Всего страниц: 2
Михаил (PROF): Турламбар-барбатор
Размещено: 02.03.2019, 16:36
  
Михаил (PROF)
Турламбар-барбатор
Аннотация: Идея этой книги родилась под влиянием цельного списка авторов. Как-то Андрей Феликсович Величко, Сергей Лысак, в какой-то мере Василий Дмитриевич Звягинцев, ну и разумеется Андрей Круз. Неплохой такой коктейль, да... Жанр? Приключенческо-попаданческий. В прошлое. Но это не альтернативка, ибо и мир будет гм... не совсем наш (хотя отличия и минимальны) и напирать на переигрывание исторических событий я не собираюсь. Поэтому ближе Величко и Лысак, а не Звягинцев.

Турламбар-барбатор.

    Во времена кажущиеся теперь такими далёкими, работал я охранником. Причём стал им, прямо сказать, от лени. Школу окончил со средним баллом 4, ВУЗ – без троек, а аспирантуру и вовсе с отличием. Но так и не защитил свою диссертацию, да скажем прямо, не очень-то её и писал. Всё бухло проклятое. Как начал жрать в институте на первом курсе, так и не прекратил до самого конца аспирантуры. Единственная, на мой тогдашний взгляд, польза от всей этой учёбы, была в том, что я не попал в армию. Всё отсрочки, да отсрочки, по учёбе, да по учёбе, а последние два призыва военкомат меня и не искал. Возникает резонный вопрос, а как я в охрану-то попал. Ну, не смотря на неслужение в армии, АКМС я разбирать и собирать ещё в школе на НВП научился, плюс тогда же третий разряд по стрельбе получил, отходив год на стрелковую секцию. Но в охрану меня привело отнюдь не это. Пропьянствовав после аспирантуры ещё два года, и ни шатко ни валко проработав эти же два года в одном НИИ, встретил я женщину. Ну а дальше встал вопрос выбора между женщиной и водкой. И выбор мой пал на женщину, ибо спьяну у меня с самой юности конец смотрит исключительно вниз. Физиология такая. Поэтому с бухаловом пришлось расстаться. Ничего, пережил. И даже не мучился, видать не успел ещё алкашом стать. Однако платили в НИИ совсем копейки и встал вопрос, куда силы свои приложить с целью добывания хлеба насущного. Поскольку работать руками мне как-то не очень хотелось, хотя умею я много чего, решил поискать синекуру. И нашёл. Ей стала работа в охране.

    На момент начала описываемых событий мой стаж частного охранника составлял уже 16 лет. Причём всё это в одном ЧОПе. Работал я ни шатко, ни валко сутки-через трое, ежегодно 5 лет подряд занимал первое место, среди обладателей 6-го разряда охранников нашей фирмы по стрельбе из пистолета, на периодических проверках квалификации, и продолжалось бы это всё ещё многие годы, но тут начались события. Которые не только завели меня очень далеко от родного города и ЧОПа, но и вообще повлекли кардинальную смену всего жизненного уклада.

    А началось всё с того, что на меня вышел дядя Саша. Это старый знакомый нашей семьи, ещё с моего грудного возраста. Трудился он, что тогда в 70х, что сейчас, где-то то ли в МГУ, то ли в МВТУ, кем-то в ректорате, но не проректором, а пониже. И вот этот, явно не ровня простому провинциальному охраннику человек, тем не менее заявился к этому охраннику прямо на охраняемый объект. Причём я его даже и не узнал. Зато он меня узнал сразу. Представился, напомнил кто он, а дальше перешёл к самой сути.

    - Как я думаю, ты догадываешься, что приехал я к тебе отнюдь не просто так?

    - Разумеется.

    - У меня есть к тебе определённое предложение.

    - И какое же?

    - В двух словах не расскажешь, но хотел ли бы ты вернуть утраченное здоровье и возраст в самом прямом, физиологическом смысле?

    - Что?!!

    - Вот именно. Я тебе кое-что расскажу. Причём даже не буду брать с тебя никаких клятв и подписок о неразглашении. Даже если ты сейчас же побежишь прямо в ФСБ, и даже если тебе там поверят, в этом деле замешаны такие персоны из этого самого ФСБ, а также министерства обороны, что за твою жизнь я не дам и ломанного гроша, да и времени осталось максимум 10 суток. Считай, что тебе предложили запрыгнуть на подножку отъезжающего поезда, а то и не на подножку. Я бы оценил твоё будущее положение как гибрид плацкартного и общего вагона.

    - Интересно. И почему меня столь низко оценили?

    - Здоровье и дополнительные годы жизни стоят того, чтобы согласиться не на рабство, конечно, но на уровень даже чуть ниже чем «рабочая аристократия».

    - А если я так не считаю?

    - Тогда я просто уеду и поминай как звали.

    - Тем не менее я хотел бы выслушать хоть какую-то конкретику. «Чуть ниже чем рабочая аристократия» это слишком общие слова.

    - Ну что ж… Подробностей тебе знать необязательно, но основное скажу. Во-первых, в это дело не нужно вкладывать денег, кроме тех, что ты сам решишь на себя потратить.

    - Не понял?

    - Нужно будет купить себе экипировку, снаряжение, электронную технику. О транспорте речь не идёт, не твой уровень. Насколько я знаю, такие деньги у тебя есть.

    - Откуда же?

    - От твоей матери?

    - Что?!!

    - Да, вот именно, она в курсе, и она мне поверила. Ей был прямой резон, ведь твоя квартира достанется ей. Ибо билет тебе в один конец.

    - Не ожидал…

    - Ну это ваши внутрисемейные заморочки.

    - И о какой сумме идёт речь.

    - Твоих денег должно хватить.

    - Допустим. Но дальше-то что я должен делать, когда всё куплю?

    - Прибыть в указанное место в указанное время.

    - А там?

    - Дальше тебе знать необязательно.

    - Ещё раз допустим. Речь видимо идёт о перемещении или путешествии, иначе не предлагалось бы купить вещи. Для омоложения в клинике снаряжение и электроника ни к чему. И при омоложении в клинике не говорят про билет в один конец.

    - Ну ты, Миша, прямо капитан очевидность.

    - Не язвите, дядя Саша! Какой объём и вес вещей я могу взять с собой?

    - Сложный вопрос… Не меньше чем два максимально объёмных, серийно выпускаемых рюкзака, но не больше чем примерно полкубометра. Однако учти, что «там» тебе многое выдадут, и бесплатно, кстати.

    - А вот об этом хотелось бы поподробнее. Чего «там» точно не выдадут?

    - Плавки, например. Для плавания, которые. Однако я сначала хотел бы услышать от тебя да или нет.

    - Мне нужно время на раздумье. И я обязательно буду говорить с матерью, раз уж вы утверждаете, что она в курсе.

    - У тебя час времени, мне тоже некогда.

    - Тогда выйдите и встаньте на улице, что бы я вас видел. С матерью я хотел бы говорить наедине.

    - Что мешает прослушать твой телефон?

    - Ничего. Но я ни в жизни не поверю, что аппаратуру прослушивания доверили лично Вам. Вы просто не успеете и не сумеете узнать о чём я с ней говорил, а значит это не повлияет и на мой дальнейший разговор с Вами.

    - Разумно. Я согласен.

    - Вот и выходите.

    Тянуть резину я не стал, и как только дядя Саша появился в поле моего зрения, но уже на улице, тут же набрал номер матери.

    - Добрый день, мам.

    - Добрый день, Миша.

    - Мам, тут такое дело. Ко мне сейчас приехал дядя Саша. И утверждает, что имел с тобой беседу. Если это действительно так, значит ты отлично знаешь, какого дядю Сашу я имею в виду, ну а я хотел бы знать, о чём вы с ним разговаривали.

    - Да, дядя Саша тебе не соврал. Он действительно заезжал ко мне вчера. И мы действительно с ним общались.

    - И результатом этого общения стало?...

    - Миша, послушай, что я тебе скажу. Как тебе, я думаю, и самому известно, здоровье твоё далеко от идеального состояния. Моё тоже. Зарплата у тебя, будем смотреть правде в глаза, копеечная. Когда-нибудь я банально не смогу тебе помочь, а других родственников, о которых стоило бы хотя бы упоминать у тебя нет. Детей у тебя тоже нет. В браке ты не состоишь, сожительство твоё документально нигде не зафиксировано. То же, что обещал дядя Саша, позволит начать жизнь с нуля, и при здоровье лучше того, что было у тебя даже при рождении, но при этом весь твой жизненный опыт останется с тобой. Плюс работа тебе гарантируется пожизненно, что тоже большой плюс.

    - А ты прямо уши и распустила.

    - Не будь совсем наивным. Человек не знал ни моего, ни твоего адреса. Не знал места твоей работы. Не знал твоей биографии после 14 лет, ни в каких подробностях. И всё это он выложил мне, ещё до начала нашего разговора. Не кажется ли тебе, что человек слишком информирован, чтобы поиметь всего лишь меньше чем на полмиллиона всяких шмоток? Для того, чтобы тебя ограбить узнавать этапы твоей учёбы и работы было просто не нужно.

    - Ну так и что мне теперь делать со всем этим.

    - Моё мнение, соглашаться.

