Всего страниц: 2
Алесь (corud): Коммуникатор Революшен
Размещено: 08.11.2018, 20:21
  
Алесь (corud)
Коммуникатор Революшен
Аннотация: Коммуникатор Революшен.


1 часть. В поисках неизведанного.


4 месяц 27 года Новоземельского летосчисления. Верховья Рейна.


Шельда

Ополоснув сначала холодной водой лицо, я вылил затем все ведро себе на голову и побежал к борту за новой порцией. Удерживая мокрую веревку мозолистыми ладонями, вытащил ведро обратно на палубу и потянулся руками к воде.
- Бля! Ааа!
Из ведра на меня реально таращилась чья-то весьма зубастая морда. В возникшей на секунду панике я случайно толкнул ведро, и оно с грохотом покатилось по дощатой палубе. Рядом кто-то заржал, к его заливистому смеху присоединился знакомый голос, звучавший сверху рубки.
- Парень, да ты нам никак завтрак поймал. Бей его быстрее, пока он тебе пальцы не откусил!
И только сейчас я заметил, что рыбина все еще прыгает по палубе. Ну раз такое дело, пара шагов к сумке, хватаюсь за рукоять моего нового "ножичка", больше напоминающего этакую смесь гладиуса с каролингом, широким лезвием подхватываю рыбу с дерева, бросаю и на лету движением снизу отрубаю ей напрочь мерзкую зубастую пасть. Ибо вам не тут!
- Хирак и готово!
- О-ля-ля! - Сальваторе с неизменной трубкой в зубах шутливо зааплодировал, - Ты, чертов мечник, или как там правильно?
- Мастер меча, - перевел аутентично на английский сидящий в кресле Ричардс и тут же скривился от боли, - Шерт попери! Нельзя столько принимать водка.

Капитан нашего небольшого исследовательского судна только усмехнулся и добавил с обвинительным оттенком в голосе:
- А нефих пить со старыми моряками!
- Это тип с ножиком что ли старый моряк?
- Он внук моряка и еще русский, что в плане правильного пития та еще горючая смесь, - Сальваторе указал в мою сторону трубкой, - Мастер меча, ты нас завтраком кормить вообще сегодня собираешься?
- Ага, - кивнул я мокрой головой и сделал несколько фланкирующих движений своим "ножичком". У меня на палубе даже установлен специальный тренажер для фехтования, сдвинул его на середину и махай сколько влезет.
Начальник экспедиции и капитан молча переглянулись, видимо осознавая, что в ближайшее время им светят только бутерброды. С кормы же донеслось угрожающее ворчание, это к нам повернулся бдящий караульную службу здоровяк Джон Каведо, бывший морпех, и просто классный парень, сейчас возглавляющий безопасность нашей экспедиции.
- Да сейчас, сейчас, оглоеды - воткнул "ножик" в длинные кожаные ножны и подошел к рыбине, прикидывая, как ее буду готовить, просто пожарить или во фритюре? Или в салат?

Солнце все выше поднималось над буйной растительностью, что нависала сплошной зеленой бахромой над водами Шельды, северного притока верховьев Рейна. Да, я все-таки уговорил Клифа Ричардса посвятить часть экспедиционного лета, вернее сказать местной весны, изучению Прирейнской низменности. Телевизионные боссы Нью-Рино, наши постоянные спонсоры, на это предложение как ни странно откликнулись положительно. Эти люди умеют считать деньги и отлично понимают, что зрителям нужны новые впечатления. А что происходит в северной части Евросоюза будет точно интересно многим.
Пока я решал свои дела, то есть выздоравливал после ранения, переезжал во Франфуркт и летал в Порто-Франко, Ричардс как-то подозрительно быстро сошелся с известным на Рейне капитаном Сальваторе Сиригу. Тот и подобрал для экспедиции небольшое, но крепкое суденышко под громким названием "Камаро". Сам же и назначил себя капитаном.
Короткое, но широкое в средней части, оно полностью удовлетворило запросам известного на Новой Земле путешественника. Сразу после носа, на баке торчала высокая трехпалубная рубка, внизу которой располагались жилые каюты. Затем шла рабочая палуба, в на которой во время движения по воде находился наш выездной пепелац. Эдакая адская смесь багги-переростка и открытого всем ветрам джипа.
Его специально сконструировали по заказу Ричардса для перевозки или на речном транспорте, или на трейлере. Зато этот вездеход проходит там, где обычный внедорожник пасует, очень уж оригинальная у него ходовая часть и подвеска, позволяют брать очень сильные неровности рельефа.
Позади "Комаро" расположена небольшая кормовая надстройка, где расположилась наша "ударная сила", то есть тяжелый пулемет и станковый гранатомет. Если в качестве первого выступает русский "Корд", даже не знаю, где эту дорогую для Новой Земли штукенции и нарыл Ричардс, то гранатомет вполне стандартный - американский старичок Mk 19. В надстройке же у нас что-то вроде склада и находится камбуз, где я и сейчас, собственно и торчу.

- Чаи гоняешь, лентяй! - в проеме двери появилась мощная фигура Василя Сивоуса, украиноканадца, так он представился в самом начале. Этот белобрысый молодой парень нисколько не был похож на привычный нам образ хохла, да и сам себя называл закарпатским русином. Правда его еще в детстве родители вывезли в Канаду, поэтому и на западенском суржике, и на русском он говорил с весьма сильным акцентом. Но чай зато любил не меньше меня!
- Руку убери! Сейчас все вынесу. Кстати, хватай ка вот этот поднос!

- Что тут у нас? - Джон Каведо самым первым потянулся к тарелке. Рыба хоть и была большой, но я не стал ее жарить порциями, все-равно на всех не хватит, а покромсал ее в блюдо с салатом. Зелень, овощи, сухой сыр типа брынзы, и все это полито соусом, который я приготовил на основе бальзамического уксуса с местными специями, - А вполне. Могешь, Мартин, когда хочешь.
Рядом же на подносе стояла большая тарелка с жареными кореньями. Я внимательно смотрел, как наш бравый вояка жует один из них. Каведо перехватил мой взгляд и смутился, ожидая подвоха:
- Что?
- И как?
- Да вполне. А что?
Сидящие у складного столика члены экспедиции с интересом поглядывали на нас, ожидая от меня очередного под..еба.
- Это коренья местного камыша, я даже не знаю съедобен ли он, вот и наблюдаю за тобой. Как самочувствие?

Каведо побагровел и положил следующий корешок обратно.
- Мартин, факинг мазэ!
- Спокойно, Маша я Дубровский! - проорал я по-русски и на всякий случай отодвинулся, - Джон, все в порядке, ребята из команды Эноксена говорили, что как-то пробовали их. Вот только я забыл спросить, сколько они потом сидели в туалете!
За столом грохнули, стукая Каведо по плечу. А наш громила как-то сразу успокоился и взял себе сразу два корешка.
- С твоей жрачкой только за борт и гадить. А камыш вполне даже ничего, напоминает печеную картошку.
После этих веских слов все сидящие за столом расхватали оставшиеся корешки, ну а мне салата больше достанется. Эта злобная рыбешка имела на редкость нежное чуть красноватое мясо. Хотя, честно признаться, рыба уже начала серьезно надоедать. Мы торчим здесь у берега уже третий день, какие то проблемы с двигателем. Капитан отослал своего механика Пармантье в ближайший порт, вот и ждем его, загораем.

Спокойно позавтракать нам все-таки не дали, сверху раздался крик дежурного:
- Тревога! Кто-то движется по тропе в нашу сторону.
Повторять два раза не требовалось, все рванули к оружейной пирамиде или подхватили стоящее рядом оружие и начали занимать места согласно боевому расписанию. Во, сказанул, прям по Уставу. Но дикие места они такие, каждый должен знать свой маневр, чтобы товарищей не подводить.

Чуть позже послышалось глухое тарахтение какой-то машины и со стороны небольшого возвышенности, полностью заросшей кустарником раздался высокий голос:
- Эй, кто там на корабле? Вы находитесь на моей территории, черт побери! Могли бы и представиться.
Вперед вышел сам Ричардс и начал знакомство с хозяином этих земель, о существовании которого мы даже и не догадывались. В диких местах такое часто бывает. Затем разговор плавно перетек на французский язык и к шефу на помощь поспешил Сивоус, он то сам с Квебека и французский говор понимает.
Чуть позже к берегу с нашими парнями вышел худощавый и загорелый до черна человек. Он представился как Мишель Легран, хозяин "Орхиде Совадж", дикой то есть орхидеи. Ох уж эти французы, так и норовят выпендриться. Они даже свои сухари красиво так галетами обозвали.

- Значит, поломка, - Мишель по-английски говорил с сильным акцентом. Да помню по своей поездке в Ниццу, что услышав английскую речь, французы очень неохотно отвечают, лучше выдать пару ломаных фраз на французском или вообще говорить по-русски, общение быстрее завяжется. Очень похожая ситуация, кстати, на севере Италии.
- Ждем запчасти. А пока загораем и изучаем речную фауну.
- Ага, вы ученые значит, - черноволосый переселенец блеснул своими необычайно синими глазами и добавил, - Знаете, в десятке километров отсюда начинается очень интересная местность. Я там охочусь на птиц и прочую дичь. Что-то вроде невысокого плато, полностью изрезанного оврагами, ложбинами и кавернами.
- Хм, - проявил я осведомленность, - очень смахивает на открытый карст.
- Точно, Карст! - засмеялся Мишель. Приятный такой человек, жизнерадостный, напоминает кого-то из старых французских актеров.

- Что есть карст? - недоуменно спросил Каведо.
- Это породы, которые размывает вода: известняк, гипс, ангидрит и прочие. Оставшийся позади нас Гарц как раз и занимается разработкой известняков. Похоже, что по эту сторону Кхама карстовые породы очень распространены, и скорей всего в здешних местах имеются обширные подземные полости, пещеры.
- О да! - кивнул головой Легран, - Дальше к северу, где начинаются скалы, очень много пещер. Но там опасно, много хищников, змей.
Молчавший до этого Вальтер Бенсеман порывисто бросил на немецком:
- Это во многом объясняет необычную полноводность Рейна во время сухого периода. Здесь же практически нет снежных вершин и ледников, а вода пополняется.
- Ты имеешь ввиду постоянность дебита от сброса через карст? Весенняя вода, скорей всего аккумулируется в закрытых полостях, а они имеют постоянное сечение на выход. Вот тебе и отгадка.
- Я, я.

Остальные участники экспедиции с любопытством ждали, когда я всю эту околонаучную лабуду переведу на удобоваримый язык. В нашей компании, к сожалению, не было геологов, нам были более интересны неизвестные науке виды животных и растений, а также новые люди, понемногу заселявшие и познававшие Новую Землю. Этот мир намного менее глобален, чем наш старый. Люди часто живут наособицу, путешествовать здесь сложно, да и просто некогда.
Вот поэтому фильмы Ричардса так популярны. Он рассказывает не только о природной среде территорий, но и об региональных обычаях, берет интервью у местных знаменитостей, показывает, как люди в той или иной местности проводят свой досуг, устраивают праздники и фестивали. Люди во всех своих ипостасях и есть самое интересное здесь. У них можно узнать много полезного, взять кое-что на вооружение. Я, каюсь, сам из этих путешествий набрал огромное количество материала для своих справочников. Что поделаешь - бизнес. Ничего личного!
Именно по этой причине свой любознательности наш шеф так легко принял приглашение в гости. Оказывается "Орхиде Совадж" находится совсем неподалеку, в двух километрах от нашей стоянки. Мишель заявил, что сам заедет за нами, надо только захватить с собой прицеп для трактора.


Поездка на транспорте, предназначенном для сельскохозяйственных работ всегда незабываема. Особенно, если ты сидишь в узком прицепе, который постоянно колыхает, как будто на хорошей волне. Легран с сыном, таким же синеглазым худощавым подростком, восседал на узком тракторе со странными большими колесами, которые казалось жили своей жизнь. Наш француз сказал, что их собирают уже здесь, в Париже. Специально для хозяйств без дорог.
Да и в самом деле, сложно назвать эту узкую тропу дорожкой. Она вела к ферме по вершине обрывистого вала, с одной стороны которого находился болотистый берег Шельды, а с другой весьма бурная протока. Но все когда-нибудь кончается, вот и мы со скрипом и гамом подкатили, наконец, к большому дому, возвышающемуся на толстенных таких столбах. Здесь все так строятся, чтобы избежать потопа в половодье.

А вот хозяйственный двор был устроен чуть дальше, на холме, со срытой искусственно вершиной. Туда вела дорожка, огражденная с двух сторон забором из дреколья, обтянутым колючей проволокой. А поверху шла тонка сетка, и дальше нам стало понятно почему. Прямо по земле, траве и пыли бегали, кричали, голосили десятки птиц. И только некоторых из них я узнавал "в лицо".
- Неплохо так устроились, - громыхнул Ричардс, рядом с ним на птичник с интересом посматривал наш штатный биолог. Я же достал камеру и глянул вопросительно на француза, тот кивнул головой и начал объяснять:
- Вот эти толстячки - потомки земных цесарок, а вот те, коричневые с ярко-красными перьями - Галльские петухи, выведены уже от смешения нашей и местной пород. Те места, как их обозвал Мартин Карст - поистине Мекка для орнитологов, там обитает огромное количество птиц.

- А можно поподробнее? - живо обернулся к нему Донахью, к нему тут же присоединился Клиф, доставая из сумки карту, полученную с помощью аэрофотосъемки, большую редкость для этих краев. Их можно было понять, вместо бесцельного ожидания мы имеем возможность найти нечто на самом деле интересное. Мишель же уверенно ткнул пальцами в нужный квадрат и завистливо произнес:
- Вот бы нам такую карту, а то живем, как отшельники. Ориентируемся по звездам.
- Я могу переснять ее и скинуть тебе на флешку, - тут же предложил я, - Или лучше заезжай к нам завтра, у меня есть принтер-сканер, так и быть, махнемся, не глядя.
Француз засмеялся, обнажая белоснежные зубы и пригласил всех в дом, на обед.

Изабель, полноватая загорелая блондинка была такой же смешливой, как и ее муж. Вообще французские блондинки на мой взгляд как-то сильно отличаются от скандинавок и наших славянских северянок. Они изящнее, их лица несколько завершенней и утонченней. В общем, сложно объяснить, но в них есть некая гламурная прелесть, недоступная германцам или славянам.
За грубо сколоченным столом кроме нас разместились еще несколько детей. Два мальчика лет десяти и совсем маленькая белокурая девочка, по-английски они почти не говорили и молча внимали наши разговоры. Третий сын, который вез нас отцом сюда, Нико дежурил в это время с собаками, охранял коровье стадо.
Так уж принято у фермеров, работать дети начинают рано. Зато и многое умеют к собственному совершеннолетию. Это в городах мужчина к 30 еще наполовину подросток, в нем только и мужского, что яйца в штанах. Здесь обычно такие не заживаются.

Обедать мы расположились на открытой веранде, окруженной по периметру вазонами с цветами. Прохладный ветерок со стороны гор приятно остужал разгоряченное едой и напитками тело. Легран согласился, что местный климат нравится многим, и фермерская экспансия здесь еще толком и не начиналась.
- С одной стороны мы живем на отшибе, с другой именно из-за этого и не бедствуем, - он кивнул на стол, где посередине возвышалось огромное блюдо с огромной жареной птицей, - Она поймана на том самом плато. Раз в три дня мы с Нико ездим туда и опустошаем наши силки и ловушки. Мне даже не надо выращивать собственную птицу, она сама идет в сети.
- А лишнее мясо куда деваете? - с интересом спросил Ричардс.
- За птичником в холме у меня погреба, там же коптильня. Повара с проходящих мимо судов частые гости у меня. А весной и осенью почти все запасы скупают заготовщики леса. Они мои постоянные клиенты, берут и копченую птицу и сыровяленое мясо с колбасами.
- Вы еще и охотитесь? - вскинул глаза Сивоус.
- Специально нет, но несколько раз в год мимо фермы проходят стада антилоп и оленей. Правда в это время надо быть осторожней, появляются и крупные хищники.
- Волки?
- И эти серые твари, хотя я волками их бы все-таки не назвал, и те, кого мы называем горными барсами. Необычайно гибкие и прыгучие зверюги, с крупной плоской головой и пятнистой шкурой.

Мы переглянулись с Донахью.
- Мы таких не встречали.
- А они водятся только здесь и немного северней, на склонах Кхама. Тьфу, что за дурацкое название! Еще вина? Мне присылают его компаньоны по кооперативу.
- Так вы все-таки не один?
- Конечно, - Мишель снова улыбнулся, - Я же вел хозяйство и на Старой Земле, мы жили тогда в Нормандии. Без кооперативов и чьей-то помощи ни здесь, ни там прожить было невозможно. Именно они занимаются поставками техники, семян, оптовыми закупками. Мы и здесь быстро организовались, нашлись для этого дела шустрые ребята. А у меня время от времени бывают и настоящие гости. Например Ля Рош, он живет в десяти километрах выше по Шельде, выращивает овощи для городских. Здесь растет поистине чудесная савойская капуста! А артишоки просто сказочные! Вот они на столе в маринаде, пробуйте.
Я встрепенулся и тут же попросил для своего камбуза чего-нибудь свеженького с огорода.
- Так пойдемте, заодно покажу свое хозяйство.

Близлежащий невысокий холм с южной стороны был расчерчен рядами небольших террас, по которым тянулись тонкие зеленые струйки побегов.
- Лет через пять лоза начнет давать хороший виноград, поэтому жду вас, парни, лет через семь. Буду угощать отличным вином! Здесь хорошая почва и должно получаться замечательное вино.
Я взглянул на француза и поверил, что это у него получится. У жизнерадостных и рукастых людей обычно все получается.
- Идемте вот к тому холму.
Небольшое здание коптильни было собрано просто, но добротно, под навесом, на жердочках отстаивались свежие птичьи тушки, а чуть дальше висели уже свежекопченые. Вкусно пахло ароматным дымом и мясным духом.
- Берите вот эти две, - у них очень нежное мясо, - Василь тут же сноровисто упаковал в рюкзак "подарок", и мы двинулись дальше.

- Заходите, - Мишель откинул тяжелую, подбитую железом деревянную дверь и мы оказались в самом настоящем тоннеле. Включились аккумуляторные фонари, - Вот здесь у меня вызревает вяленое мясо антилоп, в том проеме идет засолка птицы, там я храню овощи.
После занятых всевозможной снедью помещений показался темный зев еще одного зала.
- А там что? - спросил заинтересованный Ричардс.
- Готовлю погреб для вина. Но работы еще много.
- Это когда же ты успеваешь тут рыть?
- В период паводка. Охоты почти нет, вот с сыновьями и работаем тут, вместо физкультуры. По вечерам читаем, учимся, играем. Мне нравится такая жизнь, без интернета, телевизора, толп инородцев и дебильных представителей правительства.
- Ты поэтому уехал с Нормандии?
- В общем то да, - Легран махнул рукой на выход, подхватив по пути копченую ногу, тут же исчезнувшую в огромном бауле нашего украиноканадца.

- Знаете, как надоели все эти чиновники, инспекторы, агенты, которые лучше нас знают, как и что нам надо выращивать на нашей же земле. Мой отец ростил капусту, дед, прадед. Мы знаем как правильно коптить мясо, как делать хороший сыр. Но большие корпорации, выпускающие несъедобную и вредную для людей еду разоряют нас и наши кооперативы, - Мишель чего-то разошелся, видимо вино в голову ударило, - Я то всегда думал, что Франция родина демократии. До того момента, как сам не попал в полицию,
- За что упаковали?- с интересом спросил я. Меня в бытность мою журналистом не раз бросали в "обезьянник". Ох сколько я там интересных историй для нашего издания нашел!
- Мы протестовали против очередного лагеря "беженцев". Привезли, понимаешь, толпу тунеядцев, которые умеют только воровать и качать права. И как оказалось, что местные жители в отличие от них прав то никаких и не имеют. А потом в Париже удивляются почему Ле Пэн берет у нас столько голосов.
- В Париже давно правят не французы, а масоны из международных финансовых кругов, - усмехнулся я, а Мишель вытаращил глаза.
- За такие разговоры у нас могут и упечь.
- А я думал, что во Франции демократия. И, Мишель, мы вообще-то сейчас на другой планете.
- Тьфу ты! Видите, как меня до сих пор припекает, хотя уже шесть лет живу здесь. Вот поэтому вербовщики Ордена в наших краях получают отличный "урожай". Правда пришлось все продавать вполовину цены, иначе было бы сложно все объяснить соседям. Вот их то мне как раз и не хватает.
- Так вызови! - Ричардс был необычайно для него задумчив.

- А можно? - отозвалась принесшая закуски Изабель. Она вопросительно застыла у стола.
- Конечно, мадам, - Ричардс только что не раскланялся, галантный он у нас кавалер, - Надо только знать к кому обратиться.
Женщина задумалась и переглянулась с мужем.
- Мишель, -пришел я на помощь французам, - вы завтра все-равно к нам едете, поэтому пока подумайте и напишите нам фамилии, адреса и те вещи, о которых знаете только те люди и вы. Будет вместо пароля.
- Спасибо, так, наверное, и сделаем.
Мишель как-то сразу задумался. Все-равно ведь человек животное общественное, хочет видеть вокруг не только себя и свою семью. Ну а мы начали потихоньку собираться, дорогу уже знаем, сам дойдем. А время к вечеру пошло, все не по солнцепеку идти.

- Чертовски вкусно! - Каведо никак не мог оторваться от вяленой оленины. Легран вчера привез всякого добра целый прицеп и мои кладовые теперь были полны как мяса, так и овощей.
- Настоящий мастер, - поддакнул Сальваторе, не забывавший уминать пасту с сицилийской капонатой, сегодня у меня была "итальянская кухня". Благо овощей теперь с избытком.
- А я вот, что парни, подумал, - Ричардс был сегодня необычно молчалив, - Живет вот такой крестьянин на своей собственной земле, выращивает урожай, растит детей, думает о будущем. И приходит к нему некий прощелыга банкир, сопровождаемый помощником окружного прокурора и мухлюя законами отбирает его землю и его труд. Разве это справедливо?
Я удивленно поднял голову: А ведь о прошлом этого крепкого и мужественного человека ничегошеньки и не знаю. Вроде как он откуда то с севера Америка, то ли Вайоминг, то ли Монтана. Я вообще думал, что он ковбой по жизни, а оно вона как.
- Клиф мы не на Старой Земле, - удивился спичу босса и Каведо.

- Джон, эти проклятые банкиры появились уже и здесь. Ты вспомни каким выглядел Нью-Рино еще с десяток лет назад. Да, это был вольный полубандитский городок, в нем было сложно, но очень интересно жить. Но если ты соблюдал некие правила, то самая большая опасность для тебя - нарваться на какого-нибудь отморозка. Да и с теми особо не церемонились. А сейчас? На Майн Стрит высятся особняки финансовых воротил, и слова то такие появились: Девелоперы, аудиторы, трейдеры, акутарии. Тьфу! Куда мы катимся?
- Мир развивается, Клиф
- Вот только опять в неправильном направлении, - Ричардс бросил взгляд на меня, - Сам увидишь, в Новой Англии. Эти прощелыги и здесь устраивают себе рай. Только вот за чей счет?
Я вздохнул, телевизионные боссы навязали нам в "довесок" небольшой фильм про портовые города в английской зоне Залива. Видимо какие-то их терки. А Ричардса это задевает, его то душа на волю просится.

- Не передумал потом с нами на Амазонку, Мартин?
- Эх, - я снова вздохнул, - ты же знаешь, Клиф, Кристи скоро рожать, самая веселуха начнется. Да и я хоть все концы закрою, а то после "второго рождения" на все дела забил.
- Болит? - Каведо кивнул на мой бок, отсвечивающий огромным рубцом.
- Да не особо. Я бы сказал, как у нас принято, что до свадьбы заживет, но это не так. Отметина на всю жизнь.

Что сказать, здорово повезло мне тогда на раскисшей зимней дороге. И в самом деле, второй раз родился. Старички, ехавшие на крайнем пикапе оказались людьми далеко не простыми. Они сразу смекнули, что эта засада неспроста и просто так тут не отделаешься, поэтому сразу развернулись и пропали незамеченными в завесе мороси. Затем, как появилась связь, именно они и вызвали ополченцев из ближайшей деревушки.
Те успели вовремя, еще бы немного, то я истек бы кровью. А вырубился все-таки от болевого шока. Просто от адреналинового прилива боль ощущал не так сильно, а ведь целый клок мяса вырвало. Хорошо, в подкатившем патруле оказался знакомый с такими ранами человек. Откачали и отправили во Франфуркт, там за мной специально целый конвой выслали. Шороху напоследок, называется, навел.
Бедная Кристина, у нее и у самой проблем выше крыши, а тут еще и я с таким ранением. Почти месяц провалялся в клинике и дома. И еще один парень из конвойщиков выжил, но его французы как-то быстро увезли. И ни одна сволочь так и не ответила, что это за разборки были. Ходили слухи, что в украденных фурах везли какой-то тяжелый металл, из редких. Плата Ордену за какой-то дорогой проект, ввозимый через Ворота.
Эноксен покумекал и выдал, что скорей всего информацию о маршруте слил кто-то из Орденских. И из не самых простых сотрудников. Мутное, в общем, вышло дело. Повезло мне, или ангел работу хорошо делает. Ведь ни "белого тоннеля", ни чего прочего из "потустороннего" я не видал, врать не будут. Значит, еще поживу. Хотя бы ради сына. Кстати, а откуда я узнал, что у меня будет именно сын?






Шелопняк - эталон пересеченной местности


Я прихлопнул слишком уж надоедливого комара. Блин, они тут размером с хорошую муху. Обкуривать палатку ничем нельзя, поэтому используем местные травы. Снова потер в руках зеленую смесь и начал размазывать по лицу и рукам, затем прильнул к окулярам бинокля.
Третий день мы шаримся по обширному карстовому плато, помеченному для нас Лаграном. Как только наша небольшая команда в лице вашего покорного слуги, Ричардса, Каведо и Донахью добралась до сюда, мне только и оставалось воскликнуть:
- Твою мать, и на другом конце Галактики мы нашли этот проклятый шелопняк.
- Ху из шилопняк, факинг мазе? - Ричардс выглядел несколько ошалело, видимо не ожидал увидеть этакий геологический бедлам.
- Меня как-то друзья возили на одну русскую реку, около Белого мора, там поверхность выходит вот такой же карстовый кавардак, местные его и называют Шелопами, а все вместе Шелопняк.
Начальник экспедиции задумчиво повторил незнакомое слово, взял и нанес его на свою карту. Вот так вот пинежское словечко и прикипело на Новой Земле. Ну а как еще назвать это нагромождение изрезанных кавернами, провалами, ямами, пустотами скал? Как там по-научному: процессы химического и отчасти физического выветривания, сменившие более ранние процессы карстования и локальной денудации. А в реале наблюдаем огромную каменную "песочницу", на которой весело поиграли неведомые детки гигантов.

Передвигаться нашему пепелацу удавалось только по глубоким логам мини-каньонам. Кстати, слово "пейпейлатц" также прилепилось к технике. Ричардс как-то даже по пьянке обозвал меня настоящим скальдом нашего маленького отряда "викингов". Временный лагерь мы разбили в небольшой долине, между двух отрогов. Здесь протекали чистые ручьи и можно было оборудовать "пояс безопасности". В первую же ночь датчики и сработали, уловили попытку неизвестного зверья пробраться к палаткам.
Каведо утром сильно ругался, восстанавливая "рогатки", опутанные колючкой и поднимая столбик с датчиком. Но что поделаешь, это не наша территория и поэтому будем осторожны. В отхожее место также ходили только по двое. Пока один гадит, второй караулит. Кстати, в кинофильмах о супердиверсантах этому моменту почему-то не уделено должного внимания. А ведь самый крутой чувак на толчке практически беззащитен, и лучший способ вывести армию из строя - заразить ее повально дизентерией. Если почитать исторические хроники, то окажется, что многие войны буквально "просирались". Так то цивилизованная Европа. У нас, на Руси бывало так, что с вечера войско напивалось в хлам и супротивнику по утру оставалось только взять "пленных".

Тихо! Впереди чуть прошуршало, и я наклонился к визиру, стараясь, чтобы он ненароком не колыхнул полог палатки. Я ее несколько часов маскировал, зато сейчас спокойно сижу и снимаю одного за другим пернатых представителей местной фауны. А сейчас вообще происходит нечто замечательное: охота крупной змеи на крупного самца птицы, чем-то похожего на земного фазана.
"Фазан" важно вышагивает, сопровождая самок. Ему, наверное, очень страшно, но фасон терять не хочется. Ох, мужики! Везде вы одинаковы. Я прильнул к глазку "Никона", проверил настройки и положил указательный палец на кнопку спуска, чуть придавив ее. Сработал автофокус, замигал красным датчик. Бросок! Камера замолотила затвором, работая скоростную серию. Вот удача! Змеюка оказалась длинной и, укусив "фазана" тут же обвилась вокруг него.
Птица немного потрепыхалась и затихла. Ее товарки давно сдриснули, громко кудахтая. Ну начинается, я поедание змеями своих жертв терпеть не могу. Выставлю в "окошко" видеокамеру, резкость наведу и пусть работает. Может и на это зритель найдется. "Никон" уже переварил РАВы и можно бегло просмотреть кадры. Неплохо! Вот и пригодился новый зум-телевичок 200-500. Прикупил по случаю в последнюю поездку в Порто-Франко в лавочке у Мишы Фридмана.

Вообще, суматошная скажу вышла поездочка. И так по случаю ранения изрядно задержался. Компаньоны на гуано извелись, когда узнали, что меня чуть кирдык не хватил. Но ничего, сел в самолетик и полетел. Спасибо камрадам из РотенАрмее. Ох как не любит Риббек, когда я их фракцию так называю! Но ничего, стерпит. Делегация от ПРА весной приезжала основательная. Они уж там без меня переговоры вели, ко мне только по-быстрому Паша Кузнецов в клинику забежал, обозвал "терминатором", поохал и убыл восвояси. Ибо служба государева!
Кристина отпускать в город не хотела, мы как раз дом присмотрели и уже переезжать хотели, когда Майк буквально кипятком записал, заваливая меня телеграммами, у него же все сроки срывались. Пришлось лететь, благо финансы позволяли. Мне ведь и за одного бандита убитого мною премию выписали, второй, видать ушел раненый. И компенсация от фирмы перевозчика нехилая нарисовалась. Вот тут Риббек подсуетился, будь здоров, выбил еще и за ремонт "Ниссана", стекло лобовое пробили и зеркало правое. Колеса уж не считали.
Короче более двадцатки тыров за все про все, в местных экюшных тугриках. По причине нежданного прихода кучи денег мы по акции от застройщика сразу домик у Рейна и взяли. Старый порт власти отодвинули дальше от города, а на его месте новый квартал строить начали. Первым покупателям были существенные скидки. Это мне по блату Эноксен присоветовал, у него парень знакомый в этой строительной фирме работал.
А что, дом как дом, два этажа, первый кирпичный, второй из бруса, обшит сайдингом, внизу гараж на две машины, кладовки, бойлерная, наверху две спальни и гостиная. Сейчас там Кристи обживается. Нашла себе мужика перекати-поле, вот и мучается. Эх, малышка ... как я по тебе соскучился....

Порто-Франко встретил меня уже основательно подзабытым шумом и беременной Олесей Вяхревич. А дивчина то времени зря не теряет! Хотя чем еще здесь зимой заниматься? Чернобровая хохлушка охала и ахала, слушая по пути рассказ про фатальную для меня перестрелку. В "конторе" же дым кипел коромыслом. Я с почтением взирал на ораву куда-то спешивших юнцов, сидевших за телефонами милых барышень, и только после разглядел прозрачную кабинку, где с деловым видел мне махал рукой Олег, который с Киева.
- Привет героям! - он так и не отнял телефон от уха и кивнул мне на свободное кресло. Приехал, называется, босс в собственный офис.
Пока Олег перетирал дела, я заприметил новую офисную технику, рекламные растяжки по всю стену, большую грифельную доску с каким то графиком, поймал на себе пару заинтересованных девичьих взглядов. Но так и не нашел рабочие места самого Вяхревича и его земляка Мити.
Затем были долгие переговоры, проверки счетов и раздумья. После моего ухода с, с чеком разумеется, Олег стал моим полноправным компаньоном. А что, парень то вполне молодцом оказался! Разглядел я тогда в этом ершистом киевлянине будущую акулу местного рекламного бизнеса. Да и мне проще, я, можно сказать, уже наполовину немецкий подданный, буду следить за бизнесом удаленно. А может его вообще к чертям продать? Ладно, подумаем. Мы договорились на следующий день всей компанией посидеть в кафе. Одно радует - влезли в местный Синет, с ногами и руками.

Майк встретил меня не распростертыми объятиями, а отменной русско-английско-немецкой бранью. Отругал за неуместный героизм и сразу же перешел к делу. Требовалось подписать туеву хучу бумаг, отсмотреть готовые к печати макеты, согласовать подписи к фотографиям и нумерацию страниц. Обычный такой полиграфическо-издательский процесс. Просидели, короче, до глубокой ночи.
Осоловевшие от выпитого кофе и сухомятки мы решили прогуляться по местному променаду, головы проветрить. Порто-Франко сейчас вполне безопасный город, хотя я все-равно по праву его резидента таскаю с собой Вальтер, только он с той перестрелки у меня и остался. Моя Ксюха и спасший мне жизнь гранатомет в суете как-то потерялись. Еще одна галочка в моей портофранковской программе - покупка оружия.

Новое кафе оказалось прикольным, с претензией на креативность. Завели его, кстати сказать, бывшие наши соотечественники, с Питера. Правда переходить на русский и признавать земляка почему то не захотели. Но это вообще застарелый русский интеллигентский комплекс, стыдиться своего народа. Я замечал такую же реакцию у многих наших туристов. Они не идут на общение, комплексуют и стараются выглядеть "европейцами". Слава Богу я этим не страдаю. Помню в Ницце, мы с пацанами на набережной в полночь орали "Ой мороз, мороз!", пока копы не приехали. Послушали нас минут пять и попросили петь потише. Ну так это были еще девяностые, русские там были экзотикой.
Пиво ночью не катило, и поэтому мы с Майком перешли сразу к употреблению крепких напитков. ну и раз компания небольшая, то это был коньяк, местных испанцев. Французы с Рейна и Луары его пока на экспорт не выпускают. Рано еще. Закуски здесь также были все больше модные, неизвестные мне морепродукты. Одна из официанток, по виду чистая хохлушка, с приятным таким говором, посоветовала нам фаршированных моллюсков и салат из "морских кабачков". И то и другое оказалось поистине великолепно!

- Я начал читать твою книгу.
- "Записки "дальнобойщика"?
- Да, - Майк наколол на вилку очередную порцию "кабачка", пупырчатое тело которого мне что-то смутно напоминало, - За главным героем скрываешься ты или есть другой прототип?
- Ну ты даешь, - я засмеялся, - Писатель никогда не отождествляет с собой главного героя, иначе выйдет полная белиберда. А эти рассказы, они и в самом деле имеют реальную основу. Что-то я видел, то-то мне рассказали. Я же иногда несколько приукрашиваю реальность, или делаю ей более романтическую оболочку.
- А романтика здесь зачем?
- Сразу видно, что такие книги не твой профиль. Без обид, Майк. Книги на этой планете чаще читают женщины, ну а куда мы с ними без романтики? Даже отъявленные мужланы в местном Техасе всегда приподнимут шляпу или уступят место женщине.
- Я понял тебя, - Майк налил еще по одной, и мы "вздрогнули", - Пиши дальше, я найду издателя. Но знаешь, мне хотелось бы увидеть и нечто чисто приключенческое.

Я задумался.
- Отработаю экспедицию, буду сидеть с ребенком, тогда и напишу. К осени жди.
Майк при слове "осень" поначалу завис, здесь так еще не принято говорить, но затем кивнул головой.
- О, кей, заметано! Только сначала закончи страницы для энциклопедии и пришли новый материал с Рейна. Кейси сказал, что им и это будет интересно.
Я снова задумался:
- А мы не слишком дешево продаемся, Майк? Эти два ушлых господина всю славу себе загребут.
- Здесь нет эксклюзивности, я это учел при составлении договора. Да и часть материала в моем журнале первой выходит. А по деньгам я, пожалуй, подумаю.
- Кстати, а где они сейчас сами?
- Обосновались в Бристоле, это граница английской и испанской территорий Евросоюза. Там осели многие финансовые и промышленные воротилы этого мира. Курортное место, аналог земной Ривьеры.

- Вот как? Интересно, не слышал.
- Они совсем недавно начали раскручиваться.
- Хм, кто-то и здесь строит постиндустриальный капитализм? Вот только за счет кого банкет?
- Не знаю и вникать не хочу.
Я чуть не поперхнулся. И это говорит Майк! Ниспровергатель основ и злостный расследователь скандалов? Что-то явно не ладно в "датском королевстве". Ну да ладно. Вечерний бриз приятно холодит разгоряченную голову, звучит тихая музыка ни о чем, этакий релакс, так что будем отдыхать. О политике переговорили, что там дальше по плану? Оружие и бабы!

Разговор про оружие прошел в тему, и я вспомнил, что Саркис как-то упомянул, что является совладельцем какого-то оружейного магазина. Зашел к нему в ресторан на утренний кофе с пончиками и узнал все подробней. "Gun Store" располагался рядом с мотелем. За прилавком стоял толстый, рыжеватый мужик с вислыми усами, назвался Биллом. Глаза тут же разбежались по длинным полкам магазина. Хм, заразился таки опасной новоземельской болезнью - оружеманией.
- Нужно что-то конкретное? - вывел из меня из ступора голос Билла.
- Да я тут в одной переделке потерял свой АКСУ, сейчас вот ищу замену.
- О, кей, могу предложить вам вот это.
Он бухнул на прилавок нечто из семейства Калашниковых, серьезно доработанное до состояния вундервафли.
- Это АК-105, обменял недавно по случаю, на русский патрон 5,45. Поменян складной приклад, рукоятка, цевье, дульный компенсатор. Поставлены дополнительная рукоять, планки, коллиматор.

Я взял в руки черный по цвету автомат, примерился. А что, вполне приемистый, если приклад сложить, то ненамного больше "Ксюхи". У нас такими вроде как всякий спецназ вооружали, а они гуано брать точно не будут. Я осторожно спросил:
- Сколько?
- 1300 енотов.
Шутник, Билл. Но цена однако ... Стоит подумать.
- Берите, я знаю, что вы друг Саркиса, дрянь вам советовать не буду. Зато патроны по скидке продам, если сразу цинк возьмете. Демидовские, только привезли первым конвоем. Кстати, - Билл показал на мою "легкую" разгрузку, - А вы где такую покупали?
- В Шанхае.
- Вот оно как.

Продавец задумался, а я тут же подсуетился, так как заметил на одном прилавке нечто интересное для меня.
- Могу дать прямой адрес поставщика, но ...
- Да?
- Обмен вот на этот ножичек.
Я показал на кинжал сантиметров сорока длинной, с чуть изогнутым концом, с двумя узкими долами с каждой стороны. Рукоять у него была фигурная, узкая в средней части. Монтаж рукояти накладной: деревянные щёчки, окрашенные в чёрный цвет, приклёпаны двумя латунными заклёпками, и главное сталь с ажурным рисунком дамасской стали. Ручная работа!
- Можно?
Взял в руки смутно знакомое оружие и разглядел клеймо. Да это же бебут! Солдатский кинжал начала прошлого века. А этот вдобавок еще и в Дагестане ковался. И как он сюда попал то?

- Понимаете? - Билл кивнул в сторону кинжала.
- Есть немного.
Я чуть поиграл оружием. Да, не меч ни разу, но в ближнем бою, да и места занимает...
- Махнемся? Я еще пару, тройку полезных контактов вдобавок к этому дам.
- Какие? - продавец заинтересованно нагнулся вперед. Да и понятно, вряд ли он в Порто-Франко найдет истинных ценителей холодного оружия. А кинжальчик скорей сюда от нохчей попал, да не раз хозяев менял.
Договорились короче, я внес задаток, забрал бебут и вышел на крыльцо. Еще одно важное дельце есть впереди. Купить Кристине новый пикап. Ей теперь придется часто возить мелкие грузы, а грузовик в этом избыточен. Да и содержать старую технику на Новой Земле достаточно затратно, поэтому пилим по указанному адресу, вернее едем, до промзоны по жаре не особо пешком топать охота.

Я еще раз оглядел достаточно простое убранство кабины, брал авто в самой дешевой комплектации, но китаезы даже в такую засунули стеклоподъемники, кондиционер и прочие ништяки, привычные нам по тому миру. Китайский нулевый пикап обошелся мне раза в четыре дешевле какого-нибудь модного американца. А новая машина есть новая машина, да и слизана она скорей всего со старой версии "Тойоты-Хайлюкс". И правильно, нечего велосипед изобретать.
Нашим бы поучиться кое-чему у китайцев не помешало. Продавцы на нее мою старую рацию прикрутили, и как водится в здешних едренях, сразу поставили защиту картера и бензобака и конечно же крепление под оружие. Сверху надо мной висит под верный Remington, а рядом новенький АК-105.
Жаль гранатомет потерял, спас он мне тогда жизнь однозначно. Но опять же, вот не вытаскивал я его частенько, лежал про запас, а вот именно тогда руки сами подвесили подсумок. Судьба или везение? На госпожу удачу тут лучше часто не полагаться, так что подумываю я про подствольный граник. Всегда со мной, и если что и снять можно.
В это время окошко постучали. Е-мое, Удо Диркшнайер собственной персоной! Заскучал немчура на гражданке и подался в конвойщики. Слово за слово, обменялись новостями, и он подвел он мне трех товарищей, молодого мужика, вернее даже парня и двух таких же молоденьких дивчин. Попросил подбросить до Франфуркта. Ну а я чего, я согласный, вместе все веселей в дороге.

