Всего страниц: 2
Юрий Литвиненко (urka): Земля любви
Размещено: 02.08.2016, 17:48
  
27 день НЗ

Протекторат Русской Армии, ППД, КПП Базы.
23 год, 36 число, 9 месяца, понедельник 12:47

Наша миниколонна, уменьшившаяся до двух машин – автобуса и «Тигра» с прицепом, остановилась перед воротами КПП, прижавшись к обочине. Все вышли из машин. От КПП к нам подошёл сержант в местном камуфляже с АК-103 на плече.
- Здравия желаю. Разрешите узнать цель вашего прибытия.
- В штаб флота, - я представился и назвал своих спутников, - На нас должны быть выписаны пропуска.
- Да, есть. Пройдём, распишитесь и проезжайте.
Мы прошли внутрь стандартного КПП, коих сотни в России в старом мире. Там получили бумажки пропусков на каждого, и отдельно на машины. После этого сержант нам подробно объяснил, как доехать до нужного нам места и    открыл ворота. Мы въехали в святая святых протектората – в ППД, полностью огороженный высоким бетонным забором. Там    проехали ещё одно КПП, показав пропуска, а на третьем нам предложили оставить машины на стоянке и дальше пройти пешком. В сопровождении молоденького мичмана мы, пройдя метров сто пятьдесят, поднялись на крыльцо и вошли в двухэтажное здание из белого кирпича со скромной табличкой у двери – «РА штаб флота». Здесь мичман передал нас дневальному по штабу и тот провёл нас на второй этаж, где усадил нас в помещении, табличка на котором указывала, что это тактический класс. По стенам висели различные плакаты, на передней грифельная доска, по сторонам от неё шторы, видимо, прикрывающие карты.
Через пять минут вошёл капитан третьего ранга:
- Я заместитель начальника штаба    флота, капитан третьего ранга Казанцев Александр Павлович. Сейчас я проведу с вами что-то вроде общего вводного инструктажа, потом вы пройдёте по тем отделам, в которых вы будете служить. Там с вами поговорят уже более предметно, заключат контракты, выдадут аттестаты на все виды довольствия, ну и так далее. Девушки, которые не призываются, в то время смогут посидеть у нас в буфете на первом этаже, там есть телевизор, там можно выпить кофе, перекусить. Там же все соберётесь к шестнадцати часам, я дам сопровождающего, он проводит, вернее, отвезёт вас на склады.
    Инструктаж длился недолго, минут двадцать. Сначала кап три нам вкратце рассказал то, что мы два дня назад уже слышали в военкомате, потом уже конкретно о наших дальнейших действиях. На время нашего нахождения в ППД нам выделялись номера в гарнизонной гостинице, там же была отличная столовая. Сегодня мы общаемся с начальством, оформляем все бумаги, получаем вещевое довольствие, оружие и что там ещё нам полагается. После этого у нас три дня на отдых, обустройство, подгонку обмундирования, обслуживание и пристрелку оружия. За это время нам оформят допуски к секретке. Всё же, выходит, связь со старым светом здесь есть, и довольно-таки оперативная. Через три дня мы выходим на службу. Около недели учимся, проходим медкомиссию, детально получаем дополнительные инструкции. К тому времени должна быть сформирована колонна на «Трезубец». Несколько БТРов, взвод морской пехоты, несколько грузовиков, ну и несколько гражданских машин тех, кто работает там, на базе и строящемся рыбзаводе. Приезжаем туда, принимаем должности, начинаем служить.
После инструктажа меня направили в кабинет номер восемнадцать на этом же этаже, остальных в другие. Людмила с Настей отправились в буфет, а Маша после некоторых раздумий тоже решила призваться на службу.

27 день НЗ

Протекторат Русской Армии, ППД, штаб ВМФ РА.
23 год, 36 число, 9 месяца, понедельник 13:52

