Всего страниц: 2
Юрий Литвиненко (urka): Земля любви
Размещено: 01.08.2016, 22:04
  
Юрий Литвиненко (urka)
Земля любви
Аннотация: В книге может больше рассуждений и чувств, за что заранее прошу прощения у тех кому не понравится. Но писалась она в не совсем обычных условиях. И наверное ее можно отнести к категории книга-мечта. ГГ и девочка реальные люди. Да и многое взято из реальности. Роман больше о моих чувствах, мыслях. И, надеюсь и верю что девочка их разделяет.

Земля любви
Обычно в начале книги пишут, что все герои вымышлены. И случайное совпадение может быть не по умыслу автора. Я так говорить не буду.
Главный герой, девочка и многие из героев книги взяты из реальной жизни. Места действия, кроме, конечно, другого мира тоже вполне реальны и имеют свои названия. Просто не хотелось обозначать то село, где жила эта девочка, чтобы не создать у читателей ложного впечатления обо всех ее жителях. Поэтому будет просто «где-то на Северо-Западе России».

1день СЗ.

Село где-то на северо-западе России.
10.06.2007г.



Тени от деревьев все удлинялись, меняя цвет асфальта, укрывавшего двор, с серого на почти чёрный. Вот    уже полностью скрылось за деревьями, впуская в мир вечерние сумерки. А я все сидел на крыльце своего домика и думал. Бросил взгляд на свои командирские, и сам удивился, третий час как от меня уехал Ефим, привезший странные и, наверное, страшные новости. И все это время я сидел и переваривал их. Кружка, в которой был налит крепкий сваренный кофе, давно опустела, зато банка, используемая под пепельницу, заметно наполнилась. Открыл пачку с сигаретами, хотя почему во множественном числе? Там оставалась одинокая сигарета. Надо же, даже о трубке не вспомнил, так накрыло. Сунул фильтр в зубы, смял уже пустую пачку и бросил ее в урну, стоящую рядом с крыльцом. Да… Сообщение Ефима было небольшим, но из-за него моя жизнь, похоже, круто изменится. И, похоже, не в лучшую сторону. И этой тихой спокойной жизни военного пенсионера в уютном домике с небольшим садиком и маленьком огородиком уже не будет. Все говорит за то, что случится это очень скоро, уже в ближайшие дни все круто изменится. А виноват в этом во всем сам, и обижаться не на кого. Ну и еще причиной предстоящих перемен стала моя странная неодолимая поздняя любовь. А имя этой любви было Нона. И возраст этой любви был всего восемнадцать лет. Почти втрое моложе меня.
Сейчас даже и не вспомню, с чего все началось, и точное время когда, уже не определю. Только примерно. Года два с половиной – три назад. Она тогда училась еще в девятом классе. Там я ее и увидел первый раз, когда приходил в гости к своей хорошей знакомой. Я часто бывал там, помогая то отремонтировать компьютеры, то поправить программы, то поснимать какие-то школьные мероприятия, чтобы потом выложить их на школьном сайте. Иногда еще чем-то помогал, это и самому доставляло удовольствие – сделать что-то нужное для школы. Несколько раз вывозил класс моей знакомой на природу, в музеи, в кино. Для этого хватало моей «буханки» трехлетки. Поселок небольшой, школа малокомплектная, а класс моей подруги еще и самый маленький, всего пять учеников, все на год младше Ноны. А она просто приходила в кабинет информатики и просиживала там перемены. Чаще молчала, слушая что-то воткнув в уши розовые кнопки головных телефонов, держа в руках такой же розовый смартфон. Иногда что-то рассказывала о себе или о том, что делается в поселке. И всегда улыбалась, иногда смеялась, заливаясь своим заразительным звонким смехом. От этих улыбок, смеха, веселых конопушек на симпатичном личике, в обрамлении пушистых солнечных волос казалось, что напротив сидит и смеется маленькое Солнышко. Так я и стал ее потом называть. Как-то случайно встретились с ней в кафе в районном городке, что стоит за рекой в паре километрах от переправы. Она пила коктейли, я кофе. Поговорили как всегда весело, и, как всегда, ни о чем. Потом    вместе шли пешком до парома и от него до поселка. Дальше больше, она приветствовала меня уже как старого знакомого. Не смотря на разницу в возрасте мы обращались друг к другу на ты. Как-то раз, в воскресенье, неожиданно зашла в гости в мой холостяцкий домик. На лице улыбка, а в глазах грусть, какая-то недетская тоска. Пытался узнать, что случилось, но она все больше отшучивалась. Напоил чаем с вареньем, которого у меня было много и разного. Люблю я его варить, да и есть тоже. Но больше раздавал соседям и знакомым. Посидела она часа два, видимо от общения со мной ее немного отпустило, и она упорхнула, почти по-детски, вприпрыжку, с развевающейся юбочкой.
Потом как-то пришла еще, на этот раз я насторожился – от нее пахло алкоголем, и глазки недвусмысленно блестели. И вела она себя как-то необычно, развязно, пытаясь приставать «по-взрослому». В какие-то моменты казалось, что это совсем не она. Все ее вольности я старался пресекать, сводя где-то на шутку, где-то просто делая вид, что не замечаю. Она какое-то время еще хорохорилась, пытаясь что-то доказать мне, (или себе?), но, когда усадил ее пить чай, ее как прорвало. Стала чуть ли не взахлеб рассказывать о своей жизни, о своих совсем не детских бедах и проблемах. Я подумал что совсем ничего о ней не знаю. Сейчас она открывалась передо мной с совсем не той, солнечной и доброй стороны что раньше, а темной и грязной, совсем не ассоциирующейся с той маленькой девочкой, какой она виделась раньше.
Я сидел у окна и курил, прихлебывая кофе, Она допила чай, пересела ко мне и разрыдалась уткнувшись в плечо. Я, как мог, успокаивал ее, обняв и целуя солнечную макушку. А она сквозь слезы продолжала рассказывать. Как мне кажется, так играть и такое придумать не под силу маленькому человеку в ее возрасте. Я поверил ей тогда и верю до сих пор. По ее словам она никому не нужна, отца никогда не было, а мать где-то устраивает свою жизнь тех самых пор, когда родила ее и оставила бабушке. Появляется один-два раза в год, каждый раз обещая, что в следующий раз заберет ее к себе насовсем. Это уже просто стало дежурным обещанием, в которое никто не верит. Девочка росла как сорняк на обочине дороги, жила то у бабушки, то у тетки. Нигде не было нормальных друзей.
Школы менялись, и с одноклассниками тоже особо близких отношений не завязывалось. Тетке с бабкой она была не нужна от слова «совсем». Вся забота сводилась к тому, чтобы не ходила голой и сильно голодной. А те, немногие, неплохие вещи, что у нее были, включая смартфон, это мамины подарки, которыми она как бы откупалась в свои редкие визиты. Никто ее не замечал. Она была просто гадким утенком, живой иллюстрацией сказки Андерсена. Вот и потянулась она ко мне, почувствовав, что здесь от нее не отделываются дежурными фразами, никогда не давят своим сомнительным опытом, а реально только цифрами возраста. Как говорится, мудрость приходит с годами, но случается так, что возраст приходит один. И к ее родственникам эта мудрость имеет прямое отношение. Но последнее время Нона стала очень быстро взрослеть, внешне, оставаясь внутри тем же добрым непосредственным ребенком. Уже больше года назад она    стала выглядеть как маленькая красивая женщина с еще почти детским лицом. Бедра слегка раздались, четко обозначилась талия, а бюст стал рвать пуговицы на старых детских блузках. И тут ее заметили, но совсем не так, как этого хотелось бы. Обратили внимание мужчины лет по двадцать – двадцать пять. И много ли нужно ребенку не имеющему любви и ласки? Немного внимания, красивых слов, потешить самолюбие, рассказав какая она красивая и взрослая, потом немного вина, сигарета, и все, началась другая жизнь. Днем примерная школьница, милый ребенок, а вечером мужские руки, поцелуи, грубые ласки, первая кровь на простынях в чужой постели. Первая любовь, первое предательство, первая беременность и тайное избавление от нее, попытка вскрыть вены, слава богу, неудачная, не хватило смелости и сообразительности, но оставившая как память на запястьях тоненькие, почти не видимые, ниточки шрамов. Потом второй любитель молоденьких девочек, потом два вместе, и чем дальше, тем глубже та яма, полная грязи, в которую она скатывалась.
Прошедшим летом мама наконец-то взяла ее к себе, она как раз поселилась недалеко от села в котором жила бабушка. И там ничего не прекратилось, а продолжилось еще и с удвоенной силой. Менялись мужчины, алкоголь рекой, и так же никому не нужна. Мама со своей странной работой официантки, почти каждый вечер, а зачастую и до утра, а то и сутки – двое. Периодические поездки к бабушке, где внимания Ноне уделялось не больше чем домашней кошке. И так все лето. Пролетело оно быстро, и если написать сочинение на тему «Как я провела лето», то оно уместилось бы в несколько предложений.
Она как раз за несколько недель до этого прихода ко мне вернулась с этих каникул. Все же у нее росли не только грудь и бедра. Умом она тоже взрослела. И в ней боролись две противоположности. С одной стороны она начала понимать всю грязь в которую она опустилась, всю пагубность своего положения. А с другой, это ее уже сильно затянуло, и ей, в общем-то, уже нравилась эта взрослая жизнь, эти минутные удовольствия, а других у нее уже почти и не было. Вот и в этот    раз она сама, выпив в одиночку бутылку портвейна, пришла ко мне. В надежде поговорить, разобраться в своих мыслях, чувствах желаниях. А когда пришла, мозг, затуманенный алкоголем, увидел меня как мужчину.
Опыт, говорящий о том, что мужчине надо доставлять удовольствие, подсказал ей вначале вести себя со мной по-взрослому. Как учили ее бывшие партнеры. Если бы я ее не остановил, то неизвестно чем бы все это закончилось. И вот теперь, когда она выговорилась, я сидел и гладил ее по солнечным вьющимся волосам, говорил сам. Я не педагог и не психолог. Я технарь по жизни. Поэтому как умел, пытался донести до нее, что так жить нельзя, что она еще маленькая, что когда вырастет, то все поймет сама и ей будет от этого плохо. А сейчас ей надо постараться опять стать нормальным ребенком и вести себя как ведут девочки ее возраста. Или, во всяком случае, как должны себя вести. Что когда вырастет, то все у нее будет, только это все будет светло, чисто и радостно. Будет и муж, и дети, и свой дом, будут любовь и нежность. Только без грязи, алкоголя и всего того плохого во что она опустилась. Проговорили мы в тот день очень долго, раза три присаживались к столу пить чай, и даже один раз плотно поели. В итоге она успокоилась, обещала быть хорошей девочкой, слушаться меня, а в конце огорошила, спросив разрешения называть меня папой. Как же я мог отказать? Я в свою очередь попросил ее не приходить ко мне. Будем общаться в школе, иногда в кафе, и постоянно в интернете, чтобы не вызывать лишних разговоров. Не только ее «друзья» заметили, что она становится женщиной, а деревня, тем более эта, такая клоака, в которой тебя могут искупать в дерьме по уши, не смотря на то, какой ты белый и пушистый на самом деле. Обменялись электронными адресами, никами в соц. сетях, и я, проводив ее немного, вернулся домой. Давно у меня не было бессонных ночей. А в этот раз я и рассвет встретил с трубкой в зубах сидя на крыльце, и послушал гимн России по приемнику. После этого даже поел и наконец-то свалился. Проспал до вечера. Выспался и понял, что опять всю ночь не смогу уснуть. Надо как-то возвращаться к прежнему режиму.
Но, как оказалось, вернуться к привычному распорядку не получится. Когда поел приготовленный на скорую руку завтрак-ужин, покурил еще раз глядя на закат, и сел к компьютеру, то увидел, что Нона стучалась ко мне во всех соц. сетях и не по разу. Ответил везде, и тут же пошла переписка. Кое-как уговорил отправляться спать уже к четырем часам утра. Похоже, теперь придется днем досыпать.    Не мальчик я уже, чтобы сидеть до полночи и потом утром чувствовать себя как огурчик. С тех пор и пошла наша переписка. К этому моменту, если ее распечатать, получится солидный многотомник.
Так и прошло уже почти три года. Встречи в школе, иногда за столиком в кафе и постоянная, чуть ли не круглосуточная, переписка. Интересно и приятно было смотреть, как меняется мое Солнышко. Медленно, но уверенно. Тут еще и ее родственники стали невольными помощниками – стали запрещать ей гулять по вечерам и кроме как в школу редко куда выпускали. В остальном в семье у нее все было по-прежнему. Вернее, даже хуже. То она могла «сбросить пар» во время своих гуляний, а теперь вынуждена постоянно видеть одни и те же надоевшие лица. Но между уроками она хотя бы могла общаться с моей подругой. Хотя и здесь непонятное дело – тетка попросила ее ограничить общение с племянницей. Очень странно. Иногда невольно закрадывалась мысль, а не готовят ли девочку усиленно на замену маме, для работы «официанткой»? Когда я видел ее последний раз, она осунулась, подурнела, похоже, «выходила в тираж».
И тут наше общение в сети стало для Ноны настоящей и единственной отдушиной. Вот только стиль ее общения со мной как в сети, так и во время редких коротких встреч стал своеобразным. Похоже, во мне для нее объединились и отец, которого у нее никогда не было, и мужчина, самец, которые у нее уже были, и чем дальше, тем меньше в ее воспоминаниях оставалось плохого, и больше того, как ей было иногда хорошо. В общем, у девочки развился комплекс, который будь я ее настоящим отцом, назывался Эдиповым. Радовало то,    что виделись мы редко, недолго и всегда прилюдно. Хотя, очень редко, когда она ухитрялась застать меня одного, то не упускала возможности сорвать поцелуй. Я тогда не считал это чем-то постыдным или преступным.
Так все и шло до последнего времени. У Ноны уже начались ЕГЭ, скоро выпуск и большая жизнь. В переписке она строила планы, и они всегда были связаны со мной. Я уже не знал что делать. Нет, я не ханжа, не мещанин, но чем дальше продолжалось наше общение, тем больше я привязывался к ней, любил ее, но это была все больше отцовская любовь, как женщина она открылась мне после того памятного разговора. Но не как моя женщина, я не мог представить себя и ее вместе, хотя она к этому и стремилась. Для меня она была просто ребенок, пусть и с телом почти взрослой женщины. Хотя, наверное, я все же немного лукавлю. Ее слова, настроение, чувства пусть и по капле передавались мне. Как говорят «вода камень точит». Да, упорства этой девочке не занимать. Больше двух лет она ни разу не изменила себе. Не обижаясь, не переходя в агрессивную атаку, она спокойно добивалась своего. Не отступая ни на шаг, ни на метр, не уходя в сторону. Методично, непрерывно это маленькое чудо доказывало свое право на выбор, заставляло уважать свои чувства. И я, хотя и ни словом, ни взглядом не показывал, что ее усилия имеют хоть какой-то мизерный успех, нет-нет, да и задумывался, что иногда смотрю на нее не совсем как на маленького шкодливого хитрого ребенка добивающегося понравившейся игрушки. Да это и взрослому не под силу столько времени играть, настойчиво добиваясь своего. Значит это не игра. И в ответ на ее усилия где-то в груди у меня вспыхнула и разгорается искорка ответного чувства. Задумывался и тут же останавливал себя. Как можно всерьез думать в такой ситуации о чем-то кроме как об отношениях между отцом и дочерью, которые я уже давно принял и привык к ним, которые давно перестали быть для меня игрой, абстракцией. А что-то другое.… И главный барьер, который я не могу переступить, это разница в возрасте. Восемнадцать и сорок восемь. Да я ей не просто в отцы, я ей в дедушки гожусь. Но, именно это ее, кажется, совершенно не волновало. Полностью соглашаясь и поддерживая меня во всем остальном, здесь она была непреклонна.
И вот настал момент, когда пришлось вернуться к этим размышлениям. И отбросить их уже было нельзя. Солнце давно ушло за лес, стояли густые сумерки. На крыльце стало прохладно, все же лето только начиналось. Я встал, почувствовав как затекло тело от долгого сидения и, взяв пустую кружку, направился в дом. Поставил на огонь джезву.    Пока вода для кофе нагревалась, почистил трубку и забил новую порцию ароматного вишневого табака. Вода нагрелась, всыпал свежемолотый кофе, добавил немного сахара, соли на кончике ножа, трижды подождал, пока кремовая шапка пены поднимется до краев джезвы и опустится, когда я поднимал турку. Дал отстояться любимому напитку и аккуратно перелил в кружку. Чашкой ее точно не назовешь из-за объема. Влитый кофе заполнил ее едва ли наполовину. А ведь на коробке с джезвой, когда я ее покупал, значилось «4 порции». Но это не наши порции. Как говорил поп в фильме «Королева бензоколонки» - «я к полумерам не привык». У нас, русских, славян, все меряется полной мерой. И горе, и счастье, и радость, и тоска. Недаром на Руси и водку раньше ведрами меряли.
Ну вот, церемония исполнена – кофе налит, трубка раскурена, теперь можно спокойно сесть у окна, затянутого антимоскитной сеткой и продолжить свои размышления. Поймал себя на том, что просидев столько времени на крыльце, я только вспоминал прошедшие годы, каждую мелочь, раскладывая по полочкам сознания. А о том, что сказал Ефим, и как его слова отразятся на моей, а вернее моей и Ноны дальнейшей жизни, почти и не думал. Хотя его слова никуда и не уходили. Просто пока я предавался воспоминаниям, они работали где-то на уровне подсознания. Вспышка гнева и даже немного паники угасла. Смысл сказанного, его содержание и вызванные им эмоции улеглись, отстоялись, как пенка кофе в джезве, и теперь можно спокойно, без эмоций поразмыслить, просчитать возможные последствия и наметить варианты выхода из сложившейся ситуации.
Смысл вести принесенной Ефимом был в том, что Нону не зря ограничили в общении и свободе. Некоторое время назад на нее положил глаз начальник одного из родственников тетки, живущего в областном центре и служившем в областном МВД в чине подполковника. Начальник был даже старше меня, но это его не останавливало. Он не привык в чем-то себе отказывать. Если он что-то хотел, то это должно быть ему предоставлено и никаких возражений не принималось. И это не смотря на жену, троих детей и двух внуков. Заметил он Нону когда приезжал вместе с родственником девочки на последнюю рыбалку. И через время выдал свое желание. Поскольку он женат, ему не нужны скандалы и подрыв репутации. Поэтому он хотел взять для начала девочку к себе на работу, дать служебную квартиру, обеспечить. И все это подразумевало ответную благодарность ему, почти небожителю со стороны этой маленькой красавицы. Родственникам Ноны он тоже обещал разные бонусы. Единственная, кого и не собирались спрашивать, так это сама девочка. Начальник мог бы получить желаемое и совсем без затрат, но любил показать себя благодетелем с широкой душой. Так выглядело, будто он не покупал себе новую приглянувшуюся игрушку, а по-царски одаривал ее и ее родных, почти бескорыстно, ну что стоят ее чувства, ее жизнь по сравнению с его благотворительностью, из-за которой ему даже приходилось немножко опускаться на уровень простых смертных.
Это все и принес Ефим. Не в таких, конечно, словах, это уже я наполнил их эмоциями. Просто он услышал разговор на кухне (очень любил подслушивать и подглядывать, маленький мерзавец, но на этот раз его подленькая привычка пошла нам на пользу), где говорили о том, как повезло его сестре, что после выпускного она переедет в город, ну и дальше по тексту. А сегодня они уехали в областной центр на два дня обновлять Ноне гардероб, покупать выпускное платье. Мальчишка рассказал ей об услышанном, и она уехала не в лучшем настроении, попросив его сообщить обо всем мне. Что он и сделал. И теперь надо срочно искать выход из этого положения. Тут уже было не до моих терзаний по поводу разницы в возрасте. Генерал в таком положении не раздумывал ни минуты. Не буду делать скидку и я. Но это мелочи. Юридически наша разница как раз ничего не значила, не накладывала никаких ограничений, кроме морально-этических. А вот о них сейчас стоит забыть от слова совсем. Будем играть по правилам противника, раз мы на его территории. По-честному ничего не получится. В смысле по закону. Для удочерения она уже «старовата», а жениться нам никто не даст. И слово «закон» никак не помешает нашим противникам. Он для нас, простых смертных, и нужен для управления нами, а не для нашей защиты. Если мы вдруг вступаем в противоборство с власть предержащими, то закон работает только против нас. Собственно об этой опасности и сообщил брат Ноны. Чтобы я не поднял волну, и девочка была сговорчивее, знала свое место, был найден радикальный выход – посадить меня, но сделать это не сразу, а после того, как пройдёт выпускной и девочка поедет смотреть предложенную работу и устраиваться на новом месте. Рассматривали они и более «гуманный» вариант – «закрыть» меня, а через некоторое время оправдать, при условии, что я уеду и никогда даже близко не появлюсь рядом с Ноной, ни физически, ни виртуально. Как понимаете, ни один из этих вариантов нас не устраивал. Говорю за обоих потому, что за время знакомства уже изучил девочку и был в ней уверен. Что можно сделать в этой ситуации, если про первые варианты забыть? Уехать быстро самому? Ещё хуже. Предателем я никогда не был. Да это и не давало никакой гарантии. При должности оппонента имелась реальная возможность найти меня в любом уголке страны, а про заграницу я и не думал. И это он может сделать, добиваясь покладистости Ноны и в назидание другим. Ну и для того чтобы обеспечить моё полное молчание. Все же руководство областного масштаба не совсем неприкасаемо. Есть и выше «крутые пацаны», и всегда есть хоть и всегда есть хоть и маленькая, но вероятность, что твой противник имеет или найдёт выход на них. Так что просто бежать тоже не выход. Поищем способы развернуть ситуацию выгодно для себя, и в итоге победить. «И нам нужна всего одна победа». Одна на двоих.
Да, спокойная жизнь расслабляет. Сколько уже лет такой жизни на пенсии? Однако десятый. И за все это время никаких проблем, кроме бытовых и иногда финансовых. А последние года три и их нет. Разучился быстро думать, сходу принимать правильные решения, выбирать оптимальный вариант из многих. Пора восстанавливаться. Хорошая жизнь, оказывается, расслабляет не только тело, но и мозги. Вот и сейчас, уже за полночь, а я все не могу придумать единственный, лучший, самый безопасный вариант. Трубка дымит почти не переставая, джезва уже в который раз стоит на плите. Сердечко стучит в напряжённом ритме, похоже, завтра придётся нырять в аптечку. Она, наверное, уже и пылью покрылась. Час за часом, и уже к рассвету стал вырисовываться какой-то конкретный план. Теперь разложить все по полочкам, посчитать наши действия при различных вариантах развития событий. Вот. Из динамика раздаётся гимн России. Шесть часов утра. Но не смотря на слипающиеся глаза и сердце, ощутимо бьющееся за грудиной, появилось чувство удовлетворения. План составлен и даже отдельные его части и расчёты записаны на бумаге. Самый оптимальный, по моему мнению, план. Лучше мне уже не придумать. Ставлю на плиту чайник, иду к аптечке. Нахожу несколько нужных таблеток, запиваю водой, потом завариваю чай на травах. Полчаса и я еле добираюсь до кровати, с трудом держа глаза открытыми, чтобы не споткнуться обо что-нибудь. Расправлять? Какое там. Даже не раздеваюсь. Голова на подушку, на себя лежащий рядом на стуле плед и все. Пусть весь мир подождёт.

2 день СЗ.

Село где-то на северо-западе России.
11.06.2007г.