    На этом я повесил трубку и позвал дядю Сашу для продолжения разговора.

    - Ну что ж… С матерью я поговорил. Допустим я согласен. Однако всё равно хотелось бы конкретики.

    - Без всяких допустим.

    - Я согласен.

    - Тогда завтра к тебе приедет мать. Вы с ней решите свой квартирный вопрос, причём подстраховываться можешь как хочешь, мне твоя квартира не нужна. Когда закончите, позвонишь мне, номер я дам. Тогда на твой Е-мэйл придёт письмо, что рекомендуется брать, и куда потом прибыть.

    Глава 2

    Разговор с матерью получился тяжёлым. Однако все свои вопросы мы решили к обоюдному согласию. И вот я набираю оставленный мне телефонный номер.

    - Вечер добрый Александр батькович.

    - И тебе не хворать.

    - Всё, все свои вопросы я решил.

    - Не все. Завтра оформляй увольнение с работы, без отработки, препятствий тебе чинить не будут, я позвоню куда надо.

    - Однако…

    - Вот именно.

    - Рекомендации на мыло вышлю прямо сейчас, причём для тебя конкретно разработанные.

    - Это как?

    - С учётом твоих умений и достижений в области радиолюбительства, фотодела и ремонта компьютеров, а также твоего размера ноги.

    - Сыщики хреновы. Откуда узнали-то?

    - Не язви, жди рекомендации. Там же будет написано куда и когда прибыть.

    Файл с рекомендациями, действительно, пришёл на мыло минут через десять. И содержал он энное число намёков, как на климат места будущего проживания, так и на изменения, могущие произойти (а могущие, значит, и не произойти) с моей многострадальной тушкой. Вот эти рекомендации.

    «Во-первых, следует обратить внимание на одежду из синтетических тканей. Там, где предстоит работать их явный дефицит. Всякие плавки, носки, спортивные костюмы, тактические штаны, если они содержат синтетику, куртки и прочее рекомендуется приобретать из расчёта на 20 лет, при этом следует учитывать очень возможное похудение.

    Во-вторых, обувь. Всё то же самое, обратить внимание на синтетику Кроссовки, резиновые сапоги, ласты. Приобретать на свой размер и так же с запасом на 20 лет.

    В-третьих, предметы личной гигиены. Всё то же самое. Синтетика и ещё раз синтетика. Зубные щётки, и всякое такое. Отдельно обратить внимание на бритвы. Рекомендуются электрические, причём не аккумуляторные, с запасом расходных материалов не менее чем на 20 лет.

    В-четвёртых, электронная техника. Сначала общие рекомендации. Ноутбуки. Максимальное соотношение цена/возможности/ресурс, в количестве не менее двух штук. Электронные книги Е-инк. Такое же соотношение, такое же количество. Мобильные телефоны. Все что находятся в Вашем распоряжении, и при этом имеют фотокамеры.

    Фототехника. Конкретно для Вас. Захватите с собой всю Вашу плёночную фототехнику и имеющееся оборудование для проявки плёнок с печатью фотографий. Если есть пластиночная фототехника, берите и её, плёночное фотооборудование в Ваш личный объём входить не будет, уложите его в отдельную тару.

    Связная техника. Всё что имеется в Вашем распоряжении, включая самодельную. По возможности возьмите и запас радиодеталей. Связная техника и радиодетали так же в Ваш объём вещей входить не будут.»

    Прочитав подобные рекомендации, можно было вполне сделать какие-то выводы, и я их сделал. Судя по рекомендации приобрести ласты, переселение ожидается в тёплый климат, а судя по рекомендации захватить плёночную фототехнику, да ещё и всякие бачки с увеличителями, предполагается постепенная утрата цифровых технологий. В прошлое они что ли собрались? Как потом выяснилось, я был прав в обоих своих предположениях.

    Решив не тянуть понапрасну время, на следующее же утро мною была развита бурная деятельность. Сначала, заскочил на работу, отдал заявление и уже через 20 минут её покинул, причём с полным расчётом в кармане, что было крайне удивительно для нашей конторы. Сделал себе зарубку в памяти, похоже дядя Саша не врал и в этой, как бы сказать, операции, замешаны очень серьёзные силы.

    Дальше мой путь пролегал по магазинам техники, одежды и обуви. Причём если технику можно было и на заказ брать, времени оставалось 8 суток и привезти её явно успевали, то с одеждой и обувью без примерки связываться я не рискнул. И уж тем более с одеждой «на похудение». Зато в голову пришла идея сделать финт ушами, и мной была приобретена швейная машинка. «Замаскирую её в бауле с фото, да радио техникой, авось никто и не заметит», - подумал я. Ну а раз швейная машинка есть, то были приобретены и ткани, плюс запас ниток. В основном синтетические и полусинтетические. Уж коли даже я, пусть плохонько, но шить умею, авось среди «приглашённых» и более талантливая швея окажется. Как потом выяснилось, и это моё предположение полностью подтвердилось.

    В общем к концу отведённого мне времени на сборы рекомендации по «что брать с собой» были выполнены и даже кое в чём перевыполнены. До дня Икс оставалось меньше суток.

    В полкуба, уложились только личные запасы, здоровенный баул «мечта оккупанта», со связной и фотографической техникой я погрузил отдельно. А вот с прибытием я рискнул пойти на импровизацию и внаглую позвонил дяде Саше за сутки до назначенной даты.

    -    Доброе утро.

    - Чего звонишь, не до тебя.

    - С точки зрения не светить мой отъезд, лучше меня бы прямо от подъезда забрать.

    - Совсем обнаглел?!!!

    - Ничуть. Даже мои личные вещи мне без провожающих до поезда не дотащить, а у меня ещё и баул с оборудованием. У провожающих возникнут вопросы, а использовать мать я не смогу, по причине её физической слабости.

    - Гм… Резон в твоих словах есть. Жди звонка.

    Звонок раздался через 15 минут.

    - Значит так. Завтра к твоему подъезду подъедет машина, номер, марку, модель и время прибытия придёт СМСкой примерно минут за 40 тире 15 до этого самого прибытия. Они там сами ещё не решили. Одно могу сказать, будет это в первой половине дня, но не раньше, чем в 8 часов утра.

    - Буду ждать.

    Однако получилось всё не совсем так. Ближе к вечеру пришла СМСка следующего содержания: «Ожидать машину в 05-40 уже у дверей подъезда.». Полученная СМС меня нимало не обеспокоила, ключ от квартиры у матери есть, всё давно обговорено, в раннем подъёме я не вижу ничего страшного, так что можно было совершенно не волноваться.

    И вот я стою у подъезда, как пелось в какой-то песне «с чемоданами и рюкзаками». Время приближается к обозначенному, но автомобиль ещё не прибыл. Крутится мысль: «А номер-то у него какой?». Но начать беспокоится я не успел, ибо к подъезду подкатила ничем не примечательная Газелька микроавтобус в грузопассажирском варианте, из окна высунулся водитель и вопросил:

    - Это ты что ли Михаил будешь?

    - Да. А Вас за мной прислали? Вещи погрузить поможете?

    - Помогу. Сейчас, только двери задние открою. И паспорт свой покажи-ка.

    После предъявления паспорта, процесс погрузки много времени не занял, и вскоре микроавтобус тронулся, имея на борту меня и мои баулы. Однако конечная цель поездки меня весьма сильно смутила. Поехали-то мы в сторону Москвы, что было, как бы логично, учитывая, что мне туда и велели прибыть, и то, что именно там работал дядя Саша. Вот только приехал автомобиль, со мной в качестве пассажира, совсем не туда. Подъехав к выезду из города, на перекрёстке, Газель повернула налево, к военному аэродрому.

    - Простите, а куда это мы направляемся?

    - На аэродром.

    - И что там?

    - А я знаю? Мне приказали доставить тебя к стоящему под погрузку ещё с ночи Ил-76. Он в полпервого приземлился. И когда я уезжал, его грузили вовсю.

    - А вы случайно не в курсе куда он потом?

    - Пилоты говорили какое-то Храброво…

    На этом наш разговор закончился, ибо у меня в голове зашевелились догадки. Дело в том, что местоположение упомянутого Храброва я знал. И это была Калининградская область. Похоже не врал дядя Саша насчёт министерства обороны.

    Между тем водитель предъявил на КПП какую-то бумагу, и мы въехали собственно на лётное поле. Подъехав к самолёту, машина развернулась к нему задней дверью.

    - Ну всё, бывай. Вон капитан идёт он тебе скажет, что и куда.

    После очередной сверки моей личности с фотографией на паспорте, капитан действительно показал. И вот уже я сижу на каком-то сидении, а все мои шмотки свалены рядом, недалеко от кабины пилотов. В инструктаже капитан был краток: «Сидеть, молчать. Можешь поссать сходить, до вылета ещё 25 минут, здесь испражняться негде. Впрочем, лететь вам не очень долго, не обделаешься. А как прилетите, тебя по фамилии вызовут и дальше там сами разберутся куда тебя девать.»

    Советом капитана я воспользовался, благо сортир стоял на вполне видном месте. Уселся, пристегнулся. Завыли моторы, и задняя аппарель начала закрываться. А потом заревели двигатели. Полёт в неизвестность начался.