Начальником связи флота оказался плотный, даже слегка толстоватый, примерно одного возраста со мной, капитан третьего ранга Тихановский Владимир Сергеевич. Его лицо показалось мне смутно знакомым.
- Старший прапорщик Росс прибыл для прохождения службы, представился я войдя в кабинет.
- Здравствуйте. Проходите, присаживайтесь, - пригласил меня хозяин кабинета, - можно не козырять, мы не на плацу. У связистов главное не служба, а работа. От того, что кто-то умеет лихо щёлкать каблуками связь лучше не становится. Значит это вы наш инженер узла связи «Трезубец». Хорошо. Я вас помню. Мы встречались несколько раз на сборах засовцев в Белогорске. Я тогда был начальником связи Сковородинской дивизии. А вы, насколько помню, служили у Табакова на «Кавказе».
- Так точно. Сначала техником, потом начальником отделения ЗАС. Я вас тоже помню.
- И тогда мы, вроде, были на ты. Так что думаю можно и дальше не выкать друг другу.
- Согласен.
- Так, сначала подпишем бумаги, потом поговорим, - Тихановский подвинул папку, в которой уже всё было приготовлено. Контракт на пять лет, подписки о неразглашении, приказы о призыве, назначении на должность, присвоении звания, постановке на все виды довольствия. Здесь же лежали аттестаты – вещевой, продовольственный, финансовый и в службу РАВ.
- Всё, - подвинул я ему папку после того, как поставил свой автограф возле всех галочек в бумагах.
- Вот и хорошо, а теперь, - он поднялся , я встал следом, - поздравляю с началом службы и присвоением воинского звания «старший лейтенант».
Я взял из его рук пластиковое офицерское удостоверение, где на фотографии я красовался уже с погонами старшего лейтенанта, фотошоп, это наше всё, и пару чёрных погон с красными просветами, пожал протянутую руку.
- Благодарю, - мы вновь сели за стол.
- Всё. Дальше начинаем службу служить. И тебе поначалу придётся несладко. На узел завезли много новой аппаратуры, её надо устанавливать, запускать, отлаживать. Ну и связь организовывать. Основное, это четыре радиостанции Р-165, коротковолновые средней мощности. Будут держать постоянную связь с Базой, Демидовском и Береговым, там у нас основная база флота. Ещё новая АТС на двести номеров, коммутатор, и то, что там никогда не было, это аппаратура ЗАС. В последнее время выявились несколько случаев прослушивания наших каналов, вот и решили прикрыть основные. Это главное, в мелочах будешь разбираться на месте. На время монтажа и отладки тебе придаётся бригада из трёх гражданских специалистов. Они пробудут у тебя весь мокрый сезон. Времени хватит на всё. Зимой здесь не воюют, так что мешать никто не будет. Да и выбраться оттуда в эти месяцы оттуда невозможно. Постарайся за те недели, что остались до дождей, сделать все наружные работы – установить антенны, сделать хорошее заземление, ну и насколько успеешь, растянуть новые кабели и абонентские линии. А как небеса разверзнутся, будете уже заниматься аппаратурой и всем остальным на самом узле. Работа, в общем-то, не пыльная, но её очень много. Кстати, радиостанции получили в автомобильном варианте, в кунгах, так что их придётся сначала демонтировать, а потом уже устанавливать. Здание узла там расширили, так что помещений хватает. Необходимые материалы и инструменты тоже, вроде, все есть. Остаётся только работать. Начальником у тебя там будет капитан Запискин Семён Владимирович. Может раньше сталкивались, он тоже в нашей армии служил. Да, перед отъездом ещё получишь секретный чемоданчик, там новые карты, ключевые документы. Вот, наверное, и всё. Вопросы есть?
- Да. А какая засекречивающая аппаратура?
- Ну, её ты знаешь. В той России с неё уже давно все грифы сняли. Это старенькие «Эльбрусы» - Т-217М. Глубокая древность. Там она вся идёт на уничтожение. А нам ещё послужит. Конечно, это не аппаратура гарантированной стойкости, но нам на прикрытие каналов хватит. Если кто-то конкретно захочет узнать наши секреты, то и более новая аппаратура не поможет. А так мы защитимся от случайного прослушивания и просто от любопытного противника. Нам стойкости в два-три часа вполне достаточно. Но, ЗАСом будешь заниматься в последнюю очередь. Сначала радиостанции,    коммутаторы, АТС, абонентская сеть. Вы там, практически, на передовой, и от оперативности связи очень многое зависит.
- Понятно. И что дальше?
- Как что? Сейчас выпьем с тобой кофейку, как раз твои товарищи освободятся, и пойдёте склады раскулачивать. Ну, а потом, как я и сказал, через три дня, в четверг, в девять часов ты уже здесь. Начнём служить.
Владимир поднялся, включил стоящий на подоконнике электрочайник, выставил на стол вазочки с печеньем, конфетами, нарезанным лимоном. Потом достал из стола армейскую фляжку и маленькие, грамм по пятьдесят, металлические стаканчики и налил в них. Судя по аромату, коньяк.
- Давай по капле за твою новую службу. Ну, чтобы служба твоя здесь была не хуже, чем на старой земле, и этот мир стал твоим вторым домом.
Мы выпили, забросили в рот по дольке лимона. Потом налили кофе, правда, он был растворимым, но очень даже неплохой на вкус. После этого ещё с полчаса поговорили, вспоминая службу в Амурской области, в 35 армии, перебирая общих знакомых. В шестнадцать мой шеф сказал:
- Ладно. Обед в штабе закончился. Сейчас пройдёшь по кабинетам, сдашь аттестаты, получишь накладные, в финчасти подъёмные – оклад на тебя и пол оклада на супругу, потом на склады всё получать. Кстати, с тобой мы немножко твоё назначение отметили, а вообще вместе думайте, где и когда проставляться будете. Здесь эту традицию никто не отменял.

27 день НЗ

Протекторат Русской Армии, ППД, гарнизонная гостиница.
23 год, 36 число, 9 месяца, понедельник 20:30

