Всего страниц: 1
Алесь (corud): Коммуникатор. Земля Лишних
Размещено: 05.11.2018, 10:49
  
Алесь (corud)
Коммуникатор. Земля Лишних
Аннотация: Наш герой Мартын Нестеров бывший журналист, создавший на Новой Земле новую профессию Коммуникатор. Он тот человек, который находит новых людей и новые контакты, новых друзей и соответственно врагов. Его жизнь никак нельзя назвать пресной, но Мартын ею вполне доволен. Новая жизнь, новые встречи и новая любовь. Что еще можно требовать от жизни?

Глава первая    Судьба злодейка, или не совался бы ты, добрый молодец, куда попало

    Перекресток

    Девятый месяц 26 года Новоземельского летоисчисления. Северная трасса.

    Машину чуть тряхнуло, в этих краях это дело вполне нормальное. Дороги, конечно, уже не просто направления, но грунтовка грунтовкой, только в более густонаселенной местности появляется некое подобие грейдера. Ну а сейчас я нахожусь на Северной трассе, и до ближайшего крупного города Порто-Франко по ней ехать почти семьсот километров. Так что пока обойдемся грунтовкой, для нас, русских, это вообще дело привычное. Наоборот, это асфальт в нашей стране дело не везде обычное, так что и привыкать нефих. Хотя какая к черту наша страна? Это вообще и планета не наша, а может,    и Галактика. Никто еще здесь, на Новой Земле точного ответа на этот вопрос не знает, местные ученые продолжают глубокомысленно размышлять. Да и ученых тут, в общем, кот наплакал, я сам себе частенько ученый. Видов десять из местной фауны точно открыл и даже название дал. Есть о чем подумать и чем гордиться!

    Ну а в дальней дороге думается вообще замечательно, ничто особо от этого полезного действа не отвлекает. Глаза нацелились на серую от пыли ленточку трассы, только слегка примятую колесами тяжелых грузовозов. Руки спокойно себе лежат на баранке автомобиля, правая нога аккуратно давит на педаль газа, а тормозить требуется редко. Северная Трасса на своей восточной половине, после Меридианного хребта проходит в целом по пустынной местности, больше напоминающей земные саванны, так что отлично во все стороны просматривается. Скорость не более шестидесяти камэ в час, чтобы не трясло излишне. Хорошо хоть иду не в караване, вся пыль остается за мной, можно даже окно приоткрыть и наслаждаться ветерком.

    А сейчас и по сторонам то смотреть особо не на чего: конец сухого сезона, вся саванна высохла неимоверно. Растущий островками кустарник давно потерял свои жесткие, прутовидные листья, а местное подобие

    саксаула их и не имеет, колючка и есть колючка. Животные также свалили куда отсюда подальше. А фауна, надо признаться, на этой планетке будь здоров; всяческих тварей: бегающих, прыгающих и ползущих, одна

    страшней другой хватает. Этакая смесь Кайнозоя с Мезозоем, эволюция здесь весьма горазда выкрутасами. Да и двуногие твари по пути попасться также могут.

    Именно по этой причине на специальной подставке справа от меня закреплен автомат, называемый в народе "Ксюхой", сиречь АКСУ, короткий вариант Калашникова, и к нему пристегнут сдвоенный магазин. На висящей позади сиденья облегченной РПСке в подсумках еще четыре полностью набитых магазина, а на бедре, в тактической открытой кобуре скромно пристроен пистолет. Хотя против местного зверья эту хлопушку лучше даже и не доставать. Для этого дела сверху, над дверью прикреплен серьезный дробовичок 12-го калибра "Ремингтон", набитый "специальными патронами", это которые на крупных зверюшек, оружие, так сказать, " последнего шанса". Я имел в виду конечно последнего шанса для зверя. Вот только не надо считать меня милитаристом, для новоземельской местности я снаряжен, как истинный денди.

    Здесь каждый отвечает сам за себя, и если хватает сил и совести, то и за соседа. Сопли вытирать никто никому не обязан. Боишься жить вольно - вали в городишко типа Порто-Франко, достаточно спокойную зону, находящуюся под ответственностью Ордена. А вообще народ сюда как раз и валит за жизнью, полной приключений. Прямо Земля Обетованная для всевозможных    авантюристов и проходимцев. Отсюда и конфликты между уже сложившимися в группы и общины людьми и безмерно свободолюбивыми личностями. Они, конечно, и на той стороне, "за ленточкой" случаются, но здесь проходят более жестко, и даже можно сказать, кроваво.

    По этой причине и на местных дорогах не всегда бывает безопасно. Но мне сейчас деваться некуда: время рандеву назначено, а подходящей колонны в нужную сторону как-то не попалось. Вот и пришлось с заправочного форта с утра пораньше когти единолично рвать. Ага. Вон, уже виднеется впереди та каменистая гряда, куда я так три битых часа спешу. Такая уж у меня работа здесь, на Новой Земле, искать и находить информацию, и соответственно знающих ее людей. Получается у меня это вроде неплохо, поэтому я    и есть Коммуникатор.

    Вдалеке, в знойном мареве обычного для этих краев жаркого дня смутно угадывались очертания неровностей рельефа, а над каменистой поверхностью лениво колыхались потоки нагретого воздуха. Временами было даже не очень понятно, видишь ли ты реальное изображение или это призрачный мираж. Наглазники бинокля взмокли от пота, и я опустил его на грудь. Саванна, прерия, или как там ее правильно называть на этой Земле, к концу местного девятого месяца совершенно выгорела. Трава превратилась в иссохшую, бумагообразную субстанцию, под ногами только камень и пыль. Жаркий сезон этого полушария планеты подходил к концу, и здешняя местность стала безводным и раскаленным пятачком земли, откуда исчезла практически вся жизнь.

    Я в очередной раз оглянулся по сторонам - пусто! И зачем этот чертов Маркес выбрал именно это гиблое местечко для рандеву?    Хотя если взглянуть с другой стороны: моя машина стоит как раз на самой вершине невысокой гряды, между ребристых останцев, и достаточно малозаметна, и с этой точки относительно плоская степь отлично просматривается во все стороны. Всяческие горы и плоскогорья расположены намного западнее по Северной трассе, у Меридианного хребта. Черт, до чего же все латиносы не отличаются    пунктуальностью! И в том, да и в этом мире. Люди они, конечно, веселые, но не самые обязательные.

    Палящее немилосердно новоземельское светило повисло на самом верху, и если бы не широкополая панама и солнцезащитные очки, то я бы совсем спекся и ослеп. Я глянул на часы, скоро полдень, а он здесь в пятнадцать часов, пекло дальше только раскаляется. Чертова жара! За эти почти два года, проведенные на Новой Земле, я так к ней и не привык, впрочем, как и большинство местных русских. Хотя какие к лешему два года? По местным меркам это меньше полутора. Здесь вообще все не как у людей: число дней в месяце, количество часов в сутках. Уже и сам путаюсь от жары.

    Губы совершенно спеклись, в горле как будто песком надраили, пришлось доставать с пояса флягу с двойной стенкой и приложится к напитку. Тоник с последнего заправочного форта был весьма неплох, на каких-то местных ароматных травках. Но все-равно, сейчас бы он сильно уступил настоящему квасу из холодильника! Что ж поделать, иметь сей девайс в машине для меня пока непозволительная роскошь. Так что строго два больших глотка, и фляга отправляется обратно на пояс. На мне сейчас висела облегченная РПСка, так сказать "на выход": пояс, пара ремней и несколько подсумков. Более продвинутая "патрульная" лежит в машине рядом с ручником. Ходить в полной сбруе по жаре та еще морока.

    Я еще раз обозрел окрестности в побитый временем, но все такой же зоркий цейсовский бинокль. Пусто! Даже зверье местное свалило поближе к местному Рейну, который течет севернее трассы, где-то в двухстах километрах отсюда. Чуть дальше по трассе как раз имеется отворотка в ту сторону. Мдя, что-то торчать на этом каменистом гребне становится не очень уютно.

    Утренний кофе начал основательно давить на мочевой пузырь, и я отошел за огромный зализанный ветром камень, невесть как затесавшийся поверху гребня. Вот ведь б..ть! Тело быстрее среагировало на смутно знакомое цыканье быстрее сознания, и пока прыгнувшая с камня местная ящерица летела ко мне, в руке острой молнией сверкнул длинный нож, больше напоминающий мачете. Желтоватое создание местной эволюции полметра длиной, с зеленым перепончатым гребнем по всей длине тела и с весьма зубастой пастью на землю падало уже в виде двух расчлененных и дергающихся частей. Вот ведь тварь! Видимо я неосторожно запилил на ее территорию.

    Фу, свезло! Никогда по прошлой жизни не замечал за собой такой реакции, но здесь она мне не раз жизнь спасла. Может, это, какие внутренние механизмы с места сдвинулись? Или вспомнились два года из отрочества, проведенные в секции фехтования? Да забавы с реконструкторами? Не знаю, каким образом все складывалось, но на Новой Земле умение моментально выхватывать нож и рубить прямо на лету мне сильно пригодилось.

    Я, к стыду своему, и мастерством стрельбы особо то не отличаюсь, хоть честно отслужил полтора года в Со ... тьфу, уже в российской армии. По этой же причине и выбор именно русского оружия был предопределен заранее. Я ж Калаш с закрытыми глазами разберу и соберу, как любой бывший советский школьник!

    Ну а сама "Ксюха" досталась мне в виде трофея, было как-то дело в местной Италии. На ней уже стояла передняя рукоятка и коллиматор сверху, преобразуя обычную ментовскую пукалку в нечто весьма милитаристки продвинутое. Оружие вполне себе приемистое, годится для всякого случая, висит себе сейчас боку, не мешает, захотел - развернул приклад или так,    "от бедра" короткими очередями, от длинных этот недоавтомат попросту задирает, и палишь тогда в небо.

    И вот как ни странно, но вот именно в таком положении от бедра я и попадаю на небольшой дистанции точно в цель. Может оттого, что давно занимаюсь фоторепортажем и точно угадываю "кадр" для стрельбы? А вот с нормальным оружием типа АК-103-й при стрельбе через обычный прицел мой предел попаданий метров пятьдесят, на сотку уже мажу. Ну не снайпер я ни разу!

    Ну что, где же ты мой милый Маркес? Я еще раз внимательно обозрел саванные просторы в бинокль и подошел к машине. Нет ничего хуже, чем ждать, да догонять, поэтому займусь ка я лучше самым полезным для нервов занятием: следует магазины для РПК перезарядить. Эти то давно снаряжены, пусть пружина передохнет. Я еще раз глотнул тоника и подошел к двери автомобиля. Задние сиденья на моем "Патруле" были убраны уже на этой стороне Ворот. С одной стороны получившегося весьма объемным багажника поставлен дополнительный бак для соляры, а с другой для технической воды. Вот и сейчас я слегка приоткрыл кран и намочил бандану, обтерев ею шею и лицо, а ее саму затем повязав под панаму. Немножко охолонусь, пока руки работают. Мысли сами собой побежали, как говорится, взад, нахлынули воспоминания.

    Сюда, в этот странный для землян новый мир, который даже находится непонятно где, народ по разным причинам бежит. Кому-то жизнь уже не мила, кто-то на свою тощую задницу ищет всяческих затейливых приключений, но я заметил вот такую странность, что большую часть пришлого сюда народа с той Земли попросту сама жизнь выпирает. Есть такой процент людей в любом обществе, вот не в ладах они с этим самым обществом. То ли многого хотят, то ли заложено в них лишнее. Как там у Достоевского: - "Широк человек, надо бы его сузить". Вот и торкает одних сограждан на весьма травматичный, насыщенный до предела адреналином спорт,    а других на пойло зеленое или порошок белый. Из самых блестящих отщепенцев общества получаются гении, из кривокосослепленных маньяки и великие злодеи. А что делать нам, тем, кому жизнь в "новой Эрефии"    или "демократической Европе" обрыдла до крайней невозможности? Вот и кочуют по городам и весям вербовщики Ордена, конторы, которая людей сюда перемещает, выметая заодно чуждый тому миру люд.    Два убитых жирных зайца сразу: стравливает там лишний пар и заселяет человеками необъятные просторы новой родины.

    Если честно, я поверил в возможность существования Ворот сразу. Проверил, конечно, по своим каналам, попросил подтверждение их заявы от человека, который уже был здесь. Все сходилось: дважды два четыре! Поэтому когда "вызов", наконец-то, пришел, я начал спешно собираться. Закончил, наконец, волокиту с продажей родительской дачи, занялся покупкой снаряжения, избавлением от излишек техники и оборудования.

    И самое главное: на удаленных серверах мировой сети разместились очень интересные для некоторых товарищей файлы. Подкатив к ангару с Воротами, и уже мысленно попрощавшись с Землей, я кинул СМС-кой надежным людям пароли от закрытых папок. Ой, что потом, наверное, началось! Как представлю, так сразу настроение улучшается. Ну, дык не воруй, не делай людям зла, и не посадят!

    Ловлю себя на шальной мысли: а ведь по ту сторону Ворот не одна сыскная контора копытом бьет и меня усиленно ищет. Сие обстоятельство мне улыбок дополнительно прибавляет. Так, улыбаясь, я еще раз просканировал горизонт. В этом мире быстро привыкаешь контролировать вокруг себя все. Иначе ... иначе будут проблемы.

    И, похоже, они таки у меня появились. Прошляпил, салага! С западной стороны трассы, на самой границе видимости показалось легкое пылевое облачко. Странно, на форте в мою сторону конвоев не было, а другие бы уже не успевали пройти до Порто-Франка, городка, где я осел в этом мире. Тот еще клоповник из всевозможного земного сброда, зато там все можно найти и достаточно    комфортно.

    Так, кто же это может ехать? Местные из Евросоюза не любят ночевать в заправочных фортах, а до ближайшего крупного населенного пункта далековато. Неужели лихие люди? Я сдвинулся к задней дверце и приоткрыл специальный оружейный ящик. Там у меня находится оружие посерьезнее - РПК, это который еще на 7.62, хорошо знакомая по армии штуковина. Пусть его некоторые ругают, но по мне ... не ПК же с собой таскать?

    Заряжен он, конечно же, баночкой на 75,    на планки поставлена оптика ПСО, чтобы встретить, значит, супостата на расстоянии, и патронов при этом не жалеть. На Новой Земле вообще можно купить из оружия, что угодно, только ЭКЮ подавай. Это местная валюта с совершенно дурацким средневековым прозвищем. Рядом с пулеметом аккуратно сложена "взрослая" обвеска с запасными банками и пулеметными рожками. Даже не знаю вот, выдержит ли ствол РПК отстрела всех этих патронов сразу?

    В этом же оружейном ящике, к его боковине прикреплен очень необычный девайс - гранатомет ГМ-94, вещь не очень законная в некоторых местах даже этого мира. Присмотрел у ребят из ОМОНа местной Москвы. А как уж с ними сторговался, знают о том немногие.

    Да, ежмин еть, и здесь есть Москва! И невероятное количество всевозможных уродов в ней тусит! Слово что ли такое знаковое? "Москва!" А ГМка мне понравилась сразу, как увидел ее на полигоне. Попросил у парней пару раз стрельнуть и расстрелял в итоге весь магазин, положив половину гранат прямо в цель. Вот снайпер из меня никакой, а тут прям мастер! Пару раз этот гранатомет мне и моим попутчикам жизнь спас. Не зря я за него туеву хучу денег отдал!

    В бинокль уже было отчетливо видно, что это все-таки конвой. Он двигался обычным ходом, здесь больше шестидесяти так и так и не выдашь. Сквозь клубящуюся пыль виднелись грузовые автомобили и машины сопровождения. Вскоре у меня в "Ниссане" зашипела вызовом рация, она была настроена на общепринятую "дорожную" волну. Заметили таки! Голос был с характерным, лязгающим акцентом, и я сразу перешел на немецкий язык, гораздо лучше на нем разговариваю, чем на аглицком Я ведь из тех советских детей, кому не повезло; почему-то в те времена в школах массово заставляли учить немецкий язык. Хорошо хоть здесь пригодился, активное общение заставило мозги быстро восстановить полузабытые школьные навыки.

    - Стоящий на гребне автомобиль, назовитесь! Это торговый конвой "Брандербург Ахт". Прием,- залаяла запросом рация.

    - Конвой "Брандербург Ахт", это стоящий наверху автомобиль. Вижу вас. Прием.

    - Ваш статус? Прием.

    - Я резидент Порто-Франко. Прием.

    - У вас проблемы? Прием.

    - Нет проблем, - я внутренне усмехнулся, - Ожидаю отставшего попутчика.

    Рация замолчала, видимо конвойщики приняли мою информацию к сведению. В этом мире даже в относительно спокойных областях существуют многочисленные караваны, идущие под охраной. А уж в неспокойных без усиленной и опытной стражи делать вообще нечего. Такой он вот "свободный мир". Без обязательств, толерантности и гуманности.

    Уже через пятнадцать минут я разглядывал пылящую впереди колонны бронемашину, как будто вынырнувшую из пятидесятых годов, такие здесь в ходу, пусть и устаревшие, но не воевать же им в этой саванне. А вот разбойников гонять самое то! За ней следом шла пара запыленных донельзя пикапов и с десяток тяжелогруженых грузовиков Ивеко. Немецкие вездеходы, пользующиеся на Новой Земле огромной популярностью. Замыкал конвой джип с пулеметом. Охрана серьезная, а в этих местах давно спокойно, значит, эти идут издалека. Джип обогнал колонну, вырвался вперед и попылил ко мне.    Понятно, не очень то они доверяют путнику, маячащему на самой высокой точке в округе.

    Я стоял спокойно, руки на виду, а то мало ли что, народ тут нервный. Кубического вида "Сервал", военная версия знаменитых «Гелендвагенов», остановилась в двадцати метрах, перед подъемом на гребень, и с нее соскочил худощавый охранник в мешковатом камуфляже растительной раскраски. Такой здесь использует местный Ландвер. Лицо под шлемом типично тевтонское, резаное грубо, белесые брови резко выделяются на фоне загорелой кожи. Пулеметчик же в машине своего места не покинул и внимательно за мной наблюдал, с другой стороны джипа также вышел боец с винтовкой G36 и отошел в сторону, не теряя меня из вида. Парни, по ходу дела, не пальцем деланные, опыт в таких делах имеют. Я состроил самую милую физиономию, на какую был способен, и сазу перешел на немецкий.

    - Халло, откуда катим, парни?

    - От Конфедератов. Я Тим Болль, веду этот конвой. У вас проблемы, сэр?

    Вот ведь прилипчивые англицизмы, попали во все местные языки от американцев. Но теперь хоть понятно появление каравана. Они, скорей всего стартовали затемно с соседнего заправочного форта, и будут на Рейне как раз к ужину.

    - Да нет, просто ожидаю отставшего приятеля.

    Худощавый обернулся, озираясь:

    - Странное у вас место для встречи.

    Недоверчивый черт! Хотя с другой стороны это его работа: никому не верить и не доверять, за это ему и деньги платят.

    - Чего тут странного? С этого гребня далеко все просматривается. Мало ли что?

    Конвойщик задумчиво кивнул головой и потянулся к рации. Судя по всему, мое объяснение его не очень-то устроило.

    - Мартин! Какими судьбами?

    От подкатившего пикапа отделилась женская фигура, одетая в обычное для этих мест походное милитари: кепи, тактические штаны и футболка оливкового цвета, на поясе бьется в кобуре слишком тяжелый для женщины пистолет. Светлые глаза на запылившемся лице с любопытством и недоверием уставились прямо на меня.

    - Кристина? - вот уж кого я не ожидал встретить на Северной трассе, - А ты то, что здесь делаешь?

    - Возвращаюсь домой. Парни, - она обратилась к конвойщикам, - я его знаю, он Коммуникатор.

    - Тогда понятно, - худощавый уже совсем по-дружески протянул мне руку, - То-то я думаю, лицо знакомое. Это ведь ты делал передачу с Клиф Ричардсом?

    - Было дело, - улыбнулся я облегченно, а затем задумчиво оглянулся по сторонам. Похоже, что Маркеса я сегодня не увижу, - Вы дальше куда?

    - Конвой идет до Дюссельдорфа, можешь присоединиться к нам, отворотка тут рядом, хотим добраться домой до темноты.

    "Значит, судьба", - облегченно вздохнул я и согласился. Глаза молча стоявшей напротив Кристины сразу потеплели, а узкие губы даже собрались в улыбку.

    - Вставайте сразу за пикапом Вебер, связь на втором канале, - тут же профессионально отработал Болль и двинулся к "Сервалу".

    Цоссен

    - Кофе?

    - Не откажусь.

    Я привольно разлегся на широкой кровати и с удовольствием наблюдал, как Кристина, вставая, накидывала на себя легкий халат. И я во всех подробностях успеваю рассмотреть ее крепкую, мускулистую задницу, как и вполне стройные, литые ножки. Мне в жизни ни разу еще не попадались по-настоящему красивые немки. Наверное, такие остались только на плакатах времен Третьего Рейха или ушли сниматься в немецкое порно. Хорошо, если тебе попадется хотя бы не крокодил. Кристина Вебер приятно выходила за рамки общепринятого канона. Несколько грубоватое, такое типично немецкое личико, смягчалось маленьким, нежным подбородком и красивой формы носом; блондинистые, чуть вьющиеся волосы, голубые, прозрачные до небесной светлоты глаза. У нас в России на такую даже не всегда оглянешься. Избалованы мы, русские мужики нашими лучшими в мире женщинами.

    Но вот что не отнимешь - фигура у нее великолепнейшая: спортивная и подтянутая. Ее даже не портили относительно маленькие, как у девочек груди. Да и я считаю, что стройным девушкам совершенно не нужен третий размер бюста, с возрастом он станет только помехой, особенно после двух, трех родов. Если посмотреть на старые, годов тридцатых фотографии физкультурниц, то мы на снимках увидим крепкие задницы, литые ноги и вполне нормального размеры груди. Нынешние "модные" размеры, как мне популярно объяснил один врач, появились после того, как мамы этих девочек стали массово использовать гормональные препараты. А сейчас вообще - гламурные дурочки засовывают себе внутрь силикон, рискуя здоровьем и даже жизнью.

    Но подобные извращения, надо признаться, не в наше время и начались. Еще во времена падения Республики в Риме патрицианки, чтобы сохранить красивую форму груди, начали массово отказываться от родов. Ну а мужики занялись эпиляцией волос на теле. В итоге через всего полтора века в императоры пошли не патриции древних родов, а бородатые варвары с окраин, и надо признаться, у них править получалось вполне успешно. Один Диоклетиан чего стоит!

    А вот лично по мне в женском теле гораздо важнее задница, особенно во время секса во всем известной позиции. Когда она упруго отталкивает тебя назад ... Блин, мысли у меня что-то не ту сторону потекли.    Кристина поставила две чашки кофе на поднос и подозрительно скосила глаза на оттопыренную внизу живота простыню. Пришлось вскочить с постели и сделать вид, что мне надо срочно отлить. Вот ведь едрен корень! Многие мужики, попавшие сюда, рассказывали, что то ли от местной природы или еды, то ли от перехода через Ворота, перетряхнувшего наш организм полностью, но признаки восстановления юношеской потенции наблюдали почти все. И я бы не сказал, что это был какой-то плохой признак. Я очень даже за этот признак. Ой!

    - Твой кофе, - в прозрачных глазах Вебер плескались смешинки.

    - Ты помнишь, какой именно я люблю? - самая милая из моих улыбок так и застыла на лице.

    - Конечно же: кофе с маленькой порцией сливок, без сахара.

    Хоть и принято, что кофий в постель обычно тащит мужчина, но у моей хозяйки все было наоборот. Глотнув напиток, я потянулся к подносу за печеньем, будто бы ненароком засунув ей под халат руку. Ладонь привычно ощутила гладкую поверхность женского бедра, но Кристина тут же отстранилась.

    - Не сейчас. Может, вечером, если ... ты еще будешь здесь.

    Я задумался, а делать этого мне очень не хотелось, и в свою очередь спросил:

    - А где здесь почта?

    - Через два квартала, сразу после аптеки. Это то заведение ты, надеюсь, еще помнишь?

    Еще бы не помнить! В прошлый раз я попал в этот дом без приглашения. Меня попросту втащили с улицы мокрого как цуцик, оставляющего за собой кровавые следы, и уже начавшегося прощаться с жизнью. Нельзя в этом мире нарушать правила безопасности, обычный пистолет оказался совершенно бесполезен против рейнской выдры, больше напоминающей здоровую, зубастую росомаху. Я еще тогда был новичком в этом мире и по глупости попал под начало "мокрого" сезона прямо в дороге.

    Тогда мне пришлось застрять в милом городке Цоссен на целых две недели. Хорошо хоть я успел на последний катер, идущий по Рейну до Нойесхафена, а оттуда уже железкой добрался до Порто-Франко. Иначе застрял бы здесь на все три месяца проклятого дождливого периода. И что бы я тут делал, когда все вещи и работа находится в другом городе?

    Поэтому я так и тороплю сейчас события, стремясь успеть как можно больше, ведь через месяц небеса планеты разверзнутся, и начнется вселенский потоп со всеми вытекающими. То есть бездорожьем и полным отсутствием внешних контактов. В небольших городках типа этого даже на улицах станет появляться смертельно опасно. На них в поисках добычи выходят различные животные, в это время года многие из них и потомства зачиняют.

    Мои размышления прервала Кристина. Она одним легким движением скинула с себя халат и прошагала в сантехнический угол. Как и у многих здесь, ее квартира была сделана в виде студии. Вебер обернулась, чуть сдвинув левую ногу, выгодно обрисовав свое бедро:

    - С тебя завтрак, а я в душ.

    Вот ведь сука! Вот такая она и есть! Зато с ней веселее, чем с обычными бюргершами. Обыватели и на Новой Земле потихоньку захватывают жизненное пространство, делая этот мир скучнее. Но делать нечего! Я напялил короткие шорты, нацепил шлепанцы и двинул в противоположный угол, заменявший здесь кухню.

    Вебер, как истинная немка была очень практична. В ее квартире не было места лишнему хламу, мебель и домашняя утварь подбирались тщательно и с толком. Темные стены из искусственно состаренного дерева, похожая же по стилю мебель. Пол и потолок, напротив были светлого оттенка. Кухонька хоть и была маленькой, но отлично оборудована.

    Первым делом я заглянул в двухдверный, основательный холодильник, такой никак не меньше тысячи Экю стоит. Но он того стоит, в нем имеется даже отдельный отсек для льда, что для местного климата имеет большое значение. В этом мире вообще холодильник и кондиционер первостатейная вещь в доме! В нижней камере я заметил стандартный набор продуктов.

    Ну что ж, погнали! Берем глубокую сковородку, кидаем в нее кусок сливочного масла, режем тонкими ломтиками чеснок, прожариваем его и выкидываем. Нарезанные соломкой овощи кидаем в уже кипящее масло. Вообще то при таком способе готовке будет полезен китайский Вок, но пока обойдемся тем, что имеем. Под конец добавляем очищенные от кожуры томаты, убавляем газ. Я обычно овощи вообще не солю, вот и сейчас сыпанем ка лучше измельченного имбиря, чуть красного перчика, и несколько капель соевого соуса.

    Только не думайте, что такая истинная во всех отношениях немка, как Вебер держит все это дома. Эти специи я как прикупил еще в прошлом сезоне, так они здесь и лежат на полке. Раскладываем готовую еду аккуратно по тарелочкам и сверху кладем по кусочку местного сыра, напоминающего мягкую брынзу. Вуаля!

    - Ты бесподобен! Все просто, но очень вкусно! Не думал пойти в повара? - Кристина с отменным аппетитом приканчивала тарелку.

    - Пойду, потом, на пенсии.

    - Не надоело еще мотаться по чужим подушкам?

    Хм, а вот глаза у нее сейчас вполне серьезные. Клинья что ли подкатывает? Баба она, конечно, самостоятельная, но все-равно баба. Я не очень то верю во все эти эмансипации.

    - Думаешь, я смогу прожить здесь хотя бы год? С моей натурой?

    Кристина взяла стакан с соком и согласно кивнула головой:

    - Ты, не сможешь.

    Ага, а вздох то здесь зачем? Я уставился прямо ей в глаза и спросил в лоб:

    - Девочка моя, ты уже неплохо знаешь меня, к чему эти разговоры?

    - Правильно, ни к чему.

    Опять тихий вздох, и глаза в сторону окна отвернула. Так, пошел ка я по делам, от греха подальше. Знаю я эти бабские штучки!

    До почты я так и не дошел. Проигрывая в голове текст телеграммы, не сразу услышал хриплый голос:

    - Буэнос, амиго!

    Твою ж дивизию! Маркес собственной персоной! Его навороченный без всякой меры Чироки стоял в начале небольшой площади, обозначавшей центр этого милого городка. И как ведь, стервец, угадал, где я остановлюсь, или ему уже слил кто-то? Городок то маленький!

    - Здарова, братело, - приветствовал я латиноса на русский манер и в не самой мажорной интонации. Улыбка на коричневом лице пуэрториканца как-то сразу поблекла, - И где ты, скажи на милость, вчера прошмандылял?

    По мелькнувшему в глазах недоумению я понял, что это словечко Маркес как-то резко недопонял и поэтому сразу перевел его на испанский. Так уж получилось, что второй язык, который я в жизни выучил, был именно он. В нашу общагу на втором курсе подселили несколько самых настоящих кубинцев. Они на самом излете советской власти каким-то макаром умудрились попасть на учебу в Яруниверситет.

    Ребята на поверку оказались боевыми и не очень простыми. После нескольких стычек с местными бакланами, а также общежитских попоек,    амиго достаточно плотно влились в наш дружный коллектив. Испанский дался мне на удивление легко, все-таки живое общение важно для обучения. И уже здесь, на Новой Земле я быстро восстановил свои навыки, удивляя заезжих латиносов чисто кубинскими словечками.

    Это, кстати, мне не раз помогало в известном на этой планете городе Нью-Рино, местной обители разврата и мафиозных группировок. Кубинские братки слыли в нем людьми популярными, поэтому к русскому парню, говорящему на испанском да еще с кубинским разливом, местные относились с должным пиететом. Мало ли кого он представляет? Русские на Новой Земле и так были в авторитете и их уважали.

    В итоге в Нью-Рино мне удалось познакомиться со многими очень интересными людьми и даже устроиться на неплохую работу. А уж контактов и всевозможных завязок в этом пробитом городишке оказалось поистине море, как впрочем, и всевозможных засад. Там собственно и началась моя карьера, именно как Коммуникатора, вернее эту профессию я и придумал. Креативщик, короче, хренов! Но пока мне надо разобраться с этим кучерявым парнем.

    - Где был то сам?

    - Да ...    - дальше Маркес ввернул пару крепких словечек и показал на свой не самый подходящий для этого мира транспорт. Бандиты везде одинаковы - понты дороже денег, - Прикинь, прокололи три колеса сразу, а запаска одна. Хорошо, французы навстречу попались, помогли.

    - Вот ты чудила, - опять я перешел на русский, а Маркес сразу попросил перевод и весело заржал.

    - Чюдилья! Отлично звучит, надо запомнить. Мартин, а я привез твой заказ.

    - Хорошо, - я оглянулся и заметил в конце площади веранду местной пивнухи. Пиво я не очень люблю, но надо же где-то присесть, - Пойдем, поговорим, а своего чудика оставь пока в машине.

    Пуэрториканец что-то крикнул мрачному громиле, томящемуся за рулем, и тут же попросил объяснить значение еще одного нового для него слова. Парень он, в общем, был неплохой, просто, как и все латиносы не очень дисциплинированный. Зато энергии хоть отбавляй, да и сообразительный не в меру.

    На открытой веранде пивной было прохладно, гулял легкий ветерок, приятно пахло цветами. Ее противоположная, задняя сторона оказалась сплошь засажена цветущими кустами. Вообще климат Новой Земли благоприятствовал профессии садовника, при должном умении весь сухой сезон какое-либо растение цвело или зацветало. Только подбирай варианты!

    К нам неспешно подошла толстая официантка, и на немецком, но с каким-то славянским акцентом спросила: - Какое пиво будете пить? - Она бросила неприязненный взгляд на ярко, даже можно сказать вычурно одетого Маркеса. Типичные для путешественника карго-штаны дополнялись на нем яркой рубашкой навыпуск, шелковым шейным платком    и кепи с металлическим козырьком, такая новая мода среди "крутых парней" Латинского Союза. Поэтому я решил взять набор заказа на себя.

    - Фрейлан, моему другу светлого пива, а мне Рейнского, также светлого, и туда льда, битте.

    Дама кивнула головой и скрылась за стойкой, а я повернулся к Маркесу. Тот молча достал из внутреннего кармана маленький черный шарик и подтолкнул его мне. Гм, скрытая микросиди. А с    виду обычный брелок, безделица.

    - Что там?

    - То, что заказывал, амиго, в полном объеме.

    - Грациес, компаньеро.

    Как раз нам принесли заказ, и можно было чуть промокнуть горло. Легкий аперитив меня приятно взбодрил, в этом местном вине ощущались легкие мускатные нотки и некоторая фруктовая свежесть. А ведь неплохой виноград начал расти в этих долинах! На северном берегу залива также его выращивают, но там вина слишком терпкие и сухие. Климат все-таки отличается.

    По деньгам за сделку мы с Маркесом договорились заранее: я отработаю материал и вышлю ему телеграмму с кодом для отделения банка Содружества, где на предъявителя уже лежала энная сумма в местных тугриках. Информация всегда была хорошим товаром, тем более в этом, еще не совсем зашоренном мире.

    - Ты куда сейчас? - Маркес не обращал внимания на косые взгляды входящих в пивнуху бюргеров, видать привык уже.

    - Хочу успеть до дождей смотаться в Шанхай.

    - Ого! Что-то новенькое?

    - Пока не знаю. Так, почву прозондировать, - уклончиво ответил я, пусть латинский засранец первым выложит карты.

    - Китайцы сложная клиентура, все в себе держат, чужакам напрочь не доверяют, - пуэрториканец наклонился через столик ближе, - Говорят, ни одна разведка территорий так и не смогла создать там свою шпионскую сеть.

    - Они очень консервативны, - согласно кивнул я, - да и структура их общества выстроена достаточно жестко. Еще со времен Конфуция.

    - Но они же вроде, как и вы, коммунизм строили?

    - Ага, - усмехнулся я, - у нас его еще называли муравьиным лжесоциализмом. Просто на наши красные стяги натянули свой ханьский менталитет и порядки. Товарищ Сталин, - Маркес при знакомом имени встрепенулся, почему-то латиносы с пиететом относятся к нашему вождю, - говорил, что "товарищ Мао как редиска - снаружи красный, внутри белый".

    Маркес громко засмеялся переводу и даже хлопнул азартно ладонями, вызвав настороженную реакцию сидящих в пивнухе местных. Вот скучный народ немцы, может и практичный, и правильный, но до ужаса скучный.

    До почты я все-таки добрался, хотелось связаться с одним человеком из Нойесхафена, а на выходе из операционного зала меня встретил крупный, лобастый мужик лет пятидесяти. Был он в форменной рубашке, имел квадратную, бульдожью голову и подошел ко мне первым.

    - Герр, - звучало как "хер", что выдавало в нем Осси, немца с востока Германии, - Нестеров, я полицайпрезидент Цоссена Фредерик Холльштайн. Можно вас на пару слов?

    - Конечно же, герр полицайпрезидент.

    Мы отошли в тень невысоких деревьев, прирейнская низменность была намного зеленей южной саванны. Здесь местами попадались даже островки настоящего леса, а берега самого Рейна обросли густым, почти непроходимым кустарником.

    - Хер Нестеров, мы тихий городок и нас беспокоит присутствие странных ... гостей.

    - Это вы о Маркесе? - я мысленно усмехнулся. Ой, да эти добропорядочные бюргеры уже жидко обосрались при виде двух латиносов!

    - Я не знаю, как его зовут, и мне это совершенно неинтересно. Поступили жалобы ...

    - Я вас понял, герр полицайпрезидент, не стоит беспокоиться, он уже уезжают.

    - Вот и зер гут, - Холльштайн снял широкополую шляпу и промокнул лысину, - так нам будет спокойней.

    - Извините, но работа у меня такая, встречаться с разными людьми.

    - Я все понимаю, ваша репутация позволяет вам оставаться в нашем городе.

    Ох, ни хрена себе! У меня уже Репутация! Я уже с большим любопытством взглянул на местную версию шерифа.

    - Вас, кстати, искал наш бургомистр, он есть к вам дело.

    Забавный все-таки этот немецкий язык, так странно выстраивает фразы. Хотя, честно признаться, английский еще ужасней. Как его можно было сделать международным языком? Говор пьяных матросов и наглых торгашей.

    - Спасибо, герр Холльштайн.

    Вот, называется, и познакомились с местной властью. Или вы тоже думаете, что здесь народовластие? Новая Земля привлекает к себе множество сильных личностей, именно они и рулят всеми этими общинами, городками и прочими хуторами. А что? Традиции еще окончательно не сложились, машина бюрократического аппарата сильна только на орденских землях, а анархия и беспредел никому не интересны. Вот и появляются шерифы, пасторы, генералы или просто мафиози, придавливая своей мощной дланью вырывающийся наружу хаос. А у кого гордыня зашкаливает, так свободных земель еще полным полно.

    Найти бургомистра но проблем, и я решил не откладывать дело в долгий ящик. Я просто-напросто набрал с моего мобильника номер его офиса, где милый женский голос с таким же восточным "Осси" акцентом продиктовал прямой номер бургомистра. Цивилизация! Кстати, а ведь и Кристина также щеголяет временами определенными словечками. Значит, Цоссен населен в основном выходцами из бывшего ГДР. Они до сих пор стараются держаться вместе, а, судя по возрасту населения, многие успели сравнить прелести правильного немецкого социализма и образцового немецкого капитализма. Немногим в жизни такое удается!

    Хотя взять хотя бы меня. Вообще смешно читать унылые эссе задротов из Интернета, рассуждающих о прошлом на основе созданных в Америке мифов, и выдающих их за чистую правду-матку. Что ж, всеобщая дебилизация населения только способствует подобному мифотворчеству. Мне вот лично как-то неприятно, что о моей стране детства следующие поколения будут знать совершенно не то, как оно было на самом деле.

    Хотя какого черта! Я же сейчас в Новом мире, и вот как раз его то историю могу писать совершенно свободно, как есть. Да уже пишу! И никакая продажная сволочь здесь мне не указ. На этой пафосной нотке я закончил навалившуюся вдруг на меня вдруг рефлексию и быстренько нашел местного мэра.

    Вой циркулярной пилы невольно прервал пятиминутную речь Вилли Кроппа, самого крупного буржуя в этом городке, ну и, как водится одновременно местного бургомистра. Этот толстячок брызгал во все стороны неиссякаемой энергией, был жив и прыток, как целое стадо бабуинов. Вилли недовольно повернул голову в сторону пилорамы, но одергивать работника не стал. Немцы есть немцы, прерывать рабочий процесс не будут. Поэтому разговор мы продолжили в небольшой конторке с хорошей шумоизоляцией. Вот здесь немецкая педантичность была как нельзя кстати.

    Все оказалось банально просто: шустрый Вилли со своими компаньонами из Франкфурта-на-Рейне замутили небольшое предприятие по производству стиральных машин. У Вилли оказались связи, и он смог заказать "за ленточкой" комплектующие.

    А меня он попросил свезти его с кем-то из решающих людей в Демидовске. Русские на Новой Земле, как ни странно, оказались парнями не промах и организовали самое крупное промышленное производство на планете. И вот Вилли срочно требовалось что-то у них заказать, ну и заодно найти невероятно выгодный рынок для сбыта.

    А что? Планета здесь жаркая и пыльная, обычный выезд за город - это гарантированная стирка одежды. Кто знает, что такое ручная стирка и полоскание поймет, что стиральная машина на НЗ это вещь первостатейной необходимости. Тем более что предприимчивые немцы подошли к делу основательно, упирая на простоту и надежность.

    Я внимательно осмотрел стоящую на столике бытовую технику. Неплохо! Загружаем с фронта, три программы, минимум электроники, несколько легкодоступных фильтров, чтобы песок ловить и технику не портить. Сетевой фильтр идет комплектом, напряжение во многих городах здесь гуляет. А сборка немецкими ручками означает, что вещь мега надежная. Из-за "ленточки" то вся бытовая техника раза в два дороже!

    - Мартин, Техникс Зер Гут! Я отвечаю за качество! Какое ваше решение?

    А я что? А я ничего! Ведь вдобавок к запросу информации прошаренный немец предложил мне съемку рекламного проспекта и ролика. Навел, значит, справки и бьет двух зайцев сразу! Ну и я не стал ломаться и тут же согласился, и мы начали утрясать условия контракта. Просто бить по рукам и сразу засучивать рукава с немчурой не стоит, покажете себя не с самой серьезной стороны. Сначала следует выработать техническое задание, параметры съемки и готового продукта, вплоть до того, что прямо в контракте прописать: в Джипеге или ПДСе, или какой другой форме отдаете готовые снимки, в каком точно формате и с каким кодеком будет смонтированный ролик.

    Вилли с видимым удовлетворением просмотрел готовый, на несколько страниц контракт, и уже тогда мы ударили по рукам, а я передал ему фамилию и прямые контакты заместителя директора по маркетингу Демидовского металлургического комбината. Этот Зам мужик деловой, рассусоливать не будет. И такие нужные имена хранятся у меня в голове.

    Уже на улице меня догнал смутно знакомый звук. Ха, да это же мобильный, отвык за эти месяцы от обычного звонка! Постоянно рацией пользуюсь.

    - Халло!

    - Это Кристина, - вежливо представилась Вебер, - Ты уже можешь мне сказать ждать тебя сегодня на ужин или нет?

    - Еще минимум на два ужина, - насмешливо ответил я. Наверняка ведь вся эта операция не обошлась без блондинистой немки с ее спортивно крепкой попкой.

    - Тогда приходи не позже sieben Abende, битте.

    - О`кей! - по привычке ответил я. Вот ведь прилипчивое слов, но главное его сейчас везде понимают и принимают. А сам начал критически осматривать окружающее меня производственное пространство. Стоило прикинуть, с какого угла будет светить утреннее солнце, а также где взять материал для рассеивателя и пары отражателей, и что использовать в качестве фона. Мы сейчас не в Голливуде и будем снимать по-советски, то есть "на коленке".

    Как, например, наши сделали сцену из знаменитого в моем детстве фильма-катастрофы "Экипаж". Фирменные модели самолетов, которые должны были во время съемок ездить сами на радиоуправлении, в итоге таскали за веревочки, а сказочник Роу тот, говорят, вообще был большой любитель клея и папье-маше.

    Начинал я свое увлечение фотографией еще с черно-белой пленки, проявителя, фиксажа, затем уже появились кодаковские печатающие машины, и только потом к нам пришла цифровая революция. Блин, целых три эпохи пережил! А уж за пяток тысяч Экю я здесь целую студию сварганю!

    - Как тебе мясо? - Кристина к ужину надела полупрозрачную блузку, и лифчика под ней не было. Это что еще за подкат такой, девочка моя?

    - Зер гут, зюсси фройдин, - машинально ответил я, весь погруженный в мысли о предстоящей работе.

    - Щорт побери! - шутливо вскричала немочка, введя меня в небольшой ступор. Но среагировал я в итоге правильно, потянулся к бутылке с Рейнским, на этот раз красным. В этой местности уже производили весьма    неплохие полусладкие вина, какой никакой, но выбор был. И это только радовало!

    Особенно на фоне всеобщего засилья пива. У меня к ячменному напитку некоторое стойкое предубеждение, видимо еще с детства. В те времена его потребляли в основном различного вида ханыги и интеллигентные ипохондрики. Помню таких граждан в разномастных очередях у бочек с разливным пивом - растянутые на коленях треники, засаленные майки-алкоголички, не измордованные интеллектом лица. Да и пузо, опять же от пива прет, ибо насаждаются женские гормоны.

    А лично я возвращение молодеческой потенции терять никак не хочу, передо мною сейчас сидит, "пока сидит!",    молодая дама в самом расцвете сил! Это не девочка, которую надо обихаживать ради какого-то вшивого поцелуя и которая на самом деле ни фига не умеет; и это не наша провинциальная моделька "в образе", которая будет лежать под тобой, как рязанский валенок, потому что считает, весь мир ей должен; и это не стеснительная домохозяйка, решившаяся, наконец, на адюльтер и черпающая сексуальную информацию из дешевых газеток. Как там говаривал вождь пролетариата - " А мы пойдем другим путем".    Ешкин кот, как удобно, когда под блузкой нет лифчика!

    - Это ты про меня бургомистру наплела?

    - На этот раз нет, еще вчера Тим Бойль, тот конвойщик доложил. В Цоссене следят за всеми приезжими.

    - Хм! А может у вас тут еще и Штази есть? - припомнил я название ГДРовского аналога КГБ.

    - Может, и есть, - усмехнулась Кристина, потянувшись за бокалом вина, и будто бы ненароком навалившись грудью мне на лицо. Я, конечно, сим обстоятельством живо воспользовался и тут же поцеловал розовый сосок подруги. Кристи засмеялась и, шутя, оттолкнула меня. Вроде взрослая женщина, а ведет иногда себя, как не все молодые девочки позволяют себе. Хотя, наверное, именно за эту черту характера она мне и понравилась в прошлый раз. К черту условности того и этого мира!

    - Знаешь, мой отец до девяносто третьего служил в армии, техником. Помню, мы долго жили в военном гарнизоне, где-то за городом. И самыми моим ярким воспоминаниями детства являлись его посиделки    с русскими офицерами, чей полк стоял в соседнем городке. Чаще всего они собирались седьмого ноября, официальный праздник для всех. Не девятого же мая?

    Пили вино, шнапс, водку, а потом пели песни, чаще всего русские. Начинали с боевых, веселых, а заканчивали всегда грустными. Почему у вас, в России так много грустных песен?

    - Хм, даже не знаю, - задумался я, однако тот еще вопросик от настоящей немки, - Наверное, потому, что язык располагает, он у нас тягучий, мягкий. Марши, это уже ваше, немецкое.

    - О, да! - Кристина достала длинную коричневую сигарилу и чиркнула спичкой, - А эти грустные, протяжные    песни, они произвели тогда на меня, еще совсем маленькую девочку большое впечатление, я даже одно время серьезно занималась вашей, русской историей. Помню, много плакала, когда узнала, что мы, немцы во время Второй Мировой принесли твоему народу много горя.

    - Зато потом вы были нашим самым верным союзником.

    - Которого вы предали ....

    - Это твой папа тебе сказал? - прищурил я глаз и отобрал у нее сигарилу. Интересные у нас, однако, разговоры происходят в перерыве между двумя постельными упражнениями. Высокий немецкий дух и загадочная русская душа в обнимку!

    - Да многие об этом и сейчас вспоминают.

    - Нас самих тогда предали, фройлян. Войска с новейшей техникой выводили прямо в поле, а опытных офицеров выгоняли, как какой-то мусор. Ты даже не представляешь, что тогда у нас в стране творилось. Рухнули из мощнейшей сверхдержавы на уровень Верхней Вольты с ядерными ракетами. Я сам порой удивляюсь, вспоминая свои приключения в девяностые, как и выжил то ...

    - Я знаю, Мартин, и речь не об этом, подумай лучше вот о чем: Наши народы во многом похожи, мы, как ни странно, неплохо уживаемся вместе, при всех наших различиях.

    Я неожиданно для себя самого рассмеялся, такие яркие сцены передо мной вспыхнули. Как человеку больше творческому, мне проще работать с образами, а не словами и формулами. Поэтому пришлось обидевшейся на мой смех Кристине накоротке пересказать роман "Обломов" Гончарова, а затем мы смеялись уже вместе. Обломов и Штольц, что может точнее обрисовать характеры наших народов?

    - Но в целом ты права, Кристи. И русские, и немцы имеют европейский менталитет, это особенно заметно на фоне чуждых нам народов. Только вот я не понял, к чему этот разговор так поздно вечером?

    - К чему? - она пожала голыми плечами, и ее небольшие груди чуть колыхнулись, - Ты во всем и везде видишь подвох?

    - Извини, я пережил непростые времена, стал излишне циничен.

    - Я просто пыталась объяснить тебе, что мы на этой планете также неплохо уживаемся. Ты слышал хоть раз о каком-нибудь конфликте между твоими соплеменниками и немцами?

    Я задумался и честно согласился:

    - Нет, знаешь, не слышал. Но, Кристи, ты можешь все-таки не тянуть кота за хвост?

    По-немецки эта фраза звучала совершенно по-дурацки, и Вебер весело захохотала, пришлось потратить некоторое время для объяснения.

    - Я поняла, у нас это звучит как    "drucks nicht rum".

    - Буду знать. А все-таки?

    Вебер достала следующую сигарилу, а это означало, что она волнуется. Интересно знать, почему?

    - Некоторые люди считают, что такие специалисты, как ты, могут работать в каком-нибудь одном из наших городов.

    - Ого! - это было самым настоящим деловым предложением, правда, пока непонятно от кого. И я совершенно не обиделся, что Кристина затеяла этот разговор между двумя перепихонами. Это обычное дело для европейцев, как говорится - "Ничего личного".

    Я осторожно спросил:

    - В одном из городков, это в Цоссене? Не мал ноготок?

    - Ну, почему же в Цоссене? - приняла игру подруга, - Есть, например, Франкфурт. Он стремительно растет, становится настоящим центром всего Прирейнского сообщества.

    - Так-так, а вот с этого места поподробнее, - перехватил я сигарилу. Давно вот бросил курить, но в такие волнительные моменты пару затяжек можно, - Кто с кем и зачем, почему?

    - Я переезжаю через месяц во Франкфурт, еще до дождей. В этом конвое шел товар для моего тамошнего магазина.

    - Это когда это ты стала богатой?

    - Нашелся ... партнер у Конфедератов, - бросила коротко Вебер, - Но суть не в этом.

    - Дай ка я угадаю. Бранденбург решил отделиться, и Франкфурт станет столицей со всеми вытекающими?

    - Хм, я знала, что ты умный мальчик, просек фишку сразу. Нам до смерти надоел этот проклятый Европейский Союз еще там, на старой Земле, мы хотим быть просто немцами.