    Впрочем, ничего такого особенного в процессе перемещения по воздуху не произошло и через два с небольшим часа, самолёт судя по звукам и ощущениям пошёл на посадку. Хотя, как сказать. Воздушная болезнь проявилась во всей своей красе, чуть не облевался, да и то потому, что перелёт наконец-то закончился.

    И вот, наконец, касание. Тональность рёва турбин изменилась, самолёт явно куда-то рулил. Прошло ещё минут 10 и двигатели замолчали. Аппарель открылась, началась разгрузка, которая продолжалась, кстати, больше часа. Возникло желание посетить туалет, и когда оно стало уже почти нестерпимым, чей-то голос выкрикнул наконец мою фамилию. В ответ я заорал

    - Вещей много, сам всё не вытащу.

    - Не дрейфь, сейчас помогут.

    По аппарели шустро взбежали два бойца, подхватили мои баулы и поволокли их на выход. Следом за ними отправился и я. Самолёт был отогнан на рулёжную дорожку, вокруг суетились солдаты, а чуть поодаль стоял УАЗик с военными номерами, именно к нему бойцы и потащили мою поклажу. Туда же, надо полагать, следовало двигаться и мне. Подойдя к автомобилю, первым делом, я задал давно вертевшийся на языке вопрос.

    - Вы не скажете, где здесь туалет?

    Ответ был не менее классическим.

    - Нашёл время!

    Однако сортир мне всё же показали. Вернувшись к машине, я получил краткий и ясный приказ.

    - Документы!

    Очередная проверка паспорта.

    - Садись!

    Только моя туша успела пристроится на сидении, как самодвижущийся экипаж тронулся. Дорогу, откровенно говоря, я не запомнил, ибо в этом районе Калининградской области мне бывать не доводилось. Однако на мой вопрос

    - Скажите, а куда мы едем?

    Ответ был дан вполне чёткий.

    - В Пионерск.

    Этот городок я знал. Но что там могло иметь отношение к перемещению во времени, даже представить себе не мог. Аэродром тамошний закрыли ещё в 90е годы, морской порт там чисто рыболовный, ещё есть погранзастава. Ну и куда мы там можем ехать? Если только на какой-то промежуточный пункт, может быть? Как очень скоро выяснилось мои предположения совершенно не совпали с реальным положением дел. Ибо ехали мы именно в порт. У пирса ждал довольно обшарпанный морской буксир, а возле трапа стоял пожилой мичман и два матроса. Не успел я и рот разинуть, как мичман спросил у моего водителя.

    - Ты из Храброва?

    - Да. Вот этого привёз.

    После чего водила ткнул пальцем в меня. Мичман же в ответ скомандовал.

    -Паспорт покажи.

    Потом сверился с каким-то списком.

    - Хватай свои причиндалы и марш на борт. Ребята мои помогут.

    Ну хватай так хватай. Напялил рюкзак, да и пошёл себе по трапу, а матросики мои баулы следом поволокли. Последним на борт поднялся мичман. Не успел ещё УАЗик уехать с пирса, как трап начали убирать, где-то под палубой заработал дизель, после чего с мостика прозвучала команда.

    - Отдать швартовы!

    Очередной этап путешествия в неизвестность начался.

    Впрочем, так же быстро он и закончился. Не прошло и двух часов как буксир подошёл к группе судов, которые пытались, собравшись в ну очень плотную, прямо-таки борт к борту, кучу, изобразить круг диаметром метров в триста. В центре этого круга возвышался танкер. Справа от него возвышался круизный паром, а слева, контейнеровоз. Ну и дальше в порядке уменьшения, были пришвартованы, два транспорта, потом ещё два поменьше, плюс куча всякой мелочи вроде двух малых артиллерийских кораблей, плавкрана и, главное, большого количества всяческих парусников. Было там и две здоровых парусно-моторных яхты, к этому в дополнение штук несколько парусных катамаранов, полдюжины парусных яхт поменьше, а ведь что-то ещё закрывали корпуса крупных судов. Всю эту мелочь запихнули, буквально везде, вплоть до промежутков между носами крупных кораблей. Похоже тот, кто всё это задумал, долго решал задачу как вписать в круг диаметром 300 метров максимальное количество единиц морского транспорта. И вот в этот-то круг, прямо под корму парома, двигаясь чуть ли не боком, вписался привезший меня буксир. С парома тут же заорали.

    - Пассажира своего давай сюда! С вещами.

    Рюкзаки и баулы-то подняли тросом, а вот самому пришлось лезть по штормтрапу. Впрочем, увидев, как я корячусь, этот самый штормтрап втянули на палубу парома вместе со мной, подхватили под руки и помогли перелезть через фальшборт. Дальше опять последовала команда.

    -    Документы!

    Протянул паспорт. Просмотрев его и сличив внешность с фотографией, один из встречавших вынул из кармана планшет и сделал в нём, какую-то пометку.

    - Следуй за нами!

    Накинул рюкзак, оба встречавших, кстати здоровенные лбы, подхватили остальные мои вещи и повели меня куда-то вглубь судна. Через несколько минут мы оказались на автомобильной палубе.

    Эта самая палуба оказалась заставлена ну просто битком. Похоже нормативы размещения машин были превышены процентов на 20, а то и на 25. Причём, что меня удивило, все транспортные средства были, во-первых, весьма тяжело нагружены, что было видно в окна легковушек и кузова пикапов и лёгких грузовиков. А во-вторых весь этот автопарк был очень основательно принайтован к палубе. «Шторма они что ли боятся?», - закралась в голову мысль. Плюс я заметил ещё и третью особенность. Почти все автомобили, которые можно отнести к классу легковых были представлены Нивами. Среди джипов наблюдалось большее разнообразие, но и там УАЗов хватало. Как раз в это время наш путь закончился возле совершенно новой «буханки», производства всё того же Ульяновского автомобильного завода.

    - Здесь будет пункт твоего временного размещения. Внутри надувной матрас и ещё кое-чего по мелочи. Остальное тебе объяснят уже по прибытии. Сортир и душевая палубой выше, сейчас покажем. Не заблюй машину в море, самого отчищать заставят. На палубу трави, а лучше в ведро, оно в машине лежит.

    После чего баулы были закинуты в автомобиль, а меня повели показывать где здесь сортир. Много времени показ санитарного помещения не занял, и буквально через 15 минут я вновь очутился внутри буханки. Меж тем основные события уже начались, но разворачивались они на танкере который стоял на якоре в центре круга.

    То же место и время. Ходовая рубка танкера.

    -    Всем приготовиться! Запустить силовые установки.

    Именно такую команду отдал в тангенту радиостанции командующий морской частью проекта капитан первого ранга Иванов. Дождавшись ответа от всех судов с подтверждением запуска силовых установок, он передал тангенту руководителю научной частью проекта профессору Сидорову.

    А тот хоть и был человеком абсолютно гражданским скомандовал, тем не менее, вполне по-военному.

    - Научным сотрудникам, включить маяки привязки!

    После чего повернулся к остальным руководителям проекта и прокомментировал.

    - Последняя помощь нам от Джи-Пи-Эс и ГЛОНАСС.

    Далее последовала команда.

    - Поднять привязной БПЛА!

    От палубы танкера отделилось и стало подниматься в небо, разматывая за собой кабель, нечто похожее как на октокоптер, так и на летающую тарелку. Причём если бы над сбившимися в круг кораблями, случился наблюдатель, то он бы заметил, что этот гибрид поднимается прямо в центре этого круга. Вскоре последовал доклад.

    - Вытравлено сто метров кабеля.

    - Погода отличная, штиль почти полный, доложил стоящий на мостике метеоролог.

    - БПЛА стабилизирован, снос отсутствует.

    - Научным сотрудникам, включить аппаратуру.

    Всё начальство теперь смотрело на профессора Сидорова. Но тому было уже не до этого. Он смотрел сразу в три монитора и аналоговую приборную доску, при этом ухитряясь одновременно долбить по клавиатуре, щёлкать мышью и что-то регулировать на аналоговом же пульте управления.

    - Если я правильно всё настроил, то рассогласование по высоте среднего уровня моря между местом отправления и прибытия не должно превысить двух метров.

    - А если нет?

    Этот вопрос задал такой же пожилой, как и все стоящие в рубке, мужик в полевой форме морской пехоты с погонами полковника.

    - Никаких нет быть вообще-то не должно. Если в месте прибытия шторм, то есть уровень моря колеблется из-за волн, то перенос просто не состоится. Причём это касается и места отправления, все, надеюсь, заметили, что сейчас штиль.

    - Ладно, профессор, продолжайте процесс.

    Это сказал неприметный мужик в штатском, он же полковник ФСБ Столяров, куратор проекта понятно от какой организации. После чего научный руководитель проекта снова взглянул в свои экраны, что-то включил на аналоговом пульте, взял тангенту и даже с некоторой торжественностью произнёс в неё.

    - Начинаю отсчёт. Десять! Девять! Восемь! Семь! Шесть! Пять! Четыре! Три! Два! Один!

    Слова «старт» никто не расслышал, ибо грохнуло так, что чудом не побились хрупкие предметы.

    - Твою мать! Зашкалило!

    Одновременно с этой репликой профессора в окна ворвался свет ясного солнечного дня. Первым взял себя в руки каперанг Иванов.