И сколько же я проспал? Лёг в семь, сейчас восемнадцать. Одиннадцать часов подряд. Даже ни разу в туалет не поднялся, не смотря на количество выпитой жидкости и мой начинающийся простатит. Вот с этого и начнём. Фу, даже устал от этого действия и ноги к концу ослабли. Зато полностью открылись глаза, резкость навелась, вижу самые мелкие детали рисунка на обоях. Теперь на кухню, к многострадальной джезве. Набивать трубку пока лень. Беру из пачки сигарету. Salem. Ментоловый дым ещё просветляет мозги, во рту появляется ощущение свежести. Я же ещё не умылся, всплывает в голове мысль, и тут же тонет обратно. И ладно, сейчас все не как обычно. Не мы    для правил, а они для нас. Вот и кофе поспел. Глоток, другой и «здравствуй утро». Ой, простите, вечер. В одной руке кружка, в другой листки с результатами ночных размышлений, планами, схемами, расчётами. Можно даже не пересматривать. Всё на своих местах. Всё стоит перед глазами, будто и не было полусуток крепкого сна. Похоже, мозги восстанавливаются после нескольких лет безделья. Можно приступать к реализации. Первые шаги намечены именно на этот вечер. Хотя время ещё терпит, но затягивать не стоит. В конце всегда его, времени, не хватает. В душ, потом одеться поприличнее, в кладовую за бутылкой фирменной рябиновки и к соседу. Повезло что Нона ещё в городе и не надо переписываться с ней. А вообще, в ближайшее время надо будет ограничить общение – не надо будить спящих собак.
Дверь на замок и в калитку на соседний участок. Здесь живёт мой добрый знакомый, уже семь лет как рядом, с того времени как я купил этот, тогда ещё брошенный домик с запущенным участком. По тем временам обошёлся очень не дорого. Повезло. Богдан Казимирович уже тогда жил рядом. Со временем сдружились, даже калитку в заборе, разделяющем дворы, врезали, чтобы не обходить по улице. Сосед тогда ещё активно занимался адвокатской практикой, был очень известным в области. Да и сейчас к нему не редко приезжали за консультациями. А иногда ещё и мог тряхнуть стариной – взяться за интересное дело. В то время этот дом служил ему больше как дача, хотя он частенько жил здесь по несколько дней, а то и недель, когда готовился к крупным делам. Но уже лет пять, как он отошёл от большой активности и поселился здесь постоянно. Годы давали о себе знать. Недавно я был у него на юбилее – семьдесят пять, красивая, значимая дата. Не смотря на разницу в возрасте, мы с ним близко сошлись, было много общих интересов – сад, рыбалка. И вообще он был очень интересным собеседником. С ним можно поговорить на любые темы и во всем, чего бы мы ни касались, он показывал глубокие знания. Намного выше, чем у простого эрудита. В общем, мне очень повезло с соседом.
- Заходи, сосед, - приветствовал меня адвокат Вольский, - ты и свою фирменную, смотрю, прихватил. Похоже, ты сегодня пришёл не о политике или тайнах Тибета поговорить. Садись, я сейчас что-нибудь на стол соображу.
Казимирыч засуетился и вскоре на журнальном столике, как принято, наверное, во всех семьях ещё с советских времён у стены между двумя креслами, появилась нехитрая закуска, рюмки и графинчик с коньяком. Это уже фишка соседа. Когда-то он очень помог крупному бизнесмену из Армении, и тот уже много лет регулярно присылал небольшой бочонок этого чудесного напитка, который делал собственноручно, из своего винограда. И оставалось только удивляться, как он угадывал, что запасы у его спасителя подходят к концу. За все время соседства я не помню ни одного случая, когда у соседа пересыхал этот старинный графинчик, гордо занявший место рядом с принесённой мною рябиновкой.
Я достал    трубку. Богдан не курил, но мне не запрещал, и даже иногда сам просил, чтобы я подымил. Ему нравился в доме запах моего любимого табака.
- Ну вот, - Вольский взялся разливать по рюмкам настойку, она была слабее коньяка, поэтому мы по старому правилу, не понижать градус, начинали с неё, - теперь можно и поговорить. Жалуйся.
- Да, я не жаловаться. Скорее посоветоваться, ну и если не откажешь, попросить помочь. На взаимовыгодных условиях.
- Эх, пся крев, - крякнул хозяин, ставя рюмку. Сам он никогда не жил в Польше, и язык почти не знал, но иногда вставлял выражения на нем. Как бы показывая свою принадлежность к этой нации, - искать выгоду для меня дело пустое. Мне уже ничего не надо. Все есть. И детей и внуков обеспечил. А самому много ли мне надо? И так все с избытком есть. А богатства с собой в могилу не возьмёшь, это я уже давно понял. И не обижай меня торговлей. Я хоть и поляк по крови, но не торгаш. Выкладывай все. Что могу, посоветую. Чем могу, помогу. Мы с тобой уже сколько лет в соседях? Почти шесть. Так что считай родственники. Рассказывай, с чем пришёл. Вижу, что-то совсем не простое и очень неприятное.
Мы выпили ещё по капле, и я начал свой рассказ. Говорил долго. Начал с истории и закончил своими думами, выводами, планами. Выложил все. И свои чувства, и мысли, и сомнения. К концу моего монолога рябиновка уже закончилась. Казимирыч помолчал несколько минут, потом налил по рюмке коньяка.
- Давай по полной. Надо мозги встряхнуть, чтобы твой роман там правильно уложился, - и когда выпили, продолжил, - Да, попал ты как кур во щи. Особо не позавидуешь. И как адвокат я тут никак не помогу. В наше время бодаться с властью – пустое дело. Слишком много стало неприкасаемых. Я ещё и поэтому работать почти перестал – бывало, сунешься в дело, вроде все ясно, беспроигрышное, и тут же раз и стена которую не прошибёшь. И не нужны никакие законы. Только две команды сверху – «Положено» и «Не пущать». И не нужны ни тома законов и кодексов, ни годы учёбы и практики, все разбивается о ту стену, на которой одна из этих команд – «Положено» или «Не пущать». Вот так-то. А то, что ты решил делать, по-моему, правильно. Это лучший выход из этого тупика. Пару советов, конечно, дам, как лучше все обставить. И с отъездом помогу, чтобы внимания не привлекать и избавиться от всего «нажитого непосильным трудом» с наибольшей выгодой. И мне действительно за помощь ничего не надо. Для меня даже удовольствие устроить «козью морду» кому-нибудь вроде твоего генерала. Ну и хорошим людям помочь не последнее удовольствие для меня. Пора уже думать о вечном, о том, с чем туда попадёшь. А там судят не по богатству, скопленному в этой короткой жизни, а по делам, поступкам, совершенным тобой. Насколько ты смог сделать эту жизнь чище и светлее.
И Вольский как бы стал в обратную сторону рассказывать мой план, только уже со своими комментариями и советами.
Он согласился, что бодаться ни в коем случае нельзя. Меня собрались прикрыть по статье «развратные действия в отношении несовершеннолетнего». Она сейчас в моде. И вариант беспроигрышный – дело заводится без заявления потерпевшей, И в ста процентах случаев доходит до суда. Оправдательных приговоров не бывает. И не нужны ни улики, ни свидетели. Подвести под эту статью можно практически любого. Достаточно нескольких неосторожно брошенных слов или сообщений в сети, или любой другой мелочи. В законах нет чётко обозначенного понятия, что относится к развратным действиям. Поэтому под них можно подвести очень многое. Нет, не буду наговаривать, подавляющее большинство таких дел заводятся правильно, грамотно расследуются и справедливо рассматриваются в суде. Но есть и такие, которые используются для мести, достижения каких-то темных целей, как у вас, или просто для заработка особо умными мамашами, а то и самими малолетними акселератами. Ведь с такими делами идёт ещё и гражданский иск на компенсацию морального вреда, и суммы там фигурируют ой какие немаленькие. В общем ты правильно сообразил не пытаться действовать по закону. Теперь твой вариант. Уехать самому, а потом твоя Нона прилетит к тебе. Как мне кажется, он самый выигрышный, но не стопроцентный. Со злости твой генерал может и во всероссийский розыск тебя объявить, с него станется. И тогда очень большая вероятность, что вас в итоге найдут, куда бы вы ни уехали. Разве что в тайгу без документов и средств связи. И то это не даст полной гарантии, вопрос только времени. Розыск снимают только тогда, когда находят преступника, а так он может висеть и много лет. Добравшись до места, тебе сразу нужно будет озаботиться способом исчезнуть вам совсем. Во всяком случае, юридически. И придётся отказаться от любых контактов с родными и знакомыми. Неприятно, но так вы себя лучше обезопасите. Дальше. Запас по времени у вас есть. Ещё пара недель до выпускного, и там не сразу все начнётся. Но, давай брать по минимуму. Две недели до окончания школы и одна на то, пока она сбежит, пока сообразят, пока оформят розыск и все разойдётся по стране. В общем, берём грубо двадцать дней. Из них тебе десять на дорогу, если едешь на машине, как собрался на Дальний Восток. До этого несколько дней на продажу дома, оформление документов, сборы. Значит, у вас останется дней пять на то, чтобы исчезнуть. Машину лучше не продавать, или продать по доверенности, иначе если пройдёт по базе ГАИ, то очень легко вычисляется место, где вы есть. Продажу дома могут тоже заметить, но тут я помогу, протяну время. До твоего отъезда встретитесь только один раз, чтобы договориться обо всем. Переписку понемногу продолжайте, если резко прекратите, то могут насторожиться, но чтобы в ней ни буквы, ни слова о планах. Перед отъездом купишь ей телефон и чистую симку на левый паспорт. Хотя я это и сам сделаю. Если что, то я его потерял. Но и по нему звоните по минимуму. Только по делу. Потерпите. Себе сделай то же самое. И не забывай, как только она уезжает, у вас пять дней. Все, после этого вы должны исчезнуть. Во всех этих действиях девяносто процентов паранойи, но, как говорится, параноики умирают последними. И ещё, улетать ей надо из другой области. Туда хоть на чем, но лучше на такси или на частнике. А оттуда уже на самолёте. Вот и все, вроде, по вашему бегству. Там, на месте, думаю, найдёшь, кто вам поможет?
- Найду. Там я дома. При необходимости и в областном МВД найдём, кто поможет на какое-то время притормозить активность.
- Вот и хорошо. Теперь что тебе надо сделать до отъезда. Про встречу с твоей любовью я уже сказал. Когда она приезжает?
- Обещала завтра к обеду. И вообще, Казимирыч, какая любовь? Просто хочу девчонке помочь. Она мне как дочь, - возмутился я.
- Ну да. Ты говорил у тебя ещё бабушка живая?
- Да, в прошлом году девяностолетний юбилей отметила, но ещё ого-го, многие пятидесятилетние позавидуют. И живёт там же куда я еду.
- Вот. Как приедешь, так и рассказывай ей сказки про отцовскую любовь. А мне не надо. Я тебя насквозь вижу и знаю о тебе даже то, о чем ты сам не догадываешься. Но ладно. Это ваше дело. Хорошо что ты до сих пор ничего себе с ней не позволял. Уважаю. Не знаю, смог бы я при таком прессинге с её стороны. Ей уже сколько?
- Зимой восемнадцать исполнилось.
- Вот, я и говорю что мужик. Умеешь держаться. Так когда она приезжает? Завтра? Постарайся завтра и увидеться, в крайнем случае, послезавтра. И после этого все, только переписка. А я завтра прозвоню кое-кому. Меня уже несколько раз спрашивали, не собираешься ли ты дом продавать. Вот и порадую кое-кого. Рассчитаются наличными. И нотариус знакомый есть. Все оформит по-тихому, а покупатель подождёт месячишко с регистрацией. Так что можешь не переживать. И завтра же и начинай готовиться. Из вещей бери самый минимум, и машине легче, и внимания в дороге привлекать не будешь. Деньги поснимай, если есть на счетах, для тебя сейчас безопаснее наличка. Только не все кучей, а частями в разных банкоматах. Ну, то, что с выпиской, воинским учётом заморачиваться нельзя, думаю, сам понимаешь. Все должно выглядеть так, будто ты в гости поехал. Перед отъездом сообщишь номер твоего нового телефона. Если тебя объявят в розыск, я по нему сообщу. Я вроде как не последний человек, связи старые остались. Мешать твоему врагу они не станут, им ещё жить и служить, а вот информировать меня будут. Так что пока не сообщу, можешь быть спокоен. Но не затягивайте, мало ли что, я не вечный и далеко не молод, и вообще от форс-мажоров в этой жизни никто не застрахован.
- Хватит прибедняться, адвокат, хотя, это, наверное, профессиональное. Чтобы суд разжалобить. Но это не ко мне. Я не суд, а скорее наоборот.
- Ну да, похоже, а вообще, кроме смеха. Позвоню – хорошо, нет, все равно делай все по плану.
- Понял я. Так и будем делать. Паранойи мне тоже не занимать.
В общем-то всё было уже оговорено, но мы просидели ещё долго. Домой я зашёл с рассветом. Это уже становится привычкой – ложиться спать под утро. Но ближайшие дни и даже недели о каком-то режиме дня можно забыть. И на время обращать внимание только для того чтобы узнать что сейчас работает. А так, захотел спать – лёг, остальное время торопиться успеть все сделать и ничего не упустить. Все у нас получится, и боги нам помогут. Они любят своих детей и внуков.

3 день СЗ.

Село где-то на северо-западе России.
12.06.2007г.



Разбудил меня громкий стук в дверь. Просыпаясь, сообразил, что я не закрывался, и могли бы войти, кому надо и не тарабанить. Но, когда с трудом разлепил веки, то увидел что это сосед стоит на пороге и стучит в открытую дверь моей спальни:
- Ну, ты и соня! Время обед, а ты ещё в постели. Я уже море дел успел переделать.
- Так легли же под утро. Я и сейчас ещё не выспался.
- Будешь столько спать, и любимую свою проспишь, и ничего сделать не успеешь. Быстрее поднимайся, вспоминай армейские годы, там, небось, по столько не спал? А я пойду, кофе пока приготовлю. У тебя десять минут. Нас ждут великие дела.
-    Встаю, - протирая глаза, я опустил ноги с кровати, сунул их в тапки и поплёлся в ванную. Быстро под прохладный душ, уже лучше. Ещё клыки почистить, побриться, и я практически в норме. Натягиваю шорты и на кухню, на запах кофе. Всё, полный комплекс утренних процедур. Сидим с Богданом напротив, в руках чашки, у меня ещё и зажжённая сигарета.
- Ну вот, теперь видно, что человек, а то проснулось что-то несуразное, даже не узнаешь сразу.
- Можно подумать, ты в лучшем виде просыпаешься.
- Не знаю, не видел. Но я и двери настежь не оставляю чтобы кто угодно мог зайти и посмотреть. Было бы что рекламировать – пенсионер с бородой и избыточным весом. Единственное, чем ценен, так это молодой невестой. Да и ту отбить невозможно. Она сама все поотбивает тому, кто только попробует. Повезло тебе. Ладно, хватит хохмить, к делу. Вот тебе два телефона с сим-картами. Все на левые фамилии. Так что владейте смело. Теперь остальное. С документами на дом, участок у тебя все в норме?
- Все. В прошлом году все оформил. И техпаспорт на дом, и кадастровый план, и документы на участок. В общем, хоть сейчас веди покупателя. Все бумаги в папочке лежат.
Это хорошо. Я так и сказал. Уже прозвонил тем, кто спрашивал. Один уже купил себе хатку где-то под дачу. Другой по финансам не проходит. Думал купить по дешёвке, но я цены знаю. Даже со скидкой за срочность столько не наберёт. Тем более наличными. А с третьим все в порядке. Тоже готов хоть сейчас. Я договорился на завтра, на одиннадцать. Так что рассчитывай время, чтобы свободен был с одиннадцати и примерно до трёх. Управимся, конечно, быстрее, но я на всякий случай с запасом беру. Нотариус тоже к этому времени подъедет. С покупателем я договорился, что оформляем, рассчитываемся завтра, но въезжает он через три недели, вроде как у тебя ещё дела есть. Под мои гарантии, что ты ничего не передумаешь и лишнего не заберёшь.
- А что мне забирать? Документы, личные вещи, компьютер, ноутбук, ну, и так по мелочи кое-что. Так что к утру все соберу, и хоть завтра пусть все принимает и переезжает.
- Завтра рано. Не забывай, что нам как можно дольше делать вид, что ты на месте. Ну, уехал на недельку-другую, куда-нибудь в гости или на рыбалку. Если что, я ближайший сосед, у меня спрашивать будут. Хотя реально можешь хоть завтра сразу после оформления выезжать, я прикрою. И ещё, скажи своей красавице, что, что если какие проблемы начнутся, то пусть сразу мне звонит, или прибегает.
- Все понял, шеф. Сейчас с Ноной договорюсь встретиться, думаю, на завтра откладывать не стоит. Потом пробегусь по банкоматам и займусь сборами. А вечером жди. Рябиновку брать?
- Не стоит. Тебе пора вообще прекращать с алкоголем. Разве что иногда, для снятия стресса. В ближайшее время тебе будут нужны светлая голова и не трясущиеся руки, как говорил Железный Феликс. Хотя в его устах это звучало несколько иначе. И не забывай, что от чрезмерного употребления алкоголя бывают проблемы по мужской части. А у тебя невеста молодая, красавица, умница. Бросит на хрен, кому тогда нужен будешь? Пенсионер, древний как дерьмо мамонта, а туда же. Нет. Надо тебя все же посадить за совращение несовершеннолетней.
- На себя посмотри. И вообще, хватит доставать, я же говорю, что просто помогаю ей, как отец. И она уже не малолетка, ей восемнадцать.
- Я тебе про бабушку уже вчера сказал. А насчёт возраста можно поспорить. Это у нас совершеннолетие в восемнадцать наступает, а во всем цивилизованном мире с двадцати одного.
- Все, сел на любимого конька. Казимирыч, мы не в суде. Или ностальгия замучила?
- Опять губы надул. Выдержаннее быть надо. Никто на твоё не покушается. А вообще, если честно, то часто тоска берет. В голове перебираю прежние дела, вспоминаю заседания, баталии в судах. Я в своей стихии там был. Шутка ли, полвека считай на передовой нашего правосудия. Там все на пределе работало и мозги, и нервы, и эмоции через край. Бывало, через пару часов заседания аж ноги подкашиваются, голова звенит, сердце молотит. Чувствуешь себя как выжатый лимон. Зато такое чувство удовлетворения, когда дело выиграешь, что плясать и прыгать готов. А сейчас что? Болото. Красивое, уютное, приятно пахнущее, но все равно болото. И понимаешь что это уже все. Того что раньше было, уже не будет никогда. Мне и тебе помочь в радость. Хоть какая-то маленькая буря в моем персональном болоте. Мозгами, да и языком поработать. И радость от того, что ещё кому-то нужен, что кому-то помог. А ты «замучила ностальгия». Ладно, хватит меланхолии. Я побежал, дел ещё много. И ты не рассиживайся, у тебя их ещё больше. До вечера.
- До вечера. Я тоже одеваюсь, спишусь с ноной и побежал.
Вольский ушёл, а я сел к компу. Есть пара сообщений от Солнышка. Первое что выезжает утром, и второе, что уже дома. Последнее пришло полчаса назад. Нормально. Я постучался к Ноне во всех соц. сетях и пошёл на кухню. Делать ещё раз кофе поопасался. Последние дни я вливал его в себя в таких количествах, что забеспокоился о своём сердце. А здоровье мне нужно сейчас как никогда. Поэтому переходим в основном на чай. Кофе утром, ну и днём пару раз. Пока закипал чайник, сделал пару больших бутербродов. Потом заварил чай с бергамотом и, составив все на поднос, принёс к компьютеру. Флажки вкладок в браузере уже мигали, показывая, что мне везде уже ответили. Везде одинаково:
«Я тут, пошли в ВК».
И только В Контакте было нормальное сообщение:
«Привет! Я дома. Как дела? Что делаешь?»
Памятуя о том, что нельзя показывать что нам что-то известно, я ответил просто:
«У меня нормально. Собираюсь в город на ближайшем пароме. Появились дела, да и просто нормально пообедать, а то надоело уже самому готовить. Хочу много мяса в остром соусе, жареных кальмаров и салатов. Так что потешу свой желудок в ресторане».
«Я тоже хочу»!
«Так кто же мешает? Приезжай. Вместе погурманим».
«Тогда я следующим паромом. На этот не успею. Мне же собраться надо, Я все же женщина. Некоторые, между прочим, замечают».
«Нашлась женщина Девчонка ты ещё сопливая. До женщины тебе ещё расти и расти».
«Я, конечно, не обижаюсь, но месть моя будет жестокой. Так что бойся. А сейчас беги, свои дела делай, и жди меня. Я в ресторан приду».
«Хорошо. Побежал. Целую, Солнышко».
Отправив компьютер в сон, и взяв барсетку с документами и банковскими карточками, заторопился на пристань. А то и впрямь не успею. Спячка окончилась. Надо активнее шевелиться. Выйдя на крыльцо, глянул на стоящую во дворе родную «буханку», можно было бы и на ней до переправы доехать, и там оставить, потому что переправляться с ней на ту сторону с каждым годом становилось все дороже и дороже, а моя жаба не подписывала такие расходы. Только тогда, когда надо было ехать куда-то далеко, или перевозить что-то большое и тяжёлое. И последнее время это случалось раз в два-три месяца, а то и реже. Посмотрев на часы, прикинул, что спокойно успеваю дойти пешком. Ну и ладно, для здоровья полезнее, прав Вольский – надо выбираться из спячки, здоровье сейчас действительно будет очень нужно, а я последнее время совсем обленился, расслабился. Поэтому хлопнув по борту верного коня, я вышел на улицу и двинулся пешком. Собственно и идти-то было пятнадцать – двадцать минут спокойным шагом.
Через час я уже таким же спокойным шагом входил в городок. Прикинув, что до следующего парома ещё почти три часа, я решил кроме банкоматов пройтись ещё и по магазинам, взять разную мелочёвку, вроде лекарств, баллончиков к походной газовой плитке и тому подобное. Можно было и перед отъездом прокатиться уже на машине по магазинам, но паранойя не дремала, подсказывая, что объезд торговых точек может привлечь лишнее внимание. В душе уже плевался за такую излишнюю перестраховку, но тут же находил оправдание – предосторожность лишней не бывает.
За два часа успел сделать все, что собирался. Деньги у меня были на двух картах, банкоматов в городке всего четыре. Так что все успел быстро. Остатки со счета снял уже в сбербанке. Подсчитал, в моей барсетке добавилось почти триста тысяч. Неплохо, в деревне пенсия экономится, запросов меньше, да ещё дополнительные заработки иногда перепадают. Вот и скопилось за несколько лет, хотя вроде ни в чем себе не отказывал. Этих денег вполне хватит и на наше бегство, и на первое время на новом месте, даже если не считать то, что получу от продажи дома с участком, за которые я рассчитывал получить не меньше трёх миллионов, но это будут деньги на наше будущее.
«Наше будущее», обкатывал я в мозгу выражение, вроде обычные два слова, но со вчерашнего дня они наполнились для меня новым смыслом. Наше – моё и Ноны. Все равно это у меня в голове не укладывалось. Перед глазами возникала картинка – я и Нона со стороны. И выглядели мы и смешно, и грустно. Старый п… пенсионер и молодая цветущая женщина. Да что там женщина – девушка, девочка, почти ещё ребёнок. Не правильно это. Не принято в нашем мещанском обществе. Но тут же в голове возникали другие мысли – а кому от этого плохо? И кому будет лучше, если я оттолкну этого человечка, полностью доверявшего мне и окончательно решившего, что мы должны быть вместе, и не рассматривающего никакие другие варианты. Ей? Может быть когда-нибудь и лучше. А сразу будет и боль, и шок, и жестокий удар по психике, особенно если вспомнить как она жила ещё совсем недавно, и какие взгляды на жизнь, отношение к людям она вынесла из той жизни. Если бросить её, особенно сейчас, это нанесёт ей такой удар, от которого она уже не оправится, или сломается и вернётся к прежней жизни, или ожесточится на весь мир, и это будет ещё хуже. Такой как сейчас она не будет уже никогда. Так что для неё, во всяком случае пока, лучше быть со мной. А для меня? С подачи Богдана я постоянно прокручивал его слова в голове и оценивал свои чувства к Ноне. И, как я не сопротивлялся, но признавал, что прав он во всем, этот старый адвокат, просто раньше я не мог сам себе во всем признаться и трезво оценить наши отношения и свои чувства. Маленькая, слабенькая, она все же справилась со мной, победила, сумела заразить своей любовью. И самое главное, я не хочу от этого лечиться. Все мои возражения и сопротивления из области ума, а здесь он не единственный, кто должен решать. Чувства тоже имеют равное право голоса. И неизвестно ещё кто из них прав. И вообще, сейчас главная задача спасти Нону от той беды, которая нависла над ней, а заодно и надо мной. Остальное вторично. Вот когда она, ну и я, будем в безопасности, тогда и дадим волю уму и чувствам, пусть разбираются кто из них прав. А пока продолжаю вести себя с Ноной как раньше, а то мало ли какой будет у неё реакция, если почувствует что я начал сдаваться.
- Заказывать что будете? – прервал мои мысли голос подошедшего официанта. Я глянул на часы, до прихода парома оставалось полчаса, ну и пятнадцать минут, чтобы дойти сюда.
- Пока бокал тёмного Туборга и через сорок минут мясо в остром соусе, кальмары жареные с луком и греческий салат. На двоих. Курить здесь можно?
- Да, пожалуйста, здесь на веранде можно, ответил официант, заказ я принял, всё будет вовремя.
Буквально через пару минут передо мной стоял запотевший бокал с тёмным пенным напитком и блюдце с солёными фисташками.
- Приятного аппетита.
- Благодарю.
Официант ушёл, а я осмотрелся. За своими думами я и не заметил, как оказался здесь. Я сидел за столиком в дальнем углу летней веранды ресторана. Рядом два больших пакета с покупками. Посетителей почти не было. Средина недели, средина дня. Это к вечеру здесь будет шумно, людно и весело. А пока по одному – по два человека за столиками сидело человек семь таких-же бездельников как я. Хотя, что это я на себя наговариваю? Я то, как раз здесь по делу. Причём, наверное, по одному из самых важных в моей жизни. Само «дело» появилось со стороны переправы, когда я уже допил пиво и выкурил пару сигарет, наслаждаясь прекрасным днём, одним из первых дней наступившего лета. Яркое солнце, от которого прикрывал тент, натянутый над верандой, лёгкий ветерок, уносящий дым и играющий сочными молодыми листьями росших рядом с верандой деревьев. Кажется, живи и радуйся, но как всегда к огромной бочке счастья «добрые люди» заботливо подмешали ложку дёгтя. Но ничего, мы ещё посмотрим кто кого. При всей своей паранойе, опасениях, я всё же был уверен, что у нас получится всё как я задумал. Мы вырвемся из этого, пока ещё раскрытого капкана и Нона будет счастлива, а с ней и я.
- Привет, папочка! – моё маленькое чудо быстро коснулось губами моей щеки, и шлёпнулась в кресло напротив, - а вот и я. Соскучился? Сознавайся.
- Привет, Солнышко! Могла бы и не спрашивать. Знаешь же, что я всегда скучаю, когда тебя нет рядом, или хотя бы в сети.
- Знаю, но так приятно лишний паз услышать Я же женщина, и должна всегда слышать что-то приятное. А где наша еда?
- Сейчас принесут. Как съездила?
- Нормально. Почти.
- А почему почти?
- И так настроение было испорчено тем, что Ефим рассказал, а тут ещё к дядьке, мы у него ночевали, вечером этот козел припёрся. Наверное, убедиться, что товар не испорчен и его хранят правильно. А как все перед ним    заискивали, угодить пытались, фу… Противно, аж не могу. Зато, какой он довольный был, как кабан после ведра помоев. Какой же он мерзкий. Раньше он мне таким не казался.
- Так раньше он и не сватал тебя в свой свинарник. А такому прекрасному лебедю там не место.
- Ты это так меня гусыней обозвал?
- Почему?
- Как почему? Говорят же что гусь свинье не товарищ, а я женского рода, значит гусыня.
- Да, интересная логика, женская, наверное?
- А я кто? Вот и логика у меня такая. Смотри, обижусь.
- Не надо, а то у меня даже платка носового нет.
- В смысле?
- Чтобы нос тебе и слезы вытирать, когда обидишься.
- Не дождёшься.
Тут официант принёс наш заказ и выставил на стол. В ноздри ударил аппетитный запах. Вернее целый букет запахов. Желудок сжался, напоминая, что время к четырём, а в нем с утра побывали только кофе, чай и пиво.
- Пить что-нибудь будете?
- Бутылку пива светлого. А тебе что? – глянул я на Нону.
- И мне пиво.
- Сейчас, размечталась, - я повернулся к официанту, - а мальчонке соку. Вернее девчонке.
- Ладно, ладно, папочка, - деланно надула губы маленькая вредина, - я тоже пива хочу.
- Обойдёшься. Маленькая ещё.
- Я не маленькая. Я вполне взрослая женщина. Или когда я, по-твоему, большой стану?
- Когда я скажу. А пока хватит глупости болтать. Поговорит нам надо серьёзно, и голова тебе нужна светлая.
Я налил сок из принесённого официантом графина. Сам отхлебнул пиво:
- Давай немного поедим, и потом обсудим дела наши. Нам сегодня надо обо всем договориться. Смех смехом, а положение не очень приятное, и нам придётся очень постараться, чтобы все сделать как надо, повернуть в свою пользу.
- Ага. Приятного аппетита, - Нона, взяв вилку и нож, принялась за еду. Я тоже не стал отставать. Все было приготовлено очень вкусно. Я довольно таки быстро управился со всем, запивая пивом. Нона к этому времени не осилила и половину. Я с её разрешения закурил и откинулся в кресле:
- Ты ешь, а я пока расскажу тебе что надумал, что сделал, и что мы с тобой будем делать дальше. Думаю, не будешь ругаться за то, что начал действовать, не спрашивая тебя.
- Нет, конечно, ответила она, проглотив очередной кусок мяса и запив соком, - я тебе во всем доверяю и знаю, что лучше тебя никто ничего не придумает.
- Тогда слушай. Как это ни неприятно, но лучший, а скорее всего и единственный способ выкрутиться из того положения в которое мы с тобой попали, это бежать отсюда. Бежать сразу вдвоём вряд ли получится, поэтому я решил, что мы сделаем так, - и я рассказал ей свой план, и что я уже успел сделать, - Богдан Казимирович нас подстрахует и поможет. Мы с ним обсудили все и он полностью нас поддерживает. Поможет уехать и потом постарается контролировать здесь ситуацию. Если ты со всем согласна, то начинаем действовать. Вернее я продолжаю, а ты подключаешься. Главное делать так, как наметили, и у нас все получится. Не боишься кидаться в эту авантюру?
- Боюсь. Но если ничего не делать, то будет намного хуже. Это же надо будет жить как в клетке, и ложиться под этого борова, по его команде. Я после этой поездки смотреть на него без дрожи не могу. Старый зажравшийся боров. А самое страшное, что я больше тебя не увижу.
- Зато у тебя будет все. И квартира, и деньги, и машина. Он будет брать тебя с собой в командировки, на отдых.
- А зачем оно мне все? Я, конечно, люблю новые красивые дорогие вещи. И жизнь красивую люблю. Но свою жизнь. А тут я буду как кукла, красивая, богато одетая, в красивой коробке, но кукла. Надо – достали, нет – обратно в коробку и на полку. Надоела совсем? Можно выбросит, или отдать тому, кто победнее. Нет, такого я точно не хочу. И главное, если оставить все как есть, то я потеряю тебя и, наверное, уже больше никогда не увижу. А я же, правда очень люблю тебя, и не смогу уже без тебя. Это не игра и не шутка, хоть ты над этим и смеёшься.
- Я не смеюсь. Я просто хотел, чтобы ты хорошо подумала, сама во всем разобралась. И в конце концов решила, что тебе будет лучше с ровесником, или хотя бы близким по возрасту. А я кто? Старый пенсионер, которому, как ни пытайся об этом забывать, осталось не так уж много. А перед тем, как я уйду через Калинов мост, за речку Смородину, ещё какое-то время могу быть больным и беспомощным, За мной нужно будет ухаживать. Зачем тебе это нужно? Хорошо, если все произойдёт быстро, а если растянется на годы? Мне же будет очень плохо от осознания того, что стану тебе обузой и буду искать способ, чтобы быстрее освободить тебя. Так что ты ещё очень хорошо подумай.
- Дурак. Сколько бы ни осталось, это будет моё. А обузой ты никогда не будешь. Я люблю тебя любого. А если решишь уйти сам когда-нибудь, то знай, что я уйду следом. Так что даже не думай. Или ты считаешь, что мне будет лучше с этим зажравшимся боровом? Или считаешь, его близким мне по возрасту? Да он старше тебя! Куда твоя логика подевалась? Так что, как бы ты ни уговаривал меня, я все равно от тебя не отцеплюсь. Даже если гнать будешь. Я с тобой до конца, каким бы он не был. И давай больше не будем об этом говорить. Запомни, без тебя мне будет очень плохо. И я не знаю, что со мной может случиться, если ты вдруг исчезнешь. Знаю только, что ничего хорошего не будет. Так что я с тобой до конца, каким бы он не был. Хотя мне и очень страшно. Но ещё страшнее остаться без тебя. Намного страшнее. Короче, забыли об этой теме и к ней не возвращаемся. Мы решили выбираться, бежать и быть вместе. Вот давай об этом и говорить. А то я начну обижаться, и от этого будет ещё хуже.
- Хорошо. Уговорил, мой маленький Лисёнок. Но запомни, ты в любой момент можешь от всего отказаться и уйти. Я не обижусь, и не буду препятствовать. Хотя сознаюсь честно, мне тогда будет очень плохо. А теперь давай обсудим кое-какие моменты. После того, как мы сегодня разбежимся, то увидимся уже только на новом месте. Поэтому всё будем делать так, как решили сегодня. Конечно, если случится что-то, о чём мы не подумали, то надо будет уже действовать и решать самостоятельно. Главное прийти к той цели, которую мы наметили. Сейчас опять    пройдёмся по всему плану. Только сначала вот, держи этот телефон, он не привязан ни к тебе, ни ко мне. В нем два номера, мой, тоже новый и Вольского. Пользоваться им только по делу, и то пореже. Богдану звони только в случае крайней необходимости. Постарайся, чтобы его у тебя никто не видел, даже брату о нём не говори, да и вообще старайся не посвящать его в наши дела. Доверяй только мне и Вольскому. Ещё, вот деньги, сто тысяч. Это тебе на перелёт и на другие расходы. Их тебе хватит с запасом. Тоже не свети их ни перед кем, Спрячь подальше. И всегда имей при себе. Деньги, паспорт, телефон. Это главное, чтобы ты в любой момент была готова сбежать. Ситуация может возникнуть любая. Адрес, куда я еду, ты знаешь, так что при любых обстоятельствах добирайся туда. Я буду ждать тебя там в любом случае, даже если потеряется связь, и ты не сможешь сообщить, когда и где тебя встречать. После того как мы сегодня разойдёмся, ты будешь действовать самостоятельно. Ты уже взрослая умная девочка, как бы я над этим ни шутил, так что справишься. Я очень верю в тебя, и верю тебе.
В это время подошёл официант забрать пустые тарелки:
- Ещё будете что-нибудь заказывать?
- Большую чашку кофе и пятьдесят коньяка, - попросил я, чувствуя, что сбитый режим и постоянное напряжение последних двух дней дают о себе знать.    Повернулся к Ноне, - а тебе что заказать?
- Мороженое. Тоже большую порцию, фисташковое с орехами и шоколадом.
Официант ушёл, наведя порядок на столе, а я продолжил:
- Дня через три я уеду. Для всех я поехал к товарищу на охоту. Это в тайге, мобильной связи там нет. С того момента общаемся только по новому телефону. Позвонишь когда из дома уйдёшь, возьмёшь машину, потом уже перед вылетом. Ну и конечно, если что-то случится совсем непредвиденное. Я тебе звонить не буду, пока не пройдёт время, которое мы наметили. У тебя выпускной через две недели. Ещё пару дней добавим на то, чтобы тебе найти удобный случай сбежать. Значит контрольное время через шестнадцать дней. Если от тебя к тому времени не будет звонка, то я буду думать что что-то пошло не так и пытаюсь что-то предпринять. Тебе лучше сказать дома, что едешь к кому-то в гости, чтобы сразу не кинулись искать. Добираешься до соседней области и летишь ко мне. Если всё по плану, то я тебя встречу.
Подошёл официант и поставил наш заказ. Я выпил коньяк, сделал глоток кофе. Нона отправила в рот первую ложку мороженого,    заполучив на верхней губе смешные белые усы. Я улыбнулся и продолжил:
- Значит договорились. Дня через три я уеду, дорога займёт дней восемь – десять, в общем, до твоего приезда у меня будет дней пять, за которые я постараюсь решить всё и подготовиться к твоему приезду. Не знаю ещё, как это будет, но надеюсь сделать всё как можно лучше. Чтобы мы уже не думали о своей безопасности.
- Я знаю. Ты все сделаешь как надо. Ты лучше всех. Я тоже тебе верю во всём и доверяю.
Мы поговорили ещё какое-то время, и когда до отправления последнего парома осталось чуть больше полчаса, я рассчитался за обед, и мы отправились домой. Нона чуть ли не вприпрыжку шла рядом, стараясь подстроиться под мой шаг, всю дорогу весело щебетала о разных пустяках, деревенских сплетнях, как будто и не висела над нами чёрная туча беды. Я поглядывал на неё, ловя себя на том, что глупо улыбаюсь, испытывая счастье от того, что она просто рядом со мной. Казалось больше ничего другого для счастья и не надо. Эх, прав Казимирыч, старый психолог, не только как на ребёнка смотрю я на неё, и чувства бушуют в груди не только отцовские. Как же все сложно в этом мире, и разобраться во всём пока не получается. Ну и ладно, главное мы подвели сегодня какой-то итог под нашими чувствами и попытались их обозначить.    А вообще, как я понял, человеческая душа, это такой таинственный, неизведанный мир, что понять его, даже немного, не может никто из живущих. А все эти психологи, психиатры, и все остальные, у кого название профессии начинается с приставки «психо», обычные шарлатаны, зарабатывающие деньги на человеческих чувствах, в реальности ничего в них не понимая. То же самое и духовники всех религий и конфессий, и все остальные, кто мнит себя знатоком человеческой души.
О деле мы не говорили больше совсем, и так уже все обсудили, обо всём договорились. Дойдя до пристани, мы ещё немного подождали, пока подойдёт паром, переправились, и ещё через пятнадцать минут я свернул в сторону своего домика, а Нона, чмокнув меня в щеку, пошла домой. Вот и все, начинается новый этап нашего «великого» плана. Теперь, если все получится как задумано, то мы увидимся только через две с лишним недели, и мне стало немножко грустно от этого вынужденного расставания. Да и червячок беспокойства о том, что может пойти что-то не так, нет-нет, да и шевелился в душе, заставляя сердце сжиматься.
Уже подходя к своей калитке, я подумал и, пройдя мимо своего дома, зашёл сначала к соседу. Время было к вечеру, и он сидел на веранде за столом с большой кружкой чая, запивая им ещё горячие блины, предварительно сворачивая их и макая в вазочку с вареньем.
- Ну что, как прошла встреча двух любящих сердец? – приветствовал он меня, отставив чай и поднимаясь на встречу.
- Казимирыч, тебе никто не говорил, что ты старый циник?
- Что старый не говорили, а что циник, так это профессиональное. Нам без этого нельзя, а то можно соплями захлебнуться, если чувства всех людей, с которыми работаешь, пропускать через свою душу. Но сейчас ты не прав. Это я так, по-дружески спросил и нисколько не издевался. Я, правда, очень рад за вас, не меньше вашего хочу, чтобы все закончилось благополучно, и вы были счастливы. А ещё, сознаюсь, немного завидую тебе, тому, что у тебя, в твои годы появилась такая большая, взаимная любовь, тому, что у тебя начинается пусть и не совсем простая, но активная, интересная жизнь. И ещё раз скажу, что очень хочу, чтобы у вас всё получилось, и вы были счастливы. Так что не обижайся.
- Богдан, мы не в судебном заседании. Такую речь закатил, - улыбнулся я, - я не обижаюсь. На друзей не обижаются, а ты стал для меня, наверное, самым близким другом. И я очень рад этому, и благодарен тебе за участие и помощь, что бы мы без тебя делали.
- Ладно, хватит друг перед другом расшаркиваться. Садись лучше чай наливай.
- Я, вообще-то, час как из-за стола, но твоего чая попью. Да и от твоих блинов грех отказываться. Заодно расскажу, как мы с Ноной поговорили, что я сделать успел.
Приятно всё же сидеть на свежем воздухе с кружкой ароматного чая, и разговаривать с человеком, который тебе приятен и интересен. Я рассказал Богдану    о своей поездке, что сделал, что думал, о чем поговорили. Потом он «отчитался» что сделал за день:
- В общем так, завтра к одиннадцати подъедет покупатель. Посмотрим, поговорим, договоримся о цене. Со следующим паромом будет нотариус. Так что сегодня ты последнюю ночь будешь спать в своём доме. Потом уже в чужом. Давай сразу договоримся, с завтрашними гостями буду говорить в основном я. Так ты и цену повыше возьмёшь, и проблем не будет никаких. Все же договариваться моя профессия. Так что слушайся меня. Да мне и легче будет с ними говорить – я их неплохо знаю. А сейчас хватит рассиживаться. Иди, начинай собираться. После продажи будет нежелательно уже что-то из дома выносить. Я договорился, что покупают всё оптом, вместе с вещами. А потом, если что не нужно, то могут выкинуть. Чтобы потом не получилось, что ты заберёшь что-то нужное, за которое уже уплачено. Так что вперёд, иди, собирайся. И не проспи завтра, а то будешь завтра встречать покупателя как меня сегодня – в трусах и спящий.
- Не переживай. Все будет нормально. Спокойной ночи, благодетель ты наш.
- Вот, вижу, начинаешь ценить, - засмеялся Богдан, - Спокойной ночи. Завтра нас ждут великие дела.
Придя к себе, я первым делом сбросил одежду. Все же лето уже началось, и хоть большой жары ещё не было, но пот и пыль давали о себе знать. Взяв полотенце, пошёл в летний душ, вода немного нагрелась за день от солнца, и я с удовольствием встал под прохладные струи, смывшие с меня и пыль, и усталость. Закончив с водными процедурами я завернулся в полотенце и сел с сигаретой на заднем крыльце. Оглядывая свой аккуратный садик и ровные грядки огорода. Сколько же сил и заботы я в них вложил… Жалко, конечно, бросать, но, есть вещи намного дороже. Для счастья моей маленькой девочки ничего не жалко. Всё по сравнению с ним становится мелким и малозначительным. Да и что лукавить? Это и моё счастье тоже. У меня не возникало сомнений, что наши два счастья уже не разделимы, и по-отдельности существовать не могут. Потушишь одно – погаснет другое.
Зайдя в дом, я прошёлся по комнатам, прикидывая, что буду забирать с собой, что оставлю, а что надо вывезти на помойку и сжечь. Заодно, наверное, я уже и начал прощаться с этим домом, верой и правдой служившим мне больше семи лет, и в котором, по воле случая, мне уже не суждено встретить свои последние дни.
Решил сначала собрать всё в холле, а уже потом унести и уложить в машину. Принёс из кладовки    несколько картонных коробок, мешки и начал сборы. Первым делом документы, бумажные фотографии, памятные сувениры, по которым можно проследить почти всю мою жизнь. Да, становлюсь сентиментальным. Ещё с десяток любимых книг и две своих. Был период, когда раззуделась рука, и захотелось что-то написать самому. Так, обычная фантастика, подобных книг тысячи, но получил огромное удовольствие, один, а потом второй раз держа в руках томики, ещё пахнущие типографией, на обложках которых красовалась моя фамилия. Последнее время подумывал продолжить писательство, но придётся пока отложить до лучших времён.
Следующие коробки заполнили околокомпьютерные и фото-принадлежности, стационарный компьютер. Оставил пока только ноутбук, он поедет со мной в машине – интернет в дороге очень полезен, а пользоваться им на смартфоне я так и не привык. Перешёл к оружейному сейфу. Отсюда беру все. Первая моя вертикалка, «Сайга – 12к» и недавно купленный карабин «Вепрь». Сотня патронов к карабину и чуть больше к гладкостволу. Это, как и бинокль, тоже в салон, поближе к себе. Дорога дальняя, мало ли что. Остальные принадлежности в коробку. Туда же из соседнего шкафа всю рыбацко-охотничью одежду, обувь. Здесь вроде всё. Теперь к шкафу с одеждой. Отсюда в мешки белье, несколько рубашек, джинсы, шорты, выходной костюм, дублёнку, зимнюю обувь. Немало получилось. А ведь забрал едва ли треть. Да, оброс на пенсии, сидючи на одном месте. Раньше такого не было. Но раньше и переезды чаще случались во время службы.
Теперь на кухню. Все запасы чая, кофе, кстати, надо поставить джезву. Время уже к десяти подходит. Пора и перекусить. Сделал перерыв на полчаса и продолжил. Ещё одна коробка – посуда. Ещё тоже много развелось, беру самое необходимое. Остальное можно и потом купить. Вроде всё, продукты соберу перед отъездом.
Вроде и всё дома. Нет, возьму ещё комплект спальный – матрац, пару одеял, подушек, столько же комплектов белья. Постелю в салоне, надо же как-то спать в дороге. Теперь из ниши резиновую лодку, так её и не развернул ни разу в этом году. Вот теперь в доме всё. Идём в гараж, вернее он так только называется. Машина круглый год стоит во дворе под навесом, зимы здесь не очень холодные, да и на всякий случай есть подогрев двигателя. А гараж превратился в мастерскую. Отсюда бы всё забрал, аж кровью сердце обливается бросать токарный станок, большую сварку, да много чего ещё не возьмёшь – тут КАМАЗ нужен, а не Уазик. Так что беру самое необходимое и компактное. Инструменты, запчасти, да и то не все. Ещё здесь же удочки, сети, раскладные стол со стульями. И последнее, канистры с бензином. Лишние не будут.
Вышел во двор, сел на крыльцо, закурил. До чего же хорошо в деревне ночью – фонари не светят, купол неба усыпан яркими звёздами, прохладно, трещат какие-то насекомые. Сидишь, не двигаясь, и через какое-то время, кажется, что растворяешься в окружающем мире. Хорошо. Но, ненадолго. Хотя, кто его знает, может на новом месте будет ещё лучше, но уже вдвоём. Поживём – увидим. Встряхиваюсь, иду в дом. Осталось ещё одно дело – собрать то, что не беру с собой, но и не хочется чтобы оно досталось кому-то чужому. Неприятно если кто-то будет этим пользоваться. Лучше вывезти подальше и сжечь. Как рассветёт, так съезжу на помойку, а потом уже и в машину все уложу. В общем, до прихода гостей спать не придётся. Ладно, не первый раз, выдержу. Потом отосплюсь, а там и в дорогу.