Соседи поначалу сидели молча и напряженно, только чуть позже я по некоторым словечкам понял, что ребята то с самой Западенщины. Так оно и оказалось. Вот, наверное, сидят и думают, сунула ведь клятая немчура в к москалю машину и везут непонятно куда. Но понемногу разговорились, я упомянул, что их мову трохи розумею, и вообще бывшая жинка с под Полтавы. Ребята как-то оживились и рассказали свою, в общем-то, незамысловатую историю. Молодой мордастый парень представился, как Андрий, рассказал, что они працевали в Неметчине, и там им предложили хорошую работу сразу по переезду. Вот и приехали называется. Его подруга, совсем еще юная дивчина Леся до сих пор была в шоке.
Вышли она на базе Европа, осмотрелись немного и, естественно, захотели поехать в Евросоюз. Ну я им немножко растолковал, что тут вам не там и все несколько по-иному. Европа совсем не такая, какую они себе представляют. Сидят, значит, пригорюнились, но не сдаются. Молодость она такая!
Андрий начал расспрашивать - чем немцы живут и что, да как. Практичный такой чувачок, прошаренный. Гляжу, глаза у него загорелись, когда про фермеров местных услышал. Ну дык - вековечная хохлятская мечта о собственном домике с вишневым садом! Осадил его немного, спросив, а есть, мол у вас капиталы такой домик построить?
Снова пригорюнились, но повеселели, когда узнали, что в местной Неметчине вскорости намечаются грандиозные стройки и там можно неплохо заработать. Андрий тут же заявил, что работы не боится и ради мечты готов пахать от зари до зари. Ну, как говорится, флаг вам в руки. Еще бы эту наносную грязь, я называю такие заскоки "местечковой бандеровщиной", вычистить и хорошие люди в наших землях появятся. Ну, на Новой то Земле все эти националистические бредни быстро сдуваются. Здесь сначала смотрят какой ты человек, а не кто по нации. По мне так и правильно.

Мы отъехали от Порто-Франко уже достаточно далеко, мимо нас промелькнули уютные Евросоюзовские городки, затем пошла саванна, еще не выжженная солнцем и полная всевозможного зверья и прочей местной прелести. Ребята тут же уткнулись в окна, вдруг резко осознав, что они точно не на Старой Земле. Если поначалу они еще с недоумением озирались на мое открыто выставленное оружие, то увидев местную хищную живность, Андрий как-то стал ближе прижимать к себе винтовку старого образца G3. Видимо раз ехал в Неметчину, то решил взять пусть старое, но немецкое. У девчонок с собой были только пистолеты, как я понял, все у них как-то "небохато".
Пришлось молодежи провести небольшую лекцию о годном для Новой Земли оружии. Андрий поскучнел, когда узнал, что если захочет стать резидентом какого-нибудь немецкого городка, то должен отслужить в Ландсвере. В ВСУ он не служил, у них это дело добровольное, ну пусть тогда здесь к оружию приучается. Во многих местах выйти из дома без ружья тоже самое, что забыть надеть трусы.
А вообще я припомнил, что мне в Порто-Франко кто-то рассказывал, что в последнее время сильно снизился поток беженцев с самой России, и наоборот возрос с других стран Восточной Европы, в частности с Украины, Беларуси и Прибалтики. Едут ведь обычно оттуда, где совсем плохо. Я уже знал, что работяг с Харьковщины и Донбасса быстро прибирают к себе вербовщики с ПРА. Там сразу и работа, и подъемные, и нет языкового и культурного барьера. А вот западенцы, значит, едут в Европы. Зря, растворятся ведь среди местных без остатка. Большие анклавы им не светят, для этого финансы нужны. Хотя ладно, не мое это дело, работы на всех хватит.

На полуденной остановке в заправочном форте номер 2, отмахав почти шестьсот верст, меня вдруг скрючило. Рана дала о себе знать. Дивчина постарше, Марьяна помогла сделать компресс и вызвалась вести машину дальше. Оказывается у этой крепкой чернобровой и темноглазой девушки была права категории С. Папа у нее работал дальнобойщиком, вот и научил дочку. Интересная, однако, особа. Чем-то смахивает на молодую Софию Ротару, только взгляд смелее. Светлый топик накинут на тело прямо без бюстгальтера, открывая взору крепкую молодую грудь, короткие шорты также ничего особо не прячут и глазками она играть умеет. Ох, был бы я свободен ... Но все, все, загоняем джина обратно в бутылку. Ибо нефих!
Погонял Марьяну немного по стояночной площадке, машину чувствует хорошо, рулит уверенно, поэтому оставшуюся часть пути до поворота к Рейну и почти двухсоткилометровый отрезок до Франфуркта провел на пассажирском сиденье, устроившись там поудобнее и развлекая публику рассказами из собственных путешествий. Молодежь была, мало сказать, впечатлена и даже, кажется в их глазах появился некий огонек. А что, Земля здесь очень интересная!
Но, ох эти женщины!, Марьяна, хоть и предупрежденная о том, что я без двух минут молодой папа, все-равно глазками играть не перестала. Или так уж в них природой заложено? Отдаваться успешному и яркому самцу?
Попрощались по-доброму, я довез их до здания местного Бюро помощи переселенцам, дав на всякий случай записку с полезными телефонами. Андрий крепко пожал руку, пообещав не забыть мою доброту, а Марьянка, не стесняясь, оставила на моих губах горячий поцелуй, такой что аж проняло всего до самых печенок. Ох, какая дивчина! Надо быстрее до Кристины ехать, а то взорвусь!

Я выбрался из замаскированной под местность палатки и устало присел не камень, когда с подходившей машины раздался голос:
- Богатый улов сегодня?
- Кое что есть. Но послезавтра надо перебираться в другое место.
- Куда? - Ричардс слез с машины, в ней остался только Каведо, сурово озирающий окрестности. В этих местах нам пока попадались только мелкие хищники, но ведь все бывает в первый раз.
- Вот туда, - махнул рукой в сторону возвышенности, - В логах и промоинах мы уже почти все изучили, надо подняться повыше.
- Придется лагерь переносить, - задумчиво потер отросшую щетину Клиф.
- А это проблема?
Джон многозначительно хмыкнул, это же ему опять корячиться.
- Ладно, завтра обкумекаем.

Ужин был простой: я сварил нечто вроде казацкого кулеша, растопив сначала в казане топленое масло, затем кинув туда дикого лука и специй, два стакана дробленой пшеничной крупы и залив все это дело водой. Через полчаса в разварившуюся кашу пошла строганина из копченого мяса, отдавая вареву свой аромат и вкус.
- И именно это ели ваши коззак? - спросил Мэт, поднося ко рту очередную ложку каши.
- Варианты разные, крупа могла быть пшенная, перловая, что в походе нашлось. Вместо мяса использовали сало, можно добавить черемшу, это дикий чеснок, морковь.
- Просто, вкусно и сытно, блюдо истинного воина - резюмировал Каведо.
- Тогда кухня вообще была намного проще. Например Хот-Пот -горячий горшок - варево из мяса с овощами и кореньями, наверное самое распространенное в Европе блюдо. У французов оно называлось пот-а-фе.
- Тебе надо книгу о кулинарии писать, - усмехнулся Джон.
- Мне уже и так есть о чем писать, - улыбнулся я, - когда вернусь домой.
Ричардс странно на меня взглянул и начал раскуривать свою трубку, у Сальваторе эту привычку перехватил, а до этого смолил сигары.


Наверху плато рельеф изменился мало, только прибавилось странных, как будто обгрызенных неким зверем скал, выточенных эрозией каменных арок и огромных булыжников. "Пепелац" еле-еле пробирался в этой каменной мешанине, можно даже сказать, настоящим эталоном пересеченки. Вот на Пинеге схожая местность была, только еще и лесом поросшая. Как мы тогда этот несчастный километр до дороги целый час продирались...
Среди окружающего нас каменного хаоса приходилось быть начеку, только что глазастый Каведо приметил вдалеке метнувшуюся между камней гибкую тень. Наверное это и есть горные барсы. А что еще таится в каменных складках одному Господу известно.
- Всем внимание, оружие держать рядом!

Но первыми нас "порадовали" два каменных варана, похожих на саванных, только эти были красно-желтой окраски, под окружающий нас ландшафт. Один даже попытался нас атаковать, но Клиф из своего слонобоя в один присест разнес тому голову. Нам не до спортивной охоты, и мои патроны к Калашу также несколько доработаны.
- По одному здесь лучше не ходить, - буркнул босс и показал рукой наверх, - На этом холме и будем ставить лагерь.
И в самом деле, здесь нашлась почти ровная площадка, окруженная с трех сторон скальниками и огромными камнями. Оставалось только перегородить четвертую и расставить по кругу датчики. Пока я готовил обед из мяса убитого пресмыкающегося, Джон и Мэт таскали большие валуны, а Клиф усердно рыл яму для нужника. Он вообще всегда с особым пиететом подходил к обустройству мест общего пользования. Оно должно быть максимально удобным, безопасным и находиться несколько поодаль от жилых палаток.
Помню, как-то раз мы гадили прямо со скального выступа, за которым грохотал небольшой водопад. Так в шутку этот нужник и обозвали Биде. Вот потом будет загадка для будущих географов! Мне один знакомый спелеолог рассказывал откуда у них брались названия для пещерных ходов и залов. Один раз они нашли в узком проходе потерянную первой группой исследователей банку с консервами, в другой пещере обнаружили зал с очень интересными, цвета какао гипсовыми стенками, в итоге на картах появились Консервный ход и Шоколадный зал. Романтика первооткрывателей!

- Уф, - я стер со лба пот и оглянулся. Хорошо хоть забирался сюда ранехенько по утру, днем по самой жаре сделать это было бы очень сложно. Но место я присмотрел себе и на самом деле неплохое. Почти плоская площадка на высоком, обрывистом скальнике обеспечивала мне относительную безопасность, неожиданно ко мне было не подобраться. И находилась она как раз напротив выхода в большую ложбину сразу трех глубоких расщелин. Мы к концу недели уже добрались до начала подъема вулканических пород, постепенного переходящих в сам хребет Кхам.
Я тут же принялся устанавливать легкую каркасную палатку, с трудом закрепив растяжки в небольших щелях. Затем начал "украшать" ее стенки сухими ветвями и листьями, чтобы не сильно выделяться, размывая слишком резкий контур ее свода. Внутри установил два Манфроттовских штатива, на одном будет стоять "Никон" с телевиком, на другом походная "Сонька" для видеосъемки. Рядом, на коврик кладем визир, бинокль, рацию, АК-105, чуть дальше флягу с компотом и сухпай.
Это ж сколько же я сюда всего затащил? Поболее двадцати кило выходит! Прям чувствую, как мышцы растут. Правда сейчас весь день в раскорячку сидеть, но никто легкой жизни нам и не обещал. А сидячий без дела человек зарабатывает себе ожирение, уныние и преждевременную смерть. Так что за работу, товарищи!

Поначалу в новом месте мало чего интересного происходило. Так, иногда птички пролетят, пробежит какой мелкий зверек. Сама ж жара на улице. Но неожиданно после обеда какая-то летучая тварь решила опробовать мою палатку на прочность. Пару раз она своими острейшими когтями рвала полог, грозя порвать его к чертям собачьим. Пришлось вылезать.
А птичка немаленькая оказалась, типа нашего степного орла, один размах крыльев до трех метров. Сидит, клокочет с краю площадки, смотрит на меня сычем. И что тебе надо, курица? Гнезд здесь нет, спецом проверял. Или я тебе просто не нравлюсь? О, как закудахтал, звуки такие странные шипящие, у нас птицы такого полета по-другому базарят. И что с тобой делать прикажешь?
Решение пришло само, только я устроился поудобнее, как эта летучая тварь сорвалась с места и очень резво так прыгнула на меня. Как-то сам собой в правой руке оказался бебут и "орел" полетел дальше без хорошего куска крыла, в последний момент успел гад "вырулить". И куда мне теперь эти перья девать? Я ж не индеец ни разу.

А систему для быстрого выхватывания этого достаточно интересного холодного оружия я разрабатывал тщательно. Больно ножичек длинен, обычные места, где крепят ножи не годятся. Решение пришло само собой. Если на бебут внимательно взглянуть, то в глаза сразу бросается его главная особенность - плавный изгиб к концу лезвия. Его использовать надо, рубя, как шашкой. Поэтому и прозвали солдатским, что он у них как раз шашку в вооружении и заменил. Поэтому выхватывать бебут лучше так, чтобы его рукоять висела вниз, и рубить им снизу вверх.
Очень эффективное движение, кстати. Рубишь или сразу противнику по горлу, или руки, которыми он голову защищают, и конечности сразу выпадают из схватки. Можно и вприсядку полоснуть, если тебя каратист какой ногой бьет. Уж такое длинное лезвие он ожидать никак не будет. А затем рука сама движение сверху вниз сделает, рубя наотмашь.
Ну а я всегда обычно на выходе в разгрузке, почти и не снимаю, уже как-то и свыкся. Она у меня ременно-плечевая, такая мне больше нравится, и поэтому навесить на нее с правого сбоку сшитые из кордуры ножны не проблема. Только укрепить их немного так под углом, чтобы правой рукой легко было выхватывать. А остальное дело техники, а она у меня имеется. И сейчас прыгающие мелкие твари мне совсем не помеха. Это из пистолета я стрелок не ах, а капусту шинковать очень отлично умею!

А вот это уже интересно! Солнце пряталось за отходящий от Кхама скалистый отрог, и в расщелинах жизнь сразу же зашевелилась. Небольшой водопад, текущий со высоких скал сверху, в итоге разбивался брызгами в начале ложбины, образовав за многие годы нечто вроде бассейна. Открытая вода в этих местах вообще большая редкость, обычно текущие ручьи быстро уходит под землю, местная порода их глотает безвозвратно, чтобы через подземные полости скинуть затем в притоки Рейна.
Вот и образовался в этом месте своеобразный водопой. Сначала я заметил около него какую-то мелочь типа наших сурков или сусликов, затем к воде важно подошли небольшие рогатые травоядные, видом сильно смахивающие на техасских бизонов, только ростом поменьше. За ними следом вышли мелкие антилопы, с загнутыми назад рожками. На всех их я истратил целую флешку, виды фауны еще малоизученные, хотя уже известные.
Но самое интересное началось через пару часов, когда солнце начало серьезно угасать и я уже готовился начать собираться. По рации парни сообщили, что готовы за мной выезжать. В одном из ущелий раздался хриплый рев, а затем перед водопадом появилось несколько гибких грациозных фигур. Я тут же прильнул к визиру, а затем резво подскочил к обеим камерам, наводя фокус и начиная работать. Такая удача бывает редкой и нельзя ее упускать!

Это была семья, или как там у кошачьих прайд. Большеголовый папа барс, грациозная самка и трое детенышей. Самец подошел первым, попил, а затем одним махом запрыгнул на огромный валун, сторожить свое семейство. Я выдвинул зум на максимум и с большим азартом делал кадр за кадром. Его пятнистая голова почти целиком умещалась в кадр. Журналы будут кипятком писать! А ведь какой красавец! Дымчато-пепельная шкурка, с чуть желтоватыми пятнами, гибкий торс, не слишком длинный соразмерный хвост, только чуть приплюснутая голова резко отличает его от земных сородичей.
Скорей всего это и есть тот барс, про которого рассказывал Легран. И этот вид животных точно неизвестен науке! Я что, получается первооткрыватель? Припомнил, что за такое вроде как премия положена от какого-то Орденского института и сразу повеселел, делая большое количество снимков всей семейки. Горные барсы утолили жажду, а затем горделиво удалились. И вовремя, на экране видеокамеры замигал значок разрядки батареи, а на поясе зашипела вызовом рация.
Собираясь, еще раз поблагодарил свою удачу. Хотя что толку с нее, если бы я не был готов? Не подготовлена скрытая площадка, не выставлены грамотно все параметры съемки, в карман не положены запасные флешки и батареи? То есть в очередной раз подтверждение старой русской поговорки: - "На бога надейся, а сам не лажай." Сейчас самому бы и дальше на налажать, впереди не самый легкий спуск. Поэтому на руки тактические перчатки, все вещи за спину и вперед, пригибаясь к скале и контролируя каждый свой шаг.



Демоны ночи

- Посторонись, - резкий гудок со стороны реки заставил поднять голову. На рубке началось вялое шевеление и послышался возглас нашего капитан:
- Вправо прими, к берегу, замедлить ход!
Я подошел к борту нашего "Camaro", идущего сейчас в верховья Луары. В нашу сторону достаточно быстро неслись плоты, спереди и сзади буксируемые небольшими катерами. Огромные бревна, метра по полтора, два в диаметре были связаны в мощные пучки и, повинуясь воле буксировщиков, двигались к лесопилкам нижнего Рейна. На одном из узких плотов виднелась небольшая палатка около которой сидели два человека в клетчатых рубахах. Это скорей всего и были те самые лесорубы, которые летом и осенью валят эти огромные деревья в отрогах Меридианного хребта, а весной сплавляют их по вздувшимся от половодья рекам. Как-то помню в детстве видел фильм про карпатских горцев, как они лихо управляются своими плотами!
Наш катер приблизился вплотную к зеленеющему берегу, задевая бортом слишком длинные ветки. С плота нам весело помахали, "Camaro" издал нечто вроде пароходного гудка, а затем к нашему борту начала приставать узкая лодка, скорее ее можно было назвать пирогой. Кстати такие же узенькие лодчонки я видел на нашем Русской Севере, Пинежье и Мезени. Лихо они на моторах носятся по узким таежным речушкам! Я, как сноровистый матрос, поймал брошенный мне конец и помог пришвартоваться, не забывая все это дело снимать на небольшую репортажную "Соньку".

На палубу вылез волосатый мужик, заросший бородой по самые глаза. Встречаются такие люди в Южной Европе, они и бритые всегда выглядят, как будто с щетиной. Мужик поздоровался с мной по-итальянски и широко заулыбался, увидев подходившего к нему Сальваторе Сиригу. Они крепко обнялись и о чем-то живо затараторили. Я краем уха даже ничего и не понял. Какой то, видать, южный диалект итальянского. Ну раз у нас гости, то двинул в сторону камбуза, кофе варить и легкую закуску приготовить.
А мужик оказался местным лоцманом, Лоренцо Кальванесе, старый знакомый Сальваторе. Он и в самом деле был родом с Сицилии, увидел нашу посудину и решил немного задержаться. Пока я готовил ленч, Лоренцо с нашим капитаном что-то горячо обсуждали, то и дело тыкая в карту реки и притоков. Затем они пили кофе, ели бутерброды и весело болтали. Лоцман неплохо знал испанский, поэтому мы даже немного поболтали, и я предложил ему дать нам небольшое интервью. Лоренцо ответил, что телевидение давным-давно не смотрит, но о Ричардсе наслышан, поэтому согласный на все. Я тут же начал готовить площадку для съемки, а Каведо побежал будить Клифа.

Это только кажется, что стоит только поставить камеру на штатив и съемка удалась. Сначала надо выставить свет, у нас в его качестве выступает яркое солнце, или заставляющее человека жмуриться, или оставляя его лицо в тени. Но на нашем суденышке все уже отработано, около рубки на вытяжных штангах подвешивается небольшой белый тент, который неплохо рассеивает яркие солнечные лучи, а белая стена самой рубки работает в качестве отражателя. Теперь ставим на штатив большую камеру, делаем тестовые кадры, проверяем микрофон, звукорежиссера у нас нет, поэтому приходится возиться самому.
Ричардс уже побрит, в чистой рубашке мило болтает с сицилийцем. А уж тому есть что рассказать, живет в этих местах более пятнадцати лет. Это на его глазах здесь заселялись французы, итальянцы, бельгийцы, да и прочий приезжий люд. Луара и ее притоки проходят через более возвышенную местность, чем сам Рейн, здесь повсеместно можно увидеть высокие зеленые холмы, постепенно переходящие в заросшие лесами отроги.
Уже не так далеко синеют темные вершины Меридианного хребта, разделяющего земли севернее Залива на разные по географии и климату зоны. Именно на его хребтах выливаются дождями или осаждаются туманами набухшие морской влагой ветра, именно отсюда берут свои истоки множество ручьев и речек, давая жизнь огромному количеству растений и животных. Лоренцо много где побывал, обладает феноменальной памятью и очень помог нам в составлении дальнейшего маршрута.

- Здесь вы уже не пройдете, большая вода схлынула. Вот сюда и сюда я бы также не совался, на лодке еще можно, но катер не пройдет, - местный лоцман отчеркнул длинным ногтем по карте, - Сальваторе, я бы посоветовал тебе через двадцать километров повернуть к северу, войти в речушку под названием Ларж, то есть широкая. Она почти весь год полноводна, течет с самого Треугольника.
- Такая длинная? - капитан сощурился.
- Да. Самый длинный приток Луары. Именно по нему канадцы добрались до серебряных копей.
Я встревожено поднял голову. Та стычка на дороге, в которой я чуть не погиб, она ведь произошла именно из-за серебра или платины. И везли его из местной Франции. Мутное короче дело, Бранденбургская полиция тогда так ничего и не выяснила. Орденские просто-напросто отказались выдать информацию и быстрехонько перегнали оставшуюся фуру с грузом к себе.
- А много там серебра добывают?
Лоренцо взглянул на меня из-под кустистых бровей и нехотя бросил:
- Я бы не советовал тебе, парень, спрашивать об этом в тамошних землях. Народ там не любит слишком любопытных.

- Так, - вмешался в разговор Ричардс, - а насколько мы можем подняться вверх на своем катере?
- Еще километров на семьдесят. Но идти будете медленно, там течение быстрое. Плотов можете уже не опасаться, этот, - лоцман кивнул на реку, - был последним. А молевой сплав у нас запрещен, да и не очень выгоден, бревна разносит по берегам, потом собирать муторно.
Мы переглянулись, а Клиф задумался. Время нашей экспедиции подходило к концу, материала было собрано огромное количество, а еще ведь надо было вернутся в Орлеан, откуда летали самолеты и отправиться затем в Нью-Портсмут. У телевизионных боссов достаточно жесткое расписание, а мы не на прогулке. Увидев наше замешательство, Лоренцо добавил "перчика":
- Говорят, что на Ларже есть какой-то очень опасная зверюга, ее еще никто живым не видел. Она просто выскакивает из кустов, хватает человека так, что он и пискнут не успевает и исчезает обратно в тьме. Старатели обозвали ее "Черным демоном".
- Демон говоришь? - Клиф раскурил трубку и вынес окончательный вердикт, - Показывай маршрут, прикинем сколько у нас времени.

Флешка, как всегда кончилась не вовремя, я чертыхнулся и полез в карман разгрузки за новой. Военным наверное будет смешно, когда они узнают, что в РПС кроме запасных магазинов и гранат можно носить флешки, тряпочки для протирания линз, да и сами объективы. Такая вот многофункциональная штука. Хотя чего им выделываться? Огромное количество идей снаряжения вояки просто стырили у туристов и альпинистов.
Было очень жарко и душно, растительность по берегам стала сильно напоминать джунгли. Ни полянок, ни лугов, ни другой какой открытой местности, последний жилой поселок остался на слиянии рек. Да и сама вода изменилась. Если в Рейне и Луаре она была немного мутной и какого-нибудь оттенка, то в Ларже водичка стала яркого небесно-голубого оттенка. Ричардс сказал, что это от каких то вымытых рекой минералов. Во всяком случае я наделал в пути множество кадров, больше напоминающих рисунки, какие пишут дети, как они видят настоящее лето. Иссиня-синее небо, изумрудная трава и кустарники, ярко-голубая вода. "Ценители настоящего искусства" от таких красочных картинок будут надувать губки и морщить носики.
Донахью то и дело опускает в воду сетки, даже не ради обычной рыбной ловли, а чтобы изучить местную фауну. Вальтер Бенсеман, наш немецкий ботаник восторженно бегает по кустам во время нечастых остановок, собирая очередной гербарий и принося жуткие неудобства Каведо, который вынужден ползать по местным джунглям, охраняя весьма неосторожного ученого. А сколько здесь бабочек! Я даже помог Вальтеру в их ловле. С детства не ловил бабочек сачком, очень даже забавно.

- Смотрите! - Сальваторе показал на берег. Мы приближались к очередному изгибу Ларжи, за которым показалась широкая безлесная площадка. Кто-то специально вырубил джунгли, чтобы поставить здесь жилые дома.
- Сможем пристать? - озадаченно спросил Ричардс.
- Сейчас спустим лодку и промеряем глубину. Смотри, там похоже остатки причала.

Мы мрачно озирали сгнившие бревна и проваленные крыши. Здесь уже давно не жили, хотя похоже изначально строились основательно. Один причал из толстенных бревен чего стоил. Наш боцман Догель его быстренько починил и "Camaro" встал к нему вплотную, позволив сбросить мостки на берег.
- Что же заставило

это первая страница книги

    - Что же заставило их покинуть этот берег? - пробормотал Ричардс и поднял с дощатого пола какую-то книгу, - Хм, Бретонцы. А они ведь упертые ребята. Что же тут случилось? Каведо! Усиль сегодня ночью дежурство, кого-нибудь обязательно на пулемет. Мартин и Василь, обследуйте здесь все тщательно.

    - Ага, - я оторвался от видоискателя. Кадры получаются буквально нуарные, как раз свет удачный.

    - Аааа! - вопль отчаяния разбудил всю экспедицию, люди выпрыгивали из своих кают или с гамаков, хватали оружие и, еще не проснувшись. начинали таращиться по сторонам.

    - Что случилось?

    - Кто кричал?

    - Включите, наконец, прожектора!

    Неожиданно раздался глухой звук работающего "Корда", и к нему добавились автоматные очереди, затем два раза бухнуло ружье. В призрачном свете ополовиненной луны и отблесках пламени огнестрела мелькали какие-то неясные тени, в груди захолодело, а в ушах зазвенело, и я резко пригнулся к палубе. Рядом, у борта тяжело бухнулся Сивоус. И оказалось, что он неплохо так знаком с чисто русскими ругательствами.

    - Что за нах..й?

    - Это не нах..й, а "Черный демон", -попытался я отшутиться и неожиданно понял, что по нашему борту кто-то карабкается, - Б...яя!!! Стреляй!

    Мы дружным огнем в два ствола сбили два небольших силуэта, выросших у борта и начали затравленно озираться. Что же такое на нас нападает?

    Только когда включили прожекторы, мы поняли, что происходит. Нас атаковали какие-то летающие твари, обликом сильно смахивающие на наших земных летучих мышей. Понятно, что в темноте было и не разобрать, что-то такое на тебя прыгает. На палубе осталось лежать несколько мертвых тварей. Я тут же достал из нагрудного кармана "Соньку" и начал снимать.

    Размером с кошку, большие перепончатые крылья, длинные крючковатые конечности, приплюснутые морды лица. А зубы то какие, мама дорохая! Такая тварь руку может откусить, и нападают они    сразу стаями. И еще этот противный звон в ушах. Наверное аналог ультразвука, с помощью которого наши летучие мыши ориентируются в пространстве. То-то наши часовые так заполошились!

    Так это и есть "черные демоны"? Мы с Василем переглянулись и тут же полезли в карманы распахнутых разгрузок за запасными магазинами.

    - Всем с палубы! - раздался возглас Сальваторе, - Укрыться в рубке и трюмах!

    Я и Сивоус, не сговариваясь, повернули в сторону камбуза. Здесь хоть сидеть комфортней!

    Так и просидели до рассвета, благо он сейчас в этих широтах в пять утра начинается. То я сидел на посту, выглядывая в иллюминатор, то Вася, схомячивший втихую целую тушку копченой птицы. Наутро вышли на палубу и смотрелись. Трупы летучих тварей так и лежали в раскорячку. Я произвел контрольные съемки, Донахью обмеры и вскрытие. О таких животных никто еще не слышал, но потрясение в нашей команде произошло позднее, когда обескураженный боцман сообщил, что механик Пармантье куда-то пропал.

    Все тут же кинулись искать пропавшего члена экипажа. Выяснилось, что его не видели с самой ночи, как выскочил из трюма с оружием отбивать нападение летучих тварей. Еще более внимательный осмотр показал наличие у правого борта, которым мы стояли к пристани, кровавых отпечатков. А одна из покрышек, заменявших нам кранцы, была порвана в клочья чьими-то огромными когтями. Наш проводник Михаэль ван Лангрен под присмотром Каведо осторожно проследовал на берег и прошелся в сторону покинутой деревни.

    Клочья тумана в багряном отблеске рассвета и темные остовы домов превратились в некие чудовищные декорации, на фоне которых разыгралась обычная человеческая трагедия. Лангрен вернулся быстро и только покачал головой, сказав, что неведомая тварь скорей всего пресмыкающееся, оно быстрое и опасное, ростом больше человека. Всем сразу стало жутко, люди заозирались по сторонам, сжимая в руках оружие до побеления пальцев.

    Природа в    очередной раз показала нам свое место. А "Черный демон" оказался очень опасным зверем, и наверняка это он использовал летучих тварей для того, чтобы самому незаметно подойти к катеру. Мы отходили от негостеприимного берега с тяжелым сердцем и сокрушенным духом, ее долгая бросая взгляды на развалины бретонского поселка.

    Жестяная коробка, которую обнаружил в покинутой деревне Сивоус оказалась не пустой. Там нашлась записка, вкратце описывающая события в Лангидеке. Они успели прожить полгода до того момента, когда в лесу начали пропадать люди. Затем происходили вот такие ночные нападения. Сначала "летучие собаки", так они их обозвали, а наутро находили взломанные дома, кровь и следы. Несколько раз люди пытались устроить засады, даже закладывали взрывчатку и привезли с Орлеана пулемет. Ничего не помогло.

    Сначала уехали семьи с детьми, вслед им потянулись остальные. Никому не хотелось погибнуть в пасти неведомого и страшного зверя. Непонятно, почему они не сообщили об этом властям. А может последние обитатели просто погибли в неравной схватке?    Я сразу высказал мысль, что "Ночной демон" явно не прост, если умеет управлять летучей стаей, как загонщиками. Может у него даже есть зачатки разума?

    На меня как-то странно посмотрели и на этом наше совещание было закончено, как впрочем и экспедиция. Ночное нападение стало последним ее актом, показав предел наших нынешних возможностей. А сколько экспедиций и исследователей одиночек сгинуло в неведомых землях и отдаленных местах этой огромной планеты? Жертвенная дань человечества во имя своего прогресса. Помянем их всех. Аминь!

    Английское гостеприимство.

    5 месяц 27 года Новоземельского летосчисления. Нью-Портсмут.

    - Как я? - Ричардс был хмур, поправляя узкий галстук. Я молча показал пальцем "О, Кей", и наш босс широко улыбнулся и живенько затараторил, - Мы находимся в окрестностях города Портсмута, посмотрите, какая здесь великолепная береговая линия. В этих местах находятся лучше ресорты Новой Англии, которые всегда готовы к приему новых гостей! Познакомьтесь, "Брайтон Хаус Ресорт", один из лучших отелей залива! Ну как?

    - Отлично, босс, - я оторвался от откидного экранчика нашей большой камеры, - Сейчас сделаем второй план.

    Сняв говорящего Клифа с другой точки, уже более панорамно, я поставил камеру на слайдер, продублировав все в движении. Нам сюда кое-какую технику довезли, все таки не дикие места. Вообще такие чисто рекламные вещи лучше снимать сразу на две камеры,    но телевизионные боссы решили, что и так сойдет. Да и я , честно говоря, оператор не самый, хотя в последнее время качество сильно поднял. Постоянная практика даром не проходит.

    Вот в Нью-Рино работают очень сильные ребята. А где еще на Новой Земле и работать то оператором? Именно в Нью-Рино самые большие зрелищные площадки и студии. Народ во все времена особенно падок на яркие действа: - "Хлеба и зрелищ", это еще в Риме достаточно четко сформулировано и на камне высечено. Вот и здесь, как только заканчивается выживание, то начинается поиск того, чем бы себя занять или развлечь. Особенно актуально для городских жителей, и в зимний дождливый период.

    А на стадионах Нью-Рино к услугам операторов и "пауки", и краны, и прочие телевизионные ништяки. Звукорежиссеры, режиссеры прямого эфира, ассистенты, ведущие, настоящий шоу-бизнес. Вот и Ричардсу пришлось поиграть в крутого шоумена, скрытно рекламируя ресорты новоанглийского побережья. А что поделаешь! Поездки в местные ипени в поисках всякого неизведанного очень затратны, и их требуется окупать. Но фу, наконец то, закончили.

    Сами отели, пляжи и рестораны я снял еще вчера и позавчера, заодно договорившись с их управляющими о небольшом гешефте в виде фото для постеров и меню. У нас это в команде не возбраняется, если не мешает рабочему графику. Но английских красоток на фоне бассейна снимать намного легче, чем ту же горную гиену в привычной ей сфере обитания. Хоят еще не известно, кто для мужчины опасней. Одно радует, проживаем мы в небольших бунгало у самого моря, катаемся по самому настоящему асфальту, здесь есть даже шоппинг! После рейнских приключений получается что-то вроде командировки-отпуска.

    Ричардс снимает, наконец, опостылевший галстук, белую рубашку и снова становится тем, кого мы знаем. Крутым перцем цвета хаки с неизменным стетсоном на голове. Его по этой ковбойской шляпе и узнают на улицах. Он и сам не знал, что так популярен. А ничего так, подходят люди прямо на улице и просят автограф. Цивилизация!

    А мы же пакуем оборудование в наемный "Ранглер" и собираемся на ужин, по-английски он почему то зовется обедом. Мы это я, Каведо и Сивоус. Наш биолог Донахью со своим немецким коллегой Бенсеманом остались во Франфуркте, готовят экспозицию для местного музея. Марта, подруга Вебер вообще крепко взялась за нашего "ботаника", никак дело к свадьбе ведет. Хотя я и Кристина еще свою не отгуляли. Мы те еще "подстреленные утки"

    Меня, как истинного русского патриота приводит в ужас американская тяга ко всевозможным бутербродам. Нас же еще в детстве приучали к тому, что обед без супа и горячего это вредная для наших молодых организмов сухомятка. И детском садике, и в школе и пионерском лагере суп, второе и компот это, как причастие для верующих. Свято и освящено законом!

    А эти американские товарищи берут нормальную поджаренную котлету или самый настоящий гриль-стейк, кладут его между булок, поливают всякой дрянью и начинают есть. Просто святотатство какое-то! Бургер, сэндвич, гамбургер, чизбургер, чего только они не придумали, чтобы нормальной пищи не кушать. С их стороны также было удивительно узнать, что для меня сэндвич это сладкое пирожное, любимое мною в детстве, и что я их сэндвичи называю почему то по-немецки Бутербродами.

    Будучи экспедиционным коком я пытался приучить нашу команду к нормальной пище, многим она даже очень нравилась. Но как только они дорвались до цивилизации... В итоге уху, то бишь Зеафуд Чаудер на ужин заказал только я, вторым блюдом у меня шел "розовый полосатик" запеченный с сыром и овощами, смакуя красное сухое вино из местной Испании, чуть терпковатое и совсем не кислое.

    А вот Ричардс, Каведо и предатель рода славянского Сивоус пожирали бургеры с сочным зажаристым мясом, маринованным огурчиком и зеленью. Пока я не спеша разделывал вилкой нежное розовое мясо полосатика, поливая его вкуснейшим бальзамическим соусом. И запивали они все это дело банальнейшим пивом. Но сначала Клиф, поглядывая на мою тарелку, отложил свой бутер в сторону и попросил попробовать то, что я ем, а затем Каведо. А потом эти сволочи съели всего моего "полосатика".

    - А что ты раньше не сказал, что это так вкусно? - спросил обиженно Каведо.

    Я только вздохнул и махнул рукой официанту:

    - Я же вас, балбесов, еще в прошлом году приучал к нормальной еде. Борща я вам готовил?

    - О, борщ! - радостно хмыкнул Ричардс.

    - Щи?

    - О, щи!

    - Рассольник, солянка, полевка, уха, шорпо, гуляш, - загибал я пальцы.

    - Ладно, мы тебя поняли, - поднял руки вверх Каведо, - Но извини, у нас свои, уже взрослые привычки. Мы же не таращимся на тебя тогда, когда ты поглощаешь эту страшную гречневую кашу?

    Что есть, то есть. Греча на Новой Земле страшный дефицит. То ли не растет она здесь, то ли мало где выращивают, но доставал я ее через знакомых русских военных. А каши что европейцы, что американцы не едят. Англичане со своей овсянкой, вернее они украли ее у шотландцев, тут не в счет. Почему так вышло? Ведь в древние времена овсянка это первое блюдо римского легионера. Римляне не брезговали чечевичной похлебкой и кашей из полбы, а древнегреческие герои спокойно питались перловкой. Германцы от них также не отставали.

    Кулинарное разнообразие наступило уже в расцвет Античных времен, когда огромные массы населения перемешались по Эллинистической и Римской Ойкумене, привнося в различные провинции новые виды пищевых растений и свежие рецепты. И двигателем кулинарии в те времена была аристократия, падкая на все необычное.

    Поговаривали, что на пирах легендарного Лукулла гости так объедались, что с ними работали специальные рабы, которые гусиными перьями щекотали небо у патрициев, чтобы те выблевали все съеденное ранее и могли жрать от пуза дальше. Такие вот извращения существовали у почтенной патрицианской публики. Прям как при дворе Людовика в Версале. Но и те и другие в итоге хреново кончили.

    Я уже приканчивал бутылку "Толедского", когда мой взгляд упал на смутно знакомую рыхлую фигуру. Картина называется не ждали! Бернард Буршье собственной персоной! Маленькие глазки на бульдожьей голове остановились таки на мне. Узнал, собака! Вот уж кого точно не желал тут увидеть, так этого спесивого финансового консультанта.    Хотя, наверное, он здесь и живет?

    Губы Буршье расплылись в дежурной улыбке, и он двинулся мимо столиков прямиком ко мне. Пришлось привстать и проявить комплиментарную вежливость. Опытным взглядом я отметил две    фигуры, маячившие за спиной англичанина. Крупный негр с ничего не выражающим лицом, и белый крепыш с рыжеватой бородкой. Оба открыто вооружены, значит имеют особое разрешение. В английской зоне с этим делом строго - в городах чужаки обязаны носить все свое оружие только в специальных сумках.

    - Какими судьбами? - чего не откажешь этим европейцам, они очень хорошо умеют притворятся. Знаешь ведь, что улыбка наигранная, но выглядит все натурально.

    - Работаем.

    - О да, вы и есть тот самый знаменитый Ричардс? Я восхищен вашими приключениями!

    - Вы преувеличиваете мистер, не так уж я и знаменит, мистер...

    - Можно просто Бернард, для хороших друзей я Берни. Надеюсь, что мистер Нестерофф еще не вовлек вас в свои экстремистские воззрения. Но откланяюсь, дела, дела.

    Буршье мазнул меня на прощание холодным, рыбьим взглядом, ничего ведь не забыл сволочь. И еще меня несколько напряг взгляд рыжего бодигарда, такой оценивающий, недобрый. Каведо взял со стола стакан пива и также бросил в мою сторону странный взгляд, затем толкнул Сивоуса, и они вместе двинули сначала к стойке бара, затем    в санитарный угол заведения.

    - Ты чем ему насолил, Мартин? - Ричардс смотрел на меня внимательно, видимо это он дал незаметную команду Джону.

    - Да было как то дело, не сошлись во мнениях.

    - Этот английский хмырь очень опасный человек. А ты, Мартин с легкостью заводишь себе как друзей, так и врагов.

    - Думаешь, я со временем изменюсь?

    - Ты? - Клиф засмеялся, - Ты нет. Но будь все-таки поосторожней. Мне кажется, что я знаю этого напыщенного индюка, пересекались с ним как-то в Нью-Рино.

    - Вот как? - я задумался. Вообще-то я предполагал, что этот Буршье не так прост, а здесь вырисовывается нечто большее. Кстати, а тогда у Майка ведь он ко мне подсел явно не случайно, и вот такого окончания нашего диспута явно не ожидал. Обычно такие джентльмены любят контролировать собеседников, а здесь коса нашла на камень. То-то он тогда взбесился.

    Минут через десять подошли парни. Каведо махнул официанту, заказал еще пива, а затем повернулся ко мне.

    - Этот лайм живет в Брайтоне, у него апартаменты у моря.

    Мы с Ричардсом переглянулись. Такое жилье тянуло на миллионы. Ох, мистер Буршье, вы очень даже не просты! По спине неожиданно потянулся холодок. Предчувствие чего-то нехорошего.

    - Эй, я тебе говорю! Здесь нельзя снимать! Это частная собственность.

    Громила в светлой рубашке навыпуск появился непонятно откуда. Мне потребовались еще кадры для общего обзора и мы с Каведо с самого раннего утра ползали по окрестностям Портсмута.

    - Тогда почему нет табличек или предупреждения?

    - Достаточно того, что я это сказал.

    Загорелый, явно латиноамериканец, с чисто выбритым квадратным подбородком прирожденного громилы, чувак был почти на голову меня выше. Видимо он уже привык вести себя со всеми беспардонно, и сейчас толкал меня бочкообразной грудью к обочине.

    Ну вот не люблю я подобного обращения с собой. И в России особо всех этих псов не жаловал, а тут уж тем более. Болезненный удар по коленке чуть приостановил бодигарда, но у него на лице даже ни один мускул не дрогнул. Понятно, с детства привык сносить боль, или болезненный порог снижен, полезное качество для бойца. Правый кулак отходит для удара. Но он не учел, что разгрузка, пусть и без массы подсумков все еще висит на мне и мой любимый кинжал острием уже рядом с его горлом.

    - Руки по швам, муха навозная, - я перешел на испанский, - Чуть дернешься и башку тебе снесу!

    Бодигард чуть посерел,    явно не ожидал от меня сопротивления, а вот совершенно зря. Ох и сложно ему придется на Новой Земле, если и дальше будет себя также вести. Тут вам не там!

    Неожиданно со стороны кованой калитки послышались торопливые шаги и на дорожку выскочил какой-то кудлатый хмырь с ружьем, тут же остановившийся. Еще бы ему не встать под дулом мощного револьвера, появившегося неизвестно откуда в руках Каведо.

    - Вввы, вы нарушаете закон, - испуганно заблеял мужик с ружьем.

    - А вы нет? Положи ружье на землю и скажи своему холую, чтобы он не дергался. Этот парень мастер меча, порежет вас обоих на куски.

    - Пппонял.