    Вот это новости! Я прям запыхтел от напряжения, которое начал выдавать усиленно заработавший мозг. Какой к черту из меня Коммуникатор, если я такой расклад прошляпил! Вебер же насмешливо наблюдала за моими попытками найти всему разумное объяснение.

    - Твою дивизию, Кристи! А твой папа точно служил техником?

    Ответ можно было прочитать по ее глазам. Интересно, однако, девки пляшут!

    - Это не он, Мартин. Моего папу затравили после того, как вышвырнули со службы. Но здесь есть его друзья.

    Ох, ты, как заледенели ее глаза! Как напряглось ее полуобнаженное тело. Ах ты, моя милая пантерочка! Такой я тебя еще не видел! В ее, по-женски, мягком теле отчетливо проступил внутренний, стальной каркас.

    - Это они так делают мне предложение, Кристи? Им нужны контакты с Русской Армией? Извини, но я просто частный контрактор. Вам, ребята, не я в таком раскладе нужен.

    - Я знаю, кто ты, - Кристина нагнулась ко мне ближе, льдинки в глазах уже подтаивали, но холод, все еще исходивший из них завораживал. Черт, у меня уже дикая эрекция, какие еще тут разговоры! - Нам просто нужен специалист высокого класса. Я знаю, ты многое можешь! - она облизнула губы, и я буквально запыхтел от напряжения, - А с нашей стороны ты получишь доступ к очень большому массиву информации.

    Едрен корень! Как меня заводит ее правильный немецкий, и это какое-то эсесовско-садисткое выражение на ее тевтонском лице. Внизу живота заныло, как у шестнадцатилетнего подростка. Так, срочно убрать бокал из ее руки, вино плохо отмывается. Какая здесь удобная, широкая кровать и плотные подушки! Можно немного приподнять ее попку и сделать нашу позицию намного удобнее. Ох, какие у нее сильные мускулы на ногах! Никогда мне еще не делали деловое предложение в такой приятной обстановке. Уф ... аааа.

    Есть время для размышлений

    Вчерашний полуночный разговор все никак не шел у меня из головы, ладно хоть на этой планете тридцать часов в сутках, можно успеть наговориться, выпить еще вина и еще раз насладиться крепким немецким телом, не знающим предрассудков и комплексов. Бесподобная женщина! Хорошо хоть с утра мне не надо было работать головой, приходилось тупо много пилить, сверлить и резать. Вилли охал и ахал, глядя, как я без стеснения использую материал его предприятия для создания мини-студии. А чего он хотел? Я честно внес все моменты в контракт. Да и половина этого материала нашлась в отбросах производства.

    В итоге к полудню, напоминаю, что на Новой Земле это в пятнадцать часов, все было готово. Аппаратура из багажника Ниссана достана еще с вечера. Со мной она по здешним подобиям дорог передвигалась в специальном боксе, изготавливают такие в Порто-Франко под заказ. Ни пыль, ни влага в них не попадают, имеется и защита о ударов и падения.

    Хотя и сама камера Никон Дэ Икс третья отлично себя зарекомендовала на новом месте жительстве. Дешевые фотоаппараты здесь не выживают, больно много пыли и грязи, плюс постоянная жара, матрица на них быстро убивается. А Никон он и в Африке Никон, я не прогадал, продав кучу коллекционных фиксов и всевозможного фотобарахла, и купив взамен две репортерские, не убиваемые камеры с пыле и влагозащитой. А вместо понтовых фиксированных линз, то есть объективов с постоянным фокусным расстоянием и типа нев..епенным качеством, приобрел несколько зумов.

    Не фиг выделываться, нам надо просто работать! А красоту бокэ и пластику кадра пусть на всевозможных фотофорумах обсуждают, там технодрочеров не меньше, чем на компьютерных. В итоге на Новой Земле два стандарта 28-70, один ширик и один телезум 100-300 пришлись, как никогда кстати. Давно уж себя окупили. Народ тут и более простой техникой снимает. Не до жиру!

    Пара самых красивых и отдраенных до блеска стиральных машинок была установлена на серый пластиковый постамент. Пришлось с утра потрудиться над аккуратной склейкой кусков обивочной пластмассы. Один самодельный рассеиватель, сколоченный из деревянных реек и натянутой на них подложки для пола; два подобных отражателя напротив, фотоаппарат на штативе Манфротто; крутящийся вокруг всего этого бедлама прибабахнутый фотограф, то бишь я; лежащий на рабочем столике "выездной"    fully-rugged, то есть ударопрочный лэптоп, куда с камеры по шнуру УСБ сразу скидываются снятые файлы для быстрого просмотра.

    Из-за угла цеха в мою сторону уважительно посматривают парни, работающие на мэра. Все, какая, никакая развлекуха! Вообще на заметку: создание "рабочей" движухи этот один из хитроделанных способов честного отъема денег. Как рассказывал мне один из московских мастеров: "Можно подъехать к заказчику только с камерой и одной вспышкой, но за это не заплатят пятьсот долларов. Поэтому я всегда отправляюсь на съемку с ассистентом и целой выездной студией".

    Ничего! Танцы с бубном будут завтра - снимаем видеоролик. А это значит, что из кузова требуется доставать самодельные рельсы, устраивать в цеху относительно гладкую поверхность, монтировать кран и крутящийся круг. И все это большей частью из подножного материала. Я представил трагический вид Вилли, подсчитывающего очередные убытки, и мое настроение сразу улучшилось. А ты не балуй, не понтуй за счет пролетариата!

    А вот сегодня меня разбудили совершенно офигительным способом. Да вы не о том подумали, парни! Красивая и умная женщина умеет делать не только Это. Любимому мужчине можно просто подать с утра самый настоящий черный чай! Черный чай! Люди, ароматный, свежезаваренный черный чай! На той Земле без двух, трех чашек крепкого чая    я день вообще не начинал. А здесь, едрен батон, растет только кофе. Хороший, обалденно вкусный, но кофе. Чай только импортный, из-за Ворот, и это обстоятельство сильно отравляет мне здешнюю жизнь. Двадцать Экю за маленькую баночку сомнительного качества напиток, это, знаете ли,    перебор.

    - Мммм, откуда, прелесть моя?

    - Как у вас говорят: "места знать надо".

    Вот это дело! Сразу ожив и приготовив легкий завтрак, я приступил к работе. Съемки видеоролика вчера заканчивались уже на закате. Я решил, что пара кадров с багряным светилом позади стиральной машины будут кстати. Вдруг потом пригодятся? В этом мире лучше все делать с запасом. К тому же Вебер сразу после завтрака неожиданно объявила, что ей надо уехать по делам своего нового магазина во Франкфурт, и у меня будет целых два относительно спокойных дня на всю работу. Я вот сам совершенно не трудоголик, но если пообещал, то разобьюсь и сделаю. Так что засучиваем рукава!

    Такс, начнем с обработки фотографий. Отбор я сделал еще вчера утром, осталось запустить конвертор и проявить RAWы, то есть полученные прямо с матрицы цифровые негативы. Они позволяют охватить больший световой поток, не используя внутрикамерные установки, оставив фотографу возможность для маневра и улучшения снимка. Лучше Капчура Ван для этой работы еще ничего не придумано, я успел даже скачать еще на той Земле самую новую, четвертую версию датской проги для профессионалов. Установив все настройки, нажал кнопку батчевой, пакетной конвертации и пошел пить чай.

    Пусть Макбук-про за меня поработает. Я вообще не поклонник Яблока, но в данной ситуации эта машинка просто палочка выручалочка, достаточно мощная и удобная в работе, и места много не занимает. Второй Макбук остался в Порто-Франке у Игоря Вяхревича, моего компаньона по всему этому притащенному в этот мир компьютерному железу. Половину моего багажа, проехавшего Ворота, составляли именно коробки с аппаратурой и компьютерной техники, и как оказалось не зря. На Новой Земле цены на все были просто конские. Болванка на СиДи стоила целый Экю!

    Работаем дальше и доверимся продукту фирмы Адоб Creative Suite под названием Фотошоп. Готовые Тиффы доводятся до ума в кривых, в работе с цветовыми каналами и слоями, затем, не спеша, делаем ретушь. Даже самая новая вещь при должном увеличении покрыта мелкими царапинами, сколами и вмятинами. А европейцы нынче очень сильно приучены к глянцу, ну дык и сделаем им поистине показательный глянец. Часть снимков в ПДФах уходит в архив для вырезки, остальные пропускаю через экшен, повышая резкость, затем готовые джипеги открываю в ИнДизайн, адобовской программе верстки. Хорошо хоть текст был заранее с Вилли    согласован.

    Нет ничего хуже для рекламщика, чем излишне креативный заказчик. Это мы уже проходили, пришлось как-то подрабатывать в рекламных конторах. Кого только не приходилось встречать в приемной. Помню, пришел такой весь из-под себя креатифный клиент: - Нарисуй мне три кота разных цветов, а в конце букву "Ж" и все это на оранжевом фоне. Спрашиваю его: - В смысле 3 кота и букву «Ж»? Что это значит? А Клиент такой: - Это значит ТРИКОТАЖ!    Тушите свет, занавес!

    К обеду я закончил с набором рекламного буклета и листовок. А что, получилось очень даже ничего! Чтобы передохнуть и сменить род деятельности занялся приготовлением пасты со знаменитым соусом Альфредо. Благо сливками, сыром и феттучини я затарился заранее. Молочка и сыры в Рейнской долине превосходные, пастбища здесь отменные, а пасту возят с Порто-Франко, там уже целый макаронный завод поставили.

    Варим феттучини до состояния аль-денте, то есть почти готовые, растапливаем в сотейнике шмат сливочного масла, заливаем туда стакан сливок, добавляем тертый сыр, лучше Пармезан, по мере готовки мешаем и добавляем полуготовые феттучини. Я еще люблю это дело засыпать мелко нарезанной колбаской. Такая вкуснятина получается и очень сытно! Сутки на этой планете длинные, люди переходят на четырехразовое питание.

    После сытного обеда по закону Архимеда полагается поспать! Спать мы не будем, но малость полежим, заодно открою ка я свой переносной лэптоп и гляну, что у меня есть по этому самому Бранденбургу, одному из немецких анклавов Новоземельского Евросоюза. Неожиданный "деловой" отъезд Вебер являлся скорей всего продуманным заранее тайм-аутом, чтобы не мешать моему окончательному решению. Мне из немки удалось вытянуть еще чуток информации для размышлений. Блин, размышляю, уже как Штирлиц.

    Хотя многого она и сама не знала, видимо ее также играют "втемную". Ее же саму интересует несколько иное. Баба и есть баба. Но в целом суть предложения предельно ясна: Люди начали играть в Большую политику. Вернее они никогда не прекращали это занимательное занятие, просто игра выходит на новый уровень.

    Далеко не всем здесь нравится засилье так называемого Ордена, моего, кстати, первого в этом мире серьезного заказчика. Эта, так странно названная контора, по всей видимости, принадлежала какой-то влиятельной американской группировке. Соединенные Штаты, по сути, и управляются всего несколькими подобными кланами: промышленники, нефтяные магнаты, финансисты, держатели фондов. Но они совершили очень малозаметную для них ошибку. Это на той стороне по факту Америка является бесспорным глобальным лидером, на Новой же Земле сие обстоятельство оспаривается многими.

    Немцы правильно рассчитали: русские здесь очень сильны, большая часть переехавших на Новую Землю американцев также не горит любовью к американскому же правительству. Не зря по эту сторону образовался целый отдельный Техас и Конфедерация, и большая часть их жителей кондовые белые южане и всяческие фундаменталисты. Те еще "свободолюбивые личности". Бразильцы, англичане, многие из европейцев, с которыми я лично общался, они все сюда переезжали совсем не для того, чтобы опять становится сателлитами янки.

    Орденские, видать, так и не просекли фишку, что сами себе вырыли яму. Люди, прибывающие на Новую Землю это совсем не те люди, которые остались на Старой. Сюда отправляются авантюристы, наемники, забытые правительствами ветераны-вояки, бандиты, анархисты, да просто любители приключений, те, кому стало тесно в так называемом "цивилизованном мире". Да что говорить, по эту сторону ворот полным полно и нормальных, совершенно вменяемых взрослых людей, которым достаточно трудно промыть мозги чьей-либо пропагандой. Этим парням вряд ли понравится, что ими захотят управлять и ставить какие-либо условия. Орден пока держится только тем, что контролирует Ворота и финансы. Да и то это уже не факт.

    Ладно, проясним мои догадки после встречи с кураторами Вебер, а пока откроем Адоб Премьер и займемся видеомонтажом. Самое нудное для меня занятие, ибо в видео я не так силен. Так что ограничусь промо-роликом, затем найду спеца по постпродакшену в Порто-Франко, чтобы отдельно нарезанные футажи превратить в конечный продукт-конфетку. Хотя самые лучшие монтажеры на этой планете работают в Нью-Рино, где и создается большая часть видеопродукции Новой Земли. Именно там я познакомился с Клиф Ричардсом, совершенно сумасшедшим "патриархом" местного научного сообщества.

    Этот шестидесятилетний дядька здесь уже почти двадцать лет, и его неуемной энергии стоит только позавидовать. Он быстро оценил мой опыт работы и авантюрный склад характера, и тут же предложил отправиться на полгода в съемочную экспедицию. Ричардс тогда как раз получил хороший контракт на серию научно-популярных фильмов о местной живности, а я уже закончил свою работу для Ордена.

    Ну что сказать, здорово меня помотало за эти полтора года по здешним полям и весям. Пройденная целиком туда и обратно Северная трасса, которая начинается от Порто-Франко и упирается в конце пути в Западный океан, где стоит местный Рио-де-Жанейро. Заросшая непроходимыми джунглями Долина Амазонки, Южная дорога, идущая вдоль самого Залива, и нанизанные на нее многочисленные городки по поселки, где я завязывал множество новых знакомств.

    Есть, короче, что вспомнить. Опыт наших лихих девяностых помогал мне не встревать в местные разборки, ладить с различными представителями местного населения. Везде ведь есть люди, даже в таких гадюшниках как Новая Одесса и Нью-Рино.

    - За тебя, Март! - Олег поднял рюмку с белеющим напитком и одним махом осушил ее, потянувшись затем к тарелке с солениями. Русские даже на Новой Земле умудрялись солить на свой вкус огурцы и квасили капусту, приучая к подобной закуске другие народы. Я же, не торопясь, цедил конфедератское пойло, называемое по ошибке виски, вернее большая часть моего стакана была наполнена льдом, напиваться в этом полуподвальном шалмане как-то не хотелось. Хотя для Новой Одессы это еще вполне приличное заведение. Портовый городок был до краев заполнен торгашами, бандитами, моряками, проститутками, авантюристами и проходимцами всех мастей.

    Олег Ухов, мой старый приятель, благодаря которому я, в общем-то, и попал за ворота, пьяным также не выглядел. Это была его особенность такая, делать вид, что пьет много, и оставаться относительно трезвым. Наследие девяностых: в конторе, где он тогда работал, все будущие сделки обсуждались по вечерам в сауне. Водка и девочки служили обычным антуражем подобных бизнес-посиделок. Больше всего от такого образа жизни страдала печень, но если ты пытался вести трезвый образ жизни, то быстро выпадал из обоймы.

    Таковы были правила тех времен: народ реально жил одним днем. На козырных кладбищах во всех городах России от девяностых остались многочисленные"Аллеи героев", парней,    погибших не за веру, царя и Отечество, а чисто ради бабла и понта. Такая вот плата за "демократизацию".

    В сообщении из-за Ворот, которое мне показал вербовщик, Ухов дал только мне понятный намек, где его искать. Любой образованный человек в России поймет фразу из незабвенного "Золотого теленка". Так что, добравшись, наконец, после пятимесячного путешествия до славного города Новая Одесса, в этом мире находившегося на территории Московского протектората, я первым делом начал искать старого друга.

    И на самом деле очень старого, мы были знакомы с ним еще с детского садика. Боже, как же давно это было! Наша наивная детская возня на окружающих старые дома сарайках, зимние хоккейные баталии, первый, выбитый клюшкой зуб, первая бутылка дешевого вина, выпитая в подворотне перед дискотекой, первые девчонки.

    - Я знал, Март, что ты и здесь не пропадешь. Этот мир дает человеку множество возможностей, только рот не разевай.

    - Ты то чем промышляешь?

    - Да разным, импорт-экспорт, - белобрысый, с правильными чертами лица Олег, больше походивший на прибалта, налил себе еще водки из бутылки, стоявшей в ведерке со льдом, - Давай, что ли за нас! Ух, хорошую водку в Москве стали гнать. А что я? Притулился тут в порту, зря, что ли инженерное образование получал? В Одессе полно торгашей и бандюганов, но с техникой они чаще всего не в ладах. Так что для нашего брата работы хватает. Ну, и заодно откусываю, где и что могу, - он усмехнулся, - Сильно, конечно, не раскрутишься, сразу лихие ребятки нарисуются: чей и кому башляешь?

    - Все под бандосами?

    - Ну, как сказать ... Тут и менты Московские в деле, барыги разные, олигархи, просто пацаны, диаспоры. Вольный город, одним словом. Но жить можно! Беспредела нет давно. Башляешь определенный процент и свободен. Знаешь, в Эрефии с этим делом намного хуже. Вот там беспредел полный!

    - Да, тогда неплохо, - я еще раз обозрел низкое пространство припортового кабака. Клубы табачного дыма, визгливый женский смех, пьяные воскрики, обычный такой шалман в стиле девяностых. Из музыкального сопровождения имеется шансон всех направлений. Не меняются люди с переездом на другую планету, совершенно не меняются.

    - Да не смотри ты так! Есть места поприличней, сегодня ж воскресенье, народ гуляет, везде не протолкнуться.

    - Ну, раз народ гуляет, значит, есть на что.

    - Тогда еще по одной?

    Минут через двадцать мы все-таки вывались на улицу. Олег внезапно остановился и закатил глаза, а я сразу как-то напрягся, такое его состояние в нашей прошлой жизни означало, что Ухова осенило. После подобных творческих взбрыков обычно следовал весьма креативный загул, или попадалово в различной припухлости приключения. Например, заехать на Ниве в фонтан, или уснуть на пороге мэрии и еще в придачу с баллончиками аэрозольной краски в карманах. Менты потом на нас хотели повесить все "художества" в городе, но в итоге обломались.

    Ухов сделал пару звонков и уверенно потянул меня дальше. Уже вечерело, с моря несло блаженной в этом климате прохладой, под ногами щетинилась неровными камнями самая настоящая булыжная мостовая. Иногда мимо проскакивали автомобили, чаще всего вовсе и не внедорожники, а вполне себе городские пепелацы, многие с откидным верхом.

    Новая Одесса вообще поражала сочетанием привычного русского бардака и вполне европейского благоустройства. Геометрически правильно нарезанный центр постепенно переходил в какие-то кривые проулки, сбегающие прямиком к морю. Белоснежные стены    средиземноморского стиля перемежались красным кирпичом псевдокупеческого модерна, православные храмы соседствовали с протестантскими, мечети с синагогами. Блин, буквально Вавилон какой-то!

    По вечерним улицам неспешно фланировали праздные жители. Хотя, надо признаться честно, этот город-труженик не переставал трудиться и крутиться ни на один день, даже в дождливый период. Такая уж здесь образовалась аура, присущая всем городам-солянкам.

    После десятиминутной и весьма освежающей прогулки мы оказались перед входом в двухэтажный особняк, обнесенный забором в виде правильно подстриженного кустарника с длинными колючками. Назначение дома было понятно безо всяких рекламных вывесок, из открытых окон слышались пьяные выкрики, характерные женские вздохи и негромкая музыка.

    - Пойдем! - Олег потянул меня за рукав, и мы оказались в ярко освещенном вестибюле.

    - Олежек! - откуда-то сбоку вынырнула ярко-крашенная брюнетка, - Ты, почему так давно не заходил? Забыл меня, подлец?

    - Извини, солнце мое, не сегодня! Ко мне друг с той стороны приехал.

    Я дернул приятеля за полу его легкого пижонского пиджака:

    - И какого хрена мы сюда заявились? Я баб, что ли на Новой Земле не щупал?

    - Спокойно, Склифосовский! Сюда не только за этим делом ходят, - Ухов подошел к стеклянной двусторонней двери с витражами, и мы оказались в полуосвещенном зале.

    Круглые столики были отделены друг от друга тонкими, расписными стенками, играла тихая музыка в стиле рим-энд-блюз. Под потолком крутились стеклянные шары, знаете, как на дискотеках, метая по стенам и потолку многочисленные зайчики. Пожалуй, да, здесь было приятней, чем в том шалмане. К нам тут же подскочила сильно оголенная девица, даже не знаю, можно ли было вообще ее наряд назвать одеждой. Пока я невольно заглядывался на почти обнаженные груди официантки, Олег, не изменяя своим принципам, сделал заказ: триста водки, солений, мяса и бутылку конфедератского бурбона со льдом, это уже для меня. Я бы сам конечно предпочел скотч, но в этих местах Новой Земли он встречается не часто.

    - Пока побудем здесь, - Олег разлил принесенные напитки и поднял хрустальный стопарь, - еще раз за тебя!

    Под напитки и закуски пошли неторопливые мужские разговоры. Ухов с интересом слушал рассказ о моем путешествии по Северной трассе. Во многих местах он никогда еще не был, а о некоторых и слыхом не слыхивал. Я же не просто пронесся по этой дороге, а останавливался во многих городах на недели,, делал снимки, видеосъемку местности и ее подробное описание.

    Дух авантюризма, вдруг воспылавший во мне после перехода через Врата, пнул меня в прошлом году аж до самого Западного океана. А сама работа в этом мире началась с небольшого заказа от Самвела, в мотеле которого я приземлился. Многие, вышедшие из ворот на базе "Россия" останавливалось на временный постой у его брата Арама, который, естественно, давал затем наводку к Самвелу в Порто-Франко.

    Мужик русскоговорящий, доброжелательный, многим помогал совершенно искренне, себя, правда, также не забывая. Но что вы хотите от армянина?

    Наскоро изучив первый для меня на Новой Земле город, я решил плотно отужинать у Самвела в его ресторанчике и сразу обратил внимание на неказистое меню, о чем тут же не преминул сообщить хозяину.

    - Умеешь сделать лучше? - Самвел многозначительно остановил взгляд своих темных глаз на мне. Типа за базар отвечаешь?

    - Без проблем, - смело ответил я, тут же начав продумывать макет. Я уже успел прикинуть, что прихваченный мною с той стороны струйный принтер и запасные чернила к нему в местном климате проживут    недолго. Так не лучше ли использовать их на дело? Слово за слово - сговорились.

    И на следующее утро "закипела" работа. На восточном краю веранды я    установил тройку самодельных отражателей, фотоаппарат на штативе, а Самвел приготовил несколько дежурных блюд. К обеду, а это повторяю, здесь в пятнадцать часов, хозяин держал в руках несколько листов с красочной рекламой собственного заведения. Я их в дополнение еще и заламинировал, что повышало стойкость чернил. В итоге мне был дан заказ на полновесное меню, а взамен предложено бесплатное проживание с завтраком в течение месяца. Самвел потом долго хвастался, что такого меню больше ни у кого в городе нет!

    - Так ты получается, что самого хитрого в Порто-Франко армянина развел? - удивленно всплеснул руками Олег.

    - Я же работал раньше с товарищами с солнечного юга, знаю, как они падки на все яркое.

    - Ну, ты орел!

    - Ага, птеродактиль! Ну а затем покрутил носом и решил взяться за то, что хорошо умею. Помнишь, на базе вновь прибывшим выдают буклет ознакомительный? Я, пока там, в карантине сидел, успел его хорошенько проштудировать и удивился топорному языку, которым он был написан и достаточно куцей информации. Его скорей всего давно и изначально на английском написали. И насколько я успел людей в городе поспрошать, реалии этого мира уже несколько изменились.

    Затем случайно сошелся с редактором местной газеты Майком, он то и дал наводку на одного типа из Ордена. А тому, видать требовалась жирная галочка в отчете, он попросил отредактировать имеющийся буклет и показал своим сотрудникам, из русскоязычных. Понравилось ему переделка в общем, и вот так я получил первый    на Новой Земле большой заказ.

    Русский вариант я сам редактирую, испанский также, немецкий с грехом пополам, буду потом искать редактора, а вот в английском не очень силен, Майк обещал помочь. Сейчас обратно по Южной трассе пойду, хочу до дождей успеть материала набрать. А потом все равно сто дней делать нечего, составлю готовый макет.

    - Козырно! - уважительно протянул Ухов, - У тебя всегда был язык подвешен. Давай тогда за твою удачу! - он поднял следующую рюмку.

    - Ну, я, конечно, охренел, когда здешнюю Москву проезжал, - рассказывал я, смеясь, - Это же карикатура какая-то на нормальный город! Эти наглые ментовские рожи, блин, да попадись они мне в Техасе, пристрелил бы на хрен, никто бы и слова не сказал.

    - Поэтому в Техас они и не ездют, Март. Московские вообще редко куда суются, не их это мир оказался. Почтения, понимашь, нету!

    - А живут то за счет чего?

    - Так какой там народ ты видел? Эти деятели из-за Ворот много чего натаскали, опять же орденских неплохо подкармливают. Буржуй буржую глаз не выклюнет. Мутные, короче, личности там собрались, бывшие чинуши, олигархи разные беглые, вор на воре вором погоняет. Если бы не главмент здешний Коршунов тут такое бы началось.... Генералом то он не всегда был, с земли начинал опером, так что знает, что и откуда берется.

    Мне вообще иногда кажется, что многие из них здесь не по своей воле оказались и за переход сюда с комфортом нехило так орденским хмырям отстегнули. Ну а уж вокруг них народ победнее селится, обслуживает, значит, буржуев. В холопах у них недостатка нет: народец с провинции, с той же нищей Украины или Азии. Хотя вот работяги Донбасса, те сразу в Демидовск или Береговой едут. Их сразу прям за Воротами вербуют, или еще на той стороне. У демидовских работы море, заводы растут, как на дрожжах!

    - Ага, видел я эти заводы. Этакий казарменный социализм. Хотя, если по чеснаку, живет там народец с достатком, не жалуется.

    - А ты чего там не остался?

    - Я сапогом, что ли прибабахнутый - в казарме жить? Там же все под ружьем! Мне полтора года армии хватило, козырять всяческим дуболомам. Нет уж, увольте, переселиться в новый мир, чтобы по уставу ходить!

    - Не все же там дураки.

    - Олежа, ты просто не служил. Это система такая: я начальник, ты дурак. И так не только у нас, а во всем мире еще с римских времен. Так что ребята это без меня. Но идем дальше: я чуть на пол не упал от смеха, когда увидел, кто с русскими в этом мире соседствует. Это ж нарочно не придумаешь, такую пакость сделать!

    - Как видишь, придумали. Система противовесов.

    - Да какие к черту противовесы, Олежа! Привезли толпы дикарей и вооружили дубьем. Наркота, рабство, пострелялки, бандитизм. Хорош, мля, свободный новый мир! - настроение у меня чего-то вдруг упало. Видимо накопившийся за поездку негатив в голову бросился, следующая стадия опьянения пошла - разговоры о политике.

    - Уилком в реальность, Март. Коммунизмом здесь еще долго пахнуть не будет.

    Я подозрительно взглянул на старого друга:

    - Ты то откуда знаешь, бестолочь?

    - Земля слухами полнится! Ладно, колись, что тебе в Одессе то надо? - ох Олежа, быстро ты перешел от базара к вокзалу. Дружба она всегда ему не мешала гешефт делать. Такой уж человек, или прими его, каким он есть, или оттолкни от себя. Но, во всяком случае, предательства и гадостей за спиной от него я никогда не замечал. Здесь он кремень!

    - Контакты с настоящими деловыми людьми.

    - Ого! Замахнулся ...

    - С теми, кто решает. Реально.

    Ухов вдруг загадочно улыбнулся и махнул кому-то рукой. Я сначала остолбенел, оглянулся, а затем уставился на невзрачного мужичка в кургузом льняном пиджачке, направившегося в нашу сторону. Вот это и есть контакты? Так сразу и в таком месте? Видимо мое выражение лица несколько позабавило Ухова. Он снисходительно пробормотал:

    - Это Одесса, детка. Здесь все решается быстро.

    Мужчина присел на третий стул и без разрешения взялся за мою бутылку виски. Длинные черные волосы были тщательно зачесаны назад, трехдневная щетина поблескивала сединой, а темные глаза навыкате оценивающе обшарили меня с головы до ног. А вообще он выглядел, как сутенер из фильмов восьмидесятых. Странный, однако, тип!

    - Это Мартын, - представил меня Ухов, - а это Аганесов.

    - Что, так и звать? - только и смог поблеять я.

    - Так и звать, -    нагло ответил мужичонка в пиджаке и махнул в себя налитый до краев стакан, даже льдом не разбавил. На халяву, как говорится, и уксус сладкий, а здесь бутылка пойла за 50 Экю. Аганесов, не стесняясь, протянул волосатую руку с короткими пальцами в сторону тарелки с мясной нарезки и смачно закусил.

    Я же решил пока не вмешиваться, а выждать. Пока мне еще было непонятно, как они тут в Одессе дела обставляют. Американцы те, например, ребята попроще, европейцы любят глянец и креатив, а латиносы, те очень эмоциональны, за своими словами надо следить тщательно.

    - Аганесов, моему другу нужны здешние контакты.

    - Какого рода твоему другу таки нужны контакты? - ответил с неподражаемым одесским акцентом невзрачный мужичонка, и видно ведь, что одесский говор подделывает. Сука, он второй стакан уже выхлестал!

    - Тех, к кому можно подойти и сразу решить все деловые вопросы. Я правильно тебя понял, брат? - обернулся ко мне Олег, - Именно деловые?

    - Пока да.

    - А с какой целью твой друг интересуется? - Аганесов неожиданно резко поднял голову и уставился прямо мне в глаза, и я к своему удивлению увидел любопытный взгляд совершенно трезвого человека. Не так прост это Аганесов! Корчит из себя дурачка, но буравит насквозь, как опытный волчара.

    - Я тут составляю что-то вроде справочника, - осторожно начал я, - Людей на планете стало много, по всем дорогам движуха идет, города опять же растут. А общего Интернета пока нет, и не будет долго, как и общемировых новостей. Люди сейчас чаще работают напрямую, что не всегда удобно. Вот я и подумал, что неплохо было бы наладить плотные коммуникации между ними.

    - Так ты у нас коммуникатор получается, - не сводил глаз с меня Аганесов, так неожиданно и дав название моей будущей профессии.

    - Получается да, - пережевывал я необычное словечко.

    - Аганесов, прикинь, Мартын самого Самвела из Порто-Франко на свой первый заказ развел. Парень дельный!

    - Самвела? - местный разводящий смотрел на меня уже с неподдельным интересом, - Тебе ведь, когда ты свой справочник составишь, наверняка потребуется в наших местах дистрибьютор?

    Я толсто-прозрачный намек просек сразу и осторожно ответил:

    - Два дистрибьютора.

    Аганесов бросил взгляд в сторону Ухова и согласно кивнул головой:

    - Пусть будет два. Жду тебя к двенадцати, у себя, с флешкой. Скину контакты и объясню, что к чему. А ты мне разные новости расскажешь. Договорились?

    Вот ведь жук, на халяву хочет с меня информации стрясти! Но Господь велел делиться, и излишняя жадность, она к добру не приводит.

    - Согласен!

    Битья по рукам не было, Аганесов попросту соскочил со стула и исчез в полутьме бара. Я же только выдохнул. Быстро, однако, в этих местах дела делаются. Олег с улыбкой заказал еще виски, а затем к нам подсели красивые девчонки. Не все же о делах говорить?

    Кстати, в моем справочник это место обозначено, как ночной клуб "Павлин". Попасть сюда можно только по приглашению, но это того стоит. Хорошая кухня и выпивка, отдельные кабинеты для переговоров, в полуподвале бассейн с сауной, ну и конечно девочки на любой вкус. Только сразу предупреждаю - извращенцев там не любят!

    Здрасте, приехали

    К вечеру, нарезав ролики, и скопировав весь материал на внешний жесткий диск, я решил немного развлечься и двинул в местный ресторан. Это, который не пивнуха на центральной площади, а заведение у главной дороги, пересекающей Цоссен. Место, где по вечерам бюргеры не только пьют и едят, но и слушают местную самодеятельность. На Новой Земле еще мало развлечений, слава богу, практически не существует ТВ, Интернет и поэтому каждый развлекается, как может.

    Кому-то хватает тихонько нажраться в пабе и также тихо слинять домой, а кому-то наоборот - требуется с шумом ввалиться в разгульный ночной клуб, где можно совершенно бесплатно получить по морде, или уже немного платно радостей любви. Ну а обычные люди чаще всего устраивались в уютных соседских компаниях, слушали музыку, пели или танцевали.

    В моду ожидаемо вернулись традиционные для народов мелодии и танцы. Как только коммерческое ЗомбиТВ перестало давить людям на мозг, так весь этот попсовый мусор был сразу выкинут на помойку. В ресторанах и пабах ценилась именно живая музыка и традиционные мелодии, откуда-то из бабушкиных сундуков выскочили старинные песни и напевы. В Техасе это было унылое кантри, я лично его терпеть не могу, но белые американцы наотрез отказались от негритянского ритм-энд-блюза, им больше по нраву старая и добрая джига-джига.

    Кстати, высоколобым любителям джаза и блюза на заметку: ниггерский блюз это ни что иное, как их вариант блатного шансона. То есть от нашего шансона вы носики морщите, а от черного получается торчите? Когнитивный диссонанс прям какой-то получается. То же самое случилось с хип-хоповской модой, полностью снятой с блатной романтики американских трущоб: сдвинутые набок козырьки кепок, приспущенные штаны. Все это не что иное, как обычные атрибуты ниггерских банд.

    Вот и сейчас, в углу ресторана кто-то достаточно живенько пиликал на скрипке и издевался над губной гармошкой. Неужели я услышу то самое знаменитое "Ах мой милый Августин, Августин"? Главное, чтобы у меня гены не сработали, и я не схватился сгоряча за свой Вальтер. Дед то, который с белорусской стороны, по малолетству успел в партизанах побывать! Шучу, конечно.

    Я уселся за боковой столик, почти все места в кабаке были заняты, сюда ведь народ ходит не только поесть, но и пообщаться. Впрочем, так обстоит дело по всей Новой Земле. Сутки длинные, а погода почти весь год хорошая, вот людям и нравится проводить свободное время на открытом воздухе.

    Не раздумывая, заказал рыбные блюда, близость Рейна сказывается. Немецкие колбаски с кислой капустой еще в прошлый год приелись. Пока готовили заказ, я пробовал местный Рислинг, своеобразное, надо сказать, винцо, редко кому нравится. Верткая белобрысая девица, по виду совсем еще школьница, видимо подрабатывает вечерами, быстренько доставила большое блюдо с салатом, в котором лежали ломтики какой-то розовой рыбки. Охренеть, а это что - каперсы? Вдобавок салат был полит бальзамическим соусом. Ммм, вкуснятина!

    Вот так всегда! Насладиться ужином мне все-таки не дали. Напротив волшебным образом нарисовалась бульдожья голова полицайпрезидента, а рядом с ним бухнулся незнакомый и весьма здоровый молодой мужик с нордической физиономией, с которой только плакаты нацистские писать - истинный ариец, или скорей всего скандинав. Баловался я во время учебы в институте прикладной антропологией, поэтому и здесь частенько определял национальность людей без ошибок.

    - Мы не помешаем, Мартин? - Холльштайн поставил на стол огромную кружку темного пива, - Знакомься, это Хеннинг Эноксен, он с того берега Рейна, служит в речном патруле.

    - Очень приятно, - не очень то доброжелательно ответил я, а датчанин в ответ сверкнул белозубой улыбкой и спросил:

    - Тоже предпочитаем рыбу?

    - Я в детстве рос на берегу Белого моря, привык.

    - О! Я тоже жил у бабушки в приморском городке, - Эноксен протянул высокий стакан с пивом, и мы чокнулись. Знакомство, так сказать, состоялось.

    - Извини, Мартин, что нарушили твое уединение, - осторожно начал разговор местный шериф. Мне сразу не понравилось, что он прятал глаза, и, как и его собеседник выглядел весьма запыленным, как будто только что приехал.

    - Послезавтра я уезжаю, так что говорите сразу, что хотели, - не очень вежливо перебил его я.

    - Мы все понимаем, Мартин, но обстоятельства ....

    - Так, с этого места поподробнее, - у меня екнуло внутри.

    - Кристина, - Холльштайн запнулся, - в нее стреляли.

    - Что с ней?! - я даже не заметил, как вскочил с места и перешел на русский. Бл...ь, даже сам не ожидал, как эта немецкая женщина окажется дорога мне! Вот и не верь в перекрестки судеб.

    - Спокойней, парень! - мля, а этот датчанин, оказывается, неплохо говорит по-русски.

    Холльштайн же испуганно отодвинулся назад, не ожидал от меня такой горячей реакции. И кто такой умный сказал, что мы, русские, холодный народ? Да в плане эмоциональности мы всяким итальянцам еще фору дадим!

    - С ней все в порядке, Мартин. Она в надежном месте, ей оказана медицинская помощь, и ее жизни ничего не угрожает. Я сам только недавно об этом узнал!

    - Это ты новость привез? - уставился я на Эноксена. Руки у меня непроизвольно сжались, нервы, парень, нервы!

    - Яволь, мой патруль как раз оказался рядом. Мне и расследование проводить.

    - Значит, за мной должок, парень, - я перевел дух, мысли в башке совершенно смешались, а рука сама собой потянулась за бутылкой.

    - Ты как, в порядке? - датчанин смотрел участливо, стал даже на человека похож, смахнув плакатный глянец.

    - Да, извини.

    - Я знал, что вы, русские, парни резкие ...

    - Кстати, откуда ты русский язык так хорошо знаешь? - уставился я на патрульного, - Советую тебе честно ответить, если хочешь доверия.

    Холльштайн как-то напрягся, он то вопросы привык сам задавать. Эноксен же выдохнул и спокойно ответил:

    - Я служил в спецназе датской армии, а вы всегда были нашим вероятным противником.

    - А здесь в речном патруле кем?

    - Командир, - датчанин улыбнулся, и это мне понравилось. Нервы парень держит в узде, таким командир и должен быть. Я лично на эту должность точно не гожусь, тут бы с самим собой управиться.

    - В смысле?

    - Эноксен этот патруль и создал, - ответил за того полицайпрезидент, - вот и командует. Обстоятельства же покушения на фрау Вебер достаточно странные. Сначала в городе появился ты, затем твой загадочный информатор, по которому в нашем департаменте досье аж на несколько страниц.

    - И мне недавно сделали очень интересное предложение, - закончил я за него, взглянув на шерифа в упор.

    И в самом деле: слишком уж мутный движняк пошел вокруг меня, а я такого страсть как не люблю. Поэтому последующие двадцать минут прошли для нашей тройки в достаточно плодотворной беседе. Покушение на Кристину не понравилось никому, и мы все хотели найти преступника, кем бы он не был.

    Эноксен оказался парнем достаточно компетентным, поэтому ему и доверили следствие. Его же излишний энтузиазм достаточно ловко сдерживал Холльштайн , обрубая излишнюю для меня информацию. Стало ясно, что местные отцы города приставили шерифа совсем не для помощи следствию, а чтобы присматривать за нами обоими. Ну и то ладно, его связи помогут решить многие проблемы.

    Эноксен сразу отмел случайность нападения. Буканьеры, местная франкоязычная разновидность пиратов в их районе шалили только в межсезонье, а до него еще целый месяц. Их вотчиной были верховья Рейна, Луары и ее всевозможные протоки. Да и не любили те стрелять людей понапрасну, вот увести чью-то лодку, умыкнуть плохо лежащий товар или снять сети, это уже по их профессии.

    - Моя лодка готовилась к патрулированию, когда мы услышали чуть дальше по берегу крики. Когда прибежали, Вебер уже лежала в крови, а скоростная моторка ушла достаточно далеко. Это сразу показалось мне странным, стартовали чужаки больно тихо. Видимо колпак на мотор одевали. А зачем обычному человеку тихариться на реке? Я сразу вызвал медиков, санитар из моей команды оказал первую медицинскую помощь. Честно говоря, если бы не он ....

    Представлять другой исход совершенно не хотелось, и    я молча слушал датчанина.

    - Пока организовали погоню, дозвонились до аэродрома ... , - Эноксен сделал паузу, - Неизвестный стрелок, или неизвестные исчез в зарослях тростника. Сам знаешь, на этой стороне несколько старых проток, в них и речного слона можно спрятать.

    Я задумчиво потянулся за бутылкой, вино что-то не помогало, хотел, было заказать что покрепче, но тут же передумал. Просто опрокинул в себя целый стакана Рислинга, даже не поморщившись.

    - Тогда давайте рассуждать дальше. На ваше предложение, - я загадочно взглянул на полицайпрезидента, - я должен был ответить только завтра. Если даже у вас внутри фракции имеются разногласия, зачем ее именно сейчас убирать?

    - У нас нет разногласий, - коротко буркнул Холльштайн, - но принимается.

    - Приезжий латинос также не при делах. Он обычный сбытчик информации, посредник. Вообще птица не того полета.

    - Что тогда?

    Я задумался, и меня внезапно озарило:

    - Фредерик, а Кристина тебе ничего про свой новый бизнес не рассказывала?

    - Нет, - удивленно вытянулось бульдожье лицо.

    - Мне она сказала только, что собирается переехать во Франкфурт, еще до дождей, и в конвое везли что-то для ее бизнеса.

    - Конвой шел через Франкфурт, - задумался Холльштайн, затем встал, - пойду, свяжусь с Боллем.

    - Ты думаешь?

    - Это самая рабочая версия на данный момент, - ответил шериф, вернее по-немецки это все звучало намного заковыристей, германцы вообще любят сложносочиненные фразы. Вон, даже датчанин завис, его немецкий также был не идеален, поэтому, когда Холльштайн ушел, мы перешли на русский.

    - Хеннинг, Хен! - я еще раз толкнул датского патрульного, тот чуть приподнялся и потряс головой. Я вчера пригласил его заночевать у меня, вернее в квартире Вебер. Заодно мы провели там легкий обыск, пытаясь найти материалы по ее новому бизнесу. Наши поиски привели в итоге к некой флешке с зашифрованным файлом. Хеннинг заявил, что у него в команде есть опытный хакер.

    Нервы вчера были у обоих ни к черту, и поэтому за разговором мы слегка злоупотребили "белой вкуснятины". Кристина всегда держала в холодильнике две бутылки "Новомосковской", ставшей и в этих местах эталонной водкой.

    Мой организм вполне привычно перенес крепкий удар сорокаградусного алкоголя, а вот хваленый спецназовец, видать, вырос на дешевом шнапсе. За завтраком он выглядел слегка помятым, но омлет с жареными колбасками и тушеными на пару овощами умял за милую душу. Я вдобавок приготовил хитрый антипохмельный коктейль с томатным соком, соусом Тобаско и острым перцем. Две кружки крепкого черного чаю вдогонок, и мы оба приобрели способность соображать и действовать.

    План же был прост: выдвигаемся во Франкфурт, еще раз осматриваем место преступления, получаем новости от нашего и ихнего полица .., тьфу не выговоришь, шерифов, а также медиков из клиники. А затем попробуем найти концы завезенного из Конфедерации товара.

    Нищему собраться, только подпоясаться! Еду на служебной таратайке Патруля, поэтому сборы недолги. Подумав, я отверг вариант вооружения в виде РПК, больно здоровая дура, а я не банду ловить еду. Поэтому в открытую кобуру пошел надежный Вальтер PPK, небольшой и отлично лежачий в моей ладони, достался как-то по обмену после разбора трофеев. Был такой же у меня в девяностые, только газовый. Туда же два запасных магазина. Немного подумав, я выбрал большой вариант РПСки, чуть поменяв типы подсумков. Четыре для сдвоенных рожков, один для всяческой мелочи и один для двух РГДэшек. Увидев у меня легкий полицейский бронежилет, датчанин настоял, чтобы я также взял его с собой. Береженого, как говаривал мой дед, бог бережет.

    Кинув в небольшой рюкзак стандартный пакет первой медпомощи, пачку патронов, три гранаты отдельно от запалов, сами запалы в пластиковом пенале, фляжку с водой, ремнабор и брикет с сушеной питательной смесью из орехов и сухофруктов, я спустился вниз и замер в удивлении. Хеннинг выглядел, как самый заправский морской котик: с головы до ног обвешанный всевозможной снарягой, в руках сильно навороченная штурмовая винтовка, в которой смутно угадывалась американская М-4. Только на голове вместо каски широкополая панама, солнце здесь дикое.

    - Ну, ты знатная зверюга! - протянул по-русски я, а тот только ухмыльнулся и показал рукой в сторону кубоватой на вид машинки, похожей на старинного вида Тойоту. Это, в общем-то, и есть какой-то из ее вариантов. Я закинул рюкзак на заднее сиденье, поправил Ксюху и нырнул на пассажирское сиденье. Обстановка в машине была в целом спартанская, так по делу и едем.

    Мы оба сразу посерьезнели, что-то там впереди нас ждет? Предчувствие у меня какое-то нехорошее. Датчанин что-то похожее промямлил, человек опытный, много здесь чего повидал. А раз очко у обоих жимкует, значит, будем быть осторожнее. Тьфу, фразы стал, как немец строить!

    - Вот здесь! - Хеннинг показал на вдающийся в реку длинный деревянный наплавной причал, расположенный стандартно в виде буквы Т. Скоро его уберут наверх, чтобы осенним половодьем не снесло. Рейн у Франфуркта был широк и спокоен. Это ближе к истокам он стремительно несется в узком каньоне, в паре мест французы успели даже всунуть в каньоны пару небольших гидроэлектростанций, обеспечив себя и часть немцев дешевым электричеством. А на Новой Земле далеко не везде так, во многих местах люди вообще керосинки жгут, а то и жировки.

    В нижнем же течении Рейна берега в основном топкие, заросли густым кустарником и тростником. В этих зарослях всякая разная зверюга водится, раздолье для охотников. Сейчас у причала были пришвартованы только две прогулочные лодки и катер Речного патруля, рыбаки еще с утра отчалили, а грузовой пирс находится за городом, у промзоны.

    - Значит, стрелять могли только оттуда, - я показал в сторону густой поросли, находившейся в ста метрах от причала. К нему была раскатана гравийка, а сам берег от растительности очищен в обе стороны, - А почему же никто не слышал выстрела?

    - Вот это самое интересное, Мартин. Мне только что скинули сообщение от полицейского эксперта. Тут не Земля, конечно, но хоть какое-то оборудование у них есть. Пуля, вынутая из тела Вебер, используется обычно в русских бесшумных винтовках, типа "Винторез".

    После слов датчанина у меня зашумело в голове. Я то точно знал, что русские эти винтовки чужакам не продают. Да что за чертовщина тут творится? Неужели Вебер хотели грохнуть какие-то резкие парни из Русской Армии?

    - Что дальше делать будем?

    - Мне одни кореш маякнул, - мля, откуда этот белобрысик такие слова знает? - что за начальником того конвоя Боллем имеется старый грешок.

    - Больше ничего не сказал?

    - По телефону нет, надо увидеться с ним лично.

    - Поехали.

    В самом Франфуркте немцы успели положить асфальт, а кое-где шла настоящая бетонка. Такая уж нация, делают все сразу, на совесть и надолго. Но за городом пусть и тщательно укатанная, но уже шла гравийка, со всеми вытекающими. Хеннинг сбавил скорость, чтобы не пылить. Вокруг дороги в обе стороны просматривалась чахлая растительность, а за ней быстросборные ангары или более основательные кирпичные постройки промышленной зоны.

    Машина чуть притормознула на повороте, и здесь то я их и увидел. Стоящий у обочины пикап, основательно переработанный для условий здешней местности. Высокий, с кубическими формами и большими дугами безопасности. Я не сразу понял, где я подобные машины видел, только потом осознал, что это одно из произведений американского автопрома.

    Пикап тут же рванул в нашу сторону, на нем, сразу за кабиной стояли два мужика, держа что-то в руках. Под ложечкой внезапно засосало, мы с датчанином только успели переглянуться, а затем, не сговариваясь, прыгнули из кабины. Многие люди рассказывают, что в такие моменты время, как будто замирает. Но я думаю, что дело не в этом. Просто наш мозг в стрессовой ситуации начинает работать намного быстрее, спрессовывая время и отдавая телу, ставшие поистине стремительными приказы.

    Эзотерики называют этот эффект "внутренними резервами организма", верующие "божьей помощью", а по мне так это просто рудимент первобытной эпохи, полученный человеком от эволюции вполне заслуженно, через большую    кровь и неимоверные страдания.

    Я почувствовал резкую боль в коленках, но, превозмогая ее, рванул к пыльным кустам. Мать его, ну почему я не надел наколенники! На обочине слоноподобно ввалился в высохшую растительность, двигаясь вперед на четвереньках. Позади меня послышались звуки попадания пуль в капот Тойоты, звон разлетающегося лобового стекла, шипение выходящего из покрышек воздуха. Неизвестные патронов явно не жалели, понемногу перемещая огонь на обочины.

    Твою ж мать! Я привстал и рванул дальше, затем кубарем свалился в небольшую канаву с мокрой травой выше меня ростом. Даже не хотелось думать, сколько тут может быть природных гадов. Рейнское побережье, да и сам Рейн особенно славится всевозможными змеями. Днем они как раз любят прятаться в таких зарослях! Над головой что-то противно прожужжало, я сразу пригнулся и рванул вперед. То есть назад к перекрестку. Да на той Земле хрен бы я так быстро среагировал, скорей всего и остался бы в машине, лежал бы безжизненным тюфяком, субъектом молчаливой беседы для судмедэксперта. Но здешняя обстановка быстро заставляет вспомнить некоторые подзабытые нами инстинкты.

    На этой стороне Ворот пару раз мне уже пришлось побывать в серьезных перестрелках. И если во время первой я почти весь бой просидел за толстым колесом грузовика, только под конец, начав куда-то постреливать одиночными из АКМ. И, кстати, никто мне потом из конвойщиков и слова не сказал, не высовывался и не мешал, в панику не ударился, и то ладно. А вот во второй раз, с Ричардсом, пострелял уже знатно, всласть, уже привык за год рассчитывать только на себя. Ксюха, кстати, оттуда трофеем.