4 день СЗ.

Село где-то на северо-западе России.
13.06.2007г.



Ровно в одиннадцать у калитки остановился новенький «Land-Cruiser», и из него вышел вальяжный мужчина лет шестидесяти, в очках, джинсах, ветровке и с кейсом в руке. Вольский уже был у меня, мы встретили гостя, представились друг другу.
- Подопригора Семён Маркович, - протянул мне руку будущий владелец пока ещё моего дома. Я представился в ответ.
- Ну что, пойдём смотреть? – пригласил я, и повёл сначала по двору, показал всё, рассказал, объяснил, где что лежит, что куда подходит, где включается, переключается. Потом то же самое в доме, Покупатель всё внимательно слушал, задавал вопросы, даже что-то записывал в ежедневник. Весь осмотр занял почти два часа. Я даже устал. К тому же после бессонной ночи уже начали слипаться глаза. Когда спустились с чердака, последнего пункта «осмотра экспозиции», я предложил выпить кофе, пока не подъехал нотариус. Заодно поговорить о цене. Возражений не последовало, только Вольский, глянув на часы, сказал, что у нас не так много времени – до прихода парома чуть больше получаса.
- Успеем, - сказал я проводя гостей на кухню, - может ещё и по пять капель? За окончание экскурсии?
- Нет, - отказался Семён Маркович, - вот подпишем бумаги, рассчитаемся, тогда можно будет и отметить нашу сделку. А пока давайте о цене поговорим. Сколько вы хотите за всё? За дом, участок, за все что оставляете. Мне оно в общем-то не нужно, но Богдан Казимирович сказал, что это обязательное условие.
- Да, конечно, - подтвердил я, - нет желания возиться с распродажей. Это и время, и вообще я не любитель торговать. Так что забирайте всё скопом. Только продуктами я ещё попользуюсь, и возьму немного заготовок из погреба.
- Хоть все забирайте. Мы только крупные вещи посчитаем, иначе неделю сидеть здесь придётся. Так сколько хотите за все?
- Четыре восемьсот, - объявил я заранее оговорённую с Вольским сумму. Явно завышенную но, на то и торг. Как говорят, на базаре два дурака. Один продаёт, другой покупает. Вот и посмотрим, кто из нас больше подходит под это определение.
- Ну, это вы загнули, - поднял брови Подопригора, услышав сумму, - За такие деньги я и в городе могу дом взять. А здесь даже моста на остров нет. Летом паром, зимой по льду. А в распуту, так вообще не выберешься, хоть по воздуху летай.
- Ну, Семён, - взялся за дело Богдан, - тебе-то именно это и надо. Не для себя ведь берёшь, для тёщи. Поэтому минус в плюс превращается. А вообще, если бы был мост, то такая дачка раза в полтора – два бы дороже стоила. Да и не было бы здесь так тихо и спокойно. Посторонние сейчас здесь редкость. И вообще, райское местечко.
- В чем-то ты прав, - нехотя согласился Подопригора, - но все равно, четыре восемьсот, это перебор. Я ещё готов отдать три двести, ну три с половиной.
- Побойся бога, Семён, - ринулся в бой сосед, - да столько только дом стоит. А участок? А все остальное? Гараж рубленый, станки, двор асфальтированный, сад ухоженный, огород уже посажен. Даже спорить не хочу. Ну, четыре семьсот, только для тебя.
И пошла торговля. Тут я увидел ораторское искусство адвоката и понял, какой великий мастер мой сосед. К приезду нотариуса, когда окончательная цена была названа в четыре двести пятьдесят, я столько узнал о своём доме нового, осознал, какой дворец я продаю. К концу торга уже стал подумывать – а не зря ли? Даже жалко стало. И даже цена в пять миллионов не казалась мне уже большой. Но, четыре с четвертью, так четыре с четвертью. Шутка, конечно. Но, я убедился, что мой сосед не зря ел свой адвокатский хлеб.
- Слабак! – махнул рукой Казимирыч, когда гость пошёл избавиться от тех двух чашек кофе, которые успел выпить за время торговли, - я был готов уступать до трёх восьмисот, а он почти на полмиллиона раньше сломался. Да что с него возьмёшь? Одно слово – депутат. Они к деньгам не так, как простые смертные относятся. В общем, считай, что тебе повезло с покупателем.
- Согласен. А больше всего мне повезло с соседом. Я впервые увидел тебя в своей стихии. И теперь, надеюсь, ты не откажешься от комиссионных?
- Где ты увидел мою стихию? Почти обидел. Моя стихия судебные баталии, а это так, детский лепет. Такое и хорошая торговка на базаре умеет. Хотя, конечно, приятно, когда добиваешься хорошего результата, неважно в чем. И комиссионные мне не нужны. Мне достаточно удовольствия, которое я получил, и, как уже говорил тебе, просто рад помочь хорошим людям. А денег Семёна мне совсем не жалко. Он их ещё немало получит. И поверь мне, основные суммы ему выдают не в кассе местной думы. Так что все нормально. И не вздумай ещё раз попытаться со мной рассчитаться. Обижусь. Помогать, конечно, не перестану, но буду делать это уже без души. А без неё все хуже получается.
В это время из туалета вышел покупатель, подтверждая, что старая шутка, что только русские сначала выходят из туалета, и только потом ширинку застёгивают, не совсем шутка. В ней большая доля правды. Причём не зависимо от звания или должности. Не успел он зайти на кухню, как раздался звонок в дверь.
- Ну вот, - поднялся Вольский, - близится финал нашего дела. Остался последний акт.
Я вышел на крыльцо, и встретил пришедшего нотариуса. Обычного, невзрачного, чуть лысоватого мужчину в строгом костюме, при галстуке, в очках и с большим кофром на плече.
- Малахов Денис Петрович, - представился он, - нотариус.
- Проходите, мы вас ждём, - распахнул я перед ним дверь.
Все собрались в зале. Новому гостю я уступил место у стола, на который он поставил ноутбук и маленький принтер, которые достал из кофра. Лихо. Все своё ношу с собой.
- Ещё раз всех приветствую, повернулся к нам нотариус, закончив все приготовления, - я готов, думаю, вы уже обо всем договорились, и я могу начинать работать?
- Да, конечно, Денис, - ответил за всех Вольский, - можешь начинать.
- У меня почти все готово. Остаётся только вписать суммы. Документы ты передал мне вчера, так что я все заранее подготовил. Говорите суммы, и я распечатаю договора.
Вся процедура купли-продажи заняла не больше получаса. Действительно, все бумаги были подготовлены заранее, а когда что-то надо было впечатать, то пальцы нотариуса летали по клавиатуре как шмели. Нам оставалось только подписывать выходящие из принтера документы. Договора, расписки, какие-то доверенности, что-то ещё. Я особо не вникал, полагаясь полностью на Вольского, проверявшего каждую бумажку. Апофеозом нашей сделки стало получение мною солидной горки банковских упаковок, которые Подопригора достал из своего кейса. Я не собирался их пересчитывать, но Богдан подвинул их к себе и стал проверять. Пересчитывать каждую купюру он не стал, но проверил все упаковки, сложив потом ровными стопками.
- Не доверяешь? – усмехнулся Подопригора.
- Что ты, Семён? Боже упаси. Как я могу тебе не доверять? Но проверять все же надо всегда. Иначе люди подумают, что в следующий раз смогут обмануть. Это будет провокацией, что само по себе уже почти преступление. Ну вот, всё закончили. Думаю, никто не будет против сбрызнуть это дело рюмочкой коньяка?
Возражений не последовало, и мы с Богданом быстро расставили на столе рюмки, лёгкую закуску, и в довершение всего бутылку коньяка, которую сосед предусмотрительно принёс с собой.
- Ну, за взаимовыгодную сделку, - поднял рюмку Казимирыч, - надеюсь, все довольны?
Мы с покупателем кивнули головами, соглашаясь. Он, особо не считая деньги, приобрёл прекрасный коттеджик для матери своей молодой жены. И в мыслях уже наслаждался спокойной жизнь, без недреманного ока тёщи. А я был рад неожиданно свалившейся сумме. К тому же Вольский все умело обстряпал. Он умудрился даже расходы на нотариуса перевесить на покупателя. Что значит профессионал. Уважаю таких мастеров. Особенно, когда они играют на моей стороне. Кроме того он ещё и договорился, что новые хозяева въедут только в конце июня. Хотя меня бы устроили и пара недель.
Проводив гостей, мы уже вдвоём с Вольским сели у меня на кухне. Я принёс своей рябиновки, достал еду посущественней. Эта настойка была около пятидесяти градусов. Так что правил мы не нарушили.
Вот ты уже и не хозяин в этом доме, - заговорил Богдан, когда мы выпили, - пока ты ещё здесь, но это уже не твой дом. Грустно.    Я уже так привык к тебе за эти годы. А теперь здесь поселится вредная старуха, и не с кем будет посидеть за чашкой кофе или рюмкой коньяка. Умом понимаю, что по-другому невозможно, но душа с этим мириться не хочет. Мне будет очень тебя не хватать. Когда ехать собираешься?
- Отосплюсь, отдохну, проверю ещё что ничего не забыл, и вперёд. Послезавтра, скорее всего. Но мы ещё посидим с тобой перед моим отъездом. Мне тоже до слез жалко с тобой расставаться. И я тоже очень к тебе привык. Думал, что этот дом моё последнее пристанище. А судьба вон как повернулась. Прядва с Непрядвой путают нити наших судеб по воле богов. И нам не дано знать как и когда они перекинут нити наших судеб. Будем утешать себя тем, что всё, что ни делается, всё к лучшему.
- Может ты и прав. Ладно, давай ещё по одной и я пойду. А то, я гляжу, ты скоро заснёшь с вилкой в руке.
- Да, - кивнул я, - три дня, и столько событий. Кому-то хватит на целую жизнь.
- Это да. Зато будете вдвоём. И я уверен, что будете счастливы, где бы вы ни очутились. А я совсем один остаюсь. Дети раз в месяц звонят, раз в год на несколько дней приезжают. Жены давно нет. Так что остаюсь я совсем один. Помру, и неизвестно, кто вспомнит, и через какое время найдут.
- Богдан, не заводи себя. Все у тебя будет хорошо, - попытался я его успокоить, - ты ещё н такой уж и старый. Может, ещё найдёшь себе спутницу. Да и друзья у тебя есть. Не забывают.
- Не надо, Жора, не успокаивай. Я реалист. Сколько мне осталось? Пять? Десять лет? Может чуть больше. Но кто сказал, что эти годы я буду таким же как сейчас? Может стану обузой кому-нибудь из детей. Или вообще закончу свои дни в хосписе. А такое счастье как тебе выпадает одному на миллион. А друзья? Какие они друзья? Так, знакомые, товарищи по прежней работе. Ни к одному из них не запрёшься среди ночи с бутылкой в руке. Там этикет, условности, высшее общество. А мне оно уже надоело за полвека. Хочу тихо и спокойно, ни на кого не оглядываясь, не думая, что и как сказать. Ладно, ты прав, хватит блажить. Пойду я, а ты отдыхай.
Вольский встал, и направился к двери. Я посмотрел на него и увидел - стал он каким-то постаревшим, спина ссутулилась, походка неуверенная. Видимо действительно мой предстоящий отъезд сильно ударил по нему. И самое главное, всё, что он говорил, было правдой. И о возрасте, и о друзьях. Я нашёл в себе силы проводить его до калитки, вернуться, ополоснуться под душем и упасть спать, ещё раз проверив, закрыл ли входную дверь. Не открою никому, пока не высплюсь.

5 день СЗ

Село где-то на северо-западе России - Федеральная трасса М-8.
14.06.2007г.



- Ну, всё, давай, двигай, лягушка путешественница, - пожал мне руку Богдан Казимирович у открытой водительской двери уже заведённой «буханки», - или лягух? Как это будет в мужском роде?
- Не знаю, да и какая разница.
- И действительно, Какая на хрен разница. Езжай. Долгие проводы – лишние слезы. И будьте счастливы там, на новом месте. Желаю вам победы и счастья. Долгого - долгого, на зависть всем врагам. И, как сможешь, позвони.
- Обязательно. Буду звонить при каждой возможности. А ты здесь не кисни, У тебя тоже все будет хорошо. До свиданья, старый лойер.
- Да нет. Всё же, прощай. В этой жизни мы с тобой уже не встретимся. Так что, прощай. И ещё раз, победы вам и счастья, - и всегда выдержанный, спокойный, даже немного циничный Богдан обнял и крепко прижал меня к себе. На глазах заблестели слезы, я тоже с трудом сдерживался. Потом он оттолкнул меня, хлопнул по плечу, - Всё, вперёд, а то на паром не успеешь, и придётся ещё одну ночь здесь ночевать.
- И все равно, до свидания, - хлопнул я его в ответ и, сев в машину, захлопнул дверку. Тронулся, и до самого поворота видел в зеркало старого седого мужчину, стоявшего опершись на открытую калитку и глядевшего мне вслед. Я уезжал с тяжёлым сердцем, даже не думал, что так привязался к этому пожилому, очень хорошему человеку. Что расставание с ним будет таким болезненным. Но, что поделать, вся наша жизнь состоит из череды встреч и расставаний. Бывают и такие, очень грустные, как это. А ещё нам приходится иногда делать выбор. Выбор, от которого зависит судьба близких людей.
Дальше все шло как на автомате. Паром, выезд на федеральную трассу, остановка. На ноутбуке вывел карту маршрута на ближайшие сутки, настроил навигатор, покурил, стоя у машины, снова за руль, и пошли наматываться на колеса первые из восьми тысяч километров предстоящего пути. Возникла мысль позвонить родителям, к которым я, собственно, и ехал, но во время остановил себя, вспомнил о разных часовых поясах. У них было около трёх часов ночи. Отложим до утра. Не буду говорить что еду к ним, просто узнаю, как они,    а заодно спрошу о тех знакомых, к которым собирался обратиться за помощью. Ещё подумал о звонке своему старому товарищу по училищу, который работал на прииске в сутках езды от моих родителей, и по моим подсчётам его вахта кончалась примерно в то время, когда я буду проезжать не далеко от него. Появлялась возможность хоть последние сутки ехать не в одиночестве. Кстати, с ним я собирался в первую очередь поделиться своей проблемой, когда приеду. Ему я доверял как самому себе. Но и звонок ему пришлось отложить до утра. На прииске было то же время, что и у моих родителей.
Машина у меня не старая. Три года – не возраст. Покупал я её новую, перед отъездом обслужил. Проблем с ней никогда не было. Она всегда служила мне верой и правдой. Вот и сейчас она мягко бежала по трассе, держа скорость около сотни. Машины ночью попадались редко. Так что ехать одно удовольствие. До утра остановился только раз, выпить кофе, рискнув добавить в него пару чайных ложек коньяка и немного размяться. К восьми я отмахал уже больше семисот километров, и решил сделать долгую остановку – позавтракать, поспать, и всё же позвонить. Доехав до первого попавшегося придорожного кафе, я встал на краю стоянки и, не заморачиваясь готовкой зашёл в павильон. Здесь я отдал должное нашему российскому общепиту, с его ненавязчивым сервисом. Но, чай не баре. Двойная порция того, что здесь называлось пельменями со сметаной и пластиковый стаканчик самого дешёвого чая из пакетика утолили чувство голода. Будем надеяться, что аптечка вскоре не понадобится.    Выйдя из кафе, я посетил шедевр российского деревянного сантехнического зодчества, и растянулся в салоне машины на ещё из дома приготовленной постели.
Проснувшись, глянул на часы, будильник не ставил, решив спать, пока не высплюсь. Стрелки показывали начало третьего дня. Да, неплохо, сейчас перекушу, и в путь. За ночь я выехал в соседнюю область, так что сюрпризы от наших врагов маловероятны. А пока литровый алюминиевый ковш с водой на плитку, и достану кое-что из своих запасов. Хлеб, копчёная колбаса, сало, лук, хлеб – для завтрака достаточно. А кому-то может и избыточно. Ещё под завершение кофе с круасанами. Ну очень я их люблю, настолько, что запасся на всю дорогу. Тут и кипяток готов, пока кофе немного остынет, берусь за телефон. Здраво рассудив, решил пользоваться новым, купленным Богданом. У родителей половина девятого вечера, мать берет трубку буквально на втором звонке, значит сидит в зале у телевизора, телефон под рукой.
- Алло!
- Привет, мам! Это я. Как вы?
- Привет!    Мы нормально, поужинали, концерт смотрим. А ты как?
Дальше пошёл обычный семейный разговор. Перебрали всех родственников, знакомых,    у кого как дела, и так далее. Между делом расспросил о тех, кто мне нужен. Все на месте и при своих должностях. Родители тоже нормально, не болеют, насколько это возможно в их возрасте. Так что все нормально. Через недельку увижу их, это будет для них приятным сюрпризом. Теперь звоним Юрию, пора побеспокоить старого рака (так в Благовещенске издавна называли курсантов и выпускников речного училища). Его пришлось повызывать подольше. Набирал трижды, пока трубка не ответила знакомым голосом:
- Да! Кто это?
- Я! Привет, бездельник!
- Жора? Ты как всегда вовремя. Я тут ужинаю после трудового дня, восстанавливаю потраченные силы. И тут звонки, не хотелось отвлекаться от процесса.
- Ничего, переживёшь, и так, наверное, растолстел как бегемот.
- Тут растолстеешь. Пашешь по двенадцать часов, а как заглядываешь в выплатной лист, так и думаешь – а не приснилась ли вся эта работа? Нет. Надо увольняться и искать работу в городе. Тихую, спокойную, не мальчик уже по вахтам мотаться.
- Ты так каждую смену брюзжишь. А так, тебя и раскалённым ломиком оттуда не выковыряешь. Чай на золоте сидишь.
- Да, только его не вижу. У меня перед глазами форсунки, шестерёнки, клапана и другая хрень. А золото, это другие моют. Моё дело их исправной техникой обеспечивать. Скорей бы уже конец вахты и месяц отдохнуть. В деревню, удочки в машину и хоть на недельку на озеро отдохнуть.
- И когда собираешься?
- До конца вахты ещё неделя. А что спрашиваешь? Хочешь компанию составить?
- Далековато для компании. Так, интересно. Хотя чем черт не шутит? Вдруг решусь? Я уже в родных краях лет семь не был. Так ты через неделю заканчиваешь? Я ещё позвоню. А пока продолжай брюхо набивать. Восстанавливайся.
- Я уже почти закончил. Ещё молочка с булочками и отдыхать. А ты звони, не теряйся.
- Обязательно, я нажал кнопку отбоя и тоже приступил к трапезе. Только у меня, в отличии от Юрия, был обед, и после него не отдых, а продолжение вояжа через почти всю страну.
Кофе почти остыл, но греть не хотелось, да и какая разница, растворимый, он и есть растворимый. От того, что его разогреть, лучше не станет. С поглощением продуктов закончил быстро. Потом ещё раз посетил маленький деревянный домик в стороне от кафе, и снова за руль, и снова чёрная лента асфальта ложится под колеса. Впереди ещё больше семи тысяч километров.

