и выскользнул наружу.
Чтобы выйти на улицу, нужно было обойти дом. Именно это Олег и сделал, заметив в дальнем конце двора всего одну замершую фигуру. Выскочив на улицу, он пересёк проезжую часть и оказался возле разбитой витрины. Два трупа так и лежали возле груды высыпавшихся стёкол и опрокинутой мусорной корзины, которую зацепили налётчики крылом своей машины. Бросив взгляд внутрь магазина, Олег оглянулся на свой дом и заметил в одном из окон знакомое лицо. Влада, волнуясь, следила за тем, как он аккуратно подошёл к краю витрины магазина, стараясь не наступать на разбитое стекло.
Олег внимательно осмотрелся по сторонам. Трое прохожих спешили пройти мимо него, как будто он собирался их убить. Больше рядом с магазином никого не было. Где-то неподалёку раздался выстрел из ружья, и Олег нырнул внутрь магазина. Он очень хорошо помнил планировку магазина, поэтому быстро прошёл мимо кассы и принялся наполнять продуктами обе сумки. Потратив десять минут, он набил обе сумки до отказа, застегнув замки, и попробовал приподнять их. Вес получился значительный. Оставалась одна мелочь, небольшая, но крайне нужная. Он отсчитал несколько купюр и аккуратно положил их возле кассы, которую грабители почему-то даже не попытались открыть.
Взяв в каждую руку по сумке, Олег направился к выходу. Запыхавшись, он не сразу услышал какие-то звуки, раздававшиеся снаружи. Выпрыгнув из витрины, Олег по инерции сделал несколько шагов, поднял глаза и обомлел. Прямо перед ним, опустившись на карачки, рвали зубами своих застреленных «коллег» невесть откуда взявшиеся мертвяки. Олег резко остановился, и это его спасло. Впрочем, мертвяки были слишком заняты своей трапезой, и на шаги подошедшего вплотную человека отреагировал всего один из пяти. Он повернул в сторону мужчины голову и оскалил зубы, как будто намереваясь зарычать.
Олег отреагировал чисто инстинктивно. Его руки были заняты, поэтому он с размаху пнул своим ботинком обернувшегося мертвяка. Удар хорошего усиленного ботинка пришёлся в челюсть, мертвяк упал на бок. Впрочем, это не помешало ему тут же подняться обратно на карачки и попытаться встать. Олег услышал шаркающие шаги позади, как будто сзади него, не поднимая ног, шёл инвалид. Он обернулся и увидел ещё одного зомби, мужчину лет сорока в синем комбинезоне техника. Олег бросил сумки, выхватил пистолет и бросился к стене дома. Встав возле неё, он бросил взгляд на окна своей квартиры и увидел в одном из них перепуганное лицо своей жены.
Щёлкнув предохранителем, мужчина совместил прицельные приспособления в одну линию, сфокусировав их на центре лба идущего к нему мертвяка. Тот шатался, как пьяный, поэтому поймать цель сразу не получилось. Вспомнив занятия в тире с упражнением на качающейся мишени, Олег поймал момент, когда мертвяк, наклонившись в одну сторону, на секунду замер. В то же мгновение мертвяка откинуло к стене, а Олег, резко развернувшись, поймал в прицел второго, который уже начал подниматься на ноги. Так и не успевшего встать мертвяка откинуло на третьего, который всё никак не мог оторваться от своей трапезы. Получилось куча из тел, и Олег, воспользовавшись ей и спрятав пистолет в карман, подхватил обе сумки и со всех ног бросился через проезжую часть.
Забегая за дом, он оглянулся на магазин. Все зомби уже встали на ноги и теперь явно намеревались пойти за ним. Олег завернул за угол дома и чуть не врезался в мертвяка, который шёл ему навстречу. Разозлившись на внезапно появившееся препятствие и не сбавляя скорости, мужчина влетел в бредущую навстречу пожилую женщину в домашнем халате и тапочках. Удар оказался очень сильным, к тому же Олег успел выставить вперёд плечо. Женщину опрокинуло на асфальт, а Олег, едва не потеряв равновесие, промчался мимо. До подъезда было ещё около пятидесяти метров, но уже издали Олег увидел двоих окровавленных людей, стоявших возле подъездной двери. Поняв, что он не сможет их оббежать с сумками в руках, мужчина на мгновение замер. Стрелять из украденного пистолета возле дома не хотелось. Следователи при желании легко свяжут гильзы на крыльце его подъезда с такими же, оставшимися в магазине офисного центра. Поэтому Олег, решив экономить патроны, бросился к машине.