Забросив баулы с полученным имуществом и оружием в номера, мы все собрались в столовой на первом этаже. Народу здесь было много, только что кончился рабочий день, он был с восьми до двадцати часов с двухчасовым обедом. Но и свободных мест хватало. Соловая была большой, кормили по принципу шведского стола – каждый набирал то, что ему нравилось. Основательно проголодавшись за день, мы набрали полные подносы и сели за длинный стол у окна. Кроме еды в имеющемся в столовой небольшом баре мы взяли пару бутылок «Новомосковской» мужчинам и вишнёвки девушкам. За ужином это здесь позволялось.
- Ну что, - поднял я рюмку, - как говорится, отступать некуда, позади Москва, а у нас, наверное, ППД. Как-то очень быстро мы нашли для себя в этом мире. Но, это, наверное, и к лучшему. Давайте выпьем за это. И чтобы наша жизнь и служба на Новой Земле были лучше и интереснее чем в старом мире.
Мы выпили, после чего минут пять за столом слышался только стук вилок и ножей по тарелкам. Я с удовольствием отправлял в рот куски сочной, нежной, не очень жирной свинины, заедая зеленью и макаронами с острым соусом. Когда все утолили первый голод, налили по второй.
- Ну что, а теперь можно немного обменяться тем, что мы узнали и прикинем, что будем делать дальше, - предложил я.
- Основное нам, наверное, одно и то же рассказывали, - первым начал Юрий, - я кроме того узнал, что работы впереди у меня начать и кончить. Там была только небольшая мастерская, а теперь надо делать целый цех по ремонту. Станки и оборудование завезли, теперь надо всё устанавливать и запускать в работу. А в начале следующего сухого сезона ещё и эллинг строить, чтобы поднимать суда и обслуживать корпуса, винты, в общем, подводную часть. Пока мы здесь, на базе, надо изучить всё, что закуплено, завезено, дополучить то, что упустили, или заказать, если такого нет в наличии.
После него я рассказал вкратце о том, что узнал сам. Затем Павел рассказал про них с Василием. У них всё проще. Им учить личный состав тому, что знают сами. А для этого ничего особенного не надо. Их основным объектом были люди, а оружие, оборудование и различные спецсредства и так были в наличии. Правда, хоть это и не озвучивалось, но было понятно, что их работой будет не только обучение. Им придётся выполнять боевые задачи вместе со своими подопечными.
Анне достался участок посложнее. Оказывается, она ещё на старой земле получила звание капитана медицинской службы, будучи в запасе, и последней её должностью было заведующая хирургическим отделением. И поскольку с врачами в этом мире была большая напряжёнка, ей присвоили звание капитан-лейтенанта, и она назначалась начальником госпиталя. По размеру он, конечно, был небольшим, но вполне полноценным. И кроме военных будет обслуживать и всё гражданское население фронтира. Ей, как и мне предстояло осваивать новое здание и оборудовать его привезённой медтехникой. И так же для этого на мокрый сезон ей придавали пару гражданских специалистов.
Проще всех было Маше.    Она получила лейтенантские погоны и должность помощника начальника штаба бригады. Ей предстояло, и работать с документами, и при необходимости быть переводчиком, и заниматься техническими переводами, не всё оборудование и техника на базе были российско производства.
Ну, а Людмиле и Насте предстояло на месте выбирать, чем они будут заниматься. Закончили мы ужин уже привычным здесь кофе с отличной, почти домашней выпечкой. Всё же кофе здесь настолько хорош, что мы даже забыли, что у нас ещё и хороший запас чая с собой. И самое интересное, что даже на большие порции крепкого кофе моё сердце практически не реагировало. То ли его состав был немного другим, то ли я начал меняться. Молодеть, что ли? Шутка.
- И какие у кого планы на ближайшие свободные три дня? - спросила Анна, прихлёбывая ароматный напиток.
- Я думаю, завтра займёмся разбором того, что получили, - предложил я, - подгонкой формы и снаряжения. Ближе к вечеру погуляем по городу, посмотрим, как здесь люди живут, поужинаем в каком-нибудь ресторанчике. А послезавтра на стрельбище с утра. Почистим полученное оружие, пристреляем, а потом отдыхаем перед предстоящими напряжёнными днями. Хотя, что это я командую? У нас теперь есть старший по званию – целый каплей, - улыбнулся я.
- Дурак, - зыркнула на меня Аня, - вот придёшь на приём, тогда я над тобой поприкалываюсь. И вообще, думаю, все с твоим планом согласятся. А пока, надо уже, наверное, по номерам разбегаться. Время двадцать один тридцать, а денёк сегодня был не из самых лёгких. Утром созвонимся, тут и в номерах телефоны есть, и сотовые наши работают.
Никто не стал спорить, и мы разошлись по отведённым нам комнатам.

27 день НЗ

Протекторат Русской Армии, ППД, гарнизонная гостиница.
23 год, 36 число, 9 месяца, понедельник 21:45

Номер был обычным двухместным, но не маленьким. В нём был стандартный набор мебели, с уже привычным здесь оружейным сейфом. Был и телевизор, и даже музыкальный центр. Главным неудобством были кровати-полуторки. Поэтому первым делом мы с Людмилой сдвинули их вместе, создав большой полигон для семейных видов спорта.
- Ну что, - я обнял сзади Людмилу и поцеловал в шею, - вот мы и ещё на шаг приблизились к нашей мечте. Определились, где и кем будем в этом мире. И скоро у нас будет свой дом. Всё как ты, вернее мы хотели. Думаю, и кота с собакой мы там себе найдём, чтобы всё было по-настоящему. Только ты не торопись работу искать. Побудешь дома, сделаешь его уютным. И мне будет приятно бежать со службы домой, зная, что меня ждут. Хорошо?
- Жора, миленький, я так тебя люблю, - Люда крутанулась у меня в руках, и обняв, прижалась ко мне. Я почувствовал, как у мня на шее появились горячие капли.
- Что ты, маленькая, - я слегка отстранил от себя начавшую хлюпать носом девушку, - всё же хорошо. Я даже не думал, что у нас всё так хорошо и так быстро будет получаться. Не надо плакать, Солнышко.
- Это я от счастья. Я такая счастливая. Стоило пройти через всё, чтобы быть вместе с тобой, чтобы всё случилось… ну вот так, как случилось. А слёзы, они сами катятся, - Люда по-детски шмыгнула и вытерла глаза ладошкой.
- А давай знаешь что, - я чмокнул её в мокрые глаза, - бросаем всё, моемся, переодеваемся и идём гулять. До полуночи ещё целых восемь часов, спать ложиться рано. А у администратора внизу узнаем, куда можно сходить, поесть мороженого, выпить шампанского.
- Давай, - вскинула глаза Людмила, - только я в душ первая.
- Конечно, я же никогда не спорю.