    Кудлатый был халате, по виду обычный офисный бизнесмен, ружье положил и больше не дергался. Бодигард отступил осторожно назад и несколько расслабился. Если сразу не убивают, то скорей всего и не убьют вовсе. Он нарочито сплюнул на дорожку и пробормотал по-испански, играя желваками:

    - Зря это вы затеяли, мучачос.

    - Ты что то там проблеял, коньо ту мадре? - я ножичек еще не убрал, и сделал шаг к охраннику. А он обратно посерел, видать кубинский сленг понимает и сейчас в его большой, но не очень умной башке начали ворочаться мысли.

    Мои дальнейшие не самые красивые измышления о личности заткнувшегося бодигарда прервал Джон:

    - Валим, амиго. А тебе, - он обернулся к мужичку в халате, дам дельный совет. На этой планете все твои понты ни хера не стоят, так что будь в следующий раз уважительней к людям, и научи этому своих горилл. Иначе получишь на память деревянный макинтош.

    Мы повернулись и двинули к машине. Я по пути подобрал штатив и камеру, и запихивая все в кофр, обернулся. Охранник так и стоял на месте, что-то горячо объясняя явно недовольному ситуацией хозяину. А не дурак парень, явно не дурак.

    Уже за рулем Джон спросил меня:

    - А что ты сказал такое, парню аж плохо стало.

    - Да так, бандитско-пацанский фольклор. После этих слов обычно бьют морду.

    - Надо запомнить. Кубинцев у нас уважают, жесткие парни.

    - Ага и друзья русских вдобавок.

    Мы засмеялись. Неприятности остались позади, но осадочек остался. На Новой Земле обычно ожидаешь проблемы или от местной природы, или от нехороших людей. А здесь вроде как на вид цивилизованное место, а вот оно как выходит. Был бы на моем месте обычный трудяга, то этот хмырь ему мог и камеру разбить. А его хозяин еще бы и полицию вызвал, донос написал. Сомневаюсь, что копы в Портсмуте встают на сторону обычных людей.

    Мерзкое местечко! Нашим также не по себе от него. Шикарные виллы, дорогие машины на улицах. На этой планете еще нет законных способов так легко это все заработать. "Из-за ленточки" капиталы, вот и сюда добрались все эти брокеры, спекулянты и прочий финансовый сброд. Поэтому совершенно не удивлен, что Буршье видели в Нью-Рино. Там то как раз и место для людей подобным ему. Наркота, проституция, шоу-бизнес, в них крутятся бешеные деньги. Но отмывать доходы бандитам где-то надо? Вот и появляются "финансовые консультанты".

    А что Орден? Новая Англия с самого начала имеет кучу преференций, как и местные Штаты. Именно здесь находятся офисы одних из крупнейших банков Новой Земли, лучшие порты, развитые коммуникации. Даже у немцев все как-то попроще, у них нет таких бешеных капиталов. Значит и Орден при делах, он или кто-то из его покровителей имеет свой гешефт и закрывает глаза не местные мерзости. Все как всегда. Да ладно, не будем о грустном, жизнь то продолжается!

    Меня ждут дома, уже почти два родных человека, и еще есть друзья. Эноксен обещал показать настоящую рыбалку и свозить на охоту. Да и с ребятами Марксюгенд многое намечено, и с Риббеком есть о чем поговорить. И деньги за командировку будут совсем не лишними, после покупки дома мои финансы стали совсем жалкими. Так что, как приеду, так сразу за работу. Заказчики энциклопедии кипятком будут писать от моих фотографий с Рейна. Мы с Ричардсом уже договорились, что все снятое видео принадлежит целиком его боссам, а права на фото делятся один к трем, один фиг они бонусом идут, а мне все лишняя денюжка.

    Так то обычно все телемагнаты люди прижимистые, но на Новой Земле ситуация несколько другая. Профессионалов любой специальности мало, а уж тех, кто жизнью готов рисковать и умеет жить "в поле" вообще единицы. Поэтому платят неплохо, очень даже неплохо. Офицеры в РА получает меньше, а в Русском Протекторате они и есть настоящая "белая кость". Только придется по пути в Нойехафен заехать, чек обналичить.

    Все-равно прямых рейсов во Франфуркт пока отсюда нет.

    В отеле нас встретил недовольный Ричардс. Только что ему позвонили боссы и приказали сделать несколько роликов в Порто-Франко. Мне то как раз не напряжно, через него до дома и ехать, а Клифу все эти поездки лишняя головная боль. Ходит злой, как черт и на всех рычит. Поэтому мы с Каведо проскочили мимо босса к себе в номер и начали собираться. Он еще раз переупаковывал оружие, патроны и прочие военные шмурдяки, я же сливал и копировал на внешние диски снятое сегодня, а затем неспешно укладывал технику в специальные боксы. Природная среда здесь агрессивная, жара, вездесущая пыль. Если технику не беречь, то работать ей очень недолго.

    Видал я тут плачущих ребят, у которых их дешевые пластиковые объективы через полгода эксплуатации превращались в никому не нужный хлам. А жизнь всевозможных мыльниц вообще коротка. Подумалось, что неплохо бы поискать в Порто-Франко баллончики с сжатым воздухом, матрицы на камерах уже полны пыли, да и флешки пора заменить. На Новой Земле самые низкие цены на электронику пока только в этом "столичном" городке.

    Для дневного переезда до Порто-Франко мы заказали специальную машину, местную смесь грузовика и автобуса на базе Ивеко. Ричардс почти всю поездку проспал, Каведо с Сивоусом играли в нарды, а я возился с портативным лэптопом, сортируя отснятые кадры. В кабине было прохладно, работал кондиционер, а окна зашторены. Вспоминая техасские дороги, чем не жизнь?

    Проблемы возникли откуда и не ждали. В начале последнего перегона грузовик неожиданно резко затормозил. Послышались чертыханья наших "боевиков", ворчание проснувшегося босса. Каведо опомнился первым и полез вперед, к водителю, затем он громко, с армейским гонором завопил:

    - К оружию, из машины!

    Сказано, сделано. Закинув на плечи набитую всякой всячиной разгрузку, и прихватив свой АК-105, вываливаюсь наружу, тут же окунаясь в знойное марево полуденной саванны. Отвык уже от такого климата. На Рейне немного прохладней, а в Новой Англии переносить жару помогает постоянный морской бриз. Здесь же настоящее чертово пекло!

    Глаза, отойдя от солнечного удара, разглядывают впереди нечто странное: две помятых машины, людей рядом, оттуда доносятся крики, вопли, в общем сплошная суета. По нашему боевому расписанию я прикрываю левый фланг, у двери, поэтому стою на месте и оглядываю окружающие нас колючки. Патрон уже в патроннике, предохранитель поставлен на автоматический огонь. Южная трасса в этом месте, в восьмидесяти кликах от Порто-Франко проходит по холмистой местности, на север виднеются небольшие возвышенности, много длинных логов и небольших оврагов. Вот и этот затор возник на повороте, где дорога огибает    поросший колючками холм.

    - Нарвались на стадо свинок, - прокомментировал происходящее Каведо, он уже успел сходить к машинам, - Сейчас возьму аптечку и скажу водителю, чтобы вызвал Патруль.

    - Помочь?

    - А давай, -Джон махнул рукой, Клифа и Василия для пригляда за ситуацией хватит.

    Хватаю флягу с водой и иду вперед. Ситуация, в общем-то, ясная. Новички, прибыли на базу Европа пять дней назад, проигнорировали все советы и поперлись по трассе без сопровождения. Увидев стадо свинок, устроившихся прямо на дороге, остановились к ним слишком близко, и не придумали ничего лучше, как погудеть в автомобильные клаксоны. Свинки, которые вовсе не свинки, а хищники, выполняющие на Новой Земле функции земных гиен, понятно дело возбудились. Их самец и совершил нападение на машины.

    Один автомобиль, "Ниссан Кашкай" в итоге был банально перевернут, второй, старенький "Паджеро" сильно помят. Только когда кто-то из мужчин начал стрелять, свинки, видать уже знакомые с этим звуком убежали. Я налил в чашки воды и помог Каведо сделать одному из мужчин шину, и поставить холодный компресс взрослой женщине, у нее был ушиб.

    Заметно было, что люди потрясены произошедшим, некоторые растеряны. Большая часть этой группы состояла из подростков и женщин. Между собой переселенцы разговаривали на смутно знакомом языке.

    - Свейки, - поприветствовал я их осторожно.

    Все дружно замолчали, а бородатый мужик с двустволкой, вскинул глаза обратился ко мне с ответным приветствием на литовском. Я скромно поднял руки вверх и перешел на русский:

    - Извините, но больше слов не знаю.

    Напряжение как-то спало, бородач подошел ко мне и подал руку:

    - Я Зинтарас Шлекта. Не думал, что на этой планете столько русских.

    - Хватает, как и всяких других. Как сами?

    - Я ничего, а Янис попал. И машина всмятку, и сам ранен. Даже не знаю, что и поделать сейчас.

    Говорил литовец с легким акцентом, но очень неплохо, чувствуется старая школа.

    - Дождитесь Патруля и возвращайтесь с ними в Порто-Франко, детей и женщин мы можем подвести, у нас еще есть место.

    К нам подошла молодая светловолосая женщина, она говорил по-русски уже с очень сильным акцентом.

    - Спасибо, но мы не знаем кто вы.

    Я только усмехнулся, а дамочка молодец. Недоверчива к чужакам и в руках держит какое-то странное оружие. Я попросил посмотреть его - старой конструкции небольшой пистолет-пулемет. Офигеть! Да это же М-3, оружие американского десанта еще второй мировой. Начал спрашивать. Оказывается они взяли его на базе "Европа". Купились на маленький размер и клеймо "майд ин USA". А М-3 взял, да и заклинил сразу. Хорошо хоть Зинтарас еще из дома прихватил старую двустволку и свинки знали, что если начинает греметь, то следует валить куда подальше.

    - Ну вы даете, - вздохнул я, - У вас что, больше никакого оружия с собой нет?

    Женщина обиженно ответила:

    - Но нам сказали, что это территория Евросоюза, разве здесь может быть небезопасно?

    На такую откровенную блажь мне даже не нашлось чего и ответить. Что за тараканы в голове у этих людей? Хотя с благоразумием у прибалтов всегда было так себе. Ситуацию спас Каведо, он обратился к переселенцам:

    - Минут через пятнадцать прилетит "медивак", - заметив непонимание со стороны литовцев, он добавил, - это медицинский вертолет. Раненых доставят в центральный госпиталь Порто-Франко. Женщин и детей мы возьмем с собой в автобус. Сэр, - Джон обратился к Зинтарасу, - Вы сможете двигаться за нами?

    - Да без проблем, - Шлекта говорил по-английски с сильным акцентом, - Мой автомобиль почти не пострадал.

    И в самом деле, "Паджерик" был явно подготовлен для покатушек "в говнах", усиленный бампер, кенгурятник, экспедиционный багажник с дополнительными фарами. Свинки помяли только заднюю дверь.

    - Тогда готовьтесь.

    Блондинка, наконец Шлекта мне ее представил, как Гинтаре Виштартайте, удивленно посмотрела вслед увешанному оружием Каведо:

    - Этот тип больше всего похож на американского солдата.

    - Он и    был им. Джон из Корпуса морской пехоты. Наш босс также американец, а вот тот белобрысый парень из Канады, но родители украинцы. Здесь вообще все сильно перемешано.

    - Да? А мы направились в Палангу, хотели жить со своими.

    - Паланга? - я улыбнулся, когда припомнил тихую рыбацкую деревушку. Этим, явно городским жителям там будет совсем неуютно, - Ну смотрите, дело ваше.

    - А ты сам где живешь, Мартын? - хоть кто-то выговаривает мое имя правильно. Кстати симпатичная мордашка, у прибалток есть такой, своеобразный шарм, и смотрит уже приветливей.

    - Я на Рейне, у немцев, - увидев ее явное удивление, добавил, - И еще у меня бизнес в Порто-Франко, а сейчас я работал на телевизионных магнатов из Нью-Рино, это такой местный Лас-Вегас между Техасом и Конфедератами. Не удивляйся так, на Новой Земле такое смешение обычное дело. И мой тебе совет, красавица, забудь все эти ваши старые комплексы, начинай жить по-новому.

    При слове красавица Гинтаре вспыхнула и немного смутилась. А я внезапно подумал везде ли у нее такая белая кожа? Тьфу, воздержание уже начинает действовать мне на мозги!

    Полутора часа до Порто-Франко прошли на удивление быстро. Меня облепили литовские женщины и подростки, но только на русском мало кто из них хорошо разговаривал, поэтому пришлось перейти на этакий агло-немецко-русский суржик. Переселенцы задавали много вопросов и не на все из них я знал ответы.

    Провел небольшой ликбез по оружию, объяснил, что на этом деле тут не экономят, да они и сами уже поняли, происшествие на дороге им мозги быстро прочистило. И еще я посоветовал задержаться пока в Порто-Франко, город большой, в нем много выходцев из Восточной Европы, да и работу найти проще. Вижу, что задумались, и то хорошо.

    Гинтаре села рядом со мной, постепенно прижимаясь ко мне все ближе, когда машину встряхивало на неровностях дороги. В другое время я был бы совсем не против, люблю блондинок, особенно настоящих. Нынешней молодежи сложно это дело понять, сейчас в моде все интимные места брить. А я еще помню все эти темные или золотистые треугольники, какой они вызвали у меня щенячий восторг. И вовсе на факт, что светлая шевелюра на голове означает, что и Там она блондинка. Вот такой у меня был в молодости пунктик.

    Но сейчас пришлось объяснить этой молодой особе, что я крепко занят, что девушку совершенно не смутило, а меня повергло в некоторое подвешенное состояние. Сложно вот так мужчине сразу отказывать женщине! Поэтому я пока согласился на ужин, а там видно будет.

    Порто-Франко встретил меня неласково. Сержант на КПП долго просматривал мой Ай-Ди, а затем объявил, что меня уже нет в списках резидента города, поэтому я обязан все свое оружие спрятать в оружейную сумку. Что еще за новости? На КПП вообще было слишком много для обычного дня патрульных, в капонирах стояла дополнительная бронетехника, хотя лишней суеты вроде не наблюдалось. Да и нам особо некогда было, с приездом мы задержались, уже сгущались сумерки.

    Второй сюрприз меня ожидал в мотеле Самвела. Свободных мест в нем вообще не оказалось, как и самого хозяина. Видимо наплыв посетителей заставил его самого мотаться по поставщикам. А я уже и Гинтаре пообещал недорогой номер. Но делать нечего, поехал со своими в апартаменты, тем более, что там есть свободная комната. А литовцев мы оставили на площадке у офисного здания Ордена, в нем находится и управление по делам переселенцев. Устроят как-нибудь.

    Ричардс с утра убежал договариваться, а я прямиком попилил в свой офис. К счастью все компаньоны были на месте, и мне очень даже рады. В отличие от редакции Майка здесь пива не предлагали. Молодежь была не особо пьющая, или почти не пьющая.    У всех свои недостатки. Так что пришлось довольствоваться кофе с пончиками.

    Не сказал бы, что моя идея всех обрадовала, но мы тут же приступили к делу. А дело было в общем-то непростое, я хотел избавиться от фирмы совсем и продать свою долю. Похоже, что Портофранковская часть здешнего бытия полностью осталась для меня в прошлом и пора было рубить концы.

    Олег к моему удивлению от части свой доли отказался, что-то пробормотал о каком-то своем бизнесе. Так что поделили контору на равные три части. Деньги у народа были, парни дурака зимой не валяли и зарабатывали. Оставалось только смотаться в регистрационную палату и Северный Торговый банк, оформить все окончательно.

    Грустно конечно было расставаться со всем нажитым информ-капиталом, но эта страница жизни перевернута. Я уже не смогу так активно мотаться по планете, а справочник требует постоянных обновлений. Бизнес - ничего лишнего. Парни же, как я заметил, больше рассуждает об интернет проектах, рекламе и софте. Молодежь, они родились уже в другой реальности. Иногда рядом с такими юнцами я начинаю ощущать себя древним динозавром. К обеду, а здесь он в пятнадцать часов, все было закончено, мы тепло попрощались, и разбежались по своим делам.

    Ну а мне грустить некогда, туча дел. Три дня съемок впереди, надо еще забежать к Майку. Мы уже связались по сети, и он был в полнейшем восторге от предложенной мной фотографии "Шелопняк барса", вот пусть иностранцы теперь помучается произносить Это. Ага, вот сообщение от него, просит срочно притащить пару изображений в ТИФФе, хотят поставить его на ближайшую обложку. Гонорар в полторы тысячи Экю меня поначалу удивил, но затем я заметил приписку, что это цена с учетом будущего календаря. Ну что ж, логично.

    Так что ноги в руки и к себе в номер, надо достать рабочий лэптоп и сделать конвертацию файлов. Да, а мне же еще надо пробежать по здешним магазинам, закупиться всяческим нужным в хозяйстве для будущего сына и отправить все это дело курьерской компанией. Сын, елки палки, у меня будет сын! Жизнь продолжается!

    2 часть. Враг Ордена

    7 месяц 27 года Новоземельского летосчисления. Франкфурт-на-Рейне.

    Дома

    Я закончил заколачивать очередной кол и отбросил киянку в сторону. Вроде как все ровно и стоит в земле прочно. Осталось заняться прутьями, аккуратно опоясывая ими вбитые в землю колья. Через полчаса неспешной работы три метра плетеного из лозы забора были окончательно готовы. Завтра нарублю еще прутьев и сплету второй слой, крепче будет. Бросил взгляд в сторону зыбки, которая покачивалась в тени веранды, вроде как пока тихо. Вообще удобная штука, даже стоять рядом не надо, два блока, веревка, и не отходя от "кассы", покачиваю самодельную люльку с ребенком, со своим сыном. Хорошо ему спится на свежем воздухе!

    А рукодельством я как раз и занялся по причине подобных "прогулок". У Кристины сейчас дел вообще невпроворот, разворачивает свою фирму по пошиву изделий из кожи. Она и директор, и дизайнер, и швея и маркетолог с кладовщиком одновременно. Бизнес вещь такая, требует хозяйского пригляда. Вот я и сижу пока в няньках. Торчать у компьютера или ноутбука также надоедает, и    приходится "распускать" руки.

    Вообще по шкале от "мастера" до "рукожопа" я близок к последнему. Совершенно не инженерный склад ума. Над созданием некой постройки или ремонтом какой-либо части автомобиля я могу зависнуть, как старый Уиндовс перед простой задачей. Другое дело, что если мне кто покажет саму процедуру, зрительная то память отличная, повторю без проблем. Ну еще с электрикой вполне "на ты". А собственный дом так и так требует приложения сил, поэтому деваться некуда. Там приколотить, тут навесить, во дворе забетонировать или что-то выкопать.

    Ряд стоящих рядом с нашим домов примечателен тем, что их фасады выходят на проезжую городскую улицу, идущую параллельно главной городской Ерихштрассе, а вот зады смотрят как раз на Рейн. Лучше и не придумаешь: выходишь через заднюю дверь и ты сразу на Набережной. И конечно хочется, чтобы в этом уголке собственного дома было интересно и уютно. Несколько фруктовых деревьев я уже посадил, сейчас вот мудрю с креативно выглядящей оградкой. И чего-то в голову пришла идея часть ее сделать в виде деревенского плетня. Дело то не особо хитрое на самом деле: вбить крепкие колья и вокруг них наплести стенку из лозы.

    Узнал у Вальтера, нашего местного ботаника какой аналог осины растет на Рейне, чтобы колья не гнили, затем сгонял к поросшему кустарником берегу и рано утречком рубил лозу. Вот это дело самое хлопотливое. Полтора часа убил на нужное количество прутков. Вязанки в итоге получились весом с хорошее бревно, да еще местного комарья налетело. Весь упахался, короче, пока дело закончил. Хорошая такая зарядочка у меня сегодня вышла.

    Вот и сейчас критически осмотрел плетень и взялся за ножовку. Надо спилить верхнюю часть кольев наискось, чтобы зимой меньше влагой набухали. Дерево оказалось на редкость вредным, пилилось очень тяжело. Черт возьми, оно тут что, железное?

    - Мартынка, чего мучаешься?

    Я скосил глаза и увидел у плетня круглое лицо деда Андрея. Еще один местный русско-немецкий переселенец. Его дети с Германии сюда сманили, а он, дурак, и рад радехонек. Нет, жил бы на хорошей пенсии, так потянуло в новые края на приключения. Видите ли скучно ему в бюргерской Германии стало.

    - Привет, в обед. Да вот, как видишь, мучаюсь.

    - Подожди, я тебе сейчас электропилу принесу. Есть удлинитель то?

    - Найдем!

    С хорошим инструментом все решилось в пять минут. Но опять же Петер проснулся, то есть Петька, сын мой. Мы с Кристи дали ему такое имя, чтобы и по-русски и по-немецки можно было произносить, а разница не столь велика. Пришлось зыбку покачать и песенку спеть.

    Откуда и слово это старинное в памяти всплыло, когда я из бокса для техники люльку мастерил, даже не знаю. Может от бабушки? Я как-то спросил ее, что за крюк наверху у них в кухне торчит, вот она и ответила: "Ребеночка в зыбке качать, когда делов невпроворот". И в самом деле, мало ли на Руси у женщин дел в доме было? Скотину обряди, семью накорми, зерна на хлеб намели, печку затопи, дитям работу наряди. Нынешние женки то беды и не знают, плита жарит, машина стирает, утюг гладит. Остается время для себя любимой, красоткой до старости выглядеть. Даже не все из них хотят нынешнего мужика обихаживать. Зажрались ...

    - Знатно вышло, - дед Андрей с интересом обошел плетень, потрогал его и кивнул с довольным видом головой. Круглолицый, с рыжеватой бородкой и хитрым прищуром, он больше походил на некоего деревенского мужичка с самой глубокой расейской глубинки. Я же закончил прикапывать рядом с плетнем заготовленные ранее кусты. Пусть со стороны реки вид создают, мне их наш датчанин посоветовал, цветут, говорит, больно красиво. Блин, так тут и садовником станешь. Эх, погружаюсь потихоньку в мещанское болото. А куда деваться?

    Неожиданно снова проснулся малыш, пришлось двигать к люльке. Уже привычным для молодого папаши движением проверил пеленки, достал ребенка из люльки и положил на широкую скамью. Перепеленать, кинуть мокрое в тазик, делов то, на самом деле! А ведь из-за таких мелочей молодые семьи и разбиваются. Теперь положить детеныша обратно, качнуть зыбку и спеть колыбельную.

    Стану петь я, распевать, колыбель твою качать,

    Ходит Сон по сенечкам, Дрема под окошечком,

    А как Сон-то говорит, я скорее усыплю,

    А Дрема-то говорит, я скорее удремлю,

    А как Сон-то говорит, где бы колыбель найти?

    Где-бы колыбель найти, поскорее усыпить.

    Голос сделал пониже, у меня достаточно высокий тенор, и интонацию надо сейчас такую, засыпающую, Петька быстро и угомонился. Да и дед Андрей головой закивал, в дрему старика ударило. Затем все-таки встрепенулся, зашептал:

    - И как это у тебя так, Мартынка, получается, такие старинные колыбельные петь?

    - Не знаю, как то само пришло. Вот слова нашел у кого-то в архиве, пою, отлично помогает.

    - Вечером петь будем? - дед кивнул в сторону мангала, не ушли от его взгляда мои приготовления.

    - Эноксен обещал подъехать, рыбки подвезти.

    - Ну, тогда вообще справно. У меня наливочка новая как раз появилась.

    - Эх, дед, ты ж наш споишь.

    - Да ладно, чего там! Посидим, поговорим, споем.

    Новая моя, вернее наша в дедом забава. Вместе с колыбельными вернулся ко мне и голос. Ведь я в университете неплохо под гитару пел, в компании, в походах, только потом забросил это дело. С головой окунулся в "большую политику" и "взрослую жизнь". Время то какое было на дворе!

    А тут ... как то выпивали вместе с дедом и понеслось, развернулась душа русская и растеклась по Волге ..тьфу... Рейну батюшке, да и понеслась к Богу в рай. Так временами и сидим у реки, песни старые разучиваем и спиваем. Случился тут разок вообще смешной случай. Мимо берега как раз проплывал сухогруз, а на нем команда вояк из ПРА в командировку катила. Идут такие тихим ходом, на реке вечереет, закат, лепота невъеб...ая, и с близкого немецкого берега до них доносится:" Чёрный ворон, чёрный ворон, Что ж ты вьёшься надо мной, Ты добычи не дождёшься, Чёрный ворон, я не твой. Ты добычи не дождёшься, Чёрный ворон, я не твой."

    Сказать, что наши бравые военные были удивлены, это ничего не сказать, ржали всем пароходом. Потом пошли слухи, один другого кривее. К нашим посиделкам позже и датчанин присоединился. Мол, практика языковая. А мы что, против что ли?

    - Что с беседкой делать будешь? - спросил дед Андрей, махнув в сторону так и не развернувшегося в углу участка строительства. Я только горестно вздохнул в ответ, - Ты это, Мартынка, смотайся лучше на механический, закажи сварщикам каркас. Только размеры им правильные подскажи, а затем установишь на месте, облицуешь деревом, покрасишь в белое и выйдет вполне справно. Денег оно конечно стоит, зато сразу и заморачиваться не надо.

    Я крепко так задумался, а дед дело говорит, а то мне Кристи уже всю плешь, которой еще нет, проела. Только вот опять же с бабосиками засада. Первый раз, как на Новой Земле, что называется "с колес" живу. Покупка дома, новой машины для Кристины, обустройство, новый бизнес. Все это выкачало мои запасы почище насоса или налоговой инспекции. Эх, придется все-таки ехать в Порто-Франко!

    По этой самой причине и выгнал деда до вечера, а сам засел за ноутбук. Надо закончить последнюю главу "Записок Дальнобойщика", а то Майкл уже нашел издателя, да и сроки поджимают. Слава те хоспади закончил, наконец, с энциклопедией, где самая большая проблема была - это правильно описать животных и остальную флору-фауну. Это ж все по-научному на латыни обзывают, и пока все их точные имена найдешь, спишешься со специалистами, которые в это время года обычно в полях ... Морока короче полная! Зато сейчас в материале все чисто и не требует дополнительного редактирования. А нормальные издатели это ценят и значит дадут еще заказ.

    И еще молодняк с Марксюгенд статью просил в свой листок, так надо человека найти, чтобы с моего немецкого на правильный текст переправить. Кристинке то некогда сейчас. Со стороны реки послышался шум, мимо проходил здоровенный сухогруз. Спереди пирамидой лежали мешки с цементом, в трюме после рубки ровные конусы гравия. Начали таки немцы строить бетонку! Я уже туда, на стройку смотался, снимал репортаж для местных СМИ. Меня герр Риббек устроил в городскую газету, должен же я где-то официально работать, чтобы стопроцентно считаться резидентом Бранденбурга. А это подразумевает хоть какую-то защиту со стороны властей и закона. А то мало ли что ...

    - Малыш как?

    - Нормально, ест спит, ест, спит, как и положено ребенку в его возрасте.

    - Хорошо, - Кристина присела на скамью, вытянув ноги.

    - Устала?

    - Да так, уже легче. Новую коллекцию, наконец, запустили. В следующем месяце засяду за свое основное занятие - дизайн. Хочу перед следующим мокрым сезоном всю коллекцию пошить и заказчикам отправить.

    - Молодца.

    - Кого-то ждешь? - Вебер кивнула на мангал, в котором весело потрескивали полешки.

    - Все те же лица.

    - Опять будете горланить всю ночь?

    - Как без этого? Кристи, - я присел поближе, - Мне все-таки придется на следующей неделе уехать в Порто-Франко. Так что ищи няньку.

    - Это обязательно? - Вебер недовольно нахмурилась.

    - Финансовые дела требуют, а то сядем на мель плотно. Да я быстро, туда на почтовом, думаю наш штази мне поможет, обратно деньги на рейсовый самолет уже будут. Обернусь в три-четыре дня.

    - Только не долго, да? - Кристина посмотрела прямо мне в глаза, - Что-то тревожно мне.

    Когда мы были на войне,

    Когда мы были на войне,

    Там каждый думал о своей

    Любимой или о жене.

    И я, конечно, думать мог,

    И я, конечно, думать мог,

    Когда на трубочку глядел,

    На голубой ее дымок.

    Как ты когда-то мне лгала,

    Как ты когда-то мне лгала,

    Что сердце девичье свое

    Давно другому отдала.

    Хорошо пошла песня, мы так увлеклись, что чуть не прозевали шашлыки. Да и Эноксен еще немного и рыбу бы пережарил. Присели передохнуть, поговорить, продегустировать деда Андрея наливочку. Вечером на Рейне хорошо, солнце уже скатилось к низу, ветерок с реки свежий, пахнет зеленью, водой, цветами.

    - Мартин, а ты почему жаришь именно шашлыки, а не просто мясо на решетке барбекю?

    - Хеннинг, а вот сам глянь, - я взял одну из шпажек и откусил от куска оленины, мочившейся два дня в белом вине, - Видишь, как удобно. Можно, не разрезая съесть весь кусочек мяса. А что барбекю? Мясо получится пережаренным, сухим, затем его надо нарезать...

    - Понял я, понял, и в самом деле удобно, - датчанин своим оскалом мог рекламировать сразу дюжину стоматологических кабинетов. Затем он скосил глаза в сторону деда Андрей, который отошел к мангалу и уже более серьезным тоном спросил, - У тебя есть новости по нашему делу?

    - Хм, - я задумался. РуссоIntelligenz, разведка то бишь    обо мне как-то совершенно забыла, у них свой гешефтмахер с бывшими коллегами-немцами образовался, китайцы прислали пару сообщений , деньги и затихли, ну а мне самому с ними и некогда заниматься. Контора майора Дугина и там похоже без меня справляется. Так что новостей нет, - Пока тихо. Этот козел Донахью затаился непонятно где.

    - Где ему указали.

    - О-па-на. Ты что-то нарыл?

    - Пока нет, но информация кое-какая поступила.

    - А подробней?

    - Пока нечего, так, слухи мутные. Но если все получится, то мы моего старого кореша Болля за шкирку возьмем.

    - Вот оно как ...

    Я задумался. Вообще мутная в самом деле история в прошлом годе вышла. Пока мы только поняли, что Болль и Донахью пытались организовать рабочую цепочку по поставке оружия в Китай, через неохраняемые перевалы хребта Кхам. Вебер им была нужна, как местная официальная крыша для создания промежуточных баз хранения и постоянного канала переброски товара на Рейн. Но она что-то заподозрила, и они решили зачистить все следы, организовав покушение на нее, а затем пытаясь убрать нас. Только вот обломчик у них вышел, крутости здесь мало оказалось, нужна еще и подготовка.

    Местная полиция и речная стража все концы этой контрабандной операции выявить так и не смогла. Нашли только арендованные через подставных лиц склады, несколько незарегистрированных катеров и одинокую баржу, стоящую на дальней пристани.

    Внешняя разведка ПРА самого Донахью также проморгала, или у того оказался какой-то высокий и осведомленный покровитель. И Риббек и Эноксен пришли к выводу, что так грамотно против одной из лучших разведок Новой Земли могла сработать только одна контора - Орденская ССР.    Но каким боком они то здесь?

    Наши на все мои вопросы больше отмалчивались, и я по их очень убедительной просьбе куда не надо не совался. Везде есть свой предел. Ну дык тот же Эноксен никаких обещаний им не давал, и землю, что называется "рыл". И вот кое-что прояснилось.

    - Со штази работать будешь?

    - Куда без него, - датчанин даже не улыбнулся, тевтонская закалка, - Тут слишком все сложно, чтобы совершать глупые ошибки.

    - Ну правильно, самокритично, - подначил я его, - Заказчик все-равно постарается все концы закрыть.

    - Думаешь, у нас появятся гости?

    - К гадалке не ходи. У бывшего конвойного офицера наверняка в кармане будет очень грамотный Ай-Ди. Так что на операцию бери только самых проверенных ребят.

    Командира речного патруля мое высказывание сильно загрузило, всех последствий наших поисков он еще явно не прокачивал. Все-таки спецназ учат больше действовать, а не размышлять. Ну а мы с дедом, пожалуй еще споем, чего-нибудь из казачьего. больно обстановка подходящая.

    На горе стаял Казак. Он Богу молился,

    За свободу, за народ, Низко поклонился.

    Ойся, ты ойся, Ты меня не бойся,

    Я тебя не трону, Ты не беспокойся.

    Ойся, ты ойся, Ты меня не бойся,

    Я тебя не трону, Ты не беспокойся.

    Эх, широка душа русская, только струны тронь, развернется так, что обратно не закроешь!

    Беда пришли откуда ждали

    7 месяц 27 года Новоземельского летосчисления. Порто-Франко

    Стольный град земли Новой встретил меня в этот раз неласково. Почтовый рейс прибыл вовремя, меня только досмотрели на выходе их аэропорта, проверив, все ли оружие я убрал в специальный оружейный мешок. Теперь я обычный приезжий гражданин. Солнце палило немилосердно, поэтому я свистнул первому попавшемуся индийскому таксисту и на неказистой развалюхе убыл в город.

    У бывших компаньонов пробыл недолго. Олег передал последние причитающиеся мне чеки и быстренько сам убыл в неизвестном направлении. Выглядел киевский пацан модно и по-деловому. Майкла в редакции также не оказалось, его новая, дебелая секретарша приняла от меня защищенную паролем флешку с текстом для издательства и передала в ответ гонорарные чеки.

    Оставалось только их обналичить и решить формальности с налоговой службой. Благо здание банка находится через дорогу от квадратного сооружения, в котором работают все федеральные службы Ордена. Что вот хорошо на Новой Земле, так это то, что все необходимые формальности сведены к минимуму. Орден контора очень практичная, и в эффективности ему никак не откажешь.

    Я отошел от окошка, еще раз сверяя все цифры на выданной мне бумажке и радуясь сумме будущего гонорара за книгу, которую по СМС мне передал Майкл, как услышал рядом фразу, чеканность которой, наверное, присуща всем представителям органов правопорядка:

    - Мистер Нестероф?

    Подняв глаза, вижу двух орденских патрульных, лица совсем незнакомые. Оба белые, высокие и спортивные парни с модными, "тактическими" бородками. Значит из "свежего мяса" ребятки.

    - Чем могу?

    - Вам придется пройти с нами.

    - Я задержан? Вы ничего не перепутали, парни? А где городская полиция?

    В ответ на мой резонный вопрос меня молча обшмонали, отобрали телефон, оружейный мешок и взяли под руки с обеих сторон. Я уже был в курсе, что за эту зиму власть в Порто-Франко опять переменилась, в полиции провели чистки, кого-то из администрации обвинили в коррупции, обычные такие земные политические игры. Этот город с самого начала был местом перетягивания одеяла меду муниципалами и орденскими структурами, с переменным, надо заметить, успехом.

    Что-то нехорошее у меня предчувствие появилось сразу, когда увидел, что ведут меня не к патрульной машине, а к внутреннему входу в помещения федеральных Орденских структур. Глаза сами собой зацепились за смутно знакомое лицо. Так и есть! На внутреннем КПП дежурит землячок, в ПРА служить не захотел, а тут освоился. Я моргнул ему глазами, чуть скосив их затем в сторону. По его взгляду понял, что он меня также понял. В России к ментам всегда отношение было особенное, а он обычный служака. И сейчас у меня есть только один шанс сообщить о себе, пока не отвели наверх. Там то точно глухо будет.

    - Парни, я только с самолета, хочу отлить. Надеюсь, это не проблема для вас?

    Патрульные недовольно посмотрели на меня, но и в самом деле, проблемы из этого делать не стали, а просто отвели к ближайшему санузлу. Из местного то туалета хрен куда дернешь, все продумано, как в хорошей тюрьме. Один из парней зашел внутрь, осмотрел кабину и молча кивнул второму. Вот ж молчуны попались. Я даже не понял по их акценту откуда они сами.

    Остальное дело техники. Эти два молчуна мою разгрузку толком не проверил, искали только оружие и средства связи, на большее их мозгов не хватило. Поэтому достаю из кармашка небольшой мультитул и царапаю на боковой стенке телефон Майкла, ставя рядом сердечко. Если еще раз охранники зайдут и посмотрят, то внимания не обратят, так здесь местные проститутки поступают. Оправляюсь, выхожу, в коридоре незаметно киваю земляку с КПП. Он то точно не дурак, уже догадался. Во всех конторах есть люди, надо только их найти.

    - Мы же говорили вам, что еще встретимся.

    "Ба, знакомые все лица!" Русская классика, как всегда, права. Джимми Кавелло и Фрэнки Флэннери собственной персоной! Не мытьем, так катаньем решили меня извести, сволочи.

    - И что паре таких болванов от меня надо?

    Чернявый Джимми сразу окрысился, но промолчал, сдержал себя, значит. Сегодня он был в рубашке с короткими рукавами, а его визави одет с нечто наподобие формы, только без знаков различия. Флэннери и продолжил разговор.

    - Мистер Нестероф, вы зря усмехаетесь. У вас большие проблемы.

    - А подробней? - сижу нарочито спокойно, пусть они нервничают, но чувствую, как по спине пробегает знакомый, мертвецкий такой холодок. Это "жжы" явно неспроста.

    - Мистер Нестероф, мы ведь все отлично знаем, что вы работаете на боссов наркомафии.

    - Да ладно? - мне стало и на самом деле смешно. Нормальные такие фантазии у служивых! Не хуже эротических.

    - Зря смеетесь. Мы имеем весьма подробные сведения откуда идут финансы на так называемые экспедиции мистера Ричардса, и нам известен ваш круг связей в Нью-Рино.

    - Это только ваши личные инсуинации, господа, где доказательства? - последние слова я нарочито сказал с диким акцентом.

    - А не хотите нам их сами и предоставить? - улыбка этого крепыша мне совсем не понравилась. Арест в общем-то незаконный, и что там у них на уме, черт его знает, да и ведут себя больно нагло. Обычно за такими "крепкими профессионалами" идет дурная слава, они себе карьеру по чужим костям и судьбам прокладывают, в итоге совсем "берега теряют". Сейчас изобьют до полусмерти, а в оправдание что-нибудь выдумают, с них станется.

    Нашу милую беседу прервал неожиданный для сотрудников Ордена звонок мобильного. Флэннери выслушал чью-то достаточно длинную и эмоциональную речь, а затем витиевато выругался. Некоторые бранные слова мне были совершенно незнакомы.

    - Что такое?

    - Эта гнида, - Флэннери кивнул в мою сторону, - как то сумел сообщить об аресте, или его кто-то из знакомых увидел. Перед федеральным зданием собралась целая толпа репортеров. Шеф нас с говном съест, Джим.

    - Гадство! - Кавелло кинул в меня полный ненависти взгляд, такой, что я даже поежился. Ох непростые это ребята! Много зла за их спинами...

    - Я могу идти? - главное вести себя уверенно, пусть ноги дрожат, но держат, и то ладно.

    - Я тебя сам провожу, - прорычал Флэннери и подошел к глухой двери, приглашая на выход, а напоследок шепнул в ухо, - В следующий раз, щенок, ты так легко не отделаешься.

    У КПП на самом деле никакого столпотворения не наблюдалось. Так, пара скучающих криминальных писак, дежурный оператор с местного телеканала и журналистка оттуда же. Порто-Франко не особо богат на события, поэтому народ поднять "по тревоге" не очень сложно. Чуть в стороне, в тени около своей машины прохлаждался Майкл. К моему большому удивлению рядом с ним стоял Олег, который с Киева.

    Он то и выступил в качестве моего поверенного, сам ответив на каверзные вопросы журналистов. Мне только осталось кивать головой, спрятав лицо в тень бейсболки и за большие зеркальные очки "капельки". Народ меня знал и ожидал большего скандала, поэтому расходился несколько разочарованным. Хотя скажи я правду, далеко не все отважились бы ее опубликовать. Люди везде одинаковы, любят свою шкурку больше чужой.

    - Ну что ты на этот раз натворил? - Майкл выглядел явно недовольным, - Ты вообще в курсе, что у нас тут в городе происходит?

    - Честно сказать не очень, - вздохнул я, - А может мы поговорим об этом в более приятной обстановке, неплохо было бы и горло промочить. Я как сюда прилетел, даже кофе не выпил.

    Редактор самой старой здешней газеты только хмыкнул и завел двигатель редакционного " Ford Explorer ", а я же повернулся к Олегу:

    - Ты то каким ветром здесь вписался?

    - Майкл попросил, - на мой недоуменный взгляд добавил, - Мы партнеры по интернет-порталу, так что и я сейчас состою в журналисткой братии.

    - Час от часу не легче. Куда катится этот мир?

    Олежек на мою подколку всю дорогу дулся, нет правильной "школы" у пацана.

    Обедали, а обед здесь в пятнадцать часов дня, до этого днем второй завтрак, в том же Арт-кафе. Оказывается моя бывшая контора делает им рекламу и соответственно дает скидочные карты, чем я разумеется воспользовался в полной мере, заказав гору морепродуктов, по которым сильно соскучился. Все-таки речная рыба это не то, нет в ней того богатства вкусов, которое дает именно море.

    Поглощая вместе с моллюсками местные новости, то есть не сплетни от мало сведущих в политических реалиях горожан, а именно стоящую информацию, я все больше налегал на белое вино. Двадцать седьмой год начался в Порто-Франко достаточно лихо. Муниципальная полиция опять здорово опростоволосилась, проморгав целую банду вымогателей и автомобильных отжимал. Заодно вскрылись следы коррупции в верхушке самого муниципалитета. Майкл рассказал, что кто-то видимо давно готовил почву для перемен и продвижения своего человека в мэры. Вот оказия и подвернулась. Обычное, в общем-то для политики дело.

    Другой вопрос, что лично мне эти перемены выходят несколько боком. Многие из знакомых полицейских ушли или перевелись, а некоторые вообще свалили из города. Неблагодарное это дело, отвечать за выверты своего начальства. Я лично вообще против политики в области правопорядка, у нас в Эрефии насмотрелся. Если в нижних структурах опера, следаки, да и просто патрульные борются именно с преступностью, честно, ну почти честно встав на защиту общества. То на уровнях повыше в кабинетах сплошная политика, вернее экономика.