Ключи от «ниссана» были в кармане брюк. Олег поставил сумки возле дверей машины и нажал на кнопку брелока. Замки чуть слышно щёлкнули, открывшись. Мужчина поднял голову, отметив, что мертвяки у подъезда уже заметили его и пошли своим неспешной походкой к машине. Закинув обе сумки на заднее сиденье, Олег захлопнул дверь и заблокировал замки. Положив ключи в карман, он достал связку ключей от подъезда и квартиры. Оба мертвяка шли к нему своей вихляющей походкой. Олег краем глаза отметил, что из-за угла дома показались и те, кто преследовал его от магазина. Ждать больше было нельзя, и Олег бросился к подъезду, оббегая двоих идущих к нему мертвецов по кругу. Подскочив к двери подъезда, он разблокировал «таблеткой» электрозамок и зашёл внутрь.
Захлопнув дверь и замерев, мужчина прислушался, но внутри подъезда было тихо. Через несколько секунд раздались удары по закрытой стальной двери позади Олега. Он вздрогнул и пошёл вверх по ступеням, стараясь не шаркать и не создавать шум. Добравшись до своего этажа, он дрожащими руками всунул ключ в замок и распахнул дверь.
- Зачем ты так рисковал? - навстречу ему бросилась плачущая Влада.
- Хорошо всё! - обнял Олег жену. - Немного не получилось.
- Ну зачем ты? - Влада подняла на него глаза, полные слёз. - Стоило так рисковать?
- Да, стоило! - Олег снял одежду, положил ключи на полку и прошёл на кухню.
Одним махом ополовинив бутылку минералки, стоявшую на столе, он опустился на стул. Влада присела рядом.
- Ради чего ты это делал, скажи мне? - требовательно сказала жена.
- Еда там, в магазине, - кратко ответил ей Олег. - На сколько, по-твоему, нам хватит того, что я привёз?
- Дней на пять-семь! - пожала плечами Влада. - Всё равно в магазин теперь не попасть, там эти ходят!
- А сумки я, по-твоему, куда дел? - Олег хитро посмотрел на жену. - В машине они лежат. Вот поутихнет немного, мертвяки разойдутся, и через пару дней спущусь туда за продуктами!
- Да чёрт с ними, с продуктами! - отмахнулась Влада. - Ты лучше расскажи, откуда у тебя оружие? Твой ведь травматический в сейфе лежит.
- Расскажу, дорогая, всё расскажу! - кивнул Олег и снова сгрёб со стола полупустую бутылку с минеральной водой. - Дай немного отдышаться!

6.6. Квартира в одном из районов города. День второй. Около полудня.

- Вояки зачем-то вокзальную площадь оцепили, - рассказывал Евген подробности своей вчерашней поездки жене и дочке, сидящим рядом. - Понаставили техники, огородили территорию. Людей, правда, продолжают пускать на вокзал. Может, приказ получили удерживать стратегически важную точку.
- Раз оцепили, значит, так надо, - пожала плечами Светлана. - Порядок наведут, значит. Сначала на вокзале, потом и во всём городе.
- Не думаю, - покачал головой Евгений. - Не похоже было, что они собираются куда-то ехать и кому-то помогать. По всему видно, что они заняли объект надолго, а не мимо проезжали.
- Думаешь, что они просто так и будут там сидеть, на вокзале? - спросила дочка, оторвавшись от экрана телефона.
- Да, доча, - вздохнув, подтвердил отец. - У них чёткий приказ, как я думаю. И ни один шаг в сторону от приказа солдат не сделает. Вот и получается, что лучше на них не надеяться.
- Но ведь есть ещё и милиция, - возразила ему жена. - Они должны нас защищать, у них работа такая!
- Милиции я на улицах почти не видел, а вот аварий много! - проговорил Евген. - И не спешит ни милиция, ни гаишники со скорой на эти аварии. Машины дымятся, возле них люди окровавленные. Своими глазами видел, как микроавтобус перевёрнутый лежал с людьми внутри. В обычное время там бы уже куча милиции была, оцеплено всё и телевизионщиков куча. А тут пусто было, только заражённые возле них бродили, не давая подойти к пострадавшим и помощь оказать.
- На сайте тоже много видео уже, - снова оторвалась от телефона Дина. - Говорят, что кое-где машины и даже дома горят, и ни одной пожарной машины нет.
Неожиданно запиликал телефон, лежавший на столе. Евгений схватил его, прочитав на экранчике всего одно слово «сын», и нажал на кнопку приёма вызова.