28 день НЗ

Протекторат Русской Армии, ППД, гарнизонная гостиница.
23 год, 37 число, 9 месяца, понедельник 08:50

Поднялись поздно, уже почти в восемь. Быстро ополоснулись, оделись и спустились в столовую. Вчера допоздна прогуляли по городу, вернее по Базе. Городок нам понравился. Чистый, аккуратный, застроен одно и двухэтажными зданиями, улицы прямые, чистые. Планировка параллельно-перпендикулярная, прямо как Благовещенск в миниатюре. Много зелени. В центре на площади кафе, где тусовалась ы основном молодёжь, на другой стороне ресторан с чисто армейским названием «Портупея». В нём мы и поужинали. А заодно и потанцевали. Пришлось и мне тряхнуть стариной. Правда, я танцевал только медленные танцы. А Людмила выходила попрыгать и в быстрых, и я не мог наглядеться на свою принцессу. В лёгком сарафане, с распущенными соломенными волосами она выглядела сногсшибательно. И двигалась очень красиво, не даром в школе занималась танцами. И это не осталось незамеченным. Пару раз её приглашали танцевать молодые офицеры, но после того как возвращали и она представляла меня: «Мой муж, Георгий», второй раз уже не подходили, уходя с удивлённо-задумчивыми взглядами.
Домой вернулись за час до полуночи. Славно отдохнули. Хотя ноги, уставшие от походов и танцев, пытались сказать обратное. Ополоснувшись по очереди под душем и сев на кровать в лёгких халатах, которые нашлись в ванной, мы открыли прихваченное с собой ещё холодное пиво, заедая его какими-то сушёными морепродуктами, похожими то ли на кальмара, то ли на осьминога. По местному ТВ-1 шёл фильм «Мастер и Маргарита», уже не первая серия. о местному ТВ-1 шёл фильм «Мастер и Маргарита», уже не первая серия. Но мы и так знали его почти наизусть.
- Ну что, теперь спать? – повернулся я к любимой.
- Сейчас! Какое спать? Через пару недель у нас уже будет свой дом, и пора начинать работать над увеличением нашего семейства, - лукаво улыбнулась маленькая Лиса.
- И почему это я совсем не против? – повалил я Людмилу на постель, развязывая пояс на её халате.
И вот теперь, после долгой ночи, мы восполняли утраченную энергию. Свежа\я ещё горячая выпечка, салаты из мяса и овощей, ананасный сок и, конечно, кофе. Торопиться было некуда, впереди три дня отдыха. Не совсем, конечно, безделья, сегодня разобраться с обмундированием, завтра с оружием. Но это мелочи. Всё равно в душе уже было чувство какой-то завершённости, осознание того, что мы уже нашли свой берег. А все наши беды и невзгоды остались там, как здесь говорят «за ленточкой»
В номере я достал два больших баула, которые получил вчера на вещевом складе, и мы стали их разбирать. Люда гладила форму, кое-где приходилось её немного подгонять. Я пришивал знаки различия – погоны, шевроны, петлицы. Комплект был не маленький. Трое чёрных суконных брюк, два кителя – чёрный и белый парадный, повседневная куртка с нагрудными карманами. Две фуражки, пилотка, шесть жёлтых рубашек, три комплекта камуфляжа, такого же, как и у пехоты, шесть тельняшек, шесть таких же маек. Плащ, куртка утеплённая непромокаемая. Шесть пар обуви – туфли, ботинки, три пары ботинок с высокими берцами, явно не российского производства, и даже резиновые сапоги. Две плащ-накидки и много всего другого, вроде ремней офицерских и брючных, перчаток, кашне, носовых платков, носков, фурнитуры, сумки офицерской, компаса и даже набора канцелярских принадлежностей. В общем, я даже не мог придумать, что же ещё можно бы добавить в этот комплект, чего в нём не хватает. Со всем этим провозились до самого обеда. Но зато всё было подогнано, отутюжено, что надо висело на плечиках и лежало на полках в шкафу, остальное аккуратно уложено в баулы.
Когда закончили с формой, время перевалило уже за четырнадцать часов, и мы решили обзвонить своих товарищей. Как оказалось, они тоже всё время с утра занимались тем же, что и мы. Договорились встретиться через полчаса в столовой. Ребячество, конечно, но я решил идти на обед в форме. Что-то такое в душе ёкнуло – а ведь соскучился я по ней. Мне она всегда нравилась, тем более военно-морская. Надел чёрные брюки, рубашку с коротким рукавом, пилотку, туфли. Довершал мой вид ремень с висящей на нём «Гюрзой» в кожаной кобуре. Покрутился перед зеркалом. Неплохо. Даже вроде моложе выгляжу в форме.
-Ну, прямо молодой лейтенант, только из училища, - хихикнула сзади Людмила.
- Заметь, ключевое слово «молодой». Всё для тебя, Солнышко.
- Я и так знаю, что молодой. Ты каждую ночь мне это напоминаешь.
- Ладно. Хватит издеваться. Пошли обедать.