    А вот хрен вам, уроды! В момент, когда я почти добежал до перекрестка, с той стороны дороги послышались короткие, характерные очереди. Заглохший, было, огонь мужичков с пикапа тут же возобновился. Я скинул с себя АКСУ, развернул приклад и отжал переключатель на автоматический огонь. Ноги сами несли меня дальше, у толстого разлапистого дерева я резко повернул к дороге и осторожно высунул на секунду голову.

    Пикап встал у нашей патрульной Тойоты, от которой шли клубы пара. Чужаки смотрели и стреляли куда-то в сторону кирпичного склада, обнесенного основательным бетонным забором. Только сейчас я заметил, что у одного из мужичков в руках ручной пулемет, а второй палит из помповика. Одно из колес    пикапа оказалось пробито, машина немножко осела, а водитель выбрался наружу, осматривая его и чертыхаясь.

    Я уже поднял АКСУ и начал примериваться, когда мне в голову пришла неожиданная мысль. Хорошо, когда голова в бою соображает, обычно этому мешает раскачивающий тело страх, так или иначе, тебя охватывающий. Это только дураки ничего не боятся! Я отступил назад в кусты и полез в подсумок. Так, дышим! Надо унять дрожь в руках, адреналина, наверное, литр уже в крови гуляет. Выдергиваем чеку, бросок, повторяем то же самое со второй РГДшкой. Рука аж заныла от силы броска. Насколько помню по армии, дальность разброса осколков для меня вроде безопасная, но все-равно бросаюсь назад к канаве, падая мордой в мокрую землю.

    Впереди бухнуло, потом еще раз. Это только в кино гранаты бабахают, как большие авиационные бомбы, а по жизни это всего-навсего пыльное облачко безо всяких голливудских красивостей в виде огненного шара. Стрельба заглохла, и я тут же рванул обратно к дороге. Приклад к плечу, смотрим!

    Такс, один из мужичков валяется в кузове на дне, пытаясь закрыть раны. А вот второй, сука, поворачивает пулемет в мою сторону! Только сейчас я заметил на нем бронежилет зеленого цвета. Послышалась короткая очередь и пулеметчик кулем валится в кузов, а пикап неожиданно оживает и рвет вперед. Водила, сидевший все это время за машиной, отчаянно машет напарнику руками, а я, прицелившись, короткой очередью на три патрона валю его на пыльную дорогу, пытаясь потом стрелять в сторону пикапа. Но Ксюха на таком расстоянии уже не эффективна.

    Очухиваюсь только тогда, когда затвор встал на задержку, но мозгов хватает на то, чтобы поменять магазин и снова передернуть затвор. Только затем я услышал знакомый голос с той стороны дороги, затем появляется голова в панаме. Хеннинг осторожно, не отрываясь от автомата, подходит к водиле и отшвыривает в сторону его оружие, затем машет мне рукой.

    - Ты молодец, - загорелое лицо датчанина пышет краской, дышит тяжело, - Служил?

    - В мое время все служили.

    - Ага, поэтому вас, русских, хрен победишь. Ё... мать .. , да е..сь все раком, - неожиданно выдает патрульный заковыристую руладу. Я оторопело поднимаю на него глаза и закатываюсь со смеху.

    - Ты чего? - Хеннинг смотрит на меня как-то задумчиво, а я отодвигаюсь, бывает, у    людей после боя крышу сносит.

    - Ты бы видел себя со стороны: на немецкой дороге стоит датчанин и ругается матом.

    - А, - протянул он и снял пропитанную потом панаму, - это меня один русский моряк научил, здорово снимает напряжение.

    - И как?

    - Помогает, - нормалек, парень уже лыбится во все тридцать три, - Меня эти сволочи прижали пулеметом, я даже нос высунуть не мог. Если бы не ты...

    - Ладно, оба хороши, хотя ты первый по ним шмалять начал. Такого расклада, небось, и не ожидал?

    - Ага, - Хеннинг озирается, поворачиваясь в своей машине, - В этих местах давно так не стреляют. Так, временами на реке чужаков и буканьеров гоняем, но там у нас всегда преимущество в вооружении и скорости.

    Он пошел к машине, а я наклонился над убитым водителем. А то, что он    убит, было понятно сразу. Когда насмотришься на мертвецов, сразу определяешь, что живые так не лежат. А вообще, смерть в бою выглядит чаще всего некрасиво. Нет здесь ничего героического, что следовало бы воспевать.

    В голове сразу полыхнуло мрачное воспоминание о поездке в Чечню во время первой компании. Мля, захотелось сделать журналюге боевой фоторепортаж. Кстати подвернулась и командировка знакомых пацанов из ОМОНа. Понимание всего ужаса, происходящего тогда в мятежной республике, пришло в одном из горных поселков.

    Я попал туда после очередной горячей зачистки, и до меня не сразу дошло, что это за странные мешки валяются прямо посередь дороги и около разбитых в хлам домов. Только когда один из них тощие срочники подняли на носилки и потащили в кузов УРАЛа, я к своему ужасу понял, что это никакие не мешки, а наши погибшие бойцы, нарвавшиеся на огонь моджахедов.

    Я не видел там никаких красивых киношных поз, лица убитых выражали что угодно, но никак не пафос героической гибели. Их глаза слепо смотрели в вечность, лица часто были обезображены, одежда грязна. А тела чеченских боевиков и вовсе привязывали за ноги к грузовику , а затем тащили к вырытому на окраине поселка рву. Как какой-то ненужный мусор. Эти люди, по сути, и являлись для высоких политиканов обычными кусками мяса и мусора, которым не повезло попасть в прокрустово ложе никому не нужной войны.

    Больше я на войну не ездил, отснятые там пленки оказались надолго закинуты в шкаф. В ночных клубах в это время спокойно клубила мажорная молодежь, бандиты всех мастей деловито зарабатывали бабло, морды политиков уже не влезали в телеэкраны, а моя деятельность, как ищущего правду журналиста, была закончена в ближайшем же ресторане.

    Через несколько лет меня все-таки уломали на небольшую фотовыставку, посвященную Чеченской войне. Туда пришли несколько молодых по возрасту, но уже ветеранов, знакомые пацаны, уволившиеся из ОМОНа, чтобы сохранить семьи, и группа тихих женщин, с совершенно сухими глазами, чьи мальчики остались где-то там.

    Эти женщины рожали своих детей в спокойные семидесятые, сытые Брежневские годы. Молодые русские и чеченские женщины. Кто тогда мог подумать, что тысячи пацанов разлива времен развитого социализма сгинут потом без следа по прихоти пьяницы-президента? У них не будет детей, а их девушки пойдут на панель, попадут в наркопритоны. Время проклятых!

    Так, так, интересное у него лицо, широкомордое, наетое. Про такие говорят "рязанские рожи", а по мне так личина типичного такого мента из околотка. Уверенного в себе, нахрапистого, усердно зарабатывающего на раннюю пенсию. И что же ты "дорогой товарищ" здесь потерял? И каким местом Кристина вляпалась в непонятные нам разборки? Ох, и дела!

    - Рация разбита, а телефон в пригороде не тянет. Вот черт! - датчанин оглянулся, - Уйдут ведь сволочи!

    Правда с его акцентом получалось "сволоши", но поправлять я не стал, только кивнул в сторону забора, откуда осторожно выглядывала чья-то лохматая голова.

    Машину нашли на следующий день, затопленной в канаве. Вода уже смыла кровь и почти все улики. Местные полицаи несколько дней стояли на ушах, но Хеннинг посчитал, что чужаки ушли по воде. От этой стычки мне досталась премия в тысячу ЭКЮ и оружие убитого водителя - потертая Беретта и Калаш болгарского производства.

    Такие вот на этой Новой Земле нравы. Тебя не запихивают в вонючее СИЗО, не таскают по следакам, и не дают пару лет за самооборону, а наоборот еще и награждают. Вот бы в Россию такие порядки, лихих девяностых точно бы не было.

    В итоге всей этой заварушки серьезнейшее предложение от немцев пока подвисло в воздухе, а мне было пора двигаться дальше. До начала дождей осталось всего ничего, а у меня еще куча незаконченных дел. Я тепло попрощался в клинике с Кристиной, оставив проведение расследования на Эноксена. И я уже точно знал, где проведу этот сезон дождей.

    Еще долго, навалившись на перила последнего парома, идущего до Нойехафена, я бросал взгляды на белеющие над деревьями аккуратные домики и черепичные крыши. Вот что мне нравится в этом, новом мире - здесь всегда остается место надежде. И в твоих же    руках превратить ее в "компас земной", как там в песне поется:

    Hадежда - мой компас земной

    А удача - награда за смелость

    А песни довольно одной

    Чтоб только о доме в ней пелось.

    Коммуникатор    Глава Вторая Развилки судеб

    Вода, кругом вода

    Десятый месяц 26 года Новоземельского летоисчисления река Рейн.

    Уровень воды в Рейне угрожающе падал, стоящая который месяц сухая безоблачная погода выжимала последние запасы водостоков, питающие эту длинную реку. Если бы не изобилующий карстом хребет Кхам и не островерхие вершины Меридианного с его многочисленными притоками, то навигация в сухой период была бы здесь невозможна. Так или иначе, но грузопассажирский паром, идущий от Штутгарта был забит сейчас под завязку, это был его крайний рейс.

    Кто-то из людей спешил вернуться домой после долгой вахтовой работы в верховьях реки, а кто-то попросту сваливал на "перезимовку" в более цивилизованные края, например в Порто-Франк. Чтобы там с толком и расстановкой потратить заработанные тяжким трудом деньги. А кто-то, вроде меня, спешил уладить перед зимой свои насущные дела. Всего-то двести пятьдесят Экю оплаты и я со всеми удобствами и    автомобилем иду до Нойесхафена, завтра после обеда буду уже там.

    Свежий ветерок в лицо, приятный слуху плеск рассекаемой носом парома волны, мерный звук двигателя, исходящий из чрева плоскодонного судна. Все эти хорошо знакомые с далекого детства звуки навеивали грустные воспоминания о потерянном навсегда.

    Обычно только через многие годы ты с сожалением понимаешь, что был счастлив только в некоторые моменты своей жизни, но тогда этого совершенно не понимал, а просто упивался полнотой бытия. Эти мгновения мимолетного счастья приходят потом к нам во снах и воспоминаниях, грея озябшую на морозе действительности душу.

    Растянутый в длину речной сухогруз был разделен на три зоны. На носовой надстройке судна одиноко торчала стрела крана, не все пристани на этих территориях были оборудованы всем необходимым. Полубак отводился для груза, который стоял прямо на палубе в виде стандартных морских контейнеров, что в свою очередь сильно облегчало их перевалку. Посадил такой контейнер на автомобильный прицеп и повез дальше. А для сыпучих и навалочных грузов на реке существовали специализированные баржи.

    Пока вода была полной, здесь безостановочно шло движение. Рейн уже был оборудован навигационными средствами, а суда вооружены радарами. Но конец сухого сезона существенно снизил судоходность по Рейну, фарватер стремительно мельчал, и двигаться вперед надо было предельно осторожно.

    Корма парома отводилась под автотранспорт, сейчас в начале отсека стояла пара фур Вольво, водители которых осмотрели крепление машин, и ушли в надстройку, где располагались пассажирские кабины. Большая часть людей уже находились или там, или в общей столовой-баре в передней части надстройки.

    Я же достал сигарилу и решил насладиться красотами местного заката. А то все вечно, куда то спешишь, спешишь и в итоге никуда не успеваешь. Блин, что-то у меня настроение сегодня минорное. Хотя какое еще может быть, если позавчера в тебя стреляли и хотели по-настоящему убить? А твоя девушка лежит в клинике.

    Рядом с моим Петролом ковырялись двое, по виду истинные французы: небольшого роста, носатые и наглые брюнеты. Один из потомков гордых галлов домкратил колесо, а второй рылся в багажнике. Они не очень удачно припарковались передо мною, и видимо что-то задели. Я же закатывал свой Ниссан последним, и, чертыхаясь матом на матроса, следящего за погрузкой,    кое-как втиснулся между автомобилями.. Надменные и холеные лица французов после моего гневного спича на традиционном русском как-то резко скисли. Побаиваются на этой Земле русских, да и поделом. Они, суки, нам еще за сожженный Кремль не ответили!

    А пока я с любопытством озирал берега широкой реки, так напоминающей в этих местах воды Двины или Волги. Они также привольно раскинулись на огромных русских просторах. Рейн шел по долине мягкими изгибами, то, расходясь широко в стороны, то, сужаясь в протоки между появляющихся по курсу островов. Вот и сейчас песчаным боком блеснул впереди один из них, мелкий и низкорослый. Около самого среза воды бегали местные зубастые чайки, еще одно недоразумение новоземельской эволюции.

    А вот чуть дальше по течению, за узкой протокой, бугрился холмами остров побольше, заросший деревьями и кустарником. Кто-то достаточно крупный ломанулся от берега прямо по кустам, круша и ломая все на своем пути. В этих местах обитали достаточно крупные земноводные твари. Слава богу, хоть крупных крокодилов, как на Амазонке не водилось. Видел я чучело такого в музее в городе Береговом. Очень, знаете, так впечатляет. Я и так человек не водный, а после этого желание сходить в сторону речных джунглей вообще поубавилось.

    Через двадцать минут мы уже двигались на вольном просторе, на правом берегу, на возвышении блеснул огоньками небольшой поселок. Их на этой стороне Рейна, чем дальше к устью, тем будет все больше и больше, расселяется народ понемногу. Тут не только немцы, а еще бельгийцы, швейцарцы, венгры, у Нойехафена достаточно много полностью интернациональных поселков.

    За приречной растительностью возвышались высушенные солнцем холмы, окаймляющие речную долину. Там то и дело темнели обработанной почвой поля, которые в этом климате требовали регулярного полива. Поля перемежались аккуратно высаженными рядами кустарников и фруктовых деревьев. Десятки ветряков вносили последние мазки в эту пасторальную идиллию. Царство фруктов, овощей и корнеплодов.

    Противоположный, низинный берег здесь, напротив, выглядел более увлажненным, группки растущих невысоких деревьев частенько смыкались в островки настоящего леса. Да это и понятно, за тысячелетия Рейн не раз менял русло, оставив после себя заболоченные заливные поля и весьма плодородную землю. Единственно, что на таких местах лучше было не ставить жилье, их каждый год в дождливый период затапливало.

    А далеко к северу синели горы хребта Кхам.    На той стороне еще почти не существовало дорог, поэтому и людские поселения были относительно редки. Да и за самой речкой уже так безопасно, иногда с хребта вниз спускались местные бандиты.

    Но люди все-равно понемногу переселялись на тот берег, например западней Франфуркта на две сотни километров выросли Гарц, целый анклав горнопромышленного производства и рядом с ним на Рейне небольшая агломерация Штутгарт. В той стороне я еще не бывал, и голова как-то сами собой начала продумывать маршрут в верховья огромной реки.

    После окончания дождей река становилась судоходной достаточно далеко, самое время по ней путешествовать. А сколько там всего нового и неизведанного?

    - Как дела, мистер? - послышался рядом глухой, будто простуженный голос. Я оглянулся, с верхней палубы на меня с интересом смотрел здешний шкипер, немолодой мужик с выжженным солнцем лицом и совершенно лысой головой. Странный у него акцент, кстати.

    - Спасибо, отлично.

    - Поднимайтесь ко мне, - махнул рукой моряк, и я быстро взлетел по трапу, оказавшись на уровне ходовой рубки.

    - Мартин, - тут же представился я, пожав крепкую, мозолистую руку, - а вы капитан?

    - И капитан, и владелец этой калоши, - усмехнулся тот в ответ, - Сальваторе Сиригу.

    - Выглядите бывалым морским волком.

    - Ха, - Сальваторе улыбнулся и достал самую настоящую курительную трубку, - я и есть волк. Двадцать лет проходил в средиземноморском каботаже, а потом, когда появились проблемы со здоровьем, водил баржи по Германии. Так что это уже второй для меня Рейн.

    - Значит, вы сейчас в своей стихии. А у меня дед был моряком.

    - Ты, парень, вроде русский? Услышал на погрузке пару знакомых словечек из моряцкого лексикона, - Сальваторе смотрел с легкой насмешкой, - Я частенько встречался в портах с русскими моряками. Хорошие люди, простые и открытые. Нас тогда еще пичкали пропагандой о "красной угрозе", но я никогда ни на грош не верил политикам. Я считаю так: везде есть порядочные люди, а есть и откровенные негодяи. И я достаточно много выпил с вашими парнями водки, рома и вина, и ни разу не усомнился в их честности, и почти всех из них хотел бы видеть своими друзьями. Это настоящее морское братство, парень! Может, и с твоим дедом, когда пересекался?

    - Вряд ли, он ходил по Северному Морскому Пути, работал на ледоколе механиком.

    - О! - капитан уважительно поднял трубку, - Арктика, очень суровое место для жизни и работы. Он у тебя, парень, был крутой бродяга! Я ходил как-то в Гренландию, но боже, как там холодно, и эти льды ... Они очень устрашают и завораживают одновременно. Знаешь что, я заканчиваю сейчас вахту, самые опасные мели мы уже прошли, мой помощник дальше и без меня справится. Не выпьешь со мной кофе, внук моряка?

    - С большим удовольствием, кэп!

    Каюта капитана было небольшой, но весьма уютной. Она находилась в той же надстройке на уровень ниже ходовой рубки. Вытянутая вдоль переборки койка с бельевым ящиком, небольшой угловой шкафчик, столик и потертое кресло. В округлые окна надстройки можно было наблюдать за окрашенными в розовый цвет речными волнами, а впереди одиноко светил навигационный бакен.

    Как объяснил Сальваторе лоция по реке составлена весьма подробно, перемены в судоходной обстановке случаются в основном после дождливого сезона. Вот тогда можно легко сесть на мель или поймать на винт чьи-то снесенные потоком сети.

    В верховьях Рейна иногда шалили местные Буконьеры, да и просто обычные бандиты, поэтому на приподнятом носу и на крыше надстройки торчали защищенные бронелистами крупнокалиберные пулеметы. Экипаж также имел собственное стрелковое оружие, да и пассажиры в этом мире мух не ловили.

    - Еще лет десять назад мы жили, как в старинные времена, когда в Вест-Индии свирепствовали пираты, - засмеялся капитан и налил в стаканы ром "Барселео", настоящего заленточного, с Доминиканы. Мы разговаривали на испанском, оба его лучше знали, - Вот тогда всякое бывало. Помню как-то, раз меня на мостик вызвал молодой рулевой, он кричал в панике: - "Прямо по ходу запруда!" А это оказалось стадо носарей, знаешь таких то ли быков, то ли антилоп с выгнутым носом? Они раз год мигрируют в горы, а потом, по весне обратно. Прям целыми стадами и пересекают реку. Многие из них, самые слабые тонут. Местные хищники ниже по течению в это время ждут желанную добычу.

    Да и наш катер был потом похож больше на плавучую коптильню, - Сальваторе снова засмеялся, - наловили сетями утопленников. И да, вот еще несколько лет назад случай был, - он указал длинной курительной трубкой в угол каюты - Видишь законопаченные отметины от пуль? Их еще немало осталось на моем корабле.    Мы взялись тогда за весьма опасный подряд от Банка Содружества. Ну, ты наверняка знаешь этих английских прощелыг, -повернулся шкипер ко мне, а я молча кивнул головой.

    Кто же не знает этих банкиров! Они и на Новой Земле вовсю занимались махинациями. Отмыть деньги, спрятать краденый капитал, все из возможных спекулятивных и не самых честных операций проворачивали банкиры из этого банка. Нью-Рино без него и дня прожить не мог. Да я и сам не раз пользовался их услугами при оплате услуг людей, которые не хотели светиться. Те еще жулики!

    - Банк решил открыть свое отделение в Штутгарте, новом промышленном городке выше по течению. Они хотели завезти туда сразу все оборудование и кучу денег. И как раз на полпути от Франфуркта нас ждала засада. На рассвете мою баржу пытались взять на абордаж.

    - А сколько было охраны?

    - От банка было несколько охранников, всю дорогу контейнер с деньгами стерегли, болваны. Да и мои ребята, бойцы не промах, другие здесь моряками не становятся. Именно после той драки у меня и стоит все это вооружение, - показал он в сторону носового возвышения, - Хотя больше всех конечно мне помогла команда частных контракторов, кстати, твои земляки.

    - Русские? С Москвы? - встрепенулся я.

    - Нет, в смысле они живут где-то у американцев. Наемники, - кивнул сам себе Сальваторе, - Но парни свое дело знают. Бандиты ушли ни с чем, да и ушло их не так много.

    А я задумался. Не в первый раз мне приходилось слышать о супер профессиональной команде, которую держал какой-то русский парень. И да, жил он где-то в Техасе. И слухи были один другого замысловатей.

    - Так вот, - Сальваторе поднял стакан, - Эти твои земляки правильно предположили, что кто-нибудь ушлый из Банка Содружества захочет откусить большой куш и сольет информацию. Они даже предсказали место засады и отлупили пиратов, как слепых щенков.

    Вот только я после всего этого остался без целых стекол и с вот такими отметинами на борту, зато потом сделал неплохой апргейд за счет банка, - капитан засмеялся, - Эти болваны не удосужились ознакомиться со всеми условиями контракта. Так спешили!

    Принадлежащий Сальваторе речной сухогруз построили уже здесь, на Новой Земле. Если быть точнее, то в Нойехафене, там это дело было уже поставлено на поток. Несколько верфей клепали одну за другой небольшие, простейшей конструкции посудины, в основном для речных перевозок. Кондовые и надежные изделия судостроения в этом мире ценились намного выше инновационных вывертов.

    Часть железных конструкций производили тут же, на металлургическом комбинате, что-то доставляли из других мест морем. Двигатели и большая часть электронного оборудования приходили пока с того мира. Ну а дерево для обивки палубы и помещений пилили на самом Рейне. Здесь же, на небольших производствах начали производить фанеру и всевозможные клееные конструкции из дерева.

    И это было уже его второе судно на Новой Земле. Через ворота он прошел с достаточной суммой денег, чтобы начать здесь бизнес. Я, кстати, здесь вообще откровенно бедных европейцев редко встречал. Ну если только кому-то пришлось из-за Ворот когти рвать по-срочному.

    Люди на этот кусок планеты переселялись больше серьезные и основательные, какой-никакой, но капитал у многих имелся. В местном Евросоюзе, надо отметить, наблюдались странные для меня тенденции. Люди, судя по накладным затратам, должны были жить намного проще и беднее, чем они жили на самом деле. И дело скорей всего было в изначально вложенном немалом капитале и постоянной подпитке евроземель новыми поселенцами и финансами. Этакая финансово-промышленная пирамида, рассчитанная на постоянный рост и экспансию.

    Ну и плюс ко всему этому минимум непроизводственных социальных затрат и отчаянная дешевизна местных ресурсов. Да и бюрократический аппарат пока минимален, а армия, зачастую, кормится "подножно". Так что я могу и ошибаться, все-таки ни разу не экономист.

    - А чего вы не в море?

    - Отходил я свое, сынок. Всему свое время. А море любит сильных, особенно такое свирепое, как Восточный океан. Много хороших парней ушло на дно, прежде чем моряки научились правильно ходить в здешних водах. Сильные течения, неизвестные рифы, в этом океане даже во время штиля иногда приходит ниоткуда очень сильная волна, и надо быть постоянно начеку. Мы здесь пока больше похожи на неуклюжих    мореплавателей времен каравелл Васко да Гама. Опять же навигация затруднена, небо толком не изучено, по звездам ходить сложно, хорошо хоть радиомаяки на побережье наставили. Так что большая часть здешних моряков это простые каботажники, второй сорт, так сказать, по нашим, земным меркам.

    - А кто-нибудь ходил достаточно далеко от населенных земель?

    - Интересный вопрос, парень, - Сальваторе задумчиво поднял стакан с ромом, - Есть такие люди. Всегда ведь найдутся отчаянные парни, кому скучно умирать в домашней постели. Не все из них вернулись обратно, я бы даже так сказал - вернулись немногие. Но тебе об этом лучше расспросить ребят с Нойехафена, там, на Птичьем острове находится местный яхт-клуб. Да не смотри так: большая часть этих парней вовсе не любители выйти с девочками на день, а вполне серьезные мореплаватели. Они, пользуясь летним попутным ветром, ходят далеко на север, возят туда ученых, искателей, да кто заплатит, того и возят. Как раз сейчас они возвращаются назад на зимовку.

    - Спасибо, - я озадачился посещением оного места, но вот сейчас не успевал точно, - А когда они уходят из клуба в океан?

    - Приблизительно через месяц после окончания дождей. В море еще неспокойно, налетают неожиданные шторма и погода вообще неустойчива. А потом начинает дуть постоянный южный ветер и все торопятся уйти на Север.

    - А сами вы под парусом ходите?

    - Спрашиваешь, - старый морской волк ощерился зубастой улыбкой, - я же вырос на Сардинии!    У нас ребенок начинает парусом управлять раньше, чем обучается письму и чтению. Я и тут не упускаю случая выйти на рыбалку.

    - Я слышал, что она тут опасна.

    - Что да, то да. Лодка нужна большая и крепкая, да и снаряжение по уму. Но самое главное - на большие глубины не соваться. Морские чудища не любят мелководье, а напротив устья Рейна как раз полно банок. Но самый лов чуть дальше, два часа пути на норд-ост. Если захочешь попробовать настоящую рыбалку, то на рыбной пристани спроси людей, кто ловит на Макрелей банке. Сходи туда, не пожалеешь.

    В общем, этот приятный старик оказался для меня самым настоящим кладезем информации. Он и сам много чего порасспрашивал, особенно когда узнал, что я прошел насквозь две самые большие трассы этого мира. Даже как-то уважать больше стал, на свой, конечно, манер - налил рома до самых краев, по-морскому. Хорошо хоть тут сутки длинные, и я успел выспаться.

    Китайский Китай

    Приезд в Нойехафен начался для меня с приключений. Уровень воды в реке к концу сухого сезона существенно снизился, поэтому раздвижной пандус для выезда автомобилей оказался выше положенного. Рейн в гавани постоянно "дышит", приливы-отливы, поэтому местные портовики обычно готовы к подобным ситуациям. Но именно сейчас криворукие работники умудрились дополнительные сходни поставить на паром без упора. И когда мой Ниссан начал потихоньку забираться наверх, сходни вдруг покатились назад, на палубу, и я рисковал так и зависнуть посередине, между пристанью и бортом судна, что уже    грозило поломкой машины.

    Хорошо, что у меня на "Пэтроле" постоянный полный привод. Передние колеса успели зацепиться за ребристые выступы раздвижного пандуса, а я, почувствовав это, тут же втопил педаль газа в пол, и Ниссан стрелой выскочил наверх. Автомобиль даже немного подпрыгнул, оказавшись на свободе, а мне оставалось только затормозить и остановиться.

    Отдышавшись и оглядевшись, я взмыленный и злой выскочил наружу, припечатывая нерадивых портовиков весьма крепким русским словцом. Работяги явно растерялись и ожидали от меня вполне заслуженных пиндюлин, тем более что с борта сухогруза в их адрес также неслись отборные ругательства.

    Замять происшествие удалось быстро подкатившему к разгрузочному пирсу представителю порта. Он вручил мне талон на бесплатную переправу на их пароме, и я решил не обострять ситуацию. Видно же, что сейчас у портовиков полная запарка.

    Я еще раз обошел родной    пепелац, попинал колеса, заглянул вниз, осмотрел, так сказать, машину перед дорогой. "Ниссан-Патрол" в этих краях это мощь, это сила! Дизель на 160 лошадок, машина приспособлена для прохода по дикой местности. Все как у людей: гребастые колеса, усиленные бамперы, спереди неслабый такой кенгурятник, лебедка, дополнительная защита снизу, фары наверху, и там же экспедиционный багажник с запасными колесами.

    А надыбал я этого красавца случайно, в официальном, кстати, автосалоне "Ниссана". Как раз в город ехал после продажи дачи и заскочил на мойку при этом автосалоне, ибо мой Сузуки больше напоминал танк после полигона. Все-таки на улице стояла поздняя осень, а в Средней полосе это грязь, грязь и грязь. Пока ее мыли, я зашел в салон выпить кофейку из автомата. Хороший кофе в нем был поначалу, пока подарочным пакетом зерен пользовались. Побродил среди выставленных на продажу машинок и узрел сие чудо-юдо оф-роуда.

    Однако ценник на этот "Патруль" был заряжен весьма отменный, около пятидесяти тыр нерусских денег. По этой ли причине, или из-за моего непрезентабельного выездного прикида, но ни одна продажная сволочь ко мне не подскочила и по ушам ездить не начала. Я уже самолично полез внутрь авто, когда позади меня раздался чей-то удивленный восклик:

    - "Мартын, какими судьбами!"

    Обернулся, ё мае - Юрасик Победин собственной персоной! Эх, пошалили мы с ним в лихие 90-е, было дело. Ну, значит, поручкались, обнялись, похлопали по плечам. Вообще странное дело: в юные годы мы с лицами мужеского пола разве что ладонями стукаемся, став постарше, начинаем степенно жать руки, а с дальнейшим увеличением возраста постепенно переходим к тесным объятиям. С женщинами же все как -раз наоборот: поначалу ловим любые типы обжималок, чтобы прочувствовать естество противоположного пола, а в итоге приходим к ручкопоцелуям. Где, спрашивается, справедливость?

    Юрасик еще больше расплылся в фигуре, лицо также стало несколько круглее от наетых щечек и частичной потери шевелюры.

    - А ты бодрячком, в форме, - протянул старый знакомый, оглядывая меня с ног до головы, - Никак эту телегу прикупить хочешь? Разбогател или ...

    - Уезжаю вот в дикие степи, машинка нужна соответствующая, - неопределенно протянул я, а в голове как-то сам собой начал складываться план дальнейших действий.

    - Маладца, уважуха! Слышал, ты мутил типа что-то с американскими телеканалами. Поднялся, значит? Давай ко мне поднимемся, перетрем это дело, - Юрасик кивнул в сторону лестницы, под крышей салона виднелся этакий стеклянный скворечник с затонированными стеклами. У начальства такие кабинеты тогда вошли в моду: можно и за персоналом наблюдать, и самому не светится.

    Юрасик кивнул на свободное кресло и тут же полез в бар, достав нечто коньячное в вычурной бутылке.

    - Ну, за встречу! Не бойся, вещь коллекционная.

    Коньяк и в самом деле был хорош. Французы знают толк и в еде и напитках, та еще нация сибаритов.

    - Эх, везет тебе, Мартын, - Юрасик по-дружески нагнулся ко мне ближе, - Приключения, новые земли, новые телки! А я сижу тут, как привязанный, пашу, как ишак Ходжи Насреддина! Сам понимаешь, столько людей на все это дело завязано! Эх, как сложно все стало ... А может, ну его к черту, в самом деле, бросить все и с тобой махнуть?

    Я ничего не ответил, только поднял рюмку. Знаю я такой тип мужчин, погрязших в жизненном болоте по самое не могу. Не хватит им силы воли отказаться от всего и сразу. Не дано от Бога, от природы, хрен знает даже от чего.

    Так они и будут до конца дней своих ходить каждый день на постылую работу, вести свой мутный бизнес, лысеть и дряхлеть. Любовницы станут все моложе, а животы пузатее. Даже грустно стало как-то на душе, но разлили еще по одной. Юрасик поднял заблестевшие глазки и перешел, наконец, к делу.

    - Машинка классная, бери, не пожалеешь. Знакомого одного тачка, пробег всего чуть за двадцатку. Тюнинг хорошие люди в Москве пилили, так что, брателла, все зачетно!

    - А чего продает то?

    - Жена продает, - старый приятель потянулся, было, опять за бутылкой, но внезапно остановился, - Представляешь, молодой мужик и сердце! Вот так живешь, живешь ... - Юрасик задумчиво умолк, глаза чуть замутились. Мужчины за сорок достаточно остро переживают новость о собственной смертности, - Я тебе, кстати, скидочку сделаю. Ты в кредит или как?

    - Или как.

    - Ого! Богатенький Буратино! Честно, рад, что дела у тебя в гору пошли.

    Я же задумался и осторожно спросил:

    - У меня Сузуки Витара, можно ее частично зачетом?

    - Да без проблем! Сейчас человечка пошлю, оценит по чеснаку. Тогда обмоем сделку?

    - А давай! - в голове у меня уже полностью развернулась схема по не очень честному заему денег, и наступило знакомое многим мужчинам блаженное облегчение. "Гулять, так гулять". "Платки брошены, господа!"

    Пока оценивали мою старенькую "Витару" я сделал звонок в отдел кредитов одного не самого известного в широких кругах банка, который на самом деле крутил очень большими московскими деньгами. Каждый человек, завязанный в Эрефии на бизнес, знает о подобных провинциальных "прачечных". Они не светятся в рекламе, не предлагают свои карты и услуги, и вообще непонятно чем занимаются и на какие шиши существуют.. Но они есть, и очень нужны определенному кругу важных людей.

    Затем последовал заезд в винный бутик за выбором коллекционного Бордо, после аптека, все-таки я уже не мальчик, нам сейчас осечки совершенно не нужны. Ну а затем ночное рандеву в квартире очень хорошо и давно знакомой блондинки. Начальника как раз того самого кредитного отдела. Вот как так получается: люблю почему-то я с детства именно блондинок, но самые бурные романы выходили с брюнетками, а бывшая жена вообще была рыжей. Парадокс, однако.

    То ли стресс, то ли патентованное средство, но выложился я по-мужски на все сто с гаком, начав выполнять свой весьма коварный план. Конечно, это не самое честное для мужика, так подленько использовать бывшую любовницу в денежных отношениях, но ... она и сама далеко не ангел.

    У меня на нее лично имеется весьма дурно-пахнущее досье. Нельзя пробиться на верхнюю ступеньку подобного "бизнеса", не замаравшись в откровенно дерьмовых делишках, к тому же отдающих зачастую реальной кровью. Поэтому мук совести я почти не испытывал, хотя по-человечески было жаль эту красивую в прошлом, молодящуюся бабу, подходящую к роковому для женщин рубежу сороковника.

    Есть, знаете, такой тип "самостоятельных бизнесвумен", они вместо семьи вполне осознанно выбирают карьеру, но в итоге никак не могут спрятать свою женскую сущность. Она все-равно напоминает о себе по ночам и в свободные выходные, на детских площадках и даже на фешенебельных курортах. Природу ведь не обманешь.

    Не хочется вспоминать, что я там ей плел и обещал, в конце концов, я никого не кинул, а просто значительно ускорил решение собственной проблемы. В обмен на залог двухкомнатной квартиры буквально на следующий день, после обеда я уже получал в ее банке девяносто тысяч зеленью. Меня даже их охранники любезно подвезли до самого автосалона.

    Ну а остальное дело техники. Юрасик человек по жизни не простой, но для меня все сделал в лучшем виде. Даже у таких людей есть определенный круг знакомых, которых они выносят за рамки своего не самого человечного бизнеса. Этот круг существует для души, как некий талисман, который позволяет считать себя еще человеком. Парадокс? Но в России все возможно! "Широк человек..."    Эх!

    А впереди меня ждала Москва и Ворота. Только увидев впереди мерцающую зеркальную стену, я смог полноценно выдохнуть. Ведь червячок сомнения всех "переходящих" гложет до самых ворот. Ну а сам момент перехода люди переживают по разному.

    У меня было ощущение, что мое тело превращается в некую газировку с многочисленными пузыриками, очень, знаете, такое необычное состояние души и тела. Я даже не сразу услышал голос работника на той стороне, уже начинавшего всерьез материться. Только выехав во двор и ощутив вместо промозглой московской осени навалившуюся сразу жару, осознал, что у меня, и в самом деле, началась новая жизнь.

    Дальнейшая часть пути до местного Китая прошла, слава те хоспади, без происшествий. Мне и так их хватило у немчуры. Вот где никак уж не ожидал стрельбы! Чуть не продырявленная на днях шкурка, да и состояние здоровье не чужой уже мне женщины хорошего настроения не добавили. Ко всему этому коктейлю добавилось состояние легкого похмелья, оставшееся после ночных посиделок. А ром был хорош! Надо бы прикупить такой на долгую зимовку.

    На северном КПП Нойесхафена я пристроился к небольшому самодеятельному конвою, предварительно получив согласие у остальных участников. Это обычная практика для более менее безопасных трасс. Обозначив волну для связи, построив порядок, мы дружно ломанулись на север. Всем хотелось попасть в местный Китай еще затемно.

    В колонне не было грузовых машин, поэтому мы вполне спокойно давали по восемьдесят километров в час. Временами на неровностях дорожного полотна машину потряхивало, но вполне терпимо. Иногда дорога шла ближе к берегу, с его холмистым и изрезанным оврагами рельефом.

    Но видимо трасса в Китай уже начала пользоваться популярностью, поэтому самые откровенные неровности были срезаны дорожной техникой, а рытвины и овраги закопаны. На самых опасных участках висели дорожные знаки, а некоторые прямые участки были вполне неплохо укатаны. "А ведь дорога то относительно новая", - пришла ко мне в голову очередная светлая мысль, - "Кто-то неплохо сюда вкладывается, в расчете на будущую прибыль".

    Промелькнуло несколько поселений, таких, которые создаются в основном для обслуживания дороги. Заправка, несколько магазинов, мотели. Жилые поселки в этой местности находились только на побережье, люди в этих местах жили морем. Ко многим из них даже не существовало сухопутных подъездов. На одном из таких промежуточных пунктов мы по общему согласованию остановились.

    Люди выходили из машин, большей частью внедорожников или пикапов, разминали ноги, заливали топливо, покупали воду. Я также забежал сначала с будку с буквой М, затем в небольшой магазинчик,    купил в нем холодный гранатовый сок и сэндвич, а затем вышел наружу.

    Неожиданно на меня повеяло давно забытым запахом. Офигеть! Между двух небольших лавок были натянуты ряды веревочек, а на них висела всевозможная рыбешка на выбор, большая и маленькая. Часть из нее была закопчена, а часть завялена. Мне сразу вспомнилась квартира деда. Ко дню, когда мы семьей приезжали к нему, он увешивал все форточки похожими же веревочками, на которых вялился настоящий морской ерш.

    Очень опасная рыба для любителей пива. Лучшей закуски к нему в мире еще не придумано! Тем ерш и был опасен, что купить его можно было только в портах Белого моря, или в Мурманске. Подсевшие на сию рыбину любители заказывали ерша железнодорожным проводникам, но не все брались за его доставку. Ох, вонюч же он в стадии вяления! Зато на вкус ....

    Сочное нежное мясо янтарного цвета так и тает во рту! И никакого традиционного для воблы отбивания об стол, ерш попросту резался на тонкие кусочки и с огромным удовольствием поедался под пенный напиток. Мне его в детстве давали под отварную картошечку. Особенно нравилось, когда попадался кусок ерша с икрой.

    Вот и сейчас я ни разу не растерялся и, внимательно осмотрев всю рыбу, купил с десяток киперсов холодного копчения и вдобавок к этому связку вяленой рыбки, чуть пахнущей тухлятинкой. Пахнет- значит, настоящая! Хоть мне всю рыбу и завернули в два слоя вощеной бумаги, но чувствую, через пару дней запах в машине будет специфический. Да мне не привыкать, я и семгу по-мезенски лопал, не давясь.

    За мелкий опт продавец вручил вдобавок какую-то баночку и рекламный проспект. Я пока в местной океанской рыбе не разбираюсь, и поэтому сунул этот листок в папку с текущей информацией. Потом, на досуге разберусь, кто и где здесь рыбку ловит и обрабатывает.

    Колонна уже была готова ехать дальше, и как только я встроился в ее хвост, все рванули вперед. А впереди нас ждал перевал через горный хребет Кам. Дорога там сразу стала извилистой, пошел горный серпантин, ограниченный со стороны пропасти только узким навалом сгребенного вбок гравия.    Хорошо хоть в нашей колонне не было грузовиков, и этот самый сложный участок дороги мы преодолели достаточно быстро и без проблем. Дизель на "Ниссане" натужно подвывал, но усердно тащил машину в гору.

    Китайцы и на Новой Земле отличились, построив сразу после перевала, прямо на дороге самый настоящий пограничный пункт и таможню. Два китайских погранцы в светлом обмундировании на ломаном английском спросили цель моего приезда и осмотрели все имеющееся у меня в наличии оружие. Даже, кажется, его серийные номера переписали. Вот урюки узкоглазые! Беспардонность и наглость этой нации меня всегда поражала! Но ничего, потеряли, конечно, с полчаса, но проехали без потерь.

    Еще только двадцать часов, до Шанхая вполне успеваю. Тем более что здесь уже можно двигаться безо всякого конвоя. У китаезов не забалуешь бандитствовать: сразу поедешь в горные леса зверье кормить или камень ломать. С обычной преступностью они боролись предельно жестко.

    Приблизительно через час пути вдоль дороги пошли небольшие промышленные поселки и самые настоящие деревушки. Трасса по качеству не уступала лучшим Евросоюзовским в этом мире, и я даже несколько расслабился, поддал скорости и чуть не поплатился за это. Дорогу перегородило переходящее через нее стадо каких-то рогатых животных. Пришлось переждать, пока все эти милые создания с огромного буйвола ростом и скошенными назад рогами не перейдут дорогу.

    Странно, но пастуха я так и не заметил. Они, наверное, как те бурятские коровы, которых я видел на Байкале, утром сами уходят на пастбища, а вечером возвращаются обратно. Благо на близлежащих холмах еще хватало пусть и потемневшей от жаркого солнца, но зелени.

    В самом Шанхае пришлось немного проблуждать, никакого КПП на въезде города, где бы я смог спросить дорогу, не оказалось. Пограничники еще на границе потребовали убрать автоматическое оружие в ящик и им на территории Народного Китая не отсвечивать. Пистолет носить разрешалось везде, кроме правительственного квартал.

    Так бы я и мотался по узким улочкам этого китайского городишки, но помог парень на бензоколонке, он немного понимал по-английски и объяснил, как проехать в отель "Золотой дракон". Названия знаковым местам в Шанхае почему-то давали именно на английском.

    "Золотой дракон" выглядел солидно, кирпичное здание в три этажа, спереди огромная разрисованная иероглифами реклама, а сверху установлен барельеф с этим самым драконом. Заселившись и заплатив тридцать Экю за ночь, я тут же сделал пару звонков, ополоснулся в душе и спустился в большой холл.

    Меня там уже ждали. У стойки вытянулся в приветствии Коля Янг, то есть Николас Янг, американец китайского происхождения. Что-то ему новоземельские штаты не очень пришлись по душе, здешние белые американцы толерантностью особо не отличались, и поэтому он, потусовавшись с год в Порто-Франко, свалил в тутошний Китай.

    Ну а Шанхай на Новой Земле - это что-то вроде старого доброго Гонконга, то есть азиатского Вавилона. В нем решались всевозможные деловые вопросы, заключались сделки, да и сам город славился безопасностью. Если проведут все-таки досюда железную дорогу от Нойесхафена, то получится региональный логистический хаб и деловой центр. А пока весь грузом везли только морем.

    - Хай, привет, - Коля радостно лыбился, видимо заждался меня.

    - И тебе не хворать, - приветствовал я его на русском. Наш язык он также неплохо знает, и мы могли разговаривать, не особо опасаясь чужих ушей, - Где здесь можно спокойно переговорить?

    - Тут через квартал неплохой ресторанчик. Ты любишь китайскую кухню?

    - Ну, если это настоящая, то да, - почему-то у нас, в России к китайской кухне относят и суши, и бесчисленное множество видов лапши в пакетах, изобретение, в общем-то, американского фаст-фуда.

    Мы перешли дорогу с интенсивным велосипедным движением, был вечер, и люди после тяжелого трудового дня спешили по домам. Я с неподдельным интересом оглядывался вокруг, среди моих знакомых практически не было никого, кто побывал хоть раз в местном Китае.

    Первые этажи невысоких домов были отданы, как водится, под магазины, едальные забегаловки и мастерские по почину всего на свете. Хотя, если честно признаться, то особого восточного колорита я здесь и не увидел. Новая Земля вообще национальные особенности сильно нивелирует. Материал для домов однотипен, климат в большей части обитаемого мира также, да уже и чисто земная глобализация сказывается. Только иногда в глуби кварталов виднелись характерные здания с гнутыми крышами, и все кругом было расписано в иероглифах.

    Ресторан был явно не из дешевых: красивая вывеска, зазывала у входа, высокий и дородный охранник у дверей. Николас сразу повернул налево, и мы оказались в подобие небольшого кабинета, где нас уже ждали две милых официантки в национальных костюмах. Я заказал легкий салат и традиционное горячее. Чай на столе уже стоял, как и положено, в небольшом заварочном чайничке, кружки прогреты и завернуты в мягкие салфетки. Отдельно в сахарнице лежали кусочки желтого колотого сахара.

    - Зеленый! - радостно констатировал я. Хороший зеленый чай с легкими молочными нотками, слишком яркие оттенки, типа жасмина я терпеть не могу. После двух неспешно выпитых кружек чая можно и делами заняться, - Как наше ничего, Коля?

    - Хорошо, Мартьин.

    - Это то, о чем я думаю? - через стол ко мне скользнула небольшая флешка, хитро втиснутая в плод местного ореха. С виду даже и не поймешь, что это.

    - Да.

    - Отлично! Завтра получишь вексель, - забесплатно в нашем мире ничего не бывает, а хорошая информация стоит хороших денег.

    - Ты привез чего-нибудь?

    - Заходи сразу после завтрака в гостиницу, у меня все в багажнике.

    - Договорились.

    Все были довольны собой, и сие обстоятельство требовалось отметить. Мне как раз принесли овощной салат с новоземельским видом креветок. Очень неплохо на первый взгляд! Я даже изменил себе и выпил с Николасом местного пива, мягкого и водянистого на вкус. Я так спешил доехать до Шанхая, что после рыбного базара ни разу не останавливался по пути перекусить и выпить, и теперь ощущал острую жажду. Вскоре принесли горячее, я выбрал из меню резаную тонко свинину слайс с кисло-сладким соусом и овощами.

    Для меня китайская кухня это в первую очередь соусы, в ней они поистине бесподобны! А лапша - это пища для бедняков. Лапша утром, лапша в обед, лапша на ужин, только добавки меняются, и чаще всего это тушеные овощи. Она и получила популярность в мире фаст-фуда из-за своей простоты и возможности конструировать различные наборы Воки. Николас же заказал традиционный жареный рис Тяхан с какой-то зеленью. Он, как ни странно, веган.

    - Можно не очень скромный вопрос, Коля?

    - Говори, - парень в пиве себе не отказывал, и я дожидался момента, когда он немного размякнет от алкоголя.

    - Ходят упорные слухи, что китайские власти выторговали себе право иметь собственные Ворота.

    - Откуда такие интересные слухи?

    - Достаточно подсчитать количество материала и товаров, перевозимых от вас по морю.

    - Ха, пусть считают, - сделал показушный жест китаец.

    - А если подумать?

    - Тебе это лично надо, Мартьин, или попросил кто? - глаза у Николаса холодно сузились и совершенно не выглядели пьяными.

    - Для меня, как у нас говорят, для осознания текущей политической обстановки.

    - Другому бы не сказал, дружище.

    "Так, так, а с этого момента поподробней, пожалуйста. Вербуете меня что ли, господа китайские товарищи?" Я с самого нашего знакомства иллюзий на счет Коли не питал, больно много чувак знает.

    .

    - А мне, почему можно?

    - Мартьин, - "ы" Николас выговаривать так не научился, - согласись, нас, Коммуникаторов в этом мире немного. Мы можем между собой обмениваться и теми слухами, которые на самом деле вовсе не слухи.

    - Понял тебя. Что ты хочешь?

    "Ага. Что вы там желаете в вашем теневом правительстве?"

    - Человека из русской разведки, с кем можно смело переговорить ... обо всем.

    - В принципе решаемо, но, сам понимаешь, только через четыре месяца.

    "Вышли ребятки из тени. То-то, меня здесь так усиленно ждали. Телеграмма за телеграммой!"

    - Мы не торопимся, - кивнул головой китаец.

    "Обезьяна, сидящая у реки, всегда не торопится. Ждет, когда мимо проплывет труп ее врага".

    - Хорошо. А что по моему вопросу?

    Николас перегнулся через стол, и хитро улыбаясь, проговорил по слогам:

    - Больше, чем слух.

    Коротко так, блин, и ни фига не понятно. Но уже хоть что-то! "Мастерская мира" может себе позволить потратить и целый лярд на закупку Ворот, а Орден контора хозрасчетная, во всяком случае, так о себе они говорят. Значит, начали китайцы экспансию, поэтому и зашевелились, пока на Новой земле все лучшие земли не разобрали. Русским вон, и металлы, и золото, и нефть достались. И нохчи сразу через речку, чтобы жизнь медом не казалась. Большие, блин, шутники в Ордене, большие.

    Сразу после раннего завтрака отзвонился знакомый номер, и я вышел на парковку, находящуюся во дворе отеля. Здесь так принято, у каждого большого дома или заведения имеется собственный закрытый двор. Я перегрузил в пикап Николаса пять упаковок с дисками, он был моим дистрибьютором по Китаю и распространял электронные справочники. Кстати, в этот раз его заказ был увеличен в два раза. Еще один плюс версии, что китайцы начали шевелиться.

    Заодно я передал Коле флешку с обновленными данными по "решающим" людям, самая ценная информация о реальном мире и раскладах, существующих на его территориях. Только она одна дала мне десятку тысяч орденских Экю, плюс двадцатка за диски. За вычетом того, что я передал в расписке Банка Содружества, где лежала оплата услуг Николаса, а также накладных расходов, то поездка в Шанхай принесла несчастному сироте Коммуникатору двадцать две тысячи чистого дохода. Вполне хватит, чтобы комфортно прожить три тоскливых месяца здешней мокрой "зимы".