    - Профессор! Доложить о состоянии переноса!

    - Перенос произошёл! Но явно нештатно.

    В это время встрял метеоролог, про которого все забыли.

    - За бортом ясно, штиль, волнение отсутствует.

    - Командирам кораблей, доложить о повреждениях! Профессор, где мы, и когда?

    Каперанга Иванова явно было сложно выбить из колеи. Пока профессор смотрел в свои экраны, он выяснял состояние матчасти вверенной ему эскадры.

    - Насчёт где, могу сказать очень приблизительно. В окрестностях Австралии, должны были оказаться в большом австралийском заливе, поблизости от входа в бухту Порт-Филипп. По времени в промежутке от конца семнадцатого, до конца восемнадцатого века. Всем же руководителям, кто будет находится на эскадре в момент переноса это доводили же…

    - Я вас, профессор, спрашивал не где и когда мы должны были оказаться, а где мы оказались в действительности. Ну и в каком году, естественно.

    - На этот вопрос с помощью моей аппаратуры можно было бы ответить только в случае штатного переноса, причём исключительно по временной координате, да и то с точностью до 10 лет. По поводу же географии, увы. А поскольку перенос прошёл нештатно, то и по времени тоже увы.

    - Эскадре начать манёвр разделения! Поднять вертолёт! Убрать беспилотник!

    Последняя команда не была лишена смысла, ибо гибрид летающей тарелки с октокоптером всё ещё висел над палубой танкера, и в силу отсутствия сигналов какой-либо навигационной системы, начал уже как-то странно мотаться в разные стороны.

    - Штурмана! Что на радаре? Определить координаты!

    - На радаре засветки от нашей эскадры, не видно толком ничего. Но похоже мы в какой-то бухте что ли… Или вообще в озере. Координаты определить не представляется возможным с потребной точностью без знания точной даты и времени.

    - Акустики! Что с глубиной?!

    - Глубина 17 метров!

    - Радисты! Есть ли какие признаки радиосвязи в эфире?

    - На основных диапазонах КВ и УКВ связи – тишина! Полное сканирование всех доступных нашей аппаратуре частот будет завершено минут через 20.

    Эскадра в это время начала расползаться, но ни шатко, ни валко, ибо ветра и волнения не было, соответственно спешить во время проведения манёвра рассредоточения явно не стоило. Ну и наконец-то от вертолётной площадки парома оторвался вертолёт и начал набирать высоту. Доклад от него пришёл минут через 10.

    - Вертушка 1 докладывает. Выход из бухты вижу.

    - Миль по 15 в каждую сторону от выхода осмотри.

    - Выполняю.

    - Боевой первый!

    - На связи.

    - Выполнить разведку в глубь бухты!

    - Есть!

    Ещё минут примерно через 15 пришёл доклад от вертолётчиков.

    - Докладывает вертушка 1. Похоже бухта где мы оказались расположена на острове. Береговая линия на удалении от входа, что на запад, что на восток, начинает загибаться Юг. Выходом ориентирована на север.

    - Выяснить точно!

    - Час где-то потребуется.

    - Выполнять!

    Тут влезли радисты.

    Сканирование эфира ничего не дало. Ни радиовещания, ни радиообмена в доступных нашей аппаратуре диапазонах не ведётся.

    Каперанг Иванов повернулся к молча взирающим на его деятельность остальным начальникам экспедиции и вопросил.

    - И куда же это нас занесло? То, что полушарие южное я вижу потому, что Солнце почти в зените и оно на севере, судя по показаниям компаса. Однако же никаких островов со столь большой по размеру бухтой, ориентированной на север я что-то не припоминаю.

    - А если мы попали всё же на материк.

    - Нечего гадать, скоро воздушная разведка нам всё прояснит.

    И действительно, минут через 45 на связь вышел вертолёт.

    - Докладывает вертушка один! Мы на острове. Очертаниями он похож одновременно на почти правильный круг с бухтой практически по центру, а вот бухта в него вдаётся…

    - Что замолчал?! Доклад.

    - В википедии карта коломенского и рязанского районов есть. Взгляните и поймёте.

    - Ты что несёшь? Откуда ты эти районы глубоко материковые взял вообще?

    - Сослуживец мой с Севера демобилизовывался. Искал где дом прикупить. Тогда я карты этих районов увидел и запомнил. Да вы сами посмотрите.

    - Рассыльный! Ноутбук с википедией сюда, быстро.

    Тут надо сделать небольшое отступление. Дело в том, что «всеединая» сеть эскадры и экспедиции в целом, ещё не была построена и основные серверы данных находились на пароме, а отнюдь не на танкере, где размещалось руководство. Поэтому получение данных, во внутреннюю сеть танкера не загруженных, требовало времени.

    Тем временем эскадра наконец кое-как образовала некое подобие якорной стоянки на рейде какого-нибудь порта. Боевые корабли заняли позицию наиболее близкую к выходу из бухты, но пока прикрывать экспедицию было решительно не от кого. Попутно, по докладам разведывательных катеров, выяснилось, что ближе к берегу дно поднимается ступенями с шагом 17-15-12-10-7-5 метров, а также то, что в дальней от входа части бухты есть пляж, до которого могут добраться плавсредства с осадкой 2 метра. Плюс к этому обнаружилось природное образование, могущее сойти за причальную стенку, с глубиной возле него чуть больше 10 метров. Дело было в том, что берега бухты были хоть и не очень высокие, но скалистые и почти отвесные, высотой примерно метров в пятьдесят – семьдесят над уровнем воды. И проходов в глубь острова просматривалось всего два. Один от пляжа и один от причальной псевдостенки. Заканчивалось бухта отрогами горы, высоту которой на глаз можно было оценить метров в 600. Больше ничего заслуживающего внимания, вот так сразу в глаза не бросалось. Тем временем на связь вновь вышел вертолёт.

    - К западу от острова милях в пятидесяти большая земля. Возможно материк. Разрешите дозаправится и произвести разведку?

    - А что на острове?

    - Визуально признаков обитаемости не обнаружено. Сам остров довольно плоский, мы видели всего три возвышенности. Самая большая у бухты, самая маленькая, ближе к восточному берегу и проливу с большой землёй, а средняя на юго- западе.

    - Разрешаю возвращение и дозаправку. После чего произведите разведку побережья предполагаемого материка.

    В это время в рубке появился рассыльный с ноутбуком и всё руководство экспедиции подошло к нему. После недолгих поисков, карты Коломенского и Рязанского районов были найдены, но масштаб их, кроме представления об очертаниях ничего не давал. Однако собственно для изучения очертаний их и рассматривали.

    - Ну что ж, коллеги, обратился к присутствующим каперанг Иванов. То, что мы попали не в свой мир, я практически гарантирую. Ибо на девяносто девять процентов уверен в том, что подобных островов в южном полушарии нет. По крайней мере не было к моменту эпохи великих географических открытий.

    Но не успели все находящиеся в рубке осознать его слова, как на связь вышел корабль охранения, занявший позицию у выхода из бухты.

    - Цель на горизонте, строго на север, дистанция около восьми миль!

    - Почему около?!

    - Отметка на радаре то гаснет, то появляется. Предполагаю, что цель полузатоплена.

    - Произвести разведку с помощью БПЛА. До идентификации цели никаких действий не предпринимать!

    Примерно через десять минут, с корабля охранения сообщили.

    - Парусник, полузатопленный, одна корма торчит. Руль обнажён полностью. Число мачт определить не представляется возможным.

    - Обследовать на предмет вахтенного журнала и прочих проясняющих текущую дату признаков.

    - Есть.

    В этот раз первым нарушил молчание полковник морской пехоты Петров.

    - Ну вот скоро всё и выяснится.

    Возвращение разведки с полузатопленного парусника и прибытие вертолёта, обследовавшего материк, практически совпало по времени. Но вертолёт совершил посадку всё же чуть позже и первыми на связь вышли моряки.

    - В кормовой каюте был обнаружен труп. Довольно свежий, эксперты скажут точнее, мы его с собой привезли. Найден так же вахтенный журнал, но он слипся и отсырел, тоже для экспертов работа. Всё что можно мы зафотографировали, надо доставить специалистам по парусному кораблестроению, пусть эпоху оценят. Больше, ни живых, ни мёртвых на борту найдено не было.

    А затем на связь вышел вертолёт.

    - Отсняли на видео большой кусок береговой линии. Пускай штурмана сравнивают с имеющимися снимками, как только данные вам передадут.

    После прибытия. Автомобильная палуба парома.

    В момент переноса, я банальнейшим образом дрых. Езда, перелёт, снова езда и переход по морю порядком утомили меня. Естественно, что в таком состоянии организму захотелось спать, что он и делал, тем более, что в выделенном под временное место пребывания УАЗе, ничем особенно не воняло.

    И тут вдруг БАЦ! На автомобильной палубе парома грохнуло не хуже, чем в рубке танкера. Подскочивши на своём надувном матрасе, я очумело завертел головой, и как раз в это время в динамиках судовой трансляции раздался голос.

    - Внимание! Перенос произошёл! Всем оставаться на своих местах, до особых указаний. Разрешаются только посещения санитарных мест.