- Ромка, ты? - почти закричал он в трубку.
Жена и дочка уставились на него в ожидании.
- Да, бать, я, - донеслось из трубки.
Евген кивнул жене, которая облегчённо выдохнула, и поднялся, чтобы спокойно поговорить на кухне. Жена имела обыкновение закидывать его вопросами, когда он говорил с сыном, вместо того, чтобы взять у него трубку или позвонить самой. Евген вышел на кухню и прикрыл дверь перед носом жены.
- Батя, слушай внимательно! - продолжала вещать трубка возле его уха. - Я не смогу долго говорить.
- Говори, сын, - согласился Евгений. - Только скажи, как вы там, чтоб мать не беспокоилась.
- Мы нормально, бать, - подтвердил голос в трубке. - Городок закрыт, никого не выпускают. Военное положение ввели, хорошо, что дозвониться успел, пока «колпаком» не накрыли. В общем, слушай меня внимательно.
- Слушаю, - успел вставить Евгений слово в тираду сына.
- Уходите из города! - настойчиво прозвучало в телефоне. - Скоро город поделят на сектора, перекроют движение и запретят выезд из него. На перекрёстках поставят блокпосты. Карантинные меры, с заразой бороться собрались.
- Так ведь это везде… - начал было водитель.
- Я знаю, батя, что везде, - перебил его голос из трубки. - В том-то и дело, что инфекция уже распространилась. Вы можете просто застрять в заражённом городе! Уезжайте куда-нибудь подальше, где можно переждать.
- Хорошо, Рома! - сказал Евген. - Мы к Серёге уедем, ищи нас там, как сможешь выбраться.
- Где это? - спросил голос в трубке. - Быстрее, батя, я не могу говорить больше.
Евген назвал ему адрес частного дома в Заречье, скомкано попрощался, и связь оборвалась. Задумчиво посмотрев на телефон, Евгений подошёл к двери и распахнул её. За дверью стояла жена и с тревогой смотрела на него.
- Где Ромка, что с ним? Он в порядке? Когда сможет приехать? - забросала она мужа вопросами прежде, чем он успел что-либо сказать.
- Пойдём в зал, - кивнул водитель.
Они прошли в зал, где дочка переключала каналы на телевизоре, пытаясь найти хотя бы один работающий. Нашёлся всего один, местный, по которому шёл какой-то репортаж. Евгений приказал дочке убавить звук и присел на диван. Жена села рядом, нервно теребя его за рукав рубашки.
- В общем, так, братцы-кролики! - начал Евгений. - Сразу скажу, что Рома в порядке, сейчас в своём военном городке, вместе с женой. Поэтому будем думать о себе. Есть вероятность, что наша доблестная власть собралась бороться с инфекцией. Скоро введут карантин.
- Ура! - почти выкрикнула дочь.
- Чего радуешься? - хмуро посмотрел на неё отец. - Ты хоть знаешь, что такое карантинные меры?
- И что будет? - спросила немного успокоившаяся жена. - Проверять будут всех?
- Для начала поделят город на участки и запретят любое передвижение. В том числе въезд и выезд из города. Вроде как для предотвращения распространения инфекции.
- Ну и что? - переспросила дочка.
- А то, дочка, что заражённые не будут ждать, пока их отфильтруют. Вот представь себе, - Евгений сделал почти театральную паузу. - Сидишь ты в городе. Электричества и воды нет, продукты тоже никто не привозит. На улицах толпы этих, как их там, зомби. Выйти на улицу нельзя, да и куда пойдёшь? До линии оцепления добежишь, может быть, а там тебя солдаты пристрелят.
- Как пристрелят? - дочка даже выронила из рук мобильник, упавший со стуком на ковёр. - Мы же живые!
- А вот так, доча! - развёл руками отец. - Именно так и действуют обычно военные при угрозе распространения заразы. И поверь мне, такие у них приказы. В условиях распространения какой-нибудь болезни именно карантин - самая действенная мера. Во время угрозы, когда болезнь может расползтись по планете, можно и целым городом с людьми пожертвовать.
- Так мы же живые! - возразила Светлана. - Если бы мы заразились, то уже умерли. Ведь нельзя же уничтожать целый город!
- Можно, Света. Можно! - вздохнул муж. - Когда на одной чаше весов жизнь города, а на другой всё человечество, то выбор будет очевиден. Кроме того, может быть, мы тоже больны, только пока не знаем об этом. Может быть, инфекция действует избирательно?