    Мы, взаимно удовлетворенные удачным сотрудничеством, хлопнули по рукам, и каждый поехал по своим делам. Я еще собирался провести небольшой шоппинг, в Шанхае было полно вещей "из-за ленточки". Надо ведь и Кристине подарки привести, да и себе на дождливый период кое-что прикупить. А кстати, что у нас тут со знаменитой китайской медициной? Отель "Золотой дракон" подарил мне городскую карту, где были аккуратно отмечены все значимые магазины и прочие, интересные для приезжих заведения. Я прошел в отельный ресторан и спокойно, за чашкой чая, вернее за тремя чашками чая продумал маршрут по городу.

    Ездить на машине по любому китайскому городу то еще "удовольствие". Китайское самодовольство и наглость не особо помогают правильному дорожному движению. Только крепким словом, на этот раз без пистолета, я прокладывал себе дорогу вперед. В аптеке традиционной медицины с пару минут ошеломленно вглядывался в хитросплетения иероглифов, пока, наконец, вышедший из подсобки молодой человек не помог мне на ломаном английском подобрать, что следует. В итоге ко мне в сумку перекочевал большой бумажный пакет с чудодейственными травами и мазями. Как их принимать я расписал на отдельном листке. Где мы зимой в Цоссене найдем переводчика с китайского?

    Если центре город еще был хоть как-то упорядочен, по-европейски прямоугольно расчерчен, то ближе к пригороду начинался самый настоящий "Шанхай". Кривоватые улочки, в некоторые просто невозможно было пролезть на автомобиле, полное отсутствие указателей, большое количество велосипедистов и пешеходов, которые двигались прямо по проезжей части.

    Многие оборачивались мне вслед, видимо в этих кварталах европейцы не часто появляются. На большом открытом пустыре, совмещенном с перекрестком дорог, в нескольких ангарах развернулась основная Шанхайская торговля.

    Здесь торговали оптом, мелким оптом и в розницу. На больших вещевых развалах я быстро затарился теплым бельем, флисовыми куртками, и армированными х-б рубашками. У меня в машине постоянно спина преет, рубашки мокрые и быстро изнашиваются. Здесь же мне попались на глаза различного виды разгрузки уже местной, новоземельской работы. Именно такие я видел на егерях Русской Армии.

    Я придирчиво помял их в руках, рассмотрел несколько моделей, и прикупил сразу две разгрузки. Одну облегченную, для ношения на груди пистолета, здесь было несколько карманов для всяческой мелочевки, а вторая для зимнего сезона, непромокаемая, одевалась поверх теплой одежды и имела удобную систему для подгонки.. О всяческих носках, майках взятых просто пачками я промолчу. В быту человека оказывается достаточно полно мелочей, без которых ему жить неуютно.

    Не забыл и про оружие, пополнив запасы патронов к АКСУ, закинув, пять пачек Демидовского образца в оружейный ящик. Продавец также помог выбрать мне на Ксюху недорогой ЛЦУ, давно хотел такой поставить. Запасные аккумуляторы к различным гаджетам, фонарикам, все это здесь стоило дешевле и было прикуплено с запасом. Интересно, что около самих оружейных лавок торчали несколько важничающих полицейских. Так как на меня они внимания не обратили, то скорей всего наблюдали, чтобы не имеющие права на оружие китайцы здесь лишний раз не шастали. Порядки, однако, в Народном Китае что-то драконовские.    "Нет, такой хоккей на не нужен".

    Да, и я нашел на этом рынке чайную лавку. Слава всем богам, у них был в наличии обычный земной черный чай! Мне даже дали попробовать на вкус несколько его сортов, и каждого было загружено в багажник по целой коробке. Мне же надо что-то пить во время длинных зимних вечеров! У словоохотливого продавца я также выяснил, что его фирма имеет возможность делать через доставку местную почту. Цены, конечно, конские, зато чай у меня будет всегда.

    Но больше всего времени я потратил в небольшом, но уютном магазинчике изысканной дамской одежды. Вебер предпочитает в целом спортивный стиль, но я так подумал, что любой женщине понравится изящный пеньюарчик или уютный банный халат.. Халат то я выбрал быстро, рост и любимый цвет Кристины мне был известен, но как-то завис на подборе чашечек для груди пеньюара. В этом виде интимной женской одежды их надо подбирать как можно точнее.

    Маленькая смешливая китаянка на ломаном английском пыталась узнать у меня точный размер и форму бюста Катрины. Я пыхтел и краснел, но ничего толком показать не мог. Если бы хотя бы здесь были выставлены манекены. В итоге продавщица попросила показать прямо на ней. Я сжал кисти в примерный размер груди Кристи и прикоснулся груди девушки, у которой под блузкой к моему смущению не оказалось ровным счетом ничего. Продавщица шаловливо засмеялась, а я огорченно показал, что ее размер меньше необходимого. Да она уже и так догадалась.

    Так похохатывая и делая мне глазки, китаянка вызвала из подсобки вторую девушку. У той вот размер оказался самым подходящим, ее грудки точнехонько вошли в чуть расставленные клешней мои пальцы. Под ее легкой блузкой также не было надето никакого белья, да и сам бюст собственно и не нуждался в искусственном поддерживании.

    Вот бы Кристина сейчас увидела меня, облапал девичьи титьки, как будто, так и надо! Китаянки, они если красивые, то вообще на куколок похожи, а эти еще и были веселыми. В другое время я бы никак не упустил повернувшегося случая, им и самим, наверное, было интересно сделать Это с европейцем. Но мысли мои сейчас были совсем, далеко. Китаянки, видимо, также что-то почувствовали, смеяться перестали, вещи быстро упаковали и даже подарили мне в дорогу красивую корзинку для пикника. Хорошие, блин, девчонки!

    С таким вот непростым настроем я и покинул    славный город Шанхай. Солнце уже поднялось на небесную кручу, но свежий воздух, поддувающий с востока, помогал пережить полуденный зной. На границе два служивых быстро отсканировали мой АйДи, внимательно осмотрели оружейный ящик. Это они проверяют, значит, не продал ли я оружие кому из ихних? Порядочки в здешнем Китае гляжу совсем не Евросоюзовские, пожестче будут.

    Мне то этот мир как раз и понравился чувством невиданной для личности свободы. В начале девяностых у нас в России волюшки вольной наружу не меньше выплеснулось, даже в некоторых аспектах явно излишней. Так что хлебнули свободы по самое не балуй! Были, конечно, и на Новой Земле некоторые ограничения, но больше в рамках логики и нормальной людской порядочности. Отступления от свобод случались достаточно редко и принимались людьми добровольно.

    Как, например, всеобщая служба на территории Протектората Русской Армии, или религиозные ограничения в некоторых городах Конфедератов. Вот тоже мне рассадник всевозможных сект. Но опять же - туда ведь насильно людей никто не тянет? Каждый сам себе злобный Буратино, а "счастье для всех" это у Стругацких осталось, в золотые советские годы. Не нравилось вам жить в "застойные годы", так получите настоящий капитализм во всей его звериной красе.

    Пора    домой

    К Нойехафену я подкатил ближе к вечеру. Колонна мне попалась больно медленная, а одному ехать все-таки страшновато. Иногда по пути попадаются патрули местного Ландвера, и на всех рациях путешественников в обязательном порядке имеются настройки на их частоту. Но береженого, как говорится,    Бог бережет, поэтому только в колонне.

    Все-таки немцы молодцы, уже протянули вокруг Нойехафена объездную дорогу, и я сразу повернул в сторону порта. Как все-таки приятно лететь по гладкому асфальту! Такими темпами здесь скоро и настоящие автобаны-бетонки появятся. Лес портовых кранов остался по левую сторону, а я подкатил к диспетчерской

    За окошком восседала чернобровая дама с характерным акцентом, и я перешел на русский язык. Женщина тут же ответила на невероятном западенском суржике, с интересом на меня поглядывая. Пусть галичане и считают себя самыми ширыми украинцами, но язык у них ни разу не правильный украинский, понимал я не все, через раз, хотя вот раньше таких проблем с родственниками жены из-под Полтавы никогда не возникало. Особенно после второй откупоренной бутылки. Даже песни горланил, совершенно точно попадая в слова. "Ты ж мени пидманула, ты ж миня повела ..."

    Поначалу меня ждал облом, рейсов до Франкфурта в графике "не було", сезон окончен. Я уже было отошел от окошка, прикидывая все возможные варианты, как услышал: - Почикай, хлопче, так що можна на другим.

    Оказывается, дама поначалу глянула обычный график грузопассажирских судов, а сейчас сподобилась подывиться на общий и нашла мне место на отходящем сегодня вне графика маленьком пароме.

    - Когда? - только успел спросить я.

    - Через полторы годины отходе. Пристань на Среднем острове, у верфи.

    - Е мое!

    Я тут же поскакал к запыленному донельзя "Ниссану", даже не поблагодарив женщину-диспетчера, и тут же рванул к парому. Тот уже отходил от берега, но мои отчаянные гудки заставили шкипера дать реверс и пристать обратно. Я быстро загнал машину на свободное место и весь счастливый из себя вышел наружу. Вот как раз пригодился талон на перевозку, выданный представителем порта, ведь двадцать пять Экю на дороге не валяются. Заметив кислую мину на лице матроса-кондуктора, я на радостях протянул ему банку китайского пива, потом добавил вторую для шкипера. Матрос сразу повеселел и отвалил, а я начал оглядываться.

    Большая часть производства в Нойехафене сосредоточена за самим городом, есть работающие предприятия в дельте. А на острове Среднем горделиво возвышались корпуса многочисленных верфей и Металлургического. Именно там коптили небо две трубы, и оттуда доносились громкие звуки работы по металлу.

    Туда же скорей всего отправлялись и группы стоящих на палубе людей, сильно смахивающих своим видом на обычных работяг. Видимо на вторую или третью смену спешат, а сами живут в городе. Это правильно, в общем-то: жить в комфортных домиках, не глотая заводскую пыль и дым. Я присмотрелся к пожилому усатому мужику с длинными, вислыми усами. Акцент у него больно характерный.

    - Дзень добрый, як ши маш?

    Тот удивленно обернулся и ответил также по-польски, я извинился и сказал уже по-русски, что вряд ли еще найду в запасе польские слова и предложил перейти на немецкий. Но поляк ответил на неплохом русском, только иногда вставляя польские словечки. Я ни разу не удивился, восточно-европейцы такого возраста обычно поголовно знали русский язык - наследие великой Советской империи.

    - Вы на верфь? По делу к нам?

    - Нет, спешу на речной сухогруз. Отходит со Среднего.

    - Зрозумяле. Был один паром на ремонте после аварии, на него, значит. А русские здесь достаточно редкие гости. Я само працую сборщиком корпусов, по специализации.

    - А вы сами вообще откуда?

    - Гданьск, - улыбнулся в усы поляк.

    - Ха! Наверное, вы еще времена Валенсы застали?

    - Лех то? - он поднял правую руку, - Даже здоровался с ним вот этой самой рукой, - его лицо погрустнело, - Мы жили тогда будущим, надеялись на лучшее. А затем пали Советы, пришли новые паны, нашу Гданьскую сточню почти закрыли, работы нич не стало, и я уехал в Немцы, а уже оттуда сюда. Дети выросли, жена умерла, а корабли для меня, что новые дети.

    Я задумчиво посмотрел на много чего повидавшего на этом и на том свете поляка и молча пожал ему руку. Житейская мудрость, она выше старых склок и предрассудков, жаль, что люди это редко понимают.

    Мы еще немного поболтали, и я с некоторым удивлением узнал, что работа на верфях не прекращается ни на день и в дождливый период. Наоборот, ее становится даже больше. Почти все морские и речные суда этих мест становятся на ремонт, да и новые строятся.

    Единственно, что не всегда удается попасть домой, уровень воды сильно поднимается, а Рейн в некоторые дни сильно штормит, и совершенно невозможно пристать в берегу. Тогда рабочие живут в специальных общежитиях, а многие из женатых определенно рады этому обстоятельству, ведь тогда можно спокойно выпить пивка или расписать пулю с друзьями.

    Также нашелся ответ на вопрос, что делают в эти месяцы многочисленные рыбаки и любители яхт. Оказывается, многие из них ударно работают именно здесь же, на верфи. Да и, правда, надо же где-то зарабатывать деньги на летние поездки по океану?

    На вопрос о зарплате поляк скромно пожал плечами, только сказал, что ему на все хватает. Мы достаточно тепло попрощались, паром уже швартовался к высокой стенке пристани. Уровень самого острова предусмотрительные немцы подняли сразу, чтобы не топило зимой, а берега еще и дополнительно укрепили. Когда купленная на деньги Ордена землечерпалка начала углублять фарватер, то грунт сгружали сначала именно на острова дельты.

    Паром-сухогруз нашелся    быстро, я даже не успел толком оглядеться на Среднем. Шкипер молча указал мне место у борта на очень маленькой площадке для автомобилей. Здесь притулилась еще только одна машина, армейского вида Гелендваген. Стоило все удовольствие перегона с кормежкой сто семьдесят Экю. На грузовой палубе было пыльно, видимо в Нойехафен они возили мешки с цементом и известью.

    Как только я закрепил машину, сухогруз отдал швартовы и начал разворачиваться против течения. Это было специализированное грузовое судно, нечаянно застрявшее в Нойехафене из-за ремонта двигателя, поэтому все ее случайные пассажиры помещались в большой кают-компании. Под рундуками, которые шли вдоль бортов, находились постельные принадлежности, а длинный стол был намертво закреплен.

    Я закинул вещи и вышел наружу, с интересом наблюдая за акваторией. Перед грузовой пристанью острова рабочие устраивали самую настоящую запань, в дно были вбиты сваи, натягивались сетки, стояли ограждения в виде бонов. Видимо здесь будут отлавливать весь мусор, принесенный водами реки в дождливый период, чтобы стоящие дальше суда не пострадали. А их в гавани накопилось уже много, скоро в море находиться будет опасно, да и сам Рейн сильно обмелел, большие сухогрузы и буксиры уже встали на стоянку и ремонт.

    Если бы не постоянно работающая в знойные месяцы землечерпалка, то грузовое судоходство по реке шло бы только в первые пять месяцев после окончания дождей. В это же время судоходно верховье Рейна, Луары и некоторые притоки. Именно тогда сплавляется плотами весь заготовленный лес, завозятся нефтепродукты и прочее тяжелое оборудование. Ситуация похожа на наш    русский "Северный завоз".

    Но самое большое потрясение ждало меня тогда, когда я поднял глаза на появившийся из-за острова Средний южный берег. Там явно развернулась большая стройка, и четко угадывалась предмостная насыпь сооружаемой опоры. Ни фига себе, они все-таки начали строить мост? Дело это очень хлопотное и затратное, но видимо местные рассчитывают на будущий большой трафик. А пока железка от Порто-Франко идет до южного берега, там же остаются склады и промзона. А на севере оживает Новый Китай ... Много, однако, интересных вопросов поднимается. Есть о чем подумать долгими зимними вечерами.

    Пассажиров на сухогрузе оказалось немного, сезон заканчивался. Выделялась только группа веселых франкоязычных канадцев. Они то как раз двигались в верховья Луары на работу, готовить плоты к весеннему сплаву. В конце дождливого сезона эти отчаянные ребята отправятся в путь, перегоняя лес по бурным горным рекам.

    Узнав, что я русский, мне, естественно, сразу предложили выпить. Почему то многие думают, что русские с самого утра заряжают по стакану водки, потом поят водкой своего личного медведя и идут чистить автомат Калашникова. От рюмочки я, конечно, не отказался, но затем объяснил, что тороплюсь к любимой, которая лежит в клинике. Мужики сочувственно покачали головой, и настаивать на продолжении банкета не стали, затем вообще удалились на палубу, и я совершенно спокойно выспался. И так больно суматошные дни выдались.

    Ближе к двадцати часам следующего дня сухогруз пришвартовался в небольшом порту около Гюстрова, города, что стоял в пятидесяти километров от Франкфурта-на-Рейне. На его причале к погрузке готовили какие-то трубы, похоже, что этот небольшой паром оказался крайним в сезоне. Городок этот был промышленным центром Бранденбурга: здесь находился небольшой механический завод и сборочный цех строительной техники.

    Я наскоро попрощался с озабоченным шкипером, лесорубы еще спали, и аккуратно съехал на деревянный причал. Рядом с ним копошились рабочие, видимо после выгрузки труб его будут поднимать наверх, на высокий берег. Здесь так многие делают, чтобы половодьем не унесло.

    "Так, что теперь? Связь появилась, надо звонить в клинику, узнать, как там Кристина". Километр за километром нитка пыльного, иссохшего грейдера оставалась позади, дизель "Ниссана" могучим рыком отзывался на нажатие педали газа, неся меня к женщине, которая была мне дорога.

    Вообще, изредка на нашем жизненном пути встречаются весьма странные заковыки, не редко становящиеся судьбоносными. Некие перекрестки, на которых ты выбираешь дальнейший путь по дороге под названием "Жизнь". Вот бывает такое: иногда на человека накатывает такая тоска, хоть волком вой. А это просто сомнения в сделанном некогда выборе, туда ли ты тогда свернул, и как бы сложилась твоя жизнь, если бы ты в тот день этой девушке вовремя улыбнулся, а тому уроду в морду дал?

    Время, оно как мелкий песок утекает сквозь пальцы у тебя же на глазах, и ты ничегохоньки не можешь с этим поделать. В юности у тебя впереди целая жизнь, потом вроде как есть на что оглянуться, но уже совершенно некогда, а затем и вовсе - впереди остается только тьма и неизвестность. Тьфу! Ну и мысли в голову лезут. Газу, газу!

    Вот уже показались фруктовые сады Франкфурта, большая их часть состоит из местных плодоносящих деревьев. Хотя местные аграрии вовсю экспериментируют и с земными растениями. Ну, так флаг им в руки, будем только рады! Чистые асфальтовые дорожки, аккуратные палисадники, пряничные домики благовоспитанных бюргеров. О боже, скоро и сюда докатится обычный европейский обывательский рай!    Вот и широкий проезд к местной клинике. Одно из самых значимых достижений цивилизации - это все-таки медицина. Можно быть бесшабашным авантюристом ровно до той поры пока у тебя не заноет зуб, или не начнет колбасить от банальной пневмонии. Та еще дилемма, считать наш нынешний новоземельский уровень благом или злом. Тут прямо целую книгу можно написать! Кстати, а почему бы и нет?

    Наконец мы и подкатили к дому. Вернее это на специально заказанном медицинском транспорте Вебер довезли до ее домика. Светлая и просторная комната-студия встретила нас чистыми полами, солнечными бликами, уютом и покоем. Я помог Кристине пройти до кушетки, ее тело было до сих пор забинтовано, пуля прошла навылет. Слава богам, что легкое не задето! Судя по нападению на меня с Эноксеном, бандиты оказались спецами не самыми опытными, нам хоть с этим свезло.

    Кристина села, оперлась о спинку кушетки и неожиданно разрыдалась. Я поначалу растерялся, затем тихонько подошел к ней сзади и нежно обнял. Она зарылась в моей рубашке, быстро пропитывающейся ее слезами.

    - Ну, все, Кристи, все, успокойся, а то швы разойдутся.

    Она подняла заплаканные глаза на меня и тихо прошептала:

    - Как хорошо, что ты есть.

    Я молча проглотил комок в горле, не хватало еще самому разрыдаться. А она .. баба и есть баба. Что им ведь надо на самом деле: чувствовать рядом с собой опору, крепкое плечо, слышать по утрам доброе слово и ощущать вокруг себя ауру мужской силы, мужского, плодотворного начала. Древние Инь и Янь, всегда рядом, вместе, и нет ничего в мире иного.

    Все эти гейские россказни про установленный природой некий процент, оголтелый и предельно агрессивный феминизм, это не от человеческой сущности, а от лукавого. Потому что только от мужской любви и от женской сущности берет истоки новая жизнь, самое великое таинство Вселенной. Могут ли два педика или две бабы народить малыша? Нет, вот то-то и оно. На этом разговор окончен и все страждущие валят в сад. А нам с Вебер надо о многом переговорить. Раз другим делом она по причине ранения заняться пока не может.

    Хмурое утро, когда небо затянули серые тучи, а на улице подул свежий ветер, грустно качая верхушки деревьев, можно разогреть только горячим утренним чаем. Вот и мы с Кристиной устроились в удобных креслах около журнального столика и "гоняли чаи", то есть пили чай по-нашему, по-деревенски.

    За отсутствием самовара на столе важно восседал большой заварочный чайник, привезенный из Шанхая и укутанный в теплый платок. Немке непривычно было держать на пальцах глубокое блюдце, и она то и дело подсматривала за мной. Я то искусством непринужденно, на пальчиках поддерживать блюдечко с чаем владею безупречно. Хорошая у меня в детстве была школа.

    Бабушка моя, которая была замужем за дедом, который моряк, происходила родом из самых настоящих поморов, приехала в город из деревни Мезенского уезда, самой близкого в Поморском крае к Ледовитому океану. Именно отсюда отважные русские мореплаватели уходили на бескрайние просторы Сибири, открывая ее цивилизованному миру, и дотопали так аж до самой Аляски. Сам атаман Ермак был из поморов, людей вольных и отважных.

    Вот именно бабушка и приучила меня пить чай из блюдечек. На столе у нее завсегда стоял самый настоящий самовар с медалями. Дед тогда жил в деревянном доме постройки начала двадцатого века, обитым потемневшим тесом, с изразцовыми печками и большими комнатами, и ни в какую переезжать в хрущебную панельку не желал. Вот, значит, разведем мы с дедом во дворе самовар, поднимем его наверх, сядем у распахнутого окошка, и глядим поверх одноэтажных домиков на мир вокруг. Лепота!

    Когда уже в достаточно зрелом возрасте я посетил свою дальнюю поморскую родню, то был безмерно удивлен красотой и простотой самой северной Руси. А люди.... Видели вы чудесные мультфильмы    по сказкам Писахова и Шергина "Смех и горе у Белого моря"? Какие там яркие женские образы выписаны, нос картошкой, рыжеватые кудри, веснушки! Вот половина мезенской деревни и были таковыми, как будто из одного полена выструганы. Я поначалу даже путал всех родственников. А вторая половина селян сплошь статные высокие блондины и блондиночки.

    Вот такие вот обычные, бесхитростные русские люди, осколки ушедшего навсегда мира. Поэтому, когда шибко умные московские интеллихенты начинают болтать о природной ленности и пьянстве русских, то просто хочется дать им в морду! Сука, а кто тогда до Тихого океана и Кушки дошел? Кто самую длинную в мире железку построил? Где еще мире есть столько большущих живых городов в приполярных и заполярных землях?

    Кстати, интересно, а что на здешнем Севере творится, на Новой Земле? Есть тут белые ночи, как у нас? Когда солнце только чуть заныривает за горизонт, и непонятно, это закат переходит в восход, или это зорька ни на минуту не прекращается.

    По реке, сквозь тонкий туман скользит призраком узкая плоскодонка, а ты легким взмахом короткого весла только подправляешь ее разбег, чтобы не пропустить поставленную на ночь морду. Кто ж тут из взрослых мужиков рыбу на удочку ловит? Токма ловушками-мордами.

    Ведро уже полно рыбы, тетке на жареху и в пирог из настоящего ржаника. Солнце выныривает из-за деревьев, бросая косые лучи на обрывистый рыжий берег, над водой начинают бесноваться овода-пауты, а ночные комарики прячутся в заросли, и поморское лето идет себе навеки установленным чередом.

    - Ой!

    На пороге неожиданно нарисовалась наша соседка Марта. Так и застала нас за чаем, тепленьких, в домашних халатах. Я в одной руке оттопыренными пальцами держу блюдце, а в другой кусок коричневого сахара. Мне больше нравится пить чай вприкуску, чувствуешь одновременно вкус и того и другого.

    Соседка выпучила глаза и выдохнула:

    - Извините, я думала, никого еще нет, - Марта присматривала за домом, пока Вебер лежала в больнице, а я с вечера машины в гараж загнал, потому что с утра обещали дождь.

    Кристина сонно зашевелилась:

    - Да ничего, проходи. Чай будешь?

    Соседка с любопытством уставилась на нас и скромно присела на табурет. Я сбегал на кухонный уголок и принес третью чашку с блюдцем.

    - Пей, чай с Китая. Здесь такой не продают.

    Марта еще раз с интересом оглядела меня с блюдцем, но пить стала все-таки из чашки. Они с Кристиной вообще то близкие подружки, поэтому моя суженая-ряженая решала сразу расставить все по своим местам.

    - Мартин остается у меня.

    - Пока дожди идут? - толстый намек на обстоятельства в этом вопросе просматривается очень уж явно.

    - Как получится.

    Опять этот вздох! Но я молчу, как партизан, долил еще чаю, сижу, серпаю и отфыркиваюсь, смакуя сахар, вспотевший лоб промакивая полотенцем.

    - Понятно, - Марта своими карими глазами бросает на меня ехидные взгляды, а затем переходит к обсуждению городских сплетен.

    Оказывается покушение на Вебер и наша с датчанином стрельба во Франкфурте обросли поистине невероятными слухами. Где сплелись и мое внезапное появление через год после отъезда, появившиеся вслед за мной колоритные латинские бандиты, засада на Кристину, затем перестрелка у складов. Для местных бюргеров это все было похоже на настоящий романтический роман.

    Количество застреленных мной лично бандитов уже перевалило за целый десяток. Ого, да я ж Крутой Цоссенский Йокер! Вернулся с дальних краев, чтобы спасти свою верную принцессу. Кристина так и замерла с блюдцем на пальцах, а я еле допил блюдце и упал на диван в полном изнеможении. Так долго я давно не хохотал. Марта обиженно насупилась, и даже отложила в сторону свое любимое сахарное печенье.

    - Ой! - это опять Марта. Кристи, чтобы несколько разрядить обстановку, включила местное ТВ, на нем всего три канала, один из них общепознавательный, - А там Мартин!

    Мы вместе уставились на экран большого телевизора. И в самом деле: идет цикл передач от Клифа Ричардса, и я там собственной персоной вышагиваю вдоль убитого большого ящера, измеряю его длину. А камеру, видать, просто в это время на штатив поставил, у нас людей в экспедиции вечно не хватало.

    - Мартин, а это что - настоящий динозавр?

    - Конечно же! - я с затаенной ухмылкой следил за выражением на лице соседки, - В тех местах и не такие водятся! Вечно у фермеров коров воруют. Видишь, какие большие, им наша земная корова на один зуб.

    Но Марта, не будь дурой, сразу засомневалась, а может, по глазам моим увидела, что шуткую.

    - Да нет, это долинный варан, достигает десяти метров в длину, охотится из засады. Об этом, кстати, Клиф сейчас и рассказывает!

    - Ты работал с Клифом? - это уже в свою очередь удивилась Вебер. Гм, а ведь за год со мной многое чего произошло, будет, о чем в эти месяцы поговорить.

    - А ты не знала? Три месяца этой весной, или как у нас время после дождей называется? После зимнего сезона саванна как раз расцветает, у животных появляется потомство, и на Техасском плато становится достаточно интересно.

    Теперь на меня с обожанием смотрели обе женщины, блин, так можно и всерьез загордиться. Ну а мысли сами собой унеслись на половину новоземельского года назад.

    - Мартин, чего там возишься! - Клиф, как всегда торопился, ему хотелось поскорее горделиво встать у варана и начать рассказывать, а оператор у нас один, то бишь я. Как и фотограф, и повар впридачу. Все участники этой экспедиции на все руки мастера, иначе просто не выжить, места для поиска выбираем больно опасные.

    Мы в самом центре так называемого Техасского плато, плоскогорья между Рио-Гранде, Мормонской рекой и Меридианным хребтом. Почти не заселенные земли, не считая нескольких фортов на дорогах и малолюдных скотоводческих поселков.

    Я заканчиваю обмеры и фотографирование зверюги, а затем прыгаю за камеру. Клиф, тщательно выговаривая слова, у него сильный австралийский акцент, рассказывает о варане. Я поднимаю руку, останавливаю съемку, меняю общий план на крупный, Клиф повторяет текст, затем снимаю крупные планы ящера, и за дело принимается наш биолог Мэт Донахью.

    Его дело вскрытие ящера, взвешивание органов и прочие научные наблюдения. А я пока сворачиваю технику, упаковываю все в герметичные чемоданы, и собираю штатив, при всем этом не забывая крутить вокруг головой. Мы сейчас в самом логове всевозможного новоземельского зверья.

    На небольшой возвышенности застыли двое крепких парней, это Мэни Ван Зил и Баккис Бота. Оба из южной Африки, потомки буров. Здесь вообще много людей оттуда, климат схожий, да и на родине проблемы, приходится расхлебывать политику собственных предков. Парни стоят по бокам машины похожей на раскормленное багги; большие, шипастые колеса, открытая кабина, дуги безопасности сверху, решетки по бокам, выгнутые пластиковые сиденья на двоих. Это чудо местного автопрома в нашей экспедиции бегает за разведчика, а сами потомки буров за следопытов.

    Начинали они свою новоземельскую карьеру с туристических маршрутов для охотников-любителей, а также для прочего любопытствующего люда. К ним сейчас поднялся Петер Крюгер, легенда техасских охотников и новоземельский старожил, распекает молодежь за косяк с вараном.

    Все-таки подловила зверюга нас, вон как правое крыло на джипе помято. Варан даром, что на вид неуклюж, а несется вперед из засады, как локомотив. Бота аж покраснел, но сказать в ответ ему нечего, проморгали ребята предсмертный рывок ящера, проморгали.

    Вторая машина экспедиции по-техасски же и стандартна, местная переделка из американского пикапа "Ram". Она серьезно укреплена спереди и сзади, поверх открытого кузова поставлено несколько дуг безопасности, по бортам установлена крупноячеистая сетка, без нее в этих краях никуда. Звери в саванне имеются не только бегучие, но и весьма прыгучие.

    Сверху кузова прикручена вертлюга для ротного пулемета, у нас в его качестве выступает ПКМ. Ричардс в этом плане крайне практичен, сразу отвергает пусть патриотические, но не выгодные ему самому нюансы. Поэтому оружие в экспедиции приведено к единому стандарту: на наш патрон 7,62×39 мм, поэтому у большинства на вооружении АК-103, автомат, пользующийся здесь заслуженной популярностью. Оружие простое, но надежное, патроны также местные из Демидова.

    Только южноафриканцы выделываются и ходят с какой-то переделкой на этот патрон американской М4. А мне чего? Я с Калашом на ты, а свой АКМ оставил пока в Нью-Рино. У следопытов и Крюгера вдобавок к автоматическому оружию имеются охотничьи ружья. А Ричардс вообще запасся самым настоящим слонобоем калибра 14.5 мм, да и патроны специальные к этой дуре у него в запасе.

    В здешних местах зверюшки разного формата бегают, есть и вообще еще неизвестные науке. А новоземельский люд в последнее время природой своей начал активно интересоваться, поэтому телемагнаты за фильмы о ней неплохо платят. Они потом их по всей планете распродают, сейчас же в любом городке собственное телевидение имеется. Дело то не хитрое.

    Ну вот, все собрано, ящер порезан. Крюгер отрубил себе хороший кусок хвоста и мудрит в пластиковом бочонке с маринадом. Пару дней потухнет на жаре, и мясо будет очень мягкое. А я полез в наш броневик за холодным квасом, солнце палило по-техасски безжалостно. Даром, что местная весна!

    Ну а основная машина экспедиции вообще вещь примечательная. За основу взят мощный тягач модели M1070 фирмы "Ошкош", обшит броневыми листами и превращен в настоящий передвижной дом. Изнутри вдоль стенок в качестве дополнительной защиты расположены плоские канистры с водой, позади кузова, в отдельном отсеке стоят армированные баки с солярой, электрогенераторы, имеется и центральная система накачки шин, что обеспечивает нам дополнительную выживаемость.

    На плоской крыше лежат запасные колеса и прочий походный хлам. Туда изнутри и снаружи ведут лестницы, и имеется два люка. Над одним устроено что-то вроде бронеколпака и постоянно находится дежурный пулеметчик. Вот и сейчас там виднеется напряженная физиономия Джона Каведо, бывалого вояки из корпуса морской пехоты. Он отвечает у нас за общую безопасность.

    Холодильник расположен спереди, у прохода в кабину, здесь же стоит привинченный к полу столик и складывающие стулья, ближе к правой стенке находится кухонный уголок. Вдоль самих стен прикреплены откидные лежаки, в два этажа, в самом низу и в самом верху кабины закрытые полки для оборудования и инструментов. Мы ведь уходим в поля на недели, и все свое тащим с собой. Еда, питьевая и техническая вода, топливо для автомобилей и электрогенератора, одежда, да те же салфетки для личной гигиены.

    С водой в саванне вообще напряженка. Хоть после дождей она и полна зелени, но открытых источников воды очень мало. Ручьи и родники бывают ближе к горам или текут под землей, но мы научились добывать техническую воду очень оригинальным способом. Солнце ведь испаряет в Заливе огромные массы воды, которые затем морским бризом переносятся вглубь континента.

    А на территории Техасского плато эта вода по ночам оседает росой, такие здесь суточные перепады температуры. По этой то причине плато и наполнено всевозможными животными, трава на нем растет постоянно и не высыхает и в самый засушливый период. Многие местные растения научились впитывать влагу прямо из воздуха, имеют толстые и мясистые листья, вырастают на несколько метров вверх, некоторые смахивают своим видом на огромные кактусы или агавы.    Иногда ряды таких "кактусов" превращаются в настоящие непроходимые заросли.

    И если с вечера развесить между машинами легкий тент, то утром мы можем поиметь пару литров жидкости, вполне годного для мытья или других надобностей. В принципе, если пропустить ее через фильтры, то эту воду вполне можно пить. Тут главное, чтобы какое-нибудь дикое животное не порушило эту нашу самодельную гидросистему.

    В этих диких местах вообще работает золотое правило - не лезь на рожон и будешь целым. Увидел идущее по своим делам стадо антилоп или буйволов - остановись и пропусти его, никто на тебя запросто так не нападет. Увидел стаю местных "свинок", которые и не свинки вовсе и занимают тут нишу степных волков, стой спокойно, не проявляй агрессию. Мы для них явление неизвестное и поэтому потенциально опасное, и если сами не нападем, то разойдемся мирно, так как на добычу не тянем, а связываться с не пойми кем, дураков в дикой природе нет.

    Эволюция - штука жесткая, балбесов и неумех уничтожает моментально. Отстал, подвернул ногу - сожрут; заболел, потерял бдительность - сожрут; побежал наобум, без разведки - сожрут. Все, блин, просто.

    Ох, как здорово в такой жаркий день достать из холодильника заледеневшую бадью с квасом и с неимоверным удовольствием выпить кружку другую. Я с большим сожалением поставил пятилитровую канистру обратно. Что-то маловато в ней осталось. Это поначалу я квас пил в гордом одиночестве, а затем русский хлебный напиток распробовали и остальные.

    Я его сам делаю из концентрата, который продается почти во всех здешних крупных магазинах. Не мог местный люд пройти мимо такого популярного прохладительного напитка. Тут в самую жару в рот ничего кроме окрошки и не полезет, а кухня на Новой Земле быстро становится интернациональной. В питьевой квас я дополнительно добавляю местные ягоды, их привозят с гор. Эта канистра, например "брусничная", так похожа по вкусу на ее земной аналог.

    Ну что ж, передохнули, пора и за обед браться. Сегодня у нас по плану венгерский гуляш. Мясо "безрогой" антилопы еще со вчерашнего дня маринуется. В этом климате без маринада вообще никак, моментально протухнет. Расшурыровываю бензиновую горелку. В большой казан бросаю куски сала, пусть немного потомятся. Сладкий конфедератский лук режем крупно и туда же, пусть пока подрумянится, затем наступает черед мяса, вот и оно зашкворчало, кидаем до кучи сушеную морковь, растертую в порошок паприку, убавляем огонь и закрываем казан крышкой. Теперь только следить и помешивать, через час добавить соль и много, много, много паприки. Жаль самого сладкого перца в экспедицию не взять, да и не выращивают его в Техасе.

    Из башни высовывается голова Джона:

    - Мартин, тут сидеть совершенно невозможно! Так аппетитно мясом пахнет!

    - Аrbeiten, Los! - отвечаю ему на немецком, языке строгости и дисциплины, а сам на маленьком столике пытаюсь раскатать размороженное заранее тесто. Я вообще с выпечкой не очень, мы вместо хлеба едим то, что французы раньше называли Галетте - сухие лепешки, такие моряки с собой в рейсы брали. Ставишь эти лепешки на решетку над паром и Вуаля!

    Фу, вроде раскатал. Что у нас там в казане? Доливаем водички, еще паприки и сушеных листьев местной пряной травы. Теперь достаем машинку для лапши и пропускаем через нее тесто. Раз гуляш венгерский, то и лапша пусть будет домашняя. Ну ладно, почти домашняя.

    - Hier is die geur, - в машину заскочил Бота, он у нас весьма крупный парень и пожрать не дурак. Я вообще этих буров хреново понимаю, сам по-английски не самым лучшим образом говорю, а у них еще акцент вообще адский. С Клифом я общаюсь на испанском, с Крюгером также.

    - Еще полчаса, - машу рукой следопыту, и опускаю лапшу в кипящую подсоленную воду.

    По вечерам из саванной травы вылезают сонмы кусающих и жалящих тварей, поэтому почти все спят в грузовике. Только ночная смена бдит наверху, один у пулемета, второй рядом, с тепловизором и ночными окулярами. Они всю ночь окуривают себя дымом, который отпугивает кровососов. Я же по причине постоянной дневной занятости никогда не дежурю, поэтому нормально высыпаюсь. Ну кто на что подписался!

    Ричардс маршрут экспедиции прорабатывает тщательно, нам нет резона часто возвращаться в обжитые места, по этой причине на им заранее определенных точках подрядчиками заложены запасы воды, продовольствия и горючки. Для этого Клиф нанял пару фирм, обеспечивающих дальние охотничьи выезды. Вот и сейчас мы подъезжаем к одной из таких точек.

    Еще издали заметен высокий каменистый обрыв-борт, здесь видимо когда-то произошло сильное землетрясение, и часть плоскогорья опустилась ниже, образуя высокий естественный барьер в виде этой стены. Водитель грузовика поворачивает к темнеющему в каменистом обрыве проему. Я сижу во втором люке и все это дело снимаю. Вернее пытаюсь снимать, машину нещадно потряхивает, под колеса то и дело попадает валуны.

    Я чертыхаюсь, стараясь удержать камеру, специального стаба у меня в наличии нет. Да много чего нет, если честно сказать. Обычное дело для Новой Земли - снимать фильм "на коленке".

    Ха-ха, а у нас, похоже, проблемы. Кто-то большой и сильный разорил очередную закладку. Часть продуктов съедена, часть раскидана по песку. Крюгер неспешно слез и внимательно осмотрел бочонки с водой.

    - Цел только один!

    - Что с топливом? - из двери показался Ричардс.

    Крюгер прошел дальше, не опуская Калашников, затем замахал рукой:

    - Бота, иди сюда!

    Вдвоем они приподняли двухсотлитровую бочку с бензином, и стала заметна дырка, скорей всего от гигантского когтя. Крюгер постучал по бочке и крикнул: - Около половины!

    - Уф, значит, нам хватит, - Клиф перевел дух. Обычно мы доходили до очередной закладки хоть с каким-то запасом, - Мартин, посмотри, может, что еще пригодится.

    Я кивнул головой и соскочил на песок, переложив АК-103 удобней, сделав это движение уже чисто автоматически, некоторые привычки в целях сохранения собственной задницы в целости бывают чрезвычайно полезны. Сбоку висит сумка с фотокамерой, без нее ни шагу.

    Я внимательно огляделся, достал "Никон" и сделал несколько кадров, и особенно крупно снимок с дыркой от когтя. Спасти удалось только мешок с пшеничной крупой, несколько банок с кофе и сладостями, а также кукурузные хлопья. Вот только с чем их теперь есть? Бочонок то с концентрированным молоком безжалостно раздавлен.

    Заночевали мы здесь, у естественного полуцирка, центром, которого была вымоина, напоминающая маленький грот. Позади лагеря высилась каменистая стена борта, спереди скопление огромных валунов, получалась почти закрытая площадка. По случаю потери части продуктов Крюгер принес банку с мясом варана и поставил походную барбекюшницу.

    У промоины валялось множество принесенного сюда дождями сухостоя. Сам Ричардс с одним из водителей по имени Дон Джонсон устанавливали тент для воды. А Крюгер нарубил с хвоста стейков и начал священнодействовать у огня. С остатками варанины возился уже я. Не люблю я эти стейки, уж лучше сделаю кебаб, или по-нашему шашлыки. Нарезав мясо, я полил его острым соусом и начал нанизывать на шпажки из дерева.

    Ужинали на закате, чтобы не жечь лишний раз аккумуляторы. Большая часть отряда в итоге переключилась на "саслик-кебаб", так они прозвали мою стряпню. Крюгер обиделся и отвернулся в сторону. Его проблемы! Пользуясь наличием дров, я поставил кофейник и чайник на открытый огонь. Кофе в термосы для дежурных, чай для себя.

    Члены экспедиции вообще удивлялись моему пристрастию к чаю, а мне же остро не хватало лимонов. Что может быть лучше утром, чем крепкий чай с лимоном и куском настоящего сахара! К черту пакетики с соломой и сраный сахарин!

    Парням, кстати, моя "натуральная" кухня больше понравилась, чем та, которой потчуют в местных фастфудах. Клиф в шутку говаривал, что когда не пенсии откроет клуб, то шефом туда позовет именно меня.    Шутки шутками, но о пенсии здесь как-то не принято разговаривать. Жизнь на планете еще толком не устроена и надеется можно только на себя или верных друзей. А как уж там все....

    А вот следующую ночь я запомнил на всю жизнь. Наша команда проснулась в фургоне от ужасающего звериного рыка. Что-то явно огромное проламывалось сквозь установленный охранный периметр прямиком к лагерю. Сверху заорали: - "Die vloek" "Проклятье!", - и тут же началась заполошная пальба из пулемета.

    В дверь успели выскочить только Крюгер и сам Ричардс. Я и Каведо только соскочили с лежанок, как раздался мощный удар, и наш тяжелый грузовик аж подскочил на месте. Я покатился кубарем по полу и ударился обо что-то головой, в глазах засверкали "звездочки", а тело покрылось испариной от страха. Это что же за зверюга такая, что может сдвинуть с места нашу автомахину?

    Еще один мощный удар, замолкший, было пулемет, тут же выдал длинную очередь, а затем перешел на короткие. Из кабины тяжело вылез Джонсон, голова в крови, и упал на пол, к нему тут же подскочил Каведо, он в экспедиции заодно и медиком был.

    А я, а я был в очередной раз захлестнут духом авантюризма, подхватив сумку с маленькой "репортажной" Сонькой, полез наверх, во второй люк, даже висящий над койкой автомат прихватить забыл. На ходу включив "ночной режим" я тут же начал снимать, пригнувшись ближе к крыше, чтобы не попасть под шальные пули.

    Было очень темно, местная луна находилась за стеной борта, только чуть отсвечивали вспышки от выстрелов и на джипе загорелись фары. И в этой тьме носилось что-то поистине огромное, время от времени изрыгающая леденящие душу звуки.

    Потом эта совершенно безумная серия нашего Техасского цикла стала очень популярной. Мечущаяся в руках камера, здоровенная зверюга, прыгающая по камням, затем в кадре самым крупным планом появляется    звериный оскал с огромными кривоватыми зубами, грохочут выстрелы, за кадром слышны звериный рык и грязные ругательства на нескольких языка.

    Крюгер и Ричардс палят из своих больших, "взрослых" винтовок. Зверюге, судя по всему, именно они и не пришлись по нраву, и она, яростно ревя, ускакала обратно в саванну, оставляя за собой сгустки крови. Хрен знает, что ее сюда и привело. Скорей всего это место было любимой берлогой, поэтому она нам и базу разорила, изгоняя прочь чужаков.

    А мы так и просидели до самого утра в полной боевой готовности, и уже при утреннем свете осмотрели повреждения. В этот раз наша экспедиция лишилась разведчика-багги. Африканеры отчаянно ругались на своем языке, но делать уже было нечего. Мощные лапы Пещерной гиены, а именно так назвал это животное Ричардс, поломали шуструю машинку напрочь. Пикап совсем не пострадал, а вот наш передвижной домик в районе удара треснул.

    Напарник Джонсона Смит только покачал головой, когда осматривал выгнутый бронелист. Проломить сам кузов у зверя не получилось, его держали дополнительные стальные дуги, но шов разошелся сантиметров на пять.

    - Это мы только в городе починить сможем, - Смит был мрачен. Его напарник ранен, а машина получила повреждения, и еще не все их видно.

    - Залейте герметиком, машина в целом вроде не пострадала, - резонно ответил Ричардс, он еще не доехал до    своей цели - Меридианного хребта и выглядел недовольным, упрямо выставив вперед подбородок, - После завтрака выдвигаемся дальше по маршруту.

    Джонсону уже перебинтовали голову и дали таблеток, пострадал еще только Ван Зил, это он сидел у пулемета и обжегся, меняя перекаленный ствол. А я битый час ползал с фото и видеокамерами и снимал следы неведомого зверя. Мы были первыми, кто с ним столкнулся, оставшись целыми, остальные скорей всего живыми от него не ушли.

    После этого случая мы стали еще более осторожны и старались ставить лагерь в более защищенных местах. Один раз мимо нас целый час передвигалось огромное стадо Техасских бизонов. Хотя, на мой взгляд, они больше на овцебыков похожи, только шерсти меньше. Похожие горбы позади головы и согнутые к земле головы, округлые рога. Но американцы в целом народ не начитанный, и поэтому простой, как веник. Бизон, так бизон, антилопа, так антилопа.

    Да много чего еще в этой экспедиции было интересного, а временами и жутко опасного. У меня даже не все фотоархивы до сих пор разобраны. Клиф и на следующий год зовет меня в новый поиск. Только пока не понятно, в каком районе.

    - Ой, я бы умерла от страха, - Марта была впечатлена моим коротким рассказом.

    - Ты мой герой! - приблизила голову для поцелуя Кристи, а затем совершенно серьезно добавила, - Тебе надо об этом написать книгу, сто процентов будет пользоваться спросом.

    - Думаешь?

    Блин, до чего же прагматичны эти европейцы! Бизнес и ничего личного. Хотя идея, пожалуй, здравая. Все-равно впереди дождливый сезон и надо чем-то заняться. Нам все-таки не двадцать лет, чтобы в постели днями напролет кувыркаться, иногда требуется и мозги занять.

    - Я пойду, - соседка вежливо попрощалась и у входа еще раз бросила на нас заинтересованный взгляд. Ну, все, к вечеру в Цоссене будут новые слухи! А мне плевать! Я привлек Кристину к себе поближе, чувствуя рядом уже ставшее таким родным тело.

    Женщина молчала, а что еще говорить? Мы попали на этот перекресток вместе, на нем и пересеклись наши жизненные пути-дорожки. А больше ничего и не надо. Судьба подарила нам друг друга, остальное пустое.

    Коммуникатор. Глава третья. Шашки наголо!

    Деловые хлопоты

    Десятый месяц 26 года Новоземельского летоисчисления река. Цоссен.

    Сквозь утреннюю    дрему я неожиданно ощутил какой-то странный дребезжащий звук. Погода второй день нас не баловала, поэтому просыпаться было очень неохота. Но назойливое дребезжание продолжалось и до меня, наконец, дошло, что это вибрирует мой мобильник. Кого там черти принесли?

    - Халло?

    - Спишь долго, - ответствовали на том конец провода, или чего там сейчас в мобильной связи, - Это Хеннинг Эноксен, и нам надо встретиться.

    - Ты где? - сон сразу как-то пропал, тело пронзило знакомым холодком.

    - В ресторане на главной, подтягивайся, заодно и позавтракаешь.

    Ну что ж, делать нечего, назвался груздем ... вали в ресторан. Я осторожно выполз из кровати, подоткнул Кристине одеяло и начал одеваться.

    В ресторане было тепло и уютно, еще при входе проснувшийся организм порадовали нотки аппетитных запахов, идущих со стороны кухни. Из-за дальнего стола поднялся    Эноксен, приветливо махая мне рукой. Рядом с ним виднелась бульдожья голова Холльштайна. Я только успел поздороваться, как передо мною тут же услужливо нарисовалась большая чашка Американо и деревянная дощечка со сковородкой, на которой шкворчали свиные колбаски. Эх, прощай здоровый завтрак!

    - Ну, как дела? - сначала мне любезно дали выпить кофе и закусить.

    - Все сделал, -    прошамкал я и глянул на нашего полицайпрезидента. И назовут ведь так, хоспади, немцы своего шерифа! Ну ладно, что не фюрер какой.

    - Мы тут, значит, кое-что выяснили, - датчанин бросил искоса взгляд в сторону Холльштайна, но продолжил, - Вебер собиралась открыть магазин изделий из кожи, обувь, сумки и там прочее.

    - Да, я уже в курсе.

    - Так вот, большую часть денег и товара вкладывал ее компаньон, некий Дик Донахью. Они резидент Форт-Ли с земель Конфедератов, но сам живет где-то в другом месте. " Leather со" - это его фирма.

    Хеннинг повернул ко мне свой планшет. Так и есть: вот заявка в муниципалитет на открытие магазина мелкого опта. Я задумался. С одной стороны предприятие чисто коммерческое: у конфедератов ведь сильно развито именно животноводство, кожи до черта, а Вебер достаточно талантливый дизайнер одежды. Она и зарабатывала то тем, что шила местным одежку, держа небольшой швейный цех.

    А здесь мы как раз имеем дешевое сырье и большой рынок сбыта. Но опять же ... за это не убивают. Видимо мои внутренние терзания достаточно отчетливо нарисовались на моем лице, и Холльштайн решил внести некоторую ясность:

    - Это фирма-прикрытие, возить они собирались нечто иное.

    - Наркотики? - выпалил я первое пришедшее в голову.

    - Мы думали, но не стыкуется, - датчанин задумчиво тянул вторую чашку эспрессо, - Оглянись вокруг, ну кому здесь нужна наркота? Мой патруль очень редко перехватывает натркотрафик. Сбыта нет.

    - Перевалочная база?

    - В Китай? Ну, как версию мы оставили.

    - Есть еще?

    - Оружие.

    Тут меня осенило, я тут же вспомнил границу с местным Китаем, и их строгости по продаже всего огнестрельного помимо государства. Эноксен с интересом наблюдал за мной.

    - Что-то знаешь?