28 день НЗ

Протекторат Русской Армии, ППД, гарнизонная гостиница.
23 год, 37 число, 9 месяца, вторник 14:53

- Я как будто и не снимал форму, - сказал Павел, усаживаясь за стол, - руки уже сами на автомате и шевроны пришивали, и стрелки наглаживали.
- Я тоже, - поддержал его Василий.
Все, как и я, за исключением, конечно, Люды и Насти, пришли на обед в форме. Особенно красиво смотрелись девушки – и Маша, и Анна в узких чёрных юбках выше колена, рубашках, обтягивающих    приятные округлости, чёрных пилотках смотрелись просто сногсшибательно.
К этому времени все основательно проголодались, поэтому обед затянулся на целый час, после которого из-за стола я вставал уже с трудом. Да и другие, похоже, разомлели после обильного вкусного обеда.
- Ну, что, - предложил я, - пару часов отдыхаем и пойдём, погуляем по городу? Мы, кстати, вчера почти до полуночи по городу ходили. Но было темно, а сегодня нормально его посмотрим.
- Можно, согласился Юрий, а следом и остальные поддержали моё предложение.

38 день НЗ

Протекторат Русской Армии, ППД, КПП на выезде с базы.
23 год, 07 число, 10 месяца, пятница.

Ну вот, остался последний рывок на пути к нашему постоянному месту на этой земле. Вся колонна уже вытянулась за воротами ППД, связь проверена, ждём только команды на начало движения. Кроме наших двух машин шли ещё четыре БТР-80А, три автобуса, в которых ехали взвод морпехов, специалисты-монтажники, военные из отпусков и гражданские, работающие на Трезубце. Шло ещё пять бортовых КАМАЗов с прицепами, завозящие запасы на мокрый сезон. Были и четыре гражданских машины, загруженных до предела – две «буханки», «Егерь» и    «Тойота-сюрф»    - пикап с прицепом, это ехали новые жители разворачивающегося рядом с бригадой гражданского посёлка с рыбзаводом. В общем, не маленькая колонна получалась. Да и не удивительно, она была одной из последних в этом году, через пару недель начнётся мокрый сезон, и всякая физическая связь бригады с другими населёнными пунктами протектората прекратится на долгих три месяца. Останется только радио, а по нему не передашь ящик тушёнки или цинк патронов. Всё просчитывалось и завозилось заранее. У нас в машинах тоже добавилось по несколько ящиков и коробок – я и Юрий получили ещё некоторые приборы и инструменты после того как ознакомились со списками того, что завезли модернизации узла связи и РЭБ базы. Заодно ещё получили и докупили боеприпасов к своему оружию и другие необходимые вещи.
Дни до отъезда были заполнены до предела. Второй день отдыха мы занимались полученным оружием. Взяв с утра всё, что получили на складе РАВ, мы поехали на стрельбище, которое находилось на территории ППД. Довольно большое, трёхсотметровое. Здесь мы сначала почистили, привели в порядок полученные АК-103 и «Грачи», этот комплект в РА получали все кадровые военнослужащие. К тому же к автоматам прилагался ещё комплект дополнительного оборудования – дневной и ночной оптические прицелы, коллиматорный, подствольный гранатомёт, ПББС. Всё оружие пристреляли с разными прицелами, опробовали подствольники, выпустив по пять практических выстрелов. Потом снова всё обслужили. Кроме автомата и пистолета, на складе РАВ мы получили ещё лёгкие удобные бронежилеты и шлемы, я таких не видел – пластиковые, не очень тяжёлые, но, по словам начальника склада выдерживающие с десяти метров пулю от ПМ, а со ста метров винтовочную. Ко всему этому РПС, кобуры, ножи разведчика, бинокли. Наши новоиспечённые мичманы получили ещё и СВД и тяжёлую ОСВ-96. На автоматы нам выдали по два цинка патронов, по одному ВОГов, на пистолеты по пять сотен патронов. В общем экипировали нас по полной программе.
Остальное время прошло в полной суматохе – прошли медкомиссию, получили допуски к секретке. Мне ещё пришлось выдержать трёхчасовую беседу с контрразведчиками, по поводу объявления меня там, на старой земле во всероссийский розыск.
Потом, до самого отъезда дни были заполнены учёбой, инструктажами, изучением документации по узлу связи, получением дополнительных приборов и инструментов.
Но всё когда-нибудь кончается. И вот мы стоим в колонне. Впереди два БТРа и похожий на наш «Тигр», в котором едет зам. Командира бригады кап два Ермолин, он же старший колонны, сзади на десятки метров растянулись остальные машины.
- Старшим машин и водителям собраться в голове колонны, - раздалась команда из динамика радиостанции. Мы с Юрием вдвоем вышли из машины,    сзади подошли Павел с Василием и мы вместе двинулись к месту сбора – к «Тигру» старшего колонны. Здесь короткий последний инструктаж, и как в старые добрые времена:
- Смирно! Приказываю колонне начать движение! Связь постоянная! Вольно! По машинам!
Взревели дизели БТРов, Зашумели, зарычали, загудели двигатели других машин. Мы с Юрием вдвоём ехали в «Тигре», остальные все расположились в автобусе. Даже Людмилу, которая старалась не отходить от меня ни на шаг, девушки уговорили ехать вместе, хотя бы пока. Да оно и правильно, дорога дальняя и, судя по рассказам, совсем не из лёгких. А в ПАЗике им вместе будет веселее. Впереди,    как сказали, два полных дня пути с одной ночёвкой. Ладно, мы такое уже проходили. По сравнению с тем, сколько мы прошли от Порто-Франко, это мелочи.
Первое время после старта дорога была отличная, но такой она будет только до моста через Белую, перед Солнцегорском. Дальше мы сходили с трассы, и дорога станет такой же, как и большинство в этом мире – просто накатанная колея. Но нам вроде как не привыкать.
- Слышь, Юр, - спросил я, когда мы поехали минут десять, - а что это ты решил на службу пойти? Всегда был противником, ещё и надо мной прикалывался. Да и возраст. Уже полтинник всё же.