- Но ведь заражён не только наш город! - удивилась дочка, ткнув пальцем в мобильник. - Уже чуть ли не со всей планеты сообщения идут!
Тут же раздалось пиликанье, уведомляя девочку о пришедшем сообщении, и Дина уткнулась в экран.
- А иди, объясни это каждому офицеру и рядовому, - усмехнулся Евгений. - Каждое военное подразделение будет действовать на своей зоне ответственности, а дальше хоть трава не расти. В общем, так, семья! Собирайте вещи, поедем к Серёге. Переждём эту гадость у него. Там всё же не центр города, а деревня. Значит, и людей поменьше.
- Я не поеду! Ко мне щас Димка прибежит! - запротестовала дочь.
- Дина, я сейчас ремень возьму и выдеру тебя, - пообещал отец. - А потом и твоего ухажёра заодно!
В прихожей раздался звонок. Дочка подскочила как ужаленная и бросилась открывать. Отец едва успел поймать её.
- С ума сошла? А если за дверью один из заражённых? Задел случайно звонок, а ты и кинулась открывать. Спроси сначала, кто там!
- Само собой! Что я, дурочка, по-твоему? - возмутилась дочка и выбежала в прихожую.
Через несколько секунд в прихожей уже стоял, смущённо переминаясь с ноги на ногу, веснушчатый паренёк в кроссовках, спортивных штанах и футболке. Весь растрёпанный, он поздоровался с родителями, потом повернулся к Дине.
- Нормально всё у вас? - обратился он к девочке.
- Не слишком нормально, - ответил ему Евгений, вмешавшись. - Настолько не нормально, что уезжаем очень скоро. И тебе то же самое советую сделать. Ты как вообще сюда прибежал? Вон ведь что творится на улице!
- Так я в соседнем дворе живу, - пояснил паренёк, повернувшись к нему. - Вот и добежал сюда всего за пару минут. Да, на улице ужас чё делается. Пару раз чуть не сцапали! Что ж мне теперь, из-за этого Динку бросать?
Дочка слегка покраснела. Евгений же был непреклонен.
- Значит, так, Димка! - ответил он пареньку. - У нас тут внеплановые каникулы. Мы уезжаем на несколько дней. Как только всё наладится, сразу же вернёмся. Полминуты вам на прощания.
Он ушёл в спальню, уведя за собой жену. Там они достали вещи и стали прикидывать, что из вещей им понадобится на ближайшие несколько дней и как всё это уместить в имеющиеся сумки. Из прихожей слышались негромкие бормотания и даже какой-то спор. Через пару минут хлопнула дверь и в спальню заглянула дочь.
- Грубиян ты, папа! - сказала она отцу. - Если бы не Димка, я бы ни за что не поехала!
- Если бы не поехала, я бы тебя связал и увёз! - пригрозил ей отец. Дочка немного надулась. - Я отец, мне можно. Так что там твой Димка?
- Димка сказал, - обиженно глядя на отца, заговорила дочка, - чтобы я уезжала как можно быстрее, и что он меня ждать будет.
- Вот видишь? - ответил ей Евгений. - Ухажёр-то твой с головой дружит, оказывается. Так что давай к себе в комнату укладывай вещи!
- А я будто не дружу, - пробормотала Дина, удаляясь к себе.
- Я утрамбую вещи, - повернулся к жене Евгений. - Сходи на кухню, еды собери побольше. Да и в кузове у меня ещё овощей много.

6.7. Центр города. День второй, «испуг». Полдень.

Всё утро Артур ездил по городу, высматривая приметную «ауди» отца на стоянках и парковках. Несколько раз он заезжал в офисы его деловых партнёров, расспрашивая об отце. Ещё раз съездил в промзону и на производство, пообщавшись с охранниками, но так ничего и не узнал.
В одном из мест ему неожиданно повезло. Разузнать кое-что удалось в полупустом офисе строительной фирмы, с директором которой отец был знаком много лет. Навстречу Артуру по коридору офиса случайно прошёл один из офис-менеджеров, узнавший его в лицо и вежливо поздоровавшийся. Арчи поздоровался в ответ, и менеджер случайно упомянул в разговоре, что совсем недавно видел отца. Оказалось, что вчера отец Артура заходил в один из оружейных магазинов, расположенный в центре города. Магазин был закрыт из-за беспорядков, но отца всё же пропустили внутрь, а через несколько минут он вынес оттуда какой-то явно увесистый свёрток, который положил в чёрную «ауди».