    - Не через хребет ли они хотели его возить?

    - Вот и мы так подумали. Там точно есть покупатели.

    Я полез в сумку за своим походным лэптопом, не торопясь, раскрыл и включил его. На нем сейчас самая большая в этой части планеты база данных. Хотя льщу себе, у вояк и разведки в кое-каких сферах она все-таки больше. Ну, так там и финансово вложено ...

    Так, что тут у нас? Ага. Округ Новая Джорджия " Leather со", производство и продажа кожевенных изделий, оптовая продажа кожи. Так, так, а тут еще интересная информация. Вот и он, один из компаньонов. Дик Донахью, фамилия, скорей всего, выдуманная. Переснятая с местного рекламного проспекта фотография. Вытянутое "западное" лицо, волевой "американский" подбородок, русые волосы.

    - Симпатичный, - датчанин обошел стол и пристроился позади моего стула.

    - Это ты к чему? - подозрительно поднял я голову, но Эноксен быстро ретировался обратно.

    - Мартин, - начал размеренно Холльштайн, - Год назад ты был здесь очень короткое время, но оставил слишком много последствий.

    "О как! А подробнее?"

    - Вебер после твоего отъезда долгое время была своя не своя, - странный взгляд в мою сторону. "Я должен покраснеть? Испортил девку и в кусты?" - и очень долго выходила из депрессии. И вот три месяца назад она уехала, затем вернулась и рассказала, что нашла компаньона и съезжает во Франфуркт.    Затем Вебер еще раз уехала, вернулись вы уже вместе.

    - Интересно. Ты намекаешь, что этот шнырь, - я указал на фото, - как-то охмурил Кристину?

    - Не исключаю.

    "Вот ведь ж сволочь деликатная. Хотя чего это я? Эмоции в сторону, в мою девушку стреляли, и это все еще не закончилось. Так что за дело, господа гусары!"

    - Ладно, приняли. Романтическое увлечение, затем деловое предложение. Но зачем тогда стрелять в будущего компаньона? Конкуренты?

    - Скорей всего, - шериф кивнул головой и посмотрел на датчанина.

    - Помнишь, мы поехали на встречу с моим агентом?

    - Это который нас и подставил?

    - Да, ты угадал. Он пропал, как и Тимо Болль.

    - А вот это уже очень интересное совпадение, - ага, есть о чем подумать. Конвойщик этот много куда ездит, со многими людьми знаком, - А есть об этом Тиме что-то об его прошлом.

    - Да, - кивнул головой Эноксен, - служил в Бундесвере, в составе 232-го горнострелкового батальона принимал участие в операции ИСАФ.

    - Это в    Афганистане? - меня вдруг подтолкнуло, и я    начал листать дальше. Точно, есть! Фотография Донахью на какой-то церемонии. Не зря я оставляю в подпапках все, что найду. Вот и пригодилось!

    - Что-то нашел?

    - Смотри! Как сейчас такая борода называется, тактической? Она вошла в моду, когда в Афгане спецназ начал бороды отращивать. Типа для сближения с местным населением. А потом и всяческие хипстеры подхватили моду, чтобы казаться круче, чем есть. Будто бы и они мужики.

    - Есть такое, - иронично усмехнулся датчанин.

    - А может, и этот Дик служил в Эйстане? - я нарочно переделал название южной страны на американо-военный манер.

    - А голова у тебя варит, комми, - хмыкнул Холльштайн, - иди ко мне в помощники.

    - Ага, сейчас, только штаны подтяну, - буркнул я известную фразу на русском. Эноксен саркастично усмехнулся, а затем добавил:

    - Мне пока вырисовывается такая картина: Тимо подтолкнул Вебер к идее с поездкой, чтобы типа просто развеяться, а затем свел ее с Донахью. Дело то молодое. Значит, он в схеме.

    - Контрабандной продажи оружия?

    - А что? Как командир охраны он вполне может контролировать эти поставки. Склад будущего предприятия за городом, осталось только поставить туда своего человека.

    - Согласен, - хоть что-то более менее вырисовывается. Я задумался, - Ну, тогда будем отрабатывать именно эту версию. А мне бы надо срочно смотаться в Порто-Франко, раз здесь остаюсь, надо там все дела закрыть. Да и, может, по нашему делу чего узнаю.

    Я с сомнением глянул в окно, в ближайшие две недели будет стоять достаточно неустойчивая погода, поездка на машине получится сложной.

    - Полетишь на почтовом самолете, - неожиданно заявил Холльштайн, - Завтра обещают окно, из Франфуркта будет почтовый рейс.

    Я совсем не удивился, зная его скрытые возможности и способность договариваться, место в закрытом от обычных пассажиров салоне мне гарантировано. А вот удивил Эноксен.

    - А я тебя встречу в Нойехафене. Да не смотри так. Мы туда сдаем катера на текущий ремонт, послезавтра отправляемся.

    - А на чем обратно?

    - Ландвер подбросит на своем катере на воздушной подушке.

    - Тогда ладно. Сколько у меня времени? - начал уже деловито прикидывать я.

    - Обратно через шесть дней.

    В итоге у меня будет полных три, и неполных два на все свои дела в Порто-Франко.

    - Договорились!

    Датчанин с легкостью, удивительной для его веса и размера, поднялся со скамьи и попрощался. Тоже дел у человека полно. Конец сезона - он всему голова. А на меня уставились проницательные глаза местного начальника полиции, и вдобавок главы организации, скрытой от посторонних глаз.

    - Мартин, ты уже принял решение по нашему ... деловому предложению?

    Я вздохнул и нехотя пробормотал:

    - Куда ж от вас денешься! Только, сам понимаешь, вся движуха начнется уже весной.

    - Мы дружим с реальностью, Мартин.

    - Какой уровень вам нужен?

    - Самый верх, те, кто принимает самые важные решения.

    Я еще раз вздохнул, всем нужно одно и то же. Вот не живется людям спокойно! Хотя и сам не из обычных обывателей, был бы им, сидел бы у себя дома, в Ярославле.

    Я по эту сторон Ворот летел на самолете только второй раз. Здесь нет больших и тяжелых лайнеров, в ходу такие самолетики, которые в России обзывают "кукурузниками". Почтовый "дилижанс" в виде "Piper Arrow"бело-красно окраски кроме пилотов и почты вмещал только одного пассажира, сидящего сразу за летчиками.

    Я с интересом наблюдал за уходящей вниз землей. Облака с утра и в самом деле развеялись, сквозь легкую дымку поверхность планеты просматривалась достаточно далеко. Вот слева извилистая лента Рейна, справа от него поля и поселки, одинокие строения фермерских хуторов. Вскоре показалась Северная трасса.

    Авиация здесь держится основных местных ориентиров: рек, дорог, береговой полосы. А то мало ли что в пути случится может, сесть то сядешь, только потом помощи не дозовешься. По этой же причине на мне сейчас большая разгрузка и в сумке лежит тихой сапой верная Ксюха.

    Летели почти три часа, и я даже задремал чуток, проснулся тогда, когда самолет тряхнуло на посадочной полосе. Надо же, даже не блеванул ни разу. Последний раз на подобном "кукурузнике" Ан-2 я летал давным-давно к родственникам в Мезень, хоть и был в валенках, но замерз тогда дико.

    Остановились у огороженной площадки, мотор затих, мимо меня пролез второй пилот, совсем еще молоденький парень и открыл дверцу. Какое никакое, но обслуживание.

    - Спасибо за полет, - попрощался я с пилотами и вылез наружу. АКСУ уже был запихнут в мешок, разгрузка ушла туда же, с таким оружие в Порто-Франко появляться запрещено. А Вальтер я оставил в кобуре, все-таки резидент Порто-Франко, да и как-то привык уже быть везде с оружием, давненько в такой цивилизации не появлялся. Это, наверное, как с деревни прямо в столицу приехать.

    От ворот аэропорта мне замахали рукой. Это Игорь Вяхревич, мой компаньон, получил, значит, телеграмму.

    - Здорово!

    Застенчивый белорус так и не изменился, нос картошкой, загорелое лицо, постоянная улыбка на лице. Хороший парень, спокойный, вежливый, исполнительный, как и большая часть его земляков.

    - К нам? - он подхватил сумку с оружием и двинул к воротам, у меня с собой только небольшой рюкзак с техникой и "походным набором", то есть пакет с парой запасного белья, несессер с мыльно-рыльным, зарядки и энергобаточник с флягой воды.

    - Пока да.

    Я с удивлением уставился на странного вида пикап, куда Игорь закидывал вещи. Марка какая-то незнакомая.

    - Прикупил случайно. "Грейт Велл", китаец, - начал уже по ходу объяснять компаньон, - Мне же часто по рекламным делам возить мелочевку приходится.

    - Не ломается? - спросил я с сомнением.

    - Та нет, не больше чем остальные, - улыбнулся Игорь, - У меня и там был китаец.

    - Значит, научились делать, в отличие от наших горекриворучек.

    Телефон поймал местную сеть, Вяхревич захватил для меня местную симку, и я тут же набрал номер знакомого из местной полиции.

    - Лука, это Мартын. Привет! Ага, только прилетел. Сможешь пробить мне одного человечка? Да нет, просто по бизнесу. Ага, сейчас СМСкой скину. Спасибо!

    Такс, одно дело сделано! Лука    - это местный полицейский, хорват или словенец, точно уже не помню, познакомились прошлой зимой. Обещал пробить по базе, а она тут обширная, не только по Порто-Франко. Все-таки здесь Орденские земли и полномочия местной полиции несколько шире.

    - Как у нас вообще дела идут?

    - Ну, сразу не расскажешь, - протянул Игорь. Ага, из этого посконного белоруса слова клещами вытаскивать надо.

    - Расскажи уж, что есть.

    - Диски по маршрутам я все отправил, жду денег, буклет вот по городам Евросоюза верстаю, заказ пришел. Тут еще люди подходили из какого-то журнала, тебя искали. Им фотографии городов по Южной Трассе нужны, да может, еще чего. Рекламный рынок растет, знакомые одни специализированную газету собираются открывать.

    - Давно пора.

    - Да, пара резаков сгорела. Заказать бы?

    Я задумался, а стоит ли покупать еще DVD резаки?

    - Подожди, флешки, вон как дешевеют.

    - У нас пока дорого.

    - Скоро из Китая повезут. Кстати, - я полез в рюкзак и достал упаковку с тремя пачками чая, - Спецом для тебя зеленый привез.

    - Ой, спасибо! - до чего же у этого парня добрая улыбка.

    Мы остановились у небольшого двухэтажного дома, купленного мною еще в прошлом году, вложил в него остатки привезенных из-за Ворот денег. Походил по городу и прикинул, что жить в своем будет дешевле, а вон как вышло, и не жил почти. Внизу у нас расположен офис и рабочие комнаты, а наверху спальня. Многие здесь так делают: на первом этаже магазин держат, а живут на втором.

    Пока Игорь шкобырчал на кухне, я сбегал в душ и переоделся поприличней, для города. Одежда моя так и висела в шкафу, только неожиданно рядом с моими рубашками оказались женские платья. Так, а это у нас что? На невысоком комоде стояла фотография Игоря в обнимку с какой-то чернобровой дивчиной.

    - Это Олеся, - Игорь даже сквозь загар пошел красными пятнами.

    - Девушку завел, поздравляю!

    - Она с Украины, здесь случайно оказалась.

    Понятно, нашел таки наш невозмутимый белорусский хлопец гарну дивчину на свою голову. Или она его? Скорее второе. А вот ее фотография в купальнике. Ого! А парень наш не промах, девка фигуристая, все при ней и ладненько.

    А что? Из каклух неплохие жены получаются, правда, своенравные. Но Вяхревич по жизни тюлень тюленем, так что будем считать, что ему свезло.

    - Тогда не буду вам мешать, - решился я, - у Саркиса переночую.

    - Да ...

    - Я все-равно приехал только на несколько дней, а за ним должок висит. Да не смотри ты так. Я    да, ... вот тоже девушку нашел. Так что зимовать буду там, у немчуры.

    У компаньона глаза вылезли на лоб. Он то меня все злостным бабником и гулякой считал, а я вон какой сознательный оказался. Вот, называется, и обменялись новостями в личной жизни.

    - Я побежал, к вечеру загляну, невесту заценю.

    В центре Порто-Франко все рядом, да и сам городок по земным меркам небольшой, поэтому до полицейского департамента я двинул пехом. Летняя жара уже чуть спала, с близкого моря потянуло приятной свежестью. Заодно осмотрелся, заценил столицу местного гламура незамыленным взглядом.

    Полтора местных года назад мне как-то было не до этого, все не мог воздухом свободы надышаться, а потом рванул в донельзя отчаянное путешествие, растянувшееся в итоге на семь местных месяцев. Считай, здесь был толком как раз в прошлый дождливый сезон. Мдя, покуролесил я тогда знатно, дыхание блин второй молодости, то-то Игорюха сегодня удивился.

    Местные клубы и прочие едально-злачные заведения именно новоземельской зимой и стригут самые большие бабки. Гостинцы и апартаменты переполнены. Кто-то только вышел из Ворот и не успел уехать, кто-то специально прибыл сюда проматывать деньги, а кто-то, как я, вернулся обратно зимовать. У всех свои причины и собственные устремления.

    Судя по внешнему облику города, народ на Новой Земле не бедствует. Обилие транспорта, не всегда внедорожного тому подтверждение. На основных улицах, а их тут всего пяток, появились новые яркие вывески, на Порто-Франко полным ходом шло наступление "потребительского рая". Хрен знает: с одной стороны мы уже достаточно сильно испорчены материальным благополучием, а с другой ... Обилие лишних вещей ведь счастья само собой не приносит.

    Это к тому же означает приход большого производства со всеми сопутствующими минусами: большим и весьма жадным капиталом, продажной властью, уничтожением окружающей среды. Туда ли движется Новоземельское общество? Вот не мне решать, на мой век еще не замусоренной планеты хватит.

    Мои раздумья прервал вид пропускного пункта в полицейский департамент. Молчаливый постовой получил от меня пистолет, просканировал Ай-Ди и, приветственно улыбаясь, пригласил внутрь. Цель моего посещения я сообщил сразу, да и лицо у него что-то знакомое.

    Сам департамент сделан по американским стандартам, то есть это большие залы с рабочими местами, которые друг от друга отделяются легкими перегородками. Закрытые кабинеты только для начальства или переговорных «интервью румз». Я поднялся на второй этаж и уже приветственно махал рукой Луке, который к моему большому удивлению ко мне не пошел, а показал рукой на полуоткрытую дверь в переговорную, типа проходи туда.

    Несколько заинтригованный, я зашел в небольшую комнату и остановился в нерешительности. За квадратным столом, прикрепленным по полицейскому стандарту к полу, сидели двое: худощавый брюнет с зализанными волосами, одетый в серый блестящий костюм и больше похожий на киношного мафиозо; и лысый крепыш с подчеркнуто брутальным лицом, в легкой рубашке с закатанными рукавами.

    С таких мужиков обычно комиксы рисуют, квадратный подбородок, волевой взгляд серых глаз, короче супер американец. Он с интересом взглянул на меня и спросил сразу в лоб:

    - Мистер Мартин Нестеров? Проходите, садитесь.

    - Чем могу быть полезен? - я был удивлен и построил фразу на английском не очень правильно.

    - У нас к вам пара вопросов.

    - А вы вообще, кто такие?

    - О, сорри. Я агент Службы Специальных Расследований Фрэнки Флэннери, а это, - он показал в сторону "мафиозо", - Джимми Кавелло.

    Я усмехнулся, имена у обоих какие то больно киношные, и повернулся к полузакрытой двери.

    - Что-то не припомню вас в списке людей, с кем бы я собирался сегодня встретиться.

    - Эй, мистер Нестеров, мы вас не отпускали!

    Это уже выступил Кавелло, особо нажима на слово "мы". И смотрит он на меня достаточно нагло, привык, сука, что люди ему подчиняются. Я подобных ему конторских уродов за милю чую, они обычно свою внутреннюю гниль и никчемность "корочкой" органов прикрывают, и любят принадлежность к спецслужбам везде выпячивать.

    - Говорите, что надо или отвалите! - я акцент нарочно усилил, как русских в Голливуде озвучивают, а "мафиозо" пошел красными пятнами. Не привык, видать, к такому к себе отношению.

    - Мистер Нестеров, - поднял миролюбиво руки Флэннери, - успокойтесь, здесь нет ничего такого, нам надо задать вам только парочку вопросов. Это важно для безопасности нашего общества.

    Ага, как же, обществ, держите меня семеро! Как же любят они все прикрываться "интересами общества", "государственной тайной", а дело то чаще всего в объеме финансирования их конкретного отдела.

    - Ладно, задавайте, - во мне все же пересилило любопытство, и я уселся на неудобный конторский стул.

    - В общем-то, у нас только один вопрос: зачем вы ищете Дика Донахью?

    "Опа! Вот и нежданчик объявился! А этим то хмырям он зачем?

    - Раз ищу, значит нужен. "Афоня мне рупь должен!" -    добавил я по-русски.

    - Ты бы не хамил нам, чувак - перегнулся ко мне через стол Кавелло. Глазами так и буравит, морду скорчил, крутизну из себя строит. Знаем, проходили.

    - Если вы агенты, - я сделал акцент на слове "агенты", то отлично понимаете, чем я занимаюсь. Я общаюсь с разными людьми.

    - По-моему вы, мистер Нестеров, не очень сейчас понимаете, с кем имеете дело! - Флэннеру надоело играть "хорошего детектива", и он решил взять меня на голос. Вот дурачок! Это после наших то родненьких органов эти клоуны меня чем-то хотят удивить?

    - Да, чувак, не выделывался бы ты ... - с ленцой добавил Кавелло, развивая обычную тактику полицейского давления.

    Вот тут, как говорится "Остапа понесло". Да какого хрена какие-то говнюки мне тут допросы устраивают! Я подскочи, как заведенный и со всей дури ногой отпихнул от себя легкий стул. Так, что тот громко шмякнулся об стену, и громко заорал на весь отдел:

    - А то что? Да пошли вы, уроды, к едреной матери! - на английском вышло много факинг по их матери и еще раз факинг на их задницу, и еще пара фраз на "исконно русском".

    Ох, как этих проняло! Кавелло тут же подскочил, как заведенный и демонстративно сунул руку под пиджак, а я положил свою туда, где у меня обычно пистолет висит. И по хрен, что тут три камеры на записи!

    - Если у вас нет ордера, идите на хер! Клоуны! Хоть бы имена нормальные выбрали!

    В комнату влетел взмыленный Лука и ошарашено уставился на нас:

    - Да что тут, черт возьми, происходит? Вы же сказали, что зададите ему только пару вопросов?

    Кавелло так и стоял, набычившись, видать не часто его посылали "к матери", а мордатый держался внешне спокойно, тертый калач, но взгляд, ох какой стал недобрый. Подобные ему уроды обычно злопамятные, да ничего, и не таких обламывали.

    А я повернулся к Луке и гневно выговорил:

    - Какого хрена меня тут вообще допрашивают? Это так нынче в полиции заведено? Без суда и следствия? Поцелуй мою задницу, Лука! Это вам так даром не пройдет!

    Полицейский только огорченно развел руками, что-то там пробормотал, что он здесь не при чем. А в общем зале на нас уже народ вовсю оглядывается, не часто тут такие скандалы происходят. Обычно преступников допрашивают и держат на первом этаже. Так, не прощаясь, я и двинул на выход.

    Досада и некоторая злость бушевала во мне и дальше, так что досталось и бедному полицейскому на выходе. Получив свою порцию факингов, он отдал мне пистолет и пожелал всего хорошего. Я уже стоял на выходе, когда рядом открылся шлагбаум, и я заметил уезжающих на Лендровере агентов ССР, подбежал сзади к их машине и постучал на прощание по крылу.

    - Валите, ихтиандры ху...вы!

    Тьфу ты! Вот ведь сволочи, испортили настроение с самого утра. Хотя какое сейчас утро, дело то к обеду идет. Я раздраженно оглянулся и засек на той стороне дороги питейное заведение. Ну, то, что доктор прописал!

    Заказав у бармена тропический коктейль, присел в уголке открытой веранды. Свежий ветерок и холодный напиток немного снизили градус кипения, направив гневные мысли в позитивное русло. Кстати, а ведь это Пино Колада, откуда они тут для него кокосовое молоко берут?

    Про ССР я, кстати, уже кое-что слышал, контора небольшая, орденская, занимается достаточно мутными делами. И был за ними по слухам какой-то большой косяк. Получается, что бедный Лука просто вбил имя Донахью, а система через фильтр скинула информацию прямо этим хмырям из Службы. Зря получается парня обидел, но ничего, разберемся. Будет должен!

    Ноги сами собой принесли меня в контору одной местной масс-медиа. Располагалась она в кирпичном здании первых лет постройки города, таком еще кондовом на вид. По металлической лестнице поднялся наверх, прошел по узкому коридору и остановился у офиса редактора. Майкл увидел меня через стеклянную дверцу, ярко улыбнулся и показал на часы, клиенты у него сидели, просил пару минут.

    Секретарши на месте не оказалось, поэтому кофе я сделал себе сам. Есть еще время, чтобы правильно составить вопросы. Майкл тут самый опытный газетчик, выпускает свою уже больше десяти лет. Старожил! Уж он то точно даст мне ответы.

    Через пяток минут дверца распахнулась, оттуда вывались два тела в строгих костюмах, которые обычно носят чиновники средней руки, а ко мне подошел Майк, высокий, седобородый, улыбка до ушей.

    - Мартьын! Как я рад тебя видеть. Приехал на зиму? Мы опять, как ты говорил    - "зажгееем"?

    - Нет, дружище, я только на несколько дней.

    Редактор бросил на меня сквозь свои толстые линзы удивленный взгляд, и пригласил войти внутрь.

    - Вот это поворот! - ну Майк мужик тертый, "кошмар конечно, но не кошмар, кошмар". Он потянулся к небольшому холодильнику, достал две бутылки пива и одну протянул мне, - За твою личную жизнь!

    - Спасибо.

    - А я думал, что ты не остановишься в разбеге.

    - А с чего ты взял, что я закончил? - огорошил я американца еще раз. Вот ведь у них всегда так: "сюда не ходи, туды ходи", - Ричардс весной зовет работать, книжку вот собрался написать, да и материала с экспедиций и поездок полно не разобранного.

    - Во! - победно крикнул Майк, - На ловца и зверь бежит. Тут ко мне два чувака намедни заявились, хотят энциклопедию писать, про местный мир. У них спонсор хороший, кто-то из местных нуворишей.

    - И?

    - Твой материал им как раз пригодится, тем более что твой буклет им сильно понравился.

    - Ну ... надо подумать.

    - Что тут думать? - удивленно обернулся Майк на меня и тут же потянулся к телефону, - Сейчас забью время. Тебе когда удобно?

    - Давай уж завтра. У меня еще к тебе вопросы есть, и очень интересные.

    - Ты меня заинтриговал.

    Майк выслушал мою, несколько сокращенную версию событий произошедшего в полицейском департаменте и молча потянулся к холодильнику. Пиво было отменное, и почему-то именно сегодня у меня шло на ура. Нервы что ли?

    - Я знаю этих ... агентов, - начал Майк, кивнув седой бородой, - за ленточкой они служили в Министерстве национальной безопасности США.

    - Это еще что за контора? - вскинулся я.

    - Ты о ней разве не слышал? - в свою очередь удивился Майк, - Ее создали после атак 2001 года, подчинили кучу других контор, типа Береговой охраны, Иммиграционной полиции и Секретной службы.

    - Блин, настоящее КэйГэБей.

    Майк дернулся, его очки бликанули, но промолчал.

    - Времена меняются.

    - Да я как-то вашей внутренней политикой давно не интересовался, своих проблем было достаточно. Но слушай, у вас же там еще ЦРУ, ФБР, АНБ, военные разведки. Это же какое-то настоящее тоталитарное общество! Как вы там жили?

    Майк насупился, но затем глубоко вздохнул и согласно кивнул бородой:

    - Ты прав, к сожалению, Америка уже не та.

    - Поэтому ты и свалил?

    - Ну ... это одна из причин.

    - Ладно, закрыли тему, вернемся к нашим баранам, - уловив удивление Майка, я понял, что английским мне еще заниматься и заниматься, - К агентам.

    - Служба Специальных Расследований создана приблизительно четыре года назад Орденом. Первый ее руководитель пропал при странным обстоятельствах. Та история вообще очень сильно закрыта. Затем Службой руководила молодая женщина, кстати, твоя землячка.

    - В смысле?

    - Она из России.

    - Интересно. А что значит, руководила?

    - Недавно опять были перемены, сейчас вроде все устаканилось, рулит какой-то англичанин.

    - Ну, ворон ворону глаз не выклюет.

    - Что ты имеешь ввиду?

    - Англо-саксонское братство.

    Майк опять скуксился, отголоски воспитания в духе толерантности, а ведь ему уже под пятьдесят. Вот там мозги промывать научились!

    - Эти два агента уже прославились своей топорной работой, вот и с тобой они накосячили.

    - То есть они получили сигнал, что кто-то ищет скорняжьих дел мастера и сразу помчались в департамент?

    - Типа того.

    - Вот только непонятно, зачем им то этот Донахью?

    - Если он занимается контрабандой оружия, то наверняка под колпаком службы. Ну а на тебя они наехали совершенно зря. Эксцесс исполнителя.

    - Ага, - я задумался, затем бросил взгляд на Майка, - Это дело не стоит раздувать?

    - Да плюнь! Этим придуркам и так пистонов начальство вставит.

    - Ну и ладненько. Спасибо за информацию.

    А сам подумал, что выходить лично на ССР не стоит, не мой уровень. Я пообещал Майку завтра появиться на встрече и заодно притащить ему материал для нескольких статей. Майк уже их сам подрихтует, не силен я еще в правильном английском. На этом мы и попрощались.

    Хороший мужик! Это он меня, в общем-то, и подтолкнул в нужном направлении, за что я ему здорово благодарен.

    Солнце все-таки припекало, я перекинул рюкзак на спину и решил до Саркиса добираться на такси. Тут рядом ресторанчик, нас стоянке которого я быстро нашел искомую машину. Машину вел молчаливый мужик, по виду чистый индус. Но довез быстро, в новеньком автомобиле неизвестной конструкции, даже кондиционер исправно работал. Идем, однако, к цивилизации!

    Саркис был как всегда за стойкой и расцвел яркой улыбкой. Наверное, потому его бизнес и процветает, что он умеет совершенно искренне улыбаться. Любит людей, и люди ему отвечают.

    - Давно тебя не видел, Мартынка, дорогой, проходи. Вернулся на зимовку?

    - Не совсем, Саркис сан. Через несколько дней уеду на Рейн.

    Хозяин заведения повернулся ко мне и улыбнулся проницательными армянскими глазами:

    - Вай, никак наш Мартын нашел себе зазнобу?

    - А ты как угадал?

    - А по какой еще причине такой молодец поедет на край света. Кончай болтать! Садись за стол, кушать будем, говорить будем, пить вино будем!

    Обсудив в облегченном варианте мои приключения, мы знатно подкрепились, опробовав новые блюда и настоящее грузинское Киндзмараули.

    - По случаю ящик доставили, - сказал хитрый армянин и кивнул в сторону новой тарелки, - Попробуй мой сациви. Пальчики оближешь, вах!

    - Вкусно, - я сыто откинулся на спинку деревянного, массивного стула. Мебель Саркис за этот сезон поменял, значит, дела идут неплохо.

    - У меня много чего нового появилось, меню обновить надо.

    Толстый такой намек на новые обстоятельства. Думаю, есть в Порто-Франко фотографы не хуже меня, но Саркис привык работать с постоянными людьми. Он их держится, лелеет, оберегает, за что ему и воздается. Наверное, так и надо жить, по отеческим традициям. Армяне народ древний, у них коей чему и поучиться не грех.

    - Давай, после дождей.

    - Договорились!

    - Кстати, - опомнился я и достал визитку, - это поставщик чая из Шанхая. Чай отличный и цены не кусачие.

    - Ой, спасибо, дорогой! За чай наши душу отдадут. А ты, какой молодец, и уже в Китае побывал. Я ведь все фильмы Ричардса пересмотрел, ваши приключения. Горжусь знакомством с тобой и всем рассказываю.

    - Ты там осторожней, а то зазнаюсь.

    Мы засмеялись и налили еще по одной. Привет с горных виноградников далекой страны пришелся кстати. Эх, а я еще помню те времена, когда мы жили одной страной, при всей нашей различности. Здесь, на Новой Земле, кстати, вся эта политическая мишура с народа быстро слетает. Люди из стран бывшего Союза зачастую селятся и живут вместе. Русский - язык общения, во многих чертах наши культура и менталитет имеют также много общего. Долго ведь жили вместе.

    Только через полтора часа я смог, наконец-то, попрощаться, и, закинув вещи в номер, двинутся дальше по своим делам. Но, проходя мимо широкой автомобильной стоянки, нечто смутно знакомое заставило меня остановиться. Серебристый УАЗ "Патриот" и чьи-то длинные ноги под ним навеивали некие воспоминания. Я осторожно обошел машину и нагнулся вниз. Ё-мое! Сержант Батюра собственной персоной!

    - Степан! Какими судьбами?

    Послышалось кряхтение, пыхтение, человек вылезал из машина и разворачивался в свой, такой, скажем не маленький рост.

    - Мартын, ты что ли? Вот не ожидал!

    Мы поручкались и обнялись, силушка у Батюры была богатырская, и мои кости немилосердно хрустнули. Вообще он личность примечательная: рост под два метра, а телосложение будто бы и обычное, пока не поймешь, что его торс буквально весь обвит поистине стальными мускулами.

    Степа рассказывал, что пошел, видать, в деда, деревенского кузнеца, тот ударом кулака вообще быка на землю валил. Хотя думаю, что и Батюра так запросто сможет.

    - Ты то, что здесь?

    - Да застряли из-за одного опозданца, е... ся - тихо матюгнулся Степан. Я то знаю, что он не обычный конвойщик, а с разведкой трется, да не самой простой, поэтому сразу и спросил:

    - А ваши тут сейчас есть?

    Батюра задумчиво смерил меня взглядом, он то суть вопроса сразу просек, знал, какой я ныркий товарищ.

    - Паша сидит, груз ждет.

    - Паша Кузнецов? - я сразу повеселел. Пашка был парень свой, мы с ним ... короче покуролесили как-то знатно.

    - Дело у меня есть к его службе. Важное. На самом деле, Степа, важное.

    - Понял, - Степан кивнул головой, не задавая лишних вопросов; он вообще был парнем не говорливым, затем его в разведку и взяли. С виду увалень увальнем, пока его в бою не увидишь. Я таких резких пацанов в жизни вообще редко встречал, - Сейчас закончу, - он кивнул в сторону машины, - созвонюсь с Пашей.

    - Ломается? - я к нашему автопрому не очень отношусь, не дано уж русским делать хорошие машины.

    - Да нет, просто пригляда требует, подтянуть там, протянуть. А для местных дорог самое то, и кондиционер есть, все как у людей.

    Кузнецова мы нашли на большой стоянке, где в ожидании расположились несколько грузовых КАМАЗов и машины сопровождения.

    - Мартыха! - широкое лицо дружбана расплылось в улыбке, - Какими судьбами? Набегался за лето, залетел на дно прилечь?

    - Да так,    только на несколько дней прикатил. Я ж почти женатый человек.

    Произошедшая дальше немая сцена была достойна площадок лучших театров. Степан и Павел просто зависли на месте, как новый Виндовз, а я чуть не покатился со смеху.

    - Как...?

    - Потом расскажу, вечер длинный, - я подцепил Пашу за рукав и оттянул в сторону, сделав серьезное лицо, - Тут такое дело. Есть сейчас в городе кто-то из ваших серьезных? Надо один вопросик порешать.

    - По твоему бизнесу? - Кузнецов быстро собрался, разведка все-таки, и смотрел уже по-службистки недоверчиво.

    - А вот и не угадал. Политика. И лучше человека с выходом сразу на самый верх. Самый, понимаешь?

    - Даже так?

    По Пашиным глазам была отчетливо заметна его усиленная мозговая деятельность. Разведка ведь это не только умение тихо ползать и хорошо слушать, но и способность быстренько прокачать полученную ценную информацию и сделать изо всего этого правильный вывод.

    - Сейчас.

    Кузнецов отошел в сторону и достал мобильный, а Батюра встал чуть ближе к входу, явно контролируя меня. Дружба дружбой, а служба службой. Вот поэтому я    стараюсь держаться от служивых немного стороной.

    Мы встретились в «Биерхалле», местной пивной, дизайном напоминающей немецкие питейные заведения. За стол сели я, Паша и какой-то мужик средних лет в форме местной Русской Армии, и с погонами капитана легкой пехоты. Обветренное лицо, цепкий взгляд пожившего на этом свете человека. Серьезный такой дядя.

    - Майор Дугин, - просто представился он. Понятно, погоны для отвода глаз, - Слушаю вас.

    - Разговор серьезный, - скосил я глаза в сторону Павла, - ему можно?

    - Да. Кузнецов в моем оперативном подчинении.

    Паша совершенно не обиделся на мой выпад, служба есть служба, не до сантиментов. Я хлебнул для храбрости из кружки темного пива и начал осторожно:

    - Кое-кто из наших друзей в Бранденбурге хочет установить крепкие контакты с вашей службой.

    - Именно с нашей службой или с территорией вообще?

    - С территорией вообще, но сначала с вашей службой.

    - Так, - видимо новость была несколько неожиданной, майор задумался, - Эти люди, они кто?

    - Часть из них ваши старые коллеги по ГДР.

    - Вот оно даже как, - Дугин откинулся на стул и потянулся за пивом, чтобы сделать аналитическую паузу.

    - Они хотят отделиться, местный Евросоюз им на хрен не нужен, а Орден вызывает смутные сомнения.

    - Немцы ребята серьезные, - было влез в разговор Кузнецов. Дугин бросил в его сторону мимолетный взгляд, а обратился ко мне:

    - Связным будешь ты?

    - Не обязательно. Выведу вас на людей, а дальше ... У меня своя жизнь.

    - Но ты в теме?

    - Куда уж я денусь ... , - вздохнул я тяжело. Политика опять меня догнала, работу уж такую выбрал.

    Майор только кивнул головой. Никакой лишней болтовни, давления, дурацких вопросов и прочей мозго..бли, чувствуется старая школа. Торопиться, не торопясь.

    - Есть кое-что еще, - я решил бить двух зайцев сразу, раз уж карта пошла.

    - Внимательно слушаю, - взгляд у майора был уже совсем другой, вошел в рабочую обстановку, как будто и не в баре сидим, а в кабинете штаба ПРА.

    - Тут на меня китайцы вышли, - Паша не выдержал и глубоко вздохнул, чтобы не издавать лишних звуков, - Тоже хотят пообщаться, с людьми типа вас.

    Я достал из кармана маленькую флешку и толкнул по столу. Дугин перехватил ее и поднял глаза на меня:

    - Да это просто праздник какой-то.

    Ого! Он и хохмить умеет, наше человек!

    - Здесь информация, она под шифром, я его не знаю, но думаю, для вас это не проблема.

    - Еще что-то?

    - Мне намекнули, что у китайцев есть собственные ворота.

    Дугин задумчиво покачал головой:

    - Мы догадывались. Думаешь, они тебе это для затравки прояснили?

    Тон разговора сменился на более свойский, как будто он уже со своим разговаривает. Так это и понятно, я им такие золотые яблочки, да прям на блюдечке преподнес! Конечно проверят все, калачи тертые, на провокации не поведутся. Ну, так и меня они знают, пересекались как-то, разошлись миром и довольные друг другом.

    Не похож я на засланного казачка, если только не супер пупер профи с Той стороны. Мы же все понимаем, Новая Земля она маленькая, пересечемся еще не раз. Как сейчас например.

    - Скорей всего да. Они в курсе, что и у нас Ворота имеются, хотят сотрудничать.

    - Твою мать, Мартын, - неожиданно выдал майор, - Это то ты откуда знаешь?

    - Не знаю, но догадываюсь, - ехидно улыбнулся я.

    - Вот и забудь, - тон серьезный, я только кивнул головой. Эта служба вообще неболтлива, и от остальных молчания требует.

    В свою очередь я попросил помощи в поиске информации на Донахью, кратко обрисовав причину своего интереса. Дугин вполне серьезно обещал полное содействие. Так это и понятно, им с китайцами надо дружить, а тут такой повод убрать одну из проблем. Похоже, с этой занозой и без меня разберутся.

    Ну и ладненько! Я бы вообще сначала крепко подумал, вставать ли на дороге перед местной Русской Армии, самой лучше вооруженной и постоянно воюющей силой по эту сторону Залива. Мы, не торопясь, выпили еще пива и обговорили некоторые детали. Дугин попрощался, пообещав на днях меня найти. То-то сегодня    у связистов будет горячий денек!

    - Ну что с тобой поделать, шпиен? - Кузнецов сел напротив и улыбался, рядом с ним примостился Батюра, уже поднявший литровую кружку пива. А у меня как будто гора с плеч свалилась! Ох, не люблю я все эти политические интриги, нормальным людям они обычно боком выходят. Да и ладно, зато важное дело сделал, помог хорошим людям, а дальше они без меня, то есть почти без меня разберутся.

    - Гулять будем, повод есть! Может, в клуб какой заглянем? Ты свободен сегодня? Потусим там, типа развеемся?

    Паша напрягся, а Степан растянулся в глумливой улыбке:

    - Аха, это типа, как вы тогда в нашем офицерском клубе развеялись?

    Вот стервец, напомнил ведь! Было дело, раскрутил я тогда несколько молодых, неженатых лейтенантов и старшин на вечеринку в стиле девяностых. Начали мы тихо, мирно, размеренно, потом понемногу разогнали вечеринку. Я начал учить присутствующих в зале как    правильно танцевать под "рейв", народ это дело горячо поддерживал.

    К середине вечера забойная музыка в стиле техно, а также принятое на грудь зелено вино как-то раскрепостили личный состав ППД, в том числе и женского пола. Пошли танцы на столе, на пол полетели части одежды. Народ, короче, отрывался. Ну а в самый разгар сего безобразия в офицерский клуб заглянуло высокое начальство. И нашу музыкальную продвинутость оно вот ни фига не оценило.

    Короче, досталось всем, но вечеринку запомнили. Меня же лично на пару дней отправили в местную гауптвахту, а вот не хрен было брыкаться с патрулем! Сидеть, конечно же, не давали, и я два жарких дня махал метлой у общественных зданий городка. На потеху, значит, местной публике.

    Правда и здесь выкоречевнулся, в окно гостинцы девчата по моей просьбе выставили колонку, и я в обнимку со шлангом для полива выдал нечто такое латиноамериканское и с сильно эротическим уклоном. С детства любил танцевать, даже ходил в какой-то кружок, а в универе немного увлекался модным тогда брейкдансем.

    Говорят, потом это видео с брызжущим во все стороны шлангом было очень популярно у женской половины местной русской армии. А меня от греха подальше начальство турнуло дальше, в сторону Одессы. Чтобы, значит, личный состав не разлагал.

    "Тут вам не тут. Надо же думать, что понимать. Вино нам нужно для здоровья. А здоровье нам нужно, чтобы пить водку."

    Жизнь кипит!

    Ой, как плохо то! Видимо вчера я таки намешал напитки. Тьфу ты! Сколько сейчас времени? У меня же встреча назначена! Я подскочил с койки, как ошпаренный, и полез в карман брюк за часами. Я их завсегда туда кладу, когда выпимши, привычка такая со студенческих лет. Фу! Еще пара часиков есть, преимущество Новоземельских длинных суток.

    Уже более спокойно огляделся - нахожусь в номере у Саркиса, и то хорошо. Как добрался, хоть убей, но не помню. Помню - начали в каком-то модном кафе, там встретились знакомые еще по той зимовке, потом двинули в ирландский паб. Точно! Подвалили какие-то парни, вроде моряки. А затем мы оказались в румынском клубе, известном в Порто-Франко злачном местечке. Туши свет, короче! Но надо как-то приходить в себя, поэтому сначала в душ.

    Душ помог не очень, а питьевой воды в номере не оказалось вообще, не запасся, и поэтому я двинул сразу в ресторан. Саркиса не было, за стойкой находилась симпатичная негритянка, вернее сказать метиска. Не успел я сесть за столик в темном углу, как передо мною нарисовался большой стакан с чем-то красным. Рядом услужливые темные ручки поставили пустой стакан и открытую бутылку минералки.

    "Ох, как хорошо!" - сказал я тоном робота из старой детской кинофантастики и потянулся за бутылкой. Густой томатный сок, сдобренный соусом Тобаско и специями, а затем солененькой минералки. Аж, сразу ожил!

    - Что-нибудь еще? - мулаточка снова рядом.

    - А где Саркис?

    - Отъехал по делам, просил вас обслужить, когда проснетесь.

    - Спасибо, дорогая. А как я ...

    - Саркис сказал, что вас принес какой-то очень здоровый парень.

    Понятно, это Батюра постарался. Я глянул на часы, вполне успеваю спокойно дойти до Арткафе, оно на бульваре, центральной улице, расположено.

    - А можно мне еще, две ... нет три таких бутылочки?

    Солнце, конечно, припекает, но летней прибивающей жары уже нет, и то хорошо. Неспешная ходьба выжимала из моего организма через потоотделение всю плохую жидкость, а я на ходу заливал в него новую, прямо из бутылки. В рюкзаке лежали еще две минералки, походный лэптоп и пляжные шорты, хотелось еще окунуться в море.

    Блин, мне же еще надо с Игорем пересечься. Вчера я до него и его невесты таки не добрался. Видимо все накопившееся напряжение решил сбросить сразу и радикально.

    Модное Арткафе встретило стильным интерьером, завешенными продвинутой графикой и картинами стенами. Публика также соответствовала, как и цены. Я заказал бармену на пробу белого вина, но сразу отодвинул стакан в сторону, больно кислое. Рейнские намного лучше, видать там почва другая. Попросил смешать коктейль, чтобы посуше и льда побольше.

    Так и уселся в дальнем от солнца углу. Из запоя надо выходить постепенно, вечером у Игорюхи добавлю немного, а вот завтра только дела. За этими меланхоличными, а какие еще бывают с запоя, размышлениями меня и застал Майк, насмешливо взирающий на мое бренное тело с высоты своего роста.

    - Привет, гуляка.

    - А ты то откуда....?

    - Как там по-русски:" Земиля слухом полнитса"?

    - Понятно.

    Настроение как-то сразу приупало, и я заказал еще один коктейль.

    - Тебя то хоть не было?

    - Нет. У меня нынче строгая подруга, в такие заведения не пускает. Но этим утром я получил очень занятные новости.

    Я подозрительно покосился на говорливого журналиста, у него ведь везде связи, в полиции, в муниципалитете, СМИ:

    - И что такое интересного происходит в нашем городе?

    - Ну, говорят, что кто-то на променаде переставил ларек с соками, и сделал это без применения механических средств. Во всяком случае, на камерах их не зафиксировано. Был вызов полиции в клуб, - Майк хитро взглянул на меня из-под очков.

    - Что-то серьезное?

    - Да нет, Если не считать, что охрану клуба в него же и не пускали.

    - Ха!

    - И еще, в фонтане, что на площади у мэрии, кто-то под утро решил устроить купание. Один из неизвестных кричал странные слова " ЗаВэдеви". Я правильно произнес?

    - За ВДВ, -вздохнул я, значит, Пашка отличился. Вот ему сегодня от начальства влетит!

    Но в этот момент к нашему столу подошли двое. Темноволосый худой парень и мужчина среднего возраста, с упитанными щечками и рыжеватыми волосами. Первый представился как Маниш Капур, второй Джоном Кейси. У обоих чувствовался явный британский акцент. Я уже научился его различать.

    - Мистер Нестеров, - сразу перешел к делу Кейси, видимо он главный в их компании, - мы начали работу над большой энциклопедией мира Новой Земли, к ней также выйдет популярное приложение в виде альманаха.

    "Ага, значит, наука наукой, но и про денюжку не забываем. Практично!"

    - Мы знаем, что вы хороший профессионал и много где бывали.

    - Давайте конкретику, - что-то нет у меня желания процеживать "воду", - Что вам требуется конкретно от меня?

    Рыжий и глазом не моргнул, даже немного обрадовался моему деловому тону:

    - Нам нужны фотографии животных, примечательных мест, а также их описание. Работы очень много, мы привлекаем множество субподрядчиков, вроде вас. И у нас есть деньги.

    - Это уже интересно, - хм, я почти человек женатый, надо уже не только о развлечениях думать, на одну только машину сейчас тысяч пять уйдет, ремонт здесь дорогое удовольствие.

    - Вот здесь, - вступил в разговор, молчавший до сих пор индус, - интересующие нас области.

    Он повернул ко мне планшет с картой, а я полез за рабочим лэптопом.

    Переговоры заняли у нас почти четыре часа. За это время мы успели, и перекусить, и пообедать, благо место было тихое и спокойное. Парни оказались на поверку настоящими учеными, раньше работали на Орден. Капур являлся биологом, а Кейси специалист по геофизике, да и в геологии толк понимал. Сейчас они оба были на вольных хлебах, живут в Портсмуте, и там нашли богатого спонсора, или лучше правильно назвать инвестора для издания этой весьма серьезной энциклопедии.

    Инвестор как раз и предложил издать в дополнение популяризированный альманах. Народ на Новой Земле в целом уже обустроился, режим выживания на многих территориях в прошлом, люди начали оглядываться и интересоваться    - Где же они поселились?

    Я на своем ноуте пролистал готовые снимки из самых различных мест Новой Земли, чем явно впечатлил обоих ученых. А ведь еще куча материала у меня и не разобрана, так что будет, чем заняться зимой. А пока мы все вместе определили порядок статей, которые я буду готовить и привезу сразу после окончания дождей.

    Сразу признался заказчикам, что английский язык не мой родной, и решил, что писать буду на испанском и немецком. Майк обещал помочь с переводом на английский, а также с редактированием. Он оказывается и есть редактор популярного приложения к энциклопедии. Отдельные статьи из него он запустит в качестве рекламы в своем журнале.

    Тот еще жук. Но американцы все такие, практичные ребята. Кто еще способен из обычных рабочих штанов генуэзских моряков сделать всемирный бренд?

    Обсудили связь между друг другом, на Новой Земле между городами уже вполне возможна пересылка текстовых сообщений пакетами, прошлись и по расценкам. Итоговая сумма мне понравилась, восемь сотен Экю за готовую статью с фотографиями очень даже неплохо. Богатенький Буратино их инвестор!

    На том и попрощались, остался только Майк. Я попросил его наскоро оценить мои рекламные ролики, и обсудить рекламную компанию для нового производства стиральных машин. Деньги и подробные инструкции от Вилли Кроппа я получил заранее.

    Отзвонившись вдобавок некоторым нужным мне сейчас людям, я, наконец-то, перевел дух, расплатился и вышел на бульвар. Солнце шло к закату, можно было двигать на местный пляж. Народ в Порто-Франко особенно перетруждать себя не любит, так что у моря я был далеко в одиночестве.

    Люди подтягивалась, чтобы напоследок перед холодными месяцами насладиться теплой морской водичкой и видом на самый настоящий океан. Солнце, шум прибоя, горячий песок, что еще надо человеку для расслабона?

    А сегодня можно спокойно поваляться в постели. Вечер в компании Вяхревича, его подруги Олеси и ее подруги Марии прошел спокойно. Как истинная хохлушка, Олеся умела отлично готовить, поэтому мы сидели в так то по факту в моих съемных апартаментах. Я только притащил заленточное вино, наш стол ломился от всевозможных закусок, все было очень вкусное.

    Мария, узнав, что я уже не одинокий мужчина, чуть поскучнела и отдала должное вину. В отличие от чернобровой Олеси она больше напоминала девушек из Средней России, такая яркая блондинка с неплохой, эх, надо сказать, очень неплохой фигурой. Мой взгляд то и дело падал на ее выпирающий из блузки бюст, заранее подготовленное оружие для обольщения. Извини, малышка, но не в этот раз!.

    Молчаливый увалень Игорь к моему вящему удивлению отлично смотрелся с брюнетистой и весьма говорливой Олесей. Ее легкий полтавский диалект совершенно не мешал общению, наоборот делал ее бесконечную болтовню чуть мягче. Я еще подумал, что Игорь теперь может выкинуть свой телевизор, ему и подруги за глаза хватит.

    Но хорошо так посидели, по-домашнему, девчонки даже песни спивали на балконе. Народ вечерний гулял себе по улице и оборачивался на нашу компанию. Украинские песни они тягучие, раздольные, да вчера дело и до русских дошло. А молодежь то оказывается и такие вещи знает, как "Что стоишь, качаясь, тонкая рябина", "Старый клен". Даже я подключился к нашему маленькому хору, изрядно тоски себе добавив. Опасно наши песни петь, проникают глубоко, уносят далеко, душу наизнанку выворачивают. Что же такого то в нас заложено?

    "Эх, где же твоя родина, сынок?" А, Брат?

    Игорь вчерась передал мне винты, скачав себе мою выполненную работу, и поместил обратно массу рабочей информации. Я так увлекся ее изучением, что забыл про завтрак и кофе. Город то, оказывается, живет и развивается, местный вариант интернета Синет бьет рекорды, самые ушлые ребята на нем уже деньгу зарабатывают. А вот наши заказы на СД падают. Да оно и понятно, народу не так много, рынок быстро заполнился. Сейчас только флешки с обновленной деловой информацией будут востребованы, ну и на базах вновь прибывшие поселенцы наши СД покупать будут.

    Вяхревич предложил делать свой собственный сайт, но в этой сфере я ни в зуб ногой. Мы последнее поколение, выросшее еще на книгах и газетах. Правда пока в нашей конторе и дел по рекламе полно, с этого Игорь и кормится. Сейчас вот с одним мужиком замутили бизнес по вывескам, упаковке и прочим мелочам. Ладно, с такой дивчиной Игорь не пропадет. А то, когда я его в первый раз встретил, выглядел парень достаточно жалко. Нет у него пробивной силы, и как только сюда занесло?