- Ну, возраст, положим, у тебя почти такой же. А пошёл потому, что дома сидеть не хочу. Ходить босиком по огороду, чтобы к земле привыкать? Увольте, я ещё пожить собираюсь. Идти куда-то на завод, тоже не хочется, это опять со слесаря, моториста начинать. Механиком    сразу вряд ли кто возьмёт, везде свои уже, наверное, есть. Работать частником, тоже ещё тот геморрой, а какая выгода, неизвестно. Хотя, конечно, нам с тобой о выгоде пока нечего беспокоиться. А здесь предложение то, что надо – работа знакомая до мелочей, да ещё и не механиком, а инженером. К тому же интересно цех практически с нуля поднять и организовать работу. Это моё. А то, что в погонах, так я, как понимаю, буду их только на работу и с работы носить. А на работе в комбинезоне и промасленных перчатках. Да и вообще, как бы я ни прикалывался, а армия, это стабильность и порядок. Как говорится, это один из столпов, на которых государство держится. Ну и зарплата, паёк, обеспечение тоже своё слово сказали. Пуст и не самое громкое, но тоже веское. В общем я решил, а Маша поддержала, что это лучший вариант. Пять лет контракта, это не так уж много. Хотя, в переводе на земные годы, это почти восемь. Но ничего, за это время привыкнем здесь, вживёмся, ближе узнаем этот мир, а там посмотрим, дальше служить, или может, что-то другое придумаем для себя. Лучше ты скажи, зачем опять на службу пошёл?
- Ну, ты вообще почти все мои мысли озвучил. Я думал в основном так же. Да к тому же служба для меня привычна. Ещё вдобавок офицером стал, и тоже инженером вместо техника. Работа знакомая. Ничего особо сложного. А там, как ты и говоришь, по концу контракта видно будет. К тому времени, думаю, у нас в семействе уже прибавление будет, а может и не одно. Так что там решим. Я вообще-то и    садом с огородом заниматься не против, и детей нянчить. Но пока рановато. Те годы, что просидел дома на пенсии, пока из-за Людмилы не сорвался сюда, можно смело в пассив занести – потолстел, растерял былые навыки, теперь всё обратно восстанавливаю. Такое ощущение, что помолодел лет на десять. Ну а то, что десять килограмм скинул, так это точно. Сам на медкомиссии увидел. А сесть сейчас дома – коньяк, трубка, кофе, компьютер, и через полгода опять таким же стану, толстым и ленивым. А на службе такое не получится, на ней закиснуть не дадут.
- Ты, похоже, молодеешь не только от смены образа жизни. У тебя вон какой мотиватор теперь есть, -улыбнулся Коваль.
- Можно подумать у тебя другой. Ну, на несколько лет старше.
- Да. Я тоже как-то незаметно практически семейным стал. Даже не думал, что в полтинник ещё можно влюбиться и новую семью завести. Тем более с такой молодой.
- Что поделаешь? Жизнь, она такая коварная штука. Ещё тоже детишками на старости лет обзаведёшься.
- Поздновато, вроде как. Всё же, как ни страшно звучит, а уже полувековой рубеж пройдён.
- Это у тебя пройдён. А у Марии самое время детьми обзаводиться. Тем более, что бы ни случилось, а своим семьям мы безбедное будущее обеспечили. Остатки золота, думаю, разделим, и пусть лежат как наш неприкосновенный золотой запас. Или можно в Русский Промышленный Банк положить. Он здесь немаленький и надёжный. Да и золото будет работать на ПРА, а не на хозяев Ордена.
- Ладно, это не к спеху. Разберёмся. У нас и времени порешать- то нормально не было. Три дня в Демидовске, как белки в колесе. Потом в    ППД. Я за это время и не вспомнил о нём.
- Да. Но теперь времени хватает. Успеем. Поговорим с людьми, узнаем как лучше сделать.
Мы проехали мост через Белую и свернули с трассы Демидовск – Солнцегорск на обычную грунтовку. С двух сторон потянулись уже убранные поля, изредка перемежаемые рощами каких-то местных деревьев. Заметили несколько ферм, стоящих в стороне от дороги. Они выглядели как маленькие форты, огороженные высокими крепкими заборами, с торчащими из-за них стволами пулемётов. Но через пару часов и поля закончились. Пошла обычная саванна, как и во время пути от Порто-Франко. Только здесь травы были выше и сочнее. Чувствовалось, что рядом горы и рек здесь немало. Да и крупных животных здесь в основном повыбили. Некому стало съедать это растительное изобилие. Вскоре по радио сообщили, что через десять минут полуторачасовая остановка. Как раз вовремя. Желудок уже настойчиво напоминал, что ему тоже пора поработать. Нашим организмам тоже требовалось топливо. Колонна поднялась на небольшой гребень, откуда открывался прекрасный вид во все стороны и остановилась. Мы с Юрием перешли в автобус, к остальной нашей команде. Мой маленький чертёнок тут же повис у меня на шее:
- Я соскучилась, - чмокнула она меня в щёку.
- Ничего, - вернул я ей поцелуй, - зато здесь и свежее, и веселее, и обзор получше. Всё же «Тигр», это не прогулочная машина. Так что езжай и дальше здесь. А там мы с Юрием по очереди за рулём, - и уже ко всем, усадив Людмилу на сидении, ну как начало пути?
- Да вроде как не начало, а продолжение ралли из Порто-Франко, - сказала Настя, будто и не отдыхали больше двух недель.
- Ничего. Завтра к вечеру должны на месте быть. И наше ралли надолго закончатся. Во всяком случае, до конца мокрого сезона. Будем опять привыкать к оседлой жизни. Хватит    кататься. Мы так, если всё вместе собрать, так уже больше месяца в дороге. А пока давайте обедать.
Девушки уже накрыли на стол. В основном то, что прихватили утром в столовой – холодная жареная рыба, мясо, свежие овощи, зелень, хлеб. На походной газовой плитке уже закипал большой кофейник. Чтобы было быстрее, достали из староземельных запасов растворимый кофе и чай в пакетиках. Всё же полтора часа, это не так уж и много. Нужно ещё и умыться, и посетить ближайшие кустики, на предмет оправления естественных потребностей. Хотя для этого в автобусе и был биотуалет в специально отгороженной кабинке, но по мне было как-то неудобно пользоваться им, когда все сидели в салоне.
Наелись, как говорится, от пуза. Пища пусть и нехитрая, но сытная. Мы с Юрием навели себе ещё трёхлитровый термос крепкого кофе, куда я не забыл плеснуть грамм сто коньяка. Люда с Машей ещё наделали нам большой пакет    бутербродов с холодным мясом и рыбой. Тут и прозвучала команда десятиминутной готовности.
- Ну ладно, маленькая, - я приобнял Люду, - езжай и дальше здесь. Не балуйся и не капризничай.
- Ты ещё скажи не плачь и на горшок вовремя просись, - притворно надула губы моя принцесса, - ладно, поеду здесь, но как доберёмся до места, я от тебя ни на шаг.
- И что, на службу тоже со мной ходить будешь?
- А что? Может, я точно пойду к тебе на узел телефонисткой, или ещё кем.
- Ладно, на месте посмотрим, - я поцеловал жену и мы с Ковалем пошли к себе в машину.