13 день СЗ

с. Тарбагатай, Бурятия.
15 - 22.06.2007г.




Неделя пути, казалось, слилась в один долгий-долгий день. Все же такая дальняя дорога в одиночку не очень простое дело. Даже с учётом того, что за бортом лето, дороги в основном нормальные, да и запас времени есть. Но всё равно это тяжело, изо дня в день руль в руках и чёрная лента трассы перед ветровым стеклом. Если первое время проходил за день тысячу двести – тысячу триста километров, то за последние сутки едва ли тысячу. Из всей дороги запомнились только самые яркие моменты – Урал, день тряски по ремонтируемой дороге где-то в Барабинских степях, когда с утра до вечера прошёл всего триста километров, после которых упал спать возле какой-то АЗС даже не поужинав. И, конечно, Байкал. Начиная от Иркутска, сотня километров перевалов, на некоторые из них выбирался только на второй передаче, и наконец, вот он – Байкал. Вот это красота! И сила! Целый день вдоль него, и, не смотря на сложную дорогу, почти не устал. Казалось, это величайшее озеро планеты само питает меня энергией. После него опять созвонился с Юрием. Сказал, наконец-то ему что еду, и как раз успеваю подхватить его после вахты. Хоть последний день не так скучно ехать будет. О реальной цели своего путешествия, правда, пока говорить не стал. Оказалось, что у меня в запасе ещё почти сутки. Ну, и прекрасно. Решил сделать долгую остановку, отдохнуть нормально, выспаться в чистой постели, та, что в машине уже пропылилась за время дороги. Как раз впереди, через пару сотен километров был посёлок Тарбагатай, это уже почти на границе Бурятии и Забайкалья, за которым уже раскинулась Амурская область, а с ней и финиш моего путешествия. Только пока ещё вопрос – окончательный или промежуточный. Посёлок был небольшим, гостиница в обычном деревянном доме, но мне какая разница. Оставил машину на охраняемой стоянке, взял пакет с чистой одеждой и заселился в номер. Он был двухместный, но я оплатил его полностью на сутки. Действительно, надо капитально отдохнуть перед последним рывком на родину. Первым делом в душ, смыть с себя недельную пыль и пот. Как же это приятно снова почувствовать, как дышит кожа и жаркий день становится не таким уж душным. И даже усталость, кажется, куда-то отступила. Лёгкая льняная рубаха и шорты прилипают к ещё влажной коже. И аппетит вдруг появился, значит не просто попить чая перед сном, а сходить в кафе. Время к вечеру, меню большое и, судя по названиям, должно быть вкусно. Долго не думаю, выбираю двойную порцию жаркого из свинины с макаронами, мясную нарезку, салат. Попить графин клюквенного морса и чай с пирожными. Подумав, что впереди сутки отдыха, беру ещё и бутылку коньяка. Отдыхать, так отдыхать. После недели напряжённой езды без спиртного заснуть будет проблематично. Это уже проходили, когда тело аж гудит, глаза вроде слипаются, а сон не идёт. Так что надо расслабиться. Подумав, делаю неправильно – съедаю жаркое под сто грамм, выпиваю чай, остальное беру с собой в номер. В кафе неинтересно, но не скажешь что скучно. Весёлая компания местной молодёжи начала доставать четверых дальнобойщиков сидящих в дальнем углу зала, продолжение может быть самым непредсказуемым. А у меня ни сил, ни настроения поучаствовать в местных боях без правил. Так что заранее ретируюсь с подносом в руках. Уж лучше в номере, перед телевизором, сидя в кресле, да ещё и с трубкой в зубах. Я её за всю дорогу ни разу не доставал. Просидел больше двух часов. По телевизору нашёл старенький фильм о спецназе. Видел его уже раз десять, но он как-то не надоедал, хотя большинство диалогов мог бы рассказать наизусть. Коньяк допит, фильм закончился, тарелки пустые. Можно и на боковую. Время к девяти вечера, как раз успею хорошо выспаться. А завтра после обеда последний рывок.

14 день СЗ

Федеральная трасса М-58.
23.06.2007г.



Вот и закончился мой путь в одиночестве. Впереди на перекрёстке вижу Юрия, стоящего у обочины с двумя сумками у ног. Торможу, выхожу, хлопаем друг друга по плечам. Больше шести лет не виделись, а он почти не изменился, только седины в волосах и в бороде прибавилось, да стал немного суше. Такого брюшка как у меня у него никогда не было. Кстати, за время поездки оно у меня заметно поубавилось в объёме.
- Ну, привет, пенсионер! – отступил Юрка на шаг назад.
- А кто тебе не давал в армию идти? Тоже давно бы уже на пенсии был,    - ответил я по привычке, этот обмен фразами стал у нас почти традицией.
- Поздно пить боржоми. Да и я свободу люблю. А армия, это почти тюрьма.
- Здесь бы я поспорил, но не буду начинать в сто первый раз. Тебя не убедишь. Да и поздно уже об этом. Лучше давай, рассказывай, как сам, а я пока покурю, да и двигать надо. Что стоять?
Юрий рассказал о своих делах за последнее время. Мы с ним созванивались не часто. Он так и оставался холостяком, уже больше десяти лет, после того как пропала его жена. До сих пор так о ней ничего и неизвестно – уехала на курорт, пару раз позвонила, и всё. Пропала. Следствие ничего не дало. На третий день отдыха не пришла на обед, и больше её никто не видел. Вещи все в номере, а о ней до сих пор ни слуху, ни духу. Он уже давно успокоился, и наслаждался радостями холостяцкой жизни. Детей у них не было. Вот и жил он один в трёхкомнатной квартире в центре Благовещенска. Погулять он был не любитель, вот эта вахтовая работа и была для него одним из развлечений, как бы он ни брюзжал. А в перерывах между сменами он ходил в спортзал, ездил отдыхать на природу, когда сам, когда с товарищами. Иногда у него появлялись женщины, но ненадолго. Но ни одна пока не зацепила его настолько, чтобы связать с ней дальнейшую жизнь.
Выслушав все последние новости, большинство из которых мне уже было известно от родителей, я решился рассказать о своей великой проблеме и связанными с ней изменениями в своей жизни.
- Да, ты влип, старичок. Попробую поднять своих кунаков, чтобы вам помочь, но ты только на меня не надейся, подключай ещё кого сможешь. На кого надеешься. Не, ну ты дал, молодожён. Сколько помню, у тебя периодически случаются резкие перемены в жизни. Но на этот раз ты сам себя переплюнул. Как же тебя угораздило, под старость лет?
- Сам до сих пор полностью разобраться не могу. Но, как говорили предки, «отступать некуда, за нами Москва».
- Ну да, теперь главное найти для вас оптимальный выход. Давай спешить не будем. Доедем до твоих, а там уже начнём свои связи поднимать. Время у тебя, как я понял, пока терпит.
- Да, как сказать? Неделя точно есть. Вроде и много, но как дела пойдут. Можно и в цейтноте оказаться.
- В любом случае не гони лошадей. Доедем, купим тебе ещё один левый телефон, для местных звонков, и начнём. А пока подумаем. Хотя я ничего кардинального, гарантированно обеспечивающего вашу спокойную жизнь пока не вижу. Но, будем думать.
Кто же знал в тот момент, что начинать интенсивно думать и искать спешное решение уже новой, намного более страшной и опасной проблемы придётся намного раньше, буквально через какие-то полчаса. И по сравнению с этой новой опасностью, моя, занимавшая последнее время все мои мысли, покажется какой-то детской, несущественной.
Мы уже больше часа катили по прямой как стрела федеральной трассе М-58 «Чита – Хабаровск», асфальтированные участки сменялись гравийкой, вокруг строящихся мостов приходилось объезжать по разбитым грунтовкам. Конечно это не ралли «Париж – Дакар», но и спокойной такую поездку назвать трудно. Строители обещали через три года сделать трассу не хуже лучших европейских автобанов, но пока приходилось довольствоваться тем, что есть, как говорится, «за неимением гербовой, пишем на простой». Всего несколько лет назад здесь и такой дороги не было,    что бы попасть на автомобиле с Дальнего Востока в Сибирь, нужно было в Шимановске загонять его на железнодорожную платформу и перевозить, таким образом, до Читы или Чернышевска-Забайкальского, откуда уже можно было опять двигаться своим ходом. И занимало это времени намного больше, чем сейчас, при езде своим ходом.
Тянувшаяся вдоль дороги унылая болотистая равнина с хилыми редкими деревцами, сменилась настоящей тайгой. С каждым километром мы приближались к конечной точке поездки – Екатеринославке, в которой я родился, вырос, и где жили мои родители. От долгого сидения в одном положении спина затекла, все же УАЗ делали для бездорожья, а не для многодневных поездок через пол России. Когда позвоночник стал ощущаться раскалённым ломом, я остановился в придорожном кармане немного размяться и спокойно покурить. Мы с моим спутником вышли на травку облегчиться, благо на трассе машин и днём почти не было, а к вечеру она вообще как вымерла. Постояли минут десять, дыша свежим воздухом, наполненным запахами дальневосточной тайги, после чего я занял пассажирское место, а Юрий сел за руль, решив дать мне немного отдохнуть. Машин на трассе практически не было, за час нам встретились всего две встречных фуры. Остальное время дорога была абсолютно пустынна. Вдруг, минут через десять после того как мы тронулись после остановки, сзади раздался низкий нарастающий гул. Сначала я подумал, что нас нагоняет какой-то крупный транспорт, но звук был не похож ни на один из знакомых мне. Наклонившись, я заглянул в зеркало заднего вида, и увидел, догоняющий нас вертолёт, который летел над самым полотном дороги. Оно и правильно, зачем карты и навигаторы, если трасса пронзает всю область с севера на юг почти прямой стрелой.
Большая стрекоза пролетела низко над нами, всего метрах на ста высоты, её низкий гул даже неприятно резанул по ушам. Но, когда винтокрылая машина была уже в километре от нас, с ней начало твориться что-то странное. Она как бы резко затормозила, потом взмыла метров на пятьдесят, рыскнула сначала влево, потом вправо и как будто по крутой наклонной плоскости рухнула куда-то в лес. Донёсся треск, резанувший по ушам не смотря на шум двигателя нашего УАЗа, и все стихло. К этому моменту мы уже почти доехали до того места на трассе, над которым вертолёт выписывал свои пируэты.
- Вот это да! – воскликнул Юрий, когда я остановился примерно в том месте, над которым вертолёт начал своё падение, - Охренеть! А ведь я, кажется,    знаю его, Он сегодня был у нас на прииске. Это московские покровители прилетали за долей малой. Они это два-три раза в год делают. Прииск и так Правительству Москвы принадлежит. Это нормально. Но ещё и какой-то процент отстёгивают российскому криминалу. Всё идёт через Первопрестольную. Зато никаких проблем ни с властью, ни с братвой. Всё поставлено так, что ни один грамм золота мимо не пройдёт, прикарманить даже мелкий самородок, это подписать себе смертный приговор. И так на всех этапах, от промывки, до хранилища в столице, или общака. Причём и власть, и криминал прекрасно уживаются, работают, так сказать, рука об руку, поделив сферы ответственности и получая каждый свою долю. Вот так-то.
- Все это нормально. Благодарю что просветил. Вопрос в другом – нам что делать? Вертолёт упал где-то недалеко. Взрыва не было. Так что в нем, возможно, остались живые люди. Думаю, стоит поискать. Вон и колея с трассы лес уходит. До заката ещё пара часов, так что если повезёт, то найдём.
- Ты знаешь, не хотелось бы в это ввязываться. Может оказаться себе дороже. Золото, это не грибы – ягоды. Здесь жизнь ничего не стоит, - Задумался Коваль, - но, с другой стороны, и бросить людей, если там живые остались, тоже как-то не по-божески. В общем, решай, если готов рискнуть, то поехали. Я-то одиночка, мне терять особо нечего. Так что решение за тобой.
- Тогда поехали. Иначе мне до конца жизни сниться будет, что я людей на верную смерть бросил. Как говорится, ввяжемся в бой, а дальше по ситуации, только давай я сам за руль сяду.
Мы поменялись местами, я включил передачу, и аккуратно спустился с трассы на едва заметную лесную дорогу, даже не дорогу, а колею, петляющую между вековыми лиственницами примерно в направлении места падения вертолёта. Подлеска почти не было, деревья росли не часто, поэтому тайга просматривалась неплохо, но мы все равно потратили больше часа пока нашли место аварии вертолета. Солнце уже опустилось на верхушки лиственниц, когда мы в просвет между деревьями увидели большую поляну, в центре которой блестело затянутое ряской небольшое озерцо, а за ним и заднюю часть МИ-8, вернее того, что от него осталось. Удар был такой силы, что ствол дерева, смяв сферу кабины, дошёл почти до переборки, отделяющей грузовой отсек, сквозь битые стекла было видно месиво из железа, плоти и крови. Лопастей не было, оторванный хвост лежал далеко в стороне, стойки шасси подломились, и тело вертолёта лежало на брюхе. В общем, выжить при таком ударе можно только чудом. Чтобы подъехать поближе, пришлось красться у самой кромки леса, ближе было страшновато – у воды могло быть топко, и была вероятность увязнуть так, что не помогла бы и лебёдка, стоящая на переднем бампере.    Остановились метрах в тридцати, ближе начинались кочки, и лезть в них было опасно. Подёргавшись взад – вперёд, я развернул «буханку» в обратную сторону,    мордой к прорезанной нами колее. Выйдя из машины, закурил, глядя на воткнувшийся в вековую лиственницу корпус вертолёта. Посмотрев вверх, увидел, что над всем этим сомкнулись кроны деревьев, так что, если будут искать с воздуха, то вряд ли найдут быстро.
- Да, похоже, им крупно не повезло, - сказал я, - Ну что, пошли, глянем?
- Идём, - отозвался Юрка.
Подошли к раскрытому зеву боковой двери мёртвой железной стрекозы. С первого взгляда было видно, что мы не ошиблись, спасать здесь было некого. Все, что было в салоне, теперь лежало у передней переборки. Семь изломанных тел – шесть охранников, в чёрной форме какого-то Чопа, седьмой, видимо сопровождающий, лысый пожилой мужичок в дорогих джинсах и ветровке, сейчас залитых кровью. Несколько сумок, четыре небольших ящика, содержимое которых не вызывало сомнения – у одного из них сорвало замки, крышка открылась, и внутри в выложенных мягкой тканью ячейках лежали четыре золотых слитка формой напоминающие маленькие крышки гробиков. Небольшие, длиной около 30 сантиметров и сечением примерно десять на пять, оказались заметно тяжёлыми, когда я взял один из них в руки. На    верхней грани, была надпись: 999,9 и ниже 400 XAU,    насколько я понял, это означало пробу и массу в тройских унциях, то есть в пересчёте на килограммы получалось больше двенадцати с половиной.
- Да…- присвистнул я, - это ж на сколько лимонов здесь лежит? Я даже подумать боюсь, шестнадцать слитков по четыреста унций, это в килограммах около двухсот получается. Ни хрена себе, два центнера золота. Никогда не интересовался его ценой, надо будет в интернете посмотреть.
- Жора, тормози, - оборвал мои рассуждения Юрка,- успеешь ещё посчитать. Ты лучше подумай как мы конкретно влипли. Если кто-то из братвы узнает, что мы даже просто это видели, жить нам останется ровно до того момента, как нас вычислят и найдут. И никому не интересны наши благие намерения. Где начинается золото, там кончаются и законы, и человеческие чувства, и в общем-то здравый смысл. Не важно, возьмём мы что-то отсюда или нет. Хватит того, что мы здесь были. За всем этим такие люди стоят, для которых убрать десяток – другой человек, что водички выпить.
- И что делать, может смотаться по-быстрому? – высказал я первую пришедшую в голову мысль.
- Поздно пить «боржоми», когда почки отвалились. В том, что нас вычислят,    я не сомневаюсь ни на секунду, вопрос только во времени. Его у нас в запасе пока достаточно – быстро сюда ни с прииска, ни тем более из Благовещенска не добраться. Сообщить они вряд ли что-то успели, сам видел, авария в считанные секунды произошла, значит, кинутся, когда они вовремя не прилетят. Организовать поиск тоже не пятиминутное дело, а тут ещё ночь на носу, думаю, раньше завтрашнего утра искать не начнут, вокруг на десятки километров ни одной самой завалящей деревни, и к тому же упал он под деревья, с воздуха трудно увидеть. В общем, самый фантастический вариант, что найдут его завтра к вечеру. А потом ещё надо нас вычислить, а это тоже время. Нас никто пока не видел, надо постараться и на дорогу выскочить незаметно. Если получится, то у нас, думаю, минимум трое суток. За это время надо что-нибудь придумать. А поскольку, если до нас доберутся, то мы стопроцентно переходим в категорию трупов, то, предлагаю забрать золото, стволы, что ещё ценного найдём и мотать отсюда. Ни телефоны, никакие документы не брать. Теперь наша главная задача выжить.
И тут его разобрал смех, чуть ли не переходящий в истерику. Я даже забеспокоился, таким я его ещё ни разу не видел за тридцать с лишним лет нашего знакомства.
- Ты что? – с испугом спросил я.
- А ты прикинь, - ещё сквозь смех ответил Коваль, - ты сюда, зачем ехал? Спрятаться, потеряться, исчезнуть для всех. Не успел доехать, а тут ещё одна проблема на тебя свалилась, страшнее первой. Похоже, ты их последнее время притягиваешь как магнит. А сейчас ещё и я с тобой под раздачу попал. Так что я теперь тоже в вашей команде, будем вместе из задницы выбираться.
- Действительно, - согласился я, - только смешного совсем мало. Проблемы только множатся, и одна перекрывает другую. Нона приедет только через неделю, а то и чуть позже. Если нас к тому времени вычислят, то куда ей деваться? Мы договорились, что если связь потеряется, то она все равно поедет к моим старикам. И не думаю, что успею ей что-то сообщить. В общем, по старой поговорке – из огня, да в полымя.
- Не помирай раньше времени. Разберёмся. Будем решать проблемы по мере их поступления.
- Ага, только поступают они быстрее, чем мы успеваем их решать.
- Всё, успокоились. Сейчас перегружаем всё, что собрались, и на трассу. А думать по дороге будем.
- Хрен с тобой. Стоять, точно ничего не выстоим. Пошли.
Забрались в вертолёт, первым делом схватились за ящики с золотом. Небольшие на вид, они оказались очень увесистыми.
- А что ты хотел? – удивился Юрка, - четыре слитка по двенадцать с лишним килограмм, плюс тара, вот и выходит за пятьдесят килограмм.
- Да, общую массу я сразу прикинул, а сколько в каждом ящике, что-то не сообразил. Слушай, два центнера, это сколько же всё-таки по деньгам получается?
- Вот честно, даже примерно не скажу. Столько лет на прииске отработал, а ценами никогда не интересовался. Потом разберёмся, если выживем, конечно.
- Вот-вот. Если выживем. Ладно, пока забудем, давай продолжать марадёрить. Сейчас трупы ворочать, а я очень это дело не люблю. Противно. Хорошо что ел уже давно, а то бы уже вывернуло. Но стволы бросать не хочется, да и карманы проверить надо. Если влетим, то без разницы, чего и сколько взяли. А вот если выкрутимся, то жалко будет, если что ценное оставим.
Комок подкатывался к горлу, но я всё же выдержал. Немного помогали сигареты с ментолом, которыми я дымил непрерывно. Но всё же смесь запахов крови, топлива и, прошу прощения, дерьма заставляли сжиматься в комок желудок и постоянно сглатывать слюну. Но улов того стоил. Через полчаса у машины, на разложенной плащ-палатке, кроме ящиков с золотом лежали шесть автоматов АКМС, абсолютно новых, видимо со складов ДХ, подсумки к ним с набитыми магазинами. Шесть ремней, на которых висели кобуры с ПМами, ещё один пистолет – Кольт М1911А1 правительственная модель, снятая из подмышечной кобуры мужичка, три ножа – два отличных охотничьих из златоустовской стали и нож разведчика НР-2. В руке я держал пакет со сваленными в него деньгами разных стран и номиналов.
- Неплохо поживились, - почесал затылок Юрка, - теперь бы все это ещё и на пользу нам пошло, а не привело к фатальным последствиям. Но, как говорится, снявши голову по волосам не плачут. Давай грузиться, а то уже почти стемнело.
Мы вытащили часть вещей от передней стенки багажника, уложили на низ ящики с золотом, следом оружие, завёрнутое в одеяла и другие подвернувшиеся тряпки, уже не заботясь об их чистоте. Потом опять завалили всё вещами, укрыли как и было брезентовым тентом. Возникшую идею – взять пару пистолетов с собой в салон, я подавил в зародыше. Только больше вероятность попасться ещё в дороге. А если случится самое страшное, то разве что танк нам поможет, да и то ненадолго. В общем, вернули всё в багажнике в состояние близкое к исходному. С собой взяли только пакет с деньгами. Они, как говорится, не пахнут, хотя в нашем случае, запашок все же был.
- Ну что, вроде всё, следов не оставили, теперь бы ещё на дорогу удачно выбраться, - сказал Юрий, когда мы захлопнули дверку грузового отсека, - может я за руль? Ты уже больше недели из-за него не вылезал.
- Давай, - согласился я, и когда захлопнул за собой дверку, - поехали.
До трассы добрались быстро, навигатор показывал, где она, да и мы помнили, как ехали сюда. Не выезжая из леса, остановились и потушили фары, заглушили двигатель. Постояв минут пять и, убедившись, что в пределах видимости и слышимости машин нет, снова завелись и Юрка с трудом выскочил на асфальт. Подъёмчик крутой, да еще и начавший моросить дождик сделал откос скользким. Но нам дождик был только на руку. Выскочив на дорогу, Коваль отключил передний мост и пониженную передачу:
- Ну что, теперь делаем ноги, или в нашем случае лучше сказать «по коробке!»?
- Лучше как Гагарин - Поехали! Вот только жрать очень хочется, но надо хотя бы пару часов проехать без остановки, а лучше и подольше.
- А ты залезь ко мне в маленькую сумку. Я когда с посёлка уезжал, то прихватил немного балабасов, и термос с кофе там. Думал, тебя ждать долго придётся.
- Вот это ты молодец, а у меня только сладкое осталось из того, что можно съесть без готовки.
- Цени. И мне тоже дай что-нибудь.    Я после побоища в вертолёте вроде немного отошёл, теперь тоже засосало под рёбрами.
Минут через двадцать я почувствовал, что жить стало лучше, жить стало веселее, как говорил «отец народов»
- Неплохо, - как бы угадав мои мысли, поддержал Юрий,- аж жить захотелось. Ты бы посчитал, сколько там в пакете. А то интересно, насколько мы разбогатели.
- Ты, смотрю, повеселел.
- А что делать? Уныние тяжкий грех. Да оно и не продуктивно, только мешает думать и адекватно реагировать.
- Когда это ты таким набожным стал? Или просто слов умных нахватался?
- Я как был безбожником, так и остался. Но, от этого грехи никуда не деваются. Им предаются и верующие, и атеисты. А ты зубы не заговаривай, считай давай.
- Тогда я назад переберусь, здесь уже темно, а там свет включу, штору задёрну и тебе мешать рулить не буду.
Минут через двадцать я опять пересел на штурманское место с листом бумаги в руке, на котором делал подсчёты. Сам пакет с деньгами я засунул в коробку с компьютером. Не сказать, что спрятал, но и случайно никто не увидит.
- Ну что там? Не томи, - повернул голову Юрий.
- Что, что, деньги. И очень даже не мало. Даже если не считать золото, нам немало перепало. Из карманов не особо много, основной банк в пакете был, который мы из дипломата достали, где ещё какие-то бумаги были. Видимо касса на все расходы, или какой-то долг забрали. Короче, всего получилось почти шестьдесят тысяч евро, пятьдесят тысяч баксов и рублями почти полтора ляма.
- Ого! Это мне больше десяти лет работать. Всё вместе, если на рубли, то почти пять миллионов получается.
- Примерно так. А ты считать не разучился. Только зачем им столько с собой?
- Кто их знает? Да и по большому счёту, не всё ли равно?
- И действительно. Если бы ими ещё и пользоваться можно было, а так пока это просто бумага.
- Будем надеяться что сможем. Что-нибудь придумаем. Время пока ещё хоть немного, но у нас есть, - успокаивая скорее себя, чем меня сказал Юрий, - мысли никакие не посетили, пока считал?
-Пока только одна в голову пришла – к моим старикам мы сразу не поедем. Проскочим мимо, до той части, в которой я раньше служил. Командир там ещё старый, всё никак на пенсию не уйдёт. Но в этом году его уже точно пенсия ждёт – пятьдесят пять, совсем предельный возраст. Хотя это такой лис, что может и ещё как-то остаться. Не пойму, что его там держит. Сам охотник, рыбак, сидел бы на пенсии, да предавался любимым занятиям.
- Чужая душа – потёмки. Может он жить без армии не может. Ты когда говорил с ним крайний раз?
- С месяц назад, он ни в отпуск, никуда не собирался. Так что должен быть на месте. Часов в семь позвоню, когда поднимется. Сегодня, вроде, рабочий день, так что не должен долго спать. По моим прикидкам мы как раз Белогорск проедем. Там час езды останется.
- Ну, давай. Насколько знаю, он толковый мужик. Сам наверх никогда не лез, но связей имеет, дай бог каждому. Решить многое может, и всё через кого-то, сам в стороне остаётся. Что-то типа серого кардинала. Ты меня когда-то с ним знакомил, да и потом несколько раз сталкивались.
- Вот я и говорю, что если раньше о других людях думал, к кому сначала обратиться, то теперь, кажется Табаков оптимальный вариант. Если он не поможет, то придётся к другим обращаться, а это ненужная реклама.
- Конечно. Кстати, время к трём, может покемаришь? Завтра день нелёгкий предстоит. А я тебя в семь разбужу и сам немного потом отдохну.
- А давай, ты прав, только немного снотворного приму. А то меня ещё до сих пор потряхивает.
- Какого снотворного? – удивился Юрий, - когда это ты на таблетки подсел?
- А вот такого, - я достал из бардачка литровую флягу, которую сунул мне при прощании Богдан Казимирович, и плеснул в стакан грамм сто. По машине пошёл манящий аромат настоящего коньяка.
- Пахнет отлично. – потянул носом Коваль, - а не боишься? Спать-то недолго осталось.
- Так я всего сто грамм, они из организма как раз за четыре часа выводятся. Да и сроду на этой трассе по утрам постов не было. Так что рискну.

15 день СЗ

Воинская часть недалеко от с. Екатеринославка, Амурская область.
23.06.2007г.