    Секрет полишинеля, что постепенно функция "крыши" от бандитов перешла к правоохранительным органам. Если деловой мелочи стало легче, кому они там нужны, то средний и крупный бизнес попал в полную зависимость от власти. Поэтому то все бизнесмены и полезли в депутаты, хоть какая то возможность у них впереди тогда вырисовывается. И я их даже за это не виню. Мы же строили капитализм, а здесь именно такие законы. Право сильного превыше всего, а ограничения накладываются законом, еще со времен Рима.

    «Государство существует не для того, чтобы превращать земную жизнь в рай, а для того, чтобы помешать ей окончательно превратиться в ад». Слова, приписываемые древним римлянам, на самом деле сказал наш философ Бердяев. А на Руси ведь как? "Закон что дышло. .."

    Когда в восьмидесятых наши интеллигенты затевали перестроечную бучу, как будто бы и не знали, что так и будет. Наивняк или планируемая провокация?

    А Порто-Франко жил еще проще. Несколько банковских и Орденских структур в целом определили местное соотношение сил. Крупные финансы городу вообще не принадлежат, доход и налоги жителей на реальную политическую жизнь почти не влияют, как и мнение собственно самих жителей. Вся политика почти полностью подковерна, только изредка выплескивая    грязными помоями наружу. Орден с его мнимым нейтралитетом на самом деле имел огромное влияние на жизнь горожан. Хотя надо отдать ему должное, палку не перегибал, открыто вмешиваясь достаточно редко. Как вот сейчас. Такая вот демократия по Новоземельски!

    Осталось только понять, каким местом здесь Служба Специальных Расследований. Майкл был откровенно не в курсе. Честно. У него и своих проблем хватало. Он оставил мне в дополнение к остальным еще два чека: один за будущие мои публикации в его журнале, второй аванс за книгу и пожелал всего хорошего. Бизнес, ничего личного, ему еще в этом городе жить.

    Мы еще немного потрендели с Олегом. Это верткий пацан оказался на поверку более цельным человеком. Он мне прямо заявил, что я могу на него рассчитывать. Я ведь его вытащил практически с местного дна, а он тот человек, который добро помнит. Есть еще оказывается такие люди, и на Новой Земле мне их попадалось предостаточно.

    Переместившись в угол веранды, где дул легкий ветерок с моря и заказав еще белого, я предался размышлениям. Нынешняя ситуация мне очень не нравилась. Я еще не мог полностью сформулировать мучившие меня сомнения, но .. но как-то хреново все. И совсем не понятно, откуда ветер дует. Убираться отсюда надо, как можно скорее, но чувствую, что без чужой помощи это не получится. Я пил легкое вино и раздумывал, а пил то, оказывается зря, мысли мои растекались и никак не могли собраться вместе.

    Я сейчас не вооружен. Даже скрытно носить пистолет в моей ситуации чревато, первый же обыск патруля и я честно загремлю в местную каталажку. По этой причине оружейную сумку я от греха подальше отдал Олегу, сохранней будет. Если что, перешлет мне домой курьерской службой. Позвонить в офис ПРА? Так, а вот звонить лучше бы совсем не надо. Я обозвал себя полным болваном и полез за телефоном, разобрал его, вынул симку и аккумулятор. Немного подумал, кинул симку на пол и раздавил каблуком ботинка.

    Что еще? Ждать темноты и продумывать все виды отхода. А их у нас несколько: автомобилем, опять же через КПП Орденского патруля, поездом, который также охраняют их патрульные, и морем, которое открыто всем ветрам, но сильно ограничено в передвигающихся по нему объектах. Авиацию я отбросил сразу, там меня сразу вычислят по купленным билетам. Что же делать?

    Я хлопнул себя по лбу, вот ведь ж болван, и достал планшет, подаренный напоследок Майклом. В Арт-кафе имеется свой вай-фай, то есть Синет, и я могу спокойно посмотреть, что сейчас находится в порту и прикинуть, какое судно мне подойдет. Такие вещи лучше запланировать заранее.

    Но в жизни редко происходит так, как мы планируем. Просто надо быть готовым к ее неожиданным поворотам. Иначе ... Иначе получается полная задница. Типа той, в которой я и оказался.

    Не знаю, как они меня выследили, но факт несомненный, что я оказался под колпаком ССР. Пока я тихим шагом, воображая себя невъе..ым следопытом следовал по темным улицам Порто-Франко в сторону гаража представительства ПРА, за мной негласно наблюдали. Потом я решил, что они просекли меня еще в Арт-кафе, где я, как полный болван накачался аперитивом и не сообразил сразу же скрытно поменять место дислокации.

    В итоге, когда моя тушка вынырнула из темного проулка, то оказался в ярком свете фар выскочившего ниоткуда джипа. Хорошо хоть я сумел сгруппироваться и упал на гравий без последствий. Вставал уже под дулом пистолета. Агенты ССР были одет по-походному, в сбруе и при оружии, но опять совершили грубую ошибку. Да, судя по всему, они неплохие оперативники. Да, они умеют выслеживать и задавать вопросы. Но они на редкость хреновые аналитики.

    Посчитали меня слишком легкой добычей и слишком халатно ознакомились с моим досье. Ну как же, не бандит, не солдат, не ветеран, обычный шелкопер, таких прижать к ногтю не проблема. А уж х..й вам на рыло! Я был готов, все движения давно отточены.

    Флэннери находился за рулем и не обратил внимания на мой шаг в сторону, где уже не так ярко светили фары их автомобиля, я же был под прицелом его напарника. Кавелло процедил сквозь зубы:

    - Не дергайся, сученыш, руки поднимай, проедешь с нами.

    - Как скажешь, - ответил я и начал действовать.

    Агентов подвели привычки. Обычно ведь люди здесь или хватаются за пистолеты, или дерутся кулаками. Я же молниеносным движением вытянул из ножен на разгрузке мой верный бебут и полосонул лезвием снизу вверх по рукам Кавелло, держащим его пистолет. Оружие тут же полетело на землю,    а я двумя быстрыми движениями нанес два режущих удара уже по лицу агента, затем двинув его локтем в подбородок. Кавелло ударился башкой об стальной кенгурятник джипа и обмяк. Смотреть, что да как с ним, мне было некогда. В два прыжка преодолеваю оставшееся до открытой машины пространство и бью по лицу Флэннери, который уже почти достал свой пистолет из открытой кобуры. Мне повезло, что он сидел, стоя агент уже оружие бы достал.

    Убивать я его не хотел, просто стукнул по виску рукоятью, немного успокоив. Чуть приведя дыхание в норму, огляделся. Адреналиновый прилив заставил бешено колотиться сердце, даже руки чуток затряслись. Так, что делаем дальше? Фары выключить нафиг, этого черноволосого хмыря оттаскиваем в проулок, руки ему замотать. Ага! У него в кармашке жилета наручники. Вот и пригодились! Рот скотчем, он у меня всегда в разгрузке, первостатейная вещь в наших диких просторах. Пистолет? Руками не трогать, ногой подальше в темный угол. Вроде все. Этот козел в машине замычал, завозился. Руки назад, в рот кляп. Готово!

    - Мммы, ммы.

    - Будешь кричать, горло перережу. Закрой глаза один раз, если понял?

    В свете неполной луны Флэннери выглядел сильно погрустневшим, но уж что поделать, я ни разу не клоун, веселья в жизни как-то не прибавляю.

    - Говори быстро, куда хотели меня везти? Только не ври, что в федеральное здание.

    - Ммы... Ох! Нестероф, вы понимаете, что совершили сейчас нападение на сотрудников Ордена?

    - Слышь ты, шлюха портовая, - мои познания в английском были очень неполными, поэтому я добавил пару фраз на испанском, - у нас сейчас бои без правил. Да и серьезные люди в Бранденбурге будут очень недовольны незаконными действиями козлов, типа тебя. Ферштейн? Говори быстро, куда ехать? - лезвие бебута уперлось прямо в кадык агента, он сглотнул и зачастил. Поверил, что действовать клинком я умею.

    - Это рядом с промзоной, у железки, там ангары и склады.

    - Я за руль, ты рядом, и не вздумай дергаться. Отрежу башку как барану и похороню в саванне. Понял? Ответь глазами.

    Пробирались мы до нужного места полчаса, хотя тут и десяти минут езды не было. Народ в Порто-Франко по ночам обычно не шляется, так, пару раз видел проезжающие мимо машины и тут же сам вставал у тротуара. Ехал я, не включая фары, осторожно, на первой скорости. Один раз мимо нас проскочил по своим делам полицейский патруль, и я выразительно поднес к горлу Флэннери свой кинжал.

    Небольшое здание склада стояло чуть на отшибе, отчасти загороженное от излишне любопытных глаз штабелем старых, использованных шпал, отчасти высокой, уже подсохшей травой. Но к нему было два или три выезда, то есть диспозиция заранее продуманная. Флэннери кивнул в сторону нагрудного кармана. где я обнаружил ключи от небольшой входной двери. Большие ворота для автомобиля открывались уже изнутри.

    Не включая свет, осторожно загнал Стодесятый "Дефендер" с короткой базой внутрь, захлопнул ворота и сел отдышаться. Твою мать! Мало мне приключений было на этом свете? Ситуация, хуже не придумаешь. Я же реально покусился на сотрудников Ордена, еще и не на самых последних. А врагом Ордена на Новой Земле быть очень непросто. Я конечно уже был наслышан о небольшой войнушке между Русской Армией и Орденом, которая случилась пять местных лет назад. Но там крупные структуры и государства в клинче схлестнулись, да и то потом замирились. А кто такой я?

    Но есть у меня одна положительная особенность: Даже в полной жопе не теряю оптимизма. Чем, кстати, всегда подбешивал первую жену. Да и в самом деле, еще ничего ни хрена не решено. Где у нас этот ССРовский хмырь? В моем рюкзачке нашелся компактный фонарик, я быстро осмотрелся, нашел, где включается свет. Неплохо однако ребята подготовились, видать база у них тут оперативная была. Большой диванчик у стены, холодильник, стол, табуреты.

    Стоп! Куда тянешься? Голова, наконец, начала соображать. Отпечатки оставлять не следует. А вот и рукавицы нашлись, в них то мы и откроем холодильник, а то пить хочется, прямо спасу нет. Готовим, значит, площадку "для взрослых игр". Эти американцы еще нашего дикого капитализма не видели, он у них в тридцатые закончился, с "Новым курсом Рузвельта". Осталось только найти нужные инструменты и создать общий антураж.

    Флэннери глубоко задышал, затем огляделся и впился мне в глаза.

    - Мистер Нестероф, у ваш еще есть шанс закончить все миром.

    - Да неужели?

    - Вы    серьезно думаете, что похищение агента ССР вам когда-нибудь простят? Вы преступаете закон и ответите за это!

    А голос у чувака хорошо поставлен, привык допрашиваемых запугивать. Хотя публика на Старой Земле у него, скорей всего, была еще та. Наркоторговцы, убийцы, насильники, самые бешеные отбросы нашего общества. Обычное дело: несколько лет безупречной и честной службы, придурь вышестоящего руководства, смерть друзей. Потом люди чаще всего ломаются, одни уходят, другие вливаются в систему безликими винтиками. А у некоторых буквально сносит крышу, и они становятся по ту сторону закона, формально оставаясь на этой.

    - Агент Флэннери, или как вас там на самом деле? Сколько вы наркоты в том мире продали, перед тем, как вас поймали и переслали за Ворота?

    Замолк на минуту, затем снова захрипел:

    - Не твое собачье дело, сукин сын! Кто нас сдал?

    - Тю. Ты что, думаешь я тебе этом скажу? Нет, дружок, на вопросы здесь будешь отвечать ты.

    - Дерьмо! Мы тебя недооценили, но тебя все-равно найдут и грохнут. Как собаку!

    Вот ведь надоел янки хренов, ребром ботинка бью его по коленке. Флэннери пытается согнуться, но он привязан к разбитому креслу весьма хитрой удавкой, идущей через горло. Ни дернуться, ни пукнуть! А я уже заметил, что это помещение отлично звукоизолировано. Интересно, наверное, быть допрашиваемым там, где ты сам обычно пытаешь людей.

    Почему пытаешь? А я тут заметил несколько очень занятных вещиц. Спецслужбы они везде спецслужбы. Всякими гуманными благоглупостями себе голову не заморачивают. Главное в их работе - эффективность и еще раз эффективность. Неужели вы думаете, что все сведения получаются с помощью "сыворотки правды"? Мне как-то пацаны контрактники из нашей военной разведи рассказали, как они от чеченских боевиков информацию получали. Чуть не сблеванул, даже описывать это страшно. Работа у них такая кровавая, но для общества полезная, и я им ни слова в ответ не высказал.

    - Агент Флэннери, смотрите в камеру и отвечайте на вопросы. Кто дал вам команду схватить меня?

    - Да пошел ты, щенок!

    О, клиент разозлился, значит готов ко второй партии Марлезонского балета. Зажигаем сухое горючее из мини-таганка, который всегда в моем выездном рюкзаке, и начинаем накаливать такую очень длинную иглу из мультитула. Я делаю все это нарочито не спеша, показательно, время от времени бросая плотоядные взгляд в сторону агента.

    - Флэннери, вы вообще в курсе, откуда я приехал?

    - Вполне.

    - Сможете повторить?

    - Из вашей чертовой России!

    - А вы в курсе, что у нас совсем еще недавно происходило? - он по ходу в недоумении, - А происходило у нас становление капитализма, который ваши власти нам и навязали. Со всеми его прелестями, бандитизмом, рэкетом и организованной преступностью. Да вы сами себя постоянно мифической "Русской мафией" пугаете, называя этим именем кавказских или украинских бандитов. Так вот, понимаете, я долгое время работал в криминальной прессе и отлично знаком с методами работы наших бандитов. А они были парнями простыми и очень любили эффективность и практичность, во всю при этом используя знаменитую русскую смекалку.

    Кидаюсь к креслу, подставляю раскаленную до красноты иглу к глазу враз посеревшего агента. Ору прямо ему в лицо благим матом:

    - Будешь отвечать, сука?! Я тебя на куски порежу, гнида американская!

    Затем следует укол в одно определенное место на лице. Не скажу какое, но это очень болезненно. Флэннери пытается орать, для этого у меня в левой руке специальный кляп на короткой палочке, чтобы пальцы не откусил.

    - Повторяю свой вопрос! Ты будешь отвечать на мои вопросы или я воткну эту иглу тебе в глаз!

    Тут главное не переборщить. Агент видимо до самого конца так и не мог поверить, что я способен на пытки. Но судя по запаху, идущему от его штанов, процесс пошел. Поэтому делаю пару шагов назад, критически осматриваю Флэннери, вынимаю кляп и включаю камеру.

    - Кто дал вам команду схватить меня?

    - Дда... я отвечу, только не причиняйте мне больно, пожалуйста.

    Часть лица ССРовца явно парализована. Блин, а я туда вообще тыкнул? Похоже, что его до сих пор дергает от боли, вон как руки трясутся. А глаза смотрят на меня с неподдельным ужасом. Надо быстрее заканчивать "интервью", а то он еще окочуриться.

    - Смотрите в камеру и рассказывайте ....

    Все-таки я ни разу не мастер по заплечным делам, совершил достаточно грубую ошибку - оставил агента одного на минутку. А эта сволочь хоть и была напугана, но имела большой жизненный опыт. А опыт, он не пропьешь. Меня насторожил странный глухой треск, и я вовремя обернулся. Флэннери уже поднимался, он попросту разломал кресло, которое и так на ладан дышало, а теперь его руки тянулись куда-то к потолку. И я с ужасом увидел, что в его руках появляется небольшой револьвер. Это что, заначка у них такая на все случаи жизни?

    В стрессовых ситуациях тело обычно работает быстрее головы. Вот именно для таких случаев и надо тренировать наши рефлексы. Товарищи-господа, никогда не манкируйте занятиями спортом! Они вам жизнь как-нибудь спасут! Бебут выскочил из кордуры, как молния, на меня брызнуло горячим.

    Твою дивизию! Вместо пленного и полной доказухи в остатке я имею труп с перерезанным горлом, растекающуюся лужу крови и туеву хучу проблем. Шмякнувшись на диван, озираюсь, в голове полная сумятица. Пожалуй, в такие хреновые ситуации на этой планете я еще не попадал. Когда в тебя стреляют, это то как раз понятно, а вот все эти интриги, высосанные на ровном месте.... Ответы Флэннери временами заставляли меня хохотать, мне даже показалось, агент подумал, что я рехнулся. Может это и сподвигнуло его на сей безумный поступок?

    Еще раз осмотрел небольшое помещение, тут в самом деле рехнешься. Все вокруг густо заляпано кровь. Когда режешь человеку горло из него брызжет, как из перекормленной свинки. Я и сам так уляпался, хоть с лица кровь вытереть, одежду точно на выкид.    Тут мои глаза натолкнулись на один очень интересный предмет кухонного оборудования. а в голове сами собой всплыли некоторые познания из физики и химии. Учитесь, ребята, хорошо учитесь, в жизни все пригодится!

    Когда около здания склада показался пикап Олега, все приготовления были закончены.

    - Б..яя тут что творилось? - пацан вмиг посерел, зайдя внутрь, кровь то я с пола не убирал, да и сам был ею уляпан по самое не могу.

    - Привез? - рефлексировать нам некогда, Олег сглотнул и молча подал мне сверток. Так, но сначала груз 200, - Держи за этот край, сейчас заверну в пленку.

    Завернутое в пластик тело агента мы бросаем в грузовой отсек китайского пикапа, и я в самом быстром темпе начинаю переодеваться. Разгрузка также немного залапана,    но, подумав, я ее все-таки оставляю. Попросту заменить ее нечем. Выхватываю из оружейного мешка АК-105-й, пистолет, рассовываю магазины по подсумкам.

    Олег смотрит на все это дело исподлобья, но молчит. Хорошо, что я догадался использовать для связи с ним планшет, сеть здесь была, вряд ли на Новой Земле все так продвинуто и спецслужбы имеет у себя сильный техотдел. Нет пока здесь киберпреступности.

    - Договорился?

    - Да.

    - И как?

    - Этот румын как-то не выглядел сильно довольным.

    - Да главное, чтобы нас сейчас не слили Орденским. Хотя вряд ли, его свои потом удавят.

    - Хм, а мне вот интересно, что он такое тебе должен, что на это подписался?

    - Меньше знаешь, Олежа, крепче спишь.

    - Понял. Едем?

    - Сейчас.

    Подскакиваю к микроволновке и включаю таймер. Минут через пять смесь в ее чреве весьма нехило полыхнет, а заботливо расставленные повсюду канистры с бензином помогут сжечь все улики дотла. Ну почти дотла. Вот только тело мы не оставим. Человека сжечь полностью достаточно сложно, по зубам и костям можно будет опознать. Так что концы ... концы в воду!

    Одинокий рыбацкий пирс здесь совсем недалеко и вышедшая под утро лодка ни у кого не вызовет подозрений. Хозяин лодки Чиприан был мрачен, но молчалив, и на том спасибо. Выйдя на глубину мы спихнули тело бывшего агента в воду. Привязанная к свертку сетка с каменьями тут же утянула труп на дно. Живность в этих водах такая, что вряд ли он протянет долго, сожрут и не подавятся.

    Я присел на лодочную скамейку, устало опустил руки. Странно, но сейчас они совершенно не дрожали. После адреналинового прилива наступила полная апатия. Я потянулся к рюкзаку, там, в кармашке ждала своя часа "дежурная фляжка". Местный испанский коньячок был весьма неплох, в голове немного прояснилось и вернулась способность соображать.

    Докатился называется. Теперь я точно в федеральном розыске. Любая из территорий может меня задержать по первому требованию местного представителя Ордена. Пусть часть улик я и смог скрыть, как и сам факт убийства агента ССР, но положение мое .... ох незавидное.

    Кто может противостоять Ордену? Наши, то есть ПРА, они то в курсе кто есть ху, в обиду не дадут. Только вот далеко сейчас весь русский спецназ, и добираться туда опять же не ближний свет. И конечно же немцы, в частности Риббек за меня горой встанет, иначе не будет ему веры от русских, да и положение, как твердого руководителя пошатнется. Сегодня сдаешь приблудных, завтра сдашь всех остальных. Железное правило всех спецслужб. С Дона ... то бишь Рейна выдачи нет, правда и туда добраться сейчас сложно. Скорей всего Орденские в том направлении меня перехватывать будут.

    Дороги то всего две: Северная трасса и железка. Да морские суда проконтролировать в Нойехафене не так уж сложно, город буквально напичкан орденской агентурой. Единственный, кстати, из немецких городов. Значит идем в другую сторону, как там в песне пелось: "Дан приказ ему на Запад, ей в другую сторону ..."

    Чиприан что-то высмотрел впереди, выхватил из-под скамьи здоровенный фонарик и начал семафорить. Оттуда нам также замигали, румын передвинул рычаг скорости, и мы прибавили ходу. Темная громада морского сухогруза вскоре нависла над нами, заслонив призрачный лунный свет. Вот что на Новой Земле приятно, это почти постоянно хорошая погода в летний сезон. Ни тебе внезапных штормов, ни дикой качки от приблудной зыби. Хотя это все больше    касается Залива, так здесь называют огромное море, на манер Средиземного, раскинувшееся посреди новоземельского обитаемого мира.

    - Спасибо, Чиприан, мы теперь в полном расчете!

    Румын что-то буркнул в ответ, а я полез на сброшенный с ржавой посудины штормтрап. Это только в кино по нему легко заползать, а тут попыхтишь, пока через борт не перевалишь.

    Беглец

    7 месяц 27 года Новоземельского летосчисления. Где-то в Заливе

    - Эй, безбилетный! - голос у боцмана был с по-настоящему адским акцентом. Я даже не понял, кто он по национальности, то ли турок, то ли курд. Чернявый, весь обросший курчавой бородой, меня он терпел, но спуску не давал. Да уж, спасибо Чиприану, удружил, выбрал, блин, кораблик. Хотя опять же, в моей нынешней ситуации это, пожалуй, был наилучший выбор.

    "Ласточка", человек обозвавший эту ржавую посудину был явным шутником. Больше всего это судно напоминало старую калошу. Облезлое, с видимыми следами ремонта, все на нем было какое-то поюзанное, как впрочем и его команда, больше всего напоминающая пиратов на пенсии по инвалидности. Но зато здесь мне не задавали лишних вопросов. Я спокойно отдал тысячу запрашиваемых шкипером Экю, получил временные обязанности палубного матроса и место под навесом. Спать в кубрике по причине жары было просто невозможно все тусили на палубе.

    Хотя в целом все не так уж плохо. В мои обязанности входило раз в два часа драить палубу, хотя эта процедура больше напоминала полив дороги водой из шланга. Увлажненные морской водой доски давали некоторое время некоторую свежесть, дышать становилось чуть легче. В дневное время все свободные от вахт члены небольшого экипажа собирались под навесом, стоящим у рубки. Здешнее солнце своими неимоверно жгучими лучами заливало морские просторы без остатка, заставляя жмуриться и прятаться от его излишней назойливости.

    Я же был погружен в мрачные мысли. Еще недавно вполне удачливый коммерсант, Коммуникатор, отец семейства, сейчас я больше всего походил на банального бродягу. Застиранная рубашка, трехдневная щетина, красное от морского загара лицо. Вот как жизнь порой играет с нами в салки! Хотя отчаиваться все-равно не стоит, люди здесь и не из таких ситуаций выкарабкивались. Главное, выйти изо всего этого с наименьшими потерями.

    Поэтому я вовсю напрягал память и вспоминая карту Новой Земли, решал куда и как наиболее скрытно можно добраться. Хотя вопрос куда был закрыт почти сразу. Есть только одно место кроме ПРА, где власть Ордена сильно ограничена. Автономная территория Невада и Аризона. Там конечно же имеются собственные траблы, зато маневр не ограничен.

    - Обед! - народ лениво обернулся. Высокий, жилистый индиец видимо на этой посудине был коком с самой ее постройки. Выглядел он такой же развалиной, так и не откормившись на камбузе. Опять Бриани с рыбой! Местный кок совершенно не жалел индийских специй, называя их масалой. Масала для рыбы, масала для мяса, у него была даже масала для чая. Я лениво потыкал вилкой в рис, подхватил кусок рыбины, по такой жаре и есть то не особо охота.

    - Сейчас бы жареный стейк, - протянул рыжий детина, рулевой этой посудины. Он один из членов экипажа проникся симпатией ко мне. Да и не мудрено, мы были единственными европейцами на "Ласточке".

    - А по мне и рыба хороша, только ее бы во фритюре приготовить, с картошкой.

    Каннингем согласно заулыбался:

    - Да, все, что угодно, только без риса.

    Мы оба рассмеялись. Ирландец был неплохим парнем, правда я его английский ни фига не понимал, и мы временами переходили на испанский. Все моряки этого мира, да и того тоже несколько полиглоты. Моряк ведь в любом порту любого океана найдет нужные слова, чтобы заказать себе выпивку, закуску и ядреных девок!

    Индус, расставляя небольшие чайнички с чаем, подозрительно глянул в нашу сторону. Вот за что я его и терплю, так за то, что на этом судне был настоящий чай. Кто хотел, кофе себе готовил самостоятельно. Кормили вообще то тут неплохо, единственная проблема была с хлебом. Кок пек только лепешки, поначалу они у меня неплохо шли, но затем быстро приелись. В Рейнской Неметчине пекли настоящий ржаной хлеб, на манер прибалтийского с тмином.

    - Тебе есть куда пойти в порту?

    - А ты как думаешь?

    - Я думаю, что у тебя проблемы, - Каннингем улыбнулся вставной челюстью, - на этой драной калоше у всех проблемы.

    - Знаешь, друг,    я бы не отказался от пары советов.

    Ирландец покрутил в руке взятый мною на том самом складе фонарик и кивнул головой:

    - Я дам тебе пару советов, Март, ты хороший парень и мне нравишься.

    Благодаря стечению обстоятельств и полезным советам я сошел на берег не на причале порта Билокси, а на моторной лодке, которую в сумерках выгрузили с борта "Ласточки". Шкипер даже заплатил мне пятьдесят Экю за то, что я помог перегрузить ящики с этой моторки на запыленный грузовик, который встретил нас у старой деревянной пристани. А что уж там в этих ящиках было, не мое собачье дело. Такие суда зарабатывают в основном мелкой контрабандой.

    Грузовик растаял в пыльном марева раннего утра, а я пристроил поудобнее рюкзак с автоматом и побрел в сторону города. Такая тайная высадка помогла мне обойтись без формальностей типа проверки Ай-Ди. Кто его знает, насколько распространились руки ССР, может и в Конфедерации у каждого шерифа висит на доске моя фотография. Не сказать, чтобы в этих местах так любят Орден, но американцы такой уж странный народ, приверженцы законности и соблюдения формальностей. Законники, етить их за ногу! Они не будут спрашивать, что да как, просто остановят и сдадут, не вникая в подробности. Ничего мол личного, мистер.

    Да и просто светиться, пожалуй, не следует, по Ай-Ди вычислить меня намного проще.    По этой же причине я не могу воспользоваться своим счетом и чеками, выданными Майклом. Это тоже самое, что просемафорить - "Парни, типа я здесь!" Так что будем обходиться наличными, кэш здесь любят в любом виде. Я еще раз пересчитал похожие на пластиковые карты купюры и кружки, обозначавшие мелочь.    Имеем две зеленые по сто, пятьдесят от шкипера и мелочи, чудом затерявшейся в карманах рюкзака еще Экю на сорок. С такой суммой сильно не разгуляешься. Но ладно, живем помаленьку!

    В Конфедерации в городах было разрешено носить пистолеты, а свой Калашников я оставил в сейфе недорогой гостиницы, неподалеку от местной промзоны. Пыльная дорога привела меня прямо к ней, в полутьме рецепшена я заметил молодую черноволосую деваху, которая посмотрела на меня поначалу, как на пустое место и что-то пробормотала с ужасным акцентом. Я даже поначалу не разобрал что. Потом вспомнил, как Ричардс учил меня южному тягучему произношению, и подражая ему произнес:

    - What’s up, мэм?

    Девушка, наконец, подняла на меня глаза и захохотала:

    - А ты смешно сказал, как настоящий комик спародировал луизианский говор. Европеец?

    То, что она сама американка я понял сразу по ее достаточно тяжелому подбородку. Не знаю, может в Голливуде собраны все красавицы Штатов, но в жизни я частенько встречал симпатичных американок, которых очень сильно портил широкий, почти мужской подбородок. Даже не знаю, откуда в Штатах такая вот антропологическая особенность. Чем их там кормят?

    - Я из Голландии, мэм. Проездом.

    - Ага, - она еще раз метнула в мою сторону любопытный взгляд и подала ключ, - третий номер, воду при мытье экономить, из крана пить нельзя, - затем выставила на стойку две литровые бутылки минералки, - Пять Экю номер, пять залог, вода две бутылки Экю.

    Я заплатил, сдал Калаш и поплелся в номер. Так хотелось поскорей смыть с себя морской соленый пот и местную пыль!

    "Подкова" была тем еще гадюшником. Я остановился сразу после входа, чтобы глаза привыкли к полумраку, царившему в местном вертепе. Все обычно: стойка из толстенных досок, толстый бармен/ кстати, а почему они всегда толстые?/, тяжелые столы и стулья. Публики не сказать, чтобы много, да и выглядит она .... Глаза завсегдатаев бесцеремонно ощупывали чужака, а мрачные выражения лиц не предвещали мне ничего хорошего. На понт берут, если слабак, то буду вести себя заискивающе, если кому сразу в рожу дам, вызовут вышибалу. Поэтому ведем себя непринужденно, как будто мне пофиг в каком клоповнике водку пить.

    - Хэлло,    мистер. Я тут ищу одного парня ...

    - Что будете пить?

    Хм, хороший вопрос, пива не хочу, крепкие напитки здесь лучше не употреблять, на хорошее вино денег нет.

    - Что есть кроме пива?

    - Яблочный сидр, - я кивнул головой, отдал монету и получил в руку кружку.

    - Мне нужен Пит Джексон, - бармен понимающе ухмыльнулся и кивнул головой в сторону маленького столика на двоих, который стоял неприметно в углу зала. Я глянул, что пьет этот Пит и заказал за свой счет порцию такого же пива.

    Джексон оказался белым мужчиной чуть за пятьдесят, с заметным брюшком и толстыми, обвисшими щеками. Он явно ведет на самый здоровый образ жизни. Пит живо заграбастал новую кружку с пивом и поднял на меня глаза.

    - Что надо, парень?

    - Хочу кое-что сбыть.

    - Откуда знаешь про меня? - глаза скупщика сузились. При всех портах мира есть подобные типы, они и скупщики краденого, они и старьевщики, и перепродавцы, дают в рост, работают как ломбард.

    - Рыжий Каннингем напел.

    - Эта собака еще не утопла?

    - Жив, здоров и передает привет.

    - И ему гадостей побольше.

    Лавка скупщика находилась прямо через дорогу. Выходя из "Подковы" я ощутил на два внимательных и очень нехороших взгляда, тут же ощутив легкий озноб, пробежавший по спине. Мерзкое местечко! Это только в кино прикольно смотреть, как герой типа Индианы Джонс легко и непринужденно выходит из всех неприятностей, а по жизни в этом квартале можно запросто сгинуть.

    Джексон осмотрел мой "НЗ" в виде пяти золотых монет, немного поторговался и выдал искомую цену. Спрятав купюры в потайной карман, я достал из кармана разгрузки золотой крест, доставшийся мне по случаю, так и лежавший в тайничке вместе в золотыми.

    - Э, мистер, откуда это у вас?    - Джексон впервые показал человеческие чувства - Я знавал прошлого хозяина.

    - А это так важно?

    - Ну, - Пит был явно растерян, в его бизнесе частенько встречаются люди, которых лучше не обижать, как бы стремно они не выглядели. Внешний вид часто обманчив.

    - Тогда лучше назови цену.

    Пит облизал губы, еще раз поднес лупу, рассматривая пару драгоценных камней на перекладине креста и гравировку на оборотной стороне, затем осторожно предложил:

    - Триста пятьдесят.

    Я, наверное, слишком устал, и это помогло мне не поменять на лице мимику. Честно, не ожидал такой большой суммы, я ничего не понимаю в золоте. Лучшее на что рассчитывал, так это только на сотню.

    - Четыреста.

    Джексон молчал с минуту, затем осторожно произнес:

    - Триста семьдесят.

    - Четыреста, Пит, и то только потому, что я сильно спешу.

    Вот и пригодились навыки "полевых выходов". Я сполна использовал местные сумерки, сразу после выхода из ломбарда нырнув в лабиринт складских помещений, гаражей и автомастерских. Пробежав "шагом барса", то есть не опуская пятки на землю, метров сто, нырнул в бок, спрятался за огромный бак и затаился.

    Так и есть! Меня выслеживали. Скорей всего эти два типа из "Подковы". Они то шумели предостаточно, с такими навыками лучше не выходить на "Охоту". Сжав в руке пистолет, а у меня сейчас немецкий "Sig Sauer " P365, маленький и прихватистый, я наблюдал за ними в щелку. Два мордоворота растерянно бегали между проходов, о чем-то переругиваясь между собой на совершенно незнакомом мне наречии.

    Постепенно их голоса стихли, наверное поняли, что сегодня им ничего не обломится. Выждав минут двадцать, я перелез обратно в проезд и по памяти двинулся к гостинице и, зайдя в нее с рабочего входа, тут же наткнулся на черноволосую девушку с рецепшена.

    - Мэм, - упредил я ее вопрос, - Я могу съехать от вас срочно?

    Девушка хмыкнула, но утвердительно кивнула головой. Отмытый, сбривший бородку, в свежей рубашке, я выглядел намного импозантней. Она честно отдала мне пять экю залога и две бутылки проплаченной воды.

    - Могу подвезти, если хочешь. Моя машина на заднем дворе, и я закончила смену.

    Темные глаза смотрели на меня с некоторой хитринкой, а одетая вместо форменной рубашки блузка манила огромным вырезом. Ну я и согласился, дурак старый. А что в той ситуации было делать?

    От Триши, так звали мою спасительницу, я ушел рано утром. Чувствовал себя при этом хреново. Никогда не был монахом, и с первой женой развелся совершенно по банальной причине, цеплял женский пол направо и налево. Вернее это он ко мне цеплялся. Вращался то я в те времена больше в богемской среде, журналисточки, ведущие новостей, артистки с театра и прочая тусовочная публика, а нравы у них были очень простые. Большая часть моих сексуальных познаний именно оттуда, так это я еще на следующий уровень не вышел. Говорят столичные знаменитости по части извращений давно превзошли античных деятелей.

    А сейчас меня гложил самый настоящий стыд, стыд за себя, за свой гребаный поступок.    Скажете, в такой заднице не до сантиментов, а Триша оказалась девочка хорошей и покладистой, накормила, подсказала, как отсюда грамотно соскочить. Ну и я, понятное дело за ее добро "отработал". Или воздержание, или стресс, но что-то такое нашло на меня сегодня ночью, выложился, как говорится,    на все сто. А теперь вот иду и мучаюсь. Не дело это ... начинать новую жизнь с вранья.

    На грузовой площадке, как и было обещано, жизнь, не смотря на ранний час, кипела. Водители прогревали фуры, осматривая внимательно колеса и ходовую, экспедиторы заполняли последние бумаги и что-то громко орали в мобильные телефоны. Охранники и прочие озабоченно изображали бурную деятельность, типа все при делах.

    Главного конвойщика я вычислил быстро и свою просьбу выложил сразу, в лоб. В предвыходном мандраже все ведь решается сразу, или возьмут, или куда подальше пошлют. Но денег идти в конвое пассажиром у меня нет, или тогда в Нью-Рино приеду голым соколом, что не есть гуд.

    - Трак вести сможешь? Стреляешь?

    - Стреляю, - я показал на АК-105, оружие на Новой Земле вполне престижное и добавил, - могу поваром.

    - Шеф? - крепыш в полном походном прикиде долго не раздумывал, кликнул белобрысого веснушчатого парня и отправил меня за провизией. Конвойщики в Конфедерации частенько останавливаются не в дорожных фортах, а на специальных площадках и еду предпочитают готовить сами. Конвои здесь нечто вроде нашей артели. И охрана, и водители, и экспедиторы получают часть прибыли все вместе, поэтому каждый цент экономят. А тут я, как лишний ствол и полезные руки. Хотя пункт назначения главному показался странным, это обычно оттуда без штанов возвращаются, а туда то все с деньгами едут.

    Короче, затащил в кузов большого белого фургона пару ящиков с уже закупленной провизией, показал веснушчатому в придорожной лавке, что хотелось бы еще взять, на этом и закончили. Через двадцать минут передовой джип охраны скорехонько запылил к дороге на форт Ли, по прямой до него чуть более двухсот миль, дневной переход. Американцы, как в средневековье, все меряют в милях, футах, галлонах и пинтах. Я так до сих пор и не разобрался до конца в их кулинарных рецептах, потому что некоторые меры веса меня буквально ставят в тупик.

    Водителя моего трака с по-американски огромной кабиной звали просто Джо, Джо Джонсон. Судя по его жуткому акценту, он был настоящим южанином. Меня он также понимал через слово, но к счастью неплохо говорил по-испански. В городке, где он родился, было полным полно мексиканцев. Загорелое лицо, хорошая добрая улыбка, сильные руки шофера, этот парень чем-то походил на наших суровых мужиков, лихо гоняющих по необъятным просторам Севера. Мы как-то быстро с ним скорефанились, тем более, что и мне было что рассказать, да и самому послушать. Сюжеты для захватывающих дух книг обычно берутся из самой обыденной жизни, в ней все порой так закручено, что Голливуд просто отдыхает!

    Американскую Конфедерацию я оба раза проезжал как-то мимоходом, в первый раз торопился в Русские протектораты, затем в Нью-Рино. Если первые сто миль трасса шла по пустынным холмам, только изредка колонне попадались стада прирученных бизонов, то чем ближе к Гранд-Ривер, тем по обе стороны дороги становились все оживленней. Нам частенько приходилось объезжать по встречке неторопливые образцы сельскохозяйственной техники, не очень то похожие на привычные мне комбайны. Наверное это что-то более универсальное.

    Пошли поля с кукурузой, пшеницей и хлопком. То и дело мы проезжали мимо одиноких ферм и небольших городков. Народ в этих местах заселился уже вполне основательно. Ближе к Заливу было очень жарко, нас в кабине спасал только исправно работающий кондиционер. Американский автопроизводитель не пожалел средств для удобств в кабине, здесь имелся даже небольшой мини-бар и холодильник. Что может быть приятней в дороге, чем баклажка с холодным напитком!

    Заночевал наш караван где-то в предместьях конфедератской столицы Форта Ли. Ну а мне в город с обязательной проверкой на КПП и даром не надо. Пока экспедиторы указывали местным грузчикам, что следует доставать из фур, а что загрузить, я отошел в угол стояночной площадки, где обнаружил место для приготовления пищи. Меня сразу заинтересовал большой черный предмет, стоявший несколько наособицу. Да это же самый настоящий казан! Что у нас ассоциируется со словом казан? Конечно же плов!

    Остальное дело техники. Взятая в Билокси местная жирноватая бизонятина как раз вполне подходила. Отрезав от нее кусочки жира, отправляю ее в разогревшийся казан. Затем режется крупно лук, кстати он в этих местах как раз сладкий и сочный. То, что доктор прописал. В кипящий жир закидываем крупно нарезанные куски мяса. Закрываем это дело крышкой, пусть хорошенько прожарится. Чищу морковь, промываю рис, рассматриваю специи. Рис это в первую очередь зирвак, а зирвак это правильно подобранные специи. Зира, кумин, то есть индийский тмин, его то здесь как раз и нет. Но вспоминаю нашего индийского кока и внимательно рассматриваю пакетик под названием "Хинди спеши". Вот и искомое, пусть и в другой пропорции.

    В казан же идет тонко нашинкованная морковь, жалко, что не желтая, специи, затем ровным слоем насыпаем рис, наливаем через шумовку воду, и кочергой "убавляем" огонь. В чем плюс таких стоянок, здесь всегда заготовлены дровишки, имеется куча полезных ништяков и есть свежая вода. Народ уже заканчивает дела и ходит мимо, внимательно принюхиваясь. Аромат в вечерних сумерках растекается поистине божественной. Пока плов доходит, нарезаю салат. В дороге многие из путешественников овощами манкируют, а зря. Вот потом и мучаются в уборных запорами. А что тут сложного нарезать огурцы, помидоры и сладкий перец? Украшаем это дело красным луком и зеленью, нарывая ее руками. Петрушка и кинза очень не любят железо, рвите их всегда руками и будет вам щастье.

    - Готово? - главный по имени Роб, так его все и кличут, уверенно уселся за скамью и взял в руки столовые приборы. Осторожно принюхался, попробовал и тут же шустро заработал ложкой. Народ подтягивался, получал свои порции плова, подкладывал из большой миски салат. Ели молча, только протягивали руки за водой или пивом, это уже по желанию.

    - Обалденно! - наконец, прорвало Роба, - Ты и в самом деле настоящий шеф. Это что-то из индийской кухни? Никогда не едал ничего подобного.

    - Нет, Это, - я завис немного соображая, - из Центральной Азии. Туркестан.

    Американцы обычно не очень соображают в географии. Европа, Африка, Азия, Китай, Япония, ну еще Россия, на этом знания среднестатистического работяги заканчиваются.    Да и более грамотные индивидуумы недалеко ушли. Им окружающий мир не очень то интересен.

    Роб кивнул в ответ головой, хлопнул меня по плечу и начал составлять наряд на ночной караул, куда я, кстати, тоже вхожу. Что ж, дорогу надо отрабатывать. Народ после ужина расходился по своим делам, говорил мне спасибо, хлопал по плечу. Приняли, значит, в свою компанию.

    Жизнь на Новой Земле проста и непритязательна, и многие люди этому образу жизни соответствуют. Я оказался полезным членом их маленького коллектива, а это тут ценят. Так что "офисному планктону" в новой жизни приходится не сладко.