Сейчас Артур ехал по одной из главных улиц города, направляясь к оружейному магазину. Его путь пролегал через вокзал, и молодой человек был крайне удивлён, увидев обстановку на привокзальной площади. Часть площади перед зданием вокзала была отгорожена военными от остальной территории. В качестве ограждений вояки использовали свою технику, которой было здесь не менее десяти единиц. Артур был удивлён, увидев здесь не только грузовики, но и бронетранспортёры. Похоже было, что военные расположились на территории и в здании вокзала целенаправленно, да ещё и усилив своё присутствие техникой.
Впрочем, среди военных иногда мелькали и гражданские. Да и среди машин был оставлен проход, в который свободно входили и выходили люди. В одном месте беседовали несколько мужиков, в другом бегала пара пацанов. В третьем какая-то девчонка мирно общалась с военным, сидевшим на броне, что-то объяснявшим ей и даже одолжившим бинокль. Её лицо показалось Артуру смутно знакомым, но останавливаться было некогда. Он свернул на одну из улиц, которая вела в деловой район города. Именно там располагался нужный ему магазин.
Оружейный магазин «Охотный Двор» располагался на первом этаже торгового центра, но имел отдельный вход прямо с улицы. Именно к этому входу, а точнее к тяжёлой стальной двери, защищающей магазин от грабителей и нежелательных посетителей, направился Артур, припарковав машину в пятидесяти метрах от входа на стоянке торгового центра.
Магазин был открыт, и молодой человек решительно зашёл внутрь. Пропищал над головой электронный колокольчик. Артур сделал несколько шагов и огляделся. В магазине находились всего два человека, рассматривающие что-то в отделе одежды. Продавец из оружейного отдела и кассир сидели возле стойки. При виде покупателя продавец вскочил.
- Здравствуйте! Чем-то могу вам помочь? - спросил молодой парень в футболке с логотипом магазина на груди. - Учтите, оружие и патроны не продаём! Распоряжение из милиции пришло.
- Да я не за покупками! - мотнул головой Арчи. - Мне бы узнать нужно. Вчера мой отец тут у вас был, покупал кое-что.
- Не может такого быть! - улыбнулся продавец. - Вчера мы пересчёт делали, поэтому магазин был закрыт. Путаете вы что-то!
- Он был! - упрямо повторил Артур. - Я это точно знаю! Да ведь ваш управляющий с ним знаком!
- Знаком, говорите? Сейчас позову! - кивнул продавец.
Он ушёл в сторону служебных помещений. Артур огляделся по сторонам в магазине, который ему до сегодняшнего дня ни разу не доводилось посетить. Вдоль стен стояли несколько запертых стеллажей с винтовками и ружьями. Дальше стояли две витрины с патронами всех калибров, а также всеми расходными материалами для самостоятельного снаряжения патронов. Ещё на одной стойке висела целая куча ремней и патронташей, на любой калибр, вкус и кошелёк. Посредине зала были расставлены несколько стеклянных витрин с прицелами, магазинами, фонариками и прочим. Во второй половине магазина расположился большой отдел, торговавший одеждой и обувью для охотников, рыбаков, туристов и просто любителей экстрима.
- Вот, он спрашивал, - показал появившийся продавец на Артура мужчине лет пятидесяти.
- Здравствуйте, молодой человек! - кивнул полноватый мужчина, приблизившись к молодому человеку. - Чем могу, так сказать?
- Здравствуйте. Отец мой к вам заходил вчера! - Арчи назвал фамилию отца, и мужчина кивнул. - Не подскажете, куда он отправился? Домой он не пришёл, вот и хожу, ищу.
- Да, я знаю его! - кивнул управляющий, блеснув лысиной. - Вы на него похожи очень сильно. Отойдём, пожалуй, в сторонку!
Они отошли в соседний зал, где были выставлены принадлежности для кемпинга. Две расставленных палатки, пара резиновых лодок, висящих под потолком, походные столики и стулья занимали почти весь зал. Мужчина присел на один из выставочных образцов и кивнул Артуру. Молодой человек осторожно опустился на раскладной стул.
- Не бойтесь, они крепкие! - рассмеялся управляющий, наблюдая за ним. - Ширпотребом и подделками не торгуем. Для того и выставили образцы, чтоб посетители могли сами убедиться! Да, по вашему делу...
Он обдумал что-то пару секунд, потом кивнул, как будто соглашаясь с самим собой.
- Был тут ваш отец. Он вообще часто бывает у нас. Патроны берёт, кое-что из снаряжения мы ему привозим под заказ.
- А что вчера? - нетерпеливо спросил Артур. - Продавец сказал, что вчера учёт у вас был.