Сергеевичу дозванивался долго. Ответил он только на третьей попытке. Узнал он меня сразу, по голосу, не смотря на незнакомый номер телефона.
- О, Жорик! А я в ванной как раз был, на службу собираюсь. А ты как? И что в такое время? У вас же там второй час ночи.
- Не угадал. У меня, как и у тебя, восьмой час утра. И я планирую где-то через пару часов быть у тебя в гостях. Если не выгонишь, конечно.
- Вот это новость! Как же я тебя выгоню, очень рад буду тебя увидеть. И что заранее не предупредил? Ты вообще, очень вовремя, у меня вчера проверяющие из штаба были, так сейчас мучаюсь, с кем здоровье поправить не знаю, а в одиночку до сих пор не научился.
- Ты не меняешься.
- Да, вроде как уже и поздно. Так что ты так неожиданно появился? На тебя не похоже. Обычно заранее планируешь и предупреждаешь.
- Вот как увидимся, так и расскажу.
- Ну, тогда давай, не прощаемся. Когда подъедешь?
- А давай, к одиннадцати. У тебя сейчас развод, совещание, и мы где-нибудь встанем, перекусим за это время. Всю ночь ехали. В десять заскочим в магазин и к тебе.
- А ты с кем?
- С Юркой Ковалем. Ты его знаешь.
- Знаю, конечно. Только давайте побыстрее. Не надо надомной издеваться. И в магазин можете не заезжать, знаешь же, что у меня всегда всё есть. И вообще, я командир, или потому что?
- Я бы, да не знал. Ладно, тогда поторопимся. До встречи.
- Жду, - в телефоне запищал сигнал отбоя.
- Ну вот, - повернулся я к Юрию, - пока всё нормально. Николай на месте. Он если и не сможет помочь, то уж точно что-нибудь дельное посоветует.
- Будем надеяться.
Старые знакомые ворота КПП, как будто и не прошло почти десять лет после того, как я последний раз выходил из них с приказом об увольнении в кармане. Ничего не изменилось, разве что машины на стоянке другие, а так всё то же самое.
Николай встречал нас уже у ворот с сигаретой в руке. Рядом стоял его неизменный кожаный дипломат. Сколько помню своего бывшего Шефа, столько и этот кейс с ним. Мы вышли из машины, пожали друг другу руки.
- Я тут подумал, что сидеть в душном кабинете в такую погоду? – предложил Николай, - поехали на наше место в карьер. Я уже всех построил, озадачил, и теперь свободен на весь день. Сами справятся.
- Поехали, мы только за, - за обоих ответил я.
Через десять минут мы уже сидели за столом, который стоял здесь ещё со времён моей службы. Мы же его и вкапывали. Перед нами стоял коньяк, подарок Казимирыча, бутылка рябиновки и ещё одна со спиртом, которую Шеф достал из кейса. Рядом разная закуска, которую мы достали из машины и ещё появившаяся из дипломата Николай.
- Ну, за встречу, - Табаков поднял стакан до половины наполненный желтоватой жидкостью. Он решил начать с дегустации моей рябиновки. Выпил, крякнул, сразу налил ещё. Мы поддерживали, плеская себе грамм по тридцать. Проглотив вторую порцию, Шеф поставил стакан, - ну вот, теперь и жить захотелось. А то эти штабные сволочи вчера совсем из строя вывели и сами укатили. Правда, грузили их практически вручную.    Ладно, всё как обычно. Теперь ты рассказывай. Что так резко сорвался и так внезапно появился. Чувствую, это ж-ж-ж неспроста.
- Конечно неспроста, - и я принялся рассказывать, обстоятельно, с самого начала, стараясь ничего не пропустить. Когда я закончил, закончилась и рябиновка, в    стаканах уже плескался коньяк.
- Да-а, - протянул Табаков, выдержав паузу после окончания моего монолога, - наговорил столько, что на пару солидных романов хватит.
- Причём, оба неоконченных, и похоже они вообще ещё в самом начале. Да и финал ни в одном из них не предсказуем, - добавил я, - вот мы и ринулись сначала к тебе. Знаю, что никто из наших друзей и знакомых нам не поможет, если ты не сможешь.
- Ладно, не льсти. Я тоже не всемогущий. Хотя кое-что могу. Но здесь вы зацепили такие силы, что даже мне не по себе. Ты сначала определись, что вы хотите получить в итоге.
- Как что? Решение наших проблем. И жизнь, в которой не надо постоянно ждать, что сейчас зайдут люди в форме и оденут наручники. Или ещё хуже, придут люди без формы и после их ухода все проблемы будут решены, мы получим полный покой, причём, вечный.
- Да, желание укладывается в пару фраз, а его исполнение даже неизвестно во что выльется.
- Ты лучше сразу скажи, сможешь помочь, или нет? Если нет, то нам придётся закопать золото, взять по автомату и уходить в тайгу. Иначе кто-нибудь до нас да доберётся. И можно ставить ставки, на то кто первый, - начал уже нервничать я.
- Я разве сказал нет? Вам нужно решение проблем? Таки оно у меня есть. Причём не одно. Первый вариант долгий, нудный, дорогой, придётся задействовать много людей, и все равно стопроцентной гарантии он не даст. Вам все равно придётся жить и оглядываться. Но, есть второй вариант. Он не будет вам стоить практически ни копейки, и из этого мира вы исчезнете настолько надёжно, что найти вас будет невозможно, даже просеяв всю землю через мелкое сито.
- Это что, на Екатеринославку-2 (так называют поселковое кладбище)? Так мы это и сами исполнить можем. И да, затрат всего три патрона. Остаётся только выбрать из чего – из ПМа или АКМСа.
- Ещё круче. На кладбище вас найти очень легко, - улыбнулся Николай, - ты, вроде, фантастику любишь?
- Конечно, в основном её и читаю. И даже сам немного писал.
- Так вот, второй вариант именно из этой области. Теперь слушайте, и не перебивайте. Я предлагаю вам переселиться в совершенно другой мир. Не бойся, не в иной, не в потусторонний, а во вполне реальный. Суть в том, что около тридцати лет назад учёные, по-моему, в Штатах, хотя какая разница, откуда они, открыли проход в другой мир. Не спрашивай, параллельный или просто это другая планета в нашей вселенной, это так никто и не знает. Но, факт на лицо, мир этот существует, и постепенно заселяется людьми. Известно о нем не много. Дело в том, что проход в него односторонний. Всем известная система ниппель. В общем, туда, пожалуйста, а оттуда не моги.
- Так откуда известно, что он вообще существует, раз обратной связи нет? – вклинился я в монолог.
- Я же сказал, не перебивай, все узнаешь. Связь, как раз, и есть, но только электрическая и чертовски дорогая. На нашем узле как раз и стоит аппаратура этой связи. И из-за неё я так долго и не ухожу на пенсию, пока мне не могут подобрать замену. Да и не очень хочется – в финчасти я довольствие получаю, как говорят женщины, «на булавки». Про основной мой доход не знает никто. Даже те, кто со мной работает, не знает, что за аппаратуру обслуживают – новая, жутко секретная аппаратура и все. Есть краткие инструкции, когда какие кнопки нажимать, простые мнемосхемы. При любой неисправности вызывается специалист. Вот так. Ладно, продолжу. Мир не изучен, люди живут вокруг какого-то огромного залива и что творится за пределами обжитых территорий, ничего не знают. Не до больших исследований там пока, и без этого дел хватает. Климат там чуть ли не Африканский – длинное очень жаркое лето и короткая зима, больше похожая на нашу осень – непрекращающиеся дожди, ветра, температура десять – пятнадцать градусов, так что тулупы и валенки там точно не нужны. Люди живут очень рассеяно, но образовались уже подобия государств, созданных по национальному признаку. Дорог практически нет, разве что возле крупных поселений, остальное – направления. Законов тоже почти нет. Что-то вроде Дикого Запада. Владение оружием свободное. Так что ваши стволы там совсем не помешают. Вот вроде и все, что знаю.
- А как с деньгами? Куда свои девать?
- С деньгами там как раз хорошо, без них плохо, - попытался пошутить Николай, - И чем их больше, тем лучше, как и здесь. И ещё, это не афишируется, но лучше туда ехать с золотом. Можно и с деньгами, но там их меняют по грабительскому курсу.
- А зачем там эти деньги, если их девать некуда, связь только электрическая в обратную сторону?
- Понятия не имею. С этими вопросами не ко мне. Может, там сам узнаешь, если захочешь. Так что тратьте наличные здесь. И если на счетах есть, то тоже. Карточки там точно к оплате не принимают. Набирайте всё, что посчитаете нужным, исходя из полученной информации. Машина у вас подходящая, но можете и поменять, вы сейчас богатенькие Буратины.    
- Можно на машине? - Спросил я.
- Хоть на паровозе, только за отдельную плату. Насколько знаю, габариты ограничиваются размером железнодорожного вагона. Так что, дерзайте. Затаривайтесь и вперёд. Если согласны, конечно. А то этого я от вас так пока и не услышал.
- Я легко, - сразу ответил Коваль, - хоть сейчас.    Я одиночка, мне терять нечего. А тут такие возможности. Хотя, если бы услышал от кого другого, то стал бы думать, кому из на скорую вызывать.
- Никому. Медицина тут бессильна. А ты что скажешь? – повернулся Шеф ко мне.
- Да, я-то согласен, но ведь я не одиночка. У меня и родители, и дети есть. И ещё ребёнок мой скоро прилетает. До её приезда ещё около недели. А если нас за это время братва вычислит?
- Не думаю. По вашему рассказу это не так просто. Искать могут очень долго. Но, всё равно подстрахуемся. Машину можете оставить в моем боксе, там с ней ничего не случится. А сами пока отдыхайте, готовьтесь, хотя, конечно постарайтесь особо не светиться.    Погостите у родителей, ближе к приезду твоей великой любви езжайте в Благовещенск. Встретите её, тогда и договоритесь, когда переходить будете. Если она, конечно, согласится.
- В этом я как раз и не сомневаюсь. Но это ещё несколько дней. И неизвестно как там ещё у неё получится. А потом ещё собираться, готовиться, а нас уже искать будут.
- Похоже у тебя действительно приступ паранойи. Успокойся. У неё когда выпускной?
- Через три дня. И мы хотели ещё подождать пару дней.
- А ты подумай, зачем тянуть? Из-за аттестата? Так там он ей не нужен от слова совсем, как и остальные документы, включая паспорт. Так что звони своему адвокату, пусть договаривается с ней и помогает сюда побыстрее переправиться. Кстати, сейчас, по моему разумению, это будет сделать даже легче и с меньшими проблемами. После выпуска контроль за ней наверняка будет строже. А вы начинайте сразу активно готовиться. На том свете отдохнёте. В смысле, в том мире.
- Наверное, ты прав. Сейчас позвоню. Хотя ещё рановато, там еще только шесть часов утра. Вдруг спит ещё старый лойер. Подожду пару часов. Они погоду не сделают. И кстати где эти твои ворота? Куда нам до них добираться?
- Да никуда. Переход в Благовещенске, на Новотроицком шоссе. Так что добираться никуда не надо. В городе затариваетесь и там же переходите. Перегнать вашу «буханку» поможем. И, если тебя мучает паранойя, подстрахуем до самого перехода.    За отдельную плату, конечно.
- Тогда проще. Ладно, давайте поедим нормально, а то за разговорами только пьём. Вся жратва почти нетронута. А там и звонить можно будет.
Возражений не последовало, но предварительно все же налили ещё по одной. Всё же в горле пересохло. Дальше, за едой, говорили, в общем-то, ни о чем. Больше Николай рассказывал об общих знакомых, кто где, куда уехал, как устроился. Он со многими поддерживал связь после их перевода или ухода на пенсию. Я же контактировал с тремя – четырьмя, с кем дружил со времён службы, да и то от случая к случаю. К моменту, когда все почувствовали, что желудки удовлетворены вниманием к ним, коньяк закончился, и мне пришлось идти за ещё одной рябиновкой. Спирта как-то не хотелось, хоть в своё время он и был нашим главным напитком. Глянул на часы, шёл уже третий час, можно звонить. Богдан ответил сразу:
- Привет, сосед. Что-то случилось, раз сам звонишь? Добрался до места?
- Привет, Казимирыч. Добрался. А случиться, кое-что случилось. Не по нашей проблеме, но решать придётся все в комплексе. Одно без другого не решается. В общем, надо чтобы Нона приехала как можно быстрее. Хоть сегодня пусть убегает.
- Что, все так плохо?
- Скорее наоборот. Всё хорошо, решение проблем нашли стопроцентно надёжное. Но, как сам понимаешь, без неё ничего не решится. А чем дольше тянуть, тем больше вероятность прокола. Может лететь, в чем есть, с одним паспортом. Про аттестат и выпускной пускай забудет. Нужна только она, и как можно быстрее.
- Заинтриговал. И Что же там у тебя такое случилось?
- Богдан, давай так, ты организуй быструю отправку Лисёнка, а я, как встречу её, через день – два позвоню и все тебе расскажу. А пока я даже телефону не доверяю.
- Хорошо, договорились, Кстати, я уже и сам подумывал звонить тебе, и предлагать немного ускорить события. Тут уже какое-то непонятное движение началось. Тебя уже раза три спрашивали. Сегодня даже участковый заходил, прямо с утра, он меня и поднял. Я впервые его увидел за все время что здесь живу. А вчера вечером Нона звонила. Её сегодня до выпускного в город отправляют к дядьке. И, вроде как, этот дядька вместе со своим шефом собираются на выпускной приехать. Вся школа на ушах стоит, готовится к приезду «высокого гостя». В общем, какие-то нездоровые подвижки. Толи что-то почуяли, толи у старого борова буравчик так зачесался, что он терпеть не может. Пора резко форсировать события. Сейчас я позвоню ей, потом перезвоню тебе.
- Вот, - нажал я кнопку отбоя, - и там не все нормально. Богдан говорит, что началось активное шевеление, и тоже предлагает поторопиться. Чуть позже перезвонит.
- Ну вот, - шеф взял в руку бутылку, - я оказался прав, вам стоит поспешить. Мы,
конечно, можем вас страховать и помогать здесь долго. Вопрос – зачем? Если всё можно решить быстро и с минимальным риском. Давайте ещё по одной. А то на природе, да под такую закуску совсем не берет. Уже почти по бутылке выпили.
- Нет, - перевернул я рюмку, - и так сильно расслабились. А это теперь нельзя, пока что-то не решится. Я лучше кофеёк поставлю, и им тебя поддержу.
- Я тоже пас, - поддержал меня Юрий.
- Ну как знаете, - Сергеич опрокинул рюмку и забросил в рот кусок копчёного сала. А я достал из машины плитку и поставил на неё ковш с водой. Тут и раздался звонок Богдана.
- Ну как? – нетерпеливо спросил я.
- Не нукай, не запрягал, - остудил меня немного бывший сосед, - Позвонил. У ребёнка тоже начинается тихая паника. Все стали ласковыми, добрыми, трясутся над ней как над разбитым яйцом. Сегодня отправляют к дядьке, чтобы завтра на какой-то концерт пошла. В общем мы с ней договорились действовать немедленно. Ближайшим паромом, это через два часа, она едет в райцентр, вроде как пораньше, по магазинам пройтись. Там садится на автобус и выходит на федералке. Я переправляюсь следующим паромом, подхватываю её на остановке и везу в сторону соседней области. Там по дороге у меня живёт товарищ, он отвезёт её в аэропорт. Свой смартфон она оставит в автобусе, если получится, то подкинет кому-нибудь в сумку, так что по нему её не найдут. В общем, если всё нормально, то завтра – послезавтра увидишь свою любовь. И обязательно отзвонись, как встретишь.
- Конечно. Не сомневайся. Богдан, я так тебе благодарен, если бы не ты, то вряд ли что-то бы у нас получилось. Боги точно держат для тебя место в Вирии.
- Погоди благодарить. Вот как встретитесь, как решите свои проблемы, тогда и послушаю, какой я хороший. А пока пойду собираться. Я машину уже месяц из гаража не выгонял. Хоть масло – тосол проверю.
- Иди. И держи меня в курсе, а то я здесь как на иголках буду.
- Хорошо. Но часто звонить не обещаю. Как Нону встречу,    так сообщу. Потом когда передам её товарищу.
- Давай. Буду ждать, - я нажал кнопку отбоя.
- Ну вот, - обратился я к товарищам, - вечер перестаёт быть томным, - и я рассказал все, что услышал от Вольского.
- Значит и нам надо шевелиться, - подытожил Юрка наливая себе кипяток, - надо ехать к твоим, раз ты говоришь, что завтра уже встречать надо. Вопрос как ехать, хоть я и нормально себя чувствую, но приняли-то мы немало.
- Нормально, успокоил Николай, - как я и предлагал, ставьте «буханку» ко мне в бокс и берите моего «Спринтера». Его не тормозят. А если и тормознут, то сразу звоните. Здесь проблем не будет.
- А ты как же? Спросил я.
- Я здесь ночевать останусь – работа, - улыбнулся Сергеич, - надо отоспаться, оклематься. Завтра должны большие гости приехать. Начальник областного ГАИ и мой благовещенский босс, начальник перехода на Новую Землю.
- Куда?
- А я не сказал? Так называют тот мир, куда я собираюсь вас отправить. Не бойтесь, к нашей Новой Земле он никакого отношения не имеет. Кстати, что-то я протупил, завтра подъедете, я вас с ним познакомлю. И он грамотнее вам все расскажет, заодно и договоритесь, где, что и как. И с гаишным начальником договоримся, чтобы без проблем вам машину перегнать. Не думаю, что вас так быстро вычислят, но раз у Жоры паранойя не спит, то подстрахуемся. Ну что, по капле и собираемся?
- Ни-ни-ни, отодвинул я перевёрнутую рюмку, - нет ребят – демократы, только чай. Себе наливай, а мы тебя кофе поддержим.
- Ну как хотите.
Мы с Юрием, допив кофе, принялись убирать место нашего пикника. Убрали посуду, остатки продуктов и через десять минут поехали в часть. Николай сел впереди и нас без вопросов запустили в парк. Там мы выгнали старенькую «японку» Табакова, а на её место поставили свою машину. Собрали в сумки то, что планировали взять с собой – одежду, подарки, которые я вёз родителям, ещё прихватил фотоаппарат, флэшки, на которые ещё дома закинул все фотографии, чтобы показать старикам. Уложив все, мы попрощались с Николаем, которому ближе было дойти до штаба через калитку в заборе, отделяющем парк от остальной территории.
- Давайте, мужики, до завтра. Жду часам к одиннадцати. Гости обещали к девяти, так что пока встречу, пока за стол сядем, тут и вы подъедете.
- Как скажешь, Шеф, - я пожал ему руку, и мы сев в машину, поехали в Екатеринославку к родителям, которых я не видел уже больше шести лет.

с. Екатеринославка, Амурская область.
23.06.2007г.

Вот и знакомые ворота, резные, как и весь забор, отгораживающий коттедж родителей от улицы. Когда я был здесь последний раз, фигурные доски были беленькие, отец только что закончил делать эту ограду, целое произведение искусств. Сейчас забор сиял красками разных цветов, подчёркивающими оригинальный рисунок. Нажав на сигнал, я вышел из машины и зашёл в калитку, чтобы открыть ворота. Навстречу мне с крыльца поднялся отец, а следом за ним и мать.
- Привет пап, - я обнял подошедшего отца. Все такой же сухой, но крепкий, и сила чувствуется в руках, не смотря на его семьдесят. Только морщин на лице стало больше с нашей последней встречи, а волос на голове как раз наоборот, меньше, - вот решил в гости приехать. Соскучился. Как вы тут?
- Ну, здравствуй, оторвался от меня отец, - мы как всегда, нормально. А ты мог бы и позвонить что едешь, а то, как снег на голову, так можно и до инфаркта довести.
- Жора, - подошла мать, и я прижал её к себе. Она постарела заметно сильнее отца. Тоже сухонькая, ниже отца, едва мне до плеча, - мы уже переживать начали. Позвонил и пропал больше чем на неделю. Знаешь же, что мы волнуемся. А ты вот сам явился. Что мы здесь то стоим? Пошли в дом, мы как раз ужинать собирались.
- Сейчас, только машину загоню, а вы идите.
В это время зашёл Юрий, поздоровался. Он видел моих родителей куда чаще, чем я. Заезжал каждый раз между вахтами, помогал, если надо. В общем, не забывал.
- Иди, заезжай, я открою, - сказал Коваль, поднимая крючок и распахивая ворота. Я сел в машину и, прошуршав шинами по щебёнке двора, остановился у крыльца.
Родители уже зашли в дом, мы с Юрием взяли свои вещи и поднялись следом. Мать начала суетиться, накрывать на стол, Я тоже достал из своих сумок разные вкусности, привезённые с собой. Через пять минут стол был полным. Еды столько, что взвод солдат накормить можно. Но это здесь было обычное явление. Гостей мои старики любили,    и у них всегда было, что поставить на стол, в случае их внезапного прихода. Только я взял в руки бутылку с рябиновкой – хотел похвастаться родителям, какая вкусная вещь у меня получается, как зазвонил телефон. Глянул на номер – точно Богдан. Наконец-то. Я уже заждался, хотя если посчитать, то все было как раз вовремя.
- Говори, - сразу начал я, - все нормально?
- Нормально, нормально, не перебивай. Нона рядом, мы уже едем. Она молодец, умудрилась сунуть свой смартфон в баул какой-то бабке. Так что если будут искать, пусть ищут. Её никто не провожал, знакомых в автобусе, говорит, не было. Так что мы неплохо потерялись. А вообще это уже похоже на какой-то шпионский боевик. Из-за какой-то, пусть даже такой хорошей и красивой девочки, такая суета. Может это мы сами себя накручиваем, потакаем своей паранойе? А на самом деле ничего и нет страшного?
- Я тоже так иногда подумывал, - ответил я, - но когда ты сказал, что мной начали интересоваться, и что её отправляют раньше времени, то понял, паранойя здесь если и присутствует, то совсем немного. Просто старому кабану нужна новая игрушка. И ведь ему самому делать ничего не надо. Дал команду и все его шестёрки, подхалимы и так далее, головы расшибут, чтобы угодить ему. А в результате получить его благосклонность, ну и, конечно, какие-то бонусы. Так что всё не выходит за рамки правил современных «больших пацанов». Лучше скажи что дальше.
- Наверное, ты прав. Просто я никак к такому не привыкну. Раньше было тоже что-то подобное, но не до такой же степени. Получу ещё какой-то новый опыт. А дальше что? Через пару часов сдам твою любовь своему товарищу, и к ночи они должны уже быть в аэропорту. А там как рейсы, я расписание не знаю. Нона уже сама тебе сообщит. А Роман, мой знакомый, который её повезёт, будет с ней, пока на самолёт не посадит. Наши-то ищейки там её вряд ли вычислят, да и нет у них там таких возможностей. Но мало ли ещё, какие опасности могут поджидать такую красавицу. На, лучше сам поговори.
Послышался шорох, телефон переходил из рук в руки и следом приятный и такой желанный голосок:
- Привет!
- Привет, Солнышко! Как ты? Я очень соскучился, и очень за тебя переживаю, - я скосил глаза и увидел недоуменные взгляды родителей. Я им ещё ничего не успел рассказать о Ноне. Они знали, что я уже несколько лет живу бобылём, и заводить семью не собирался. Ну ладно, все равно хотел сейчас за столом все рассказать.
- У меня нормально. Вот едем с дядей Богданом. Наконец-то я сбежала из этого дурдома. Последние дни уже совсем невмоготу было. Особенно когда все вдруг стали такими добрыми и ласковыми. Фу, противно до невозможности. Думала они соплями захлебнутся от того какие хорошие.    Но теперь всё. Я туда не вернусь, даже если найдут и убивать будут. А ещё я за тобой очень соскучилась. Знаешь, как мне плохо было, когда ты уехал? Кое-как умудрялась вести себя как обычно. А вокруг все те же противные рожи. Мне так плохо было, - в трубке послышалось шмыганье.
- Успокойся, моя маленькая, скоро все закончится. Я тебя встречу и нас начнётся новая жизнь. Ты даже не представляешь какая. Хотя я тоже ещё не очень представляю. Главное, ты будешь со мной, а со всем остальным мы справимся. А пока давай заканчивать. Позвонишь, когда возьмёшь билет и будешь знать время вылета – прилёта. Я очень тебя люблю, мой маленький Лисёнок. Не грусти. Будь умницей.
- Угу. Я постараюсь. Я тоже тебя сильно сильно люблю, папочка. Пока.
-Пока, дочка, - я отключил телефон. На меня смотрели две пары недоуменных глаз. Юрка прятал усмешку в усы.
- Ну что смотрите? Вот такой я непутёвый. Давайте ужинать и я вам по ходу все расскажу. Попробуйте лучше мою рябиновку. Знаю, что не пьёте, но я вам только по капле, для дегустации.
Налил я действительно столько, что хватило только намочить губы. Мы с Ковалем тоже пить не собирались, и так с    Шефом не в меру расслабились. Отец оценивающе понюхал, подержал напиток во рту, и только потом проглотил.
- Да. Очень не плохо. Умеешь. Куда вкуснее моей домашней.
- А то? Что мне было делать? Вот и экспериментировал.
- Вкусно, - поддержала мать, - только ты зубы не заговаривай, рассказывай, что у тебя там за Солнышко появилось. И когда нас с ней познакомишь?
- Эх, - начал я и после этого почти час рассказывал те тайны своей жизни, о которых родители не знали. Включая то, последнее приключение, в которое мы попали с Юрием. Долго получилось потому, что меня постоянно перебивали, была куча вопросов, воспитательных моментов. К концу рассказа я чувствовал себя выжатым лимоном. Но, куда деваться, родители есть родители. И рассказать им всё надо было. И повоспитывать они были должны. Я к этому с детства привык – дома всё по-честному. И не надо ничего скрывать. Все по справедливости. Так что нормально, хотя со мной такого давно не было. А раньше случалось и подольше воспитывали, и обижался иногда, но потом всё равно понимал, что родители были в основном правы. Зато не надо ничего скрывать и вспоминать, когда что сказал.
- Так мы её и не увидим? – Спросила мама, когда мои словесные излияния и их вопросы закончились.
- Ну почему? Сейчас пойдём в зал, и я покажу фотографии по телевизору.
- Это не то. Хотелось бы познакомиться. А то и не понятно, кто у нас появился – новая невестка, или ещё одна внучка. Или правнучка?
- Может и познакомитесь. Если получится, то на денёк приедем. А пока берём чай с собой и идём в зал, я фотографии покажу. Их очень много.
- Ты погоди с фотографиями, - остановил меня отец, когда мы уже переместились к журнальному столику и я подключил флэшку к телевизору, - лучше расскажи нормально куда вы собрались, а то мать как услышала про новую невестку, так про все остальное забыла.
- А что рассказывать? Все что узнали мы, знаете уже вы. Завтра увидим благовещенское начальство, поговорим, вот тогда и будем знать конкретнее – куда, когда, и как. Тогда и решим, может матери на смотрины невестку привезём. Или правнучку? – улыбнулся я.
- Странные вы люди, - сказал отец, - ничего толком не знаете, а уже согласились.
- Так мы договор кровью не подписывали. И вообще отказаться никогда не поздно. Только зачем? Табакову я верю. И если он предложил этот вариант, то лучше вряд ли придумаешь. А если оказаться, то спастись нам вряд ли удастся. Мы свои головы в такую петлю засунули, что спасти нас может только чудо. И если зацепят нас, то никому не поздоровится. И вас коснётся тоже, и других родственников. А здесь как раз и явилось такое чудо, и Николай в роли чудотворца. Я конечно тоже стопроцентно не уверен, что всё это полная правда. Но, во всяком случае, верю во много крат больше, чем в то, что все само рассосётся, нас не найдут или просто оставят в покое. Так что давайте подождём до завтра. Будет всё яснее. Тогда и поговорим конкретно. А пока помните главное, никому ни слова, ни про Нону, ни про золото. Да, мы приехали. На какой машине, вы видели. Мотаемся по своим делам. По каким? Так мы вас в них не посвящаем. Если нас нет дома, и кто-то нами интересуется, то сразу звоните нам. Давайте пока закончим. Будем смотреть фотографии и пить чай, а разговоры о наших делах продолжим завтра, как в часть съездим.
- Добро, - согласился отец, и я запустил на экране телевизора слайд-шоу. Фотографий действительно было много, больше десяти тысяч. И это ещё не все, я скидывал только те, что хотел показать. В них вся моя жизнь за последние больше чем шесть лет. Засиделись далеко за полночь. Когда все уже устали от постоянной смены кадров, то мы ещё вышли на крыльцо, посидели, дыша свежим ночным воздухом, наполненным ароматами цветов, глядя на ночное небо. Луна ещё не вышла, воздух был чистым, и небо сияло мириадами ярких звёзд, расположившихся на нем в фантастических узорах созвездий. Я ещё покурил, мы поднялись и разошлись спать.

16 день СЗ

Воинская часть недалеко от с. Екатеринославка. Амурская область,
24.06.2007г.