    Смена у меня была утренней, ночи здесь длинные, можно спокойно выспаться. Вместе с долговязым парнем, представившимся как Николас Пейдж, я обошел стоянку, не заметив ничего подозрительного. На

    этих открытых площадках главная опасность исходит не от людей, а от животных. Змеи, ядовитые ящерицы, мелкие хищники, приходится быть внимательным. Николас попросил посмотреть мой АК-105-й, одобрительно покивал головой и отпустил в кухонный уголок. Пора готовить завтрак.

    Ничего сверхоригинального, просто жарим размороженные колбаски, готовим сэндвичи, только салат я сделал более сытным, добавив к овощам белый сыр и полив все это дело бальзамическим уксусом. Затем занялся нарезкой мяса для маринования. Овощи, кстати, кончаются, надо быть найти того веснушчатого парня, отвечающего за снабжение. Наверняка их можно докупить по дороге у фермеров.

    Только в приготовлении кофе я немного помудрил, время то еще есть. Мне на глаза попалась подходящая полоса железа, а в углу приметил чистый песок. Профильтровал его и начал готовить кофе по-арабски, или по-турецки, это кому как понравится. Возни больше, зато кофе получается вкуснее, чем в обычном кофейнике. Кофемашины мы с собой не возим, уж извините.

    Роб с любопытством наблюдал, как я по очереди поднимаю небольшие металлические чашки, заменившие мне турки и разливаю кофе по кружкам. Затем он сам опробовал напиток и показал пальцем, что получилось все ОК. Выезжали рано, поэтому все торопились. Видно, что эта команда работает вместе не в первый день, каждый знает свой маневр. Оставшийся кофе сливаю в термос, кидаю бутыль с мясом и маринадом в машину Джо, залезаю сам. Ворота открываются и уже привычным порядком мы выдвигаемся дальше.

    Наш путь идет в Форт-Джексон, что стоит на Баффало-Крик. По этой, идущей напрямки, трассе я еще не ездил ни разу. Первый час мы достаточно ходко движемся по утоптанному грейдеру через обширный обжитой район. Движение по трассе оживленное. Народ в этих местах вообще больше держится рек или больших дорог. Затем начинаются пустые пространства, привычная глазу выжженная солнцем однообразная саванна, тянущиеся вверх колючки кустов, только иногда земля вспучивается небольшими холмами и можно заметить небольшие овраги.

    Через два часа пути мы останавливаемся передохнуть, водители с чертыханьем чистят фильтры, пыль здесь злая, красная, вязнет на зубах и набивается везде, где только можно, у некоторых в кабинах глохнут кондиционеры. На обед останавливаемся в большом защищенном форте. Все выходят из машин, чтобы размяться и сходить по-людски в уборную. Можете смеяться, но в здешних путешествиях санитарные процедуры являются самой большой проблемой. Перед тем, как присесть за кустики, надо сначала их внимательно осмотреть на наличие всяческой ядовитой твари. А неподалеку всегда должен быть верный товарищ с ружжем в руках. Иначе .. иначе сам попадешь на обед, и выйдешь на свет через день вонючими какашками. Как вам такая перспективка?

    С обедом проще: веснушчатый экспедитор по имени Патрик приволок из местной едальни готовые котлеты для бургеров, мне осталось только их нагреть и составить обычный для американцев фаст-фуд комплекс: булочка, котлета, соус, листок салат. А купленные по дороге овощи я быстренько покрошил в салат, добавив туда соленый сыр, зелень, оливки и масло. Народу, кстати, судя по опустошенной салатной миске такая добавка понравилась. У поваров вообще с проверкой качества готовки особых проблем никогда не возникает. Они у него возникают, если он допустил явный брак.

    После сытного обеда по закону Архимеда полагается поспать! - из анналов советской Метафизики. Оставшаяся часть перегона будет проходить по сложной пустынной местности, в самое пекло, поэтому часок спокойно покемарить, это дело святое. Очистив фильтры, залив топливо и воду, перекусив и сбегав по своим делам, команда заваливается в теньке огромного, растянутого на шестах полотна.

    Охрану их отдыха обеспечивают местные контрактеры, а конфедераты, скажу сразу, ребята лихие. На стенах форта виднеются крупняки, гранатометы, внутри оборудована позиция для двух минометов, рядом с воротами замерли два броневика, родом, наверное, годов с шестидесятых. Хотя с другой стороны подобная мощная защита навевает дурные мысли. Что-то отвык я в Евросоюзе от всех этих "свободных" банд и прочей нечисти. А ведь как раз Конфедератское междуречье и славится своими бандитами. Жилых поселков с законными представителями власти в этой части суши маловато, потому и бесчинствуют. Пока.

    На ужин я приготовил обычные шашлыки, привычные жителям всего бывшего Союза. Шестая часть суши сумела сблизить кухни многих народов, сделав интернациональными малоросский борщ, кавказский шиш-кебаб, тюркские пельмени,    балтийский салат с сельдью и свеклой, и сильно русифицированный Оливье. Еще в дороге я настругал палочек и нажарил мяса, тщательно следя за углями. Здесь главное не пережарить, оставить всю сочность внутри. Народ прохаживался мимо самодельного мангала, поглощая голодными глазами аромат настоящего шашлыка. День по жаре в маринаде делает с мясом чудеса!

    - Ты не пробовал работать в ресторане? - Роб в этот раз присел рядом со мной, - У тебя явно талант в готовке.

    - У меня другой бизнес.

    - Такой, что приходится прятаться от закона? - главный конвойщик впился зубами в очередной кусок мяса, но глаз от меня не отводил. Он внес мое имя в манифест конвоя, поэтому меня лично никому не надо было досматривать дополнительно.

    - В жизни всякое бывает.

    - Здорово попал? Здесь не ищут?

    - К местным это дело не относится, тут будь спокоен. А большего тебе лучше и не знать.

    - Как знаешь. Если надумаешь, у меня найдется для тебя местечко. Добавлю еще работу экспедитора. Мои парни, кстати, хорошо зарабатывают.

    - Спасибо, Роб, это очень щедрое предложение и в другой ситуации я бы и не подумал отказаться, но сейчас хочу добраться до друзей.

    - Друзья это хорошо, - задумчиво добавил конвойщик и потянулся за бутылкой пива.

    Беда пришла откуда не ждали. Конвой перебрался черед Баффало-Крик по понтонному мосту, оставив в стороне населенные пункты, и двинул напрямик через холмы.    До Нью-Рино оставалось меньше ста километров, всего два с половиной часа пути. Все уже немного расслабились, Джо запел под нос какую-то веселую песенку, а я закемарил, дежурил опять под утро.

    Проснулся от криков в рации и странных громких звуков. Даже не сразу понял, что это пулеметная стрельба. Джо что-то суматошно орал в рацию, перемежая обычные слова факингами, а мои руки заученно хватали автомат, тут же досылая патрон в патронник и расстегивая клапаны у подсумков с магазинами. Вот как на людей действует жизнь на Новой Земле!

    Что-то противно взвизгнуло совсем рядом с кабиной, и я яростно заорал на Джо:

    - Из машины! Живо!

    Только потом понял, что кричал эти слова на русском. Но Джо отлично меня понял и вывалился из кабины с карабином наперевес. Я тут же уронил его около колеса и начал озираться.

    Мы остановились в распадке между двумя скалистыми гребнями. Дорога дальше совершала поворот и за ним что-то уже грязно чадило. Видимо попали гранатометом в передовую машину сопровождения. Для засады лучше места не придумаешь! Пулеметная стрельба слышалась откуда то слева. Я осторожно подполз к той стороне и выглянул из-за большого колеса, толстый диск, в случае чего, будет неплохой защитой. Оказывается джип охраны успел подняться наверх пологого гребня, и сейчас с него куда-то увлеченно стреляли из пулемета. Я машинально отметил крупные пробоины в капоте этого автомобиля. Неизвестные бандиты, значит, не успели таки вывести из строя вторую машину с пулеметом, и это откровенно радует.

    - Сиди здесь! - прикрикнул я на Джо. Судя по его поведению, в такие ситуации он еще не попадал. Парень молча кивнул головой, а я рванул вперед. Сидеть на месте не имеет никакого смысла, следует провести разведку. У крайнего трака я обнаружил двоих: Патрика, сжимающего в рука М-4    и Николаса, держащего в руках ручник, М249. Я такой уже видел у Каведо. Зачетная машинка для подобных ситуаций!

    - Парни, что делать будем?

    - Роб там, - повернул ко мне голову Пейдж и рубил дальше короткими фразами, - Живой. Еще один наш ранен. Их прижали огнем, уйти не могут.

    - Есть идеи?

    - Со мной пойдешь? - Николас взглянул прямо мне в глаза. А что ему еще остается делать? Судя по поведению Патрика, которого уже вовсю колотит адреналиновой накачкой, он сейчас ни разу не боец. А я? Я совершено спокоен, вот, б..я, совершенно, сам себе удивляюсь. Или это после всего произошедшего в последние дни я поднялся на некий новый уровень?

    - Но проблем.

    - Патрик,    прикрывай нас, держи связь. Ты понял?

    - Understand!

    Мы короткими перебежками пронеслись прямо до зубчатого края скалистой гряды, на середину пути до вершины. Я понял замысел Николаса, среди этих камней можно незаметно высунутся в ту сторону. Что он тут же и сделал, затем махнул мне рукой и скатился чуть вниз.

    - Смотри, - палец в тактической перчатке начал вырисовывать на песчанике какую-то схему, - Два с пулеметом, сидят за камнями у дороги, прямо по курсу, с той стороны, в канаве, метров на тридцать левее еще два. Они ближе к машине и мешают Робу отойти. Нам надо вытащить наших парней и немного продержаться. Мы уже сообщили местной дорожной охране, нам помогут. Ты прижимаешь пулеметчика, я бью по канаве. Ты понял?

    - Роджер!

    Николас улыбнулся, это типа я выебн..ся, в обычной жизни это жаргонное армейское словечко не употребляют.

    Дальше все прошло на удивление просто. То ли мы такие крутые перцы оказались, то ли бандиты были лохи. Ну лохи то они однозначно, влепить из гранатомета по джипу и попасть только в колесо .... Второй джип они вообще снять не смогли, вот и застряли в тупой перестрелке. А время то работало как раз против них.

    Я выскочил вперед, как чертик из табакерки. Поставив руку в упор между камнями, поймал в прицел огонек от выстрелов чужого пулемета и начал лупить в ту сторону короткими очередями. И видимо кого-то там таки задел, стрелять тут же перестали. Я добил в ту сторону магазин и убрался, чтобы перезарядиться. Даже в этот раз руки не дрожали, голова работала и дыхалка совершенно не сбилась. Николас же похоже    "отработал" тех двоих насмерть. Один из бандосов стрелял, сильно высунувшись из канавы, а второй в страхе просто побежал. Никогда не бегайте под огнем пулемета! Это вредно для вашего здоровья!

    Роб под нашим прикрытием смог оттащить раненого к тракам, второй джип крепко прижал оставшихся бандитов, да и народ в конвое немного очухался. А минут через десять послышались позывные подходившей к нам дежурной группы частной военной компании. Бандиты видимо наши переговоры как-то уловили и быстренько убрались. Ну и не наше это дело их ловить в местной саванне. Самим бы задницу вытащить.

    Итог нечаянной дорожной сшибки: один убит, это водитель первого джипа, трое ранены, пулеметчик из первой машины, один из охранников и шофер, получивший нечаянную пулю в задницу, и тут же ставший объектом всеобщих незлобивых насмешек. Так часто бывает, первоначальных страх и смертный ужас быстро переходит в отчаянный смех и зубоскальство. Реакция человеческого организма на избавление от смертельной для него ситуации. Именно поэтому я ни черта не верю в бредни, что настоящие мужики рождены для войны. Война и любая бойня это просто акт отчаяния, протест против окружающего нас несовершенного мира.

    От меня не утаилось, что народ начал кидать в мою сторону странные такие взгляды. Да это и понятно, вел я себя, как бравый вояка или опытный наемник. Со стороны это сразу заметно. Помню по своему первому путешествию, как парни Каведо казались мне тогда настоящими крутышами. А сейчас и сам от себя такого не ожидал. Пули вокруг свистят, а я спокоен как удав.

    Вдобавок ко всему Николас притащил с дороги автомат неизвестной мне конструкции. Заявил, что это мой личный законный трофей. Раненый в перестрелке бандит его прямо на дороге оставил. Боец охраны похлопал меня по плечу и сказал спасибо. А это услышать от конфедератского вояки реально дорогого стоит.

    Вскоре появилась "кавалерия" и стало очень шумно. Военная компания из Нью-Рино работала здесь и за следствие и за полицию. Они накоротко опросили всех членов конвоя, обыскали убитых бандитов, пообещали, что подбитый джип сегодня же доставят с эвакуатором в город.

    Конечно же такие крутые вояки работают не забесплатно, за это конвойщики и платят в местные страховые компании. Цивилизованный такой бизнес, американцы его умеют создать на ровном месте. Молодцы, чего скажешь, очень предприимчивые люди!

    А я вдруг ощутил уверенность в удачном исходе моего противостояния Ордену. Ну не может быть, что окруженный нормальными в общем-то людьми, я не выберусь из этой передряги. Мы, дети разных народов тут же объединяемся вместе, если нам грозит опасность от явных нелюдей, мы умеем друг с другом общаться, одинаково радоваться хорошему, любим и страдаем одинаково. А все эти препоны, стереотипы, это наносное, бремя уже чуждого для нас Старого Мира.

    3 часть. Враги Отечества

    8 месяц 27 года Новоземельского летосчисления. Нью-Рино. Свободная территория Невада и Аризона.

    Друзья и коллеги

    Отвык я как-то на Рейне от такой жары. Рубашка была вся пропитана потом, пришлось с собой тащить и рюкзак и сумку с автоматами. Хотя Нью-Рино не был для меня совсем незнакомым городом, но он очень быстро менялся. За полтора года появились новые дома, да что дома - улицы и кварталы. Огромное количество денег, которые вращались в этом адовом вертепе, привлекали сюда бизнесменов и людей с деньгами со всего новоземельского мира.        Меня же в Нью-Рино привели весьма печальные обстоятельства. В силу ряда причин теперь за мной гонялась одни из самых сильных спецслужб Новой Земли.

    А на данный момент же я пребывал в некотором смятении. Желания селиться в малобюджетную гостиницу никакого не было, в таких местах можно запросто попасть в неприятности. А в хороших отелях все гости обычно просвечиваются внутренней службой безопасности, которые работают на кого-нибудь из "отцов города", то есть на мафию. Ни для никого не секрет, что рулят Нью-Рино ребята из организованной преступности.

    Можно, конечно, начать ахать и охать: Как это всемогущий Орден допустил такое? Но никто не собирался строить на этой планете рай, архитекторы хотели воспроизвести все стороны человеческого социума, для его большей остойчивости. И им, пожалуй, это вполне удалось. Да и как тогда в этом мире совершать массу сомнительных финансовых и политических операций? В первую очередь местные банковские "прачечные" нужны были самим руководителям Ордена, они то точно были не безгрешными. "Успех любой ценой" - это и есть настоящая американская мечта. А первое место белоручкам обычно не достается.

    Вот и я волею судьбы невольно попал под жернова очередного такого "прачечника", правда зубы у него еще будут болеть долго. Это то я точно обещаю! Больно много неприглядного белья вывалил бывший сотрудник ЦРУ Фрэнки Флэннери - а если быть точнее Франк Холлидей. Некоторые моменты его интервью задели меня буквально за живое. Хотя что можно ожидать от конторы, которая никогда не гнушалась самыми дерьмовыми методами работы. И они после этого очерняют методы работы нашего НКВД? Хотя если по правде, то и ЧК, и Гестапо ведут свою родословную от тайной полиции Фуше, министра того самого        Наполеона. А ЦРУшники это шпана недобитая.

    Прислонившись к дереву, я внимательно огляделся. Время перевалило за полдень, а это на Новой Земле в пятнадцать часов, поэтому народу на улицах немного. Да и свой прикид я несколько доработал, особого внимания привлекать не хочется. В городе всегда полно приезжих.        В местном варианте ломбарда прикупил классический здесь Стетсон, по-нашему ковбойскую шляпу с полями, клетчатую рубаху, оставив на себе карго-штаны и крепкие ботинки. Смешение стилей здесь не зазорно.

    Вечера ждать долго, поэтому двинул в ближайшую закусочную, очередной Diner. В Нью-Рино все подчеркнуто американское: щитовые дома, вывески в стиле пятидесятых и шестидесятых годов, салуны и сами улицы, широкие, для больших американских автомобилей. Иногда кажется, что ты попал на съемочную площадку очередного голливудского фильма. Хотя именно здесь как раз восемьдесят процентов новоземельского кино и снимается. Игровые приключенческие, документальные фильмы, шоу-программы, спортивные состязания и конечно же порно.

    Я улыбнулся, когда вспомнил первую свою встречу с Ричардсом, он тогда как раз заканчивал монтаж в студии "Пять звезд". Мы вышли в коридор студии и пили местную газировку, когда меня привлекли сомнительно знакомые звуки из ближайшего съемочного павильона. Минут через пять оттуда вышел голый до пояс латинос, а затем две девахи в полупрозрачных халатиках, вытирающие салфетками лица. Ричардс долго смеялся на мой безмолвный вопрос. "У каждого здесь найдется своя работа", сказал он тогда.

    - Светлого пива, жареной картошки и мясо по-мексикански, - объявил я свой заказ крашеной блондинке, и уставился на улицу. Место в углу большой веранды было очень удобно для наблюдений, а то мало ли что, пуганый я сегодня. Да и с меню особо выделятся пожалуй не стоит, поэтому и пиво, и картошка.

    Мясо было по-настоящему жгучим, как раз под пивко, картошка безбожно пережарена в масле. Пришла в голову дурацкая мысль:" С такой диетой прямая дорога к врачам" , а глаза неожиданно наткнулись на знакомый значок, стоявший на меню. Черт побери, фри вай-фай! Нью-Рино сразу поднялся в моих глазах. Я тут же достал планшет и вошел в местную сеть.

    Меня с самого приезда мучил очень важный для меня вопрос: Куда мне идти? В Нью-Рино нет русского представительства, здесь вообще нет представительств как вида. Территории и другие мощные структуры этого мира представляют определенные люди, которых все знают. И если в вопросах бизнеса я еще имел некоторые наработки, то куда обращать с политическими вопросами совершенно не знал. А болтаться здесь без дела опасно, быстро вычислят. Это только кажется, что центр местной Аризоны и Невады огромный город. Он на самом деле очень хитро изнутри выстроен, вся его клановая структура разложена буквально по полочкам. И если ты в нее не вписываешься, то светишься издалека.

    Расставаясь со мной по приезду в город Роб отдал мне двести Экю - "Ты честно заработал свою долю, не отказывайся. Все ребята с моим решением согласились". Затем главный конвойщик еще раз предложил мне место в колонне. Они будут в Нью-Рино еще дня два. Так что у меня есть путь для отступления, и очень хороший такой путь. Везде ведь есть люди!

    Люди! Они ключ ко всему! По слухам русская разведка тесно работала с кубинцами. А самые крутые кубинцы, которых я знал, проживали как раз в этом городе! Осталось только найти из крутых самых крутейших амиго. И в этом мне поможет один человек. Я нашел сайт студии "Пять звезд" и емейл их главного звукорежиссера, моего хорошего знакомого из Казахстана. И через пять минут мы с ним уже общались в чате.

    - Какими судьбами?

    - Да так, проездом. Эдик, сможешь в одном щекотливом деле помочь?

    - Ну чем могу ....

    - Мне нужен адресок местных "смотрящих" у кубинцев.

    - Ого! Хороший вопрос. Ты ... точно уверен, что они тебе нужны? Март, ты часом не перешел на другую сторону?

    - Ерунды не говори, это по делу, ничего криминального.

    Я знал, что писал и почему не последуют следующие вопросы. Местный шоу бизнес крепко завязан на криминальных деньгах. Это на самом деле очень выгодное вложение капитала и не вызывает лишних вопросов, в отличие от торговлей всяческой дрянью. А суверенные территории в начале своего существования были заняты совершенно другими делами. Именно поэтому практически все теле и кинопроизводство сосредоточилось в Нью-Рино. Поэтому Эдик вполне мог решить, что я ищу очередного продюсера или спонсора. Тем более, что к русским кубинцы были вполне лояльны.

    - Не помню их точного адреса по картотеке, вышлю тебе кусок карты.

    - Спасибо и на этом, буду должен.

    - Ага, коньяк за тобой. Привет Ричардсу!

    Молодца! Ясней некуда, нужный дом оказан стрелкой. На радостях я заказал еще Чили кон Карне и пива, сам углубившись в местные хитросплетения внутренней политики. Городские репортерские "зубры" честно отрабатывали денюжки в них вложенные и выкладывали в сеть всяческую грязь на конкурентов их хозяев, вернее ту часть, которую можно выложить на всеобщий обзор. Обычная такая грызня пауков в банках.

    Опа! А это уже любопытно. В памяти всплыла финансовая группа, на которую работал тот самый Буршье. А они здесь достаточно широко представлены. Сам пока не понимая, я закинул в их контору сообщение. Вот за что мне нравятся американцы, это трудяги и деловые люди! Ответ пришел очень быстро. Это хлыщ сейчас в Нью-Рино! На ловца и зверь бежит, неужели мне начинает везти?

    В закусочной народу начало прибавляться. Рабочий день заканчивается, а у кого-то только начинается. Ночные развлечения, клубы, казино, спортивные ринги, многочисленные концертные площадки, город жил круглосуточно, зарабатывая на вечной тяге людей к развлечениям и зрелищам.

    - Вы кого-то ищете?

    Голос был вежлив и звучал почти без акцента. Я ответил высоченному вышибале по-испански:

    - Амиго, мне нужен кто-то из ваших боссов.

    Черноволосый накаченный парень только улыбнулся:

    - Вы не туда зашли, мистер.

    - Enganname q me gusta! -        это что-то типа нашего "Ага, ври больше!"

    Глаза у парня на миг вспыхнули, но он гнул все ту же линию:

    - Мистер, это частная территория, клуб находится чуть дальше. И на нем большая красивая вывеска. Me copias?

    Вот ведь выдержка, даже не улыбнулся ни разу. Ну ладно, пожелание передал, теперь ход за ними. Или надо что-то думать заново.

    Я устроился неподалеку, под навесом над автобусной остановкой. Да, здесь есть самые настоящие автобусы. А как еще добираться небогатому человеку до работы? Город достаточно сильно растянулся вдоль реки, пешком тут не находишься.

    - Acere! - раздалось совсем рядом, я даже вздрогнул от неожиданности. Молодой смуглый парень появился из-за разросшегося кустарника беззвучно.

    - Ола!

    - Это ты искал контакт? - я чуть не присел обратно на скамейку, пацан говорил по-русски совершенно чисто.

    - Ну, можно сказать и так.

    - А я вас узнал, вы работали с Ричардсом?

    - Почему работал, работаю.

    - Пойдемте.

    Вот и ответ, они меня срисовали, опознали, сейчас хотят поговорить. Вошли мы не через дверь с улицы, а с проулка, пройдя через темный двор. Я успел заметить несколько камер по бокам и колючку поверх забора. В углу, за загородкой рычал сторожевой пес, лучшая охранная сигнализация этого мира.

    - Проходите, - парень отошел в сторону и показал открытую дверь. В небольшой комнате за столом сидел седовласый человек, со смутно знакомым мне лицом. Он сразу обратился ко мне:

    - Чай, кофе?

    - Можно чай?

    - Можно, - кубинец был одет в обычную здесь полувоенную униформу и сразу полез в боковой шкафчик, - держим для русских друзей.

    Пока чай заваривался я попросил меня связать с кем-то из русской разведки. Седовласый ни разу не удивился такой постановке вопроса, только хмыкнул.

    - Если вам нужна помощь, то мы уполномочены ее оказать. Зачем вам Такие серьезные люди?

    - На этот раз помочь могу я, коменданте.

    - Узнали?        - кубинец засмеялся, - У вас поистине фотографическая память!

    - Это профессиональное. Давайте ближе к делу, амиго. Мне нужен конкретно майор Дугин, ситуация очень важная и критическая.

    - Вот даже как? - кубинец налил мне чай, пододвинул ближе коричневый сахар-рафинад и присел обратно на кресло, - Сами понимаете, ничего не обещаю. Кроме вашей безопасности.

    Я отхлебнул душистый напиток и кивнул головой. И в самом деле, я слишком много требую от здешнего резидента. Дугин это все-таки несколько другой уровень в их иерархии.

    - И на том спасибо.

    Меня попросили сдать автоматы и патроны в здешнее хранилище и проводили в спальную комнату небольшого гостиничного комплекса. Никто из персонала не задавал лишних вопросов, даже пистолет мне оставили. В небольшом баре на первом этаже можно было заказать воды или чего покрепче. Работала в нем просто сногсшибательная красотка. Я подумал и попросил текилу с лимоном, чувствуя, как с меня спадает огромная тяжесть, висевшая с того самого дня приезда в Порто-Франко. Расслабляться, конечно, излишне не стоит, но здесь то ССР меня точно не достанет.

    Тяжело опустившись на ужасно удобный диван, я поймал на себе любопытные взгляды двух смазливых девчонок с минимумом одежды на офигительно выразительных телах. Только у латиноамериканок могут быть такие формы! Откуда то доносились басы клубной музыки, рядом и в самом деле находится ночной клуб. Надо же зарабатывать деньги для родной кубинской страны! Девчонки, видать, также там "работают". Нет, красотки, сегодня для вас нет места в моей программе!

    Проспал долго, видимо напряжение последних дней сказалось, затем долго полоскался в душе, номер тут со всеми удобствами. Потом спустился в бар. Здесь уже работала пожилая негритянка с добрым лицом и яркими губами. Она была ужасно смешлива для своего возраста, и так быстро лопотала на кубинском варианте испанского, что я половину слов не смог понять.

    Кофе со сливками, ветчина, черные бобы и зелень, лепешка, вот и весь завтрак. Вернее дело уже шло к обеду. Я удалился в свою комнату и принялся за работу. Мне стоило получше подготовиться к встрече со своим куратором. Будем честны перед собой, моя работа на русскую разведку не является чем-то таким необычным. Обычная практика спецслужб, использовать все возможности для добычи информации. Так что я для них не являюсь чем-то особенным. Пока.

    Но опять же, надо учитывать, что эти ребята себе на уме и лучше, когда у тебя есть некоторые козыри в рукаве. И вот доработкой оных я сейчас и занимался. Благо мой "дорожный" лэптоп не был обычной машинкой. Не зря же я еще на Старой Земле отдал за него такую кучу денег! Пришлось даже всю коллекцию линз распродать.

    Позвали меня уже ближе к вечеру. Разговор проходил в отдельной закрытой кабинке бара, была здесь и такая услуга. Только сидел я в ней не с местными красотками, я двумя достаточно серьезными людьми, местным резидентом и майором Дугиным собственной персоной.

    - Мартын, что за фигня вокруг тебя творится? - раздался первый вопрос вместо приветствия, - Я чуть не о..уел, когда отсюда пришел срочный вызов, а затем мне положили на стол докладную из Порто-Франко. Джеймс Бондом себя возомнил? Жить надоело?

    - Да нет пока, Алексей. Просто обстоятельства так сложились. А жить еще охота, я же молодой папа, отсюда и все остальное. Только разговор будет для двух пар ушей.

    - Хм, ну ты и нахал, - Дугин протяжно так эти слова сказал, как будто и сам удивляясь моей неслыханной наглости.

    - Ты потом поймешь почему. Только без обид, - посмотрел я на кубинца. Тот вопрошающе взглянул на майора и коротко кивнул головой. Дружба дружбой, но табачок раздельно.

    - Посмотри сначала ролик, это такой мой скромный подарок Родине.

    Я повернул лэптоп к Дугину, а сам отвалился на спинку мягкого кожаного дивана, наслаждаясь слабоалкогольным коктейлем. Чем дальше, тем больше вытягивалось лицо Дугина.        Иногда он кидал на меня очень странные взгляды, а в конце ролика налил себе целый стакан текилы и махом его опростал.

    - Да ты .... мля тот еще гестаповец у нас оказывается, - глаза у майора были чуть шальными и удивленными, - Скажу честно, не ожидал. От тебя никак не ожидал. Ты что такое с ним сделал, что эта мразь соловьем запела?

    - Есть методы, еще с девяностых, - я облизал враз высохшие губы, вспоминать тот гараж как-то совсем не хотелось.

    - Где он сейчас?

    - Где, где, на дне морском. Да не смотри ты так! Сам нарвался, хотел меня застрелить.

    - Дела ... - Дугин многозначительно взглянул на меня.

    - Ролик на флешке, кассета уничтожена. Не смотри так, я правила знаю.

    - Тогда так, я уйду на полчасика с твоим ноутбуком, а ты пока здесь побудь.

    - Куда уж я денусь.

    - Мартын, ты понимаешь, что это за бомба?

    - Если честно, то не совсем, Леха.

    - Да ладно, - Дугин бросил на меня испытывающий взгляд, - выглядишь чего то хреново.

    - Так пришлось добираться перекладными, да еще и с приключениями.

    - Ага, шустер бобер, может тебя вообще в отдел специальных операций пригласить?

    - Нафиг.

    - Тогда скажи мне дорогой Мартын, куда ты дел кусок записи. Только не отпирайся!

    Вот он момент истины!

    - Мне нужен один человек.

    - В смысле?

    - Нужна помощь в его похищении, потом уже мое дело, что с ним будет, - я повернул экран планшета Дугину, тот осознав выложенную там информацию, смачно выругался.

    - Да ты ох..ел, сынок! Ты вообще понимаешь, что требуешь?

    -        С этого козла все и началось, он уже приговорен. Не поможете, я сам сделаю. Или так, или никак.

    - Мартын, ты вообще понял, что просишь? А мне не проще тебя вывезти отсюда и грохнуть?

    По спине пробежал холодок, я учитывал подобный вариант и был сейчас почти безоружен. Да и с кем драться, со своими?

    - Дело твое, Леха... Но немцы тебе этого не простят.

    - Да ты ... ! - Дугин покраснел, затем посмотрел на бокал в руке, - Мля, тут без стакана не разобраться. Есть у них водка?

    - Скорей всего да.

    - И ты плыл на корабле контрабандистов? - Дугин пьяно хохотал. Мы уже приговорили одну бутылку, молодая красотка, сменившая вечером негритянку принесла нам новую, холодненькую с морозилки. На столе красовалось блюдо с жареным мясом, соленые огурчики и маринованные патиссоны. Закусь как раз под водочку!

    - И помог выгрузить на берег контрабанду. Представляешь?

    Сейчас мне было уже смешно. Мы частенько потом вспоминаем наши опасные приключения с какой то напускной бравадой. Мужчинам свойственно осмеивать собственное мужество и умение противостоять        смертному ужасу, который испытывает в такие часы каждый из нас. Не боятся ведь только дураки.

    - Ох, ты меня уморишь! - глаза майора чуть протрезвели, - Ты вообще понимаешь, что начал войну между спецслужбами?

    - Да ладно! Как будто вы не воевали раньше? А остров? Там мало крови пролилось?

    Дугин неожиданно схватил меня за грудки:

    - А ты откуда это знаешь?

    - Отпусти! Блин, деятели шифровщики. Да вы когда бухаете, чего только не наговорите. Я еще на Старой Земле так, работая на корпоративах и праздниках какой-нибудь прокуратуры узнавал больше, чем все корреспонденты города вместе взятые. Вы же, кадровые, как нажретесь, у вас недержание начинается. Собирал бы компромат, то озолотился бы на вас.

    Дугин долго на меня смотрел, о чем-то раздумывая, затем махнул рукой и потянулся к бутылке.

    - А, хрен с ним! Не мое это дело, но ты об этом лучше помалкивай.

    - А когда я болтал то лишнее?

    - Ну, твоя правда, поэтому с тобой и дружим.

    Мы выпили еще, закусили. В дверь опять участливо заглянул резидент. Он не выказывал никакого удивления нашей совместной пьянке, наверное считал уже, что у русских это обычное дело. У нас, в России за столом обычно и принимается множество важных решений.

    Хоть малехо, но хоть какую-то инфу я из Дугина все-таки вытянул. Это конечно он хватил лиху, когда заявил, что я начал войну с Орденом. Этот всепланетный монстр отнюдь не был монолитом. Он был Корпорацией. Вот так вот с большой буквы. А такие Корпорации не бывают однородными, тем более, в таком сложном мире. Даже небольшие государства прошлого, например республиканский Рим, включали в себя множество политических и экономических течений, делились на кланы, уравновешивая друг друга и толкая вперед, к прогрессу.

    Рес Публика и переводится как Общее Дело. Вот и Орден получил все метки своих отцов основателей, американских олигархических группировок. Никто не хотел усиления одного клана, это было никому не выгодно. На Новой Земле то и дело создавались новые составные орденские подразделения, умирали старые, его структура постоянно перетряхивалась, отражая готовность ответить на чаяния текущего момента. ССР на данный момент стал очень стервозной, рвущейся к власти конторой, и в итоге эта новоявленная Спецслужба стала поперек горла слишком многим.

    Так что мой "подарок" пришелся очень кстати. Хотя это не повлияет на разборки относительно моего нападения на работников ССР. Тут уже нужны длительные переговоры. И вот это меня лично и не устраивает. Ладно, разберусь с Буршье, будем думать. Сторгуемся!

    Майор Дугин разбудил меня преступно рано. В ответ на мою вялую ругань заявил, что это именно я хотел поиметь одного английского финансиста. Сонливость с меня сразу как рукой сняло. Душ, завтрак, кофе и разговор с синьором коменданте. Майор свалил заботу о моей персоне именно на него, а сам куда-то живенько усвистал. И ведь как бодренько выглядит после выпивки, зараза! Без химии здесь явно не обошлось.

    Комендант также сильно отягощать работой себя на стал и спихнул меня на того самого смуглого парня. Он оказывается и занимается у них наружкой, то есть наружным наблюдением, и имеет чин целого лейтенанта.

    Я кратко обрисовал предстоящую задачу и искомого человека. Эстебан нахмурился. Оказывается район, где проживал Буршье был чем-то вроде Компаунда, то есть защищенного от внешнего проникновения квартала. Частная охрана в нем регулярно патрулировала улицы, это в дополнении к мощному охранному периметру. Есть о чем молодому лейтенанту подумать. Кубинцы хоть и ужались в своем бизнесе, но в Нью-Рино все же обладают некоторыми возможностями. Да и грех полностью избавляться от наработанных годами активов.

    А пока я попросил принести мне планы города, и по возможности фотографии самого квартала. Эстебан к моему удивлению притащил флешку уже через десять минут. Однако ... мистер Буршье проживал в отдельном особняке, с небольшим парком и бассейном. И откуда у этого хлыща столько бабла? Или он только снимает, вернее его фирма снимает особняк для престижа. Такое принято в некоторых видах бизнеса - пускать пыль глаза. Кстати банкиры этим грешат достаточно часто.

    Эстебан еще раз критически меня осмотрел. Мой прикид в принципе вполне годился на выход в город: клетчатая рубаха, коричневые джинсы, Стетсон, так здесь ходят многие из приезжих. А с моими усами, которых перекрасили в черный цвет я вполне могу сойти за какого-нибудь фермера с Конфедерации. Машину нам также подобрали соответствующую - старенький пикап Шевроле, запыленный, с битой левой дверью.

    Больше донимало отсутствие в нем кондиционера, в самое пекло сидеть внутри даже с открытыми окнами было очень жарко, да практически невозможно. Вся выпитая вода тут же выходила потом, и если бы не солнцезащитные очки, то бы ослеп точно. Дороги здесь были покрыты каким то белым камнем, отлично отражавшим солнце.

    В мою непосредственную задачу входило переезжать по улицам с места на место, чтобы не привлекать лишнее внимание, но всегда держать в поле зрения выезд из Компаунда. Ведущая к нему аллея выходила на треугольный перекресток, ведущей к набережной и соответственно на север и юг.

    Маленькая экшенкамера, висящая у стойки, всегда была направлена в сторону ворот и небольшой аллеи. Несколько раз я засекал проезжающий мимо белый пикап местного патруля. На меня эти серьезные парни в внимания особо не обращали. Они больше любили цепляться ко всяческим бродягам и прогонять подальше местных попрошаек. Эти странные личности в любом более менее крупном городе появляются буквально ниоткуда, для них здесь хорошая питательная среда.

    Удача подвернулась ближе к вечеру. В сторону аллеи запылил синий "Лендровер Дискавери", мне уже сообщили, что на таком ездит Буршье. Я снял его движение на камеру и сразу же по рации передал команду по цепочке. Паренек на обычном мопеде под видом развозчика пиццы подкатил к подобию КПП в конце аллеи. Он должен был отследить маршрут "Лендровера". Моя работа на сегодня закончена, рано утром подкачу сюда уже на другой машине.

    Эстебан же в это время искал контакты среди тех, кто обслуживал в Компаунде частные домовладения. Любой богач критически зависит от обслуги, это его самое слабое место. Можно нанять крепких профессионалов для охраны, люди отслужившие в армии или полиции привычны к дисциплине, да и род их деятельности обязывает к лояльности. А вот всевозможные садовники, кухарки, прачки и прочие служанки обычно болт забили на своих хозяев. Они то новую найдут работу быстро! Это хорошего водопроводчика еще поищешь.

    Вот именно поэтому в преступной столице этого мира так сильны национальные кланы. Среди родственников ведь наверняка найдется хороший и надежный специалист в любой области, или молодой парень, рвущийся наверх и готовый начать с малого. У итальянцев и ирландцев обычно все уверены друг в друге, предательство они никогда не прощают, как, в общем-то, и крупных ошибок. А вот богачи из приезжих имеют такую ахиллесову пяту, и мы конечно же ею воспользуемся        в полной мере.

    Через три дня мы таки смогли собрать более менее полную информацию. Какие деловые места посещает мистер Буршье, где он любит обедать, как чередуются в его охране личные телохранители и кто они вообще такие. А сам его круг общения вызвал у меня неподдельный интерес. Он полностью оправдывал ту информацию, которую я выбил из покойного агента ССР.

    Все его деловые контакты можно было разделить на две большие составляющие: местные представительства крупных новоземельских финансовых корпораций и ... преступные организации, подозреваемые в работорговле. Да, вы не ослышались, эта сволочь напрямую участвовала в работорговле. Дело это не только финансово прибыльное, но и ... позволяет потакать самым низменным чувствам. Еще при первой нашей встрече у Майкла мне показалось подозрительным его лицо. Долгое занятие фотографией и общение по делам журналистским с различными людьми сделала из меня неплохого физиогномиста.

    Любые наши пороки, особо культивируемые, рано или поздно проступают в чертах нашего лица. Самое известное из них - так называемый алкогольный хобитус, делающий всех пьяниц похожим друг на друга. Сначала я подумал, что Буршье увлекается кокаином, такой взгляд у него странный был. Затем, будучи в Бристоле получилось немного ковырнуть его хобби. Каведо по доброте душевной выискал мне пару полезных адресов. Это были обычные эксорт-конторы, оказывающие секс-услуги высшего разряда. Ну вроде как ничего особенного, люди с деньгами могут себе позволить женское общество любого качества. Каждый сам себе злобный Буратино. Но кое-что и тогда показалось мне очень подозрительным.

    Все-таки не зря я заплатил пятьдесят Экю охраннику из бристольского эскорта. Имя Буршье вообще случайно всплыло в нашем милом разговоре с Флэннери. Оказывается эти говнюки откопали очень дерьмово пахнущий компромат и на нашего финансового консультанта По идее с такой информацией они должны были идти сразу в полицию, но .... Спецслужбы по своей природе любят копить в своих шкафах подобные "скелеты". Одному Богу известно, сколько негодяев избежало справедливого наказания по прихоти этих контор.

    А наш милый душка Буршье очень любил девочек, в смысле молодых девственниц, желательно лет шестнадцати. Понятно, что законно такую страсть он удовлетворить не мог. Не был ли, кстати, переезд на Новую Землю спровоцирован именно таким его увлечением. Или ему кто-то предложил "землю обетованную" в обмен на приток денежных средств. Связи то у этого говнюка были.

    А уж здесь он развернулся. Ни для никого не секрет, что по южную сторону залива рабство было чуть ли не официально разрешено. Честно говоря эти средневековые пережитки еще широко распространены и на Старой Земле. Здесь же свободы гадить еще больше.

    Хоть большая часть рабов происходила из стран третьего мира, но и в более цивилизованных областях время от времени пропадали люди. Особенно женщины. Как оказалось, Буршье любил девочек белой расы, с черненькими то проблем было намного меньше. Те же эксорт-конторы вполне совершенно легально набирали девушек по ту сторону Залива. А уж сколько им на самом деле лет никто никогда не узнает. Официально все было оформлено тип-топ. Девушки отрабатывали контракт и исчезали, получив новые имена и документы.

    А этой сволочи привозили захваченных девочек из Техаса или Конфедерации. Говорят, что он особенно любил рыженьких, подонок. Он насиловал их и перепродавал дальше, арабским шейхам. Те также ценили белых рабынь. Именно поэтому мое предложение не встретило у наших и кубинских друзей никакого сопротивления. Наказать явное зло это нормально для нормальных людей. А наказание за работорговлю и в Техасе и у Конфедератов было одинаковое - повешение.

    Аз есмь

    8 месяц 27 года Новоземельского летосчисления. Нью-Рино. Свободная территория Невада и Аризона.

    В этот день не надо было рано вставать, поэтому я спустился в бар ближе к десяти. Пожилая негритянка о чем-то весело болтала с незнакомой мне молодой женщиной. Есть в латиноамериканских странах такие красотки, любят выставить все на показ. Вот и здесь, миниатюрное тело было обернуто так, чтобы все прелести показать максимально эффективней.        Когда я присел за стойку и женщина обернулась, меня обдал холодный душ предчувствия.

    Я ее вспомнил! Она из Аламо, в местном стрелковом клубе я видел ее в компании того самого русского парня, у которого взгляд, как будто на тебя через прицел смотрит. Ответ на немой вопрос пришел тут же. Барменша пододвинула мне кружку с чаем и заявила:

    - Тебя ждут в боковой кабинке.

    Там я нашел самого коменданте, Эстебана и двух незнакомцев. Худощавого, жилистого мужика лет тридцати представили, как Николая. Второй, чуть расплывшийся блондин лет сорока назвался Виктором, с ударением на "о". Он мне напомнил одного из французских актеров, игравших в каком-то фильме с Бельмондо.