    Надо сказать, что объявление: «Приготовится к переходу! Всем лечь на выделенные спальные места!», - я тупо проспал. Впрочем, случайно получилось, отсутствие нарушения приказа, ибо в момент перехода моё тело находилось именно на выделенном спальном месте.

    А вот дальше начался кошмар. Такого поноса я не припоминал и по юношеским временам, а ведь в активе у меня была даже дизентерия. Беготня до сортира и обратно занимала банально всё время, пока где-то часа через три меня не осенило выпить закрепительного. К этому времени как раз эскадра закончила манёвр разделения, и обязанность находится всё время на выделенных спальных местах, отменили. Это подвигло меня на поиски медицинской помощи. Впрочем, не одного меня. Болели все. Просто чем моложе был человек до перехода, тем легче он его переносил. А вот совсем пожилым было ну очень плохо. Мой же организм, судя по ощущениям, пока кроме поноса, ничем страдать не собирался. Так что когда я добрался до лазарета, то обнаружил там очередь, мало отличающуюся от таковой за водкой в горбачёвские времена. Посмотрел, плюнул и пошёл назад, здраво рассудив, что от закреплённого поноса, в отсутствие других признаков дизентерии, как, впрочем, и предпосылок к ней, я за пару дней авось не помру, а к тому времени или очередь рассосётся, или само пройдёт. Ибо не зря сказано «Все болезни делятся на две категории: хуйня и пиздец. Хуйня сама пройдёт, а пиздец не лечится».

    Вечер того же дня, уже не рубка танкера, а помещение штаба экспедиции на пароме.

    - Итак, по данным штурманов, проанализировавших снимки с вертолётов можно утверждать, что мы оказались на несуществующем, в нашем мире, острове у западного побережья Австралии.

    Капитан первого ранга Иванов выглядел больным и измученным, впрочем, остальные присутствующие выглядели не лучше.

    - Координаты острова, условно, так как он большой – двадцать три градуса южной широты и сто тринадцать градусов восточной долготы. Расстояние до материка – сорок миль. Точнее тридцать девять, с копейками. По состоянию здоровья личного состава дальнейшая разведка проводится сейчас не может.

    - Ну, состояние здоровья всех нас, через недельку улучшится…

    Профессор Сидоров напоминал мумию и одновременно с этим ухитрялся выглядеть очень одушевлённо.

    - Если бы не были готовы к подобному развитию событий, то к каким последствиям всё это привело бы, не берусь даже сказать.

    Полковник Столяров, держался рукой за щёку, похоже было, что у него болят зубы.

    - Слава Богу медиков догадались взять по моложе, они сейчас явно в лучшем состоянии чем остальные.

    - Полковник морской пехоты Петров выглядел получше всех прочих, но сказывалось то, что он до отбытия в прошлое активно занимался спортом.

    - Что там у экспертов? Судовой журнал с парусника этого, полузатопленного прочитать удалось?

    - Какое там! Только и могут, что, либо в сортир бегать, либо за зубы хвататься. У кого чего болит.

    - Тогда предлагаю на сегодня закончить. Нападение нам не грозит?

    - Внезапное – нет. Радары работают, на вахте у них те, кто по состоянию здоровья способен за ними следить. В эфире чисто, явно не двадцатый век, на острове вертолёт активности не засёк. Пока остаётся только наблюдать за обстановкой, а активные действия отложить на то время, когда личный состав придёт в норму.

    Два дня спустя, автомобильная палуба парома, вечер.

    Вечером на третий день, до меня снизошёл дядя Саша. Причём представился он вполне официально.

    - Помощник заместителя начальника экспедиции по личному составу Александр К.

    - Помощник заместителя вспомогательного курьера что ли?

    Я не остался в долгу, и сериал Лексс вовремя пришёл на ум.

    - Что?!! Не зубоскальствуй!

    - Отнюдь, просто был такой сериал.

    - Да пошёл ты в жопу! Мне с этой дриснёй, можно подумать, есть время сериалы вспоминать.

    - А, ну тогда ладно. Я вас слушаю, дядя Саша.

    - Да вот пришёл тебя навестить, да и просветить, а то ты по сути с бала на корабль попал и ничего толком и не знаешь. Как самочувствие, кстати.

    - Могло быть и лучше. Я весь внимание, ибо действительно, как сказано было в «Незнайке на Луне» достоверно известно лишь то, что достоверно ничего не известно.

    - Ну тогда слушай. История этого проекта начинается во времена конца Советского Союза. То, что открытие было сделано после 1989 года известно точно. Ну а потом 1991 год, развал СССР и всё такое прочее. В живых из первооткрывателей не осталось никого, по крайней мере никого не удалось найти. Да и само открытие всплыло совершенно случайно. В Новосибирском академгородке в какой-то лаборатории нашли несколько пачек пятидюймовых дискет. Попытались прочитать. А там. Текст напечатанный ещё в лексиконе, электросхемы нарисованные в программах тех же лет, примитивные рисунки и графики. Потом удалось выяснить, что один из замзавлабов был большим фанатом вычислительной техники и, во времена первой волны компьютеризации выбил на лабораторию пару Ай-Би-Эм ПиСи Эй-ти. Ну а раз он был такой фанат, то соответственно и разбирался в компьютерах хорошо. Одним словом, эксперимент он подробно запротоколировал, возможно не имея даже понятия о его сути. Теперь не спросишь, умер в начале двухтысячных. Так или иначе содержимое этих дискет попало к нашему профессору. Ну а он, ухитрился довести, то, что там написано и возможную пользу от повторения эксперимента одновременно до сведения ФСБ и Минобороны. Профессор-то наш совсем не прост, он после военной кафедры отслужил офицером двухгодичником в авиации, на аэродроме совместно использовавшимся ВВС и погранвойсками. Оттуда возможно и связи одновременно и в минобороны, и в ФСБ.

    - Ну с предысторией понятно. А что с историей? И уже с нынешним положением дел?

    - Эксперимент был повторён то ли в 2010, то ли в 2011 году. Возможно даже в 2012, мне точной даты до сведения не доводили, и возможно такую неопределённость с годами развели специально, для секретности. Я про этот эксперимент узнал в 2014 после событий известных тебе из новостей. И связано это было больше с падением доллара и санкциями, а не с политикой. Группа, скажем так, очень богатых людей, захотела открыть для себя возможность бегства. Про эффект омоложения было известно ещё с 2013 года, тогда в прошлое был заброшен кролик, а потом целая свинья, как одно из близких человеку биологически животных. В некоей автоматической клетке, подробности мне не известны, известно лишь, что свинья оставалась в прошлом неделю. Эфир и окружающая обстановка писались, естественно. Эфир был девственно чист, крупных животных и людей к клетке не подходило. Тогда же были проведены расчёты, что возврат возможен только для относительно небольшой массы и далеко не всегда. С применением специальных маяков точность растёт, но энергетика для подачи сигнала может потребовать от нескольких сотен, до нескольких миллионов киловатт мощности. С привязкой ко времени и месту тоже так себе. Проще всего оказалось наводить в окрестности Австралии, но точность хорошо если 5 тысяч километров. Перенос больших масс на сушу вообще невозможен, только в океан, что-то там с плотностью и составом места приземления. Точность же по времени плюс минус пятьдесят лет примерно. Я лично вообще не понимаю, почему послали столь большую экспедицию как наша, хотя и подозреваю, что из-за энергетики. Маяк должны были построить.

    - Должны были? А теперь выходит не должны что ли?

    - А теперь не должны. Точнее должны, но очень нескоро. Перенос произошёл не штатно и попали мы не совсем в своё прошлое. Для подачи сигнала в будущее потребуется миллион киловатт, а может и не один.

    - А куда мы попали. В 1750 год. По месту – почти верно. Должны были оказаться у южного побережья Австралии, а оказались у западного. Причём на здоровенном острове, площадью более трёх тысяч квадратных километров. Ты по географии как?

    - Никаких таких островов у западного побережья Австралии в наше время не было!

    - Вот именно. Но я отклонился от изложения предыстории текущих событий. После возвращения свиньи из прошлого было принято решение об отправке экспедиции. Государство, когда оно действует совместно с олигархами, пусть и не со всеми, и не с самыми крупными, может многое. Бюджет экспедиции был под десятку миллиардов баксов, по моим прикидкам, а возможно и больше. Практически всё, что не имеет отношения к вооружению, военной технике и военным кораблям, было закуплено на, гм… частные пожертвования.

    - Это ничего ж себе кого-то припёрло.

    - Ну это ихние дела, я занимался не деньгами, а подбором людей.

    - А что с подбором людей?

    - А ты попробуй найти по всей стране действительно ценных специалистов, причём, чтобы помимо своей специальности, в которой они должны быть пусть не лучшими, но в первой двадцатке на всю страну, умели много чего ещё, были начитанными, образованными, психологически пригодными к этой экспедиции и при этом были, по возможности всё же моложе семидесяти лет. Экскаваторщика высшей квалификации, к примеру, попробуй найди, с образованием выше ПТУ, который бы ещё и не пил, и при этом имел квалификацию слесаря моториста хотя бы третьего разряда, а до кучи был фотолюбителем и умел варить на уровне второго разряда. А такой у нас есть, все перечисленные достоинства присутствуют, образование незаконченное высшее. Или доктора наук найди, который помимо своей научной деятельности электрик пятого разряда и умеет водить не на словах а на деле, не только легковую машину, но и грузовик без прицепа, и колёсный трактор, и мотоцикл, и при этом ещё и охотник, ну и опять же фотолюбитель.