В кабинете Шефа уже сидели гости за накрытым столом, который венчала литровая бутылка коньяка. Закуска тоже была неплохая, видимо повар в столовой расстаралась.
- Заходите, знакомьтесь, - поднялся из-за стола Николай. Гости тоже встали. Поздоровались, представились друг другу. Мужчины были полной противоположностью друг другу. Первым протянул руку невысокий, абсолютно лысый и полный, напоминающий шар мужчина в сером милицейском камуфляже без знаков различия:
- Кузнецов Иван Петрович, начальник областного ГАИ.
- Бучков Семён Павлович, - представился второй. Этот был выше меня на полголовы, черные как смоль волосы коротко острижены, бородка – шотландка, поджарый, спортивный, в тёмном джинсовом костюме.
- Это и есть мой шеф, о котором я говорил, - добавил Табаков, когда мы отпустили руки с этим высоким гостем, - я ему вкратце рассказал о вас, так что он в курсе и рад помочь. Верно?
- Верно. Отчего же не помочь хорошим людям? Для того и работаем. Если они, конечно, не передумают.
- А с чего нам передумывать? Как ни думай, а «при всем богатстве выбора другой альтернативы нет», - вспомнил я старый рекламный слоган, - так что остаётся только обговорить, как, когда, и как это будет выглядеть.
- Вы садитесь, пригласил Николай, - что вы, стоя собрались разговаривать? Да и пора завтрак начинать.
- Мы пас, - отказался я, придвигаясь к столу, - мы только что от маминых блинов. До сих пор ещё дышать тяжеловато.
- Ну, как знаете, а мы за встречу, Шеф взялся за коньяк.
- Так что, - повернулся я к Бучкову, - как договоримся? Когда можете нас переправить? Какие правила? Какие ограничения?
- Николай Сергеевич вам основное рассказал. И, как я понял, даже немного больше, чем мы обычно говорим переселенцам. От себя скажу, что переправить можем практически в любой день, лишь бы канал был устойчивым. Сам переход бесплатный, если вы не собираетесь везти с собой что-то вроде катера или самолёта, или товаров железнодорожными вагонами. А так, машина, можно с прицепом, и грузите что хотите. Никто не досматривает. Кстати, по машинам, у ворот есть автомастерская, где готовят машины под условия Новой Земли. Так что можете воспользоваться, если хотите. Пока вы здесь мы вас подстрахуем. Но, долго тянуть, тоже не стоит. Как будете готовы, так и вперёд.    Координаты я дам.
- Что там у тебя с твоей любимой? – спросил Шеф.
- Пока все нормально. Позвонила ночью, что уже взяла билеты. Прилетает в одиннадцать вечера по нашему времени.
- А что так долго?
- Так пересадка. В общем, нормально. Надо ехать встречать. Чтобы нашу «буханку» не светить, думаю, уедем вечером на рейсовом автобусе, а там машину Юрия возьмём.
- А что так сложно? – спросил Николай, - езжайте на моей. Встретите и обратно. Гости у меня до послезавтра, так что ещё побудете с родителями, и с мужиками уже в город. С Иваном, вон, две машины сопровождения. Он же не абы кто, а целый генерал. Так что доедете без проблем, а там уже Палыч вас прямо к переходу проводит. Я правильно говорю? – повернулся он к гостям.
- А документы на твою машину? Нам только не хватает где-нибудь на посту зависнуть, или вообще в камере за угон.
- Ты, наверное, забыл, с кем сидишь? – сделал удивлённые глаза Шеф, - Целый начальник ГАИ рядом, думаю, он не откажется помочь? Не за бесплатно, конечно. Но, зато вам никаких проблем.
- Конечно, - вальяжно откинулся на спинку стула Кузнецов, - хотите, человека с вами посажу, или машину в сопровождение дам. Все равно мы тут до послезавтра. Они не нужны, так что начнут ещё беспорядки нарушать.
- Тогда лучше сопровождение, - попросил я, - а то тесновато будет. Мы отблагодарим.
- Да ладно, - по-барски махнул рукой генерал, - с пацанами рассчитаешься, а мне ничего не надо.
- Ну, вот и договорились, - Николай опять взял бутылку, - Съездите, встретите, потом отдохнёте и в путь. А мы пока коз по полям погоняем. Я же говорил, что здесь все проблемы решаются.
- Тогда поехали мы обратно к старикам, а часов в семь – восемь вечера уже в аэропорт. Как мы с ребятами встретимся?
- Я им скажу, чтобы к шести здесь были, - сказал Кузнецов, - они сейчас в Катьку уехали. Или пусть за вами домой заедут? Говори адрес.
- Не надо. Сами подъедем, - отказался я и, и повернулся к Табакову, - а послезавтра как? Нам же ещё машинами меняться.
- Созвонимся. Все равно раньше обеда не поедете. Так?
- Так, - кивнул Кузнецов, -    без вас не уедем.
- Удачной охоты, - пожелал я, и мы вышли, прикрыв за собой дверь.
Пока шли к машине, я подумал, чем этот генерал отличается от того, который стал причиной нашего бегства через всю страну? Наверняка ведь тоже любит молоденьких девочек и не особо мучится совестью, выбирая способы их заполучить. Но что поделать? Всем не поможешь. Да и, как я подозреваю, большинство этих девочек вполне довольны своим положением. Так что не стоит напрягать свою совесть. Помочь всему миру мы никак не можем. Вот и сейчас сами в таком положении, что другие помогают.
Родители очень обрадовались, что мы задержимся ещё на два дня, и мать познакомится с невесткой. Отец к этому относился спокойнее, а для матери это был больной вопрос.
17 день СЗ

с. Екатеринославка. Амурская область,
25.06.2007г.

На удивление судьба не стала на этот раз издеваться над нами. Видимо, посчитала, что нам и так досталось немало испытаний. Все прошло как по чётко расписанному сценарию. Вовремя выехали, забрали сопровождение, быстро доехали. Юрий ещё успел заскочить домой, бросить лишние вещи, и взять то, что нужно. В аэропорту были за пятнадцать минут до прилёта. Рейс пришёл почти минута в минуту. И уже через двадцать минут у меня на шее висело моё Солнышко, уткнувшись носом в плечо, и я чувствовал, что ткань футболки становилась все мокрее и мокрее. Я не стал успокаивать, дал ей прореветься, дождался, пока она сама оторвалась от меня и посмотрела красными, все ещё полными слез глазами:
- Привет! Наконец-то я добралась. Ты не представляешь, как мне было плохо без тебя. Я не верила во все, пока не увидела тебя. Не оставляй больше меня.
- Здравствуй, Солнышко! Мне тоже было очень плохо. И я тоже боялся, что пойдёт что-то не так, и я тебя больше не увижу. Но, все уже позади. Мы вместе, и я не оставлю больше тебя ни на минуту. А ещё несколько дней, и мы будем в таком месте, где нас уже не смогут достать эти проблемы. А сейчас поедем знакомить тебя со свекровью.
- С какой? – Вскинула Нона свои длинные ресницы.
- Как с какой? С твоей будущей. Ты замуж собралась, или записывать тебя во внучки?
- Замуж, замуж, - запрыгала она, - просто мы об этом не говорили, и я не думала так. А вообще, записывай, кем хочешь, хоть внучкой, хоть дочкой, хоть женой. Лишь бы с тобой быть всегда. А что потом? Когда познакомимся? Я поняла, что ты уже все решил?
- Да решили, но твоё согласие все равно нужно.
- На что?
- На все, пошли в машину, по дороге поговорим. Кстати, познакомься, - я кивнул на Юрия, терпеливо ждущего рядом, пока закончится наша церемония встречи, - мой товарищ, Юрий Брониславович Коваль. Ну, для тебя, раз ты собралась стать моей женой, наверное, просто Юра. Так получилось, что дальше мы будем вместе выбираться из той ситуации, в которой оказались.
- Нона, - она пожала протянутую руку и дотянулась губами до небритой щеки Коваля.
Мы сели в машину, и я первым делом набрал номер Богдана. Там был вечер, так что в самый раз доложиться, чтобы не беспокоился наш добрый помощник. Без него мы так легко вряд ли справились бы. Дальше уже сами. Так что пускай отдыхает. Ответил он сразу. Действительно ждал моего звонка.
- Наконец-то, - были его первые слова, - я уже места себе не нахожу.
- Так ты же знал время прилёта.
- Конечно, больше полчаса назад. А вы все молчите.
- Ты хочешь все слишком быстро. Пока вышла, пока встретились…
- Вот, это «встретились» больше всего времени и заняло, наверное. Совсем не бережёте моё старое больное сердце.
- Опять запричитал, жалиться начал, значит со здоровьем у тебя все нормально. Все хорошо, Казимирыч, встретил, вот уже в машине сидим. Здесь тоже все нормально. Друг помог так, что я и представить не мог. Одним словом – фантастика. Но, пока рассказывать всё не буду, чтобы не сглазить. Подожди пару дней, тогда все узнаешь. А пока можешь достать свой графинчик и выпить за наше с Ноной счастье.
- Ладно, я вас прощаю. Это я так, по-стариковски брюзжал. Я очень рад за вас. А    графинчик и так передо мной. Я уже грамм сто выпил, так за вас волновался. Такого со мной ещё не бывало. А сейчас, - послышалось бульканье, - За вас. Счастья. Совет вам да любовь. Не забывайте старика.
- Благодарим тебя, Богдан, за всё что ты для нас сделал, и за пожелания тоже. Ты для нас последнее время как спаситель был. Тебе точно место в Вирии приготовили.
- Да ладно, благодарить, мне это, наверное, самому больше нужно было. Почувствовать себя кому-то нужным, что ещё кое-что могу. И вообще я очень рад за вас. Ты не представляешь, насколько. Оказывается, я вас так люблю, даже сам не знал об этом. Ладно, хватит сантиментов. Вы там, наверное, оторваться друг от друга не можете, а тут я, старый брюзга.
- Все нормально, Богдан, мы позвоним, До связи.
- В трубке раздались гудки отбоя. А я крепче прижал к себе своё сокровище. И плевать, как кто на это посмотрит, быть рядом с ней для меня великое счастье, а главное, что это взаимно.
Домой добрались в третьем часу ночи. Сопровождение довело до самых ворот. Старлей, сидевший за старшего, вышел из машины и подошёл ко мне:
Все, мы больше не нужны?
Нет, спасибо вам огромное. И вот вам за беспокойство, - я протянул пачку пятисоток.
- Это слишком много.
- Нормально, у нас радость, пусть и другим приятно будет, мало ли ещё обратиться придётся.
- В любое время. Всегда поможем, - козырнул офицер, - Честь имею.
Мы загнали машину и поднялись на крыльцо. Дверь оказалась не заперта. Значит, кто-то не спит. В это время Нона, идущая сзади, дёрнула меня за руку:
- Жор, я боюсь.
- Ты что, маленькая моя, уже поздно бояться. Столько пережила, а тут испугалась.
- А вдруг я им не понравлюсь.
- Понравишься. Как такое чудо и может не понравиться? И ты же со мной, значит, ничего не бойся. Теперь я всегда буду стоять между тобой и твоими страхами. Пошли.
Действительно, мама ещё не спала. Сидела в кресле и смотрела телевизор. Я постучал по дверному косяку, чтобы не пугать её и включил свет. Нона по-детски спряталась у меня за спиной.
- А вот и мы, - шагнул я в зал. Отец, видимо, тоже не спал, он вышел из спальни как только я включил свет.
- Кто мы? Что-то никого не вижу кроме тебя.
Я подтолкнул Нону вперёд:
- Вот, знакомьтесь.
- А где твоя невеста? Вы же поехали её встречать.
- Это я, - почти шёпотом произнесла Нона, потупив глаза, но слез не появилось. Поняла, что отец шутит.
- Ну, тогда проходи, не прячься. Мы не кусаемся, - папа сел во второе кресло, с интересом глядя на мою девочку, а мы втроём на диван. Я посредине, прижав к себе Нону. Она была в том же, в чем ушла из дома. В шортах и футболке. Ветровка осталась в машине. Там же вечернее платье, которое она брала с собой, якобы для концерта и разная женская мелочёвка. А в том, в чем она была сейчас, выглядела совсем по-детски.    Не смотря на свою почти женскую фигуру, стоило только глянуть на её почти детское лицо, как казалось, что перед торбой совсем ребёнок. Минут десять я слушал, как родители расспрашивали Нону, не забывая периодически спрашивать, зачем ей, такой молодой и красивой, такой старый бородатый пенсионер. Моя девочка стойко отбивалась, понимая, что все это не совсем серьёзно. Но, я все равно чувствовал, как она напряжена и боится сказать что-нибудь не так. Но я уже понял, что её приняли, она понравилась, и, щадя её, поднялся:
- Совсем замучили ребёнка. Нет бы, покормить с дороги. Она, между прочим, уже скоро двое суток, как по самолётам и машинам болтается. Наверно, правильно рассказывают про свёкра со свекровью.
- Ой, и правда, - подскочила мать, - я же там столько наготовила. Идёмте на кухню.
За поздним ужином, или правильнее, наверное, ранним завтраком, разговор продолжился, но говорили уже больше о наших планах. Мать как всегда наготовила на роту солдат. Всё очень вкусно. Просидели долго. Уже давно рассвело, соседи прогнали по дороге коров в стадо, а мы все сидели. И ели. Нона точно сильно проголодалась, поскольку уплетала за обе щеки. Потом всё порывалась убрать со стола и помыть посуду, пока мама не повысила слегка голос и не сказала, что пусть все стоит, потом уберём. Так и сидели. Я заметил, что моё Солнышко незаметно уже расстегнула пуговицу на шортах и распустила замок, прикрыв футболкой и скатертью. Да и я, что говорить, если бы не был в летних брюках на резинке, то уже распускал бы ремень на следующие дырочки. Разошлись уже около девяти утра. Я был доволен как слон. Всё прошло даже лучше, чем я ожидал. Всё же я боялся, что встреча выйдет несколько холоднее. Но, моя невеста, (всё не могу привыкнуть к этому почти забытому словосочетанию «моя невеста»), вписалась как патрон в автоматный магазин, как будто всегда здесь и была. В итоге мы уже с трудом добрались до кровати. Сил хватило только на то, чтобы быстро прижаться друг к другу губами и отключиться, обняв друг друга.
Проснулся я от звона посуды на кухне. Осторожно освободился от объятий Ноны и поднялся. Часы показывали почти шестнадцать. Я вошёл на кухню, прикрыв за собой дверь. Мать уже суетилась, мыла посуду.
- Что ж ты нас не подняла? У тебя теперь невестка молодая, ей положено на кухне порхать.
- Да ладно, какая там невестка. Для меня так точно правнучка ещё одна появилась. Да и пусть отдохнёт, ей и так столько досталось. И сколько не хорохорьтесь, а впереди у вас тоже полная неизвестность. Так что пусть отдыхает, пока такая возможность есть. Я как завтрак, вернее поздний обед приготовлю, так и подниму.
- Я уже выспался, а Солнышко пусть отдыхает. Ей, правда, всё это время было тяжелее всех.
- А я и не сплю, - раздалось у меня за спиной, я обернулся, в дверях стояла Нона в моей длинной футболке, которая была ей за платье.
- Ну и зря, - сказал я, - спала бы ещё.
- Я без тебя не хочу. Да и выспалась уже.
- Тогда пойдём, покажу тебе душ. Ты вчера с дороги и не помылась.
- Угу, - ткнулась она мне губами в щеку, - только мне переодеться не во что.
- Постирай. А пока ты и в моей футболке неплохо смотришься. Сегодня уже поздно, а завтра в посёлке в магазин и на рынок заедем. Или уже в городе.

18 день СЗ

г. Благовещенск. Амурская область,
26.06.2007г.


От части отъехали только в три часа дня. Охотники за вчерашний день загнали двух коз, и    были очень довольны. Потом полночи отмечали свою удачу. Поэтому, когда мы в полдень приехали в часть, вся троица ещё сидела за столом. Причём генерал, похоже, уже «поправился на второй бок». Зато Бучков выглядел так, будто и не было охоты и последующих возлияний. Сильный мужик. Даже Табаков выглядел не лучшим образом, хотя, до Кузнецова ему было далеко. Он поднялся из-за стола, поздоровался, попросил представить Нону. И тут же, извинившись перед гостями, пригласил нас выйти, за что я был ему очень благодарен. Не великое удовольствие сидеть в компании пьяного генерала, который, похоже, в таком состоянии чувствовал себя пупом земли. С чем я бы очень поспорил.
- Пошли на улицу, предложил Николай, - Я сам уже, если честно, устал до невозможности, особенно от этого крутого гаишника. Иногда хочется ему морду набить, да нельзя. Ничего, ещё час – полтора и будет готов. Парни уведут его, тогда и поедете. А пока пойдём, машинами поменяемся, да я тут подумал вам кое какие подарки в дорогу сделать. Подъезжайте к боксу. А лучше, ты, Юра, перегони мою машину, а мы тут пройдём, быстрее будет.
Действительно, я уже выгнал свою «буханку», а «Спринтер» Шефа только въезжал через ворота КТП. Закрыли бокс и, по указанию Николая, я перегнал свою машину к складам, которые были построены одним блоком. Шеф уже открыл калитку в крайних воротах, «Вещевой склад», значилось на табличке.
- Я подкину вам понемногу всего, что может пригодиться на Новой Земле, да и где угодно лишним не будет. А если что ещё самим надо, говорите, если есть, то дам. Хоть вы теперь и миллионеры, но, думаю, ничего лишним не будет. Да и зачем что-то покупать, если можно взять бесплатно.
- А потом списывать? И как мы рассчитаемся? Сколько будем должны? – начал я задавать вопросы.
- Стоп! – оборвал меня шеф, - списание не твои проблемы. Сам служил, знаешь, что это не сложно. А насчёт должны, не надо меня злить и обижать. Это я вам так, как говорят «от души». Вообще-то я тоже на НЗ собираюсь, как замену найдут. Переберусь, поможете там начать, вклиниться в ту жизнь. Вы к тому времени освоитесь. Так что считайте это авансом.
- Без проблем, Сергеич! – воскликнул я, - приезжай, всем чем сможем, поможем. А подарки… так ты и так для нас сделал столько, что мы за всю жизнь не рассчитаемся.
- Ладно, хватит благодарностей. Держи.
В течение часа в моей «буханке» почти не осталось свободного места. Мы стали обладателями трёх упаковок камуфляжа, каждому по размеру, получили по две пары ботинок с высокими берцами, яловые сапоги, плащ-накидки, ОЗК, Л-1, по две портупеи, кобуры под ПМы, РПС, разгрузочные жилеты. С продовольственного склада нам достались шесть коробок тушёнки, три сгущённого молока, рыбные консервы. В общем, Николай пихал нам все, что полезного могли дать склады родной российской армии. Под конец даже закинули три бухты полевого кабеля. Не знаю зачем, абы было, хотя вещь и не плохая.
Закончив «разграбление» хранилищ, выехали на КПП, там уже стоял новенький «Лэнд», на котором приехали гости, и две «Дэу-эсперо» сопровождения, одна из которых провожала нас в поездке в аэропорт. Её экипаж подошёл, и поприветствовал нас уже как старых знакомых. Николай ошибся, нам пришлось ещё больше часа ждать, пока генерал «дойдёт до кондиции». Зато потом всё пошло как по нотам. Главного гаишника усадили на заднее сидение, Бучков сел за руль, это, оказывается, был его джип. Потом пять минут прощаний, и наша маленькая колонна тронулась в сторону Благовещенска. Дорога заняла чуть больше часа. В начале пятого мы, уже проскочив пост ДПС перед мостом через Зею, сам мост и, проехав по Тополиной, выехали на кольцо. Налево улица Калинина, ведущая в центр города, и в конце упирающаяся в Амур, прямо Игнатьевское шоссе, по которому мы ехали до аэропорта. Но мы свернули в первый проезд направо – Новотроицкое шоссе. По нему ещё с километр, и свернули вправо. Здесь была старая, ещё с советских времён промзона. Вернее большую площадь занимали различные базы, склады, хранилища, было несколько подъездных железнодорожных путей. Попетляв, мы подъехали к двухэтажному зданию, похоже, конторе какой-то бывшей базы. Рядом были высокие железные глухие ворота, за которыми стояла пара огромных хранилищ ангарного типа, к одному из которых подходила железнодорожная ветка. На открытых площадках стояла какая-то техника, контейнеры. В общем, обычная база. «Лэнд» остановился, чуть проехав ворота, мы встали за ним, машины сопровождения скромно съехали на стоянку. Вышли из своей «буханки» к уже стоящему Бучкову.
- Вот здесь и есть наша контора, пойдёмте, всё покажу, расскажу, а уже потом загоните машину.
Семён Павлович нажал кнопку, рядом с врезанной в ворота дверью. Через минуту она открылась, и невысокий плотный мужичок в замасленном комбинезоне запустил нас внутрь. Здесь был длинный двор, слева в самом начале в него выходил торец офисного здания, дальше шло шесть ворот автомобильных боксов. По правой стороне стояло десятка полтора пронумерованных контейнеров, дальше несколько автомобилей, в основном внедорожники и грузовики. Упирался двор в огромные ворота одного из ангаров.
- Это и есть наше хозяйство, - махнул рукой Бучков, - а это, прошу любить и жаловать, Василий Павлович Емелин. Заведует всем этим хозяйством, он же и хозяин автомастерской. По всем вопросам можете обращаться к нему. Вот вам мои визитки, - Бучков протянул каждому из нас по пластиковой карточке, - здесь мои телефоны, эти же карточки будут вам пропусками и сюда, и в офис. Вы уже определились, когда будете переходить? Чтобы вас поставить в график. Всё же вы совсем не одни.
- Желательно побыстрее, ответил я за всех, - но, хотелось бы ещё поменять машину, да и Юрию с квартирой что-то сделать надо. Жалко бросать просто так, всё же трёхкомнатная хата в центре, это не копейки. Даже при том, что мы сейчас реально миллионеры.
- Тогда так, - подумав, предложил Бучков, - пока устраивайтесь, отдыхайте до завтра, Утром к десяти подходите ко мне. В этом здании вас проводят, решим все ваши проблемы, это нам по силам. Переночевать, как я понимаю, вам есть где. Так что до завтра.
Мы попрощались, после загнали машину во двор и поставили на указанное место.
- Я смотрю, у вас машина загруженная, и ещё что-то брать будете, услышал, что и менять её собираетесь, - подошёл Палыч, - вот держите ключи от контейнера, можете им пользоваться как временным складом. За отдельную плату. Десятка в сутки, зелёных. Надо?
- Конечно надо, - взял я ключи.
- Ещё, как поменяете машины, можем их оттюнинговать под те условия. Опыт есть, я уже третий год здесь технику на ту сторону готовлю. В общем, устраивайтесь, думайте. Я здесь почти постоянно, только ночевать домой ухожу. Да и то не всегда.
- Хорошо, как определимся, так подойдём, согласился я.
- Ну, тогда я работать пошёл. До завтра.
Емелин ушёл, а я закурил, и мы отошли в тенёк, к контейнеру.
- Вот, мы уже в нескольких шагах от полного решения наших проблем, - обернулся я к Юрию. Нона стояла, прижавшись ко мне и обняв левую руку.
- Да, к решению, - согласился Коваль, - лишь бы это не было переправой к новым проблемам, ещё худшим.
- Будем надеяться, что нет. Табакову я верю, да и Бучков сразу доверие вызвал, не знаю почему.
- Но, если им верить, то они и сами не очень много знают.
- А может, просто не все рассказывают. И всё равно, было бы там совсем плохо, не уходил бы народ со всей Земли в таких количествах. Да и тот же Николай туда бы не собирался. А вообще, давайте решать проблемы по мере их поступления. А то паранойя совсем задушит.
- А мне кажется, что все будет хорошо, - впервые, с нашего приезда на эту базу, подала голос Нона, - главное, что мы вместе, а с остальным справимся. К тому же, это так интересно – новый, неизведанный мир. И там тепло, это я люблю.
- Ребёнок ты ещё, Солнышко. Неизвестное и неизведанное часто бывает ещё и очень опасным. А ты ещё и в этом-то мире ничего не видела кроме своей деревни и областного центра, ну ещё сюда прокатилась.
- Всё равно. Хоть по телевизору, хоть по интернету видела много, а тут совсем всё новое. А ещё я с тобой, это тоже новое, - прохладные губы ткнулись мне в щеку.
- Маленькая подлиза. Ладно, будем считать, что у нас у всех начинается новая жизнь. И вообще, хватит здесь стоять, ночуем сегодня у Юры, и, ещё я думаю, сходим поужинать в какой-нибудь китайский ресторан. Что-то я соскучился по их кухне.
- В этом? – Нона показала на свои шорты и футболку.
- Успеем ещё и тебя приодеть. Время всего пять.

19 день СЗ

г. Благовещенск, Амурская область,
27.06.2007г.