    - Эти ребята будут непосредственно заниматься операцией, - заявил с ходу коменданте.

    - Вы же не из РА? - спросил я сразу в лоб. На служивых они и в самом деле были мало похожи.

    - Мы частные контрактеры, - кивнул головой Николай.

    Понятно, спецслужбы не хотят привлекать для деликатных дел кадровые подразделения, обычная в мире практика.

    - Это не ваша контора несколько лет назад на Рейне пиратов распугала?

    Николай поперхнулся соком, а Виктор посмотрел на меня слишком задумчиво.

    - Леха упоминал, что ты тот еще тип. Но это то откуда узнал?

    - Так, есть на Рейне знакомые.

    - У него, Коля, знакомые по всему миру, - голос у француза был мягким, говорил он почти без акцента, а затем обратился ко мне, - Мартин, давай сразу договоримся: непосредственно операцию проводим мы, ты не вмешиваешься.

    - Согласен, - понятно дело, предупредили, чтобы под ногами не мешался. А я разве против? Пусть работают профессионалы!

    - Вот и хорошо. Я занимаюсь        в нашей группе рекогносцировкой, а на Николае и его людях непосредственно само исполнение. С вашей информацией мы уже ознакомились.

    - Есть идеи?

    - Имеется одна наколка, - Виктор уже нахватался русских словечек, - пока проверяем. Эстебан должен завтра подтвердить. А вообще ты в курсе, что это Буршье и тебя, и Ричардса в это дело запутал?

    - О-па-на..., - вот оно как повернулось, - Откуда дровишки?

    - Из лесу вестимо, - Николай в первый раз улыбнулся. Информированные нынче однако у нас частники, или это у разведки есть свой агент в ССР? - Ты то сам чем этому английскому индюку насолил?

    - Коммунистическими идеями.

    Лица у обоих контрактеров после моего заявления реально вытянулись, пришлось разъяснить суть нашего с Буршье спора.

    - Однако, ты у нас идейный, - в словах Николай сквозило некоторое уважение. А Виктор чуток поколебался        немного и        добавил:

    - Помнишь, тебя в полицию Порто-Франко вызывали, дать информацию о некоторых людях в Нью-Рино.

    - Было дело.

    - Похоже эти некоторые люди узнали, что на них готовится наезд и попросили своих контрагентов найти на отдел полиции компромат. Буршье, в общем-то, с этим делом неплохо справился. Ты же знаешь о последних скоротечных переменах в полиции Порто-Франко? Ну а концы от наркотрафика этот английский хмырь направил уже в вашу с Ричардсом сторону. Ложный след, так сказать.

    - Больно просто. Хотя ... , - я немного завис, пазлы начали складываться, - Учитывая общий, поистине пещерный антикоммунизм американцев, напеть им в уши вполне было возможно. Русская наркомафия с коммунистическим оттенком, прям голливудский штамп. То-то эти агенты из ССР поглядывали на меня как-то по-волчьи.

    Вообще, общаясь с обычными работягами в здешних штатах я был кране поражен их незатейливым познаниям о реальной жизни в Советском Союзе. Они честно верили, что в наших колхозах вся скотина и бабы были общими, и что мы ходили везде строем, считали серп и молот чем-то вроде нацистской свастики. А информацию о нас в основном черпали из незамысловатых произведений Голливуда. Там антирусская пропаганда была поставлена на поток еще со времен маккартизма, затем добавилась ложь диссиды вроде Солженицына, потом постарались адепты первой волны еврейской эмиграции. Им же надо было как-то обелить свое предательство. В итоге из обычных колбасных эмигрантов они стали "жертвами режима".

    И вот опять эти проклятые политические игры, в которые оказалась втянута целая цепочка из спецслужб, и каждая преследовала собственные цели. Ну ладно, мне бы самому из этой заварухи вылезти с наименьшими потерями, а заодно и хорошее дело сделать. Вопросов по поводу будущего нашей намеченной жертвы от контрактеров не поступало. Они все-таки были нормальными людьми, черту, за которой только зло, не переступали, и поэтому мой короткий план одобрили.

    Утрясая последние детали я натолкнулся на лестнице на ту самую молодую женщину из команды контрактеров. Она обратилась ко мне первой:

    - Вы кажется искали кое-кого в Техасе?

    - Си, синьора.

    - Вот здесь нужный вам список, - она протянула флешку, а необычайно красивые, миндалевидные глаза буквально полыхнули огнем, - Накажите этого говнюка, ему нет места в нашем мире.

    - Обязательно, синьора.

    Она кинула на меня любопытствующий взгляд и продолжила свой путь наверх, на второй этаж. Ну и какой мужчина на моем месте откажется оглянуться и оценить тылы молодой красотки во всем антураже? О! Там        было на что посмотреть!

    Не знаю, кем была эта синьора, но список на моем ноутбуке высветился очень занятный. Я открыл в отдельном окне подробную карту новоземельского Техаса и минут через пятнадцать нашел искомое место. Надо идти к коменданту и просить связь с Дугиным.

    - Шеф, долго еще? - здоровенный рыжеватый детина покосился на шерифа Донована.

    - Жди, - шериф был поистине монументален и по-староверчески суров. Я таких мастодонтов видел только в старых американских фильмах, а оказывается они и в жизни попадаются. Городок Порт-Иглс на реке Мормонов выглядел таким же патриархальным, как и его шериф.

    Десять церквушек от десяти же различных религиозных течений, одни главная улица, несколько Дайнеров и ни одного бара или паба. Пить тут вообще было можно, но это дело не приветствовалось. И именно в этом городе три года назад пропали три пятнадцатилетних девушки. По агентурным данным именно их и продали Буршье.

    Донован не стал афишировать публично полученную лично от меня информацию, он был до самых костей настоящим законником. Сначала показания свидетелей, признание преступника, а затем суд. Поэтому меня представили остальным, как вольного охотника "за головами". Люди здесь во многом живут понятиями доброго старого "Дикого Запада", и это, в общем-то, их право.

    Наша "теплая компания" ожидала приезда аламовских наемников, вчера пришла весть о том, что Буршье, наконец-то, удалось схватить. Информация о том, что он будет встречаться за городом с известным наркобароном из Латинского Союза поступила за сутки до встречи. А там уже было делом техники: грамотная засада по дороге и подготовленный заранее путь для отхода.

    Мы еще здорово нервничали, когда по рации услышали позывной. Вскоре на горизонте показалось легкое облако пыли, сюда двигалось несколько автомобилей. Минут через двадцать я разглядел в бинокль передовой автомобиль: "Крузак" семидесятой модели, очень распространенная здесь машина. За ним шли два "Дефендера" военной комплектации, с выставленными наружу пулеметами. Серьезно ребята однако подготовились. Респект и уважуха.

    Из "Лендкрузера" вышел Николай и направился к нам.

    - Шериф Донован,        - представился местный законник.

    - Николай.

    - Как успехи?

    - Объект с нами, - это уже подошел Виктор, - Правда у нас к вам, Донован, небольшая просьба, мы хотели бы поговорить с объектом первыми. Да и вам потом беседовать с ним легче будет .

    Шериф не выглядел слишком довольным, но головой кивнул, его широкополая шляпа с полями покачнулась. А от меня не ускользнула некоторая нервозность в глазах Николая.

    - Что-то случилось, парни?

    - Да..., - Николай махнул рукой, - На отходе немного накосячили.

    - И?

    - Придется быть осторожными, против крутых пацанов играем.

    - Понятно, - по спине опять пробежал озноб, вечный предвестник будущих неприятностей.

    Мы расположились в полузаброшенном ранчо. Для Буршье ответили отдельную, закрытую комнату, без окон, и только с одной дверью. Через полчаса допроса Виктор вышел оттуда с видом кота, объевшегося        сметаной.

    - Спасибо, шеф, мы получили все, что хотели. Я отрежу кусок интервью, предназначенный для вас. Посмотрите его, потом решайте, что делать дальше.

    - О, Кей, - Донован был немногословен, но очень практичен. Я вообще удивлялся его выдержке. Одна из пропавших девчонок была его племянницей, ее мать, его родная сестра, после отравилась насмерть. Он, как бульдог вцепился в дело и обязательно доведет его до конца, чтобы ему не противостояло.

    Поэтому я его, собственно и выбрал. Мне про этого шерифа знающие люди еще во время первой моей        поездки много чего нарасказывали. В жизни бывают ситуации круче, чем в каком-нибудь романтическом боевике.

    Пока Донован просматривал ролик, я успел переговорить с собирающимся в дорогу Виктором. Судя по всему он и в прошлой своей жизни был связан со спецслужбами, а я уж точно знаю, что во Франции они очень сильны и профессиональны, и если вы о них никогда не слышали, то это только повышает их реноме. Например мало кто знает, что когда наши вошли в 79-м в Афганистан, то первыми, кто начал снабжать моджахедов оружием были именно французы, ЦРУ подтянулось потом. Серьезные в общем парни.

    - Ты был прав. На тебя у этого англичанина личный зуб. Поначалу он только хотел чуть замазать Ричардса. Пока суть да дело, его заказчики сумели бы подчистить хвосты. А в итоге Орден в лице ССР здорово лоханулся и обрел множество врагов, теперь будут посговорчивей. Больше ничего сказать, извини, не могу.

    - Будете торговаться?

    - Да. Про тебя также не забудем.

    - А что с Ричардсом?

    - Он под ирландцами ходит, ничего ему не страшно, не боись. Стоит только его боссам узнать откуда бочка катится ...

    Дальше говорить было и не надо. Орден в Нью-Рино и так особо не жаловали, а настоящая война на его территории тем более никому не была нужна. Ай да английская крыса, сам себя перехитрил! Теперь ему нигде на Новой Земле не спрятаться.

    Я сидел в неудобной позе в камышах, за бугорком местного аналога земного термитника и размышлял. Даже нудное нытье комарья мне совершенно не мешало, спасибо шефу за специальную мазь. Сам он, пообщавшись вволю с Буршье ускакал в Вако, именно там сидел их главный судья. Ведь предстояло еще оформить все официально. Я буду выступать в качестве "охотника за головами", а Донован заказчиком. Это вполне законно в этих краях, а уж свидетелей и доказательства у нас уже хватает.

    Была еще одна из причин его скорого выезда, Буршье выдал цепочку, по которой шли продажи рабынь. Благодаря этой тонкой ниточке оставался еще шанс найти девчонок. Они красивые, вряд ли их приставили к тяжелому труду, скорей всего продали в богатые гаремы. Я слышал, что есть наемники, берущие заказ на вызволение наложниц. Англичане этим делом точно занимались. А деньги на благое дело здешний народ соберет, люди тут больше правильные, настоящие.

    Для меня в свое время вообще было откровением понять, что наверное трудно найти народы более похожие по существу, чем американцы и русские. Нас сильно разделала оголтелая пропаганда и прошлые комплексы, но если их убрать, то проблем в общении и товариществе совершенно не существовало. Для этого всего-то потребовалось переселиться на другую планету.

    В эфире раздался шорох, затем два щелчка. Вот черт! Все-таки у нас гости! Я насторожился и взглянул в сторону полуразвалившегося сарая. Там, наверху залег тот рыжеватый депьюти, помощник шерифа со здоровой охотничьей винтовкой. Парни Николая устроили засаду у развилки, мимо них было сложно пройти, тем более проехать. Кроме нескольких кустов вокруг расстилалось поистине плоская равнина.

    Я уставился в заросшее низкой травой, у реки всевозможная зелень отлично росла. Трава перемежалась с мелким кустарником и сейчас колыхалась от легкого ветерка. Прибор ночного видения я одевать не стал, нет у меня опыта работы с ним, так что будет только хуже. У меня зато есть такая личная особенность, я неплохо вижу в сумерках. А сейчас пусть и неполная, но луна, отбрасывающая ломкие густые тени. В таком контрастном свете легко заметны перемены в окружающем пространстве.

    Так и есть, вскоре я заметил небольшой бугорок, меняющий свою диспозицию раз в минуту. Поднял визир в глазам. Это точно человек, на нем какая-то накидка, размывающая его контур. Наверное вроде нашего костюма для снайперов "Леший". На него для скрадывания фигуры спецом прикрепляют веточки, листики и прочий хлам. Но у меня взгляд специфический, пришлось ведь и спортивные мероприятия снимать. В провинции ты должен быть на все руки мастер. А там нужен острый глазомер и реакция.

    У развилки раздался грохот, видимо сработала мина. Зачастили выстрелы, пару раз даже хлопнули Воги. У чужака наверное был прибор ночного видения, и он начал разворачиваться в мою сторону. Меня спас бугорок с "термитником", он нагрелся за день, имея такую структуру, которая достаточно долго держит тепло. Вот неизвестный стрелок и ошибся, послав первую пулю в него. А затем он сразу отвлекся на рыжего, вдруг начавшего стрелять без команды.

    Чужак использовал ПБС, по-простому глушитель, не засек бы его до этого, то и не понял, откуда он стреляет. Сейчас же он был как на ладони, я уже встал на колено и сделал две очереди, бугорок тут же слился с рельефом. Я подождал еще немного, но там ничего больше не шевелилось, у развилки также наступила тишина.

    - Март ответь Щуплому. Ситуация?

    - Щуплому от Марта. Активная, на поле бандит, на север от сарая, метров пятьдесят. Наверное я его задел.

    - Марту Щуплый, принял. Роб не отвечает.

    - Щуплому Март, в него стреляли.

    - Марту Щуплый. Принял, идем к тебе, отбой.

    Видимо через поле двигался именно снайпер, он должен был прикрывать основную группу из трех человек. Те осторожно двигались вдоль дороги, прикрываясь водоотводящей канавой, но напоролись на сигнальную мину, затем их просто тупо забросали гранатами. Рыжий депьюти был, к сожалению, мертв. Парень начал стрельбу без команды, высунулся из укрытия и поплатился за это башкой. Проза местной жизни.

    - Ты сам как? - Николай открыл термос с кофе и протянул мне налитую кружку. На востоке разгоралась заря, только не все в этом мире ее уже встретят.

    - Нормально.

    - Да уж, - наемник усмехнулся, - Слишком бодро выглядишь, обычно после такого у людей руки трясутся. А ты как огурчик.

    - Меня уже убивали.

    - Вот как? Ну тогда значит ты уже на другом уровне. Боец чистые штаны.

    - Скажешь тоже. Ну а ты?

    - Я? - Николай криво улыбнулся, - На два порядка выше, самурай, воин без страха и упрека. Но тебе сюда не надо, слишком высока плата.

    Мне нечего было добавить, на душе совершенно пусто. Нет ничего хорошего в том, что одни люди убивают других, даже из-за мнимой справедливости. Я то знаю, что это не животные инстинкты и даже не идеи. А все началось из-за Его Величества Денег. Золото, будь оно проклято! Оно губит даже королей.

    Домой, наконец, домой

    9 месяц 27 года Новоземельского летосчисления. Суверенная территория Техас. Вако

    Тягостное это дело суд. С одной стороны на бывшего финансового манипулятора было страшно смотреть. Он менее всего напоминал английского модного хлыща, каким я увидел его в первый раз. Англичанин сильно побледнел, исхудал, под глазами появились черные круги. Его руки постоянно тряслись, да даже рыхлый подбородок породистого лица трясся, когда ему приходилось отвечать на вопросы. Всего за два дня заседаний Буршье превратился в настоящую развалину. Среди сидящих в зале обывателей я заметил знакомую репортершу из Форт-Ли. Это открытое судилище должно было показать работорговцам, что их везде достанут и все-равно повесят. Именно такое наказание светило сейчас Буршье.

    Наемники Николая оставались пока здесь, в Вако, первой линией обороны. Хоть и охраняла англичанина вся местная полиция, но когда рядом профессионалы, было как-то спокойней. Ведь они сумели завалить очень серьезных ребят. Приехавший на разборки Виктор узнал в одном из убитых бывшего бойца спецподразделения Ордена. А туда брали людей классом не ниже "Дельты" или "Морских котиков". Я даже как-то по-новому взглянул на Колю и его команду. Это ж где они сами то служили тогда?

    Хотя чего удивляться? Наша страна в последние сорок лет только и делает, что воюет. Не сказал бы, что и в мое советское детство было все так спокойно. Горел Вьетнам, шли бои в Анголе, Сомали, Эфиопии, Мозамбике, Никарагуа, Йемене, Сирии и прочих странах с "социалистической ориентацией". Затем у нас во дворе появился первый парень в форме ВДВ и самой настоящей боевой наградой.

    Как-то перепив портвишка он рассказал нам, дворовым мальчишкам, как попадал в душманские засады, как на его глазах погибали товарищи. А мы, воспитанные на героике Великой Отечественной, никак не могли поверить, что наша армия именно сейчас где-то воюет по-настоящему. А рядом в песочнице копались малютки, некоторым из которых придется потом сгореть в Грозном на Новый 1995 год.

    Роба похоронили на местном кладбище. Донован стоял во время похорон также монументально, но я видел его глаза. Он то точно не простит ничего. Я остался на поминальный ужин и осторожно выудил из шерифа последние известия. В Вако едут родственники всех похищенных в Техасе, они хотят провести общее собрание, чтобы основать фонд помощи. Именно этот фонд и будет оплачивать услуги наемников. Я осторожно спросил его, есть ли у него кто-то на примете. Тот ничего не ответил, но по нахмуренному взгляду было все и так понятно. Мне также оставалось только помалкивать.

    Да свершится правосудие!

    Виселица была выстроена за городом, в местном парке отдыха. Но сейчас вместо аттракционов на площади возвышался одинокий помост и на нем стоял одинокий человек. Вернее трое людей. Буршье отказали ноги и его поддерживали два дюжих молодца. Но он был чертовски одинок в своем незавидном положении. Люди, заполонившие почти всю площадь, находились по эту сторону бытия, они смотрели на бывшего финансиста, как на изгоя и мертвеца. За все в этой жизни надо платить.

    Судья кратко зачитал приговор и судебный поверенный махнул рукой. Два молодца двумя ударами выбили киянками нижнюю перекладину и тело Буршье закачалось на веревке. Я, честно сказать, не знаком с методами этой казни. Вроде как слышал, что для милосердия устраивалось так, чтобы жертва ломала себе шею и погибала мгновенно. Но Буршье умирал мучительно, от него несло мочей и калом, а лицо было сведено в мерзких судорогах. Толпа молчаливо наблюдала, как ноги подонка дрожали, а тело дергалось в последних конвульсиях. Еще пара минут и все было кончено. "Аз воздам". Никто не промолвил во время казни ни слова и люди начали расходится.

    Ко мне же подошел человек в темной сутане и белом воротнике:

    - Не желаете помолиться? Отчасти и вы ответственны за его душу.

    Я озадаченно обернулся. И в самом деле, я то точно причастен к его смерти. Все было справедливо, но ... Вот именно это ужасное но. Мы то еще остаемся людьми, со всеми нашими тараканами и душевными переживаниями. Поэтому и согласился, тем более, что скромная        церквушка находилась совсем недалеко, в сени небольшой рощицы.

    Вообще то я скептически отношусь ко всем этим ответвлениям протестантской религии. Большая их часть напоминает банальные секты по интересам. Один мой сокурсник в начале девяностых крепко ударился в веру, даже ушел в монастырь и немного просветил меня на счет различных конфессий. К огорчению всех этих евангелистов, баптистов и методистов их церкви это просто молитвенные дома, туда не снисходит Святой дух, и кстати, не может появится и Святая вода. Протестантский пастор лишь оратор и администратор жизни общины и его молитва без наполнения.

    Но не мое дело учить людей уму разуму, сам не без косяков. Поэтому я сидел рядом с Донованом и какой-то женщиной с золотистыми волосами, слушая монотонную речь местного "батюшки", вспоминая наши скромные русские деревенские храмы. Там также остро ощущалась кристально чистая искренность пришедших на службу людей.

    Молодой был тогда, глупый, еще не оборачивался к жизни лицом к лицу, все торопился ее узнать поскорей, ею восторгаться, буквально упивался бытием. А попал как-то в старинный, по-настоящему намоленный храм и внезапно оказался наедине с вечностью. Я потом не раз заезжал именно в такие церкви, старые, простецкие, в них царила какая-то особенная атмосфера. А может и в самом деле их посещали ангелы? Это можно почувствовать, только открыв свою душу, так не объяснить. Не верите - съездите в Полоцк и Боголюбово, найдите там самые старинные храмы.

    - А я тебя знаю, - хохотушка на рецепшене все также не стеснялась своих телес, - Ты был у нас два года назад.

    - Да, - мне оставалось только улыбнуться. Е мое, как быстро бежит время! Я снова в Аламо, собираюсь продолжить свой путь по Северной Трассе. Вроде как все дела улажены, можно вернуться домой. Люди шерифа посадили меня на проезжающий мимо конвой, поэтому сейчас я относительно богатый парень и могу несколько дней передохнуть.

    - Что-нибудь выпьешь? - хохотушка кивнула в сторону небольшого бара, тут же рядом с рецепшеном. Интересный конечно вопрос, начать пить в двенадцать дня, это значит быстро встретить его вечер.

    - Есть белое вино?

    - Конечно же! С Луары.

    Я кивнул головой, заскочил в номер, чтобы закинуть вещи и вернулся в бар.

    - Мастер меча? Давно тебя не видел!

    Аламо, да Техас вообще большая деревня, обязательно встретишь кого-нибудь знакомого. Это тот самый парень-фермер, которого я обучал тогда фотографии.

    - Салют! Какими судьбами?

    Фермер сначала утопил в пиве усы, затем ответил:

    - Да вот машину в ремонт привез, на охоте бампер разбил. Ну что я, вот у тебя я слышал было знатное сафари.

    Мдаа, и в самом деле деревня, все уже все знают. Местные бары это вообще находка для шпионов. если конечно, они после них выживут.

    - Многие тут об этом знают?

    - Кому положено. Идешь сегодня в Стрелковый клуб?

    - Я приглашен?

    - Считай, что уже да! Клэр, напомни Сиду, чтобы мастеру меча приглашение прислал.

    Хм, вот уже и вечером есть чем заняться! На Новой Земле все решается быстро и просто! Один из местных плюсов - отсутствие многих формальностей и лишней заорганизованности. Такой уровень свободы на старой планете уже немыслим.

    - Ты как сам?

    - Да вот почти женат, сын недавно родился.

    - Ну, ты скажи! - фермер выпучил глаза, а Клэр игриво усмехнулась:

    - Такого Орла все-таки заарканили?

    А я неожиданно понял, что в Аламо мне больше не получиться "шалить", нравы тут строгие, патриархальные.

    Здесь все было таким же, как и два местных года назад. Смысл в создаваемых обычаях, это соблюдать эти сами обычаи. Сначала вас оглушает немыслимый грохот. Сюда все-таки люди приходят пострелять! Из револьверов, пистолетов, охотничьих ружей, военных карабинов, самых продвинутых автоматов и даже из пулеметов. К вашим услугам самое лучшее стрельбище в Техасе! Вот народ и оттягивается, как может.

    Ну и мне хоть какая-то польза, пострелять, наконец, из своего "Sig Sauerа". Мужики здесь нормальные, над неумехами не смеются, а дают дельные советы. Тут же можно прикупить патроны, деньги у меня пока есть. После пяти истраченных магазинов получается даже с двадцати пяти метров хоть куда-то попадать. Народ, кучкующийся на стрельбище, меня быстро узнает и просит шоу "с мечами", но я сейчас без "ножичка" нужного размера.

    Думаю и притаскиваю тренажер-торс, такие обычно используют рукопашники для отработки точных ударов. Чтобы не портить вещь мы его сверху накрываем старой попоной. Немного разминаюсь и показываю желающим удары бебутом, выхватывая его прямо из ножен, спрятанных в разгрузке. И делаю я эти выпады самым эффектным манером, чтобы показать удары во всей их красе и смертельности. Понемногу вокруг меня собирается самая настоящая толпа мужиков и женщин.

    Местные ганфайтеры даже как-то призадумались, увидев скорость, с которой можно выхватить лезвие и нанести смертельный удар. Оказывается пистолет далеко не всегда спасет вас на ближней дистанции боя. Мужики брали в руки мой кинжал, внимательно рассматривали его и цокали языками, лезвие и в самом деле, вызывало неподдельное уважение. В Техасе царит самый настоящий культ оружия, здесь его ценят по-настоящему.

    Ближе к вечеру началась обычная для выходного дня "программа отдыха", на маленькой сцене появились музыканты, раздался приятный девичий голос, а меня усадили за стол и поставили бутылку местного вискаря в подарок. Однако, прошло всего два года и качество сего продукта начало приятно удивлять. Обычно я в виски докладываю только лед, теплым его не очень приятно пить.

    Вокруг началась обычная тусовочная суета. Ко мне подходили какие-то люди, стукали меня по плечу, желали всего хорошего, перебрасывались парой слов. На сердце как-то стало спокойней. Я еще в первую свою поездку по Новому для себя миру понял, что здесь везде можно найти нормальных людей. Наверное они сюда бегут от того, как раз ненормального мира. Выродков тоже хватает, но они как-то сами собой "выпиливаются" и не мешают жить остальным.

    В один момент над моим ухом раздался мягкий голосок на испанском: - "Спасибо".

    Я не успел обернуться, но его хозяйку сразу признал. Боже, меня даже ее горячий шепот привел в настоящий трепет, вызвав некоторый прилив жизненных сил туда, куда не надо. А как же ее мужик на нее реагирует? Он же постоянно будет .... Ну вы поняли. Спасибо хоть начались танцы и я выплеснул часть энергии в движение. Танцевать я люблю и быстро освоил все па джиги-джиги, даже ответил на приглашение одной симпатичной рыжеволоски. Но извини, красавица, сегодня только танцы!

    Многое прояснилось следующим утром. Торопиться никуда не надо было и я не спеша вкушал необычайно вкусный томатный суп от Клэр. Она точно знает, что нужно мужчинам после весело проведенного вечера. Неожиданно рядом я услышал незнакомый голос:

    - Мистер Нестероф?

    - Да?

    За стол присел высокий черноволосый человек, одетый в подобие местной формы, то есть серо-зеленую рубашку и тактические штаны. Под цвет местной саванны. Он положил на стол пятиконечную бляху и представился:

    - Аарон Свенсон, судебный пристав округа Аламо, сэр.

    Вот так вот просто, никаких корочек и пальцев веером. Молодцы американцы, все у них просто и доходчиво.

    - Чем могу?

    Вместо ответа он достал из небольшой плоской сумки бумажку и протянул мне.

    - Что это?

    - Чек на восемь тысяч Экю от Суверенной территории Техас. За поимку особо опасного преступника. Обычная такса, сэр.

    Опаньки! Это что получается? За моей спиной все договорились, а меня в известность не поставили. То-то вчера я был так популярен, хотя никто меня тут на самом деле толком не знает. Значит кто-то заранее пустил нужные слухи, сделав именно меня героем и поставив над операцией этакую дымовую завесу. Американцы ведь как дети, любят героев, а особенно супергероев.

    - Берите, все совершенно законно. Можете сегодня же обналичить чек с банке Аламо-Кэпитал.

    Делать нечего, будем играть в их игру.

    - Спасибо.

    - И вам всего хорошего, сэр.

    Ни одна черточка на его лице не дрогнула, хотя он то скорей всего в курсе реальных событий. И черт с ним! Мне это знак, что все в порядке, или я ожидал нечто вроде прямого звонка от куратора? Так им некогда, у них глобальные вопросы , я лишь соломинка в мутном потоке жизни. Выкарабкался из пучины и радуйся жизни!

    Вечером на пороге комнаты появился запыленный сержант в форме РА. Я его помню по Порто-Франко, видел пару раз с Батюрой.

    - Добрый день, меня просили передать, что завтра вы идете с нашим конвоем до Франфуркта, но сейчас будьте добры ваш ноутбук.

    Я немного завис, а потом понял, что его прислали именно для этого. Сержант включил переносной компьютер и приставил к нему одну любопытную штучку. Видать проверяет, не оставил ли из известного нам интервью чего-нибудь на лэптопе. Но я же не дурак, так палиться? Я себе, конечно, все в полной объеме оставил, только диск с роликом уже давно дома.

    Разведчик удовлетворенно хмыкнул и протянул мне черную флешку:

    - А это просили передать лично вам.

    Мне прислали кусок ролика, из допроса, который проводил Виктор. Откуда они и узнали, что это будет мне интересно?        Это у штази течет или намек какой? Ладно, разбираться потом будем, надо еще деньги снять и кое-что докупить в местных магазинах. Я слышал, что в Аламо очень классный оружейный магазин, давно хотел на АК-105-й подствольник поставить, да и патронов докупить. И сыну нужен какой-то подарок, а то без папки, наверное заскучал. Уезжал то я с Порто-Франко в спешке и налегке, а дорога еще дальняя.

    Пыль, пыль и пыль. Вот что на самом деле дороги на Новой Земле. Солнце за пару месяцев полностью высушивает местную почву, делая ее достаточно рыхлым конгломератом. А колонна, в которой я двигался, была по местным меркам достаточно большой. Целых тридцать грузовиков и пять машин охраны. Шли из самого Демидовска до Гюстрова, и судя по весу везли что-то тяжелое. Это и понятно, немцы строят автобан вдоль Рейна, там будет много мостов, виадуков и прочих элементов дорожного полотна. В одной из машин я увидел сетку-рабицу, в другой какие то механизмы. Черт возьми, приятно, что русские здесь не только воюют, но и производят!

    Вот только водитель мне попался какой-то совсем неразговорчивый. Или он по жизни такой, или ему "посоветовали" со мной особо не болтать. Ладно хоть кондиционер был исправен, в окно все-равно ни черта не видно из-за клубов пыли. БРМДшка переднего дозора по этой причине двигалась впереди нас на пятьсот метров, а тыловой дозор вообще отстал на целый километр. Хотя я думаю, что дураков напасть на колонну ПРА здесь уже нема. Не та репутация, потом найдут егеря и на британский флаг порвут. Сначала ведь ты работаешь на репутацию, а потом она работает на тебя.

    На стоянках я от нечего делать помогал армейскому повару. Если сначала он смотрел на меня с подозрением, то потом был рад кое-чему научиться. Еда ведь в войсках обычно однообразная, это я еще по собственной службе помню. Капитан, начальник конвоя поначалу был не очень доволен моим просьбами о докупке необходимых специй и овощей для разнообразия меню. Пока его бойцы не опробовали мои новинки, сочтя их необычайно вкусными. Гнев начальства тут же сменился на милость, а мне было хоть чем отвлечься. Чем ближе к дому, тем больше меня одолевали мрачные мысли. И откуда нервы то сейчас взялись?

    В первую же ночевку в конвое произошло ЧП. Молодой новобранец не туда сел "облегчиться" и его укусила за задницу какая-то мелкая тварь. Парень стремительно покраснел, у него началась тошнота, участилось сердцебиение. Штатный медбрат живо вколол ему сыворотку, она всегда в любом конвое находится. Хотя все-равно попадаются неизвестные науку гады, укус которых смертелен в любом случае. Новобранца уложили в "спальник" грузовика, его сдадут на первом же остановочном форте. Укушенному сейчас необходим покой и лечение.

    Начальник конвой чертыхнулся и теперь при любой остановке от машин можно было отходить только по трое, и среди них в обязательном порядке должен находится старослужащий. А это в здешней армии не обязательно человек старше по возрасту. Я уже упоминал, что любой гражданин ПРА обязан отслужить в армии. Хотя конечно была разница в ее продолжительности в зависимости от возраста и специальности. Половина конвойных водителей это мужики далеко за тридцать. Им проще служить за баранкой автомобиля,        чем бегать по плацу с молодыми пацанами.

    Отслужившие еще в российской или советской армии пользовались привилегиями, могли выбрать свою учетную специальность, каждые выходные были дома, с семьей. Вообще голимой уставщины в местной армии не было. Она же на самом деле боевая. Сегодня ты драишь ствол пушки в расположении своей части, а завтра может быть где-нибудь в предгорьях отбиваешься от "чехов" или ловишь амазонских бандитос. Да и здешние конвои это вам совсем не прогулка.

    В первом после Меридианного хребта форту мы наткнулись на самое настоящее столпотворение. С орденских баз как раз в это время идет самый большой поток переселенцев, к ним еще присоединяются те, кто прошел через Ворота раньше, но ждал попутного конвоя. Разномастный транспорт занял всю территорию внутри охранного периметра, поэтому мы расположились снаружи.

    Переселенческий конвой состоял в основном из американцев и судя по их виду сельских жителей. Такие охотней переселяются на новые земли, где нет бюрократии и верных слуг правительства. Они с любопытством взирали на самых настоящих русских солдат. С уважением осматривали БРМД с Кордами, тяжелогруженые КАМАЗы.

    Видимо я со своими вислыми усами, невоенной форме и стетсоном на голове выглядел совсем иначе, чем остальные члены команды. Ко мне подошел плечистый крепыш с загорелым дочерна лицом и спросил:

    - Эй, парень, ты часом не американец.

    - Извини, но нет.

    - Странно, я было подумал, что ты южанин по твоему акценту. Сам я Небраски.

    Я даже рассмеялся, надо же:

    - Я проездом с Конфедерации и Техаса, видимо нахватался их словечек. А вообще я русский, но живу на Рейне у немцев.

    Вокруг нас уже собралось несколько фермеров, их жен и детей. На лицах многих ярко выразилось недоумение. Видимо реалии этого мира стали для них настоящим откровением. Крепыш покрутил головой:

    - Никогда бы не подумал.

    - Привыкайте! На этой земле русские крепко дружат с простыми американцами, немцами, бразильцами, да вообще со всеми нормальными людьми.

    Седоусый мужчина в годах, но с еще достаточно крепкими руками и ясными глазами ответил:

    - А для меня это то как раз неудивительно. Это долбанное правительство обосновалось на отшибе, в Зионе, вот там им и самое место. Молодой человек, - обратился ко мне, - Я вижу, что вы человек опытный, много здесь повидавший. Не дадите нам совет, где здесь лучше поселиться? Пока мы едем, то уже все перезнакомились, даже подружились. Хотелось бы и осесть всем вместе.

    Я задумался, а на меня смотрело уже более тридцати пар глаз. Простые люди, работяги, те, кто добывает свой хлеб насущный трудом и потом. Все еще недоверчивые взгляды мужчин, женские, с некоей потайной надеждой, любопытные детские, даже несколько кокетливых девичьих наблюдаю.

    - Округ Алабама-Сити. Там еще полно свободных земель и относительно безопасно. Рядом большая река, недалеко русские земли и Скалистые горы с их чистыми речками. А вода здесь это жизнь.

    Толпа загомонила, хоть какая-то определенность появилась. А я кивнул в сторону мужчин, вооруженных в основном по-деревенски дробовиками. Только у одного человека я заметил одинокий "Гаранд".

    - И еще бы я посоветовал вам хорошо вооружиться.

    - У нас есть оружие, - заявил мрачный тип с черной бородкой.

    - Здесь нужны винтовки посерьезней, - я стукнул по своему Калашникову, - Или вот такие русские автоматы, или берите свои, американские, надежные армейские модели. В здешних местах еще полно опасного зверья и люди, они не всегда добры к окружающим.

    - Нам на базе сказали, что сейчас намного лучше с преступностью.

    - Знаете, и пары обкуренных идиотов хватит, чтобы причинить много горя.

    В толпе одобрительно загудели. А молодой атлетического вида паренек с задором спросил:

    - А правда, что за убитого бандита здесь деньги платят?

    - Да, и если вы действовали в интересах обороны, то закон будет на вашей стороне. Да вы сами и есть закон.

    - Здорово!

    - Спасибо, мистер ...

    - Мартин.

    - Мистер Мартин, не разделите ли с нами ужин? Я Сэм Касл.

    - С большим удовольствием, Сэм.

    Мы хорошо так посидели, уговорили бутылку еще земного бурбона, даже успели поговорить о политике. Многие реалии Новой Земли до сих пор вызывали у этих простодушных людей самый настоящий шок. Неужели здесь им никто не будет указывать, что и как садить на их же земле. И здесь нет кровопийц-ростовщиков из финансовых корпораций, как и шоблы всевозможных инспекторов и проверяющих.

    Странно, но оказалось, что и в России, и в Америке много схожих проблем. Нелепые выверты слишком заорганизованного и сложного человеческого общества.

    Еще пара дней пути и мы сделали остановку во Франфуркте. Не успел я попрощаться с нашими, как на меня накинулось что-то белобрысое и слезливое, повиснув ногами прямо на бедрах, впечатающееся в безумно крепкие объятия и плакавшее у меня на плече. Я успел заметить в окне проезжающего мимо грузовика чей-то завистливый взгляд и чуть сам не расплакался. Боже, как я на самом деле хотел домой.

    - Ты как? Как Петька?

    - Питер гут. А ты? Тебя так долго не было. И слухи... Это все правда?

    Кристина отодвинулась от меня и с тревогой заглянула прямо ко мне в душу. Я проглотил комок в горле, и куда вдруг делась вся моя показная храбрость?

    - Не верь всем слухам, моя хорошая. Проблемы были, но как видишь, я здесь, с тобой.

    - Угу, - снова слезы, пришлось мне отобрать ключи от машины. Благо Франфуркт город пока небольшой, ехать недолго.

    Не успел я занести домой ноги, как с улицы раздался до ужаса знакомый клаксон старого автомобиля.

    - И кого там нелегкая принесла? - даже не успел раздеться и посмотреть на сына. Так и есть, наш штази пожаловал.

    Вместо приветствия выдал:

    - Нет на вас Христа, товарищ Риббек.

    - И тебе доброго дня, Мартин. Извини, но дела того требуют. Твои приключения наделали много шуму, тебе есть, что доложить фракции?

    Я крепко так призадумался: а что они изо всего этого знают, и что утаили от меня?

    - Мне потребуется время, чтобы все обдумать и затем донести до вас в части вас касающейся.

    Риббек непонимающе нахмурился. Пришлось перевести сказанное на нормальный, четкий и строгий немецкий язык. Бывший штази тут же надулся, как индюк.

    - Извините, герр Риббек, но обстоятельства требуют сначала узнать всю полученную вами информацию. Мне тут мельком показалось, что нечто очень важное прошло как-то мимо меня. Не желаете поделиться?

    - Ваше право, - штази согласно кивнул головой, видимо я и в их фракции перешел на другой уровень, или они хотят от меня узнать всего побольше.

    - Тогда давайте завтра в обед встретимся где-нибудь один на один. А сейчас извините, но меня ждет молодая и красивая жена.

    Риббек понимающе ухмыльнулся и стукнул меня по плечу, прощаясь.

    - Спит, - прошептала Кристина, когда я вышел из душевой, - Есть будешь?

    - Буду, но кое что другое, - поцеловал свою суженую в маленькое ушко и полез рукой под блузку.

    - Ты что?

    - Я есть руссише варвар, желающий нежное тело европейский цивилизованный женщин.

    - О! Я люблю варвар ....

    Наши губы после слишком долгого перерыва снова встретились, а затем слились воедино и тела. Нет большего наслаждения в мире, чем раствориться в любимой женщине.

Лучшая оборона - наступление

    10 месяц 27 года Новоземельского летосчисления, Франкфурт-на-Рейне, автономная земля Бранденбург.

    Я отшвырнул малярную кисть в сторону, злость переполняла меня уже через самый край. Немного остыну и продолжу, а то намазюкаю лишнего. Беседка была уже почти готова, смонтирована, покрыта крышей, все дощечки аккуратно прикручены на болты, заусеницы и края обработаны напильником и шкуркой. Всю прошедшую неделю я сиднем просидел дома в няньках, переваривая приключившиеся со мной неприятности, анализируя и готовясь к несладкому будущему. Заодно вот занялся строительством, ведь когда руки делают, голова свободна. Есть ведь о чем поразмышлять ...

    А злился я, в общем-то, на себя. Чего ожидал собственно? Херувимов, кристально честных и во всем порядочных союзников? Рыцарей без страха и упрека? Ведь еще на срочке к большому своему удивлению столкнулся с тем, что большая часть офицеров нашей доблестной армии это обычные идиоты, не сумевшие применить свои силы на гражданке. "Чем больше дубов, тем крепче наша оборона!". Хотя, если честно признаться, эта присказка применительна ко всем армиям мира. А что еще ожидать от системы, где императив "Я начальник - ты дурак" возведен до абсолюта?

    Есть, конечно же, и в армии умные и порядочные люди, они создают некий баланс, позволяя системе успешно существовать и даже развиваться. В боевых условиях они, кстати, и гибнут первыми, а вот дубы и слишком осторожные зачастую выживают. Это было всегда и во все времена. В эпохи исторических катаклизмов остаться в живых умудрялись    именно самые трусливые особи общества. Правда злые языки добавляли, что трусам зачастую приходилось воспитывать детей храбрецов. Женщинам ничтожества никогда не нравились.

    Ну и что я тогда ожидал от представителей Армии Русского протектората? Откуда там могли взяться совершенно другие кадры? Да, многие из них вполне достойные люди, имеют настоящий боевой опыт, не скурвились окончательно на гражданке, отобраны тщательно и бескомпромиссно. Но они все также оставались частью системы, и считать их закадычными друзьями было никак нельзя. Хорошо хоть союзники ... хотя бы на время.

    На следующий же день по приезду я заехал в контору Риббека, где ознакомился с очень интересным материалом, добытым бывшим штази неведомо каким образом, в котором достаточно подробно была показана история местной Службы Специальных Расследований. Некоторые моменты меня достаточно сильно удивили, о многих я догадывался и раньше. И все-таки покойный Флэннери меня обманул! Его контора не была такой всемогущей и очень зависела от политиканов, находящихся в верхушке управления Орденом. А эти люди очень редко выглядывали из-за туманных облаков местного Олимпа, да и не были они самыми главными в этой хитроумной схеме.

    ССР во многом ошибался по отношению ко мне, за что в конечном итоге и поплатился. Теперь Русская разведка некоторое время могла диктовать им свои условия игры, заодно прикрывая и меня. Но в целом разведчики преследовали собственные цели, увеличивая ее значимость, и радостно роясь среди навозных куч в поисках компромата. Главной цели они достичь никак не могли, слишком были руки коротки, да и связаны. В отличие от меня.