- Ваш отец - хороший покупатель, - с расстановкой произнёс управляющий. - Поэтому я продал ему кое-что, хотя мог бы этого не делать. Что именно продал, я даже вам не скажу.
- Меня интересует, что было дальше, - отмахнулся Арчи. - Может быть, вы видели, куда он поехал? Или он говорил что-то? Простите, но мне это важно! Он никогда не пропадал вот так, никого не предупредив.
- Я вас понимаю! - кивнул мужчина. - В городе беспокойно. Инфекция эта, будь она неладна. Кое-где в агрессивных даже стреляют. Я сам видел собственными глазами. Говорят, что хотят отобрать у населения оружие, чтобы не убивали заразившихся. Нам уже прислали уведомление о временном запрете на продажи. Потому мы и не продаём ни патроны, ни оружие.
- Так что с моим отцом? - Арчи начал терять терпение.
- С вашим отцом, - задумчиво повторил управляющий, потерев гладко выбритый подбородок. - Я как раз на улицу выходил и увидел случайно кое-что. Он был на чёрной «ауди», но не один. С ним ещё сидел один, на пассажирском сидении. Широкий в плечах, кажется, в костюме. Самое главное - шрам у него был на щеке. От самого глаза и до подбородка.
- Да, я знаю его! Спасибо вам, - Артур поднялся. - Поеду искать дальше.
- Надеюсь, что я вам хоть немного помог! - управляющий тоже встал и на прощание протянул Артуру руку. - До свидания и будьте осторожны!
- До свидания! - кивнул Арчи.
Он пожал руку, оказавшуюся крепкой и мозолистой, совсем не похожую на руку торговца или офисного работника. Мельком взглянув на продавца, болтавшего о чём-то с девчонкой возле кассы, он покинул магазин и пошёл к своей машине. Дальнейший план был предельно прост. Он действительно знал того человека, которого только что описал ему управляющий. Человек со шрамом на лице был приятелем отца, а также управляющим самого крупного в городе автоцентра, совмещённого со станцией ремонта. Артур и его отец ездили к нему в мастерскую, когда требовалось починить автомобили.
Дорога в другую часть города заняла совсем мало времени. На дорогах было очень мало машин, несмотря на рабочий день. Город как будто притих, предчувствуя беду. Предвестниками этой беды могли быть громкие звуки выстрелов, которые Артур слышал несколько раз. Но ни одного экипажа с людьми в погонах, спешащими к месту стрельбы, Арчи так и не увидел. Попадавшиеся ему прохожие, как обычно, спешили по своим делам. Лишь в паре мест люди шарахнулись в стороны от кого-то. Поняв, что увиденная им вчера в Лутарино инфекция быстро распространяется, Артур лишь прибавил газу.
Большое застеклённое здание автоцентра очень удачно расположилось на стыке сразу трёх зон. Фасад здания смотрел на проспект деловой части города. Сразу за забором, отделявшим автоцентр от жилых домов, начинался спальный район. Позади автоцентра находилась небольшая промышленная зона, где и располагались автомастерские. Здесь, кроме самых мастерских, было даже своё небольшое административное здание, где располагались столовая, раздевалка и душевые для работников, а также офисы управляющего ремонтной зоной и бухгалтерия. Предприятие было действительно крупным, и работали в нём больше двухсот человек.
Проехав мимо автоцентра, в витринах которого были выставлены сверкающие иномарки на любой вкус и кошелёк, Артур свернул на боковую дорогу, уходящую вглубь промзоны. Дважды повернув между корпусами каких-то цехов, дорога привела его на большую крытую парковку. Обнесённая прочным забором, она служила не только стоянкой для машин автоцентра. Здесь же стояли машины работников и клиентов автомастерских. Шлагбаум, как обычно, был поднят, хотя в просторной утеплённой будке сидели сразу два охранника.
Артур выбрал место поближе к зданию управления. Обычно в этой части стоянки было не протолкнуться. Хозяин платил работникам хорошо, и личный автомобиль могли себе позволить практически все. Сегодня же большая часть стоянки была пуста. Да и ворота почти всех ремонтных боксов были закрыты. Создавалось ощущение, что сегодня выходной, а не будний день. Молодой человек выбрался из машины и пошёл к главному зданию. На территории и впрямь было очень тихо. Не ездили ремонтники, перегоняя машины клиентов, не шумели подъёмники в боксах. Даже в автомойке, где всегда шумела вода, сегодня было пусто. Только возле здания, в отведённом для курения закутке, как обычно виднелись несколько человек, увлечённо обсуждающих что-то. На предприятии было много горючих веществ, поэтому в вопросах пожарной безопасности хозяин автопредприятия и управляющий были очень строги.