В десять мы уже сидели в кабинете Бучкова. Он ещё в восемь позвонил и сказал, чтобы мы прихватили документы на квартиру и машины. Вчера мы отлично поужинали в ресторане «Пекин», почти без спиртного. По паре бутылок пива можно не считать. А Нона так вообще пила сок. Ну, очень я люблю китайскую кухню. Моя девочка покрасовалась новым шикарным платьем и украшениями. Покупал вчера всё, что ей нравилось. Очень было приятно видеть почти детскую радость на её лице.
В офис приехали на машине Коваля, трёхлетней «Тойоте-кроун». Как только зашли в кабинет, поздоровались и сели, зашёл молодой человек, взял все наши документы и удалился.
- Сейчас ребята примерно оценят стоимость машин и квартиры, и мы сможем их у вас выкупить, пояснил Бучков. Если вас, конечно, устроят условия.
- Так это сколько же займёт оформление? – поинтересовался я.
- Нисколько. Рассчитаемся сразу наличными. Оформление, это уже наши проблемы. Оспорить сделки вы все равно уже не сможете. Правда, и цена будет примерно две трети, от рыночной. А на машины может и того меньше. Зато, ели возьметесь продавать сами, то с квартирой и за месяц не управитесь. Да ещё и придётся светиться в разных конторах.
- Да и ладно, - махнул рукой Юрий, - я думал, что уже вообще бросать придётся. А так, с паршивой овцы…
- И совсем не плохой клок, - усмехнулся Семён Павлович, - а пока оценивают, успеете сделать ещё одно нужное дело. В конце коридора справа кабинетик, там вам сделают документы.
- Зачем? А наши куда? – удивился я.
- А куда хотите. Там они никому не нужны. А вот новый положен. Мы должны его сделать. Зачем, не знаю, но должны. Там сами узнаете.
- Хорошо. Пойдём.
В небольшом кабинете нас по очереди сфотографировали, потом задали вопрос, который озадачил меня по началу:
- Называться как будете?
- В смысле? – спросил я.
- В документы можете вписать любые имя и фамилию. Как говорят – Новая Земля – новая жизнь. Как будто заново родились. И кто вы, и что вы были здесь, там никого не интересует.
- Неожиданно, - почесал я затылок, - а посовещаться можно?
- Как хотите, только не долго. В двенадцать я на обед.
Мы вышли в коридор. Здесь в торце на подоконнике стояла пепельница. Я закурил.
- Ну и что, спросил я своих спутников, - как будем обзываться?
- Мне и так как есть нормально, - сказал Юрий.
- А я буду Людмила, - решила Нона. Пусть всё будет новое. Хочу забыть всю ту жизнь. А фамилию твою. Мы вроде как муж и жена, хотя я ещё не знаю что это такое, и свадьбы у нас не было.
- Будет тебе свадьба, - прижал я её к себе, - и все остальное тоже узнаешь. Просто пока не время. Как хоть немного устроимся, появится какая-то определённость, так и закатим пир. А я имя своё оставлю. А фамилию, на всякий случай, давай придумаем другую. Предлагай.
- Ну, я не знаю, а давай Росс.
- Почему Росс?
- Просто нравится. И красиво, и вообще мы из России. Ты же всегда говоришь что русский, славянин, и богов русских всегда поминаешь.
- Ну давай. А что? Красиво. И удобно. Коротко, ёмко, и иноязычные в написании – произношении путаться не будут. Тогда пойдём?
В кабинете мы на листочках написали свои имена – фамилии и через пятнадцать минут, успев попить за столиком в углу предложенный кофе, получили новые документы. На вид совсем непривычные. Пластиковые карточки, как банковские, но с нашими фотографиями. С шестнадцатизначным номером на лицевой стороне, и со штрих-кодом на обратной. Имена и фамилии на русском и английском языках. И ещё на обеих сторонах масонский знак – пирамида с глазом. Только на лицевой маленькая в углу, а на обратной, на все поле. Видимо кто-то из той организации, что занималась переселением, симпатизировал масонам.
Мы опять зашли к Бучкову. С нашими документами уже сидел там.
- Ну что, сказал Семён Павлович, когда мы расселись за столом, - все посмотрели, прикинули, как говорят в Одессе, что я имею вам предложить. Ну, «буханка», сами понимаете, копейки, три тысячи долларов. Не новая, да их сейчас хватает. Кроун подороже, за него десятка, и то потому, что он в идеальном состоянии, за три года меньше двадцати пяти тысяч километров пробежал. И наконец, квартира. Центр, дом новый, третий этаж, хорошая планировка, почти сто двадцать квадратов. На рынке около ста пятидесяти тысяч. Так что предлагаю сто. Торговаться не будем. Или продавайте сами.
- А что торговаться? – удивился Юрий, - я эту хату в своё время за восемьдесят брал, так что ещё и в прибыли. Машина тоже нормально Я согласен.
- Я тем более, - поддержал я, - стоит ли бодаться из-за сотни – другой.
- Ну, и хорошо, значит, договорились, - подытожил Бучков, тогда держите. Он достал из сейфа стоящего рядом со столом банковские упаковки долларов, и отсчитав положенное количество отдал нам, - думаю, сами поделите, не подерётесь. Теперь главный вопрос, когда собираетесь отправляться? Только не тяните. Чем дольше будете собираться, тем больше вероятность возникновения проблем. У вас. Мы конечно, подстрахуем, как и обещали. Но, желательно их избежать совсем.
- Тогда дайте, хотя бы пару дней, попросил я, - купить машины и немного деньги потратить. Сами говорили, что там все, что отсюда намного дороже. Хотя бы набрать самого необходимого.
- Хорошо. Я думал, больше попросите. Тогда, - он пощёлкал кнопками ноутбука, - ставлю вас через два дня на двадцать один час. Послезавтра трудновато всунуть, много запланировано. Зато у вас три ночи и три дня, да ещё и сегодняшний почти весь. Как, согласны?
- Конечно, - ответил я за всех.
- Тогда не задерживаю. Встретимся за час до перехода. Но, если какие проблемы, звоните немедленно. По всем остальным вопросам обращайтесь к Палычу. Он решит все.
- Тогда, разрешите откланяться, - поднялся я, а следом мои спутники.
- Ну что, куда сейчас? Притормозил Юрий, когда мы вышли в коридор.
- Давай зайдём в автосервис, - предложил я, - поговорим с мастерами, пусть посоветуют, что лучше туда брать. А потом в салоны, или на авторынок.
- Согласен.
- А ты? – спросил я держащую меня за руку Нону, вернее уже, наверное, Люду.
- А я на все согласная, куда ты, туда и я. Вам лучше знать.
- Ну и молодец. Когда будем всё закупать, тогда будешь подсказывать, советовать. Ну, и машину без твоего одобрения брать не будем.
- Хорошо, - и опять поцелуй в щеку. Хорошо, что она губы не красит. А то я щеки уже бы до дыр протёр.
Палыч выслушав нас, дал свои ценные рекомендации:
- Берите лучше не новое, желательно, дизельки, а то, насколько я знаю, с хорошим бензином там туговато. Ну, и чтобы поменьше электроники. Там с её ремонтом пока не очень, вернее никак. Обычно меняют целыми блоками, которые отсюда заказывают. А это время, да и запчасти золотые получаются. А в остальном, выбирайте по вашему вкусу и потребностям. Если надо посмотреть, звоните, вот телефон, - он подал визитку.
- Понятно, - подытожил я, - значит на рынок. В салонах все новое. Разве что ГАЗ-УАЗовский ассортимент посмотреть. Но, их брать новые я как-то опасаюсь, да и запчастей с собой придётся целый прицеп везти.
- Правильно сообразил, - кивнул мастер.
До авторынка было совсем не далеко. Решили пройтись пешком. По дороге зашли в кафе, время было обеденное. Здесь долго не заморачивались, взяли по паре шашлыков. Под пиво очень неплохой обед. Людмила как всегда обошлась соком. Мои беседы и нравоучения последних двух с лишним лет не прошли даром. Закончив заправлять свои организмы топливом, перешли через улицу, здесь и начинался авторынок, раскинувшийся на огромной площади. Даже чтобы просто обойти его, понадобится не один час. Но машины здесь в основном располагались подобные с подобными, поэтому мы сразу пошли туда, где стояли внедорожники и микроавтобусы. Выбор был огромный, но очень мало того, что бы нам подошло. Я хотел микроавтобус, на базе внедорожника, Юрка склонялся к большому вместительному джипу. Пробродили между длинных рядов машин почти два часа, постоянно отбиваясь от назойливых продавцов. Я в конечном итоге остановился на трёх одинаковых микроавтобусах.    Все далеко не новые, около десяти лет, или даже старше. Но это были машины, о которых я мечтал давно. «Мицубиси-Делика», простые, чуть ли не как наши УАЗы. Зато они были полностью на базе джипа «Мицубиси-Паджеро». Ходовая один в один, плюс вместительный салон, простой атмосферный дизель. В общем, то, что доктор прописал. Заводил их все, вроде нормально, хотя я и не специалист по дизелям. Юрий тоже пожал плечами – он работал с дизелями большегрузов. В общем, решили звать мастера. Коваль искал дольше, в конце концов остановился на «Ниссан-Патроле», тоже возрастом около десяти лет. Мне он тоже нравился – квадратный, объёмистый салон, на крыше багажник, сзади распашные двери, впереди мощная лебёдка. И тоже простой, без лишних наворотов. На наш взгляд он тоже был в нормальном состоянии. Пора звать Палыча.
- Пошли, покажете что навыбирали, - подошёл Емелин к нам, ожидавшим его у входа на рынок. На улице стояла жара, и мы успели выпить по бутылке минералки. Лучше бы, конечно, пиво, но, вдруг сейчас придётся за руль садиться.
Первым подошли к Ниссану. Мастер, разве что под мостами не пролез. И двигатель слушал, и во все уголки заглядывал. В итоге рассказал продавцу о куче недостатков, и сбил цену почти на треть. После чего отвёл нас в сторонку.
- Я бы посоветовал брать, если хотите такую. Я конечно наговорил о куче недостатков, но можете о них забыть. Машина нормальная, для своего возраста, можно сказать в идеальном состоянии. Но, если вы, как я понял, в деньгах не стеснены, то я бы посоветовал поменять двигатель. Работает он прекрасно, но все же ресурс свой уже порядком выбрал. Ну и естественно, машину обслужить, и кое – что сделать по ходовке. Главное кузов целый, ни пятнышка ржавчины, ни разу не мятый, краска ещё родная. Хотя лучше перекрасить – он чёрный, спаритесь на жаре, не смотря на кондиционер. Так что смотрите.
- А что смотреть? – сказал Юрка, - буду брать. Только сколько времени уйдёт на все ремонты и доделки?
- Сегодня загонишь, послезавтра будет готова. У нас пока заказов нет.
- Нормально. Ещё сутки в запасе останутся. Тогда пошёл я оформлять.
- А что тебе оформлять? – удивился Палыч, - бери по доверенности, тебе только до сервиса доехать. Мог бы и хозяин догнать, но как-то не принято покупать без документов. Да ещё, может, и по городу поездишь. В любом случае доверки хватит.
- Отлично. Тогда я пошёл.
А мы с Людмилой повели мастера к тем микроавтобусам, что выбрали себе. От первого отказались сразу, хотя нам он понравился больше всего, и был самый дорогой. «Битый» - выдал резюме Палыч, после того как осмотрел салон и заглянул под днище. Хозяин попытался повозмущаться, но это было пустое дело. Приговор окончательный и обжалованию не подлежит. Ещё две машины стояли рядом друг с другом на другом конце шеренги. Здесь осмотр занял больше полчаса. Каждому из них Емелин уделил внимания не меньше, чем Юркиному Патролу. И вывод был таким же. Но теперь нам приходилось выбирать самим, одну из двух.
- У каждого свои косячки есть, - сказал мастер, - но не существенные. К вашему отъезду все уберём. А так они почти как братья. Даже год выпуска одинаковый. Думайте.
- Выбирай, Принцесса, - подтолкнул я Людмилу, - теперь слово за тобой. Что выберешь, на том и поедем.
- Ну, тогда потом не обижайся, - и маленький чертёнок сама полезла обследовать машины. Через десять минут подошла к нам с Палычем, курящим в сторонке, - я бы этот выбрала.
- Как скажешь, ты хозяйка.
Я тоже склонялся к этому микроавтобусу. У него был багажник на крыше, и сидения были обшиты грубой жёсткой тканью, а не кожзаменителем, как во втором. Если здесь это не очень принципиально, то на большой жаре попы будут прилипать к кожзаму, а грубая ткань все же дышит. И вообще, эта машина была, как бы больше ухожена. Получив от хозяина обычную доверенность, и вписав меня в страховку, в стоящей недалеко будочке госстраха, мы, аккуратно маневрируя между рядами машин, выехали на Новотроицкое шоссе. Патрол Юрия уже ждал нас там, припарковавшись к обочине. Я посигналил, и махнул рукой, приглашая ехать на базу. Здесь мы подогнали машины к боксам. Выйдя, ещё обошли, посмотрели свои покупки. Мне ехать понравилось, чувствовался мощный двигатель, хотя и не очень приёмистый, но нам не гонках участвовать. И ещё опять пришлось привыкать к правому рулю. Обе машины в своё время были пригнаны из Японии. Я был доволен покупкой, Людмила так вообще вся светилась.
- Ну что, - сказал Емелин, - вижу, довольны. Сейчас почти шесть, оставляйте машины, до утра мы их досконально осмотрим, проверим на стендах и к утру составим список, что советуем и можем сделать.
- А на чем нам ездить, затариваться, если вы обе сразу доводить до ума будете?
- Покатаетесь. Завтра можете на Делике, а послезавтра, я думаю, Патрол будет готов. Так что не переживайте.
- Договорились. Тогда до завтра, попрощались мы.
Уже за воротами Юрий спросил:
- Ну что, какие планы у нас на вечер? В ресторан уже не хочется.
- Мне тоже, - поддакнула Люда, - вчера мне очень понравилось, но я устала.
- Тогда давайте, пройдёмся по магазинам, посмотрим, что будем брать, а кое-что, может и прикупим. А на ужин закажем что-нибудь домой, чтобы не готовить.
На том и сошлись. Пробродили до девяти вечера. Пока из магазинов не остались работать только продовольственные, потом зашли в ресторан «Харбин», что в центре, и заказали ужин с доставкой на дом, к двадцати двум, а сами направились домой, в квартиру Коваля. Хотя, уже не его, но до отъезда живём в ней. Каждый нёс по паре пакетов. Все же кое-что мы набрали сразу. Увидев «Оптику», я сразу вспомнил про очки. Я в них только читаю и за компьютером сижу, но без них могу разобрать только заглавия книг, да вывески на улицах. Поэтому взял сразу пятеро, причём двое посильнее, из расчёта, что зрение будет ещё садиться. Юрий носил их постоянно, и тоже сделал запас. Остальную аптеку решили закупать завтра. Зайдя в табачную лавку, я прикупил четыре новых трубки со всеми принадлежностями к ним. Да ещё десяток разных пачек табака, попробовать и перед отъездом сделать запас тех сортов, которые понравятся. Приятно тратить деньги, не считая. Такое у меня впервые в жизни. Людмила тоже не отставала. У неё ещё оставалась половина тех денег, что я оставлял при отъезде, но, это в начале вечера, к концу я дал ей ещё столько же. Ну, очень приятно было смотреть на её счастливое лицо. У неё в пакетах была хорошая парфюмерия, косметика, другие женские мелочи. И пусть радуется, не буду расстраивать, что там, куда мы едем, это вряд ли пригодится. Хотя, кто его знает, может как раз наоборот.
Зайдя домой попадали в кресла, все же целый день на ногах давал о себе знать. Люда подскочила первой:
- Чур, я первая в душ.
- Иди, мы подождём, - согласился я, а пока позвоню Казимирычу, у него как раз должна быть сиеста, если не изменил своим привычкам.
Богдан ответил сразу:
- Здравствуй, а уже думал, не позвонишь, совсем забыл соседа.
- Как ты мог такое подумать? Звоню, как обещал. Как ты там? Что нового?
- Я нормально. Что мне будет? А вот вы, не знаю. Я уже сам звонить собирался. Тут такая волна поднялась, на следующий день как Нона сбежала. Теперь вы оба в розыске. Завтра должны во всероссийский объявить. Так что смотри. Её разыскивают как пропавшую, а вот ты, оказывается, просто монстр, маньяк. Я и не знал, что с таким соседом шесть лет рядом прожил, - засмеялся Богдан, - в общем, ты похититель, совратитель, развратник, насильник и, возможно даже, убийца. Ну как? Ты уже сам себя боишься?
- Трясусь от страха. Благодарю за информацию. Нас уже вряд лм достанут, но, я лучше подстрахуюсь. Надеюсь, нас не слушают, по причине розыска?
- Нет, я бы знал. До этого пока не додумались.
- Тогда я отключусь на пять минут, и потом перезвоню.
- Хорошо. Жду.
Я нажал кнопку отбоя и пересказал Ковалю, что услышал от соседа, одновременно набирая телефон Бучкова. Время, ещё нет десяти, да он и говорил звонить в любое время. Ответил он быстро, выслушал, сказал, что вряд ли за оставшиеся два дня нас начнут здесь искать. Маховик тяжёлый, пока раскрутится. Но он все равно подстрахуется, и сделает так, чтобы РИЦ МВД притормозил рассылку ориентировок, если они придут. Всё же современные информационные технологии могут сыграть злую шутку. Но успокоил, что все под контролем. Ещё добавил, что активно идут поиски вертолёта, но до сих пор не нашли. Так что с этой стороны нам подвоха тоже ожидать не стоит. В общем, посоветовал отдыхать, готовиться и ни о чем дурном не думать. Но, если что, то как и сказал, звонить сразу.
- До свидания, - закончил он.
- Благодарю, успокоили. Спокойной ночи, - отключился я.
- Что    случилось? – подсела на подоконник Людмила в махровом халате и с замотанной в полотенце головой, ещё мокрая после душа.
- Все нормально, Солнышко, - прижал я её к себе, - враги дураки, а мы молодцы. Все по плану. А пока подожди, я ещё Богдану позвоню.
В это время раздался звонок в дверь, и Юрий пошёл принимать наш ужин. А я опять набрал Вольского. Рассказал ему о разговоре с Бучковым, чтобы не беспокоился, а потом вкратце объяснил как у нас дела и о наших планах, вызвав паузу на пару минут. И, если бы не его дыхание в трубку, то можно было бы подумать, что связь пропала.
- Да, - наконец выдохнул он, - Оказывается, даже меня ещё можно чем-то удивить. Но, это реально? Ты сам в это веришь?
- А куда деваться? Раз нет других вариантов, то остаётся верить в фантастику. Хотя, если честно, почти уверен, на девяносто девять и девять. Сколько ни думал, не похоже это ни на развод, ни на розыгрыш.
- Ну, смотрите, если всё так, то я очень рад за вас. И желаю вам счастья. И, кстати, дай мне телефончик этих твоих фантастов, мало ли что, вдруг пригодится.
- Скину СМСкой, - сказал я, подумав, и решив, что ничего страшного в этом не будет, - а пока, давай отключаться. Тут уже ужин на столе, а я ещё в душе не был после наших дневных походов.
- Тогда, до связи, как ты говоришь, Ещё позвонишь?
- Обязательно. Как же мы можем пропасть не попрощавшись. До связи.
В трубке запищали гудки отбоя, а я пошёл приводить себя в порядок перед ужином, сменив в душе вышедшего оттуда Юрия. Впереди ждал накрытый стол, а после спокойная ночь с любимой женщиной. Да, буду привыкать к этому. Именно моей женщиной. Хотя, я до сих пор ни разу к ней не притронулся, а она и не настаивала. Понимала, что мне ещё нужно привыкнуть, осознать её новый статус. Она ждала намного дольше.

22 день СЗ
Точка перехода, г. Благовещенск, Амурская область,
30.06.2007г.

Всё. Дела здесь закончены, всё закуплено, машины загружены и стоят друг за другом перед воротами, за которыми находятся ворота. Вот такой каламбур. Машины приросли ещё и прицепами, так мы разогнались с покупками. Прошедшие три дня были похожи на карусель. Вернее два, сегодня мы уже в основном занимались распределением груза и укладкой. Хотя, пару раз выезжали по очереди в город, вспомнив о чем-то упущенном во время нашего сумасшедшего шопинг – марафона. А гребли мы всё подряд. Закупили ноутбуки, принтеры, цифровые фотоаппараты, видеокамеры, разную компьютерную мелочёвку, расходники. В общем мы дали неплохую выручку компьютерным магазинам. По аптекам набрали большую коробку лекарств, вторую с перевязочными материалами. Я запасся не меньше чем на год сигаретами и табаком. На продовольственной базе взяли по несколько коробок коньяка и водки, шоколад, кофе, чай. И ещё немало вкусных и полезных вещей. В магазине, недалеко от базы потешили душу хорошим инструментом, купили по четырёхкиловаттному японскому дизель-генератору, мотопомпе, компактному сварочному аппарату. Только успевали обменивать доллары на рубли. Прицепы купил Палыч с нашего согласия, когда предложил собрать нам расходников и ходовых запчастей на наши машины. Зато теперь мы были ими обеспечены надолго. А на багажниках лежало по комплекту резины, не считая, что переобуты наши японцы были тоже в новую. Сами машины преобразились и внешне и внутренне. У нас на Делике появилась лебёдка впереди, мощный кенгурятник, ветроотбойники. Стёкла затонированы. У обеих машин на крышах баки для воды, внутри дополнительные топливные. В салонах крепление под оружие, на панелях дополнительные гнезда прикуривателей, чтобы можно было подключать разные девайсы. Когда катались по магазинам, взяли автомобильные преобразователи с двенадцати вольт на двести двадцать. Ещё наши машины обзавелись радиосвязью. Вместо магнитол стояли новенькие «Кенвуды», обещавшие связь в движении до двадцати километров. Были и портативные ходи-болтайки, по четыре в каждой машине, торчащие в гнёздах-зарядниках на торпедах. Зачем столько? Не знаю, но пусть будут. В общем, мужики в автосервисе постарались, хотя это и влетело нам в копеечку. Машины стали дороже втрое, хотя немалую часть этого стоили прицепы, рации, расходники. Кстати, двигатели в конечном итоге, поменяли на обеих. Да и в ходовых родных частей осталось немного. Но, мы не жалели ни об одном потраченном рубле. Имея такие деньги, глупо экономить на безопасности и комфорте.
На все покупки мы потратили не меньше, если не больше, чем на машины. Даже в последний день ещё кое-что    вспоминали и ездили покупать. Уже почти в последний момент сообразили купить автомобильные холодильники и термосы, совсем не лишние вещи в жарком климате. Часам к шести вечера все уже было готово, уложено, упаковано. До назначенного Бучковым времени оставалось ещё три часа. Мы сидели в углу двора, где было оборудовано что-то вроде курилки. Я почти не выпускал сигарету из рук. Чем ближе подходил момент перехода, тем больше чувствовался внутри мандраж. Судя по виду Юрия и Людмилы, они чувствовали то же самое. Внутри всё перемешалось, и сомнения, и страх перед неизвестностью, и сожаления об оставляемых родственниках и друзьях. И в то же время чувство радости, что решаются проблемы, что я вместе со своим любимым человеком, и радость ожидания встречи с неизвестным, неведомым. В это время к нам подошёл Емелин. Я опять закурил, теперь уже вместе с ним.
- Что потряхивает? – спросил он.
- А то, - ответил я, - не каждый день такое случается.
- Так что сидите? Шеф только часа через полтора подойдёт. Я бы на вашем месте не сидел здесь в курилке и не заводил себя. А пошёл бы в кафе напротив, выпил грамм по сто, или по двести, хорошо покушал. Оно бы и легче было. Вы ещё спокойные, а бывает у некоторых и вообще крышу рвёт. Начинают руками, а то и оружием махать.
- И как справляетесь?
- Нормально. Мы к этому готовы, да и редко такое бывает. А вообще, у нас работа вредная и опасная, - усмехнулся Палыч, - но оплата все компенсирует. Ладно, это наши проблемы. А вы послушайте моего совета, проведите время до перехода в кафе.
- И точно, - поднялся я и потянул Люду за руку, - последуем умному совету.
И вот, этот момент подошёл. Мы сидим в машинах в ожидании сигнала. Бучков проинструктировал нас, потом заставил повторить весь алгоритм наших действий при переходе. Перед этим, ещё там, во дворе, мы поблагодарили его за все, передали двадцать тысяч долларов в знак благодарности. Он поотказывался, но больше для вида. Согласился, когда сказали, что других людей, которые нам помогали, тоже надо поощрить. И вот теперь мы сидим в машинах, даже пристегнувшись, хотя этого и не требовалось. А внутри опять начался предстартовый мандраж, несмотря на бутылку коньяка, выпитую нами в кафе по совету Палыча. Даже Люда, вопросительно глянув на меня выпила грамм сто. Хотя, надо признаться, такая терапия помогла. Недаром говорят, что лучшего средства от стресса, чем алкоголь, ещё не придумано.
Ну вот, наконец-то началось. Все по сценарию рассказанному Бучковым. Загорелся красный свет, я повернул ключ зажигания. Машина заурчала, ей, похоже, не терпелось опробовать новое сердце. Через минуту красный сигнал светофора, висящего над воротами, сменился на жёлтый. Я включаю первую передач, и плавно трогаюсь. Микроавтобус зашёл на низкую платформу, стоящую на роликах, и, когда бампер упёрся в ограничитель, сделанный из обрезиненных труб в конце платформы, я заглушил двигатель.
- Мне страшно, - как-то просто сказала Людмила.
- Если честно, мне тоже, - я взял её руку, протянутую ко мне, и так мы сидели до окончания перехода. Кстати, ворота совсем не производили на меня впечатления – просто рама, в которую мог бы спокойно пройти и «Кировец», окрашенные простой шаровой краской. Толстые кабели опутывали стойки и перекладину. Ещё на ней были закреплены несколько каких-то цилиндров и светофор. Вот и все. Выглядело всё как-то просто, приземлённо и никак не вязалось с моими представлениями о вратах в другой мир, почерпнутыми в основном из фантастических книг и фильмов. Кабели тянулись к стеклянной будке, в которой сейчас Бучков колдовал с какими-то рубильниками и переключателями. В помещении стоял какой-то гул, становившийся все выше и выше, пока не стал резать туши. Потом он ушёл в область спектра, где человеческое ухо его уже не воспринимало. Внутри арки ворот начали проскакивать искры, постепенно превращающиеся в    яркие белые молнии. Их становилось все больше, они, как-бы, уплотнялись до тех пор, пока не слились в одно сплошное полотно, напоминающее колышущееся зеркало. Пространство ворот как бы затянуло плёнкой ртути. В это время светофор опять сменил цвет, теперь уже на зелёный, и платформа медленно двинулась к этому зеркалу. Казалось, что нас затягивает в него. Я почувствовал, что Люда сжала мою руку изо всех сил.    Я скосил глаза и увидел, что у неё даже костяшки пальцев побелели от напряжения. Опять переведя взгляд вперёд, я увидел, что зеркало подошло уже к самому лобовому стеклу, и тут же поглотило его. Скрылась приборная панель. Я сидел не шевелясь, хотелось отодвинуться подальше, но, сзади были спинка сидения и подголовник. Когда колышущееся полотно приблизилось к самому лицу, я невольно закрыл глаза. Следом появилось ощущение, что тело прошло через завесу ледяной воды, такой холодной, что показалось, даже сердце замерло в тот миг. И следом что-то резко изменилось в окружающем мире. Я просто это почувствовал. Открыл глаза и судорожно вздохнул.




Часть II. Новый мир.

1 день НЗ
Территория Ордена База по приёму переселенцев и грузов «Россия и Восточная Европа»
23 год, 9 число, 9 месяца, понедельник 10:00

В первый миг мне показалось, что нас как-то незаметно развернуло – впереди были такие же ролики, по которым катилась платформа, а дальше открытые большие ворота, но за ними не чёрный асфальт двора, а серый то ли щебень, то ли гравий. Глянул в зеркало заднего вида, там, была такая же кирпичная стена, как та, что была за колышущимся зеркалом, в которое мы въехали, минуту назад. Из дрожащего воздуха перед ней уже почти вышел наш микроавтобус. Я повернул голову влево, Людмила все ещё сидела с закрытыми глазами, вжавшись всем телом в сидение и подголовник, а моя рука начала неметь под напором её ладони. Я потянул руку, пытаясь высвободиться:
- Всё, Принцесса, расслабься. Мы куда-то попали. Не знаю куда, но это точно не Благовещенск.
- Фу-у-у, - из лёгких Люды вырвался долгий выдох, похоже, она все это время не дышала. Но, ответить она ничего не успела – платформа остановилась, и в это же время от ворот к нам подбежал какой-то немолодой военный в форме песочного цвета. На плече у него висел автомат, который я раньше видел только по телевизору у американских военных:
- Поторопитесь, - крикнул он, поравнявшись с открытым окном моей дверки, - заводитесь, выезжайте, направо, место номер семь.
Можно было и не кричать. Я повернул ключ зажигания. За воротами ярко светило солнце на выгоревшем почти до белизны небе. Огромная площадь, засыпанная гравием, укатанным до состояния бетона. С двух сторон была огорожена высоким бетонным забором с натянутой поверху колючей проволокой. Напротив были большие закрытые железные ворота. Справа длинное низкое здание без окон, но с двумя дверями, возле которых висели таблички, но прочитать их отсюда было невозможно. На остальной стене висели квадратные щиты, на которых были написаны большие цифры и, если я не глуп, то это и есть парковочные места. Я повернул и остановился в метре от цифры семь. Нона потянулась ко мне и обняла:
- Я до последнего не верила. Думала, так не бывает.
- А оно оказывается ещё как бывает. Хотя я тоже не до конца верил в душе, - я погладил мою девочку по спине, - знать бы ещё, куда мы попали. Но, думаю, скоро кто-нибудь объяснит. Что сидим? Пошли на улицу, надо же для начала хотя бы ногами эту землю потрогать.
Мы выбрались из машины на землю (или она здесь будет по-другому называться? наверное, все же земля, ведь хоть и новая, но все же земля). Люда, обойдя микроавтобус, встала рядом, обняв меня. Но, быстро отпустила – на такой жаре это было не самое приятное решение. По моим субъективным ощущениям было не меньше тридцати градусов. Так и расплавиться недолго.
- Жарко, - тихо сказала Людмила.
- Да, как в Африке. Но, ты же любишь.
- Люблю, но не до такой же степени.
- Ничего, думаю, привыкнем. Другие же здесь живут.
Я рассматривал ту сторону двора, откуда мы приехали. Она была похожа на ряд боксов в обычном армейском парке – от здания и до забора десяток больших ворот, над которыми жёлтой краской выведены буквы. Над теми, из которых выехали мы, было написано Благ, перед ними Хбр. Эти были крайними. Перед ними Иркт, Кмр и так далее. Оказывается, ворота были и в других городах. Я как-то не задумывался, но действительно, почему Благовещенск должен быть каким-то особенным.    
Мы были далеко не одни на этом дворе. У внешней стены стояло с десяток грузовиков. Четыре больших одинаковых Мерседесовских фуры, остальное КАМАЗы, Уралы, с затянутыми тентом кузовами. А с нашей стороны три японских внедорожника, УАЗ – буханка, вроде той, что мы оставили за воротами, две Нивы, которые пятидверки и самое интересное – полноприводный ПАЗ, оттюнингованный так, что я не сразу его узнал. Окон сзади до средины салона не было, остальные затонированы. Колеса высокие вездеходовские от ГАЗ-66. Впереди и сзади лебёдки. Перед мордой мощный кенгурятник с дополнительными фарами. На крыше люстра, багажник, затянутый тентом, сзади лестница. Крутой автобус. Если на нем ещё и дизель стоит, так вообще мечта, только прожорливая, литров тридцать на сотню, насколько я понимаю.
Тут из «наших» ворот показался капот Юркиного джипа, после окраски он был не чёрный, а что-то вроде пустынного светлого камуфляжа. Наша Делика, кстати, тоже красовалась такой же «шкуркой». Мы решили не выделяться серо-голубой полировкой. Мне так даже больше нравилось. Юрий остановился рядом с нами на восьмом месте, подошёл к нам. Следом из ворот появился тот военный, который встречал нас. Это был первый и пока единственный человек, которого мы здесь встретили. Вернее сказать, это он встречал нас. Придерживая ремень автомата, он подошёл к нам:
- Рад приветствовать вас на Новой Земле. У вас есть оружие, которое нужно опечатать?
- Все в ящиках в машинах, - ответил я.
- Когда будете выезжать, нужно будет опечатать. А сейчас вам необходимо пройти в «Иммиграционную службу Ордена» - он махнул в сторону одной из дверей, - там оформят ваше прибытие, объяснят правила поведения на базе, дадут необходимую информацию.
- И как здесь жизнь? И что за Орден? Рыцарский что ли, или масонский? – спросил Юрий.
- Не знаю. Орден и Орден. Это организация, которая открыла этот мир, заселяет его и контролирует. А жить здесь нормально. Жарко, но в остальном жизнь куда лучше, чем там, за ленточкой.
- Где? – не понял я.
- Так здесь называют старый мир, откуда мы все сюда прибыли. А здесь… Я много не расскажу, сам здесь всего полгода. Как перешёл, так сразу пригласили на службу в Орден. Вот и служу здесь, на базе. Кроме неё только Порто-Франко и видел. Это ближайший город. Вы тоже мимо него не проедете. Это вроде местного Рима, в который ведут все дороги. Через него все поселенцы проезжают, а кто-то и задерживается, жить остаётся. Ну, а мы на выходные туда ездим отдохнуть. И дорогу патрулируем. А в самом Порто-Франко весело. Хороший город. А вообще, не слышал чтобы люди здесь на жизнь жаловались.    А как там, в Благовещенске?
- А ты его откуда знаешь?
- По рассказам, люди оттуда обычно общительные переходят, и спрашивают много, и сами рассказывают.    
- Там нормально. Сейчас самый разгар лета, все зелёное. Но, не так жарко.
- Хорошо. А здесь действительно жарковато. Но ничего, привыкнуть можно, зато без грязи, гари и прочего дерьма. Прошу прощения, - он с лёгким поклоном повернулся к Людмиле, - ладно, вы на контроль, а я пошёл службу служить.
Мы подошли к массивной металлической двери, похожей на судовую, надпись над ней подтверждала, что нам именно сюда и надо. Причём сразу на двух языках, русском и английском. Над соседней дверью было так же написано «Караульное помещение».
- Ну что, нам вроде как сюда, - сказал я и толкнул дверь. Следом за мной зашли Людмила и Юрий.
После пекла, стоящего снаружи, мы словно опять попали в другой мир. Кондиционированный воздух был не больше градусов двадцати пяти. И вид здесь, в отличие от бетонных стен и заборов, гравия двора, был больше похож на современный земной офис средней руки. За невысокой стойкой у компьютера сидела миловидная молодая женщина лет двадцати пяти – тридцати в такой же форме песочного цвета, как и у патрульного, встречавшего нас. С пистолетом в открытой кобуре, висевшей у неё на поясе, который был великоват для её некрупной стройной фигуры. Хотя и хрупкой её назвать было трудно.
- Приветствую вас на Новой Земле, могу ли я увидеть ваши ай-ди? – поднялась она из-за стойки.
- Что? – не понял я.
- Документы, которые вам выдали перед переходом сюда. Здесь их называют на американский манер – идентификационными картами, или коротко ай-ди.
- Понятно, - ответил я и подал наши с Людмилой карточки. Юрий достал свою. Девушка прогнала их через какой-то сканер, пощёлкала клавишами компьютера:
- Поздравляю, вы зарегистрированы как новые поселенцы. Население Новой Земли увеличилось на три человека.
- А сколько всего населения в этом мире?
- Точно сказать нельзя, но уже больше десяти миллионов. Теперь я должна рассказать вам о правилах поведения на базе, основных законах этого мира, финансовой системе.
- Давайте, - улыбнулся я, - послушаем вводный инструктаж.
За следующие пятнадцать минут мы узнали, что сейчас находимся на базе «Россия и Восточная Европа», кроме неё существует ещё пять баз стоящих недалеко и одна на другой стороне залива, вокруг которого расположена вся заселённая территория. На базе мы можем находиться не более трёх ночей, после чего должны будем покинуть её. Но торопиться не стоит, сначала лучше осмотреться, почитать памятки и информационные брошюры, которые получим у неё. И ещё посмотреть, как наши организмы воспримут прививки, которые мы должны получить сразу же после этого инструктажа. Затем она советовала посетить арсенал, где мы можем приобрести оружие и боеприпасы, которые на Новой Земле являются предметами первой необходимости.
- Что, так все плохо? – вклинился я в монолог.
- Почему плохо? Просто дикая природа, много хищных животных, причём некоторые будут пострашнее льва или носорога. А кроме того бывает, встречаются и бандиты. Орден всем даёт право на новую жизнь, с нуля, и не делает исключений ни для кого. Вот и встречаются люди, бывшие за ленточкой преступниками, которые продолжают здесь заниматься тем же, чем и в прошлой жизни. С ними борются, они вне закона, но силы Ордена не безграничны. Поэтому жители иногда вынуждены сами защищаться. И это делать лучше с оружием, чем без него. Ношение его свободно вне населённых пунктов, но разные поселения устанавливают свои правила. Где-то в городах оружие так же можно носить свободно, в других, наоборот, только в опечатанном виде. Подробнее почитаете в памятках, которые получите и ещё вам будут сообщать при прибытии в тот или иной населённый пункт. Разрешено любое стрелковое оружие, вплоть до крупнокалиберных пулемётов, а так же ручные гранаты и подствольные гранатомёты. На что-то более тяжёлое требуется лицензия. Теперь о финансовой системе. На всей Новой земле существует единая валюта, называется Экю, обеспечивается золотом. Курс – один грамм золота равен десяти экю. Другая валюта не в ходу. Так что, если у вас остались деньги из Старого света, то лучше поменять их здесь, на базе. Дальше они хождения не имеют, и если сможете их обменять, то по очень низкому курсу. Если у вас есть золото, то вы так же можете положить его в Банк Ордена. Вам заплатят по тому курсу, что я уже сказала, за вычетом комиссии, которая составляет десять процентов.
- Не маленький процент, - заметил я.
- Да, но учтите, если впоследствии вы будете пользоваться золотом в монетах или слитках Банка Ордена, то с них при обмене процент уже не взымается.    При обмене деньги будут зачислены на ваши счета в банке, которые открыты одновременно с вашей регистрацией. Номера ваших ай-ди являются одновременно и номерами ваших счетов. Снять экю со счета вы можете в любом отделении банка, которые есть практически в каждом населённом пункте Новой Земли. Отделения банка являются так же и местными представительствами Ордена. Общий совет – не возите с собой крупных сумм наличными.
- А другие банки здесь есть? – поинтересовался я.
- Конечно, есть. Сильные крупные анклавы создают свои банки, но они работают на их и некоторых соседних территориях. Так что банк Ордена наиболее выгоден и удобен. Это основное, что я должна была вам рассказать. Теперь возьмите эти брошюры, - девушка подала нам книги в мягком переплёте, на которых значилось «Памятка переселенца»,    так же вы можете купить набор карт Новой Земли и путеводитель по основным населённым пунктам. Ещё советую приобрести часы. У нас есть несколько моделей фирмы «Swatch».
- А часы зачем? У нас вроде как есть, и наручные, и в мобильниках.
- Дело в том, - улыбнулась девушка, - что сутки в этом мире заметно длиннее земных. Тридцать часов и ещё двенадцать минут, которые присоединили к последнему часу. Поэтому ваши часы здесь будут неудобны. Кстати, в году здесь четыреста сорок дней, которые в свою очередь делятся на одиннадцать месяцев по сорок дней в каждом. Названий не придумали пока, поэтому называем просто по номерам. Сегодня, к примеру, девятое число девятого месяца, понедельник. Ну так как, часы брать будете? Рассчитаться можете ещё старыми деньгами.
- Давайте, согласился я, -три комплекта.
Она положила в бумажные пакеты памятки, путеводители и стопки карт. Потом достала из-под стойки лоток, на котором лежали шесть часов, обычных электронных, отличающихся только корпусами. Люда выбрала себе небольшие в розовом корпусе, а мы с Юрием большие «пылевлагонепросыхаемые».
- С вас сто шестьдесят пять долларов. Я достал две сотенных бумажки и подал девушке. Она пощёлкала клавиатурой, после чего сказала:
- Сдачу, я зачислила на ваш счёт, она составила девять экю девять центов. Остальные деньги и золото, если оно у вас имеется, сможете поменять в банке, после прохождения прививок. Пойдёмте за мной.