38 день НЗ

Протекторат Русской Армии, пристань на реке Рио-Пираньос.
23 год, 07 число, 10 месяца, пятница. 23:47.

Вторая половина дня почти ничем не отличалась от первой. Разве что перелески становились всё больше, и к вечеру мы уже ехали по небольшой долине, а с двух сторон метрах в ста – ста пятидесяти шёл сплошной лес. Дорога была не из самых лучших, но и совсем плохой её не назовёшь. Мы сделали ещё одну часовую остановку и около двадцати одного тридцати остановились на ночлег. Видно, что это место для этого и предназначено – большой плоский холм, на котором уже были отрыты капониры для бронетехники, оборудованы стрелковые позиции на случай нападения. В центре оборудовано несколько кострищ, запас дров, несколько сколоченных столов с лавками. Даже туалет «типа сортир, обозначенный на плане буквами М и Жо, присутствовал по склону противоположному от дороги.
Устали за этот день все солидно. Всё же около четырнадцати часов за рулём, да к тому же совсем не по автобану.
Поднявшись на холм, встали на указанные нам места, и вышли из машин. Спина и ноги заметно гудели. Собрались у автобуса. Моя принцесса тут же прижалась, обняв меня.
- Ну что, други, - обратился я ко всем, - ещё одна ночёвка, и завтра будем на месте. Дай боги, чтобы это уже было постоянное наше место в этом мире. А сейчас давайте к ночлегу готовиться, что ли. С мужиков костёр и палатки, а то все в вашем автобусе не поместимся, а с девчат ужин. Поехали.
Через полчаса огонь уже весело лизал большой котелок, висящий на треноге, и чайник рядом с ним. Чуть в стороне стояли две палатки, с надувными матрасами внутри. Это мы с Юрием ещё в Благовещенске прикупили. А мы сидели за столом в ожидании, когда приготовится основное блюдо – макароны с тушёнкой и овощами. А так как наши желудки уже очень требовательно напоминали о себе, мы скрашивали время ожидания остатками холодного мяса и рыбы с салатиками, которые девушки быстро настрогали. Подумав, я нырнул в машину и достал по бутылке водки и коньяка. Всё же после напряжённого дня это не лишнее. Тем более наступали сумерки, и было не очень жарко – чувствовалось приближение сезона дождей и близость реки.
- За нашу дружную команду! – поднял я свою пластиковую рюмку, - завтра последний рывок, и мы в конечной точке нашего путешествия. Мы много по-отдельности прошли на старой земле, встретились в этом мире, и уже вместе прошли изведанные земли в нём с востока на запад. Мне хотелось бы, чтобы и дальше мы оставались такой же дружной командой. Давайте за это и выпьем.

39 день НЗ

Протекторат Русской Армии, дорога ППД - Трезубец.
23 год, 08 число, 10 месяца, суббота. 07:50.