    Я злорадно улыбнулся и потянулся за кистью, надо закончить покраску беседки сегодня, заодно и прибрать    вокруг. Пожалуй пора мне начинать собственную игру. Я то ничем никому сейчас не обязан. Мы просто обменялись с бывшими земляками информацией. Это же мой хлеб - собирать информацию, в конце концов я Коммуникатор!

    Из дома выглянула Вебер, сегодня она работала с документами.

    - Ужинать будешь?

    - Минут десять, солнышко.

    Кристина улыбнулась, но глаза так и остались прохладными. Вот еще размолвка! Моя блондинистая подруга никак не могла простить то обстоятельство, что я держал все в тайне. Ни Риббек, ни его знакомые ни словом не обмолвились, что же, в самом деле, случилось в Порто-Франко. Да будь моя воля, я бы вообще ни байта информации не выпустил наружу.

    Но ничего, пусть подуется, спать будет крепче. Не хватало еще и свою семью сюда впутывать. Семью? Да, мы уже считаемся в глазах окружающих полноценной семьей. Некоторые из муниципального начальства, правда, ворчат, что наши отношения еще не закреплены официально, но я так закрутился со всеми

    Этими заморочками еще с самой весны, что решил отложить все вопросы на осень. Нам в конце концов и так хорошо вместе.

    Кинул кисть в банку с растворителем, надел рабочие перчатки и убрал строительный мусор в специальный бак. У немцев с этим строго, сортировка отходов, обязательный вывоз в определенное место на хранение. В скором времени будет решаться проблема с утилизацией, чтобы не загадить пока еще чистую в этом мире природу. А все объедки со стола идут в специальные баки, которые стоят на углу квартала, их потом увозят на свиноферму. Хоть это радует, что уроки экологии, полученные еще на Старой Земле не прошли даром.

    Неожиданно с улицы послышалось знакомое громыхание. Я подошел к воротам, так и есть, подкатил Эноксен на своей патрульной машинке, этакой смеси квадроцикла и багги. Делают их предприимчивые ребята с Польши в Гюстрове, что стоит в пятидесяти километрах ниже по течению.

    - Чем обязан? - как ни крути, но датчанину я всегда искренне рад, как-то сильно скорешились мы.

    - Извини, но не мог доверить эту новость телефону. Болль у меня.

    - О-па-на! И как?

    - Взяли двоих, третий утонул. И лучше не спрашивай, по-вашему, кажется, говорят "лоханулись".

    - Разговорили?

    - Решил без тебя не начинать.

    - Понятно.

    Тимо Болль, бывший конвойщик из Дюссельдорфа оказался неведомым пока для нас образом связан с теми людьми, кто строил оружейный трафик в сторону Китая. Ребята эти были очень уж кручеными, просто так в руки не давались. Даже русская разведка не смогла найти всех концов этой тайной операции, а это о чем-то говорило. Мы же с командиром Речного патруля вели собственное расследование, и сейчас оно, как ни кстати, совпадало с моими будущими интересами.

    - Я сейчас ужинать, заезжай через полчаса.

    - В тир?

    - Да.

    Иногда по вечерам мы с Хеннингом ездили пострелять в местный тир, потренироваться на различных видах оружия. В свете моих последних приключений эти тренировки стали еще более актуальными, и я даже начал делать некоторые успехи. Кристина такие выездки терпела, хотя и не одобряла, дело то и в самом деле важное. Тем более, что мы там не выпили и сильно не задерживались, ну и заодно могли поговорить без лишних ушей. Я был более чем уверен, что старый штази установил за мной негласную слежку, а возможно и прослушку. Натура уж такая у контрразведки. Ничего личного, просто служба.

    И вот я залезаю в грохочущий аппарат Хеннинга, поправляю свой АК-105-й, и мы стартуем в сторону пригорода. Пострелять нам и в самом деле удалось. Я истратил пару магазинов короткими очередями на различные дистанции, затем перешел на позицию для короткоствольного оружия.

    - Ты определено продвинулся, - Эноксен посмотрел на меня с ухмылкой, - Как там у вас говорят - "Пока жареный петух в жопа не стукнет?

    - Не клюнет, - я убрал понравившийся мне "Sig Sauer" в открытую кобуру из кордуры и пристально посмотрел на датчанина.

    - Пошли, - тот кивнул в сторону пристани. Ну понятно, где они еще могут прятать пленных?

    Мы уселись в небольшую моторку и уже через двадцать минут швартовались у скрытой в траве деревянной пристани. Остров был небольшой, но сильно заросший, обычный для этой части Рейна. Между огромных деревьев, чем-то похожих на земные ясени виднелась хижина, напоминающая наши рыбацкие тони. Вперед неслышно выступила тень в камуфляже, поздоровавшись с нами. Удо Диркшнайер собственной персоной, надоела этому беспокойному типу размеренная жизнь в Цоссене, и сейчас он состоит в команде эноксеновских головорезов. Командир патруля подобрал себе в ближний круг пяток самых верных и отмороженных парней, сейчас они как раз в деле.

    - Проводи, - Удо кивнул и показал мне рукой, мол проходи.

    Внутри хижины царил полумрак, и я остановился сразу за дверью, чтобы глаза привыкли. Болль сидел на высоком стуле, привязанный к нему весьма замысловатым узлом. На голове черный мешок, штаны мокрые, выходить в кусты ему не давали. Тьфу, ну и вонь!

    Ну что ж, пора начинать. Забиваю внутрь остатки мандража и делаю шаг к бывшему конвойщику, срываю с него мешок, внимательно осматриваю. Узнает меня, паршивец, гадливо улыбается. Ну это ненадолго, милашка. Рамки допроса ломаются мной сразу же.

    - Сначала глянь ка внимательно это видео.

    Я захватил с собой походный ноутбук, на котором находился отредактированный мною клип со сценами допроса Флэннери, а также его посмертные весьма впечатляющие кровавые сцены. Замечаю, что видео подействовало на Тимо вполне ободряюще, в нужном направлении, затем молча достаю из рюкзака огромный паяльник и ищу розетку. Болль наблюдает за мной уже испуганным взглядом. Черт! Здесь же нет электричества! Мой взгляд задумчиво падает на небольшую газовую горелку, затем перевожу его на связанного бандита.

    - Тим, ты знаешь, кто я?

    - Ну да, - бывший конвойщик заметно выдохнул, видимо решил, что я пока хочу просто поговорить.

    - Я имею в виду по национальности, - нахожу в кармане зажигалку и поджигаю газ. Тим с все нарастающим напряжением наблюдает за мной. В таких ситуациях торопиться не надо, пусть клиент "дозреет".

    - Ты русский вроде, - в голосе уже некоторое сомнение.

    - Ну вот, я же знал, что ты парень умный, - выдаю самую гадливую улыбку и впиваюсь взглядом прямо в его глаза. Перед тем, как войти сюда, я сделал две вещи: поработал с тенями из косметического набора Вебер и капнул на глазную роговицу одну занятную жидкость. В итоге сейчас перед незадачливым бандитом стоит получокнутый тип, с огромными подглазниками и остекленевшими глазами записного наркомана, - Вот и ладненько.

    Еще раз внимательно оглядываю Болля, так мясник заценивает будущий ромштекс, тот уже достаточно нервно ерзает на стуле. "Процесс пошел". И в самом деле, что он обо мне знает в свете последних событий? Человек, выбивший признания у секретного агента, убивший заодно и его напарника, а затем исчезнувший без следа. Кто я, где я? Жало паяльника тем временем уже нагрето и можно приступать к экзекуции. Тим резко дергается и начинает что-то мычать, рот я ему предусмотрительно закрыл кляпом. Не меняя выражение лица подношу жало к правому глазу, на самом деле стараясь его не задеть, с раненым потом больно хлопот много. Но белесые ресницы я ему все же подпалил.

    Хижина содрогается от дикого вопля, кляп уже вынут. В проеме моментально появляется молчаливая фигура Эноксена.

    - Он готов говорить. Правда? - это я уже    вкрадчиво обращаюсь к Боллю, то энергично трясет головой. Блин, так со всеми этими заморочками я скоро стану настоящим заплечных дел мастером. А, кстати, как на Руси правильно подвешивали на дыбу? Эффективная ведь пытка была.

    Дальнейшее, в общем-то, дело техники. Дав Тиму выговориться на камеру, и помогая ему в этом правильными вопросами, мы с датчанином узнаем очень многое. Без особого сожаления констатирую, что бывший конвойщик нам уже не нужен. Значит этой ночью у кого-то в Рейне будет свежий обед.

    Скажете я жесток? Но таковы правила игры, ведь именно люди Болля меня с датчанином хотели отправить на тот свет. Да и за покушение на Кристину мы еще не спрашивали. Так что квиты.

    - Что будем делать?

    Я задумчиво смотрю на друга, солнце уже почти село, расцветив воду напоследок в ярко-багряный оттенок. "И мальчики кровавые в глазах..." А ведь надо, черт возьми, решаться! Вместо ответа берусь за мобильный.

    - Герр Риббек, добрый вечер. Ничего, что так поздно? Давайте, соберемся завтра. Да, в том же составе плюс Эноксен. Нет, без него нельзя. Отлично, до встречи, - «Ну что ж, жребий брошен!» Поворачиваюсь к    Хеннингу и приказным тоном объявляю, - Готовь ребят, скоро поедем в Нойехафен.

    - Полное снаряжение?

    - Да. И мне еще надо будет смотаться дальше, в Китай.

    Разговор у нас с камераден получился очень непростой. Информация, вываленная мною перед членами "Brandenburger Gruppe" показалась многим по-настоящему ошарашивающей. Риббек поглядывал в мою сторону с не очень довольным видом, уже подозревая в собственной игре. Так кто ж свои козыри то все сдает, герр штази?

    - Мартин, а вам не показалось странным, что эту службу некоторое время    возглавляла ваша соотечественница? Это вызывает множество вопросов.

    - Непосредственно к нашему делу это не имеет никакого отношения, - я уже был готов к подобным вопросам, - ССР не имеет такой власти и влияния. Сами видите, служба созданная для работы по противодействию организованной преступности планеты, на самом деле зачастую действует совсем наоборот. Из допроса агента Флэннери видно, что ССР до сих пор    не имеет твердой оргструктуры, в ней существует несколько подотделов, решающих вопросы безопасности в совершенно противоположных друг к другу направлениях. На данный момент эту службу не представляет для нас никакой опасности. Ее постоянно реорганизуют и используют в негласных политических целях.

    - А как же второй агент, кажется его зовут Кавелло? - Холльштайн был сегодня задумчив.

    - По моим сведениям он мертв. Погиб недавно в перестрелке с неизвестными бандитами.

    - Хм, как интересно.

    - Там вообще многое чего интересного, герр Риббек.

    На меня в группе подозрительно посматривают, ждут подробных разъяснений. А вот не будет их, господа херры. Слово снова берет Риббек:

    - Наши русские друзья сообщили мне, что Проект «Северный коридор» в целом одобрен. Они совместно с американцами смогли блокировать влияние британских финансистов, и в данной ситуации мы можем действовать без оглядки.

    Я хмыкаю, весь этот сыр бор имеет под собой весьма банальную причину - Его Величество Бабло. Ведь через британцев на Новую Землю нагло лезут так называемые "новые кочевники", то есть те, кого у нас принято называть глобалистами. Люди, зарабатывающие миллионы в день на разнице финансовых курсов, махинациях с ценными бумагами, политическими спекуляциями, то есть фактически делающими деньги на воздухе. Они уже превратили экономику той Земли в передутый пузырь, который рано или поздно лопнет, похоронив цивилизацию под собой. А сейчас их лапы пролезли уже и сюда. Что не есть гут.

    Немцам, свободным американцам и конечно же русским такой исход, как серпом по яйцам. Дутые, не обеспеченные ничем финансы только разовьют местную инфляцию, обесценят банковские вклады и дадут возможность тайным махинаторам перекроить под себя контроль над ресурсами, давшимися большинству на этой планете настоящей кровью и потом. Буршье был только винтиком в этом весьма сложном механизме, осуществляя контроль потоков, отмываемых через местные преступные сообщества. Да собственно, если бы не финансы "кочевников" то никакого Нью-Рино бы и не было. А то, что английский финансист и по совместительству работорговец связан именно с ними секретом уже не было. Из-за "ленточки" поступила вполне развернутая информация, скрепив еще более тесно сложившийся по эту сторону Залива Союз «белых людей».

    И как ни странно, но большая часть Орденских властителей будет сейчас на нашей стороне. В такие весьма дорогостоящие проекты планетарного масштаба могут вкладываться только представители кланов "старых" и "новых денег". То есть те, кто реально правит Старой Землей. Или вы что думаете, что Америкой руководит президент и сенат? Ею правит K Street, улица в    Вашингтоне, на которой находятся многочисленные    офисы лоббистских компаний. Там даже создана Government Relations, Ассоциация профессионалов по связям с органами власти. Официально признанная коррупция в самой капиталистической стране мира.

    Это очень просто думать, что некий карикатурный буржуй с Уолл-стрит или нефтяной магнат из Техаса поднимает телефонную трубку и звонит кому-то из помощников президента. Нет, даже во времена Римской Республики в этом Вечном городе крутились десятки группировок и кланов. Сейчас стало все еще сложнее. И страшно подумать, какие связи должны были быть подняты, чтобы проект Ворот остался в тайне от весьма пронырливых и падких на сенсации масс-медиа, а также многочисленных разведок мира.

    Хотя настоящие тайны Власть хранить всегда умела. Англичане например очень тщательно оберегают собственные "скелеты в шкафу", например свою роль в развязывании Первой и Второй мировых войн. У нас в Эрефии также особо не педалируют тайну развала Союза, ведь многие из нынешней власти на нем хорошенько руки погрели. Да и Западу придется ответить, куда он дел награбленные у нас ресурсы. Talis est vita, Такова жизнь! Поэтому принимаем ее, как данность и действуем соразмерно.

    Хотя здешних немцев как-то больше волнует программа строительства "Северного коридора",    то есть нормально функционирующей трассы от Нойехафена до Берегового. Если вдоль южного побережья во многих местах уже построены нормальные автобаны, а конфедераты вовсю вытягивают железные дороги, то север пока обделен. Так называемая Северная трасса хоть и стала более безопасной, но зачастую идет вне обжитых и населенных мест, и представляет из себя обычный хреновенький грейдер. Логистика по ней дороговата, особенно с учетом того, что завезенные ранее массово автомобили также массово на ней гробятся. Это я уже    испытал на своем «Пэтроле». В ремонт каждый год приходится вкладывать все больше денег, да и запчасти дешевле не становятся.

    Дальние перевозки по некоторым группам товаров становятся нерентабельными. Недаром так оживлен Рейн, имея возможность переключить грузопоток на водный транспорт. Русский Протекторат правда имеет два больших порта, но пока морские перевозки еще не стали такими массовыми, как на той Земле. Океан толком не изучен, крупнотоннажных судов мало, а портовая инфраструктура не развита. В Заливе в основном ходят небольшие каботажники. Да и те же англичане и здешнее американское правительство не сильно жаждут усиления Евросоюза, конфедератов и русских на море.

    Вот и потянулись бывшие соперники друг к другу. Немцам нужна дорога в верховья Рейна, русским, американцам и французам обновленная Северная трасса и выход на север изученных мест. Вот благодаря    моему непосредственному участию стороны и пришли к согласию. Сейчас в ПРА, Техасе и Американской конфедерации ведутся проектные и изыскательские работы для последующего строительства железной дороги. А немцы уже вовсю строят свой Рейнский автобан, который пока закончится в местном Париже. Правда пока не решили, где оба этих проекта состыкуются. Камнем преткновения стал Меридианный хребет. Но думаю, все решаемо.

    10 месяц 27 года Новоземельского летосчисления, порт Нойехафен.

    - Ну как? - Эноксен на удивление выглядел возбужденным, а я то больше привык видеть перед собой невозмутимого викинга.

    - В целом одобрили, скоро прибудет их человек.

    - Уф.

    - Волновался?

    - Да как-то, - датчанин несколько стушевался, - не по себе. Мы как "партизанен" в тылу врага. Чувствую себя неуютно.

    - Хм, - улыбаюсь    в ответ, - привыкай. Мы в России так почти постоянно живем.

    - Ага, вас поэтому хрен победишь таких, - вот и блеск в глазах появился, парень приходит в порядок. Эх, телята вы, европейцы, все-таки. Куда вам супротив таких монстров, как мы.

    - Как обстановка вообще?

    - Да знаешь странная, орденские шныряют, местные что-то мутят. В Бранденбурге все как-то проще.

    - Понятно. Поехали, пожрем куда-нибудь.

    На самом деле пока не вижу ничего непонятного, обычная такая обстановочка для города, расположенного на границах влияний. Но после длинного переезда из Китая жрать и в самом деле хочется. Поворачиваю свой "Пэтрол" в сторону порта, помню, была там одна тихая забегаловка. На парковке тесно, что не удивительно, рабочий день то закончился. Внутри траттории все привычно, достаточно простая обстановка, прокурено и шумно. Чего еще ожидать от припортового заведения? Идем к стойке, ловя на себе заинтересованные взгляды. На обычных работяг мы ни разу не похожи, особенно Эноксен в полной спецназовской сбруе, да и я одет по-походному. Благодаря корочкам датчанина мы сейчас вооружены пистолетами, а в моей разгрузке ждет своего часа верный бебут. Эх, что-то я кровожадный какой-то становлюсь.

    Нас быстро обслуживают, и мы сразу вливаемся в местный "коллектив", оказавшийся достаточно разношерстным. Слышна немецкая, испанская, польская речь, в динамиках играет "Новая волна" и даже панк-рок, народ лениво шелудит в бильярд или прямо за столами режется в покер, и явно не за интерес. Вообще странное цивилизационное явление: люди постоянно совершенствуют технику, используют передовую науку, чтобы меньше вкалывать, зарабатывая себе на кусок хлеба с маслом, а затем бездарно просирают эти сэкономленные часы в пустопорожнем времяпровождении. Не наличие ли кучи свободного времени, вкупе с хорошим образованием и необязательности пахать по-черному сыграло злую шутку с советским обществом "Развитого социализма" в восьмидесятые? Многочисленные конторы типа НИИ «Химии Удобрении и Ядов», а также почтовые ящики плодили сонмы работников «умственного труда», которые зачастую вместо пользы приносили в государство тлетворный червь сомнения и упадка.

    Но мне то рефлексировать некогда, я тут целый мир менять собираюсь. Революционер хренов! А куда деваться, назвался груздем - полезай на броневик. Рассказываю Хеннингу, как поначалу мурыжили меня китайские товарищи, пришлось даже пригрозить скоротечным отъездом. Китайцы вообще те еще проныры, любят иметь свой кусок за чужой счет. "Обезьяна сидит у реки ..." Но в итоге согласие с их стороны я таки получил. Тем более, что им еще надо состыковывать свой участок пути с немецким, а я как бы немцев нынче и представляю.

    Охренеть! Русский Коммуникатор совместно с датским спецназовцем готовит переворот в немецкой революционной ячейке. С таких станется ...

    В сторону речного порта едем на двух машинах. Я на своем "Ниссане", уже несколько побитом местным песком и камнями, поскрипывающим подвеской, но все таким же бодрым. Эноксен пылит сзади на маленьком Сузуки-Самурае, взятом напрокат у местных патрульных. Неожиданно у меня на телефоне срабатывает вызов. Хм, это датчанин. А чего не по рации?

    - У тебя хвост, белый Лендкрузер, от самой траттории идут, в машине двое.

    Ловлю в зеркале заднего вида большую машину. Крузак семьдесят пятый, мечта Кэмел Трофи. И чего им от меня надобно? Но еду и дальше не спеша, стараясь припомнить, что в этой части города находится.

    - Хеннинг, буду заворачивать к паромному причалу. Там старая будка навигационного поста.

    - Принял.

    Не спеша поворачиваю к реке, датчанин едет дальше, не привлекая к себе излишнего внимания.

    Ловкие ребятки оказались, пока я копался в кустах около будки, вошли с двух сторон, уже с пушками наперевес. Зря я проминдальничал, надо это будет учесть на будущее. Если оно конечно будет.

    - Вы кто такие? - специально выговариваю с сильным славянским акцентом.

    Ближе ко мне стоит крепкий паренек, в котором явно просматривается сильная примесь индейской крови. Боливиец или эквадорец? У выхода меня сторожит девка, крепкая, черноволосая, лет двадцати пяти на вид, еще одна жертва безумного феминизма. Оба в песчаном камуфляже.

    - Мы представители патруля Ордена. Вы задержаны.

    - Аусвайс?

    Девка показывает бляху, это даже не рядовые, а офицеры. Неужели я такой опасный преступник?

    - Ну и какого х..я вам надо? Это не территория Ордена! У вас нет полномочий!

    Парень отвечает, бравируя своим положением:

    - Вас подозревают в покушении на сотрудника Ордена, а такое обвинение экстерриториально.

    Я во время разговора незаметно приблизился к "индейцу", он сейчас прикрывает меня от огня напарницы, да и сам уже в зоне поражения кинжала. Руки как бы а виду, но это не помешает молниеносно выхватить бебут. Удар по руке, второй по горлу, в падении перехватить падающий пистолет. Такое упражнение мы с датчанином уже выполняли. Правда рискованно, на крайний случай.

    - Сынок, не лез бы ты не в свое дело, - отвечаю ему на испанском, добавляя из кубинского "фольклора", - Mamar la pinga.

    Парень багровеет, ведь я сейчас предложил ему отсосать, а вот его напарница выглядит спокойней, не сводя с меня напряженного взгляда. Видимо числюсь в их списке, как особо опасный.

    - Не дергайся! Мы просто выполняем свою работу. Руки за голову и повернись спиной!

    - А ты свою, - Как такая большая тушка может так бесшумно передвигаться? В затылок девчонки упирается дуло с глушителем, в руках датчанина полицейский вариант МП-5, знаменитого немецкого пистолет-пулемета, - Оружие на землю.

    - Руки в гору! – ору сам, как заправский Омоновец и сразу прыгаю вперед. Пришлось не раз видеть их работу, один раз и по почкам прилетело за то, что замешкался. Если человек при крике "Работает ОМОН!" автоматически встает в полусогнутую позу и ставит руки вперед на стенку или на капот автомобиля, то значит он из "лихих девяностых". Эх, куда вам орденским до нас, мы ж вас как Тузик грелку порвем!

    - Есть письменный приказ на мой арест? - допрашиваю только девку, "индеец" сидит в сторонке под чутким присмотром Эноксена.

    - Ты совершил большую ошибку, - она не явно не ожидала, что я ее ударю. А что вы хотели, бабы? Получите ваш феминизм обратно, в полном, так сказать, объеме. Или ты, сучка крашеная, ожидала лепестков розы и шампанского в постель?

    - Повторяю свой вопрос, детка. Ты сейчас на чужой территории, скажу больше, на территории вражеской, и не тебе диктовать здесь правила.

    - Приказ пришел по телефону, от уполномоченного отдела, - смотри зло, сплевывает кровь, но явно еще не сдалась. Эх, дурочка, и чему тебя мама учила?

    - Как нашли меня?

    - У нас ... есть информаторы.

    - Ясно, - я оглядываюсь, киваю головой, датчанин пинком поднимает орденского служаку и тянет к выходу, - Оружие и бляхи мы у вас отбираем, и советуем валить из города как можно быстрее.

    - Ничего еще не кончено, - офицерша упрямо выпрямилась, форма на груди третьего размера заметно натянулась. Вот сюда и бью, судя по ее визгу, это очень больно. Так мы же на равных, не правда ли, девочка?

    "Индеец" ничего понять не успел. Ох, и кровожадный я становлюсь, но война это вам не тут. Один скользящий удар бебутом, и ее напарник валится кулем на землю, щедро окропляя ее алой не невозможности кровью, бьющей фонтаном из разрезанной артерии. Быстрая и достаточно милосердная смерть.

    Эноксен опасливо отступает в сторону, а перепуганная насмерть девка буквально впечатывается в стенку. Она явно не ожидала такой кровавой развязки. Неужели рассчитывала на проявление рыцарства?

    - Прибери его и вали отсюда. Второй раз предупреждать не будем. Появление следующих орденских крыс будет считаться объявлением войны. Все понятно?

    Она трясет головой, в глазах волной плескается ужас. Только сейчас дошло, что здесь шутить не любят.

    - Это что сейчас было, Мартын?

    - Это, чтобы нас приняли всерьез, - смотрю ему прямо в глаза, - Или ты хочешь терять собственных людей?

    - Не хочу, но парень тут при чем?

    - Ох, как вы не понимаете? - уже у машины резко останавливаюсь, - Пойми, нельзя выиграть войну обороняясь. Был у нас во время Второй Мировой такой маршал Жуков, он даже в печальном сорок первом году, когда мы отступали во всем фронтам, убеждал командование чаще контратаковать и сам провел успешную операцию под Ельней еще летом. Поэтому и стал Маршалом Победы.

    - Я читал о нем, - в глазах друга, а теперь и соучастника читаю понимание.

    - Тогда по коням! Вечером продолжим.

    Второй удар мы нанесли уже не по обычным орденским служакам, которые попали под замес случайно, по своей службисткой тупости, а по сданному Боллем опорному пункту спецкоманды, которая обеспечивала в Нойехафене базу по переброске оружия на север. А те расположились с размахом, у самого моря, арендовав несколько складов на самом краю промзоны. Еще несколько дней назад пара парней Эноксена начала наблюдение, нашла скрытые датчики и камеры слежения, а также вычислила слабое место в охране периметра. Судя по всему постоянно здесь базировалось не более шести человек. Двое наемников время от времени прохаживались по территории, изображая из себя обычных работяг, другие почти не высовывались наружу. За время слежки к ним никто не приезжал.

    Мы атаковали их базу в шесть утра, ночь на Новой Земле длинная, а в это время так и тянет поспать. Наши бойцы со всеми предосторожностями сняли датчики в узком проеме между складом из гофрированного профиля и большими пустыми цистернами, и затем оказались вне зоны камер слежения. Наемные сотрудники спецотдела Ордена не учли, что эти цистерны были некогда установлены на бетонные блоки, пустое пространство между    ними просто засыпано песком, который можно тихонько откопать и оказаться сразу внутри периметра.

    Штурмовая тройка подала установленный заранее тоновой сигнал, который я уловил через наушник гарнитуры. На крыше соседского склада расположился наш снайпер, а мы с Удо держали выезд с территории. Я не стал надевать прибор ночного видения, нет у меня должного навыка, да и сумеречное зрение неплохо развито, а луна сейчас почти полная. Полной тишины здесь не было, неподалеку шумел прибой, океан это вам не Залив, здесь всегда ветра. Вот и сейчас он гулом проносится между зданиями и ангарами, приглушая шаги штурмовиков.

    Понеслось! Один из бойцов выбивает прикладом окно склада, а второй палит туда из достаточно редкого оружия, револьверного гранатомета. Одна за другой внутрь помещения уходят гранаты с газом и дымом. Уж не знаю, что там за газ был, но дежурные охранники вывались наружу на полусогнутых ногах. Их тут же ловко добил снайпер. Штурмовики уже работают внутри помещения. Выстрелов не слышно, у всех накручены глушители. Только мы с Удо без них, бывший боец первого батальона Ландвера держит в руках    популярный в наших краях Minimi. В эфире шелестит голос Эноксена:

    - У нас минус два.

    В этот момент ворота ангара разрывает вылетевшая оттуда машина. Какой-то американский малотоннажный грузовик, на базе таких автомобилей делают эвакуаторы. Здесь в дело уже вступает Диркшнайер, ночь прорезает грохот пулемета. Машина идет юзом и останавливается. Водитель выбраться не успел, так и остался висеть на ремнях. Второй наемник прячется среди контейнеров и стреляет в нашу сторону, и надо признаться, метко так стреляет. Удо чертыхается, песком запорошило его голову.

    А я примеряюсь и начинаю кидать в сторону противника Воги, гранаты от подствольника. В Аламо все-таки прикупил наш русский ГП-30 «Обувка» и уже успел с ним изрядно потренироваться. Дороговато, конечно, но зато сейчас уже третью гранату положил куда надо. Вскоре слышится:

    - Мы его взяли, уходим!

    Бесшумно закончить операцию не удалось, да мы особо и не надеялись. Гладко только на бумаге ... Удо хватает пулемет и бежит в сторону океана, я еле успеваю за ним. Вот ведь здоровья у проклятой немчуры! На берегу уже вовсю копошатся штурмовики, вытаскивая из-за укрытий две заранее приготовленных надувных лодки. Снайпер появляется из тьмы последним, он выглядит среди нас самым футуристичным, длинная винтовка стала еще длиннее из-за глушителя, навороченный ночной прицел, лицо скрыто прибором ночного зрения.

    Океан встречает нас свежей волной, приходится тащить лодки дальше на себе, промокая почти по "вам по пояс будет". Хорошо хоть вода не ледяная. Заведенные моторы понемногу выводят нас из полосы прибоя. Я оглядываюсь в сторону берега. Ничего и никого. Все-таки это не Старая Земля, пока тут все очухаются час пройдет. Я ничего не понимаю в морской навигации и поэтому доверяюсь опытным в этих делах парням датчанина. Фу! Неужели пронесло?

    В километре от берега нас встречает катер с надежными людьми. Они не задают вопросов, только кивают в сторону кабины, куда мы тут же набиваемся. Раненому наемнику уже сделана перевязка, осколки моей гранаты посекли ноги и лицо, сам он был в бронике. Его оставили снаружи, только накинули черный мешок на голову и привязали покрепче. Только сев на скамейку, понимаю, что руки дрожат. Меня толкают в бок, это Удо молча протягивает тонкую фляжку. Также молча беру ее и делаю хороший глоток. А коньяк явно не плох, еще с той, до боли родной Земли! Молчим дальше, говорить то в общем-то не о чем. Дело сделано!

    Поворот

    11 месяц 27 года Новоземельского летосчисления, Франкфурт-на-Рейне, автономная земля Бранденбург.

    На столе задребезжал телефон городской линии. С недоумением секунду смотрю на него, а затем беру трубку. Это Ангелина Вольф, муниципальный координатор.

    - Херр Нестероф, вас тут спрашивают. Не могли бы вы подойти ко мне в офис?

    - Яволь, сейчас буду.

    На той стороне провода недовольно хмыкают, мои шуточки не все принимают адекватно. После памятных событий двухнедельной давности мы взяли некоторый таймаут. У командира Речного патруля и без нашей войны с Орденом дел невпроворот, а я временно оказался без контактов с Порто-Франко и тамошними заказчиками. Наверное и у Майкла из-за меня возникли проблемы. Помощь пришла от "Brandenburger Gruppe", тайного общества, определяющего в здешних краях политику партии.

    Мне предложили возглавить информационный департамент автономной Земли Бранденбург. Хотя департамент это слишком громко сказано, в моем подчинении только два сотрудника, да и то совмещающих другие обязанности. Бюрократией новые территории еще не обзавелись. Зато такая должность дает мне полные права резидентсва и некий общественный статус. От службы в местном ополчении Ландвер я освободился с помощью корочки Helfer Речного Патруля. Вот так в общем, потихоньку обживаюсь и обзавожусь связями.

    У Ангелины меня встречает высокий, загорелый дочерна мужчина с мушкетерскими усами.

    - Месье Нестероф, рад с вами познакомиться.

    - Вы меня знаете?

    - Я знаю Клифа Ричардса и отлично осведомлен о ваших путешествиях. О, простите! Где моя галльская вежливость! Меня зовут Патрик Бертран, шеф телекомпании "Paris Première".

    - Приятно познакомиться, - честно говоря удивлен. Ничего не слышал о местных французских телекомпаниях.

    - Мы можем с вами поговорить Tête-à-tête?

    - Отчего нет, пройдемте в мой кабинет.

    - О-ля-ля, настоящий чай! Это редкость на этой планете!

    - Привез из Китая.

    - Вы были в здешнем Китае?

    - Два раза.

    - О! Хотя чего я удивляюсь, - мы разговариваем на испанском, я не бум-бум по-французски, а он не так силен в английском, - Вы же достаточно известная личность, много где успели побывать.

    Я осторожно кладу чашку на стол. Что еще интересно ему известно обо мне?

    - Месье Бертран,    чем я вообще обязан вашему визиту?

    Француз улыбается, улыбка у него хорошая, искренняя, подкупает.

    - Сразу к делу, чисто американский подход, одобряю. Недавно к нам привезли последний фильм Ричардса о верховьях Рейна. Он меня необычайно заинтересовал. Вы ведь участвовали в этой экспедиции?

    - Да, как и во многих других.

    - У меня к вам деловое предложение, Мартин. Мы собираем туда собственную экспедицию, ее оплачивает моя телекомпания.

    - Честно говоря я еще ничего не слышал ни о вас, ни о вашей компании.

    - А это и не мудрено. Первые пять лет на Новой Земле я зарабатывал другим способом.

    В моих глазах явно читается вопрос, Патрик улыбается и выдает:

    - Я мыл золото в том самом «драгоценном» углу Меридианного хребта и горной системы Кхам.

    Вот это да! А я то подумал, что передо мной обычный ловкий прощелыга. Хотя почему? Мужик и в самом деле больше походит на самого настоящего старателя и любителя приключений, въевшийся в кожу загар, мозолистые лопаты рук, сам весь жилистый и крепкий. Только такие люди и выживают в местах, где слово Закон ничего не значит.

    - И что вас интересует конкретно?

    - Меня интересует заброшенный поселок на Ларже.

    Ну еще бы! Смотрит серьезно, ожидая ответа. Я не торопясь наливаю себе еще чаю, так же неспешно отхлебываю:

    - Вы вообще в курсе, что там очень опасно?

    - Думаете меня уже можно чем-то испугать? Но именно в таких опасных местах обычно и хранятся сокровища.

    Шустер бобер! Он явно наметился на неизвестную науке ночную тварь под именем "Черный демон".

    - Видит ли, месье Нестероф, я нашел человека, который там раньше жил и пытался поймать ту тварь. А он мне много чего рассказал интересного, и сейчас я знаю о "Черном демоне" намного больше, чем кто-либо на этой планете.

    - Вы хотите, чтобы я работал на вас?

    - Да, такой опытный специалист нам просто необходим. Я не игрок, Мартин, я собираю команду лучших и вкладываю в проект собственные деньги.

    - Хм, мне надо подумать.

    - У нас еще есть время, мы пойдем туда не раньше третьего месяца следующего года. Все видео и фотоматериалы принадлежат мне, сторонние публикации только с моего разрешения. И вот сумма, на которую вы можете рассчитывать

    Ого! А сумма показанная мне на бумажке выведена некислая, на эти деньги можно потом целый год жить. Что же он там на самом деле ищет? И точно ли он только частный инвестор? Обычно в этих краях успешные дельцы являются и сильными политиками, поэтому сразу запускаю удочку.

    - Месье Бертран, вы скоро обратно?

    - Послезавтра, еще есть дела. А что?

    - Мне с другом надо в ваши края, могли бы прокатиться вместе.

    - Я не против, - опять эта искренняя улыбка. Хотя почему нет, приятные в общении люди обычно и более успешны. Его улыбка тут же гаснет, когда я протягиваю ему свою бумажку со списком интересующих лиц.

    - Мне необходимо переговорить именно с ними.

    - Однако ... Но я помогу вам.

    Вот и договорились, в конце концов я же Коммуникатор. Прощаюсь с веселым французом и иду звонить Эноксену, пожалуй надо бы известить и самого Риббека. После нашей с датчанином самодеятельности этого старого штази чуть удар не хватил. Он все еще не может привыкнуть к реалиям этого мира. А здесь совсем не чураются резких движений.

    Кстати Орденские тогда так и не вняли нашим предупреждениям. Немецкие информаторы в Нойехафене, да и у нас есть информаторы, сообщили о двух весьма подозрительных машинах. В этот раз эти придурки послали по нашу душу свой спецназ. Что-то много о себе возомнили. Их отряд "пропал" на длинном перегоне между Кенигом и Гюстровым. От попаданий гранат из РПГ-7 с термобарической смесью Спецназовские автомобили вспыхнули, как свечки. Их и обугленные тушки орденских мы затопили в болоте, которыми богаты те края, а я записал на свой счет    еще "два фрага". Такими темпами мне скоро можно самому в наемники записываться. Эноксен и так уже странно в мою сторону посматривает. А я ведь не для себя стараюсь, а для своего Петьки, ему здесь жить, вот и зачищаем поле от ненужного мусора.

    Одно радует: цепочку по контрабанде оружия в Китай мы поломали, вернее снесли почти полностью. Единственный пленный, взятый на базе в Нойехафене это подтвердил. Тем, кто в Ордене эту тему замутил, придется начинать все сначала, а китайцы теперь мне по гроб жизни обязаны. А вот меня сейчас больше    интересует тесное сотрудничество с французскими спецслужбами. Эти ребятки и на той Земле были не промах, хотя не так известны, как их конкуренты из Ми-6 или ЦРУ. Хотя шумиха в их делах как раз и не нужна, и если вы о них ничего не слышали, значит парни хорошо работают! А они ведь достаточно наследили как на Ближнем Востоке, так и в Африке.

    Для многих будет откровением, что первыми, кто поддержал афганских моджахедов оружием против советских войск были именно французы. Именно директор спецслужбы SDECE Де Маранш создал знаменитую концепцию Mosquito — локальных, но постоянных и активных ударов по военно-политической инфраструктуре СССР. Этот редкостный говнюк и антикоммунист, к которому прилипла кличка Portho, после своей отставки стал советником того самого Рейгана, полностью использовавшего наработки француза. Вот мне и интересно, насколько тесные у них отношения с Орденом, и будут ли они помогать нам. Все-таки нюансы местной политики сильно отличаются от староземельской. А деловые круги тутошней Франции и примкнувших к ней франко-канадцев тесно связаны именно с немцами Рейна и даже Русским протекторатом. Без немецкого автобана и русского металла не будет всей их энергетики и всего дальнейшего развития.

    Проект, который уже заинтересовал "Старые деньги" староземельской Европы. Или вы думаете, я не понимаю реалий нашего весьма жесткого мира?

    Ветер стих, даже ветки на берегу совсем не колышутся. Так бывает на Рейне ближе к вечеру. Кажется и речные волны плещут тише, только мерный рокот дизеля под палубой и шум воды, рассекаемой форштевнем нарушают идиллию. Мы с Эноксеном устроились на корме, возле автомобильной площадки и курим сигары, прихлебывая местный коньяк. Я вообще то не курю, но эти коричневые трубочки из табака уважаю. Чистый никотин без всяких примесей! Бертран с нашими попутчиками режутся в каюте в карты, а мне просто хочется побыть на свежем воздухе и немного расслабиться.

    Не сказать, чтобы Кристина обрадовалась моему очередному отъезду, но я пообещал женушке заодно заняться и ее делами. Неожиданно мои слова подвигнули Вебер к активным действиям, и в итоге я получил достаточно длинный список фирм и бизнесменов, с кем неплохо было бы встретиться. Получил проблем на свою голову! Но раз уж назвался груздем ... А вообще молодым супругам полезно временами побыть отдельно друг от друга, они еще не так крепко сцепились между собой общими же привычками и традициями, и раздельно отдохнуть лучше, чем ссориться и ругаться попеременно.

    - И как тебе в статусе кровавого мясника?

    Блин, датчанин может быть достаточно ехидным собеседником.

    - Да нормально. Мальчики кровавые в глазах пока не появляются.

    Он несколько завис, поэтому приходится сделать небольшой экскурс в русскую литературу и старину.

    - Я отлично понимаю, что историю белыми ручками не делают. Эволюция живого мира вообще вещь необычайно жестокая, она бросила на свой алтарь миллиарды существ, чтобы появились мы. А люди в этом плане не лучше животных.

    - Хм, раньше я от тебя такого не слышал.

    - Есть время поразмышлять. Раньше больше плыл по течению, а сейчас стараюсь грести под себя.

    Наливаю себе еще коньяку, затягиваюсь сигарой и погружаюсь в воспоминания. А кто он такой вообще, чтобы меня попрекать? Сколько в те же девяностые я видел вокруг несправедливости, сколько людей тогда безвременно ушло из-за банальной людской жадности и эгоизма. Поначалу я еще пытался сопротивляться системе, боролся за правду, как мог, напрягал друзей. Но это только в кино хороший герой выносит всех бандитов и уходит вдаль с любимой женщиной за ярким будущим. В реале же заткнуть тебя мог любой плюгавый милиционер или бандитский отморозок, ничего бы им за это не было.

    В конец концов я плюнул на все и поплыл по течению жизни, да и времена тогда были веселые, свободные. В последние годы жизни перед отъездом "новый порядок" уже прочно вошел в реалии эрефного мира, когда жулики и бандиты вкупе с чинушами и силовиками начали ревностно оберегать нажитые неправедно богатства. Но они так и не смогли убедить народ в легитимности своих капиталов, чем заложили в основание государства настоящую бомбу замедленного действия.

    Но сейчас я не об этом. Именно в этом, новоземельском мире стало возможно то, что было совершенно невозможно там. Творить свою, собственную историю, и своими же руками. И если надо эти руки испачкать, я их испачкаю, ни разу не белоручка. Видимо мое настроение передалось и Эноксену, меня всегда удивляло то, что у этого на вид огромного увальня оказался на редкость острый ум. Наследие викингов? Те ребята были не промах! Пол-Европы раком поставили!

    - Знаешь, Мартын. Когда я тебя впервые увидел, то у меня сложилось о тебе впечатление как о ... Кажется у вас такое слово - "расписдей"? Угадал? Ты тогда слишком легко рассекал волны нашей действительности, без затруднений проходил сквозь невзгоды, проблемы, дарил окружающим ощущение воздушности бытия. А вот сейчас я вижу перед собой волевого лидера со стальным стержнем внутри. И мне очень приятно, что ты у меня в друзьях.

    Эноксен протянул бокал, и мы чокнулись. Черт возьми, приятно и мне иметь таких товарищей! На душе тепло, пьяно, будущее опять видится в радужном цвете. Живем!