- День добрый! - поздоровался Артур, подойдя к курильщикам.
Ответом ему были несколько приветствий и пара кивков головы.
- А где управляющий? - перешёл сразу к делу Артур. - Разговор у меня к нему!
- У себя сидит! - одна из девушек, высокая и стройная, явно секретарша, затушила тонкую сигарету. - Пойдёмте, покажу!
Вслед за девушкой молодой человек поднялся по лестнице на третий этаж. Перед тем, как завернуть в какой-то офис, девушка показала на дверь с надписью «управляющий», выполненной золотыми буквами на самой обычной чёрной табличке. Артур постучал, но ему никто не ответил. Тогда он просто толкнул тяжёлую деревянную дверь, которая медленно отворилась. Арчи шагнул внутрь и сразу же увидел человека в сером костюме, сидящего вполоборота к нему. Человек перебирал бумаги и забивал какие-то числа в калькуляторе, лежавшем рядом с ним на столе.
Артур вежливо кашлянул, и человек, наконец, заметил его. Глянув на вошедшего поверх квадратных очков в золотой оправе, управляющий кивнул на стул напротив себя.
- День добрый, молодой человек! Проходите, садитесь!
- Здравствуйте! - ответил Артур и сел на предложенное место. - У меня дело к вам.
- Ну разумеется! - рассмеялся вдруг управляющий. - Ко мне просто так не приходят! Знаете, молодой человек, а мне кажется, что я вас уже где-то видел!
- Скорее не меня, а моего отца, - поправил его Артур. - Вы с ним виделись не далее, как вчера.
- Да-да, конечно! - управляющий нахмурился, отчего его лицо сморщилось, и шрам на лице стал гораздо заметнее. - Именно его вы мне и напоминаете. Так какое у вас ко мне дело? Только побыстрее, если можно! Люди на работу не пришли, приходится самому кое-что подбивать. Инфекция эта...
- Собственно по поводу вчерашней встречи с отцом я и хотел бы разузнать, - ответил Артур. - Отец не приехал домой, и я его ищу.
- Ну как же, как же! Видел я его, разумеется! - управляющий потёр ладонями лицо, сняв очки, а затем водрузив их обратно. - Вчера он ко мне заехал, предложил небольшую сделку. Поэтому мы с ним съездили кое-куда...
- В оружейный магазин, - уточнил Артур.
- Перебивать невежливо, молодой человек! - осадил его управляющий. - Да, в оружейный съездили, не буду скрывать. Потом вернулись сюда и он уехал.
- Он на «ауди» уехал? - спросил Артур, с трудом дождавшись, пока управляющий замолчит.
- Нет-нет! - рассмеялся управляющий. - Я же вам говорю. Мы с ним оформили небольшую сделку.
- Что за сделку? - насторожился Артур и тут же добавил, заметив колебания собеседника. - Извините, но мне это действительно важно!
- Да, собственно, секрета никакого и нет. Всё вполне законно! - пожал плечами управляющий. - Ваш отец отдал мне свою машину. Она стоит на стоянке, можете убедиться, если есть желание. А взамен попросил внедорожник. Мы предложили ему одну модель. «Рэйндж-Ровер», правда, не слишком новый.
- Зачем ему это? - Артур недоумённо посмотрел на управляющего.
Тот пожал плечами.
- Не знаю, но он настаивал именно на внедорожной комплектации, то есть нафаршированной для бездорожья. А у нас как раз парочка таких стояла. Клиент заказал, а в последний момент отказался. Вот я одну вашему отцу и предложил. Он осмотрел, вроде как доволен остался. Помню, я ещё подумал, что он в горы собрался или в глухомань какую. Все бумаги по сделке в порядке, можете убедиться, так сказать!
- Нет-нет, я вам верю! - ошеломлённо помотал головой молодой человек.
Внешность собеседника и его поведение не оставляли сомнений в его честности.
- Скажите, пожалуйста, ещё кое-что, - задумчиво произнёс Артур. - Может быть, отец говорил вам, куда поедет после этого? Может, собирался с кем-то встретиться?
- Нет, ничего, - пожал плечами управляющий и, снова сняв очки, потёр переносицу. - Разве что, двигался он как-то странно. Как будто ему что-то мешало постоянно. Я подумал, может он ушибся где.