    - А как же я? Среди моих достоинств нет ничего такого наивысшего…

    - Ты, по сути, лицо случайное. И ты не один такой, в экспедиции около девяноста детей и подростков в возрасте от 9 до 15 лет. Причём около половины из них не являются детьми участников экспедиции.

    - Это как так?

    - Внуки, племянники, есть даже внучатые племянники. Бывают такие ситуации, когда родители погибают или лишаются родительских прав. Тогда заботу о детях берут на себя более дальние родственники. И когда эти родственники попали в поле зрения организаторов экспедиции, то далеко не все из них могли и согласились передоверить попечение над этими детьми кому-то ещё. Экспедиция-то невозвратная.

    - И?

    - И тогда руководством было принято решение взять их с собой, ибо специалисты были ну уж очень нужны. И их требованиям касательно несовершеннолетних участников экспедиции пошли навстречу. Да и с научной точки зрения… Как повлияет переход в прошлое на организмы, которые в омоложении не нуждаются. Через пару месяцев узнаем, по расчётам наших медиков процесс омоложения у взрослых должен к тому времени будет закончится.

    - Супермены какие-нибудь получаться?

    - Скорее кандидаты в супермены. Но мы отвлеклись от основной цели моего визита. А пришёл я с целью твоего трудоустройства.

    - И куда меня?

    - В сервисный центр бытовой радиоаппаратуры. У людей хватает личных ноутбуков, фотоаппаратов, телефонов, которые, кстати, скоро заработают, будет установлена базовая станция сотовой связи, и прочего. Техника имеет свойство ломаться. Начальник сервисного центра подберёт тебе должность, в соответствии с твоими умениями. В будущем, когда техника начнёт выбывать, а более старые её виды снова станут востребованными – в фотолабораторию. Будешь проявлять и печатать. Ну и как лицо, умеющее стрелять, а также годное к строевой службе и не достигшее к моменту отбытия 50-летнего возраста, то по закону о воинской обязанности – ты записан в ополчение.

    - Мои обязанности в этом ополчении?

    - Не моя епархия. Военные объяснят, когда явишься и когда будет куда явиться, штаб ещё не развёрнут. Скорее всего или снайпером, у тебя всё же разряд по стрельбе, или радистом, учитывая, что ты радиолюбитель.

    - Ясно. А начальника сервисного центра где мне найти?

    - Начиная с завтрашнего дня по громкой трансляции начнут объявлять, кому куда. Вопросы есть?

    - Есть! И много.

    - Не на все могу ответить, и времени у меня не так много, чтобы с тобой болтать.

    - Дальнейшая наша цель?

    - Обустроиться в этом мире.

    - А средства для её достижения?

    - Корабли ты видел. Сказать могу только про то, чего не скроешь. Нефтезавод ставить будем, небольшой в трюмах лежит. Была бы нефть. Аэродром строить. Даже два Геркулеса есть, не считая более мелкой авиации, сам увидишь. Бронетехника есть, артиллерия. Станки. Двигателей изрядный запас. Даже водолазного снаряжения и то с запасом брали, баллоны здесь на месте не очень-то изготовишь. Ну и так далее, в процессе многое увидишь сам, а как ополченец, если конечно не зачислят тебя в последнюю очередь призыва, узнаешь и про военную нашу мощь.

    После этого разговора всё и завертелось. По громкой связи никто меня выкликать не стал, но следующим же утром заявился какой-то мичман с планшетом и двумя матросами в подчинении, который кратко и ёмко скомандовал, предварительно убедившись, что я это я, путём проверки паспорта.

    - Баулы, им! Сам, за мной!

    Оставалось только выполнить команду. Впрочем, идти далеко не потребовалось. Ибо привели меня в совсем маленькую каюту.

    - Жить будешь пока здесь, человек, проживавший здесь ранее, уже на берегу. В компьютерах ты разбираешься, здесь написано.

    И мичман потряс планшетом, после чего продолжил.

    - Подключишься к общекорабельному вай-фаю, войдёшь вот по этому адресу и жди, когда появятся указания, касающиеся тебя лично. В случае каких-либо экстренных событий, слушать трансляцию громкой связи. Питаться будешь там же где и до этого.

    После этой фразы мичман с матросами отбыли, оставив меня обживаться в очередном временном жилище. Каюта была одноместная и совсем маленькая. Но зато у неё был один огромный плюс. Она была со всеми удобствами. То есть душ, умывальник, унитаз. Это позволяло особо наружу не высовываться, кроме как для приёма пищи. С одной стороны, позиция «забиться в норку и не отсвечивать» может показаться странной. Но, с другой стороны, если тебя никто не видит, то и припахать не сможет, пока сам о тебе не вспомнит. А учитывая, что пока в экспедиции творится оргпериод и сопутствующий ему бардак, припахиваться мне не очень-то и хотелось. Совесть же мою успокаивало то, что в общем-то никуда не лезть мне приказал мичман, а не я сам придумал. Мысли мои были в этом плане просты: «Мне сказали ждать указаний, вот я так и поступлю».

    Меж тем в бухте неизвестного, и в нашей реальности несуществующего острова, активно происходили изменения.

    Прежде всего началась выгрузка самого необходимого для облагораживания природной причальной псевдо-стенки. Для этого использовалась, оказавшаяся в загашнике у командования экспедиции десантная баржа и, имевшийся в глубине бухты пляж. Параллельно строилась дорога через проход от пляжа вглубь острова и такая же дорога сквозь скальное ущелье от будущего причала. Гремели взрывы, сверкала электросварка, ездили всякие бульдозеры, экскаваторы и бетономешалки. Одновременно с этим производилась воздушная разведка острова и морское патрулирование его побережья.

    На пятый день сидения в каюте, когда я уже слегка занервничал от неопределённости, меня опять посетил дядя Саша.

    - Что, сидишь?

    - Сижу…

    - Хорошо сидишь?

    - Всё устраивает.

    - Ладно, не до тебя пока. Специалисты по ремонту техники в данный момент не требуются. Хотя твой будущий начальник уже получает инструменты, паяльники там всякие и прочие осциллографы на складе, помещение уже выделено. Просто, учитывая твою квалификацию, работать тебе приёмщиком, и «подай, прими, пошёл на хрен, отойди», поэтому сейчас тебе работы там нет. Но скоро будет. Стеллажи всякие собирать, и тому подобное. Дня через два, как я думаю.

    - И вы лично зашли ко мне, чтобы сообщить эту новость?

    - А хоть бы и так, но вообще-то нет. Завтра состоится собрание тех, кого в последний момент брали. Анкеты раздадут, опрашивать будут, кто чего умеет, в общем личное дело составлять. Потом на медосмотр.

    - Что-нибудь ещё там будет?

    - Будет, скорее всего. После медосмотра, годных, должны бы в ополчение зачислить официально. Ну и всем будут местные документы выдавать.

    - Что брать с собой? Диплом там, военный билет?

    - Всё бери. Всю документацию, которая может подтвердить кто ты и что ты. Вплоть до удостоверения частного охранника и трудовой книжки, права опять же не забудь.

    - Ну все документы свои я заранее сложил в отдельную папку.

    - Вот и молодец. Ладно, пойду я, дел полно и без тебя.

    - До свидания, дядя Саша.

    На следующее утро и правда началась беготня. Медкомиссия была, правда, организована на самом высоком уровне, не чета всяким военкоматовским. И врачебных специальностей было больше, и анализов всяких, и работу свою врачи выполняли явно не на отвали. И вот после медкомиссии меня ждал облом. Такой облом, что я аж офигел. Во-первых стоматолог. Удалённые зубы не выросли. Это был удар. Правда кариес исчез весь, но пломбы не растворились, то есть исчез он только там, где до этого никто и не сверлил. Добавил хирург. Шрам от аппендицита никуда не делся, и, по результатам УЗИ, сам аппендикс тоже не отрос. Правда это, по словам хирурга, наблюдалось у многих.    Потом эндокринолог, вес уменьшился совсем чуть-чуть, до нормы там было как раком до Пекина, по его словам. Терапевт не обрадовал тоже, давление оставалось повышенным. А вот окулист и ухо-горло-нос обрадовали. Зрение пришло в стопроцентную норму и гайморит, а вместе с ним хронический насморк, исчезли. После этого председатель медицинской комиссии присвоил мне категорию Г (временно не годен к военной службе), и сказал пока обождать, но в случае появления дальнейших признаков омоложения, обращаться в медсанчасть немедленно. На этом мои медицинские страдания завершились, и я отправился на анкетирование и отправление документов.

    На анкетировании обставлено было всё тоже на совесть. Перво-наперво прошерстили все мои документы, какие были, потом начался форменный допрос, смешанный с экзаменом. Его, правда, проводили с помощью компьютера. Вопросов там было, как мне показалось, под тысячу. Из самых разных отраслей человеческой деятельности. Технические, медицинские, сельскохозяйственные, исторические, астрономические, и какие угодно ещё. Часов пять потратил, отвечаючи. На мой недоумённый вопрос: «Почему бы я не мог заняться всем этим в своей каюте и на своём ноутбуке?», мне было отвечено, что это сделано с целью исключить подглядывание в разные справочники и что этот экзамен только первый, уточняющий, так сказать.