Вчера долго не засиживались. Поужинали, выпив по сто грамм, закончив чаем из староземельных запасов, и к двадцати семи часам разошлись спать. Сил хватило только добраться до палатки и упасть на мягкий надувной матрас. Рядом под бочок легло моё маленькое чудо и обняв меня сладко засопела под ухом.
Утром подняли в семь часов. Я поцеловал свою Принцессу, которая потянулась и открыла глаза.
- Вставай, Солнышко, впереди крайний день нашего путешествия. После обеда будем уже на месте.
- Угу, - обняла меня Людмила, - конец наших скитаний. Как же долго мы к этому шли.
- Ну, ещё не конец. Сначала доехать надо. Но, будем надеяться, что здесь мы обретём свой дом. А пока давай поднимайся. Надо завтракать и сворачиваться.
Утренний туалет, кофе с холодным мясом и запасёнными ещё из ППД булочками, свёртывание лагеря, и в семь пятьдесят все машины уже стояли в походной колонне. Последний инструктаж водителей, проверка связи и в восемь ноль-ноль команда на начало движения.
Во второй день дорога заметно изменилась. Накатанная колея пошла вдоль реки, то по самому берегу, то ныряя в просеки прорубленные в больших массивах незнакомых деревьев. Часам к одиннадцати начал накрапывать дождик, предвестник мокрого сезона, температура воздуха была не выше двадцати пяти градусов. Ехать было значительно легче, не было той жары, к которой уже почти привыкли в этом мире, впередиидущие машины не поднимали облака пыли. В двенадцать часов остановились на недолгую остановку, посетили кусты, растущие вдоль дороги, успели выпить по кружке кофе из термосов, приготовленных ещё утром, и дальше уже без остановки шли до конечной точки нашего маршрута.
Через час после полудня, который здесь наступал в пятнадцать часов, всё никак не могу к этому привыкнуть, мы поднялись на очередной невысокий холм, с которого открылся вид на базу и посёлок Трезубец. Территорию они занимали не маленькую. За мостом через неширокую – не больше ста метров речушку, впадающую в Рио-Пираньос, начинался посёлок, огороженный двумя рядами колючей проволоки с растянутой перед ними спиралью Бруно и полосой МЗП, в просторечии «путанкой». За ними вдоль речки стояли десятка два одноэтажных симпатичных домиков, обшитых вагонкой, с дворовыми постройками. За ними несколько коротких улиц, застроенных одно и двухэтажными домами, виднелось здание, похоже, школы, в центре посёлка небольшая площадь со сквером. За противоположной окраиной посёлка бетонный забор, отгораживающий территорию базы. Рассмотреть там всё было невозможно, но видна была труба котельной, а пара высоких антенн указывала месторасположение узла связи, двух и даже трёхэтажные здания, у берега большой цех, видимо, будущая вотчина Юрия, дальше, вдоль берега у причала и просто уткнувшись в песок катера, десантные баржи. В общем, нормальный военный городок.
Машины с гражданскими остались в посёлке, остальные втянулись через открытые ворота на территорию бригады. Здесь колонна опять разделилась. БТРы пошли в парк, автобусы с морпехами к казармам, а наш «Тигр» и автобус вслед за машиной старшего колонны остановились на стоянке перед зданием штаба. Все вышли, разминая затёкшие за дорогу суставы. Через пять минут на крыльцо вышел кап два Ермолин. Поприветствовал, и пригласил нас входить. Здесь мы поднялись на второй этаж и вошли в кабинет комбрига. Поднявшийся из-за стола капитан первого ранга приветствовал нас и представился:
- Командир базы речных катеров и одновременно начальник базы «Трезубец», капитан первого ранга Казаков Николай Фёдорович. Рад приветствовать вас, и поздравляю с прибытием к месту службы. Долго задерживать не буду, я уже немного знаком с вами заочно, ближе познакомимся в процессе. Сегодня получите у зампотылу ордера и ключи от квартир. Заселяйтесь, пока ещё можно выбрать себе жильё. Завтра в девять жду вас всех здесь же. Будут ваши командиры, начальники, познакомитесь, прикинете планы на ближайшее время, потом получите два дня на обустройство и дальше будем служить. Работы много, так что скучать не придётся. Но главное всегда помните, что база находится на фронтире, в самом глухом углу русских земель. За Амазонкой, на юге, Ичкерийский Имамат, на востоке за рекой Бразилия, с ней мы дружим, но всё равно это сопредельное государство. Поэтому, постоянная бдительность. Нападений на нашу базу давно не было, а в этом году мы ещё сильнее укрепились, но может быть всякое, и от мелких провокаций никто не застрахован. Выход и выезд за пределы базы только по письменному разрешению своих начальников, гражданские через главу посёлка. Обязательно указывать состав группы, цель, маршрут, время убытия и ориентировочное время прибытия. Обязательно при таких выездах иметь постоянную связь с базой.
В это время раздался стук в дверь, и вошёл кап три:
- Разрешите?
- Заходи, Сергей Иванович, - и уже нам, - это наш зам по тылу капитан третьего ранга Целиков. Прошу любить и жаловать. Сейчас пройдёте с ним, решите вопросы расселения и, как я уже говорил, завтра в девять встречаемся здесь же, в этом кабинете. А пока, честь имею.
Размещено: 02.08.2016, 17:48
  
Всего страниц: 2