- Может быть. До свидания! - Артур встал из-за стола и пошёл к выходу. - Извините, что побеспокоил.
- Молодой человек! - окликнул его управляющий, когда Артур был уже возле двери. - Я вспомнил кое-что. Когда мы с ним ехали по городу, он пару раз шёпотом проклинал какого-то полковника или майора, не помню точно. А ещё один раз упомянул некоего Дэнчика.
- Спасибо, - ещё раз поблагодарил его молодой человек.
- Не за что! - управляющий уже снова повернулся к своим бумагам и калькулятору. - Секретарше скажите, пусть ко мне зайдёт!
Артур вышел из кабинета в приёмную в глубокой задумчивости и не сразу заметил девушку, идущую ему навстречу.
- Поговорили? - она улыбнулась молодому человеку.
- Да, спасибо! - Арчи сообразил, наконец, что именно она показала ему кабинет управляющего. - Он сказал, чтоб секретарша к нему зашла.
- Да, я слышала по селектору, - кивнула девушка. - Как он? Не сильно кричал?
- Вообще не кричал. Извините, я спешу, - Артур повернулся к ней спиной и пошёл к лестнице.
Девушка недоумённо смотрела ему вслед несколько секунд, потом толкнула тяжёлую дверь и исчезла в кабинете.
Выйдя из здания, Артур направился к своей машине, но по пути заметил один из тех самых внедорожников, про который ему рассказывал управляющий. Бок о бок с ним стояла «ауди» отца. Огромный внедорожник на зубастых колёсах загородил иномарку своей тушей, поэтому Артур и не увидел машину отца, когда шёл по стоянке. Внимательно осмотрев тюнингованную машину, Артур обошёл её пару раз, чтобы хорошенько запомнить.
- Интересуетесь? - к Артуру подошёл один из парней, куривших возле крыльца здания. - Хорошая машина, уже подготовленная. Заменена вся подвеска, всё усилено для жёсткого бездорожья. Отдаём недорого, клиент отказался выкупать.
Выкрашенная в камуфляжный цвет машина и в самом деле впечатляла. Высоко сидящий над землёй внедорожник был и впрямь неплохо подготовлен. Багажник на крыше с креплениями и ремнями для канистр и запасных колёс. Шноркель и защищённое ветровое стекло. Лебёдка на «кенгурятнике» и фаркоп для прицепа.
- Внутри тоже всё переделано, можете оценить! - пригласил его менеджер, невысокий парнишка в шёлковой рубашке и галстуке.
- Нет, спасибо! Отец вчера одну уже забрал, - отказался Артур. - Скажите лучше, они обе были одинакового цвета?
- Да, разумеется, - кивнул менеджер. - Абсолютно одинаковые! Берите, будут сразу обе. Одна у отца, вторая у вас.
Арчи сдержанно попрощался с навязчивым менеджером и пошёл к своей машине, переваривая услышанное от управляющего. Получалось, что отец обменял свою машину, забрав всё оружие и купив много патронов. Он куда-то собирался? Кого-то боялся и хотел спрятаться? Или на него уже напали, раз в квартире была кровь и испорченный костюм? Собирался куда-то уехать, куда не добраться даже на «Патфайндере»?
Его размышления прервал звонок мобильного. Артур глянул на экран. Звонила Надежда. Удивительно, но звонок пробился через начинавшую глючить сотовую связь.
- Слушаю! - сказал Артур, нажав кнопку приёма и поднеся телефон к уху.
Слышно было плохо, голос девушки часто пропадал, но связь, к счастью, не прерывалась
- Артур, у нас тут собаки ходят по двору. Мы выходить боимся! - девушка почти не паниковала, хотя говорила сбивчиво. - Они какие-то странные.
- Охране позвони! Телефон на столе, список номеров рядом в блокноте. Они придут и разберутся.
- Мы пробовали, - ответила девушка. - Никто не отвечает. А городские телефоны вообще молчат.
Артур пару секунд обдумывал, что ему делать дальше. Во-первых, оставлять девушку, а также мачеху со сводным братом в опасности было нельзя. Во-вторых, он абсолютно не представлял, кто такой Дэнчик и где его искать. В-третьих, его отец сейчас был явно в безопасности, на подготовленной машине и с оружием.
- Скоро буду! Никуда не выходи, - ответил он в трубку, приняв решение.
Сев в свою машину, он вырулил на проспект и поехал в Зубово.

Конец ознакомительного фрагмента. Книга уже доступна в "правильном" магазине.
Размещено: 14.09.2019, 20:19
  
Всего страниц: 1