    С тех пор прошёл почти месяц. Позади осталось полное тестирование на профпригодность и проверка военных навыков. Да, да, несмотря на мой статус «временно негодного», а может именно благодаря ему, военное начальство экспедиции посчитало нужным проверить как я разбираю и собираю автомат, коли уж указал, что умею это делать, плюс мои стрелковые навыки, имея в виду также указанный мною третий разряд по стрельбе и знакомство с пистолетом в охране. Сборку разборку сдал на оценку «без учёта времени, но ошибок нет». То есть ни в какие нормативы я не уложился, но при этом разобрал и собрал автомат правильно. Стрельбу из винтовки и пистолета сдал на «удовлетворительно», стрельбу из автомата, честно скажу, завалил. На этом военные от меня отстали, но оружие закрепили. Как раз те самые винтовку и пистолет.

    Ну а дальше началась моя работа в качестве приёмщика аппаратуры в ремонт. Любой, а не только радио. Наше подразделение экспедиции обрело звучное название «Ремонтный центр личных технически сложных устройств.» Но поскольку от момента перемещения прошло всего ничего, то техника ломаться ещё не начала и весь штат новообразованного Центра занимался обустройством выделенного помещения. Размеры, кстати, не поражали. Часть автомобильной палубы парома освободилась, ибо выгрузка автотранспорта потихоньку производилась десантной баржей, и нам построили выгородку. Причём построили её почти что из говна и палок. Но мы не унывали, главное распределительный щит есть. От него и подводили электропитание к будущим рабочим столам сервисных инженеров. И вот, в конце первого месяца, когда ремцентр был почти готов заработать в полную силу, покой наш был грубо нарушен громкоговорителем судовой трансляции.

    «Внимание, внимание! Объявляется тридцатиминутная готовность. Всем ожидать дальнейших распоряжений.» По тридцатиминутной готовности лично я должен был прибыть в свою каюту, облачиться в форму, включить компьютер и ожидать приказов лично для себя. Поэтому, услышав объявление, мне ничего не оставалось делать, как не мешкая туда и отправиться.

    Спустя 5 часов, штаб экспедиции.

    - Ну и что это было?

    Полковник морской пехоты Петров, выглядел малость ошеломлённым, впрочем, остальной начальствующий состав экспедиции от него немногим отличался.

    - Корабль это был. Но очень странный корабль, точнее даже не он сам, а его экипаж.

    Каперанг Иванов, который сказал эти слова, выглядел малость поспокойнее других.

    - Мои орлы со сторожевика засекли его идущим с севера прямо в нашу бухту. На видео засняли во всех подробностях, флаг английский. Тип пока наши историки определяют, но пушек по двадцать на борт он точно имел. Попытались остановить и вступить в переговоры. А потом началось странное. Не проявив никаких признаков паники это корыто открыло огонь. Понятное дело, что не попали, но сам факт настораживает. Наши в ответ сбили ему мачты, приготовились к абордажу, да хорошо, что долго телились. Ибо оставшиеся в живых на этой, ети её, посудине, очень быстро спустили шлюпки с противоположного борта и отвалили. А буквально спустя две минуты на английском корабле рванула крюйт-камера. Катер с нашего сторожевика погнался за шлюпками противника, в ответ был обстрелян из местных мушкетов. При это ясно было слышно, как эти там орут: «Дьявол! Дьявол!». Мушкетёров пришлось пострелять. Но и тогда попытка взятия пленных не удалась. При приближении катера гребцы дружно начали прыгать за борт. Выловить удалось всего четверых. Один правда офицер, как бы не старпом. Но и с этими четырьмя помучится пришлось. Дерутся как сумасшедшие. Реально. Сил – на десятерых. В команде сторожевика четыре перелома, и Бог знает сколько выбитых зубов. Пока скрутили – намучались. Но главное, тут то, что ведут себя так не все. Офицер, наоборот, в буквальном смысле слова обосрался от страха и не дрался, а впал в ступор. Не вырывается, но пытается спрятаться, видно, что боится, и боится до ужаса.

    - Допросили их?

    Полковник Петров ухватил, как всегда, самую суть интересующего всех присутствующих вопроса.

    - А это не ко мне, это к Столярову. Его специалисты их сразу забрали, как мои ребята их сюда доставили.

    В этот момент открылась дверь и в штаб вошёл полковник Столяров.

    - Добрый вечер, господа!

    - Да говори уже, не тяни кота за яйца!

    - О чём-либо говорить пока явно преждевременно.

    - То есть как это…

    - А вот так! Пока я могу сказать только то, что допрашивать конкретно этих пленных возможно только с использованием химии. Без неё у моих специалистов, а среди них есть и опера уголовного розыска с приличным стажем, не получилось вообще ничего. Интенсивные методы, памятуя обстоятельства взятия этих субъектов в плен, решили применять только те, которые не наносят непоправимого вреда здоровью допрашиваемых. Медицинские специалисты из моего «заплечного приказа» сразу сказали, что, судя по внешним признакам, мы имеем дело, с психически больными людьми. Отсюда и сила на десятерых. Только расстройства психики у них разные. Офицер – тихо помешанный, а остальные буйно. Ну, вызвали психиатров из нашей медицинской службы, вот сейчас там все вместе разобраться пытаются.

    - Что, вообще ничего выяснить не удалось.

    - В том то и дело, что нет. Матросы орут про дьявола и вырываются, правда, когда их зашвырнули в камеры и двери позакрывали, успокоились они что-то уж очень моментально. Прямо вот через 20 секунд после закрытия двери за конвоирами. Мы в глазки специально заглядывать не стали, смотрели, и, разумеется, записывали, с помощью скрытых видеокамер.

    - А как вы их туда, засовывали-то? Они же вырываются!

    - А электрошокером вырубили и занесли. Кстати, если сознание, этот субъект не потерял, после удара током, то всё равно дёргается и про дьявола бормочет, только уже вяло. Ну а с офицером и проблем не было, он как кого из наших увидит так сразу от страха ссытся и срётся, его банально на пинках в камеру оформили. Но подозрительное очень обстоятельство и тут открылось. Не сразу прям, но тоже очень быстро, офицер этот прекратил проявлять признаки ужаса в закрытой от, как ему кажется, посторонних взоров камере.

    - Ну очень интересно… Подождём что скажут наши медицинские специалисты…

    Пять суток спустя. Штаб. Присутствуют каперанг Иванов, полковник морской пехоты Петров, полковник разведки и контрразведки Столяров, профессор Сидоров, и два докладчика – от медицинской службы и от разведки с контрразведкой.

    Первым взял слово медик.

    - Итак, что могу доложить я. Мы столкнулись с совершенно неизвестным науке феноменом, более того, сначала даже предполагали, что с чем-то экстрасенсорным. Но потом разобрались, оказалось, что хотя бы законы физики не нарушаются. Одним словом, конкретно эти люди из этого мира и времени безошибочно определяют людей из мира нашего.

    - То есть как? - Профессор Сидоров выглядел весьма удивлённым.

    - А вот так. Мы проводили эксперименты. Если пленный осознал, что видит человека из нашего мира, он начинает орать про дьявола и буром переть в атаку, или, простите, какается от страха, в зависимости от психотипа. Если же не осознал, можно хоть в двух шагах от него стоять, ничего не происходит. То есть, к примеру, проходя мимо замаскированного бойца в камуфляже, спрятавшегося в кустах, местный не проявит никакого беспокойства, потому что не поймёт, что рядом с ним живое существо. Кстати, на всех наших животных реакция аналогичная. Увидел и осознал, что это не камень, а кошка – тоже начинает орать. На звуковые же раздражители подобной реакции нет. За ширмой, человек нашего времени может хоть в рельс стучать, осознание происходит глазами. Мы, кстати, провели дополнительный эксперимент. В оптику этот эффект опознавания работает тоже. То есть если местный осознал, что это вообще человек, а не куст, то опознаёт сразу же. Препаратов извели прорву. Буйство и страх у пленных удаётся смягчить настолько, что они становятся пригодны к допросу. Причём мы подобрали, в первом приближении, препараты и дозы, так что возможно будет доступен и допрос в поле. Маскировка же в разведывательном понимании, не работает от слова совсем. Показывали пленным людей, одетых по нынешней моде – опознают. Показывали совсем мелких детей – то же самое. Впрочем, я уже говорил, что они даже животных из нашего мира опознают. Зато не опознают неодушевлённые предметы. Если за местным наблюдать через телекамеру, перископ, да хоть бинокль, если издали и он тебя не видит, а если видит, не понимает, что видит живое существо, то никакого беспокойства они не проявляют. То есть с точки зрения ведения боевых действий не поменялось в общем-то ничего. Как работал камуфляж, так и будет работать, как можно было спрятаться за деревом, углом здания, или в окопе, так и осталось. Как можно было наблюдать в бинокль за ничего не подозревающим противником, так и в свете вновь открывшихся обстоятельств можно наблюдать так же.