    Париж ничем особо от местных городков не отличался, хотя я и тот не видел ни разу, и даже туда как-то не тянуло. Никогда не понимал эту псевдорусскую ностальгию: - "Увидеть Пари и умереть...". Розовые сопли нашей долбанутой на голову интеллигенции, ничего больше. Лучше уж Гранд-каньон или Гималаи, вот там реальная сила и мощь. Отличие наблюдалось в том, что дома здесь чаще всего были выстроены или облицованы местным камнем, напоминающим мрамор. Горы то не так далеко находятся. Грязи не было, все улицы оказались заасфальтированы или вымощены. Бросалось в глаза обилие всевозможной зелени. Верховья Рейна и Луары вообще отличались от остальной части видимого мною мира самыми настоящими лесами и обилием воды. Даже не верилось, что всего в сотне километров к югу находятся пустынные саванны.

    Месье Бертран устроил нам встречу с местной вариацией "Сюртэ" на следующий по прибытию день. В тихом ресторанчике, в красиво оформленной загородке нас с Эноксеном ждали двое. На меня тут же накатило ощущение дежавю. Я видел эти лица в старом французском фильме, в "Профессионале". Да что они там, по типажу в службу набирают?! Высокий блондин с лицом, изборожденным морщинами очень напоминал Бельмондо, а второй, крепкий мужичок с вытянутой головой и острым, выдающимся носом артиста, которого вроде звали Шарль Жерар. Надо же, в памяти сохранилось!

    Видимо выражение на моем лице было слишком красноречивым, чтобы наши собеседники мрачно переглянулись между собой. «Бельмондо» положил руки на столик и произнес на чистом русском языке:

    - Вы тоже любитель старого французского кинематографа?

    Мне оставалось только засмеяться, а парни то оказались с чувством юмора.

    Да и с мозгами у них также было все в порядке. Доминик Бернеде и Жереми Бреше оказались не только агентами местной контрразведки, но и даже начальниками спецотделов. Хотя сами их отделы состояли максимум из трех-четырех человек. Как у нас - на все руки мастера. Они с большим интересом ознакомились с той информацией, которой мы смогли поделиться с ними. Это был на самом деле очень широкий жест. Информация в любом месте мира это деньги и влияние. И парни этот жест по достоинству оценили.

    Бернеде тут же включил свой планшет и вывел на экран снимок как думаете кого, а того самого Дика Донахью, пропавшего из нашего поля зрения еще в прошлом году.

    - Мы знаем его под другим именем, Пол Свенсон, и он попал нам на заметку совершенно случайно, но сразу же заинтересовал.

    Я осторожно спросил:

    - Больше он здесь не появлялся?

    - Не видели, - ответил мрачноватый на вид Бреше.

    - Я бы ..., - тут я сделал драматическую паузу, - был бы очень благодарен его тушке в любом виде, лучше в живом.

    Французы переглянулись и единогласно приняли решение:

    - Будем иметь это в виду.

    Что есть плюс на Новой Земле, здесь почти все знают друг друга. Французские контрразведчики с охотой подсказали нам с кем стоит переговорить по поводу экономического сотрудничества, а Эноксену тут же дали адрес местных патрульных. В их водах, пожалуй, шалят даже больше, чем на Рейне. А я воспользовался служебным положением и узнал к кому стоит обратиться, чтобы выполнить многочисленные поручения Кристины.

    Расстались мы на хорошей ноте. Парни из местной контрразведки получили пищу для размышлений, а также подтверждение некоторым своим догадкам, навели с нами рабочие отношения, то есть за несколько часов провернули огромную кучу дел. Ну а мы убедились, что с местными спецами дело иметь вполне можно. Ведь по существу у большинства новоземельских жителей общие интересы: развитие, безопасность и контакты. А вот то, что этому мешает, должно исчезнуть. Никому не нравится, когда посторонние силы бесцеремонно вмешиваются в их жизнь и начинают диктовать свои условия игры.

    Затем мы с Эноксеном расстались, мне еще надо было до вечера решить производственно-продажные проблемы Кристины. Ведь похоже    именно ее бизнес скоро будет кормить нас троих. Останутся ли мои будущие прибыли на должном уровне? Контакты с Порто-Франко временно потеряны, что там еще решит Ричардс непонятно, я и в Нью-Рино чуток наследил. Правда еще есть заманчивое предложение от Бертрана. Но очень уж это опасное дело, меня до сих пор жуть берет, когда вспоминаю ту ночь на Ларже. Это дело реально какой-то мистикой отдает. Не рано ли мы решили, что разумной жизни на этой Земле нет?

    Отвык я уже от вездесущей жары, а ведь всего то пара месяцев прошла после моей последней поездки по Северной трассе. А все началось с того, что на улочке здешнего Парижа я неожиданно для себя столкнулся с тем самым Николаем из аламовской команды. Оказывается их контора занимается еще и сопровождением особо ценных грузов. Голова тут же усиленно заработала и у меня тут же созрел план.

    - Мне нужно увидеть кого-нибудь из русской разведки, есть разговор. Сможешь устроить?

    Николай задумчиво крутил запотевший стакан с пивом.

    - Если бы я не знал, кто ты ...

    - То есть мы договорились?

    - Не здесь.

    - ?

    - Через день мы идем обратно в Аламо, можете проехать с нами.

    Я задумался. А почему нет? "Пэтрол" со мной, возьму Удо в напарники, заодно налажу контакты по бизнесу Вебер. Все-равно в дороге, прихлопну двух зайцев одним тапком.

    - Договорились.

    - А ты откуда этих парней знаешь? - Диркшнайер сейчас был за рулем, держа опасливо большую дистанцию от грузовиков, иногда из-под колес вылетали изрядные каменюки.

    - Знаком с ними?

    - Да как-то пересекались. Очень крутые перцы. По слухам там большая сборная команда, кого попало к себе не берут.

    - Ну ...

    - Ох, уж эти ваши вечные тайны, камераден!

    - Ты не забыл, что я русский? У меня везде полно друзей среди земляков.

    - Как и врагов, - Удо усмехнулся, а после некоторого молчания продолжил, - Я все спросить хотел, что у вас там за коммунистический кружок такой собирается по вечерам?

    Однако вопросик, вот уж от кого не ожидал.

    - А что ты вообще знаешь о коммунизме?

    - Честно говоря, немного. Больше плохого, но сейчас этому не верю, - Удо повернул ко мне голову, - Те, кто больше всего коммунизм ругали на поверку оказались самыми сволочными людьми, а это о чем-то говорит.

    - Ну ... на самом деле кружок у нас больше социалистический. Боюсь признаться, но что такое коммунизм никто до сих пор так на самом деле не знает. Были какие-то теории, выдвинутые еще в девятнадцатом веке, вольные фантастические притчи, грандиозные псевдонаучные романы, романтические мечты многих революционеров ... В итоге все закончилось ничем. Вернее сказать, почти ничем. И банально по той самой причине, что никто так и не увидел ясной цели, не смог ее четко обозначить. А как идти туда, о чем никому неизвестно? Поэтому развалился социалистический лагерь. Люди не знали, вернее не захотели узнать свое возможное    будущее и собственное предназначение, как части общего человечества. Не будем брать во внимание либеральные бредни, либерал-фашизм на поверку оказался еще страшнее своего нацистского предшественника.

    - А ты знаешь?

    - Точно нет, только в общих чертах.

    - Расскажешь?

    Уф, ну и задачка! Здесь положено работать огромным институтам, толпе гениев от науки и философам от бога. Ладно, попытаюсь, хотя бы для себя очертить.

    - Коммунизм в первую очередь это общность человечества. То есть не разделенное на классы, нации, вероисповедание, всевозможные кланы и секты. Это единый организм, где каждый растворен в другом человеке. Такая всеобщая семья, в которой ты всегда найдешь участие и понимание. Твоя душа в этом континууме совершенно не одинока, ты постоянно чувствуешь сопричастность к чему-то большему, огромному, которое выше тебя на порядок, но совершенно тебя не гнетет. Это подвигает тебя постоянно совершенствоваться, физически, умственно, духовно. Тебе есть куда то вечно стремиться.

    В этом обществе нет смысла надрываться на нелюбимой работе,    делать бессмысленную карьеру, унижать кого-либо или насмехаться над ним. Люди такого общества выше наших предрассудков и комплексов. По нашим низменным лекалам они настоящие Боги.

    - Ну ты загнул, - на лице Диркшнайера ни тени улыбки, - фантастика какая-то.

    - Да, фантастика с точки зрения нынешнего общества и человека в целом. Ошибка огромного большинства фанатиков светлого будущего заключалась как раз в том, что они рассчитывали на имеющегося в наличии современного человека. А человек будущего это уже следующая ступенька нашей эволюции.

    - То есть там будут уже не совсем люди?

    - Люди, только намного более совершенные, развитые. Они совместят огромную физическую силу с необычайно гибким мышлением, высокой духовной практикой и самоорганизацией. Смысла оставаться на нынешнем уровне нет совершенно никакого, мы уже зашли в цивилизационный тупик. Разве не по этой причине и заселяется Новая Земля?

    - Ты веришь в светлые обещания Ордена?

    - Нет конечно. Все это предприятие затеяли те же барыги, что уничтожают Старую Землю, только они рангом повыше и намного хитрее. Вот только исполнители этого проекта чисто интуитивно нащупали несколько чрезвычайно важных моментов. Во-первых, сюда переселяются в основном люди авантюрного склада характера, то есть изначально готовые к переменам. Плюс всевозможные традиционалисты, не принявшие глобализм, и просто люди, чужие в том мире, кто не нашел себя в староземельском обществе. Им легче всего подстроиться к реалиям этого мира и даже начать создавать некий новый мировой порядок. А для оживления процесса, поддержания, так сказать, бодрости духа и крепости мышц сюда переселяют бандитов, дикарей и откровенных отморозков.

    Может цель Ордена и была другая, но мы то можем использовать все эти факторы себе во благо. Нас ничто не привязывает к ценностям старого мира, и мы свободны в выборе собственного пути. Какой смысл обустраивать здесь такое же мещанское потребительское общество? Оно также уничтожит все ресурсы на планете, а вот будут ли потом новые ворота это еще вопрос.

    Удо покачал головой, его белесые брови сомкнулись.

    - Как-то сложно поверить.

    - Нет ничего невозможного, надо только обеспечить правильную поступательность движения.

    - Народу ваши идеи не сильно понравятся.

    - А кто его будет спрашивать? Такие глобальные перемены под силу только подобной же глобальной тайной организации.

    - Хочешь ее создать?

    - Не знаю, это пока только мысли вслух. Многое пока и мне непонятно. Например, с какой стороны подступить к вопросу.

    На стоянке мы продолжили беседу, в теньке да с холодным пивом она текла энергичнее.

    - Я не раз задумывался, как осуществить поворот эволюции. Ведь перед глазами история моей страны, которой это сделать не дали. Мы наткнулись на те же грабли, неготовности людей к эпохальным переменам, с эгоизмом и жлобством, воинствующим мещанством, мелочности людей, наделенных властью.    Недавно мне опять на глаза попались книги одного очень мудрого человека, Ивана Ефремова, читал его еще в детстве, в голове тогда мало что осталось. А тут ... как некое откровение. Ведь он очень многое вывел за скобки своих романов, по причине внутренней самоцензуры. Кому понравится то обстоятельство, что общество коммунистического будущего начало создаваться после глобальной катастрофы, новой мировой войны на всеобщее уничтожение.

    Это общество в начале своего пути было очень жестким по сути, похожим на диктатуру, только так удалось навязать людям принципы нового бытия, вбить в их головы установки будущего, продолжить нашу эволюцию уже искусственным путем. Это были века совершенствования человека, жесткого евгенического и генетического контроля.

    - Э, ты рассуждаешь, как заправский фашист.

    - Ты удивлен? Но именно это и прячется между страниц романов Ефремова. Понятно, почему он не высказывает это открыто, его никто не поймет в силу ложно понятого нами гуманизма. Но другого пути не существует. Человек разумный должен подменить природную эволюцию собственным вмешательством.

    - Это типа и гены надо поменять?

    - По мере развития науки да. Мы еще очень не совершенны.

    Удо задумчиво уставился в трепыхающий на ветру полог, а мне была интересна реакция обычного бюргера на достаточно сложные умопостроения.

    - А знаешь, в этом что-то есть! Не могу объяснить, но чувствую некую правильную логику.

    - Ты немец, орднунг у вас в крови. Да и научный коммунизм в общем-то придумали немцы.

    - Ты прав. Это, - он покосился в мою сторону, - можно я буду заглядывать в ваш кружок?

    - Почему нет? Новым людям мы завсегда рады.

    Магистраль

    11 месяц 27 года Новоземельского летосчисления, Аламо, Свободная территория Техас.

    Я не стал себе изменять и мы с Удо поселились в том же маленьком отеле. Находчивая Клер многообещающе улыбалась нашему немецкому блондину, тот быстро и растаял, как сливочное мороженое. А вообще он парень свободный, брутальный, пусть повеселиться. Я же от нечего делать прошелся до знакомого оружейного магазина, докупил ВОГов, патронов, примерился к различного рода оружейным приблудам. Вот все не решусь заменить прицел на более дорогой и толковый. Раньше и не нужно было, а сейчас я вроде как настоящим стрелком становлюсь, авось и пригодится.

    Набродившись по жаре зашел в небольшой ресторанчик и даже, изменив себе, заказал кружку пива. У американцев оно водянистое, хорошо жажду утоляет. Неожиданно для себя у стойки заметил ту самую кубинку, она меня также узнал и лучезарно улыбнулась Есть же такие настоящие чудеса природы! Была красотка не одна, а с высокой черноволосой женщиной. Они о чем-то поболтали, и ее подружка вдруг порулила прямо в мою сторону.

    - Мэм? - проявил я южную вежливость приподнявшись.

    - Джулия Робертс, - Ну да? Наверняка имя после Ворот поменяла, обычно такое делают представительницы древнейшей профессии. Орденские их сюда пачками засылают, так сказать для демографического баланса. А бабы не будь дурами тут же меняют образ жизни и быстренько находят себе суженого-ряженого. И правда, чего теряться, с ихними то данными?

    - Тоже смотрели "Красотку"? - южный акцент, типичное же американское лицо, с вытянутой головой и тяжелым подбородком. Видна смесь кельтских, иберийских и еще черт знает каких генов.

    - Мне сказали, что вы ищите поставщиков кожи?

    Ого! А быстро земля здесь слухами полнится. Наверняка это Клэр, больше я никому ничего сказать не успел.

    - Да, мэм, у моей жены небольшое производство по пошиву изделий из кожи, - а взгляд то чуть потускнел, но дамочка сдаваться не хотела, уселась поближе и начала деловой разговор, во время которого несколько раз прижималась ко мне своей не самого маленького размера грудью. К моему удивлению по ее рубашкой не оказалось лифчика, и я смог полностью тактильно ощутить ее упругую и весьма выдающуюся прелесть. Есть такие женщины, то ли природа, то ли регулярные физические упражнения позволяют им держать хорошую форму бюста и после тридцати. А я видел восемнадцатилетних девчонок, у которых сиськи уже подвисают. Девочки, не манкируйте спортивными упражнениями! Это вам еще ох как пригодится!

    Но в общем мило так побеседовали, и главное, Джулия сделала мне неплохое бизнес-предложение. Похоже с поставками кожи у нас проблем больше не будет. Ей от погибшего супруга досталось обширное хозяйство. Ранчо по-техасски. Кроме обычных пород она держала несколько местных, выведенных уже от смешения земных бычков и новоземельских бизонов. Говорят у них чрезвычайно крепкая, но эластичная кожа. Кристина будет очень рада.

    Хозяйка ранчо так и не прекратила попыток развести меня на свидание, уже не деловое. И что она во мне нашла? Хотя я уже давно заметил одну вещь. Вот появилась у тебя в жизни хорошая подруга, ты доволен и даже счастлив. И именно в этот момент тебя начинают активно атаковать, буквально со всех сторон. Это какие то флюиды или ощущение мужского самодовольства так проявляются? Ой, счас набегут и запинают за сексизм! Точно одно: одинокий, замкнутый в своем мирке женщинам ты точно не нужен. Инстинкты у них ох как развиты!

    Но расстались мы все-равно довольные друг другом. Легкий флирт, тонкие намеки, много ли женщинам надо? Безо всего этого жизнь пресна и холодна. И ведь Джулию ко мне именно та кубиночка направила, прямиком к столу. Та еще, оказывается, чертовка! Или это такая проверка на вшивость? Ничего, разберемся.

    Я коротал время в уютном ресторанчике, стоявшем у самой реки, когда увидел притормозивший на стоянке этакий шестиколесный Дефендер-переросток. Подобные автомобили обычно используют в саванне рейдовые группы. Из машины выскочил Николай, с ним вышел высокий мужчина в полевой форме песочного цвета без погон. Значит по мою душу прибыли.

    Военный, а судя по выправке, это был все-таки военный, прошел сразу ко мне в угол. Я привстал:

    - С кем имею честь?

    - Полковник Павлов, - рука крепкая, но по виду ни разу не спецура, больше напоминает штабного, лицо чуть рыхловатое, щечки пухловатые, но ни намека на живот, в форме себя держит.

    - Присядем? Что-нибудь будете?

    Полковник молча кивнул и сделал заказ. Вместо пива перед ним поставили бокал с водой и льдом.

    - Вообще то я думал, что приедет Дугин.

    - Незачем, теперь вы работаете со мной.

    - ?

    - Я    начальник службы внешних связей штаба ПРА. Мы решили, что ваши последние телодвижения уже в зоне нашей ответственности.

    Ага. Расту, значит, прямо на глазах, что радует.

    - Судя по вашему лицу вы не очень рады?

    - Да нет, просто несколько удивлен. Но давайте ближе к делу.

    На меня уставились внимательные глаза, прозрачные и холодные, как льдинки. Этот человек скорей всего аналитик и сферы его интересов видимо более близки к политике и экономике. В наших отношениях с русскими партнерами однозначно наметился некий поворот. Неужели нас стали воспринимать всерьез? Или опасаться?

    - Я только что от французов, они согласны присоединиться к проекту "Северный коридор". Могу дать вам прямые контакты.

    Полковник смотрит спокойно, можно даже сказать холодно.

    - Это для меня уже не новость, но все-равно спасибо. Вы, Нестероф, сейчас представляете землю "Бранденбург" и немецкие финансовые группы, поэтому им было проще начать контакты сначала с вами.

    - Хм, они уже и на вас вышли?

    - Сразу после переговоров с вами. Вы ведь не только для этого туда ездили?

    - Были еще вопросы безопасности.

    - Кстати о них. Дугин не очень доволен вашими ... как бы сказать "партизанскими действиями" на Рейне. Ходят странные слухи ...

    - Полковник, зарубите себе на носу раз и навсегда, я не подчиненный майора и его службы.

    Павлов в первый раз улыбнулся.

    - Мне так и рассказывали о вас. Неуправляемый, темпераментный, но чертовски везучий и коммуникабельный. Да и мое лично впечатление о вас было такое же.

    - Мы уже встречались?

    - Я видел вас, у штаба со шлангом, - теперь улыбался уже я, а он наоборот посерьезнел, - Но сейчас вы совсем другой, матерый хищник, не гнушающийся крови.

    Я только выдохнул а ведь он в чем-то прав. Но я не изменился в том смысле, какой имел в виду этот вояка. Это сидело во мне всегда, и только в определенных обстоятельствах вылезло наружу. Все ведь знаю, что в экстремальных ситуациях люди ведут себя по-разному. Да и войне тоже. Обычный бухгалтер может запросто стать отчаянным головорезом, просто обстоятельства выявили заложенное в нем изначально.

    Ну что ж, чувствовать себя хищником с настоящим зверским оскалом очень даже по мне.

    Принесли заказ и я подождал, пока собеседник перекусит.

    - Именно поэтому здесь ты, а не Леша?

    - Одна из причин. Смысла на тебя давить нет никакого, угрожать также, мне поручили выстроить новые отношения.

    - Тем более, что я вам сейчас нужен еще больше, чем раньше?

    - Ну..., -    в первый раз полковник несколько стушевался, - Мне говорили конечно, что ты тот еще наглец.

    - Не без этого.

    Павлов кинул в мою сторону странный взгляд.

    - Сначала один вопрос - что у тебя там за проблемы с Орденом?

    - С Орденом проблем нет, есть проблемы между некоторыми его членами и жителями наших земель.

    - Нам не нравится шумиха, поднявшаяся вокруг пропажи двух орденских групп.

    - А мне не нравится, когда стреляют в меня и мою любимую женщину. Вы, кажется, обещали мне найти кое-кого?

    Полковник замолчал, глаза так и оставались безучастными. Знали, кого послать на переговоры, лишнего вздоха от него не дождешься.

    - Вы готовы сотрудничать с нами дальше?

    - На каких условиях?

    А вот это уже интересно. Видать там служат не только валенком пришибленные, есть и умные головы. И не одна ли из этих голов сейчас сидит передо мной?

    Я оказался прав. Павлов хоть и не был своим рубахой-парнем, как Кузнецов, резким как понос служакой, каким был Дугин, но в общении оказался вполне приятен. Он умело обходил слишком острые камни в наших обоюдных отношениях, предупредительно высказывал достаточно веские причины для того или иного решения. Но в целом мне понравилось иметь с ним дело. Как ни крути, но я все же русский человек и играть против своих мне бы не хотелось. Через пару часов мы расстались вполне довольные друг другом. Договор хоть и не был скреплен кровью, но выглядел добротным.

    Минут через двадцать рядом плюхнулся запыхавшийся Николай. Он жадно высосал бокал пива, только принесенный для меня и тут же спросил с присущей ему наглецой:

    - Что-то очень срочное? Павлов как наскипидаренный от тебя выскочил.

    А я, честно сказать, был также удивлен. Это же какие полномочия у этого полковника? Или он не настоящий полковник?

    Нам посоветовали выдвигаться в составе какого-нибудь проходящего мимо конвоя. К концу сезона "в углу" опять начали шалить. Говорят несколько лет назад это был самый опасный участок на всей Северной трассе. Затем совместная операция русских, конфедератов, техасцев и кубинцев позволила запечатать или взять под свой контроль проходы, по которым выходили банды из Латинского союза. Но ландшафт со временем также менялся, и молодчики находили новые пути. Правда и масштаб их "шалостей" был уже не тот.

    Мы пылили сразу после передовой бронемашины, чуть дальше ее виднелся патрульный ХАМВИ, у нас почему-то эти машины называют "Хаммерами", хотя последняя именно гражданская модель для понторезов. В Аламо знакомые ребята из сервиса поменяли «Ниссану» салонный и воздушные фильтры, поэтому мы с работающим кондиционером, наслаждаемся относительной прохладой. А это в такую жару местного лета весьма приятно.

    - Ну и как она? - я косился в сторону довольного, как кот после миски сметаны Удо.

    - Тебе что именно интересует?

    - Шайзе вопрос, камераден.

    Диркшнайер заржал, аки конь. Перед отъездом я видел его в компании с той самой хозяйкой ранчо Робертс, рано утром она высаживала его из своей машины.

    - Нормально, все при ней.

    - А все же?

    - Поимей совесть, Мартин! - Удо замолчал, а потом все-таки добавил, - Огонь! Я был выжат как спелый лимон в соковыжималке.

    - А чего такой задумчивый?

    - Джулия предложила переехать к ней.

    - Вот так сразу? -    теперь удивлялся уже я. Диркшнайер то на любвеобильного ловеласа не тянул ни разу.

    - Почему сразу? Вообще Джулия очень хорошая женщина, и отличная хозяйка.

    - Это любовь!

    - Издеваешься? - Удо нахмурился.

    - Да ладно! Сам то что надумал?

    - Пока не знаю ... Тормози! В сторону!

    Все-таки жизнь в таком долбанутом на голову мире возрождает наши первобытные инстинкты и такую же превосходную реакцию охотника за мамонтами. Я не выпучивал глаза и не переспрашивал, а что случилось.    "Пэтрол" просто резко выскочил из строя и нырнул в небольшую канаву, кстати оказавшуюся на правой обочине. Я успел только заметить, что перед броневиком взметнулся развернутой землей султан разрыва, на дороге кем-то явно не хорошим был поставлен небольшой фугас, и он сейчас вывел из строя единственную машину конвоя обладающую тяжелым пулеметом.

    Наблюдательность бывшего разведчика первого батальона Ландвера и моя реакция спасли нас от обстрела, произведенного чужим пулеметом. Под    него попали следующие за нами грузовики. Судя потому как второй из них пошел боком и начал заваливаться, в него точно попали.

    - Уходим вперед!

    Удо выскочил из машины и сейчас пристраивал на себя поудобней свой верный Minimi. Затем он полез на заднее сиденье и выхватил оттуда специальную сумку с двумя набитыми патронами коробами для своего пулемета. Шестьсот патронов это сила! Я спешно застегивал на себе разгрузку, и сейчас подвешивал на не дополнительный подсумок с ВОГами. Черт, надо было и свой ручник из дома прихватить, от своего РПК я еще не избавился. Придется воевать АК-105, а он хорош только вблизи.

    Никакого мандража не было, наоборот, меня даже охватил некий бойцовский азарт. Со стороны конвоя уже слышались первые ответные выстрелы, народ в нем шел опытный. Но нас привлекли звуки боя, раздававшиеся откуда-то спереди.

    - Парни с боевого охранения похоже живы, - вопрос в глазах боевого товарища в ответе не нуждался.

    Мы тут же поспешили вперед, благо вырытая дождями канава как раз шла вдоль дороги.

    - Держи! - я подал Диркшнайеру досмотровое зеркало на телескопической ручке, чтобы безопасно выглянуть наружу. Лучше был бы конечно перископ, но больно он громоздок.

    - Прямо на той стороне дороги бугор, за ним двое. Тут метров двенадцать, ВОГи успеют встать на боевой взвод. Сможешь их достать?

    Я кивнул головой и вытер рукавом выступивший на лбу пот. Почти полдень, жарища страшная. Затем достал пару ВОГов и положил рядом на кусок пенки, всегда с собой. Примерился. Выпустить три гранаты одну за другой проблемы не составило. И нервы никак не помешали мне положить их кучно и куда надо. Удо тут же, как чертик из табакерки, выскочил наверх и длинной очередью полоснул в ту сторону.

    Мы не стали дальше геройствовать, а размеренно потрусили дальше. Я попытался связаться с конвойщиками на нашем канале, неожиданно отозвался смутно знакомый глухой голос.

    - Это ты, Коммуникатор?

    - А кто еще? Как у вас дела? Прием.

    - Том тяжело ранен, Роб получил в ногу, передает тебе привет. А вы молодцы, красиво тех двух ушлепков сняли. Мы видели, как еще трое бандитов отошли за холм, видимо у них там машина. Прием.

    - Что делать будем? Прием.

    - Надо помочь ребятам в конвое, у нас машина на ходу, прыгайте к нам.

    ХАМВИ хоть и большая машина, но внутри достаточно тесная. Джек, который с нами разговаривал, сидел за рулем, посередине салона стоял у пулемета незнакомый мне парень.

    - Эти ублюдки подожгли и заднюю бронемашину, сейчас наседают на грузовики, не хотят уходить без добычи.

    - Джек, - Удо судя по глазам также испытывал охотничий азарт, - высади нас прям за вторым грузовиком.

    А ведь глазастый    немчура! Именно здесь поперек трассе шла извивистой змейкой небольшая рытвина. Временами нам приходилось ползти по ней на коленях, а то и вовсе ползком, зато прошли в тыл бандитам незаметно. Я еще раз сказал себе, что какой я молодец, не поленился с утра одеть наколенники и налокотники. Пусть в них и ехать неудобно, зато в такой ситуации самое то.

    Мы зашли атакующим ублюдкам в левый фланг. Удо осторожно высунул голову и прополз еще три метра вверх. Небольшая гряда изобиловала камнями, но нам было как раз. Хоть за чем-то укрыться можно. Я открыл гранатный подсумок и также приготовился. Мы ожидали сигнала с ХАМВИ, тот должен был обогнуть конвой и ударить с западной стороны. Солнце сейчас как раз било в глаза бандитам.

    Вот что значит слаженный коллектив! Оставшиеся у машин конвойщики, а также водители усилили огонь по команде и отвлекли на себя часть атакующих, в этот момент на дорогу выскочил ХАМВИ и, яростно поливая из пулемета, устремился к подбитой машине. Удо выскочил наверх и тут же начал долбить скупыми очередями спрятавшихся за складками местности бандитов. Я также примерился и положил пяток ВОГов в самую гущу врагов, затем переместился чуть выше и ловил их силуэты уже в коллиматор.

    Звуки развернувшегося боя совершенно не отвлекали нас от наблюдений, и именно поэтому я и заметил вооруженный джип, заходящий вбок ХАМВИ.

    - Удо!

    - Вижу.

    Пара очередей перечертила "тачанку" наискось и та засверкала от пулевых попаданий, через секунду из мотора повалил дым, затем показался огонь, а потом машина и вовсе исчезла в оранжевом всполохе. Куда то это интересно попал наш бравый пулеметчик?

    Но разглядывать было некогда. Бандиты начали отступать, и именно мы их лучше всего наблюдали. Правда порезвиться нам не дали. На гребне поднялись характерные султанчики разрывов. Черт, у них есть станкач! Я тут же ссыпался вниз, прикрывая голову руками. Вот здесь бы совершенно не помешала современная каска, надо бы, пожалуй, ее приобрести. От пули не спасет, но осколок или камень остановит.

    - Удо, ты где?

    - Да здесь, в плечо попало!

    Сначала вываливаюсь наверх,    сую голову между валунов, оглядеться. Бандиты отступают, за небольшой скалой слышится рокот моторов,    видать они там технику спрятали. Делаю вдогонку пару коротких очередей, и ныряю назад.

    - Дай, посмотрю!

    Нехилая однако картина. Три небольших осколка от граната торчит из разгрузки, она же кевларовая, насквозь пробить не смогли. Хорошо хоть не в голову. Помогаю немцу ее снять, но все-таки один осколок нашел дорогу. Придется вынимать. Неприятная процедура, хоть и не самая сложная. Медсумка уже наготове, она завсегда у меня на левом боку висит, неизвестно когда пригодится. Ставим на рваную рану специальную кровоостанавливающую подушку Гемосорб, заматываем бинтом. Конвойщики затем окажут более квалифицированную помощь, сейчас главное - остановить кровотечение.

    - Как сам? Вколоть чего?

    - Не надо, - Удо чуть посерел, с таким загаром не побледнеешь, затем достал фляжку и глотнул.

    Заработала рация и послышался голос Джека:

    - Парни, вы как там?

    - Нормально, идем к вам со стороны холма с камнями, не подстрелите.

    Не обошлось без потерь. Подорванный броневик оказался серьезно сломан, а одни из его экипажа убит, два других контужены. ХАМВИ, шедший позади, потушили, он пострадал не очень сильно и его прицепили на жесткую сцепку к грузовику. Броневик отбуксируют потом, ближайший остановочный форт в пятидесяти километрах восточней, там помогут. Еще погиб один из водителей, пуля попала прямо ему в лоб.

    Джек отчаянно ругался, в последние два года это было первое такое наглое нападение и это похоже    здорово скажется на себестоимости перевозимых грузов. Ведь за усиленные конвои надо и больше платить. А я еще раз осознал, что "Северный коридор" в этих местах станет спасением. До гор вполне можно и железку протянуть, да через Меридианный хребет тоже. Может и не сразу, в горах все-таки сложнее: мосты, виадуки, да и после каждого мокрого сезона предстоит ремонт делать. Зато как оживится торговля, снизятся накладные расходы и те же центральные американцы с англичанами не смогут контролировать торговые пути, как они делают сейчас, имея самый сильный в Заливе флот.

    Французы тогда смогут расширить строительство гидроэлектростанций, насытив энергией Рейнские промышленные районы и может быть даже дотянут линии и до Техаса. Им и конфедератам такая подпитка как раз не помешает. А немцы смогут резко расширить количество производств и не только отверточных. С той стороны потоком пойдут разнообразные станки и оборудование, которым можно поделиться и с русскими. Орден в поставках нашим постоянно ставит палки.

    Нам пришлось остановиться в ближайшем форте на пару суток. Джек решил дождаться еще одного конвоя, а затем объединится. И он оказался прав. Уже на подъеме в горы мы наткнулись на безрадостную картину. У обочины торчали два закопченных автомобильных остова. Разведчики конвоя неподалеку нашли несколько костяков, на этот раз человеческих. Судя по маркам машин это были или техасцы или конфедераты. Они ездят только на американских автомобилях.

    Скорей всего это была группа фермеров, перевозивших на Рейн быков-осеменителей. Такие поездки вполне окупаются, а сами бычки стоят много. Бандиты по всей видимости убили сопровождающих, а два тягача с прицепами угнали. Разведка нашла вполне четкие следы, уводящие на север. Джек тут же связался с фортом, большая рация добивала дотуда, и сообщил печальную новость. Трасса снова стала небезопасной. По этой же причине мы с Удо застряли на пару дней в дорожном форте перед развилкой на Рейн, поджидали подходящего конвоя. Знали бы, остались в Аламо, там как-то сидеть комфортней. А Диркшнайеру так вообще веселей. Он уже устал на мои подколки реагировать.

    Мне же пришлось даже взяться за готовку, больно питаться сэндвичами неохота. Я выкупил в магазинчике свежего мяса, замариновал его и к вечеру был с шашлыками. От доброты душевной поделился с нашими русскими ребятами, куковавшими в форте из-за сломанного грузовика. Они ждали попуткой запчасти. Парни в ответном алаверды принесли холодненькой "Новомосковской", потихоньку разговорились. Они и рассказали, что месяц назад на трассе объявилась какая-то наглая банда, имеет хорошее вооружение и опытных бойцов. Мосластый мужик в тельнике заявил, что беспредельничать бандюганам осталось недолго. Он слышал, что "Конвойная ассоциация" готовит в этих местах тотальную зачистку. И как я понял, контора Николая в ней также участвует.

    К домашнему уюту и безопасности как-то очень быстро привыкаешь. Оттаиваешь душой от ярких улыбок сынишки, радости в глазах любимой, вечерних спевок на берегу. Еще бы было поменьше звонков от "нужных людей". Кристина стала чаще бывать дома, бизнес потихоньку набирал обороты и начал работать, как хорошо налаженные часы. Ей уже доложили о перестрелке на трассе, и Вебер заявила, что больше меня никуда не отпустит. Да я и сам не стремлюсь, здесь дел полным полно.    Информационный департамент, опять же, требует пригляда, по его эгидой мы сейчас запускаем телеканал и городской Интернет-портал. По блату я даже выписал из Порто-Франка минчанина Митю, взяв над ним на время пребывания в городе опеку. Он в компьютерах и сетях конечно гений, но к жизни приспособлен не очень.

    Митя же привез привет от Майкла. Тот достаточно скупо выразил свое отношение к моим шпионским похождениям, но сотрудничество прекращать был не намерен. Он предложил мне пока писать под псевдонимом, а уж как переводить деньги за гонорар проблемой не считал. Кстати пришлись и переданные оказией чеки за статьи в журнале и сборник рассказов. И еще одна приятная новость - первую книгу "Записки дальнобойщика" одобрили и сейчас переводят сразу на несколько языков. Правда и ее придется выпустить под псевдонимом. Там издательство вообще в Бристоле находится.

    Приятно все-таки, когда жизнь потихоньку налаживается. Уже распустились первые цветы на небольшом кустарнике, который я высадил весной перед забором. Вот подрастут груши и яблони, вишня, тогда вообще будет лепота. Интересно, а они будут два раза в год цвести или сами под местный климат подладятся? Я что-то с реалиями местной флоры не очень знаком. Надо будет спросить у деда Андрея.

    - И еще добавлю, что структура этого общества скорей всего будет выстроена другим образом. Никакой вертикали точно не понадобится, как и принудительных и охранительных органов.

    - А как же тогда?

    На меня смотрят бусинки внимательных девичьих глаз, девушек в группе чуть больше, чем парней. Здесь же находится и несколько взрослых, например Удо.

    - Думаю что-то вроде сотовой матрицы. Связи между сотами не будут зациклены на постоянство, а по мере необходимости станут меняться. Понадобится очень гибкая структура, чтобы отвечать на веяния времени.

    - Понял, это вроде этого? - это наш юный предводитель Марксюгенд достал самый настоящий кубик Рубика и начал ловко крутить его, меняя цвета на ребрах его элементов.

    - Ну для наглядности сойдет.

    - Это будет сложно, - симпатичная девчонка с первого ко мне стола вздыхает.

    - Я согласен. Некоторые считают, что на такое переустройство уйдет несколько веков. Возможны и откаты назад, как произошло например с Советским Союзом.

    - А как будут складываться отношения между мужчиной и женщиной?

    Ого, какой вопрос от скромницы с косичкой!

    - Думаю, здесь мало что изменится. Люди не будут плодиться почкованием.

    В комнате засмеялись, а девчонка густо покраснела.

    - А если серьезно, то это очень сложный вопрос. Как сочетать чисто женские качества, например природную мягкость, доброту, самоотверженность, большую эмоциональность со стремлением к равноправию полов. Наглядный пример земных феминисток у нас перед глазами. А это очень печальный опыт. Борьба ради борьбы ни к чему хорошему в итоге не приводит. Еще одно слишком громкое сексуальное меньшинство.

    - Вы поддерживаете мужской шовинизм? - красотка бросает в мою сторону явно неодобрительный взгляд. Ох, как сложно с этими женщинами! Даже в таком юном возрасте.

    - Вот видите, вы сразу приняли мое мнение в штыки. Воинственность вообще не свойственна женщинам, зачем же ее культивировать? Иначе получим в итоге толпы мужиковатых баб, а вместо мужчин сборище нытиков и хлюпиков. Гармония, вот к чему надо стремиться. Вы же понимаете, что такое красота?

    Девочка кивает головой, но в глазах уже некоторая растерянность.

    - Красота это конечный итог гармоничности, законченности. Почему во все века воспевалось именно женское тело? Оно более красиво и совершенно от природы, в мужчине слишком много практичности, приспособленности к суровым реалиям жизни, он защищен горой мышц, его крепкий костяк и мускулатура предназначены для борьбы и свершений. Женщина - продолжательница рода, природа, эволюция сделала ее улучшенной моделью человечества и, и мы, люди понимаем это на подсознательном уровне, принимая эти пропорции, как некий эталон.

    - А как же чувства? Люди будут улучшать только свои тела?

    - А куда они денутся, милая? Секс для продолжения рода, а любовь, чтобы чувствовать себя человеком. Но сразу вас вынужден огорчить, скорей всего в обществе будущего не будет такого института как брак.

    В классе зашумели, мои слова показались им слишком смелыми.

    - Семья потеряет всякий смысл в сообществе Большой семьи человечества. Да и в плане ведения совместного хозяйства брак также не имеет никакого смысла. Дети же будут воспитываться все вместе, в подобиях интернатов. Хотя это конечно же не отменяет материнскую любовь и отцовскую заботу. Просто частенько на поверку такие проявления чувств имеют основой под собой обычный эмоциональный эгоизм.

    Ох, и какой шум тут поднялся! Мои идеи уже второй раз подряд вызывают сначала неприятие, затем бурную дискуссию, а затем    ... Затем к этим юным созданиям приходит понимание. Понимание того, что Мир Будущего совершенно не будет похож на нас. Иначе и нет смысла его планировать и тем более создавать. Наше то общество чрезвычайно неустойчиво и несправедливо. Так стоит ли на него ссылаться? Лучшее взять пожалуй стоит, а остальное нещадно отсекать!

    И я еще не сказал о том, что в течение жизни люди не раз сменят партнеров. И это нельзя будет назвать распутством или безразличием. Человек со временем меняется, изменяются его жизненные приоритеты, притухают чувства. Зачем мучать людей притворной верностью? Да и профессии также менять необходимо, уже доказано наукой. Только более гибкая социальная структура даст людям возможность раскрыться полнее. Я еще раз оглядел наше собрание, выданного мною материала достаточно для обсуждений на целую неделю.

    В коридоре меня неожиданно перехватывает герр Риббек.

    - Мартын, вы опять пудрите детям мозги?

    - Эти дети наше будущее. Пусть будут лучше нас.

    - Не стоит ли ваши идеи сначала сообщить в более узком кругу?

    Я останавливаюсь и смотрю на главу нашего тайного ордена.

    - Это мне расценивать как предложение или как приказ?

    Риббек пыхтит, ответить то на это ему нечего. Это в начале нашего знакомства я во многом зависел от него и его людей. Сейчас ... сейчас ситуация несколько изменилась. Я уже достаточно заметная фигура на местном политическом небосклоне. Ко мне подходят люди, предприниматели, просто активные горожане, кое-кто даже хочет выдвинут меня Stellvertreter, то есть депутаты Бранденбурга.

    - Все-равно посоветоваться с товарищами было необходимо.

    - В следующий раз обязательно!

    Хотя понимаю, что это ничего не даст. К сожалению большинство людей старой формации совершенно не готовы обратить свои взоры в будущее. Они слишком часто смотрят назад, в прошлое, напрасно идеализируя его. Тогда зачем мне бессмысленные споры?

    Франкфурт-на-Рейне уже вполне обжитой городок, аккуратные домики, вылизанные улочки, по пути то и дело приходится приветливо кивать головой знакомым и просто горожанам. Только прикрепленный к боковому креплению Калашников неким диссонансом напоминает о суровости здешних реалий. После последних своих приключений я дую уже на молоко. Всегда готов к внезапному нападению, сорваться с места, чтобы со всей решимостью решить очередную проблему. Я и в самом деле несколько ожесточился и уже совершенно не боюсь испачкаться кровью. Павлов был прав, стал настоящим матерым хищником.

    Хотя    Ордена молчит и никак не выдает своего отношения ко мне. Видимо Русский Протекторат все-таки сумел выторговать меня или немцы надавили, сие мне пока неизвестно.

    Китайский пикап выглядит бодрячком, блин даже они научились делать машины. Свой "Пэтрол" после не самого удачного прыжка в придорожную канаву пришлось отдать в ремонт. Торможу перед самым домом, мы еще не дошли до открываемых с пульта ворот, надо все делать ручками. Из открытого окна на кухне мне машет Кристи, оттуда слышится чье-то веселое гугуканье. А я, поставив машину в гараже, не тороплюсь домой, почему-то вдруг стало боязно спугнуть свое нынешнее тихое счастье.
Размещено: 08.11.2018, 20:21
  
Всего страниц: 2