    Так, а это что за сайт у нас такой красивый? Мля, мало того, что они всю нашу инфу безо всяческого причесывания выложили, так еще и мои фотографии без спроса используют. Я, конечно, понимаю, что за текст предъявы глупо ставить, но за мои фото порву любого! Мне они слишком тяжко достаются. Перекинул их контакты в телефон, и начал шерстить рекламные страницы дальше.

    Мой поиск прервал телефонный звонок, я машинально поднес мобильник к уху:

    - Слушаю.

    - Слушай, - усмехнулись в трубке, - Это Дугин, ты сейчас где?

    - У Саркиса.

    - Встретимся в ресторане минут через десять.

    Дугин приехал на раскрашенном в песчанку Дефендере с короткой    базой, выскочил с пассажирского сиденья и сразу потрусил ко мне, заказав по пути на стойке воды.

    - Ну что, диверсант, ты зачем мне личный состав разлагаешь? - вместо приветствия выпалил он.

    - Бывает, - философски заметил я, не забывая при этом работать ложкой. Выволочка выволочкой, а обед по расписанию!

    - Вы с Кузнецовым, смотрю, отлично спелись, впору про вас анекдоты рассказывать, - майор улыбался, сейчас был одет по гражданке, обычный охотничье-милитаристкий стиль, этакий принятый в здешним местах дресс-код.

    - Надо и отдыхать кода-то, тащ майор..

    - Ох, Мартын! Гляжу я на тебя, ты ж меня даже чуть старше, и вон, какими делищами ворочаешь, а все, как шалопай ... Пора быть серьезней.

    - Ну не всем же ходить сапогом пришибленным, - я поднял стакан с минералкой и иронично взглянул на разведчика.

    Дугин обиженно засопел, но сдержался. А то, у меня ведь не заржавеет!

    - Что там, кстати, по делам нашим грешным?

    - Вот по ним и приехал. Добро дали, держи, - мне передали из рук в руки небольшую флешку, - Здесь две папки закодированы, в немецком ключе, разберутся. Третья для тебя лично. Этот твой Донахью многим поперек горла встал, так что проблему решим, не беспокойся. А немцам передай, что мы готовы к встрече, подробнее все в папке. Я с тобой свяжусь сразу после дождей.

    - А я вам обязателен?

    - Поначалу да, да и потом ... - контрразведчик смерил меня взглядом, отыгрывается, сука такая.

    - Давай без потом, а?

    - Сам прибежишь, - усмехнулся Дугин, - новые завязки притащишь.

    - А по другому нельзя? - вздохнул наигранно тяжело я.

    - Такая уж твоя судьба, Коммуникатор. Да не переживай так, если в руки само идет, зачем отказываться? Талант у тебя, Мартын, узлы развязывать. Никогда не замечал?

    Я снова вздохнул, пока вот только наблюдаю постоянные проблемы, летящие на свою задницу, а совсем не узлы.

    - Ну, тогда счастливо, я завтра улетаю, пока погода.

    Ну ладно, хоть одной проблемой меньше, вернее двумя, так что можно и выдохнуть. И тут я вспомнил, что подспудно томило меня с самого утра. На телефоне висела СМСка с неизвестного номера: "ППС у меня"

    Это ж про мой Вальтер! Я, дурак, второй день по городу без оружия шляюсь. Тут же набрал номер, и на той стороне трубка отозвалась знакомым глухим басом.

    - Степа, ты что ли?

    - А кто еще?

    - Пистолет у тебя?

    - Ага.

    - Сможешь мне в мотель закинуть?

    - Буду.

    Вот ведь болтун какой, и слова лишнего не вытянешь. А кстати, на счет молчаливости, у меня тут же созрел коварный план. Не прав Дугин, какие узлы, мое второе имя "Коварный Джон"!

    "Пираты" отозвались сразу, видимо моря заказов у них не наблюдалось. Я представился по телефону потенциальным заказчиком на создание сайта, они и такие услуги предлагали. Встречу назначил в недорогой кафешке на Бульваре. Пришли вовремя. Один по виду был чистым "ботаном", в хипстерских очечках и подобием бородки, чтобы выглядеть старше и значительней. Его сутулость выдавала в нем любителя не вылезать из компьютера.

    А вот второй пацан выглядел вот как раз "пацаном", из-под тесной майки выглядывали тугие бицепсы, прическа "боевая", короткая, наглый взгляд серых взгляд сразу уперся в меня, подозревая какие-то проблемы.

    Ну, так ребята, проблемы у вас и появились, я сразу же выкатил им свои претензии. Пацанчик сделал, было попытку улизнуть, но ему на плечо тут же легла могучая длань Батюры, согласившегося помочь мне проучить борзых пареньков.

    - Сидите тихо, парни. Он, - я кивнул на сидевшего с мрачной миной Степана, - вообще не любит резких движений.

    - А ты то чего сам такой резкий? - начал провоцировать меня пацанчик, - Это что, типа наезд? Мы можем и в полицию пойти.

    - Давай, - я спокойно глянул прямо ему в глаза, - А я кажу, что вы кучу моих фотографий уперли и используете в коммерческих целях. Здесь еще нет, конечно, никакого авторского права, но знаешь, сильно недолюбливают любителей тырить плоды чужого труда. Частная собственность, она ведь для них священна. Я, между прочим, ради многих этих фотографий собственной шкурой рисковал.

    - Извините, мы не знали, - "ботан" начал давить на жалость, а "пацан" тут же перешел на более деловой тон:

    - Может, договоримся? Мы тут просто люди новые, всех завязок не знаем. А?

    - Вот такой подход мне больше нравится, - сразу подбодрил парня я, - А вы вообще сколько тут?

    - Да четыре месяца, - потупил глаза "ботан", - Жить то как-то надо, вот и ...

    - А вот с воровства начинать плохо, правильно, Степан?

    Батюра только молча кивнул головой, его грозный вид обычно действовал на людей умиротворяюще, я давно это приметил.

    - Ну, уберем мы ваши фотографии, еще предъявы есть? - пацанчик, позыркивал исподлобья и сдаваться явно не хотел. Далеко орел пойдет, если не уронят!

    - А дальше то, что делать будете, молодые люди? Тут вам не Земля, слишком резких быстро в землю укладывают.

    По моему тайному сигналу, Батюра угугнул, а "ботан" непроизвольно сглотнул. Они и, в самом деле, еще не все реалии нового мира осознали.

    - Сайт сами делали? - я открыл лэптоп, благо в кафе вай-фай присутствовал - А неплохо.

    - Это Митя ваяет, в этом он дока,    - "пацан" кивнул на соседа и тут же закрепил новое их положение, потенциальных деловых партнеров, - Он еще программирует сам.

    Мне его ответ понравился. Парень не менжуется, готов на сотрудничество, вменяемый короче человек.

    - Да? - я поднял глаза на Дмитрия, - Сам то откуда?

    - С Минска, - тихо протянул Дмитрий, - Предложили вот работу заграницей, а в итоге оказались здесь.

    - Кинули, суки! - добавил зло его компаньон, и, наткнувшись на мой вопросительный взгляд, сказал, - Я Олег, сам с Киева, продажник. Вот, попал за компанию.

    - Понятно, меня Мартин зовут, а это Батюра, и он уже уходит.

    Парни незаметно выдохнули, поняв, что сейчас начнется уже    чисто деловой разговор. Ну и правильно, мозги им немного вправили, а палку перегибать не стоит. Видно же, что не полные отморозки. Я заказал кофе и сладкое, чтобы у нас мозги лучше заработали.

    Через полчаса мы уже были в нашей студии. Дмитрий искренне обрадовался земляку, а я пока приглядывал за весьма    шустрым Олежкой. Судя по говору, вернее по его отсутствию, парень он был городской и образованный. Да, не удивляйтесь, в недалеком прошлом Киев был чисто русским городом, и говорили там относительно чисто.

    В разговоре же выяснилось, что дед и бабка у парня были университетскими преподавателями, да вот только сынок не пошел по их стезе, больше спортом интересовался и всяческими гоп-компаниями.

    - Слышь, Мартин, а тут вообще как с бандитами там, с крышей?

    - А никак.

    - Так это ... а Батюра твой кто?

    - Он человек служивый, просекаешь?

    - А, - Олег глубоко задумался, и может быть, даже проникся.

    Дело в том, что Украина от России вечно отстает, у нас вот бизнес давно менты или конторские крышуют, а у них еще расцвет девяностых.

    Ничего, ребята на поверку оказались вполне нормальными, только еще не опытными и беспечными. Олег в этой паре был кем-то вроде мозгового центра, выдавая на гору свежие идеи, а Митя очень неплохим программистом.

    Игорь сразу заявил, что они вдвоем смогут на наши СД в дополнение записывать всяческие полезные для люда драйверы и программы. Те же планы городов вывести в 3Дэ,    улучшить карту дорог, переложить различные утилиты на стандарты Новоземельского времени.

    Олег же хотел взяться за рекламу, он уже успел рассмотреть образцы нашей продукции и даже дал несколько дельных советов. Я подумал, подумал и взял парней к себе в фирму, только вот ее еще надо будет как-то оформить.

    А пока пусть Вяхревич из своей доли им платит, и процента с оборота. Что сверху заработают, пусть уж делят между собой. А весной посмотрим, что они тут совместно наваяли, может, и получится достаточную долю на интернет-рынке отжать. Надо будет только за Олежкой присматривать, больно пацан прыткий.

    Батюру нашел в «Биерхалле», вот любил парень пиво. Чтобы не выделяться, я также заказал себе кружку темного.

    - А где Паша то?

    - Так вчерась того ... погрузили, уехал он, короче в ПДД.

    - Вот как?

    - Груз пришел, отправка срочная, а кто Пашу будет отдельно дожидаться? И так по дождям пойдут, эх, намаются ребята в остатнем рейсе.

    - Такой важный груз?

    Степан ничего не ответил, работа у него такая, молчаливая. А я быстренько прикинул: у наших, как и у китайцев, свои ворота есть. Тогда зачем получается здесь ждать?

    Но с другой стороны, русские на Новой Земле давно обзавелись    хорошими партнерами, которые и раньше нам    помогали. Не зря же наши так быстро на предложение брандербуржцев откликнулись, друзья здесь всем нужны, а еще больше надежные союзники. Вполне возможно, что кто-то из подобных "друзей" и протащил сейчас для наших нечто очень важное, осталось только это важное доставить в ПДД. Я всех местных схем не знаю, но они точно есть.

    Вскоре к нам присоединились сослуживцы Батюры. У ПРА в Порто-Франко сейчас свое постоянное представительство имеется, люди то из Ворот идут, их встречать надо. В былые годы те, кто поздно сюда попадал, три дождливых месяца, бывало и горе мыкали. Дорогой тут все-таки городишко, не всегда и к делу примкнешь, а на пособие особо не разбежишься.

    Ведь народ сюда и с небогатой глубинки приезжает, или совсем нищей Средней Азии. Вот и организовали в представительстве общагу и недорогой хостел. Даже кормят в долг, если совсем все плохо. По мне так нормально: Русские своих не бросают. Не на словах, а на практике.

    Мы заказали еще по пиву, закуски под это дело и потекла неспешная беседа. Засиделся я аж за полночь, пил мало, больше слушал, ведь впереди месяцы тишины и покоя, так что можно пока расслабиться. Еще в самый разгар нашего небольшого застолья до моих ушей то и дело доносились пьяные выкрики с той стороны зала. И выкрики то были на чистом русском, без диалекта. Кто-то шумно отмечает приезд на Новую Землю? Наших вообще-то в Порто-Франко не так много, большая часть уже при деле.

    Уже спускаясь на улицу, я натолкнулся на широкоплечего парня в расстегнутой рубахе. Он грубо матюгнулся и сразу попер на меня:

    - Куда лезешь, уе..ще?

    - Ты осторожней на поворотах, парень.

    - Чего? - силач развернулся, и уже более нагло наехал, - Че, борзый что ли? Ничего не попутал, утырок?

    Понятно, привезли, значит, очередную партию бакланов.

    - Пацан, тут не принято так с незнакомыми людьми разговаривать. Так что не рамси не по чину.

    - А то что? - парниша вылупил пустые, хмельные глаза, привык, видать, по жизни вести себя, как гондон, а в пьяном виде это еще больше вылезает, - Ну чего, фраерок? Ты на это намекал?

    Он полез за пояс и вытащил большой черный пистолет.

    Дело начало принимать крайне неприятный оборот, пьяному, да еще такому придурку начать палить, как два пальца об асфальт. Поэтому, пока он возился с затвором, я сместился немного в сторону и с легкостью подхватил отвалившуюся от перил старую балясину.

    Удар был меток, спасибо урокам фехтования. Пацан взвыл от боли, а пистолет отлетел в сторону, затем еще один удар под колено и один по печени. По шее бить не буду, еще сломаю что. Дерево то, оно ломает кости только на раз, поэтому у ментов и дубинки резиновые.

    - Эй ты, х...о, тебе конец пришел! - раздалось неожиданно сверху, и из-за перил террасы свесилась чья-то широкая рожа, - Кинжал, там Качалу завалили!

    Послышались крики и матерная ругань, на пол полетела посуда, раздался женский визг. Все признаки пьяной драки, как говорится, на лицо. А я понял, что дело запахло жареным. Вот ведь мне придурки сегодня на пути попались! В руках сам собой оказался "Вальтер" с уже передернутым затвором и снятым предохранителем, такие упражнения в этом мире быстро доходят до полного автоматизма, а сам я отодвинулся со света на темную сторону улицы, бежать уже было поздно.

    Но перестрелки не случилось, выскочившие, было, на лестницу ухари тут же кубарем полетели вниз, а наверху замерла знакомая фигура. С Батюрой лучше было не шутить, первый же вскочивший с лестницы, худой и верткий паренек завершить свое крутое ногодрыжество так и не успел. Степан просто-напросто схватил его за ступню и поднял в воздух. Как Шварценеггер в фильме "Командо" несговорчивого бандита.

    Второй хулиган, скатившийся по лестнице, только начал приходить в себя. Я уже прикидывал, куда его лучше ударить балясиной, стрелять было не обязательно, и только сейчас заметил, что из спортивной сумки, которую он тащил, торчал ствол Калаша. А это есть очень не хорошо!

    - Не шути, парень, - Батюра стоял спокойно, пытаясь удержать дрыгающую ногами добычу.

    - Отпусти б..я, сука, я тебя на куски порежу, е..н    е...ий. Пацаны!

    Наверху, у перил уже скопился любопытствующий народ, наблюдая за весьма необычным шоу. Но шоу, к сожалению, сегодня    не маз гоу. Послышались скрипы автомобильных тормозов и грозные окрики полицейских. Пистолет я тут же спрятал обратно в поясную кобуру, а балясину кинул на песок. С полицией в Порто-Франко лучше не шутить.

    - Какие люди! - раздался над ухом знакомый голос. Е мое! Вот попал ...

    - Ты, братец, видимо очень любишь приключения, - Лука глумливо улыбался. Мы сидели в кабинете дежурной группы, и пили хороший кофе, сваренный бывшим хорватом по-турецки. Тех, слишком резких пацанчиков из ресторана упаковали достаточно быстро, свидетелей происшествия хватало, только эти полицейские в виде Луки заодно и меня с собой прихватили.

    - Издеваешься?

    - Все еще сердишься? Да те козлы мне сказали, что у них к тебе только пара несущественных вопросов!

    - Ну, вопросов была не пара, и ты прав, они козлы.

    Лука засмеялся и пододвинул мне упаковку сахарного печенья:

    - Да на них многие жалуются. Все никак не привыкнут, что здесь они почти никто. Американцы, чего с них взять...

    - Ладно, проехали, - решил я закрыть тему, - С этими то бакланами что?

    - С кем? - мы с Лукой общались на немецко-хорвато-русском, так понятней получалось.

    - Ну ... это такие пустые изнутри людишки. Человеческий шлак. Их душа так и не выросла вместе с телом, оставшись в зачаточном состоянии. Живут, в общем, как зверьки.

    - Зверьки ... - Лука неожиданно посерьезнел, - Я до отъезда сюда три года в полиции Штутгарта отработал, навидался подобных особей.

    - Беженцы?

    - Да всякие. И среди чистокровных немцев хватает пустоголовой молодежи. Им кроме своих гаджетов и сети ничего и не надо, только увеселения и наркота. Зачем живут, спрашиваются? Сбиваются в стаи, вот как ты сказал, зверьки и есть. А беженцы ...

    Они в большей своей массе совсем и не мусульмане. Я видел мусульман у нас в Боснии, это были честные люди, они много работали, соблюдали правоверность в поступках, а не бесконечных молитвах на публику. А эти беженцы обычные бездельники, как ты правильно заметил - пустые изнутри люди. Я даже не представляю, как можно их исправить?

    - А зачем тогда таких на Новую Землю притаскивать?

    - Хороший вопрос, - Лука потянулся к шкафчику и достал маленькую фляжку, - Сделаем кофе ирландским?

    Я ни разу не отказался, было довольно-таки поздно, и голова соображала плохо.

    - Еще не так давно здесь, - Лука показал на стены, - служили люди, которые видели начало этого мира. Сейчас какой у нас год?

    - Десятый месяц двадцать шестого.

    - А вот в году так шестом все было несколько иначе. Кругом еще вовсю царствовало дикое зверье и похожие на него люди. От отморозков тогда еще был хоть какой-то толк. Они первыми населяли пустующую местность, как-то ее обустраивали, привлекали новых поселенцев. Кто-то, вдохнув, наконец, настоящую жизнь полной грудью, неожиданно обретал душу и летел дальше. Остальные ... скажем так, прожили не очень долго или ушли на новые территории.

    - То есть они нужны, как удобрения?

    -    Можно и так сказать. Но кто-то из них получает новый шанс.

    - У этих вряд ли он будет, - пожал я плечами, - Что им, кстати, грозит?

    - Скорей всего стандартная десятка, никого еще не убили. Но опять же: противозаконное ношение оружия раз, угроза убийством два, скандал в общественном месте три. И проверяется информация на другие заявление. Утром прибудет следователь, говорящий по-русски, и тебя вызовет дать показания. Затем суд ...

    - Понятно, скорый и правый. Тогда пока, спасибо, что приютил.

    - Подожди, сейчас вызову ребят, тебя подкинуть до дома. А то опять приключения найдешь.

    Телефон зазвонил, как всегда не вовремя.

    - Мистер Нестеров, - в трубке послышался голос с явным прибалтийским акцентом, я такой очень хорошо помню еще с детства, по советским фильмам.

    - Я.

    - Это следователь Вайдотас, не смогли бы вы подойти к нам по вчерашнему делу.

    - У, фу, можно минут через сорок?

    - Полчаса вас устроит на сборы?

    Вот крендель! Но делать нечего, надо подниматься. Я выглянул в окно и вид на улице мне сильно не понравился, небо хмурилось, гулял резкий ветерок. На открытой террасе ресторана оказалось прохладно, и я юркнул в небольшой зал на первом этаже. За стойкой восседала все та же самая мулаточка. Она блеснула белыми зубами и спросила:

    - Вам, от головы?

    - Нет, дорогая. Можно чаю с лимоном и пирожок какой побыстрее.

    Чай, к моему огромному сожалению, был в пакетике, зато пирог порадовал. Что-то ромбовидное с запеченным яйцом посередине. Я глянул на меню, Саркис ввел в него недавно множество грузинских блюд. Так и есть - Хачапури по-аджарски. А что, очень даже вкусно!

    До полиции добрался на своих двоих, благо погода сегодня бодренькая, пройтись очень даже приятно. Опоздал, конечно, но приняли.

    Следаком оказался пожилой литовец, еще при Союзе похоже в органах начинал, но на беседу я его развести так и не смог. Типичный такой прибалт: важный и сухой, как осенний лист. Удалось узнать только, что на пацанов этих есть еще две заявы. Наследили, значит, придурки в Порто-Франко. Ну сейчас помыкают горе, после дождей работы на дорогах будет море! Сто раз еще пожалеют, что приехали сюда. Это вам не комфортные русские лагеря!

    На выходе из переговорной меня перехватил Лука.

    - Мартин, тут с тобой поговорить хотя.

    - Шо, опять? - шутку юмора мой знакомый не понял, только кивнул в сторону двери:

    - Зам начальника полиции просит. Таким людям не отказывают.

    Я вздохнул, но делать нечего, и в самом деле не откажешь, и открыл дверь в    кабинет. Кроме уже хорошо знакомого мне Била Пэкстона там находился сухопарый черноволосый человек.

    - Привет, Мартин, это Эйдан Гиллен, он у нас занимается бандами. У него к тебе пара вопросов. Сможешь помочь?

    - Ну ...

    Бил засмеялся и откинулся в кресле:

    - Не тушуйся, мы уже в курсе твоего скандала с двумя придурками из ССР.

    Гиллен окинул меня острым взглядом из-под кустистых бровей и сразу взял быка за рога:

    - Я слышал, что ты провел некоторое время в Нью-Рино?

    - Было такое.

    - Сможешь дать нам пару консультаций по их бандитским сообществам?

    Фразы этот парень строил правильные, в смысле так обычно говорят полицейские и прочие сотрудники спецслужб. Они даже не задумываются об этом, так уж привыкли разговаривать.

    - Я не занимался криминалом, если вы об этом.

    - Я в курсе, - Гиллен был невозмутим, - Меня интересуют конкретно две группировки - Капетильо и Деладье.

    Я задумался, и в свою очередь задал вопрос в лоб:

    - А вам они зачем?

    Пэкстон вздохнул и уже, было открыл рот, но Гиллен его остановил жестом.

    - Парень имеет право знать. Информацию ведь он получает не задаром? Так вот: по нашим данным эти банды замешаны в торговле людьми. Мы сейчас ведем собственное расследование, поэтому будем рады любым сведениям.

    Я бросил негодующий взгляд на Пэкстона, это ведь ему как-то проговорился, что ненавижу рабство в любых условиях! Я вообще по жизни могу многое простить, но вот когда людьми торгуют, как обычным скотом, лишая их элементарной свободы и обрекая на жизнь без будущего. И все это ради прихоти и жадности каких-то у...ов?    Меня и так полтора года назад сильно поразили новости, что по ту сторону Залива спокойно себе процветает работорговля и почти никто с этим не борется.

    - Были случаи уже здесь?

    - Скажем так, рядом. Я помогаю одному очень хорошему человеку.

    Я вздохнул, делать нечего, придется нарушить принципы, потому что другие их нарушили первыми.

    - Ну, кое-что я могу рассказать ....

    Фу, ну и поездочка нынче вышла! Пожалуй, с меня хватит, пора валить домой. Так, а где у меня сейчас этот дом? - я как-то крепко задумался и взялся за телефон.

    - Илья, привет! У тебя машина свободна? Ага. Ну пусть.

    Минут через десять рядом со мной тормознул китайский пикап, загруженный сзади пластиковыми табличками, а за рулем сидел Олег, который с Киева.

    - Садись, я сегодня на развозе.

    - Что-то клепаете уже?

    - Да так, по маленьку. Я пока больше занят будущими бизнес-проектами.

    - О! Какие мы слова умные знаем.

    Олег обидчиво покрылся румянцем:

    - Вообще то я колледж экономики и права закончил.

    - Это по старому техникум? - продолжал ерничать я, - Чего в институт не пошел, говорил же, что старики преподами?

    - Были, - помрачнел киевлянин, - Как наши получили незалежность, так и платить им нормально перестали, потом бабка и дед заболели ... перебивались консультациями. А у меня ведь еще две сестры младших и мама медик. Кто-то же должен был зарабатывать гроши?

    Я сразу прикусил язык. Вот ведь бывает, как все поворачивается!    Ничего то я о человеке не знаю, а его, значит, сама жизнь учить взялась.

    - А чего тогда дернул сюда?

    - Так не сюда, - Олег криво усмехнулся, - Мы сначала с Митьком в Прагу рванули, а там нам работу в теплых краях пообещали, а оно вот как оказалось.

    - Ну так тепло же!

    - Ага, аж жарко.

    Парень дальше ехал молча, только посматривал на дорогу, мы как раз подъезжали к промышленной зоне, пошли сплошные повороты и узкие проезды. Но я решил "допросить" молодца до конца, были вот на счет него далеко идущие идеи. Все-таки Игорек хоть и нормальный пацан, но далеко не орел, и фирму на него оставлять как-то стремно.

    - А сестренки теперь как?

    - С ними все нормально, я им тылы оставил, не отморозок же полный! Мне папашка мой, глаза бы мои его не видели, после смерти дом завещал под Киевом, в хорошем местечке. Вот они с мамой и стариками туда и переехали. Природа, огород, маме работу предложили. Врачам хоть ни фига и не платят, но в селе за рецепт или укол завсегда натурой дадут: яйца, молока, мясо.

    Ха, знакомая до боли картина, забег на выживание на территориях бывшего Союза ни на минуту не прекращался. Не жили хорошо, не фиг и начинать.

    - А дедову квартиру я с пацанами отремонтировал, все в лучшем виде. Она в хорошем районе расположена, зачетные деньги за нее платят.

    - Продаете?

    - Нет, в аренду, будет у моих постоянный доход. Поэтому и рванул сам за счастьем.

    Я глянул на этого временами резкого, как понос, и уже тертого жизнью, но не сдавшегося обстоятельствам паренька и хлопнул его по плечу.

    - Займешься делом, получишь свое счастье! Тут для таких, как ты, Земля Обетованная.

    - Ты серьезно?

    - Совершенно. Все пути открыты! Но сразу скажу - вкалывать придется не по-детски!

    Мы посетили еще пару мест, где Олег сдавал клиентам готовые таблички и листовки, а затем рванули уже по моим делам. У железнодорожной станции я посетил магазин автозапчастей, выписываемых под заказ, и забрал свой. Мы тут же перевезли коробки на саму станцию, где я сдал их в грузовой вагон.

    "Пэтрол" , считай, уже два года по земным меркам катается по Новоземельским дорогам, накопилось всяческих проблем. Заодно узнал расписание завтрашнего поезда на Нойехафен и купил билет в пассажирский вагон за наличные.

    - Уезжаешь?

    - Ага, женщина одна ждет. Да не смотри так, в Порто-Франко тоже полно дивчин.

    - Ага.

    Олег плутовски улыбнулся, и я засмеялся:

    - Ты никак на Марию внимание обратил? Колись!

    - Да ну ее. Так, на разок. Не моего полета птица.

    - О-па-на как! А ты разборчивый.

    - Куда сейчас то?

    - Прямо и налево. Надо одного человечка навестить.

    День в целом прошел в рабочих хлопотах. Олег высадил меня у административного здания, где размещалась местная налоговая служба. Да, вы не ослышались! И здесь надо платить налоги. Но расценки божеские, да и не все доходы у меня, честно говоря, идут через кассу.

    Есть конечно и здесь любители не платить. Но опять же, я вот тут реально вижу, куда уходят мои деньги. Город чистый, порядок худо-бедно поддерживается, полиция охраняет меня, а не саму власть, да и власть сама ко мне в дела почти не лезет. А что еще надо нормальному человеку? Так что берем флешку с декларацией и в окошко. Затем в банк, выкладывать денюжки во благо человечества!

    Вечер закончился у Майка в редакции. Собралось еще несколько человек, журналисты, ребята с местного телевидения, просто хорошие знакомые. Они пили пиво, а я ром. Прикупил сегодня в оптовом несколько бутылок Доминиканского Barcelo. Сидели, общались, обменивались новостями.

    Наверное, в этот момент было трудно найти сообщество людей по эту сторону Залива, обладающим большим массивом информации, чем те, кто находился сейчас в небольшой комнатке в Порто-Франко. Властям, частным компаниям и их службам безопасности, а также всевозможных разведкам почему-то кажется, что именно они обладают самой важной валютой в мире - информацией. Но это далеко не так.

    Любой Гуру журналистики, вращающийся в этой сфере не один год, даст им большую фору.    Наверное именно поэтому все разведки мира используют именно журналистику, как самую успешную ширму, или нанимают бывших журналистов на работу, а также добывают более девяноста процентов материала в "открытом доступе".

    Умение выжать информацию из любого пустяка, умение анализировать ее мельчайшие крохи, это дано далеко не каждому.

    Вот скажем, это именно мне обычный работяга расскажет больше, чем любому следователю. Это мне опер "с земли" расскажет то, что никогда не упомянет в отчете начальству. Это мне браток из ОПГ выложит по пьяни столько, что ему самому хватит на нехилый срок. А все почему? А потому что я не побегу к ментам, в прокуратуру, к высокому начальству, я знаю правила этой игры.

    Хотя суки есть и в нашей профессии, уж очень она продажна. Ну так по шапке и почет. Все ж отлично понимают, что таких крыс "убирают" банально из-за бабла, а не из-за "стремления открыть правду".

    А всевозможное начальство, как в органах, так и корпорациях, до во множестве других Больших кабинетах будет черпать материал из вот этих самых вылизанных и выхолощенных отчетов снизу, из докладных, состряпанных оскопленными пошлой карьерой референтами, то есть не иметь ни малейшего представления, что же творится в мире на самом деле.

    В военном деле есть такой термин "туман войны", и мы единственные "прожектора" в этой тьме. Не станет нас - мир будет намного тусклее.

    Ко мне передвинулся долговязый парень с удлиненной, типично британской мордой лица, похож на одного персонажа из известного сериала. Его правая нога была замотана бинтами по колено.

    - Что-то случилось? - указал я на ногу.

    - Радужная гадюка, - поморщился он.

    - Наш Спенсер не любит носить высокие ботинки, - пояснил со смешком Майк.

    - Да, я всю жизнь хожу в кроссовках и туфлях , - ответил, улыбаясь, Спенсер, а акцент у него и в самом деле британский. Британец протянул руку, - Я Спенсер, давно хотел пересечься с тобой. Ты ведь работал с Ричардсом?

    - Да, было дело.

    - А на следующий год как?

    - Скорей всего да.

    - Ему не нужен второй оператор? У меня есть паренек на примете. Пропадет здесь, на тухлом местном ТВ.

    - Там временами реально опасно.

    - Ну и он не робкого десятка.

    - Ладно, попробую продвинуть.

    Мы переговорили с ним еще на профессиональные темы. Сам Спенсер работал монтажером, поэтому от меня авансом сразу получил работу. В подобных тусовках как раз и завязывались многие будущие проекты, ну или наоборот, закрывались. Как уж пошли дела. Мир то новый - непредсказуемый.

    На этом же вечере я договорился с ребятами из небольшого издательства на правку и редактирование моей будущей книги. Майкл только задумчиво покачал головой и что-то буркнул про мое "разбрасывание". Но что поделать, такой уж я "широкий", в натуре, человек!

    Уже к концу вечера ко мне подсел важный господин в полосатой рубашке и галстуке. Известные лейблы, видимо, должны были произвести на меня некое впечатление, но я их, как водится, проигнорил.

    - Я Бернард Буршье, - протянул он пухловатую руку. Хорошо поставленный голос и внешний лоск заставил мой чуть захмелевший взгляд обратить не него внимание. Породистый лоб, бульдожья, как у Черчилля физиономия. И где-то я слышал эту фамилию, но сразу не вспомню, - Скажите, Мартин, вы же сейчас на Рейне обитаете, общаетесь с немцами. Каковы, на ваш взгляд, их успехи на промышленном поприще? До нас доходит весьма противоречивая информация.

    Я тут же признал в "бульдожке" популярного финансового аналитика, который ведет на ТВ передачу о деловых новостях, и в голове сами собой всплыли кое-какие смутные слухи, ходившие о нем.

    - А что немцы? Немцы свой импортный капитал вкладывают крепко и по делу. Считайте: в Нойехафене у них металлопереработка, большое судостроение, свой флот, речной и морской, сам порт последняя цивилизованная аванбаза к северу, он же заодно важнейший логистический хаб.

    На самом Рейне массово развиваются небольшие предприятия под конечный продукт, а также товарное сельское хозяйство. Немцы всегда крепко стояли на земле, а их финансы были тесно связаны с промышленностью. Они умеют делать качественные товары в достаточном количестве. Сто лет назад именно сие обстоятельство не давало покоя одной очень жадной Империи, нажившей свое состояние на крови и лжи.

    Народ притих, намек то был вполне прозрачен, а здесь находились весьма образованные люди, знакомые с историей. Буршье пошел краской, но от меня не отстал:

    - Но вы же признаете, что главная движущая сила мира экономики это все-таки капитал? Финансы есть кровь экономики!

    - Я бы так не сказал, мой дорогой визави. Кровь хороша в меру и настоящая, а не суррогат. А нынешние банкиры так и норовят подсунуть нам дутые, пустые бумаги. Это не есть честный бизнес.

    - Однако ...

    - А что не так, дорогой Бернард? Ваша достопочтенная Британия воровала всегда и везде, где только могла. Король Филипп с его сокровищами, отнятыми у Тамплиеров, просто отдыхает! Ваши каперы грабили испанское золото, затем вы разбили на море голландцев и переманили европейские денежные кланы к себе, со всеми их "старыми деньгами". Вы начисто ограбили Ирландию, продавали сотни тысяч белых рабов в Вест-Индию, не гнушались и черной работорговлей, затем подсадили на опиум половину Китая. Ваши компании всегда искали наибольшую выгоду, не гнушались и прямым грабежом, как в Индии. Сверхэксплуатация собственного рабочего класса, работные дома, "овцы съели людей", мне продолжить список? Да и сейчас вся ваша репутация строится на прямой лжи.

    Бульдожья физиономия Буршье стала багровой, видать никогда в своей жизни по нему и его стране так не "проезжались". Он все порывался что-то мне ответить, но видимо не находил аргументов. Такие люди совершенно не умеют дискутировать, они привыкли быть винтиком пропаганды, в их мозгах одни штампы. В итоге он только сумел прошипеть:

    - Это самая настоящая большевистская пропаганда. Это немыслимо и возмутительно!

    - У нас свободный мир, чувак. Отдыхай!

    Наглый прихвостень британских финансистов спешно ретировался. А вот не хрен! "Тут вам не тут". Народ иронически прослушал мой горячий спич, а сам Майк в конце даже хлопнул меня по плечу. Типа, ну ты и выдал!

    Я же почувствовал, что очень хочу спать, мое пребывание Порто-Франко прошло очень насыщенно. Я наскоро попрощался и вызвал такси, чтобы уехать к Саркису. Завтра домой!

    Поезд отходил в восемь утра. Скорость движения поездов на планете еще была далека от европейского уровня, так что весь пут до Нойехафена займет около девяти часов. До вокзала меня провожала большая и шумная компания. Игорь с Олесей и Марией, Митек    с Олегом. Приехал на велосипеде и Майк с какой-то женщиной.

    На маленькой платформе не было привычной для земных вокзалов суеты. Весь поезд    - это несколько грузовых вагонов, два пассажирских и задний "конвойный", ощетинившийся во все стороны стволами пулеметов. С моря подул достаточно    свежий ветерок, все запахивались в ветровки и выглядели нахохленными. Трудно после периода длинного знойного "лета" привыкать обратно к холодам и сырости.

    Я отвел в сторону свою новую команду:

    - Ну, что, парни, начинайте дело по-серьезному. Фронт работ я вам обрисовал. Закончите с моими материалами, готовьте заготовки для сайтов и ищите заказчиков. А ты, - я повернулся к Олегу, - не только пиво пей, но деловые предложения на будущее готовь. Я приеду весной на очень короткое время, раскачиваться будет некогда. Подготовите дельные вещи, найду под них финансы.

    Олег молча кивнул головой,    ничего, парень он толковый, это место как раз для него. Игорюха волокет    в дизайне, Митек мастер по железу и софту. Команда вроде как неплохая вырисовывается. Так что кусок Синета будет наш по-любасу, нечего зубами щелкать, когда мимо такой кусок проплывает.

    Подошел долговязый Майк:

    - Удачи тебе на личном фронте, - это он так меня типа подколол?

    - Не учи отца е..ся

    - Знакомая поговорка, - улыбнулся он в усы, а затем посерьезнел, - Зря ты вчера с этим Буршье схлестнулся. Это не тот человек, который забывает свои обиды.

    - Да и я не пальцем деланный.

    - Понимаю, но за ним серьезные люди.

    - Банк Содружества?

    Майк кивнул головой. Ага, вот и вспомнил, где я про него слышал. Этот хмырь обеспечивает юридической и консультационной крышей всевозможные грязные операции филиалов этого, созданного английскими капиталами, банка. Финансовая аналитика это только ширма. Ну дык и на Старой Земле было то же самое. Все эти консультационные и венчурные фонды и фирмы созданы только для того, чтобы тебя поумнее облапошить.

    - Слушай, Майк. А почему мы вообще должны опасаться всех этих напыщенных индюков? Ты никогда не думал об этом? Мы, люди, крепко стоящие на своей земле, у нас много друзей и товарищей. Мы честно зарабатываем на свой хлеб! Почему все эти прощелыги, притащившие из-за ленточки старые понятия, навязывают их нам снова?

    - Хм, ты очень интересный человек, Мартин. Но пока за этими дельцами сила.

    - Да ну? - теперь удивлялся уже я, - Да их сломать легче легкого.

    - Это как это? - бывалый журналист пребывал в искреннем недоумении. Он очень хороший человек, Майк, пофиг, что американец. На таких вот мужиках Земля держится.

    - Где их главный офис и улицы с виллами? Кажется в Портсмуте? - я приблизил губы к его ушам, - Смести его к чертовой матери вместе со всеми его чертовыми обитателями. Другим будет наука.

    Майк промолчал, но по всему видно , что мое предложение не вызвало у него отторжения. Перековался американец в новом и более жестоком мире.

    Дали сигнал к отправке, и тут меня удивили уже девчата. Олеся и Мария на прощание прижались ко мне, да так крепко, что я остро прочувствовал все весьма упругие выпуклости их телес. Одежда то на них была современная, тонкая! А Олеся напоследок еще выдала:

    - Ребеночка вам крепкого, и не одного, чтобы семья была!

    Так, в некой прострации я и ввалился в наполовину свободный салон и плюхнулся в кресло.

    Сны о чем-то большем

    Под мерный стук вагонных колес обычно хорошо дремлется, или думается. А меня все преследовали последние слова, брошенные украинской девчонкой. Это для них, еще молодых и сильных жизнью, дети смысл всего сущего. Для меня же, еще одна зарубка в этой, Новой жизни. Я ведь чуть случайно не стал попечителем маленького человечка. Есть на Новой Земле одна хорошая традиция.

    Эта та самая история, когда я встрял во вторую для себя серьезную перестрелку на Новой Земле. Есть люди и "поудачливее", они с самого начала начинают палить налево и направо, но такие приключения как-то не в моем духе. Глупо это, просто так подставлять собственную башку, даже ради большого бабла. Кстати, из-за бабла это втройне глупо. Верить, что ты поднимешься на убийстве бандитов и преступников - большая глупость.

    Убийство себе подобного тяжелейший грех во всех человеческих цивилизациях, и карма за него тебя все-равно рано или поздно настигнет. Вспомним хотя бы легендарного Илью Муромца, к старости ушедшего от мира в монастырь, или инока Пересвета, героя Куликова поля, в прошлом профессионального ратника, и принявшего последнее тяжкое послушание во братие своя. Они то четко осознавали, что вырвать человека из Нижнего мира, это значит нарушить достаточно жесткую заповедь, данную сверху.

    Но гордыня людская и его безмерное стяжательство выше его же хлипких моральных устоев. Слаб человек, и умные люди всех времен и народов это отлично понимали.

    Мы со съемочной группой Клифа Ричардса к седьмому месяцу местного года как раз переехали из Техаса на самый север того, что здесь называли Италией. И если у Залива и в самом деле находились вполне цивилизованные городки, напоминающие Средиземноморские, то ближе к Милану попадались только редкие хутора и Вилладжио, по ихнему городки, которые по мне так даже на наш русский поселок не тянули.

    Ричардс хотел успеть до самого солнцепека изучить плоскогорье, расположенное вдоль трассы, идущей с Техаса к Заливу. Местное население уже вытеснило серьезное зверье к горам, и мы работали налегке.

    Арендованный в Наполи джип на базе ХАМВИ и наш добрый "Ram".

    Наша группа в хорошем темпе отсняла искомый материал на холмах, густо поросших "кактусовым" лесом, мы даже обнаружили пару неизвестных науке животных и много разновидностей колючих кустарников, а затем передвинулась южнее, поближе к людям. Темно-зеленые низины в этой местности уже были прорезаны сетью полевых дорог и нам частенько попадались на пути фермы-форты с неизменными вертушками для насосов, и прикольными на вид совершенно круглыми полями, которым эти самые насосы обеспечивали поливом.

    Без него местная пшеница росла только первые два месяца после дождей. Но зато с поливом, говорят, можно снимать по четыре урожая за сезон. А что еще надо бедному крестьянину? Загоны с птицей были опутаны колючкой, той, что у нас в армии называли "егоза", над хозпостройками в обязательном порядке выстроены вышки: для обзора или отстрела хищников. Приспособились, в общем, фермеры к новому миру.

    Этим утром мы должны были передвинуться к вилладжио Петрицци, получить припасы и топливо. За рулем неизменно восседал Джон Каведо, рядом с ним расположился Крюгер, я же притулился на заднем сидении. ХАМВИ даром, что машина широкая, но места в ней для людей немного, посередине салона идет широченный трансмиссионный тоннель. В тусклые бронированные стекла видимость также невысока, поэтому я, пока мы ехали, скучал с планшетом. Неожиданно Крюгер поднял руку, а Каведо начал тормозить. Питер у нас известен своим необычайным чутьем.

    - В чем проблема? - тут же отозвалась рация, Ричардс сегодня спешил.

    Крюгер ничего не ответил, но вышел наружу, сразу же направившись к кустам на правой обочине. Ну делать нечего, Джон за рулем, значит, я прикрываю. Запахиваю на липучки разгрузку, АК-103-й передвигаю поудобнее, патрон и так всегда в патроннике. Контролирую левую обочину, поросшую низким кустарником, руки готовы в любой момент приложить приклад к плечу и передвинуть флажок сектора на автоматический огонь. Такие вот тут возникают привычки. Ощущения прямой опасности не ощущаю и понемногу оглядываюсь по сторонам.

    И в самом деле, есть тут нечто странное. У меня создалось впечатление, что на песчаной обочине дорожного полотна поработали самым настоящим веником. Из кустов вышел озабоченный Крюгер и вызвал Клифа к себе. Мы вчетвером обошли кусты кругом, углубились в жесткую траву и вскоре заметили явственные следы волочения. Метрах в тридцати от дороги обнаружился неглубокий овраг, их в этой местности достаточно. На его дне застряла небольшая машина, а сверху лежали два тела. Мужское и женское.

    Кто-то явно поспешил припрятать следы преступления. Мы тут же насторожились и начали оглядываться пристальней. И вот тут Крюгер показал себя отличнейшим следопытом, он ловко нырнул в кусты по ту сторону оврага и через минуту вытащил на свет упирающегося и хныкающего ребенка.    Я подошел к малышу и присел, чтобы его рассмотреть внимательней, и одновременно не пугать его своим ростом. Приходилось часто снимать на халтурах малышей, лучше находится с ними на одном уровне: глаза в глаза.

    - Рагаццо, но пьянчере! -неожиданно всплыли у меня в памяти итальянские слова, а затем добавил по-испански, - Все в порядке, парень. Мы хорошие люди. Все будет хорошо.

    Темноволосый курчавый мальчуган, а это все-таки был мальчик лет пяти, взглянул на меня, а затем и подошел, уткнувшись в плечо. Я даже немного растерялся, а затем машинально погладил мальчика по голове. Бедный малыш! Он видел ужасное и был сам готов к свирепой смерти, на запах крови вскоре бы подошло много злобных хищников. Ему еще повезло, что сейчас не ночь.

    Мы вынесли паренька к машинам, оттерли с лица грязь, напоили водой, дали в руки сладкий энергетический батончик и попытались, используя разные языки и скудные познания в итальянском, расспросить. Убитые люди к нашей скорби оказались его родителями, обычными фермерами. Для более подробного допроса у нас уже не хватало запаса слов. А у меня на сердце широко разлилась горечь. Ничто и никто не может заменить ребенку в этом возрасте родителей, доброту и ласку матери, суровую гордость и крепкое плечо отца. Такая трагедия ломает судьбу человека навсегда.

    Ричардс по рации тут же вызвал карабинеров, а мне приказал все внимательно зафиксировать. Сопровождать меня к убитым вызвался Крюгер. Он продолжал хмуриться, видимо что-то его гложило, но на вопросы отвечать не хотел.

    Я быстро обнаружил проникающие раны, полученные через стекло кузова. А добили людей подло - в затылки, уже здесь, в овраге. Мальчуган, видать, сообразил выбежать из расстреливаемой машины, или его выкинули на ходу родители, поэтому и остался жить.

    - Стреляли уже по остановившейся машине, - наконец прервал молчание Крюгер, - Пойдем на дорогу.

    Он долго бродил взад перед, разрывал песок, копался на обочине, а затем, нахмуренный о чем-то шептался с Ричардсом. Мне все это дело показалось чрезвычайно подозрительным.

    Полиция появилась через полчаса, из этой самой Петрицци. Карабинеры на мой взгляд были слишком суетливыми и шумными. Они бестолково расспрашивали нас о том, что мы видеть не могли, затем, ничего толком не исследовав, забрали тела убитых и приказали ехать за ними следом. Мальчуган, к моему удивлению, расстаться со мной не захотел, так и ехал рядом, держа меня за руку.

    Ричардс быстрехонько пресек своим авторитетом попытку местного начальства наехать на нас и задержать на несколько дней до выяснения, трупы фермеров увезли в местную больничку, даже не осмотрев внимательно.

    А Крюгер ругался, когда после нескольких попыток переговорить с местными, к нему подошли два толстых карабинера и в грубой форме приказали не лезть не в свое дело, он даже чуть в драку с ними не полез.    Вообще, странное такое расследование двойного убийства на дороге.

    Народ стоял вокруг машины с убитыми и так странно на нас смотрел. Женщины плакали в платочки, мужчины хмурились, но молчали. Одна из женщин попыталась забрать у меня Давиде, именно так звали мальчугана. Но тот неожиданно уперся и заплакал, стараясь не отрывать от меня свои очень цепкие ручонки.

    В этот момент я заметил на себе чей-то пронизывающий взгляд, и увидел за спинами людей худого дочерна загорелого мужчину в стильном костюме. Его вид несколько выбивался из ряда по-крестьянски одетых сельчан, да и смотрел он именно на мальчика. Меня в этот момент охватили нехорошие предчувствия.

    - Надо влить отсюда, - произнес Крюгер, встав рядом со мной, - Пойдем, закинем тюки в пикап.

    Как только наша команда заправила машины, мы тут же рванули вперед, в сторону Милана. Каведо и Крюгер держали оружие рядом с собой, я также вертел головой, попутно снаряжая патронами дополнительные магазины. Тревога, казалось бы, разлитая в воздухе, передалась всем. Вообще, об этих местах ходили странные слухи.

    Но пока мы попали только на большое стадо винторогих антилоп, переходивших низину, по которой шла дорога. Крюгер перестал хмуриться и даже подстрелил отставшего малолетка:

    - Все-равно сожрут.

    Закинули тело бедной антилопы в "Ram" и двинулись дальше. Ночевали на полузаброшенном хуторе. Ричардс не стал заворачивать на ближайший постоялый двор Локанду, и распорядился нести вахту парами.

    Мы пожарили на углях свежее антилопье мясо, запив все это дело местным кисловатым вином. Я шел в первую смену и заварил себе чаю покрепче. Давиде, оказывается, никогда еще не пил настоящий черный чай и был удивлен неизвестным для него напитком. Ему очень понравился чай с двумя ложками сахара и лимоном. Цитрусы неплохо росли вдоль побережья Залива.

    - Похоже ты попал, парень, - дежуривший со мной Крюгер посмеивался.

    - А что такое?

    - Ты разве не знаешь о старинном обычае Новой Земли? - в свою очередь удивился Питер, - Тот, кто нашел несовершеннолетнего ребенка, обязан его усыновить. Да не смотри так, я совсем не шучу.

    А мне и было не до шуток. Мальчуган мне очень понравился, да и он ко мне тянулся, но вот мой образ жизни как-то совсем не вязался с понятием отцовства. Своя то дочка уже почти взрослая и мы мало общались в последние годы. С ее мамой как-то не задались отношения, а затем они вообще переехали в Канаду.

    В таком странном расположении духа меня и застало утро. Наша небольшая компания решали выехать в путь затемно. Выпив по чашке кофе и закусив вчерашним мясом с хлебцами, мы вырулили на дорогу. Но как мы ни торопились, но от судьбы сбежать так и не смогли.

    Нас опять выручила невероятная чуйка Крюгера и обычное житейское везение. Первым на небольшую возвышенность поднялся наш ХАМВИ и по его лобовому стеклу    тут же застучали пули. Стекло сразу пошло трещинами, но выдержало, а Крюгер отчаянно заорал: - Налево заворачивай!

    Орать было не обязательно, опытный в таких делах Каведо уже дернул тяжелый вездеход в сторону, заваливая его в неглубокую канаву. Теперь пули били в бронированные двери с правой стороны. Машина еще не остановилась полностью, как мы все начали выскакивать наружу. Я схватил АК-103-й и Давиде под мышку и вывалился на дно канавы. Вот и снова под обстрелом, только в этот раз умение соображать, не смотря на стрельбу, осталось со мной.

    И я успел заметить, что Крюгер уже смылся куда-то вперед, стреляя одиночными в густую и высокую траву на правой стороне дороги, сразу после подъема она делал небольшой крюк. Очень удобное место для засады. Каведо был рядом и возился с большой сумкой, факи вылетали из него, как из коровы дерьмо. Я повернулся к мальчугану, тот был явно испуган, но, как настоящий деревенский мальчишка воспитан в строгости - не бился в истерике и не орал благим матом.

    - Сиди здесь, тихо. Хорошо? - я приложил палец к губам и показал вниз. Давиде понятливо кивнул головой, только темные глазенки сверкнули, а я накинул на него сверху запасной Карьер-плит, это такой броник с разгрузкой одновременно.

    Ну и хорошо, что сам голову не потерял, Калаш с предохранителя уже снят, подсумки на РПС открыты. Бросил взгляд на бывшего морпеха, у того в руках уже оказалась увесистая на вид машинка. Я ее тут же признал, видел сначала на старых видеоиграх-стрелялках, а потом уже вживую здесь. Minimi, так вроде называют этот пулемет под патрон 5,56×45 Натовского образца. Хорошая вещь на короткие дистанции.