    Следующее слово взял докладчик из ведомства полковника Столярова.

    - А теперь перейдём непосредственно к обстановке в месте и времени нашего, так сказать, прибытия. Первое что удалось выяснить, так это дату. Сегодня пятое декабря 1750 года. Так что по времени попали мы куда и предполагали коллеги профессора Сидорова. Но вот дальше… То, что переход произошёл нештатно, мне было сообщено непосредственным начальником, с указанием не разглашать эту информацию среди личного состава экспедиции, без особого на то разрешения. Впрочем, я отвлёкся. Так вот, обстановка здесь, в этом мире, следующая. Во-первых, император Пётр Первый здесь умер в 1735 году. Во-вторых, Вильгельм Оранский, здесь умер в 1720 году. В-третьих, Людовик 14й здесь умер в 1722 году. Ну и наконец, в-четвёртых, Карл 12й здесь погиб в Полтавской битве, в результате чего Северная война закончилась уже к 1711 году, полнейшей победой Российской империи.

    -    А что матросы и один офицер всё это помнят и знают в 1750 году?

    Профессор Сидоров был преисполнен скептицизма.

    - Ну начнём с того, что офицер этот являлся вторым помощником командира, и неплохо образован. Плюс к этому все три матроса, а один из них, вовсе даже не матрос, а боцман – грамотные. Опять же офицер раньше служил в торговом флоте штурманом, и много где побывал. Боцман же вообще бывший разорившийся лавочник, и начинал так же в торговом флоте. Матросы тоже не из крестьян. Один из семьи лондонских извозчиков, до флота служил в артиллерии с лошадьми, второй каменщик. То есть кругозор, по местным меркам, у них более чем широкий. Да и образование.

    - Допустим. И что ещё удалось узнать?

    - Много чего. Начну с самого главного. В результате череды войн, с карты Европы исчезли Испания, Португалия и Голландия. Всё это сейчас провинции Франции, да плюс к этому галлы ещё и от германских земель приличный кусок прихватили. Гибралтар англичанами захвачен не был, так что в Средиземное море им хода нет, и оно сугубо французская вотчина. А вот с колониями испанскими, французам так не повезло. В карибском море ни пяди земли французской нету. И в Северной Америке тоже. Там англичане всем заправляют. Нету здесь французской Канады. Зато Канарские и Азорские острова – под Францией. И вся Южная Америка, граница проходит по панамскому перешейку. Получается, что из Мексики и на юг, до самой Панамы, англы всех вышибли. Кейптаун сейчас тоже английский. Ну и наконец Россия. Кёнигсберг и всё побережье Чёрного моря, включая румынское и болгарское – принадлежит Российской империи. Как раз сейчас идёт война с турками за Босфор. Но идёт она уже который год и очень вяло, страны истощены.

    - Что всё это даёт нам? Нашей экспедиции.

    - Подождите, я не закончил. Теперь о делах ближних. Не обрадую я вас. Австралия в этом мире уже давно открыта. По крайней мере очертания материка в Европе совершенно точно известны, правда колонизация ещё и не началась, по сути, да даже и не, по сути, а и фактически не начиналась. На момент отбытия из Индии, никому из наших пленников было ничего не известно о каких-либо постоянных поселениях в Австралии. Кстати, назвали материк точно так же, как и в нашем мире.

    - Гм… А куда вообще следовал корабль, с которого образовались наши пленные?

    - На Тасманию. И вот здесь хуже. Тасмания колонизирована. Поселение там правда чахлое, но оно есть.

    — Значит в самом скором времени его не будет!

    Полковник Петров озвучил своё мнение с военной прямотой.

    - Давайте решать глобальные проблемы несколько позже!

    Полковник Столяров, показал глазами на всё ещё присутствующих в помещении штаба докладчиков.

    - Да, пожалуй, Вы правы.

    Каперанг Иванов встал из-за стола и сказал.

    - Наши уважаемые докладчики наверняка имеют более подробную письменную версию сообщённой нам информации? Вот и отлично. Скопируйте каждый свою часть на зашифрованные флэшки и передайте всем здесь присутствующим. Носители получите на складе, я дам распоряжение. Можете быть свободны.

    Как только за докладчиками закрылась дверь, слово взял всё тот же каперанг Иванов.

    - Итак, господа, я уже сформулировал некие предварительные выводы. Вывод первый - на данном этапе какая-либо агентурная разведка, именно сейчас для нас невозможна. Я прав? – И он уставился на полковника Столярова.

    - Правы… Какая уж тут разведка если любой местный, стоит ему увидеть нашего человека, начинает орать про дьявола. Сюрприз очень неприятный. И никакое переодевание ведь не помогает, я присутствовал при экспериментах. Голенького годовасика и то определяют.

    - Что же мы будем делать?

    Профессор Сидоров задал вполне риторический вопрос.

    - Да пока, собственно, наши планы никак не нарушены. В любом случае первые полгода, а то и год отводились на закрепление на месте, ни о какой посылке агентов или послов в течении этого срока, куда-либо речь не шла.

    - А что у нас с наличными силами и материальной частью?

    - В наличии 3680 человек включая экипажи судов, из них 90 детей. Чисто военных кораблей всего два, но зато вооружены они неплохо, там и ракеты, и торпеды, и артиллерийские орудия, подробности, я полагаю, вам не интересны, их вы можете уточнить у каперанга Иванова. Артиллерийские орудия для вооружения всех гражданских судов лежат в трюмах и будут установлены в ближайшее время. Теперь по силам сухопутным. Чисто военных, в наличии 144 человека. Ещё 300-350 человек будет составлять ополчение. Итого, грубо говоря имеем армию в 450 человек. На эту скажем так «основную часть вооружённых сил» всего бралось с избытком. Про личное оружие и речи не идёт, но пулемётов единых 1 на 10 человек, снайперских винтовок 1 на 10 человек, гранатомётов РПГ-7 1 на 10 человек, пулемётов крупнокалиберных 1 на 10 человек, автоматических гранатомётов АГС-40 1 на 20 человек, миномётов «поднос» 1 на 20 человек. Вся же остальная численность экспедиции обеспечена средствами усиления пулемёт РПК 1 на 10 человек, снайперская винтовка 1 на 10 человек, гранатомёт РПГ 1 на 30 человек, пулемёт единый 1 на 30 человек, пулемёт крупнокалиберный 1 на 100 человек, гранатомёт автоматический 1 на 100 человек, миномёт «поднос» 1 на 100 человек. Теперь по боевой технике. БТР-82 10 штук, БМД-4 6 штук, САУ «Гвоздика» 6 штук, самоходных миномётов «Нона СВК» 4 штуки, БРДМ-2 4 штуки. Буксируемой артиллерии нет вообще. Ещё есть 12 штук миномётов «Василёк», смонтированных на «Тиграх». По авиации. Специфически военных самолётов и вертолётов нет вообще. В наличии 2 Си-130 «Геркулес», 4 «Твин Оттера», 4 «Цессны», 2 «пайпер-каба» и 2 «Аир-Трактора». Последние могут быть переделаны в штурмовики – это позволяется их конструкцией. Теперь по вертолётам. 4 Ми-8, могут быть оснащены вооружением на внешней подвеске. Остальные вертолёты распределены по кораблям и их минимум 3 штуки, точнее скажет каперанг Иванов.

    - И это всё?

    - Не совсем. Есть ещё две установки «Град», и несколько вертолётов меньшей грузоподъёмности. Плюс к этому для вооружения местных вооружённых сил, когда и, если таковые появятся, бралось 6 тысяч винтовок Мосина, 1 тысяча револьверов Смит-Вессон русский, 60 пулемётов ДП-27 и 60 ротных миномётов времён войны, калибром 50 миллиметров.

    - Не так и много…

    - Но и не мало. С учётом того, что у противника полное отсутствие нарезной артиллерии, и крайне малое количество нарезного стрелкового оружия, вплоть до отсутствия такового, соотношение численного превосходства для успешных действий против нас должно превышать 1 к 10, а возможно и 1 к 20. Перевозку такого количества войск из Европы, да в общем-то и откуда угодно, в ближайшие 10-20, а то и 50 лет следует считать крайне маловероятной, ибо сама перевозка, при противодействии нашего флота и авиации, становится и вовсе практически невозможной.

    - Всё это конечно хорошо, но без продовольствия и прочего обеспечения, никакие войска и вооружения эффективными быть не могут.

    - Разумеется. Геологи уже приступили к пробному бурению и утверждают, что нефть здесь, имеется в виду непосредственно на острове, есть. Но вот сколько её – пока вопрос. Ибо дебет месторождения в одну и даже две тонны в сутки нас явно не устроит. Минимум пять-шесть, а по-хорошему, десять-двадцать тонн надо. А вообще наш сборный нефтезавод в состоянии перерабатывать 120 тонн нефти в сутки.

    - Не нефтью единой жив человек…

    - Ну, в здешнем климате проблем с урожайностью быть особо не должно. Остров же, какие-никакие дожди должны быть. Опять же судя по размерам здешних ручьёв и даже небольших речек, с пресной водой здесь всё в порядке, можно и полив организовать. Агрономы уже прикидывают где и под какие культуры поля распахивать.
Размещено: 02.03.2019, 16:36
  
Всего страниц: 2