    - Прикрывай! - коротко скомандовал Каведо и рванул вперед вдоль дороги, оттуда слышались беспокоящие неизвестного врага одиночные выстрелы Крюгера. Оставшиеся позади нас, на дороге наши товарищи также открыли стрельбу, и это как-то успокаивало. Зачинщики засады не учли, что у нас имеется бронированная машина, и попадание прямо в лобовое стекло не принесет им желаемого эффекта.

    Я подумал и нырнул справа от переднего колеса, его толстый диск хоть какая-то защита. А справа, потому что не хочу словить горячую гильзу, выкинутую экстрактором в эту сторону, и отскочившую обратно мне на щеку. Что, к слову, совершенно не учитывают всяческие страйкболисты. Такс, огонь на автоматическую, приклад держим крепче, прижимаем автомат к колесу для упора, аккуратно жмем на спусковую скобу.    "Двадцать один, двадцать один"    - так нас прапор учил стрелять в учебке, чтобы по два-три патрона в очереди вылетало. И сразу вниз!

    Так и есть! Тут же забарабанило в ответ, бегу к заднему колесу, повторяю упражнение. Теперь огонь в мою сторону стал активней, значит, сделал все правильно, отвлек неизвестного врага на себя.    Затем я выставил наружу Калашников и добил магазин, не глядя, скатился вниз, подмигнул высунувшему голову мальчонке и поменял магазин на новый, сдвоенный.

    - Врешь! Не возьмешь!

    Давиде сильно испуганным, кстати, не выглядел. Оружие все-таки мужчинам придает некой уверенности, как ни крути. Куда хуже сидеть прямо посреди здешней саванны с голой жопой. Со стороны нашего пикапа послышались частые хлопки одиночными, беспокоящий огонь. Я снова нырнул к переднему колесу и, чтобы этим говнюкам жизнь медом не казалась, выпустил пару коротких очередей.

    - Еще, суки, вам маслят!

    Неожиданно откуда то спереди раздался даже, можно сказать, не просто звук длинных очередей, а заработала целая швейная машинка. А ведь времени то всего прошли не больше двух минут, выцепил, значит морпех с Крюгером месторасположение засады и накрывают с флангов. Я сразу подскочил к колесу и на секунду выглянул, стрельбы в мою сторону не последовало. Заняты супостаты оказались. Собственным выживанием.

    Под раздачу лучше зря не лезть,    я расположился под машиной со всеми удобствами и приготовился. Каведо патронов не жалел, ибо у него на пулемете стояла баночка на двести. Спереди, в траве замутнело пятно, и я тут же туда выстрелил, затем добавил еще.. Мне даже показалось, что кто-то там громко ухнул и послышался звук падения.

    А в метрах в тридцати от меня дико закричали, затем звук захлебнулся. Минуту через две послышался громогласный голос Ричардса: - "Нот файер!" Только сейчас я понял, что в горячке боя забыл подключить гарнитуру связи.

    Послышались шаги:

    - Мартин, это мы, не стреляй!

    Ричардс пружинистым шагом приблизился к ХАМВИ, пригибаясь как можно ниже, за ним следом подбежал Смит, держащий свой АК наготове.

    - Ты как?

    - Ол Райт, пацан здесь, - кивнул я вниз.

    - О Кей, стой здесь со Смитом, - Клиф буркнул что-то в гарнитуру и посеменил дальше в кусты.

    - Если есть, кто живой, выходите, или будете убиты!

    Так было повторено на испанском, немецком и ломаном французском.

    - Дела, - Крюгер все не выходил из озабоченного состояния, бросая взгляды на весьма хмурого Ричардса. Смит выволок очередное тело, и, отдуваясь, пил воду. А задуматься, в общем-то, было о чем. Двое из четырех убитых засадников были одеты в форму карабинеров.

    - Дело явно пахнет керосином, - бухнул я на русском, а затем пришлось всем переводить. Русская поговорка народу понравилась, как раз по нашу душу.

    - Мартин прав, нам надо смазывать керосином пятки, - из кустов вышел Каведо и тяжело присел на переднее сиденье внедорожнике. Сам ХАМВИ свою аренду оправдал с честью, был на ходу, пострадали только колеса с правой стороны, благо как раз два запасных в наличии и имелись. А эти расстрелянные в хлам можно было смело выбрасывать.

    - Бежать мы никуда не будем, - видимо Ричардс принял решение и пошел к мощной рации, стоявшей на "Ram".

    - У босса везде связи, - развел руками Крюгер, а бывший морпех начал укладывать в банку новую ленту на двести патронов. Запасливый оказался парень.

    Ну, а я обратил внимание на малыша, тихо сидевшего рядом и схомячившим уже вторую шоколадку подряд из моих запасов. Затем этот понятливый и спокойный мальчуган помогал мне набивать заново магазины и доставать из дальнего ящика гранаты. Все-таки мы лоханулись, оказались не во всеоружии. Спасибо хоть Каведо, не его бы Миними...

    А дальше все закрутилось со скоростью штормового ветра. Через сорок минут на двух патрульных машинах нарисовались мрачные карабинеры. Состоялся короткий разговор на весьма повышенных тонах. Разгоряченные полицейские злобно посматривали в сторону Каведо, державшего свой увесистый пулемет на виду и поставив его сошки прямо на капот джипа. Да и остальные наши встали грамотно, прикрывая друг друга.

    Я снова спрятал мальчика внизу, нервно сжимая Калаш в руках, в боковом карману разгрузки наготове была граната с вкрученным запалом. Свои действия мы успели обговорить заранее. Неизвестно чем бы это все закончилось, все-таки мы были на чужой территории, если бы сверху прямо на дорогу не сели два вертолета и оттуда не выпрыгнули более серьезные ребята.

    Их главный только что не дал в морду старшему из карабинеров, а затем как-то незаметно местная полиция оказалась разоружена и положена мордой на землю.

    К вечеру мы подкатили к небольшой деревушке Гальято, откуда была семья Давиде. Слаженная команда спецуры оказалась бойцами из Миланского центра борьбы с организованной преступностью. Они прошерстили всю ближайшие деревни, увезли с собой на допрос мэра и его помощника, а также несколько мутных на вид личностей.

    Как тихонько прокомментировал Крюгер, эта местность населена выходцами из Калабрии, где до сих пор сильна Ндрангета, одна из разновидностей итальянской мафии. Чем южнее провинции, тем сильнее традиции, пусть и такого рода. И, значит, эти мафиози и на Новую Землю принесли свои порядки.

    Жителей деревни собрали на небольшой мощеной площади, где молодой лейтенант из Центра держал горячую речь.

    Стоявший рядом с нами его боец тезисно переводил на английский:

    - Пора перестать боятся этих упырей, ведь вы им ничего не должны. У нас достаточно сил, чтобы справится со всеми бандитами. Покупайте оружие и создавайте отряды самообороны. Вам за защиту своих семей ничего не будет. А этих, - лейтенант показал рукой в сторону связанных карабинеров, священника и того самого дочерна загорелого типа из Петрицци, - завтра ждет суд и повешение. Церемониться мы ни с кем не будем!

    И мне показалось, что речь молодого офицера произвела впечатление на односельчан. Во всяком случае группа молодежи, стоящая с боку, потом что-то долго горячо обсуждала, а может и не горячо, просто темперамент у них такой. Они же все-таки южане!

    К моему облегчению или разочарованию Давиде забрала какая-то шумная женщина, вроде как его родственница. Он узнал ее, заплакал, но мою руку отпускать не спешил. Ко мне подошел пузатый мужик и начал что-то горячо втолковывать, и я сам передал малыша его двоюродной тетке.    Даже не знаю, что я тогда почувствовал, но какая-то тяжесть на сердце все-таки осталась.    Я защищал и оберегал, как мог этого маленького, попадшего в беду малыша, и именно тогда снова ощутил в себе Человека.

    Прав был тот, кто называл себя Спасителем - только отдавая и помогая, мы ощущаем себя людьми и движемся вверх. Прибирая же все к себе, действуя во имя эгоизма и себялюбия, мы опускаемся ниже, впадая в состояние скотства.

    Не знаю, может и получится как-нибудь навестить этого милого мальчугана, узнать, как он живет. Все-таки традиции великая вещь, в этой деревушке его не бросят на произвол судьбы, помогут вырасти, стать сильным мужчиной.

    Ксюха, кстати, мне досталось именно оттуда. Оказывается, одного из карабинеров завалил именно я. Как уж оказался у него советского производства автомат неизвестно. Да там много чего было для нас непонятного. Ричардс постарался быстрее уехать в Форт-Линкольн, у него был заказ на исследование здешнего побережья.

    Так, размышляя и вспоминая,    я незаметно для себя задремал. Проснулся уже тогда, когда объявили, что мы подъезжаем к Нойехафену, восемь часов езды прошли незаметно. Благо на Новой Земле сутки длинные, сейчас только чуть за полдень.

    У грузовой станции меня уже ждали. Военной окраски пикап принял все мои коробки и сумки, а молчаливый парень, сотрудник Охраны Порта довез меня до небольшого причала.

    - Как отдохнул?

    Хеннинг Эноксен точно мог блистать на обложках гламурного журнала, особенно, когда улыбался.

    - Нормально, - мы крепко поручкались и начали заносить мой багаж в странного вида аппарат. Я не сразу догадался, что это катер на воздушной подушке. Да и в самом деле, на чем еще в это время года идти по Рейну, вернее над Рейном?

    Внутри оказалось тесновато, кроме меня и водителя на простых лавках сидели еще восемь человек. Как объяснил Эноксен, они позавчера пригнали почти все катера на сезонный ремонт. Все передвижение по реке в дождливый будет возможно вот только на таких судах на воздушной подушке. Транспорт дорогой, но востребованный. Имеется только в службах спасения больших городов, типа Франфуркта и у военных. Да и надо учитывать, что большая часть подобных служб, например пожарные, состоит в основном из добровольцев.

    Система простая - ты как резидент муниципального поселения обязан обществу столько то часов общественной работы в год; или можешь на постоянной основе состоять в какой-либо экстренной службе, даже водители на Скорых здесь чаще подменные; или помогать следить за общественными дорогами или зданиями. Есть еще и авральные работы, например весной, когда после проливных дождей много времени отнимает восстановление дорог и канализации.

    Мужчины призывного возраста в дополнение к этому состоят в местной милиции - Ландсвере. Зато не надо платить огромные налоги и содержать массу чиновников. Здесь мы вернулись в античные времена Эллады и республиканского Рима. Каждый гражданин обязан защищать собственный дом сам.

    Катер на воздушной подушке отчалил, и под аккомпанемент нарастающего дождя двинул в сторону верховья. В окна открывался вид на уже незнакомый мне Рейн. С бурунами высоких волн, хмурой, серого цвета водой, с мутными сквозь забрызганные стекла берегами. Но все-равно у меня на душе было солнечное настроение, я ведь ехал домой, к своей женщине, своей работе, к новым знакомствам, к следующему витку моей жизни. А если есть куда ехать, то и на сердце спокойней.

    Коммуникатор    Глава четвертая - Ничто не вечно

    Дождливая пора.

    2 месяц 27 года Новоземельского исчисления, город Цоссен.

    - Мартьин! - донеслось со второго этажа. Вот немчура любимая, спецом ведь мое имя портит. Я то знаю, что она правильным русским выговором неплохо владеет. Но делать нечего - назвался чистильщиком - полезай на улицу. Я еще раз выглянул в маленькое окошко и вздохнул. На улице по новоземельским меркам дождливого периода было вполне сносно. Небольшой такой ветерок и редкая морось, идеальная погода для работы снаружи. Так что вилы в зу... руки и вперед с песней!

    Дом Вебер, как и многие в Прирейнье сделан двухэтажным. Наверху расположены жилые комнаты; у нас это огромная студия, совмещающая кухонный уголок, спальню и гостиную в одном флаконе; только санузел отделен перегородкой. А внизу обычно находятся хозяйственные, складские или даже производственные помещения.

    Вот и в этом доме, на первом этаже небольшая мастерская Кристины, бойлерная и что-то вроде чулана-кладовки, откуда я и выбрался на улицу. Снизу у меня надето что-то вроде рыбацких прорезиненных штанов, совмещенных с сапогами, сверху плащ, поверх его "малая разгрузка", сбоку свисает верный и надежный для такой погоды АКСУ. "Зима" здесь это разгул не только стихии, но местной вельми кровожадной фауны, так что без оружия из дома лучше не выходить.

    А по нашему проезду вовсю гулял ветер и ... соседский пес. Большая лохматая собака критично оценила, слегка склонив голову, мой внешний вид, фыркнула и убежала дальше по своим делам. Ну и ладненько, мне и лучше, если этот песик спокойно здесь бегает, значит, чужеродного безобразия по улице также не наблюдается.

    Я подхватил инструмент, напоминающий длинный штырь с металлической пикой на конце, второй "штык" на палке был загнут внутрь, чтобы мусор подхватывать. Ведь в нормальных Новоземельских поселках всегда уделяется должное внимание всевозможным водостокам, климат обязывает. Вот и вокруг нашего в Вебер дома обустроены зацементированные желоба и деревянные водостоки, вот только время от времени их требуется очищать от нанесенной непогодой грязи.

    Усердно шелудя инструментом по придорожному стоку, не забываю сканировать глазами окрестности. Наконец весь накопившийся мусор сгребен в кучу, и настало время обычным вилам. Да, вы не ослышались, трехрогие крестьянские вилы, которыми так удобно подцеплять, как скошенную для скотины растительность, так и груду нанесенных в желоб веток, листвы и травы. Заодно это очень удобное и приемистое холодное оружие. Острые зубья проткнут кого угодно, если понадобится, конечно. Оружие, так сказать, пролетарского крестьянства!

    После большого шторма уборки бывает намного больше и тогда работающего обычно кто-то прикрывает с оружием, но сегодня у нас в проезде относительная чистота. Утробно прогудела проходившая мимо машина, и я обернулся. Так и есть: патрульный Гелик с довольной рожей Руди Шнайдера, выглядывающего из открытой кабины. Радуется, небось,    до сих пор, что позавчера у меня в карты выиграл.

    Внедорожник, не торопясь, прошуровал прямо по проезду и свернул на центральную аллею. В дождливый период вооруженный патруль объезжает Цоссен постоянно и с особой тщательностью. В прирейнские города то и дело норовят сунуть свой нос всевозможные местные зверюшки, не обходится к сожалению и без несчастных случаев. Так что еще раз озираемся, киваем головой выглянувшему из калитки соседу и убираем инструменты нафих.

    Я положил руки на быстро набирающую тепло трубу отопления. Как же все-таки хорошо находится в это время года в помещении! В лицо не сыплется холодящая кожу морось, не задувает под одежду ветер, не бегут мурашки по телу, предчувствуя неведомую опасность. Обычная для Новой Земли жара кажется уже несбыточной мечтой после двух месяцев почти постоянных дождей.

    Людям приходится использовать всевозможные обогреватели, камины или печи, да и самим наряжаться в толстовязанные свитера и теплые носки. Вот и сейчас я раскочегарил бойлер, чтобы согреть мастерскую для Кристины, у нее появился какой-то срочный заказ. Ветер упорно загоняет солярный выхлоп обратно, поэтому я выхожу из "машинного" закутка, и двигаюсь к лестнице. Пока в доме есть электричество, и мне стоит ударно поработать.

    Местная "зима" вообще явление не самое приятное. Из-за непогоды чаще сидишь дома, и к этому сидению добавляются всевозможные бытовые неудобства. Необходимо заранее запастись большим количеством провизии и топлива. Энергосистема местного сообщества развита слабо, электролинии часто прерываются погодными катаклизмами, аварийные службы работают по мере своих слабеньких сил.

    Немцам Прирейнья еще повезло, их питают гидростанции, построенные предприимчивыми французами. Ну а благодаря промышленному немецкому анклаву на том берегу Рейна, созданному вокруг Штутгарта, легкое подобие ЛЭП проведено и дальше.

    Пока проблемы больше с гарантированной передачей этого самого электричества. Сети высокого напряжения с основательно построенными линиями, железобетонными опорами дело не самого ближайшего будущего. Хотя кто знает ...

    У тех же Конфедератов обычное дело - практически темные по вечерам города и хутора. Электричество там идет только от мобильных частных электрогенераторов. И так дело обстоит в большей части новосозданных "государств" северного берега Залива. Энергетикой в глобальном плане пока озаботились только русские в ПРА, что-то более-менее путное создано в Порто-Франко и у американцев в здешних Штатах.

    Евросоюз так здесь только называется, общих экономических проектов в нем практически нет. Появляются новые городки с громкими названиями, а по факту обычные зачуханные деревни. Особенно насмешили меня "шпротники" со своими новоявленными Палангами, хотя и прочие недогосударства из Старой Европы ничем не лучше.

    Честно говоря, я вообще не вижу у них здесь никакого будущего. Появятся крупные "Игроки" и схарчят эту мелочь, не подавятся. Так уже многие проекты излишне толерантного Ордена провалились. Хотя скорей всего дело тут в финансах, если быть точнее, выжимки денег с той, заленточной стороны. Под Палангу или какой-нибудь Плоешти могут дать только леща. Откуда бабло у банкротов и подсадных уток?

    Вся компьютерная техника исправно работала, и я, пользуясь благоприятным моментом, начал верстать заготовки для страниц энциклопедии. Ни разу не мастер-верстальщик, но кое-что в этой сфере умею. Новым партнерам все-равно будет приятней получить почти готовые плашки для набора, переформатировать это дело все проще, чем заново создавать. Осталось только единообразно обрезать заготовленные заранее фотографии и расставить их по страницам.

    Делаем подписи, аккуратно подводим к направляющим, перепроверяем. Уф, едрен корень! Готово! Я уже потирал радостно в предвкушении руки. За не самую пыльную работенку получится срубить почти двухлетнюю новоземельскую зарплату обычного работяги в Демидовске. Хотя с другой стороны - я ради этих снимков и полученных знаний частенько самой башкой рисковал. Что ни говори, а риск в этом новом мире неплохо    оплачивается!

    В кухонном уголке сыто урчала кофемашина, снизу доносилось тарахтение швейной машинки. А мои размышления о бренном, то бишь о будущей прибыли, прерывает телефонный звонок. Без обычного телефона зимой никуда, сотовая связь работает через день. В дополнение к ним на прикроватной тумбочке стоит угловатая коробка рации, снятая на зиму с одной из машин.

    - У телефона, - бурчу недовольно в трубку.

    - Хэлло, не забыл, что завтра у тебя по графику Дневной патруль.

    - С вами забудешь, - усмехаюсь я, - Фредерик, пироги будут?

    - Куда без них, Марта уже у печи.

    - Яволь, до встречи камераден.

    Еще в самом начале местной зимы Фредерик Холльштайн, местный шериф, заявил мне, что раз я начинаю жить в Цоссене на постоянной основе, то должен записаться в местное ополчение "Ландвер". Тут стоит упомянуть, что не местные частенько путают вполне профессиональные подразделения легкой пехоты, типа русских егерей, которые прикрывают немецкие земли на северном берегу Рейна, с обычным нерегулярным ополчением. Название то одно, а суть разная. Вояки из обычных бюргеров, понятно, не самые лучшие, но для стандартного патрулирования или помощи чрезвычайным службам вполне сгодятся.

    Поэтому раз в пять дней я поднимаю по утрам собственную, обленившуюся в корягу задницу и сажусь в немецкий джип «Сервал», чтобы потом весь день кататься по улицам и предместьям нашего славного городишки.

    Еще одна группа патрульных сидит в это время в офисе полицайпрезидента, работая на срочные вызова или заменяя нас, пока мы пьем кофе или обедаем. В проливной дождь мы натягиваем поверху внедорожника тент и силимся разглядеть на улицах хоть какое-то движение. Даже местное зверье морды в ливень старается наружу не высовывать, дожидаясь очередного "окна" в погоде. В Прирейнье климат все-таки отличается от того, который южнее у самого Залива, вторая половина дождливого сезона проходит здесь намного спокойней.

    И вот сейчас я трясусь в дорогостоящей переделке "Гелендвагена", подставляя лицо свежему, "весеннему" ветерку и весело треплясь с остальными членами патруля. Мы все одеты в одинаковый камуфляж, который член Ландвера обязан выкупить у города за свои кровные. В оружии наоборот, каждый волен выбирать свое, главное, чтобы оно было исправно.

    Поэтому я восседаю на высоком кресле с верным РПК и заряженной в него баночкой, еще одна ждет своего часа в боковом подсумке, а четыре длинных рожка нашли себе место на "зимней" разгрузке, которую я предусмотрительно закупил в здешнем Китае. Остальным ландверовцам она, кстати, весьма понравилась. Подгоняется легко под фигуру в теплой одежде, можно менять под себя расположение подсумков и карманов, и движений совершенно не стесняет.

    - Мартин, когда же все-таки свадьба? - Удо Диркшнайер, рослый детина типично "эсесовского" облика старается меня подколоть.

    - А тебе зачем?

    - Да хотелось бы увидеть смешение немецких и русских обычаев.

    - Боюсь, что Цоссен этого не выдержит.

    Все в машине заливисто хохочут. Я как-то в караулке показал своей панцергруппе "В4" старые записи, снятые еще в ту пору, когда я подрабатывал на наших свадьбах. Немцы оказались весьма впечатлены русским размахом и нашей бесшабашностью. Ну, еще бы, я то оставил в клипе нарезку самых цимесов, вроде диковатых обычаев выкупа в задрипанном донельзя подъезде, разухабистых конкурсов на банкете. У нас ведь подвыпившие гости на банкете частенько устраивают такое, что и в иной комедии никогда не сыщешь. Нашли там место и кражи невесты, и даже пара драк на экране промелькнула... У немцев обычно на свадьбах все ужасно скучно и зарегламентированно.

    От веселых мыслей меня внезапно отвлекло нечто серое, мелькнувшее впереди, в конце улицы.

    - Пауль! Гони до поворота на Эрихштрассе!

    Нашему водителю Паулю Кемпу повторять второй раз не надо, машина тут же ускорилась, остальные патрульные замолкли и схватились за оружие, закрутив резво головами и силясь что-нибудь разглядеть в надвигающихся сумерках. Я же был точно уверен, что мне не померещилось:

    - Вон он, хвост виден!

    Что-то весьма немаленькое только что нырнуло в проулок, успев махнуть на прощание весьма шерстистым хвостиком. Народ задергал затворами, лица под касками серьезные, мы с Удо в момент скинули тент и встали в кабине в полный рост. Диркшнайер уверенно держит в руках короткий и навороченный всевозможными приблудами штурмовой карабин, по виду сильно смахивающий на М-4. Он служил срочную в первом батальоне Ландвера, тот как раз такими и вооружен. А я для верности обхватил рукой полукругом дугу безопасности, положив свой РПК поверх ее.

    Пауль прямо на скорости входит в поворот, достаточно четко вписавшись в узкий проулок. Вот здесь то нас эта неведомая тварь и подловила. Что-то очень тяжелое сильно бьет в правый бок автомобиля, начисто сминая переднюю пассажирскую дверь. Сидящий там спереди Франц Ридель испуганно орет, Удо чуть сам не вылетел за борт, а мне надо время, чтобы перехватить пулемет.

    Спасает положение Пауль, человек пожилой и серьезный, служивший еще в ННА. Он выхватывает из нагрудной кобуры свой пистолет и стреляет прямо в морду неведомой твари, пытающейся просунуть голову в раздолбанную напрочь дверь. Зверюга отчаянно визжит, но натиск не ослабляет. Местные хищники все как на подбор обладают достаточно толстым черепом.

    И тут я, наконец, сдвигаюсь к борту, опускаю РПК ниже и полосую зверя прямо по туловищу. Длинная очередь разбрасывает около машины ошметки мяса и костей, фонтанчики брызнувшей крови заплескивают все вокруг, в том числе попадают и мне на лицо. От неожиданности я даже отпрянул и прекратил стрелять, иначе бы выпустил всю банку. Неведомый хищник уже обмяк, но высадившийся из Гелика Удо расстреливает в него целый магазин, целясь в основание черепа, затем сам отступает и ошарашено оглядывается.

    Картина маслом: "Мы не ждали!".

    Пауль так застыл с пистолетом; прижавшись к нему вплотную, пытается унять дыхание Ридель, я как-то заторможено наблюдаю, как парит раскаленный ствол моего пулемета. Оживляет эту немую сцену требовательный окрик,    раздавшийся из рации:

    - Доннерветер, майн Готт, что там у вас за стрельба? Панцергруппа В4, что у вас там происходит? В4 Базе, ответьте!

    Ну а дальше и рассказывать то нечего. Мы дожидаемся подмоги, затем вытаскиваем зверюгу из двери и раскладываем прямо на асфальте. Я, пользуясь моментом, фиксирую все это дело на цифровую мыльницу, затем остаюсь с Удо охранять место нападения.

    Вокруг нас понемногу собирается народ, постреляли то мы знатно, как будто стадо конфедератских бизонов останавливали. Один из местных узнает в сером чудище рейнского волка. Ну, на волка он не очень то похож, но таковы уж люди: увидели сероватую шкуру и тут же обозвали зверюгу именем знакомого всем земного хищника.

    На самом деле эта тварь больше смахивает на земную гиену: высокие передние ноги, спина с горбинкой, голова, как и у большинства местных хищников чуть сплюснута, от этого получается очень широкая и весьма зубастая пасть. Такой зверь всю руку с плечом оторвет и даже не подавится. Вовремя же я эту тварь заметил!

    Уже в караулке получаю от камераден поздравления и стакан Егерской настойки. Заслужил! Затем был пирог от Марты и еще несколько стопок крепкой, но вельми понеже приятной настоечки. Народ обсуждал, откуда эта волчара к нам приперлась, ведь волки водятся по ту сторону Рейна. Неужели они умеют плавать?

    Осматриваю мой РПК, раздумывая, не спалил ли я ствол. Удо, разгорячившись, заявляет, что готов меня взять в разведвзвод Первого батальона, за что, конечно, Данке, но ну его нафих. Франца мы отпустили домой сразу же, похоже, нервы у него сдали, не всем Новая Земля с ее безумными приключениями полезна для здоровья.

    Уже поздно вечером мою нетрезвую тушку сдают в цепкие руки Кристины, которая тут же направляет меня в душ, откуда я бегом бегу в постельку. После выброса адреналина почему-то всегда дико хочется секса. Вот и прям, верно - любовь всегда со смертью рядом ходит.

    На следующий день к нам, в Полицайуправу заявляется целая делегация из Франкфурта. Среди них молодой очкарик, местный специалист по флоре и фауне. Мы достаточно быстро, после опрокинутой бутылочки "Егерки", нашли с ним общий язык. Оказывается, Вальтер Бенсеман уже лет пять по мере своих сил изучает живность Прирейнья. Он то и определил сразу, что подстрелили мы не самого рейнского волка, а его подвид, живущий западней - Волк Овражный. Любит эта тварь нападать как раз из засад, даже страшно подумать, что она могла натворить в городе.

    Уже у нас, в доме я показываю местному знатоку свои приключения в компании с Клифом Ричардсом и делаю ему предложение, от которого трудно отказаться. Даже в дождливый сезон связь между городами Новой Земли не прекращается и можно послать сжатое цифровое сообщение.

    И вот по последнему ответу от Ричардса стало ясно, что он все больше склоняется к весенней поездке по Рейну. Место то совсем не избитое, и мало описанное! Осталось только уломать телевизионных продюсеров. Вальтер закатывает глаза и соглашается. От таких подарков судьбы не отказываются!

    По этой причине к моменту прихода Вебер с ее подругой Мартой мы оба уже тепленькие. Слава те хоспади семейная сцена на сегодни отменяется, Марта проявила живой интерес к неженатому, то есть совершенно свободному ботанику Бенсеману. И вскоре мы сидим уже вчетвером, с закусью, приличной выпивкой и неспешными разговорами. Бедро Марты на диванчике приближается к Вальтеру все ближе и ближе, а, судя по его ошалелым глазкам, наша соседка с каждым стопарем становится все краше и краше.

    Хотя не сказал бы, что она дурна по немецким меркам. Разве что по мне излишне полновата, но это уже кому как. Многие ведь полные женщины в постели чистый ураган! Так что удачи тебе Вальтер, пока Маарточка!

    Рот Фронт

    Чуткий утренний сон прерывает трель звонка. Спросонья не сразу попадаю рукой в трубку, получаю в спину весьма чувствительный тык от Кристины, но, наконец, слышу в трубке очень знакомый голос.

    - Соня, ты еще в постели? Есть разговор.

    - Где?

    - Как всегда. Колбаски уже жарятся, кофе варится. Ферштейн, едрен батон?

    Откуда этот датский спецназовец таких слов и понабрался? Но делать нечего, назвался гру ... заговорщиком, иди на явку.

    - Милая, буду не скоро.

    Чмокаю спящую блондинку в ушко, бегу в санузел, слышу вдогон доброе утреннее:

    - О ферфлюхте швайне собакирен!

    Привычная форма одежды: резиновые сапоги, дождевая накидка - типа плащ-палатки, поверх зимняя разгрузка, спереди поудобней пристроена родная "Ксюха", затвор заранее передернут и патрон загнан в патронник. Чей-то после той встречи с овражьей "собачкой" мне на улице постоянно серые хвосты мерещатся.

    Ресторан встретил меня уютным теплом и аппетитными запахами. Его хозяин был человеком предусмотрительным, озаботился, чтобы в дождливый период вместо открытой веранды получился большой и закрытый от непогоды зал, а в углу он установил самый настоящий камин. Вот рядом с ним меня и ждала весьма представительная делегация. Первым сгреб в охапку здоровый, как мамонт Эноксен, затем и Холльштайн руку протянул, тут же представив остальных:

    - Это Отто Херц, он представитель деловых кругов Дюссельдорфа и Штутгарта, - кивнул шериф в сторону худощавого человека, который и в простом вязаном джемпере смотрелся, как лощеный бизнесмен высшего разряда, - И познакомьтесь, наконец, с главой нашей Франфурктской секции Эрихом Риббеком.

    Пожилой, но еще достаточно крепкий мужчина протянул руку, а его ладонь оказалась неожиданно большой и сильной, глаза за палевыми стеклами очков оценивающе меня сканировали.

    - Много наслышан о вас, херр Нестероф.

    - Надеюсь только хорошее? - я никак не ожидал встречи с самим боссом "заговорщиков" и был несколько обескуражен.

    - Да всякое, - Эрих беззлобно засмеялся и показал на свободную скамью.

    В нашем центровом ресторане обстановка больше напоминала деревенскую: тяжелые деревянные столы и скамьи, глиняная посуда, даже пивные кружки с традиционными крышечками присутствовали, - Ваши недавние проделки в Порто-Франко обрастают все новыми подробностями.

    - Это, какие же именно?

    - Например, ночные похождения по местным клубам и перестановка торговых ларьков. Честно признаться, я и сам в молодости любил почудачить, и по этому поводу не раз имел взыскания ... А вот ваше столкновение с агентами ССР вызывает некоторые вопросы.

    - Интересно какие? - по моей спине паучком пробежал мерзкий холодок. Что еще знает этот бывший штази?

    - Но, может, сначала поедим? - вовремя подсуетился Эноксен. Он уже несколько минут с некоторой тоской разглядывал только что зажаренные колбаски и картофель по-деревенски, с салом и луком. Вот никак не пойму, как датчанин, служивший, в общем-то, в войсках НАТО, оказался в этой теплой компании бывших комми?

    - Отто об этом лучше расскажет. Он представляет в нашей секции интересы немецкого финансово-промышленного комплекса.

    Время уже близилось к обеду, но разговор на самом деле только начинался. Сразу после сытного завтрака Риббек с Холльштайном изрядно меня попытали, задав уйму каверзных вопросов, казалось бы, и не относившихся к нашему делу.

    Как ни странно, но и знавший меня лично полицайпрезидент оказался весьма удивлен моими обширными знакомствами, коими я обзавелся за время своих путешествий по просторам и весям Новой Земли. А что поделать - парень то я общительный и в меру веселый. Ну, так кто ж в том и этом мире зануд то любит?

    Мне вообще показалось, что Риббек хотел составить представление, какой объем информации я могу представить им в будущем. Составление новоземельского справочника зачастую приводило меня к совершенно неожиданным знакомствам, а рекомендации от Ордена открывали многие двери. И постепенно объем полученной информации стремительно нарастает, как ком при постройке снеговика.

    Цепляешь новых людей, те знакомят тебя со своими знакомцами и так далее. И в целом то население на этой планете еще не перешло за ту грань, в которой "все друг друга знают". Иной шериф мог тебе навскидку назвать полсотни фамилий известных ему лично бандитов и проходимцев    в зоне своей ответственности. А сколько еще имен имелось в его потертой записной книжке? И мог ли он отказать улыбчивому парню с запиской от коллеги из соседнего городка?

    Так потихоньку, полегоньку    и наполнялись мои "закрома", через год я уже мог совершать некий информационный обмен, взаимовыгодный обеим сторонам. Не зря ведь меня наша разведка так долго обхаживала, на Новой Земле у них острая нехватка кадров. Ведь чисто военные люди редко умеют работать деликатно, в печенках у них вредные привычки вбиты. То же самое касается бывших работников наших любимых органов.

    Это в здешней Москве и Одессе они еще что-то могут, а за границей оных совершенно теряются или совершают кучу ошибок. Помню у Конфедератов я одному такому хмырю, бывшему следаку физиономию слегка подправил, а местный шериф мне только спасибо сказал. Надо было видеть лицо этого придурка, когда его и в полисдепартамнте по матери послали. Это вам не тут, могут и у дороги закопать.

    Вот как раз по причине моей ершистости у нас с нашей разведслужбой дорожки как-то не сошлись. Вот и сейчас на некоторые слишком каверзные вопросы бывший штази был послан куда подальше, хоть и в мягкой манере. Дружба дружбой, но жвачки у нас пока врозь. Я все-таки не только ваш человек. Местный глава "заговорщиков" мой отказ воспринял совершенно спокойно, и это правильно, берега надо знать.

    И вот пришел черед задать этим людям собственные вопросы, некоторые из которых привели нашего бедного шерифа в полное смятение. Он краснел, пыхтел, бросал на своего босса искоса возмущенные взгляды, но молчал.    А что поделать? Я ж, не побоюсь этого слова, нынче человек общенемецкого масштаба. И, бляха муха, скромностью никогда не страдал, ха-ха.

    - Вы правильно уловили суть проблемы, господин Нестеров, - Херц мою фамилию выговаривает совершенно правильно, видимо общение с русскими ему не впервой, - В первую очередь нам интересно будущее именно Рейнской области. Остальные немцы расселены по Евросоюзу слишком хаотично и часть из них тяготеет к Ордену, они слишком мелочны и лишены амбициозности.

    - А Нойехафен?

    - Думаете, они бы обошлись без нашей помощи? Представляете уровень капиталовложений хотя бы в их судоверфи?

    - Вы там рулите?

    - Там много и совместных проектов, - уклончиво ответил финансист, неспешно помешивая кофе в чашке. Я похожих на него представителей банковского сектора и на той Земле навидался. Люди жесткие, даже временами жестокие, кроме цифр и графиков ничего перед собой не видят, живут в своем, закрытом от посторонних мирке. Именно из этих кругов и выходят те, кто на самом деле обладает властью, ну или они таких взращивают сами.

    Понятно теперь почему комми наступили себе на горло и сотрудничают с заленточными финансовыми воротилами. В отличие от англосаксов немцы любят вкладываться в нечто реальное, что можно осязать и пощупать. И чтобы при всем это присутствовал орднунг. На этом стояла и, будет стоять Земля Тевтонская! Так ведь переводится их Дойчланд?

    - Ну а здесь и сейчас для большей эффективности вам потребуется более тесное объединение муниципалитетов Рейнской Саксонии?

    - Вы все правильно поняли, как и ваши русские друзья.

    - Ну, наши, скорей всего, ждали некоего конкретного предложения. Я же просто оказался на нужном месте и в нужное время.

    - Это и есть ваш дар, молодой человек, - вмешался в разговор Риббек, - Я не зря задавал вам некоторые, на первый взгляд странные вопросы.

    - Составляли мой психологический портрет?

    - Не без этого.

    - Есть несколько амбициозных проектов, в которых наши русские друзья просто необходимы, - финансист отставил в сторону чашечку с кофе и взглянул мне прямо в глаза, то есть показал, что сейчас начнется самое главное. Хочешь узнать людей, изучай их жесты и общую моторику, эти господа частенько очень важные дела перетирают вот в таких ресторациях, спокойно, без лишних ушей, - Важнейший из них - постройка крупного нефтеперерабатывающего завода на правом берегу Рейна, в районе промзоне Нойехафена.

    - А экологи вас не съедят, ставить загрязняющее производство прямо у моря?

    - А лучше его построить выше по течению? - Херц смотрел холодно, но учтиво, - Риск, конечно же, имеется, но завод будет самый современный. Поверьте мне на слово. Часть оборудования уже завезена из-за Ворот, часть заказана на местном производстве.

    - Вам требуются долгосрочные контракты на поставку сырой нефти?

    - Совершенно верно. Но ... не все так просто. Наши верные "партнеры" и "союзники", - финансист сделал ожидаемую паузу, - должны получить, скажем, так, несколько иные сведения.

    - Понял. Часть поставок пройдет как бы из других мест, что должно соответственно отразиться на официальных контрактах и судовых документах.

    - Они и будут из других, просто объемом несколько меньше. Не обязательно нашим "партнерам" знать все.

    Я покивал головой, обмозговывая последствия подобного сотрудничества. Немцы этим НПЗ себе разом обеспечивают полную независимость в энергетике, да еще могут и продавать нефтепродукты по всему Евросоюзу и в Китай. Знаменитое немецкое качество само по себе станет отличной рекламой. Хороший ход, господа "заговорщики"!

    - Со своей стороны мы обещаем постоянные заказы для русской тяжелой промышленности, в том числе и по поставкам вооружения.

    Холльштайн деловито нагнулся вперед:

    - У военного командования есть мысль полностью перейти на русское вооружение, тем более что оно себя на НЗ отлично зарекомендовало.

    А вот это неожиданная новость, я был даже несколько обескуражен. Немчура достаточно трепетно относится к оружию бундеспроизводства. Никак здесь глобалполитика уже в открытую вмешивается в реальность.

    - Плюс ко всему этому: наши банки открывают массовые линии для кредитования небольших стартапов.

    - Это как у нашего мэра, по производству бытовой техники? - проявил я догадку.

    - Вы совершенно правы. Здесь нет и еще долго не будет больших городов и огромных производств. Будущее Новой Земли как раз за такими мелкосерийными, но в тоже время современными предприятиями. Они смогут занять достаточно большое количество людей и позволят потребителю получить надежную и достаточно недорогую технику. Пока, как вы знаете, обычному мелкому бизнесмену получить кредит в известном и надежном банке очень проблематично.

    Я только усмехнулся про себя. Так и есть. Те же англичане скорей дадут деньги наркобарыге, чем обычному фермеру, или провернут очередную махинацию в сфере недвижимости. Это только на первый взгляд кажется, что их финансисты и Орден душки, только заботятся о переселенцах и их процветании. На самом деле те еще пауки кровососы, активно пользуются разницей в развитии северного и южного берегов Залива.

    Больше чем уверен, что и такое постыдное на НЗ явление, как рабство возникло при их прямом участии. Если это приносит бабло, то оно будет существовать. А прикрывать свои грязные делишки мишурной завесой для наивных, дело обычное для англосаксов.

    - Еще что-то?

    - После весеннего половодья начинается постройка автобана от Нойехафена в сторону Орлеана. Дело это очень затратное, но в итоге даст землям Прирейнья неплохой экономический эффект.

    Я только удивленно покачал головой. На Новой Земле подобная стройка займет не менее десятка лет, а может и больше. Ну а затем у Северной трассы, вернее у тех, кто ее обслуживает, начнутся тяжелые времена.

    Однако у немчуры конкретные замахи, и наверняка они под это дело из-за Ворот огромные финансы вливают. Это что же такое они пообещали заленточным покровителям?    Хотя если вспомнить их прошлое, то германцы постоянно грезили чем-то глобальным, чем, кстати, весьма похожи на русских.

    - Теперь вы понимаете, что моим работодателям для осуществления подобных проектов нужны некие гарантии.

    - Хм, а почему вы задаете этот вопрос мне? Я же сам не решаю задачи такого масштаба.

    - Мне интересно мнение профессионального консультанта. Судя по полученной мною информации, вы как раз он и есть.

    И видно ведь по глазам, что это совсем не лесть, и ожидая от меня честного ответа, они знают, что я ставлю на кон. Нет, бабы для мужика все-таки глобальное зло! И никуда ведь без них ... Я тяжко вздыхаю и начинаю отвечать осторожно, взвешивая каждое слово.

    Еще бы, именно от этих людей зависит, начнется ли на Новой Земле глобальное экономическое противостояние. Доселе финансами на этой планете рулили как раз англосаксы, даже в    Нью-Рино. Очень подозреваю, что и сам Орден в доле со всеми крупными мафиозными группировками этого бандитского городка. Ну, или, во всяком случае, орденские высокопоставленные чинуши. Мир ведь не меняется просто от переселения людей на другую планету?

    - Я думаю, что подобные контракты вполне реальны. Но ... считаю, что ваше ускоренное объединение вокруг Саксонии преждевременным.

    За столом сразу зашушукались, смотрят на меня исподлобья, но пока молчат.

    - Я не смысле объединения вообще. Пусть оно существует по факту, а с юридическим наполнением стоит пока и повременить. Слишком быстрое сближение между ПРА и объединенной Саксонией спровоцирует раскол в Евросоюзе, что насторожит слишком многих.

    Немцам и русским и в прошлом не давали сильно сближаться, стравливая между собой в войнах. Вы ведь сейчас свободны в своих действиях? Здесь над вами не довлеет Бундестаг и канцлер, а представительство Ордена в Прирейнье, насколько я понимаю, сильно ограничено.

    - Это верно, - кивнул согласно головой бывший штази, - и мы сделаем все, чтобы оно и дальше свелось к минимуму. Надоели их постоянно сующие куда не надо нос ищейки.

    - Им это явно не понравится, херр Риббек.

    - После потери десятка полевых агентов задумаются. Для вашего сведения: в нашей организации железный орднунг, все будет сделано чисто.

    За столом стало тихо, босс "заговорщиков" был по-немецки прямолинеен. А я же невольно поежился, жесткие ребята эти бывшие штази. Хотя, может, здесь так и надо? Силу может сломить только другая сила, только лучше организованная. Что разномастный, разбитый на фракции Орден против железного немецко-русского кулака?

    Эх, вечно меня заносит в самые передряги! Но деваться некуда, раз я связал свою судьбу с немкой, а зов крови обязывает помогать и нашим, то дело, в общем-то, решенное. Придется судьбы местного человечества взваливать и на собственные плечи. Не в первой!

    Тяжело в ученье

    - Мартин, задницу убери! Твойю мать! Куда стреляешь, лошара!

    Вот морда датская, выучил наши матерные выражения и теперь использует их везде. Скоро и вся местная немчура их наизусть будет знать! Оказывается, Эноксен приехал к нам не только по делу комми "заговорщиков", но и помочь Ландверу Цоссена набрать нужную форму.

    Поэтому все резервисты нашего городка и его окрестностей второй день месят грязь на некоем подобии муниципального стрельбища. Хотя, если честно признаться, подобные сборища нам только на пользу. Хоть уберем из экипажей муниципальных патрулей бесполезных для дела людей. Тот случай с волком стал для нас достаточно показательным. Сработали мы так себе, просто повезло.

    - Группа панцер С4 на позицию! Айн, цвай! Шнеллер, факинг бастардс!

    Мы с Полем устало, снимаем каски, упражняемся в полной выкладке, и вытираем с лица пот. Удо ехидно на нас посматривает и с довольным видом стукает по плечу нового члена панцергруппы В4, молодого совсем паренька Тиля Бирхоффа. Ему только семнадцать и он может пока служить только в резервистах.

    Риделя же убрали в комендантский взвод, нервы и возраст, для серьезного дела он уже не годится. Общество Новой Земли жестче, как и сама планета, не всем получается здесь широко развернуться. Но, судя по Тилю, прожившему в Цоссене уже пять новоземельских лет, молодежь растет более крепкая и привычная к лишениям.

    - Как ты? - спрашиваю Тиля. Тот довольно лыбится:

    - Тренер в школе нас и больше гоняет.

    - Ты сейчас главное к нам привыкай, работать в команде, - наставляет юнца Диркшнайер, - Поль вон, и задницу лишний раз не поднимет, а этот уничтожитель диких волков, - Удо кивает на меня, - чуть что, свой машиненган в ход пускает. Не всегда, правда, в цель попадает, приходится потом за всех работу заканчивать.

    - Кто бы говорил, - принимаю я эстафету зубоскальства, - Это я, пока ты там свою ширинку застегивал, злобного зверя бил.

    - А зачем вы ширинку расстегнули? - Тиль ехидно смотрит на бывалого вояку, но Удо обижается всерьез, краснеет и зло сплевывает.

    - Не набирался бы ты, молодой, у некоторых рядовых всяческих благоглупостей. Потом проблем не оберешься.

    Мы с Полем переглядываемся и расплываемся в улыбке. Такая уж у нас панцергруппе, любим друг друга подколоть и разыграть.

    - Четверка, передохнули? Бегом марш на дистанцию! Шнеллер!

    Подхватываем оружие и, тихонько переругиваясь, тащимся в зону стрельбы. Бежать то вряд ли у нас получится. К ботинкам налипло столько грязи, что они стали раз в пять тяжелее. А грязь здесь отборная, жирная, хоть на экспорт отправляй.

    - Пошевеливайтесь, червяки!

    Датскому спецназеру явно нравится командовать. Стоит такой герой, возвышается над нами и смотрит сурово, своим нордическим взглядом. Ну, я тебе сегодня вечером это еще припомню, усмехаюсь про себя.

    После стрельбы Диркшнайер заносчиво осматривает нас, бракоделов, в этом то деле он настоящий ас. Не зря служил в разведвзводе первого батальона Ландвера, постоянного военного формирования местных немцев. Первый и Второй батальоны прикрывают Прирейнье с севера, от проходов чужаков через перевалы Кхамского хребта.

    Хотя и батальонами то эти небольшие формирования назвать сложно. Человек триста постоянного состава, при осложнении обстановки подкрепления набираются из резервистов. Идут туда в основном парни лихие, кому мирная жизнь не по нраву. А такие имеются везде в мире.

    Кому-то прямая дорога в бандиты, благо с этим делом на Новой Земле очень просто. Будешь жить ярко, но очень, может быть, что коротко! Зато получится на том свете что вспомнить!    Другие лихачи наоборот, встают на сторону закона, это уж от местных реалий и воспитания зависит. Каждому на Новой Земле предоставлена полная свобода выбора.

    Домой возвращаюсь уже в сумерках, ботинки, сейчас больше напоминающие ком грязи, оставляю на первом этаже и прямо в носках топаю наверх.

    - Устал? - Кристина оторвалась от экрана моего компьютера. Пользуется моей мощной машинкой для работы, пока электричество есть.

    - А то!

    - Есть будешь?

    - И есть, и пить и еще кое-что! - категорически заявляю я, - Но сначала мы испортим самолеты, ну а девушек, а девушек потом.

    - Вас ист дас?

    Немка явно не знакома с русским фольклором, основанным на старых советских фильмах. Хотя то же самое можно сказать и о нашей нынешней молодежи. Считанные единицы из них видели фильмы сороковых и пятидесятых, зато с пеной у рта могут отстаивать либеральный взгляд на советские реалии, с которыми не знакомы ни разу.

    Ну и хрен с ними! У меня сейчас есть дело поважнее: чистка оружия. Можно быть зверски усталым, больным, но в любых условиях, хоть на бивуачной стоянке под открытым небом и в темноте, но сначала почисти свое оружие. Оно потом тебе же не раз жизнь спасет. Обычная осечка может стоить тебе головы в буквальном смысле этого слова.

    Затем в душ, благо бойлер горячий, спасибо Кристине, ждала, готовилась. Только в отрыве от цивилизации мы зачастую понимаем, что обычная, текущая сверху горячая вода это есть огромное благо. И плита, на которой можно быстренько разогреть еду, теплый махровый халат, шерстяные носки, кружка горячего чая с куском пирога в руках, и блондинистая головка на плече. Это, наверное, и есть счастье!

    - Сильно тебя вчера старички мучили?

    - Да так, обошлись малой кровью. Торопятся, а это не всегда есть гут.

    - Они старенькие, хотят увидеть плоды своих трудов.

    - Тогда лучше не надо, - я тянусь за очередным куском пирога, моя немочка научилась таки печь, - а то по факту выходит не всегда то, что видится издалека.

    - Это откуда у тебя такие пораженческие мысли?

    - Откуда? Не помнишь, из какой я страны? У нас космонавт на орбите застрял, когда из одной страны вернулся в другую. А сколько ребят в армии потом не понимали: а кому они на самом деле присягу давали? Советскому народу или новоявленным буржуям?

    - Не пойму никак, - Кристина выпрямилась и уже сверлила меня холодным взглядом, - Ты даешь попятный?

    Я даже не сразу понял, что она имела в виду, все-таки немецкий мне ни разу не родной, и в идиоматических выражениях я частенько путаюсь, поэтому отвечаю тем же.

    - Здрасте-мордасте, приехали, - чешу голову, создавая эдакий задумчивый вид, знаю, стервец, что на немочку это сильно воздействует, - Таарапиться вот только не надо, вопрос стоит основательно изучить, мы же все-таки местную историю меняем. Это то хоть ты понимаешь?

    - Йя, - глаза у нее сразу отогрелись, и я подкатываю с другим, очень животрепещущим вопросом:

    - Ничего у тебя не болит сегодня?

    - С какой целью интересуетесь?

    - Э, с целью приятных телу физических упражнений.

    - Ну ... - Кристина прогибается, как кошка, после ее ранения мы любовными утехами занимаемся осторожно, оба ведь любители изучить нечто в новое в "вечном вопросе".

    - Давай без ну.

    Быстро расстегиваю ее блузку и стаскиваю спортивные штаны, у меня то под халатом нет ничего.

    Я после этого дела обычно на некоторое время впадаю в коматозное состояние, Кристи также любит немного полежать нагишом. Сейчас вот показывает мне, не стесняясь, что она самая настоящая блондинка, вызывая к жизни некие грязные помыслы. И именно в этот момент кто-то внизу настойчиво стучит в дверь, и я даже догадываюсь кто.

    - Извини, я подходил раньше, - в проеме виднеется массивная тушка Эноксена, в руках он держит объемистый пакет, - но со второго этажа раздавались странные звуки, и поэтому я заглянул сначала к Марте.

    Вот датская морда, типа подколол, а Марта тоже хороша - тихоня тихоней, а мужиков к рукам прибирает только так.

    - Заходите уж! Но сразу говорю, закуси в доме нет!

    - Но проблем, я захватил с собой. Вопрос в другом - есть ли в наличии белый вкусньятина?

    - Это есть, - усмехаюсь я, заворачивая по пути в подсобку. Здесь, на холодке у меня припрятан ящик "Новомосковской" водки, вернее уже половина ящика.

    Хеннинг сноровисто расставляет на журнальном столике немудреную немецкую закусь: запеченную свиную шейку, баночку с кислой капустой, тонко нарезанное сало, овощные консервы. Девчонки все это дело красиво сервируют, достают стопарики, ягодный морс и именно в этот момент гаснет свет.

    - Шайзе, - Марта немногословна. Ну а мы народ привыкший, на тумбочке всегда наготове налобный фонарь, на кухне выставляется туристический фонарь для кемпинга, зажигаются свечи, создавая некую романтическую ауру.

    - Ну, вздрогнем! - мой любимый начальный тост даже эти две немочки уже выучили наизусть. Вообще не понимаю, откуда во всех голливудских фильмах взялась эта дурацкая фраза: "На сторофье!"

    Нигде и ни разу среди родственников и друзей не встречал подобный тост, видимо это уже продукт не из русской, а вездесущей еврейской диаспоры. Они то обычно русских в американских фильмах и играют. Барышникову и тому террориста немца пришлось сыграть в "Крепком орешке", на голливудского "русского" он не походил ни разу. Хотя опять же, Дольф Лундгрен нашего боксера неплохо сыграл. Или он тогда был этаким антиподом для чернявого полукровки Сталлоне?

    Кристина морщится, но стопарь выпивает полностью, поживешь с русским и не тому научишься.

    - Ааа, - она тянется к капусте, а я запихиваю в рот бутерброд со сливочным маслом, вернее это самое масло слизываю втихаря, затем, намазывая новое, и наливаю по второй.

    - Междью первой и фторой промешуток неболсшой! - Хеннинг блеснул эрудицией, лихо закатывая стопарик в открытый рот. Ну ладно, Копенгаген, будет и на нашей улице праздник. После третьей, как водится, делается перерыв на основательную закусь и разговоры. Женщины щебечут о новых моделях сумочек, которые разрабатывает сейчас Кристина, а мы о своем, о мужском. То бишь об оружии. Хочешь, не хочешь, но на Новой Земле быстро становишься экспертом по всему стреляющему или рыгающему огнем.

    Датчанин живо, в красках описывает какой-то новый русский автомат, созданный уже на этой планете и не так давно. Достался ему в трофеях совсем недавно. В начале межсезонья в нашу сторону пара банд с верховьев наведалась. И не слишком для них удачно: одну покрошили в ноль, но вторая    вот вырвалась.

    - Парня вот хорошего убили, - сокрушается    Хеннинг, - Жениться хотел этим летом, девушка осталась. Опытные гады попались и хорошо вооруженные. Слушай, даже я себе такое вооружение позволить не могу, а у них то откуда? Это ж, сколько украсть надо, чтобы хотя бы его стоимость покрыть?

    - А часто такое крутые здесь появляются?

    Командир речного патруля озадаченно смотрит на меня, хмурит высокий лоб, затем отвечает:

    - Да нет. Поэтому и лажаем, готовимся то ведь к обычным бандюкам.

    Я скосил глаза в сторону Кристины и тихонько шепчу:

    - Отойдем?

    Делаем вид, что нам надо что-то на кухне.

    - Ты помнишь покушение на Вебер? Там тоже все было не так просто. "Винторез" в обычных магазинах не продается.

    - Хм, ты же сказал, что твои этим делом займутся?

    - Знаешь, как у нас говорят: "На бога надейся, но сам не плошай". Сам прикинь - кто обычно ходит в тыл и очень хорошо вооруженный?

    - Считаешь, что это какая то определенная структура? - Хеннинг начинает что-то понимать.

    - К гадалке не ходи! Разведка, только светиться не хотят. Вы и спалили их только потому, что вторая банда появилась.

    - Очень может быть. Мы также убили у них одного, ни документов, ни по базе никакой не проходит, по виду белый, не латинос.

    - Наемник.

    - Только вот кто нас светит таким макаром? Проще ведь под видом торговца все выведать. Ты же тоже в открытую работаешь?

    На этот вопрос прямого ответа нет. Марта громко зовет нас обратно, и мы оставляем глобальные вопросы на потом, как будто потом на это найдется время. Вечеринка продолжается!

    - И как твой ухажер? - мой голос даже по телефону звучит слишком ехидно, Марта на том конце провода фыркает, но отвечает:

    - Лежит в стельку. Ты зачем его так напоил вчера?

    - А чтобы не выделывался! Это ему не Датска волость! - я лежу удобно на диване со стаканом рассола в одной руке и стопариком белой в другой, под бочком уютно развалилась Кристиночка, ноутбук почти полностью заряжен, поэтому наслаждаемся старым фильмом с Тилем Швайгером в главной роли.

    Я тут зимой вообще нашел себе новое занятие. У меня же три терабайта наших старых фильмов, пришлось к ним с помощью Вебер писать немецкие субтитры. Тут принято между соседями фильмами обмениваться, а нашим особенно понравились старые советские комедии с Никулиным. Они, как бы культурно сказать, об "общечеловеческих ценностях".

    - Жестокий ты, - вздохнули в трубке, - оставил одинокую женщину без наслаждений.

    - Ну, извини, проснется, пусть отрабатывает. Скажи ему, что это я приказал. Потом отпусти похмельнуться, один фиг погода испортилась.

    Довольный собой, кладу трубку. Надо уметь не только пить, но и закусывать! Я зачем столько масла съел? А чтобы алкоголь хуже в стенки желудка впитывался! Поэтому Хеннинг в стельку, а я бодрячком. А нефих пытаться русского перепить!

    Правильно Кристи? У тебя как, ничего не болит? Голова то тут причем? Мы же ее в этом деле не используем. Как используем? Ну, это только часть ее. Иди ка лучше сюда дорогая либхен, поближе. Объявляю, что по праву победителя на тебя наложены репарации. Берем только натурой! Что значит, какого сражения? Я сказал - Хэнде хох, штаны вниз!

    Чужие города

    Никогда еще не путешествовал в такое время года по просторам Новой Земли. Хотя я по эту сторону Ворот только один дождливый сезон и застал то, весело проведя его в Порто-Франко. А путешествие по основным трассам севернее Залива сейчас будет больше похоже на самоубийство.

    Но повторюсь: в Прирейнье климат несколько иной, после двух месяцев непогоды частенько выпадают несколько дней вообще без дождей. А так как расстояния между местными городками и поселками совсем небольшие, то начинают ходить небольшие караваны. Рулят ими парни из конфедератов, так они зимой деньгу сшибают.

    Я то сам вообще никуда не собирался, это Эноксену надо было возвращаться обратно, но неожиданно Вебер заявила, что и ей необходимо срочно во Франфуркт, к ней также присоединилась наша мужелюбивая Марта. Никак ботаника своего проверить решила? А я что? Как родина приказала, в лице нордического облика блондинки, так я и ответил.

    Поэтому трясусь сейчас на своем "Ниссане" вслед за огромным грузовиком. Хорошо хоть датчанин решил за руль сесть, он то эту дорогу лучше меня знает. Это в обычное время здесь полтора часа максимум ехать, сейчас хорошо, если за четыре управимся.

    Первым в нашем небольшом караване идет небольшой броневик, вроде итальянец по происхождению. Из его угловатой башенки грозно выглядывает автоматическая пушка, огромные колеса показывают, что он может проехать где угодно. Следом за ним двигается "автобус", то есть переделанный под вахтовку внедорожный "Унимог". Затем два большегруза на базе наших военных "Камазов", потом уже мы, то есть мой джип и за нами сразу пикап "Шевроле", этих стареньких американцев на новой планете любят.

    Я еще на стоянке заметил, что на всех машинах поставлены специальные колеса с шипами, а ведущий конвой озаботился тем, чтобы я запасся цепями. Иногда резкие подъемы без них и не взять. Глина здесь и на самом деле жирная.

    В дороге, особенно если ты не за рулем, всегда хорошо думается. Ты как бы выпадаешь из обычного времени-пространства, зависая между некими точками своего жизненного пути, и отбрасывая в сторону все наносное. Мысли обретают более выпуклую форму и новый, не прокаченный доселе смысл. Машину временами крепко потряхивает, дождевая вода размыла в некоторых местах обычно неплохой немецкий грейдер, поэтому как-то само собой в голову пришло:

    "Интересно, а доведут ли досюда будущую бетонку?".

    И сразу перед моими глазами предстали проблемы грядущего грандиозного строительства. Немцы люди основательные, поэтому мешающие прямому пути возвышенности будут, конечно же, взорваны к чертям и срыты, овраги засыпаны, а мосты перекинуты. Отбойники, развязки, защита проблемных мест от оползней, рушащих дороги дождливой зимой. Это же какой гигантский объем работ предстоит будущим строителям!

    Одно точно понятно: промышленную базу для "стройки века" немцы уже имеют. Не зря же они развивали горнодобывающий район Штутгарта и сейчас смогут себя обеспечить полностью тем же цементом, а металлургия Нойесхафена даст необходимый строительству металл. Так, постой, а откуда возьмутся тысячи новых рабочих рук? Значит, придется привлечь массу народу из других земель Евросоюза, а может и откуда подальше. А их соответственно требуется разместить, накормить, доставить, наконец, до места, что в свою очередь подстегнет местную коммерцию и агропроизводство.

    Перевозка всего этого речным транспортом намного выгоднее, значит, и дноуглубление Рейна пройдет намного шустрее. Одно цепляет за другое, раскручивая понемногу маховик развития всего Прирейнья. Это ж, какой глобальный пласт местной экономики эти хитрые финансисты с места сдвигают! И сколько потом приезжих работяг на этих благодатных берегах останется жить?

    Не скрою, одним из аргументов, убедивших меня остаться именно здесь, является более мягкий климат. И жара в Прирейнье переносится легче и зима не такая сумасшедшая, как в том же Порто-Франко. Там то близость к океану в дождливые месяцы только в минус. Постоянные шторма, переходящие в настоящие ураганы. Щитовые домики Аля-Техас сдувает просто нахрен! Строится из-за этого намного дороже.

    Да и по улицам даже куда-то рядом только на машине, и то вода будет по ступицы. Дренажная система давно устарела, с нагрузками не справляется, но свободный город постигла беда всех цивилизованных мест - излишне развилась местная бюрократия, да и муниципальные власти с Орденом не всегда могут поделить обязанности.

    - Что-то ты приуныл, братец, - Эноксен оторвался от руля, я и не заметил, как мы зарулили в какой-то поселок, кто-то видимо здесь выходит.

    - Да нет, просто мысли всякие в голову лезут.

    - Интересно какие?

    - Ну, сам напросился, - я глянул искоса на командира речного патруля, - Все хотел спросить, как тебя, такого успешного мэна сюда то занесло?

    - Захотелось.. - датчанину вопрос явно не понравился.

    - Ты давай того, не увиливай. Нам вместе, если что, под трибунал идти. Должен же я знать, вместе с кем у расстрельной стены стоять буду?

    - Да ... - Эноксен поперхнулся, но ответил по-русски и честно, - Типьюн те на яззык! Какой трибунал, какой расстрел, мы же не на войне?

    - Тогда колись, дорога еще долгая.

    Мы снова тронулись в путь, и в мутное от влажности окно я, не торопясь, разглядывал поля и пастбища местных фермеров. Даже не заметил, как палевые оттенки прошлого лета пошли зелеными пятнами скорой весны. Вот и народ в огородах шевелится, трактора ездят. Скоро ведь посадочная страда, люди по всему Евросоюзу свежих овощей ждут. Именно в Прирейнье они первыми вырастают. В эти два месяца каждый день дорог! А уж в умении вкалывать по-черному немцы русским ни за что не уступят.

    -    Да все как у всех. Когда наш взвод в Эйстан закинули ... , да не смотри ты так. Официально нас там не было, мы под крышей бундеса работали. И насмотрелись там, что наши верные "союзнички" вытворяют. Это в Голливудских фильмах американские вояки все бравые и борются за демократию во всем мире. В реальности же они ведут себя, как самые настоящие нацисты. Какие там права человека? Пытки, незаконные расстрелы населения, постоянно повторяющийся дружеский огонь. Всего наелись вдосталь!

    - Не передергиваешь? Наши тоже там были далеко не ангелы.

    - Будешь смеяться, но шурави в тех местах до сих пор добром вспоминают, даже ваши бывшие враги. Уважают. Мы сами удивились, когда поняли, что Советы несли туда цивилизацию. А американцы    .... Сложно найти подлость, на которую они еще не пошли и не пойдут.

    А по факту после стольких то лет войны они контролируют только часть кварталов в некоторых городах. Наше командование вообще было обеспокоено только тем, чтобы потерь не происходило, и на рожон не лезли. С откровенными бандитами мы соблюдали нейтралитет. А уж, сколько наркоты ЦРУшники и прочие важные шишки из их командования оттуда вывезло, известно только Господу Богу. У нашей разведки складывалось впечатление, что эта война только из-за этого и начата.

    - Знаешь, ты как-то ничего нового для меня не сообщил. Об этом у нас в СМИ не писал только ленивый.

    - Да? - датчанин удивленно повернул голову, - У нас на все это в прессе табу. Так, иногда что-то проскакивает и тут же тонет. Я кода вернулся домой, был сам поражен, сколько политики нам врут. А потом начал внимание обращать на то, где раньше мимо проходил.

    В том Эйстане царит самое настоящее средневековье! Прикинь, это в двадцать первом веке! И этот ужас мигранты тащат с собой в Европу и в мою страну в частности. А попробуй сказать что-то против них: тут же набегут недотраханные дурочки из общественных фондов и обвинят тебя в нетолерантности, и дальше ведь становится только хуже!

    Нас вот учили с детства, чтобы чего-то достичь в жизни надо здорово потрудиться. Мы долго учимся, много работаем, получая за это заслуженную плату. Я гордился    тем, что Дания по качеству жизни находится на верхних строках общемирового рейтинга. А сейчас получается, что можно приехать ко мне домой, не работать, рожать своих ублюдков, как свиноматка, и получать за все это неплохое пособие. За наши же деньги! Мы сами организовали в собственных городах настоящие гетто, где плодится зло и насилие.

    - Ты поэтому ушел со службы?

    - Нет, контракт закончился, а продлевать не стал.

    Эноксен замолчал, крепко вцепившись в руль, дорога была разбита, поэтому ворон считать и пальчиками рулить на ней не следует. Правильный хват при езде спасет тебя при всяких неожиданных обстоятельствах. Многие городские пижоны понимали это слишком поздно.

    - Потом мне предлагали работу в спецподразделении полиции. Я поговорил с парнями, осмотрелся, да и отказался. Они же ни на что не имеют право, все запрещено политиками. Муслимы в своем квартале могут в открытую напасть на приезжего туриста, отобрать у него деньги и фотокамеру, а полиция сделает виноватым не нападавших, а ограбленного. Достаточно несколько свидетелей с той стороны. Ну и зачем спрашивается мне служить против правды и своего народа?

    - Ты уверен, что знаешь, что такое, правда? - хм, этот парень неожиданно открылся мне с совершенно другой стороны.

    - Нет. Я не настолько самоуверен, но хотел бы понять ....

    - Поэтому ты сошелся с комми?

    - А ты сам разве не из них? Кристина нам другое рассказывала.

    Я только вздохнул. Эти европейцы вот в подобных случаях и показывают, как резко отличаются от нас. Да у нас любая девушка своего парня, даже бандита хрен ментам сдаст! У нас стучать и крысятничать даже вполне интеллигентному человеку западло. А у этих с детства вбито, что стукачество - это общественная необходимость и обязанность.

    - Я не отрицаю, что сторонник социалистического развития, а до коммунизма нам еще бесконечно далеко.

    - Почему?

    - Нужны совершенно другие люди, это будет следующий этап человеческой эволюции. Знаешь сколько современному человеку лет? Не более ста тысяч, да и то потом он намешался с неандертальцами и хрен знает с кем. И все это время люди развивались физически и социально. Построить же совершенно новое общество ускоренным темпом невозможно. Мы это уже на собственной шкуре испытали.    Ушла вот советская власть, и из людей поперло такое ... Вы там, на Западе совершенно не представляете, что такое практический социализм.

    - А как же "шведская модель"? - датчанин смотрит на меня с нескрываемым интересом. Получается, что я хотел вызвать его на откровенность, а открылся сам. Хорошая подготовка у бывших штази!

    - Это частный случай конвергенции, и он обречен в итоге на неудачу.

    - А почему?

    - Долго рассказывать, но одна из причин - нет теоретического фундамента, обществу все-таки надо знать, куда идешь и зачем. А плыть по течению .... , в итоге попадаешь в тухлую заводь.

    - Интересно говоришь. Слушай, - Эноксен сделал драматическую паузу, - а не хочешь прочитать лекцию для наших ребят? Аудиторию заинтересованных слушателей я гарантирую.

    - Ну, - я аж поперхнулся от такого предложения и достал флягу с холодным чаем, - Я же все-таки не лектор.

    - Просто поделись своими мыслями. Мы и в самом деле не знаем, что творилось в Советском Союзе, а у тебя уникальный опыт жизни в двух обществах.

    - Вернее в четырех: развитой социализм, перестройка, бандитский передел собственности и государстенно-олигархический капитализм, - глаза у датчанина полезли на лоб, мля, они и в самом деле, как дети, ни хрена о нас не знают, но судить то берутся, поэтому отвечаю, - Лады.

    - Вот и приехали, - по рации бегло зачастили на английском, это конвойщики прощались с нами, они то сами шли дальше вдоль Рейна, к верховьям.

    В сером туманном мареве появились маячки прожекторов, стоящих на центральном КПП. В отличие от летних месяцев сейчас оно было забито патрульными Ландвера. Чуть в стороне от ворот ждали своего часа пара броневичков тревожной группы; наверху, под навесами бдели ребята с крупнокалиберными пулеметами и АГС. Службу здесь тащили серьезно, орднунг соблюдался безукоризненно, командира речного патруля хоть и узнали в лицо, но документы все-равно проверили. И правильно, служба есть служба.

    - Мы куда сейчас? - я во Франфуркте всегда бывал проездом, знаю мало чего.

    - В "Байконур" сначала, заселимся.

    - Чего-чего?

    Датская морда с ехидством лыбится, знал ведь, какой эффект будет произведен.

    - Это отель так называется, держит немец из ваших переселенцев, он раньше в Казахстане жил.

    - Тогда понятно, - мог бы и сам догадаться.

    Перед высоким крыльцом отеля торчали две женские фигуры - моя Кристи и ее подруга Марта. Обе в длинных плащах, с автоматами наперевес, но с полновесным мейкапом на лицах. Автоматическое оружие на улицах в зимний период носить разрешалось, для общей безопасности, а без косметики женщины ведь ни шагу сделать не могут.

    - Вот собственно и все в общих чертах. Понятно, что тема огромнейшая и малоизученная, и, к большому сожалению, заслонена множеством пропагандистских мифов.

    Я оглядел небольшое отельное кафе с десятком молодых слушателей. Ничего нового для себя не рассказал, просто вкратце изложив историю моей страны в двадцатом веке, не забыв упомянуть о глубинных проблемах, которые ее, в общем-то, и сгубили. Сейчас ведь не секрет, что вопрос с пресловутым дефицитом товаров создавался больше искусственно, а так называемое отставание от передовых стран Запада хоть и было, но не такое глобальное, как нам об этом талдычили "перестроечные соловьи".

    Большей проблемой для страны стала подгнившая сущность поздней советской власти и ее исполнительных структур. Под близоруким приглядом старцев из Политбюро партийная номенклатура совершенно распоясалась и как говорят в народе " берега потеряла". А кто уж там взял на себя ответственность окончательно развалить страну, дело десятое.

    Нас, мое в частности поколение попросту предали, и я лично этого прощать не собираюсь. Так что пусть правда об тех событиях уходит в люди. А то уже надоело до чертиков, когда бестолковые интеллектуалы с "той стороны" с апломбом утверждают, что мы проиграли "холодную войну". А то, что мой народ пошел на невиданные жертвы, чтобы не произошло войны "горячей" никто, конечно же, упоминать не хочет. В Порто-Франко раз даже дошло до драки, и один прыщавый американец потерял тогда пару зубов за "свой гнилой базар". Хорошо, что знакомые из полиции отмазали, тот дурак и в самом деле был пьян.

    - Хм, - вперед выступил молодой совсем еще парень в строгих очках, выглядел он очень задумчивым, - Спасибо вам за лекцию. Мы и в самом деле многого не понимаем. Будет интересно познакомиться с конкретными историческими материалами.

    Стоявший рядом со мной хозяин отеля Николай Кегель только пробурчал:

    - А кто вам мешал сделать это раньше? Вы, европейцы, ей богу, как маленькие дети, все вас надо за ручку водить.

    Юнец юмора не понял и насупился. А я поблагодарил Николая за помощь, немецкий мне все-таки не родной, и он часто помогал с правильным переводом.

    - А вы не напишите статью в наш Марксюгенд? - я чуть не поперхнулся водой, вот немцы, назовут же так затейливо свой агитационный листок. Спасибо хоть не Гитлер спереди стоит.

    - Постараюсь. А у вас какая то организация?

    - Да, кружок юных марксистов. Мы понимаем, что между идеями Карла Маркса и этой планетой огромная пропасть, но хотим сделать мир на ней лучше.

    Я только кивнул головой, молодежи всегда присущ некий радикализм, да и, честно говоря, только пахать с зари до зари и жрать в три горла всегда скучно. Ну а откуда ветер в этом городе дует и так понятно, в полутемном углу за столиком склонилась знакомая фигура.

    - Добрый вечер, херр Риббек.

    - Присаживайтесь, - бывший полковник штази выглядел не очень довольным, - Коля, принеси нам по кружке пива!

    Кегель тут же прошел за стойку бара, достав по пути два больших бокала.

    - Не понравилось?

    - Ну, как сказать, - Риббек поблагодарил за пиво и спрятал усы в пене, - Зачем же так жестко упоминать недостатки системы?

    - Для баланса, а то у нас какое то слишком идеальное общество выходит. А это ведь было далеко не так. И попытка скрыть недостатки, вместо того, чтобы их исправлять нас и погубила.

    - Вот вы как смотрите на вещи?

    - Да. И вам советую не повторять наши ошибки.

    - Мы не партия, - старый немец положил натруженные руки на стол, - Я скажу откровенно, задача моей секции не построение нового общества, а создание равноправных условий для моего народа.

    - Только и всего? - я смотрел прямо в лицо бывшего штази, доверия этот человек у меня, честно сказать, не вызывал. Я уже не раз сталкивался с профессиональной деформацией у подобных ему служак. "Служба государева" иногда меняла людей кардинально, и не всегда в лучшую сторону. Приходилось уже не раз в этом убеждаться.

    - А тебе, зачем знать больше?

    - Зачем? - ответ меня сильно разозлил, кружка так резко опустилась на стол из древесного массива, что даже пролилось пиво, - А затем, что я слишком много поставил на вас и вашу контору! И хочу на конкретный вопрос получить такой же честный ответ. Вы пошли на услужение промышленному капиталу?

    Риббек побагровел, но сдержался, старая выучка! Он поднял кружку, сделал хороший глоток и только потом ответил:

    - Мне говорили, что ты человек непредсказуемый, хоть и обладаешь уникальным аналитическим умом.

    - Что, уже ко двору не подхожу?

    - Мартин, успокойся. Не все так просто, и нам приходится идти на компромиссы, - он кивнул в сторону нескольких оставшихся в кафе молодых пар, - Вот еще из таких можно слепить нечто новое. А что ты сделаешь с тысячами обычных бюргеров?

    На Новую Землю переселяются в основном или неудачники, или авантюристы и те, кто не нашел себя в той жизни. Большинство из них с горящими глазами пересекают Ворота, но буквально через несколько лет ты находишь уже успокоившихся и погрязших в бытовых мелочах людей. Их мысли больше заняты семейными проблемами, кредитами, соседскими посиделками. Много ты из таких членов нашей общины наберешь строителей нового общества?

    Я молча пригубил пиво, штази был прав, и я во многом согласен с ним. Жизнь и по эту сторону "ленточки" то и дело норовила скатиться в то, что в русской литературе было названо мещанством. Слаб человек! Ему хочется сыто есть, вкусно пить, иметь множество красивых и бесполезных вещей.

    Как только христиане в Европе отринули Христа в сердце и уткнулись в строчки именно Ветхого Завета, тут же началось становление капитализма. Ведь что есть капитализм изначально - это в первую очередь финансы, то есть деньги в рост. Занятие, которым гнушались все благородные семейства в Средневековье, отдав его одной раскиданной по свету нации. За что вот уничтожили Орден Тамплиеров? За ересь? Да нет, и за это, конечно тоже, но главное в том, что бывшие рыцари начали давать взаймы, в рост, занялись делом богопротивным.

    А потом уж им припечатали и ересь, разврат, в дело вмешалась большая политика, у того же короля Филиппа появилось возможность ограбить Орден, а Папа Римский подтвердил свой несгибаемый авторитет.

    Только Реформация с ее кровавейшими войнами, свержениями королей и целых династий заставила изменить, казалось бы, незыблемые порядки Европы. Позволила начать зарабатывать держателям "старых денег", соединила их с августейшими владетелями, создала новую тайную элиту, в итоге приведя ее к власти на Земле. В Том мире их стремление к бесконечной наживе практически привело нашу цивилизацию к уничтожению. Не зря ведь умные люди Новую Землю населяют, ох не зря!

    - Я и сам не знаю ответа на этот вопрос, херр Риббек. Знал бы прикуп, жил бы в Сочи. Знаете такую русскую поговорку?

    - Конечно, - немец уже лыбится, проблему вроде как перетерли,    - И мы от тебя многого не требуем. Я реалист, Мартин, поэтому и выжил после краха нашей системы, так что будем реалистами и дальше. Мы используем капиталистов, чтобы развить наше общество физически, а вот такие люди, как ты, должны уже воздействовать на умы и души людей.

    - Далеко копаете.

    - А здесь еще полно времени, да и простор необычайный, и никто сверху нас не гнет. Пока.

    - Ой, ли? Орден и эти ваши буднесфинансисты вряд ли будут безучастно смотреть, как ваша организация у них власть перехватывает.

    - Орден далеко, и не только нам противен, - штази хищно улыбнулся. Не одну видать западлюку уже орденским сделал, - А с этими ... - он глотнул еще пива, - мы в свое время разберемся. Здесь у них нет той силы. Я был достаточно откровенен?

    Мне пришлось только кивнуть головой. Расклад честный, я делаю свою часть работы, они свою, а время покажет. Это фанатикам смириться с реальностью тяжело, а мы обычные люди.

    - И подойдите сюда завтра в двенадцать дня, ваши друзья из ПРА хотели бы с вами переговорить.

    А в номере меня ждал огромный такой сюрприз. Вернее два. Сначала Вебер огорошила своим твердым решением этой    весной переехать во Франфуркт. Оказывается она не оставила свою идею открыть в городе небольшую пошивочную фабрику. Уже нее даже есть покупатели будущей продукции, несколько торговых обществ заинтересовались ее эскизами. Ну а новых поставщиков кожи в Техасе найти будет не так сложно. Марта, кстати, также переезжает. Вроде как у нее с ботаником все Вась-вас!

    Пока я переваривал первую новость вкупе с представленными мне буклетами агентств по недвижимости, Кристина подсунула мне какой-то странный листок.

    - Это что?

    - УЗИ.

    - Не понял.

    - Дурак, мюжик зачюханый! Это фотография твоего будущего ребенка!

    Вот тут я завис конкретно. У меня вообще-то есть дочка от первого брака, уже почти взрослая девушка, в последние годы я с ней редко общаюсь, и считаю себя не самым лучшим отцом. А здесь ....

    - Ты хорошо подумала? - взял в свои руки тонкие запястья немки, а у самого и голос сел. Приехал, называется, лекцию прочитать.

    - Мы уже взрослые люди, Март. Если бы я не была уверена в тебе, то ребеночка бы не было. У тебя есть стержень внутри, ты хороший человек и я уверена в тебе.

    "Спасибо на добром слове. Что ж такое с глазами то! Не вижу ни хрена"

    Это были слезы, простые такие человеческие слезы. В обычных житейских ситуациях мы перестаем быть крутыми мэнами и отчаянными тетками, а проявляем очевидные человеческие чувства. Кристи права, в этом мире так сложно найти сердце, бьющееся в унисон с твоим. Мы уже достаточно взрослые люди, чтобы обычная бытовуха убила в нас чувства, мы умеем ценить эти крохотные мгновения, которые на самом деле и есть человеческое счастье. Если бы не было его, любви, дружбы и сострадания, то наш мир быстро бы скатился в самый настоящий ад.

    - А почему мы плачем? Шампанского в номер!

    - Ты что, дурак? У меня будет ребенок, с алкоголем завязано! Я и вчера с вами воду пила, втихаря отливала. Хотела сначала удостовериться в беременности. Да и последствия ранения ...

    - Ты поэтому сюда переехать задумала?

    - В том числе. Все-таки здесь и больница, и детский сад и школа. Да и перспектив у тебя и у меня в большом городе больше.

    Здесь я мысленно усмехнулся, на звание города в этом мире, пожалуй, тянет только Порто-Франко. Но в Европе каждая зачуханная деревня уже городок.

    - Не смейся, лучше подумай, где взять деньги на новый дом. В пригороде строится дорого, но есть неплохие предложения в таунхаусах.

    Я глянул цены на буклетах и задумался. Нехилую сумму пришлось потратить осенью на ремонт верного коня "Пэтрола". Новоземельские дорожки его ходовую и подвеску разбили конкретно, а почти все запчасти    идут "из-за ленточки". Да и на налаживание быта и проживание зимой пришлось изрядно потратиться, а все сбережения потрачены в дело. Так что от дельных предложений мне сейчас отказываться, пожалуй, не стоит.

    - А твой новый бизнес?

    - Кредит уже открыт, Риббек помог.

    Хм, вот и новый экономический курс в действии, будет, что сказать нашим на сеансе связи.

    Выходил я из здания Финансово-промышленной Корпорации Бранденбурга в некотором смятении. Под этой "крышей" собственно и существовала "Arbeitsabschnittхерра"    херра Риббека. В небольшой, закрытой от всех комнатушке находилась станция ЗАС, где без лишних ушей можно было вести переговоры с деловыми партнерами.

    Моим собеседником оказался сам майор Дугин, видимо спецом послали на переговоры знакомого мне человека. Я вкратце доложил обстановку у немецких товарищей, дав ему вдогонку несколько дельных советов. Майор обещал первым же весенним рейсом прибыть во Франфуркт и побеседовать с местным активом уже более обстоятельно. Он тут же решил, что по моему совету возьмет людей сведущих в большой экономике.

    А вот по делу покушения на Вебер возникли неожиданные проблемы - Дик Донахью исчез из поля зрения. И это не самой плохой разведки этого мира.

    - К гадалке не ходи, наши "друзья" в деле.

    - Мы этот вопрос вентилируем, - ответил спокойно Дугин, намекая, что я мыслю в правильном направлении. Эх, и угораздило разворотить Кристи этакий знатный гадюшник!

    Так что сомнения Эноксена на счет неизвестных бандфомирований, а также странные вопросы, которые я получил от агентов ССР тут же ушли на ту сторону провода, вернее эфира. Майор ненадолго завис, а затем осторожно попросил:

    - Мартын, ты в это дело сильно не суйся, не та у тебя весовая категория. Займись пока своим природоведением. Ты меня хорошо понял?

    - Чего уж тут не понять, - вздохнул я.

    А сейчас, под мелким дождичком я кое-что вспомнил. У меня отличная память на лица, но вот с именами некоторая заковыка. Именно поэтому я не сообщил Дугину фамилию очень занятного человечка, живущего в Нью-Портсмуте Новой Англии. Надо срочно ехать домой, поднять закрытые паролями архивы! Во Франфуркте еще нет мобильного интернета, только собираются делать, поэтому пришлось бежать в "Байконур" и брать у Николая толстый справочник. Пара звонков и я уже забил себе место в завтрашнем конвое. До конца недели обещают "окно" в погоде, даже говорят, возможно, и солнце выйдет.

    Вебер же собиралась остаться здесь еще на пару дней, какие-то медицинские исследования, да и дела по будущей фирме. Марта с ней, есть на кого девушку оставить. Неожиданно на душе стало тепло. Твою ж дивизию, я скоро стану папой! Новый мир, новая жизнь, все по чеснаку. В голове засвербила, казалось бы, давно похороненная мысль, и я резко повернулся к хозяину отеля.

    - Коля, а где здесь у вас можно купить свежие цветы?

    Лифт к небесам

    Когда я проезжал по Северной трассе в первый раз? Уж почти два местных года как прошло, а кажется, что было очень давно. Я    тогда с восторгом непуганого неофита озирал открывающиеся мне безбрежные пространства новой планеты, то и дело тормозил конвойную группу, выбегая из "Ниссана", чтобы заснять очередного представителя местного животного мира.

    За пару месяцев я сменил    семь конвойных групп, забил терабайтный диск РАВами и видеофайлами, мне было любопытно все: я радостно изучал новые земли, будь то саванны, лесостепи, горы; знакомился с интересными людьми, так не похожими на тех, которые остались в старом мире; заводил друзей; изучал или вспоминал языки.

    Помню, мы как раз двигались рядом с Меридианным хребтом в группе случайных попутчиков, ехавших в Московский протекторат. Мужики, бывшие деляги с биржи, бежавшие от кредиторов, бухали практически каждый вечер. Им то пообещали цивилизованную заграницу, а оказались черти где!

    Биржевиков уже не раз снимали с конвоев, но они не переставали пить. Стресс, видать, оказался слишком велик, и так они заливали собственный страх и неуверенность в будущем. У меня же был действующий контракт с Орденом, и я отказывался от щедрых предложений земляков.

    В итоге до Аламо я доехал уже без их компании. Один из столичных ухарей повредил свой модный джип на перегоне, и они все остались в очередном остановочном форте, выгребать дочиста его спиртной запас.

    Я с большим интересом изучал первый для меня    большой город в Техасе - Аламо. Зачем здесь было так истово возрождать мифический дух Дикого Запада я, честно говоря, так до конца и не понял. Дощатые дома этого уголка Америки больше напоминали мне сборище сараев в русской глубинке, у нас также набивают доски внахлест. Нечто похожее я видел и в Бурятии.

    У тех же немцев все обычно сделано намного аккуратней и добротней. Аламо же был пропитан запахами местной саванной, обжарен со всех сторон палящим до невозможности солнцем, наполнен пылью и вольными ветрами. Вольный Техас, одним словом!

    С непривычки я выбирался на улицу или рано утром или под вечер, днем для меня было очень жарко. Хозяйка маленькой гостинцы Эвита Долорес только посмеивалась надо мной, но она же и посоветовала не козырять перед местным людом своим контрактом с Орденом. Здесь я к своему удивлению узнал, что эту могущественную организацию любят на новой планете далеко не везде.

    Но я каждый день знакомился с новыми людьми, народ в Аламо был в целом дружелюбным, мешал только языковой барьер. Например, пересекся с Эдди Маккормиком, рыжим фермером, также интересовавшимся цифровой фотографией. Я дал ему несколько простых уроков, а он, в свою очередь, представил меня местным любителям охоты. Те и помогли определить, что за животных я наснимал по пути. Однако для этого дела мне пришлось выпить немало местного виски. А я то сам бурбон не особо жалую, предпочитаю скотч или ирландский.

    Не обошлось в этом городке и без применения оружия. В виде частых походов в местные тиры, иногда напоминающие большие армейские стрельбища. Мои тогдашние потуги стрелять из ковбойского револьвера сейчас нельзя вспоминать без слез. Но неожиданно именно тогда во мне прорезалась, вернее, вспомнилась способность неплохо владеть холодным оружием. Только это не киношный "ножевой бой", полная туфта, кстати, с точки зрения фехтования.

    Настоящий боевой ножик обязан быть размером не меньше горского кинжала или мачете. Противник должен уважать вас и не придвигаться слишком близко, а как вы этого добьетесь типовым армейским ножиком? Он годится только, чтобы консервные банки вскрывать, колбасу резать, ну на крайняк спящего часового порезать.

    Отобрав в местном оружейном магазине подходящий нож, больше напоминающий маленький меч, я его правильно заточил, поменял рукоять для лучшей центровки, потренировался с недельку и устроил в ближайшую субботу небольшое представление. Как-то по молодости один казак показывал мне, как правильно рубать лозу. Ведь кавказская шашка именно для рубки и создана. Имея правильное острое лезвие в руках не сложно повторить эту весьма эффектную процедуру.

    Аламо город сектантский, по-своему религиозный, а по субботам его жители собираются вместе и предаются самой истинной религии Техаса - стрельбе. Я также удостоился чести и был приглашен в закрытый от посторонних Стрелковый клуб, сочетающий в себе и стрельбище, и неплохой ресторан-клуб. Расстреляв почти без толку пачку патронов, я начал устанавливать на палисаде молодые побеги какого-то местного растения, срубив затем парочку из них на пробу.

    Народ горячо откликнулся на предложение также поучаствовать в рубке, но никто так и не смог больше срубить ни одной лозы. Она же гибкая, гнется, удар мечом должен быть не столько сильным, а, сколько быстрым и резким, и лучше рубить снизу. Настоящий мечник не держит свое оружие как дубину, а играет им, используя земную гравитацию.

    Затем я устроил небольшое шоу, разрубая летящие на меня крупные апельсины, в изобилии произрастающие на горячих берегах Залива. Вот даже не догадывался, что в новом мире мне пригодятся навыки фехтования, полученные в спортивной секции и компании реконструкторов. Пришлось, конечно, попыхтеть перед восторженными зрителями. Это с виду просто, а ведь надо попасть точно в центр летящего шарика и оружие держать в это время правильно.

    Здесь нужен даже не, сколько навык, а некий, полученный от природы дар. Вот ведь не всем дано быть канатоходцами! В фехтовании дело обстоит также. Поэтому в средневековье и были весьма популярны топоры, булавы и прочие Моргенштерны. Нет таланта - бери силушкой богатырской!

    Затем был теплый южный вечер, с напитками, разговорами, традиционные танцы под нечто напоминающее джигу-джигу. Ну, если вы видели фильм "Назад в будущее 3", где снялась легендарная группа ZZ TOP, то сразу представите, что это такое. Умеют эти свободолюбивые люди работать и веселиться, ничего не скажешь.

    Если бы на Старой Земле именно они выбирали американское правительство, то вряд ли мы были бы врагами. Ну а по эту сторону Ворот все встало на свои места. Я вот ни разу не удивился, когда узнал, что Русский протекторат, Техас и Конфедераты в очень хороших отношениях.

    Там же, в этом клубе я увидел очень странную пару. Высокий и крепкий мужик в возрасте немного старше меня был сразу опознан мною, как русский. Есть в нас нечто такое, что позволяет быстро выделять из толпы чужеродцев. С ним стояла молодая и очень красивая женщина, по виду типичная европеоидная латиноамериканка. Она сразу обратила мое внимание не, сколько своей красотой, сколько парой брошенных мимоходом типично кубинских словечек.

    Русский парень, живущий в Техасе с кубинкой, интересное, однако сочетание. В руках мужчина держал длинный и дорогой на вид чехол, в таких обычно таскают мощные дальнобойные винтовки. Он мазанул и меня каким-то странным "выцеливающим" взглядом, вызывающим озноб, что сразу же остудило мое желание подойти и познакомиться.

    В профессии Контактера главное качество - вовремя остановиться, не перейти черту панибратства или неприятия. Шпионов ведь никто не любит, так что лучше оставаться для всех "своим в доску парнем". Даже бандиты не чураются новых знакомств или связей, ты только дай понять, что не представляешь для них угрозы. А бизнес для всех есть бизнес.

    Сегодня ты шепнул человеку пару полезных советов, а завтра поимеешь с этого небольшой навар. С американцами в этом плане просто вести дело, они очень практичные люди. Латиносы несколько безалаберны, русские часто непредсказуемы, немцы понимают все слишком буквально. Немало я шишек набил, пока к каждой группе подобрал свой ключ. Ну, так за это мне и платят!

    Так, а чего это меня на воспоминания повело? Сейчас главное - держать дистанцию за грузовиками, а то дождь какого то черта начал накрапывать, почти скрыв, начинающие зеленеть по бокам дороги поля. Вообще странный какой-то получился караван. Конвойщики французы, я о таких никогда не слышал. Три тяжелых, многоосных    грузовика канадского производства, пара колесных броневиков и кроме меня два попутных пикапа    с пассажирами. Что представляет из себя груз, никто так и не объяснил. Да и зачем вообще его переть в такую даль и в такое время? Сказали, что едут до Нойехафена через Северную трассу, дорога то вдоль Рейна сейчас размыта.

    Мы опоздали со стартом и за два часа не проехали даже трети пути. Тяжелые машины с большим трудом поднимались на холмы, сильно чавкая грязью и разбивая дорогу легковым внедорожникам. Мне пришлось два раза одевать цепи, иначе бы не забрался. Толстомордый мужик, идущий за мной на "Мицубиси" совет одеть такие проигнорил и скатился вниз почти с самой вершины. Ладно, хоть ничего себе не разбил. Глядя на хмурое лицо француза, выглянувшего с башни броневика, я только посочувствовал конвойщикам. И за сколько же денег они здесь мучаются?

    Погода окончательно испортилась, и я оставил мысль о скором приезде в Цоссен. Здесь как раз начинается самый хреновый участок дороги, и тому же сейчас совершенно безлюдный. Это летом в этих местах пастбища и кочуют передвижные укрепленные пункты пастухов.

    Я старался изо всех сил не потерять из виду задние габариты фуры, включив противотуманки и поставив диск с технодансом девяностых, чтобы несколько взбодриться. Кофием сейчас лучше не увлекаться, до ветру ходить некогда.

    Наверное, по этой причине я и проморгал начало "вечеринки". Передний грузовик вдруг начал слишком резко тормозить, мне даже пришлось принять вправо, чтобы ехавший позади "Мицубиси" не протаранил мне зад. Дорога сейчас скользкая. Неожиданно рядом со мной, прямо по обочине промчался броневик, тут же полыхнув огоньком из    тяжелого пулемета.

    Я удивленно уставился вперед, стараясь рассмотреть, что же там такое происходит. Но руки уже сами собой снимали с крепления АКСУ и передергивали затвор, разгрузку я в пути не снимал.

    Кто-то стукнул в пассажирское стекло окна, это был мужик с "Мицубиси".

    - Что происходит? Не знаешь, парень? А?

    - А ху...    - договорить я не успел, впереди полыхнуло заревом, видимо нападавшие саданули в броневик конвойщиков РПГшкой или чем покрепче, а мужик вдруг заткнулся и начал оседать. Ну а я уже летел в это время на землю, стараясь побыстрее спрятаться за колесами. Так сказать, новоземельские новоприобретенные рефлексы.

    В начале колонны зачастили выстрелы из стрелковки и пулемета, сквозь размывающую резкость завесу мороси я успел разглядеть остановившийся там авангардный броневик, сейчас нещадно чадивший копотью. Но видать не всех конвойщиков бандиты убрали, кто-то еще сопротивляется. Понимание этого заставило меня приподняться с земли, сидение на одном месте делу никак не поможет.

    Я обежал свою машину сзади и подскочил к упавшему мужчине, он лежал не шевелясь, пульс не прощупывался. Лядство! Оглянулся, в этом месте мне даже не развернутся, пикап мешает. Во втором пикапе ехала фермерская семья, вряд ли из них хорошие вояки. Делать нечего, надо двигаться вперед. Черт, ну почему я не взял свой РПК! Хотя опять же, бандиты в этих местах уж лет как пять на дорогах не беспредельничали. Что же, сука, везут в этих проклятых грузовиках?

    Впереди метнулась неясная тень, Ксюха с готовностью встретила ее одиночными выстрелами. Вот и пригодились недавние уроки датчанина, правильная боевая стойка и готовность нажать на спусковой крючок в любой момент. Отстреляв с десяток патронов, тут же нырнул за грузовик и снова упал в грязь. Руки начали подрагивать, пошел адреналин, мать твою! Что же за х...ня здесь творится?

    Откуда-то спереди раздалось еще несколько выстрелов. Пожив на Новой Земле, я уже маленько начал различать звуки, издаваемые различным оружием. Кто-то частил короткими очередями, с другой стороны отвечали одиночными, явно экономя боеприпасы.

    Так, а кто у нас будет экономить? Скорей всего как раз те, кто как мог, так и вылез из горящей машины. Второй то броневичек буквально разнесло в клочья, вон как полыхает, подсвечивая остановившиеся на дороге автомобили.

    Я несколько осмелел и, прижав оружие к плечу, двинулся вдоль левого борта грузовика. Дверь тягача открыта, в кабине никого нет. Водителя я увидел перед машиной, он еще подрагивал.

    - Живой? Тьфу ты, на каком языке ты говоришь?

    Плотный мужчина оказался вдобавок еще и тяжелым, мне стоило больших трудов оттащить его за колеса, постоянно при этом озираясь. Стрельба спереди не прекращалась, и совать нос туда как-то не хотелось. И в этот момент меня привлек странный такой, шуршащий звук. Я не сразу понял, что это кто-то обходит машину вдоль дороги, ступая по разъезжающемуся под ногами гравию. Сразу за обочиной шла неглубокая канава и невысокий холм. Между двумя такими нашу колонну и зажали.

    В этот раз я пальнул короткой очередью, чтобы на раз. Чужак ойкнул и свалился на землю мордой вниз. Готов, сука! И в этот момент я почувствовал, как что-то ожгло мой правый бок. Твою ж мать! Боковым зрением заметил вспышку у края переднего фургона и метнулся за большие колеса тягача. Прижав АКСУ к колесу, добил магазин, сделав небольшую проводку. Показалось, что там кто-то упал, во всяком случае, по мне больше не стреляли. Бочина начала неметь, я присел и сунул туда руку, на ладони четко отпечаталась кровь. Гадство, меня задели!

    - Извини, мужик. Чуть позже. Я сейчас.

    По кабине застучали пули, сыпалось стекло, а я побежал назад, под защиту крайнего грузовика. Саму фуру пули почему-то насквозь не пробивали. Что же там такое лежит?

    Сердце стучало неимоверно быстро, дышалось тяжело. Странно. На, ставшими вдруг ватными, ногах я успел доковылять до соседского пикапа и тяжело рухнул на землю. Надо бы сменить рожок, рука поползла к клапану подсумка. Что ж так тяжело то? Я посмотрел вниз, небольшая лужа подо мной начала уже окрашиваться ярко-алым. Черт, надо остановить кровь! Дрожащими руками я расстегнул разгрузку, стянул ее с себя, положив на колено вынутый из нее Вальтер. Им я могу и левой рукой стрелять, если что.

    С правого бока оказался вырван целый клок мяса. Это ж чем меня так задело? Я неловко повернулся, и резкая боль пронзила все тело. Б..ть! Это только в боевиках герои латают себя на живую. Тьфу ты! Попал ... Думай, дурак, думай! Антишоковое сейчас нельзя, поплыву и конец. Накладываем специальную кровоостанавливающую подушку Гемосорб, сверху ее накрываем тампоном из перевязочного набора и заделываем все это дело пластырем. Ох, и больно потом будет его отрывать! Отсутствием волос на теле я как-то не страдаю.

    Опустив футболку, я потянулся к "Ксюхе", и кое-как заменил магазин на спарку. Еще повоюем! Впереди все замолкло, стало очень неуютно. Неужели всех выбили? Блин, как же тяжело держать небольшой, в сущности, укорот. Я оперся для удобства о кабину пикапа и выглянул вперед.

    Размытые моросью тени мелькнули в пространстве за первым от меня грузовиком. Осторожничают, гады, получили уже в подарок свинцовых конфет. Но сейчас то из меня стрелок никакой! И в этот момент я вдруг понял, что это такое мне основательно впилось сзади. Вот я остолоп! Не знаю почему, но еще в машине я успел прицепить к себе сумку с гранатометом, лежавшую обычно в ящике рядом с передачей скоростей. Сейчас там как раз заряжено три гранаты. А что я теряю?

    Руки ослабели, в голове вообще туман какой-то, в ушах шумит. Интересно, это от потери крови? Невероятным усилием подтягиваю колено и кладу на него пятикилограммовую тушку гранатомета, в руках не удержу. Такс, ждем момента. Они сейчас накапливаются в пространстве между машинами, чтобы попытаться обойти меня с двух сторон.

    Ну, давай! Через не могу удерживаю короткий толстый ствол и стреляю. Передергиваю короткое цевье и снова стреляю! Один за другим раздаются глухие разрывы, перемежающиеся криками и руганью. Похоже, я их таки накрыл. Кто-то из начала колонны палит в мою сторону длинными очередями, но с той позиции им меня не достать, а лезть на рожон они уже боятся. Обходить холмами далеко. Молодца!

    Твою ... что ж так хреново то? Перед глазами плывут черные круги, руки не слушаются и отказываются взять автомат в руки. Вот нипруха! Не свезло, называется.

    Жалко... сына не увижу. Так, подожди, почему сына, откуда знаю? Новая жизнь ... не удалась, в общем. Становится нестерпимо холодно, в глазах прыгают темные черточки, зрение совсем отказывает. А где же божественный свет, белый коридор ...?    Что ж так то..... Все.

книга появилась в несколько переработанном виде в магазине

https://shop.cruzworlds.ru/?a=book&id=1992
Размещено: 05.11.2018, 10:49
  
Всего страниц: 1