Территория Ордена База по приему переселенцев и грузов «Россия и Восточная Европа»
23 год, 9 число, 9 месяца, понедельник 11:23

- Фу, - выдохнул я через пятнадцать минут, когда последним вышел из местного процедурного кабинета, - я думал, будет хуже, а тут всего пара уколов и микстура какая-то.
- Я тоже, поддакнула Люда, - я вообще больницы не люблю, а уколов боюсь.
- Ничего, ты уже большенькая, к тому же замужем, не забыла.
- Не забыла, только ещё как-то не почувствовала.
- Всему своё время. А сейчас пойдём дальше выполнять обязательную программу. Предупредив девушку на ресепшине, что сходим к машинам, мы вышли опять в знойное пекло, о котором уже забыли. Здесь, посовещавшись, мы решили обменять только половину золота. По старой истине – не стоит класть все яйца в одну корзину. Тому, что нам рассказали мы, конечно верили, но, мало ли что, вдруг впереди будут варианты поинтереснее, а продать остальное орденскому банку мы всегда успеем, раз его представительства есть во всех городах. А оставшиеся бумажные деньги стоило поменять все. Смысла таскать доллары не было, раз они здесь хождения не имеют. Когда укладывались перед переходом, то золото поделили пополам, сейчас взяли ящики из Юркиного Патрола, договорившись потом остатки опять разделить на двоих. Ещё в Благовещенске мы решили, что все делим пополам, хотя Коваль пытался настаивать, чтобы Людмила имела свою долю, изначально мотивируя тем, что если бы не она, то и не было бы приключения сделавшего нас миллионерами. Но, пока мы этот вопрос вроде утрясли. Подождав пока я покурю, мы опять зашли в приятную прохладу Иммиграционной службы. Девушка поднялась от компьютера, с интересом поглядывая на четыре сумки, которые мы с Юрием тащили с заметным усилием. Хорошо, что до банка было недалеко, а тащить по пятьдесят килограмм по такой жаре не очень приятное занятие.
Глаза нашей сопровождающей округлились, когда мы в операционном зале выложили на стойку восемь тяжёлых слитков. Работники банка тоже глянули на нас удивлёнными глазами. Вот и посмотрим, насколько правдивы слова о втором шансе. Но, все прошло как бы в рабочем порядке. Все слитки тщательно проверили на каком-то аппарате. Видимо проверяли не только чистоту металла, но и его однородность. Потом тщательно взвесили. В результате общий вес получился сто один килограмм триста двадцать граммов. Или в пересчёте на местную валюту один миллион тринадцать тысяч двести экю. Из которых, за вычетом комиссионных, нам причиталось девятьсот одиннадцать тысяч восемьсот восемьдесят. Неплохо. Мы попросили разделить их пополам, а из моей половины сто тысяч положить на счёт Людмилы. Мало ли чего, жизнь штука непредсказуемая, а так у неё будет страховка. И как оказалась неплохая, нам объяснили, что зарплата рабочего на Новой земле, во всяком случае, в северной части залива, шестьсот – девятьсот экю в месяц, которых хватает на жизнь семье из трёх – четырёх человек. Выходило, что мы с нашим богатством могли не работать до скончания дней. Хотя, знаю по опыту, сколько бы денег ни было, их в итоге все равно оказывалось мало. Надеюсь, в этом случае всё будет по-другому. Тем более мы не собирались просто сидеть и тратить их. Найдём себе занятие. Оставшиеся доллары мы обменяли на наличные экю, которых получилось почти двадцать тысяч. Вышли мы из банка слегка обалдевшими.

Территория Ордена База по приёму переселенцев и грузов «Россия и Восточная Европа»
23 год, 9 число, 9 месяца, понедельник 14:07

- У меня осталась ещё одна миссия, проводить вас в оружейный магазин. Идём? Или решили обойтись без оружия, спросила наша сопровождающая, - если что, то можете сходить и завтра. Он работает каждый день, и даже ночью, при необходимости.
- Нет, пойдём сейчас, - за всех решил я, - лучше сразу закончить обязательную часть программы, хотя, если честно, мы устали, переходили в девять вечера по тому времени, и день был нелёгкий. И, если верить моим часам, - я глянул на свои «командирские», которые всё ещё висели на моей руке, - здесь мы уже пятый час, так что сами представляете наше состояние. Но лучше закончить всё сразу, и идти отдыхать. Правда, пока не знаем где.
- Я вам расскажу, когда закончим с оружием. Проходите, - проведя по коридору, она открыла перед нами низкую железную дверь, за которой оказалось длинное бетонное помещение, которое больше походило на арсенал чем на магазин, мечта любого нормального мужчины. Здесь стоял запах оружейного масла, кожи и железа, хотя оно вроде как и не имеет запаха. Вдоль стен на стеллажах, столах и в пирамидах расположилось различное стрелковое оружие. Средину зала занимали разнокалиберные ящики и коробки с патронами, гранатами и чем-то ещё. И как в нормальном магазине здесь были прилавок и касса. Как будто мы пришли покупать нижнее бельё, или мясорубку.
У кассы сидела темноволосая женщина постарше нашей сопровождающей и заметно покрупнее, тоже в форме и с кобурой на боку. В зале были ещё люди, две молодые пары, то ли молодожёны, то ли просто друзья. Все лет двадцати – тридцати, точнее определять не умею, высокие, спортивные, но совсем не худые. Не знаю, какие обстоятельства заставили их перейти в этот мир, хотя это могла быть и обычная жажда приключений, часто случающаяся в таком возрасте. Они стояли возле стеллажей с детищами конструктора Михаила Калашникова. Похоже, здесь была представлена почти вся линейка его автоматов производившихся до конца девяностых годов прошлого века.
Наша приёмщица подвела нас к хозяйке всего этого богатства, вставшей из-за стола:
- Передаю вас Кристине, она продаст вам всё, что выберете, и при необходимости даст консультацию. А мне позвольте откланяться, скоро должен быть переход из Новосибирска.
- Здравствуйте, - поздоровалась женщина, - можете выбирать всё, из того что видите. Здесь представлено оружие в основном советского производства. Бывают и более поздние модели, но очень редко    и очень в небольших количествах. Я советую вам взять основное оружие – автомат или винтовку, и второе, пистолет. Обычно все так делают. Это самый оптимальный вариант, проверено на практике. Так же есть несколько моделей пулемётов, их берут обычно те, кто много передвигается на дальние расстояния, или живут обособленно, на фермах или фортах-заправках. Ещё могу предложить ручные гранаты, но их берут не часто, чтобы пользоваться ими, нужны определённые навыки, которые сейчас редко у кого присутствуют. Проходите, выбирайте, рассчитаться можно будет как наличными, так и перевести со своих счетов.
Всё это было сказано голосом и с интонациями продавца дорогого бутика. Придётся привыкать, что здесь оружейный магазин такое же обычное и необходимое явление как гастроном или магазин товаров для дома.
- Вообще, у нас есть АКМСы и ПМы, - сказал я, - нам бы патронов к ним.
- Не торопитесь, походите, посмотрите, может появится желание приобрести что-нибудь ещё. В других городах есть оружейные магазины, там можно купить все что угодно, любое оружие любой страны. Но стоить оно будет заметно дороже, - голос продавщицы был приятным грудным и с заметным акцентом, если не ошибаюсь, родным языком для неё был польский, тогда понятно, откуда у неё способности к торговле, и неважно чем.
- Ну что, - повернулся я к спутникам, - действительно, пойдём, посмотрим. Грех уйти просто так.
- Пошли, - согласился Коваль.
- Я как вы, хотя, мне тоже интересно, - поддержала Людмила, - я только раз в жизни держала в руках автомат, в школе, на уроке ОБЖ. Интересно.
- Ну, здесь ты не только подержишь, но и стрелять научишься, - я подтолкнул её в спину, - пойдём.
Кроме бросившихся сразу в глаза «калашниковых» здесь было ещё много интересного. Винтовки, начиная от «трёхлинейки», и кончая несколькими СВД старых выпусков, ещё с деревянными прикладами. Как эхо войны стояли СВТ и АВТ, были даже ППШ и ППС. Пулемёты в основном были тоже «от Калашникова» - РПК, РПК-74, несколько ПК на станках. Присутствовала и парочка ДП-27. А вот пистолетов советского производства было всего два вида – ПМ и ТТ. Ни тот ни тот мне не нравились, за время службы я стрелял из них раз по десять, выпуская по несколько патронов, и мишень, обычно, сильно не портил. Хотя из автомата всегда отстреливался на пять баллов. Ещё было с десяток моделей импортных пистолетов, но ни я, ни Юрий, ни тем более Людмила в них не разбирались. А консультироваться у Кристины постеснялись. Поэтому, покрутив их все в руках, посмотрев, решили пока оставить свои, пусть не очень хорошие, зато знакомые.
Подержав в руках почти все образцы, которые здесь присутствовали, я почувствовал какое-то удовольствие, как наверное и любой нормальный мужик. Хотелось купить и ручной пулемёт и ПК, останавливал один простой вопрос: «А зачем?», ответа на который я не находил. Но, хотелось. Я пошёл на компромисс, взял СВД, похоже абсолютно новую, очень нравилась мне эта винтовка, всегда хотел. Думаю, она пригодится, с её оптикой. Хотя чтобы из неё стрелять, тоже придётся учиться. Больше из оружия ничего брать не стали. Зато патронов к своим АКМС взяли аж три ящика. А пусть будут, и цинк к ПМам. К СВД я тоже взял цинк, это не автомат, очередями не стрелять. А вообще я подумал, что раз здесь такое отношение к оружию, и оно так нужно, то нужно начинать постоянно тренироваться. Набери хоть полсотни стволов, если не умеешь с ними управляться, то это просто гора металлолома. И Людмилу подключать к этому надо. Кстати, когда мы смотрели «калашниковы», я показал ей АКМС, и сказал, что у нас такие же. Свои мы так и не разворачивали от самого вертолёта. Она, покрутив, сказала, что классный, но тяжёлый. Надо будет потом подумать, что взять ей вместо него. Брать АК-74 или АКСУ как-то не хотелось. Отложим пока до лучших времён.
Перенесли всё, что набрали к продавцу, прихватив ещё по десятку РГД-5 и Ф-1. Мы с Юркой были не великие мастера их бросать, но во всяком случае под ноги себе не кинем. Пусть лежат, жрать не просят, мало ли что. Кристина подсчитала все наши покупки – патроны по сорок экюцентов за штуку, СВД восемьсот экю, гранаты по тридцать и по семьдесят. Итого вышло четыре тысячи семьдесят два экю. Не слабо. А как же те, кто приходят сюда с орденской тысячей?
- Скидку сделаете? – спросил я продавца, - вон мы сколько патронов оптом набрали.
- Нет, скидок у нас нет. Но, есть бонус, кто приобретает на сумму больше тысячи, получают подарок. Я бы предложила вам сумки для оружия. Они приспособлены для опечатывания, чтобы можно было носить оружие там, где его открытое ношение запрещено. В отелях, обычно, есть что-то вроде камер хранения, куда их можно сдать. Это удобно и даёт гарантию от кражи.
- Но мы то взяли на четыре тысячи, - не преминул напомнить я. Конечно, эти бонусы копейки для нас, но давно известно, что копейка рубль бережёт, или здесь будет звучать как «цент экю бережёт»? С копейкой мне больше нравится.
- Возьмите тогда три сумки и набор для чистки оружия. Он всегда пригодится.
Так мы и сделали. Сложили покупки в баулы, а их на тележку, которую нам предложила Кристина. Вывезли все и сложили пока в нашу Делику, потом переложим. Юрий повёз тележку обратно, а мы с Людмилой опять в Иммиграционную службу, где Елена объяснила нам как добраться до местной гостиницы, в которой, по её словам, был ещё и неплохой бар, о необходимости посещения которого нам настойчиво напоминали наши желудки.
После этого мы вернулись к машинам, где взяли все необходимое на пару ближайших дней, не забыв прихватить пакеты с памятками и картами.

Территория Ордена База по приёму переселенцев и грузов «Россия и Восточная Европа»
23 год, 9 число, 9 месяца, понедельник 15:23

Пройдя через комнату Иммиграционного контроля, где так никого и не было кроме скучающей Елены, кивнувшей нам, оторвавшись от компьютера, мы вышли на улицу. Если до этого всё что мы видели, больше походило на армейскую обстановку, то здесь как будто попали в какой-то маленький западноевропейский городок. Чистая асфальтированная улочка была застроена симпатичными двухэтажными домами из цветного кирпича, росли деревья, были разбиты клумбы, глянув на    которые, я подумал, что при такой жаре для ухода за ними нужно прикладывать немало сил. Улица была короткой, не больше трёхсот метров,    справа упиралась в здание «Станции», а слева в небольшую площадь с фонтаном, на которой мы, следуя полученным указаниям, и нашли двухэтажное здание, на фасаде которого были вывески «Гостиница Hotel» и «Бар Рогач». Первый этаж занимал собственно бар, а скорее небольшой ресторан, с крытой верандой, над которой висел огромный череп какого-то фантастического животного, усеянный рогами. Мысленно дорисовав недостающие части тела зверя, которому он раньше принадлежал, я внутренне содрогнулся. Земные слоны и носороги явно проигрывают ему в размерах. Второй этаж, по всей видимости, занимал «Hotel».
Внутри все было сделано просто и основательно. Выдержано в стиле «кантри». Довольно уютно. Справа у стены стойка, за которой стоял толстячок кавказской наружности. Когда мы подошли к нему, его полные губы расплылись в улыбке:
- Здравствуйте. Новые лица. Только что оттуда? – сильный акцент в голосе позволил уточнить национальность. Хозяин явно родился под сенью библейского Арарата, - Чем старый Арам может помочь прекрасной путешественнице и её спутникам?
- Наверное только вы и сможете нам помочь, - улыбнулся я в ответ весёлому хозяину, глаза которого всё ещё были обращены на Людмилу, - все, что мы сейчас хотим, это есть и спать. И даже не скажу, чего больше. У нас там был длинный трудный день, а потом ещё и здесь пока прошли все обязательные процедуры. Так что теперь у нас как сказке – только три желания – душ, ужин и кровать.
- Вах, тогда я буду ваш золотой рыбка. Есть и кровать, и вкусный ужин, и душ, и    даже ванна, если захотите. Как раз осталось два номера, один с душем, другой с ванной, стоят десять и пятнадцать экю в сутки. А пока вы умоетесь с дороги, Арам вам стол накроет. Вы что будете? Рыбу или мясо?
- Рыбу, мясо и побольше, - принял я предложение от которого в данный момент было невозможно отказаться.
- Тогда держите, - хозяин протянул нам ключи с бронзовыми бирками, - двести третий с ванной, двести восьмой с душем. Проходите на второй этаж, располагайтесь, и возвращайтесь. У меня через двадцать минут все будет готово. А тебе, красавица, что приготовить? Может десерт какой?
- Нет, я как все, - устало улыбнулась Люда, - я бы вообще сразу спать завалилась.
- Сразу нельзя, вредно, и спать плохо будешь. Приходи, я вас так накормлю, что и про сон забудешь.
- Пойдём, - позвал я спутников, и пропустил их вперёд, к массивной деревянной лестнице, ведущей на второй этаж.
- Дочь? – кивнул головой Арам в сторону поднимающейся Людмилы.
- Жена, улыбнулся я, на что хозяин недоверчиво покачал головой.
Мы с Людмилой, естественно, заняли номер с ванной. Юрию достался двести восьмой. Комната оказалась не очень большой, но уютной. Как обычно говорят, скромно, но со вкусом. Шкаф, стол, кресло, пара стульев, телевизор на тумбочке, и главный предмет интерьера – большая двуспальная кровать. Вся мебель из светлого дерева. И весь номер светлый, тёмными были только тяжёлые шторы, которые сейчас были раздвинуты. Поставив сумки, я глянул в ванную. Всё белое, сияющее чистотой. Раковина с зеркалом, над ней, унитаз, небольшая ванна с лейкой душа на гибком шланге.
- Чур, я первая, - Люда потянула меня за руку. Я и не успел заметить, когда она успела раздеться, и теперь стояла передо мной только в бюстгальтере и трусиках ярко салатного цвета, очень идущего к её соломенным волосам.
- А я и не против, - шагнул я в сторону, - разберу пока сумки.
В двадцать минут мы, конечно, не уложились, времени на сборы ушло вдвое больше. Когда спустились в бар, Юрий уже сидел за столиком в углу с большим бокалом светлого пива. Кроме него в зале было занято всего два столика, за одним та компания, которую мы видели в арсенале, за другим трое орденских служащих в форме. Как только мы сели, к нам подошёл хозяин:
- Устроились? Молодцы. У Арама все готово. Через пять минут принесу. Пить что будете?
- Мне то же самое, - кивнул я на бокал Юрия.
- А я не знаю, мне что-нибудь вкусное и прохладное, - подняла голубые глаза на хозяина моя красавица.
- Есть вишнёвка. Это местное очень вкусное вино, совсем не крепкое. Девушкам нравится.
- А пиво тоже местное? – поинтересовался я.
- Конечно. Здесь его лучше всех немцы варят, очень хорошее пиво, такого на Старой земле не бывает. Есть и тёмное.
- Нет. Мне светлого, не буду выделяться.
- Сейчас все будет, - Арам развернулся и быстрым шагом удалился в сторону кухни.
- Ну как? – спросил я Коваля.
- Ты про что? Если про пиво, то хозяин прав. Такого я ещё не пробовал. А если вообще, то пока мне все нравится. А дальше посмотрим.
Тут передо мной появился большой бокал янтарного напитка, а перед Людой поменьше, с тёмно-вишнёвым напитком. Следом, подошедшая чёрненькая официантка поставила перед нами большие тарелки, на которых красовались горы тушёной свинины, обложенные мелким картофелем и украшенные зеленью. Ещё большое блюдо с горой жареной ароматной рыбы, покрытой золотистой корочкой. Рядом ещё одно с зеленью. Да, зря говорили, что физические величины оставили здесь теми же, что и в Старом свете. Во всяком случае, слов «большой» здесь означает совсем другой размер. Это относилось и к бокалам и к порциям. В ресторанах на Земле каждая из этих порций делилась бы на троих.
- Кушайте, - приглашающе махнул Арам, - всё свежее, вкусное. Мясо свинина, ещё утром на ферме бегал. И рыбу только утром принесли. Очень вкусный, как осетрина.
- Арам, дорогой, нам столько не съесть. Куда же такие порции?
- А вы начните. Потом добавки просить будете. Приятного аппетита, а я пошёл. Скоро народ пойдёт, готовить надо.
- Мы это сделали, - поднял я бокал, когда хозяин удалился в сторону кухни, во всяком случаемы уже точно в другом мире. И пока мне здесь нравится. Хотя, трудно оценивать, когда глаза слипаются. Давайте быстро пообедаем и отдохнём. А потом уже будем дальше разбираться, куда мы попали, и что дальше делать.
- Ага, - согласилась Люда, отхлебнув вишнёвки и поставив бокал, - я даже не знаю, чего больше хочу, есть или спать. А думать, вообще не получается.

Территория Ордена База по приёму переселенцев и грузов «Россия и Восточная Европа»
23 год, 9 число, 9 месяца, понедельник 16:57

Как ни странно, Арам оказался прав. Часа через полтора тарелки опустели, правда, мы с Юркой немного помогли Людмиле. В конце Арам предложил кофе. Зал к этому времени уже почти полностью заполнился посетителями. В основном служащие базы, но были и гражданские, новопоселенцы. Гомон стоял как при строительстве Вавилонской башни. Смешение языков. В основном говорили на русском и английском, но слышались разговоры и на других. Принеся кофе, хозяин успел на ходу рассказать, что кофе здесь растёт отличный, а вот чай, почему-то не хочет. И если его где-то и подают, то заленточный и очень дорогой. Он не обманул, горьковатый ароматный напиток не уступал лучшим сортам Старого света. Перебить сон мы не боялись, в нашем состоянии это было просто невозможно. Кофе мы предусмотрительно заказали по маленькой чашке, хотя и они оказались грамм по сто пятьдесят. Поблагодарив Арама, суетящегося за стойкой, мы поднялись к себе.
Нашли в себе силы ещё раз ополоснуться под душем, только на этот раз первым был я, пока Люда расстилала постель. Я быстро залез под прохладные струи, после чего не стал заморачиваться одеждой, завернулся в полотенце и сел у открытого окна с сигаретой. На наше счастье, солнце было с другой стороны и воздух с улицы в купе с работающим вентилятором давали иллюзию прохлады. Мой Лисёнок тоже решил не скромничать, вышла из ванной полностью обнажённой. Поймал себя на мысли, что я её такой вижу впервые, и следующая – до чего же она красивая. Но сказал другое:
- И не стыдно? Соблазняешь старого пенсионера.
- Я жена или кто? Уже какой день вместе, а только и делаем что спим. И вообще, прекрати называть себя старым пенсионером. Мне не нравится.
Вот зубки показались. Раньше такого не было. Но оно и лучше. Жить с бессловесной, во всем соглашающейся мышкой было бы скучно и неинтересно, а в конечном итоге надоело бы.
- Жена, жена. Я не спорю, но сама же видишь, какие были обстоятельства.
- Сейчас они изменились. Я уже два с лишним года жду, а ты все меня за ребёнка считал, за маленькую. И сейчас тоже, как будто чего-то боишься.
- Солнышко, я уже ничего не боюсь. Умница ты моя. Ждала два года, подожди ещё пять минут, - я сделал пару глубоких затяжек, пошёл в ванную, почистил зубы, но когда нырнул под шёлковую простынь к вытянувшейся там Людмиле, она уже крепко спала. Последняя пара возмущённых фраз, видимо, отняли у неё последние силы. Я тоже сопротивлялся не долго.

Территория Ордена База по приёму переселенцев и грузов «Россия и Восточная Европа»
23 год, 9 число, 9 месяца, понедельник 26:34

Когда я проснулся, за окном начинались сумерки. Осторожно убрав с себя руку и ногу Людмилы, которая сложила их на меня, я медленно, боясь разбудить, поднялся, сел к окну и закурил. Взглянул на часы, проспал больше восьми часов, не сказать что много, но чувствовал себя хорошо отдохнувшим.
Не прошло и пары минут, как Людмила заворочалась, потеряв опору. Потом, приподнявшись, открыла глаза и глянула на меня:
- Я уже думала, что все приснилось. Иди ко мне.
Я затушил сигарету и нырнул в постель. На этот раз мы уже не могли заснуть. Она сразу активно стала пытаться ласкать меня. Но я придержал её, поцелуем прижав к кровати, и начал сам. Нежно, аккуратно, как будто она была ещё девственницей. Чувствовалось, что она напряжена, но через какое-то время расслабилась и полностью отдалась нежным ласкам моих губ и рук. Не знаю, сколько времени прошло, и сколько раз мы успели сделать это. Не смотря на ранний опыт моей девочки, она была совершенно неумела. Её бывшие мужчины просто использовали её, приучив только доставлять им удовольствие, удовлетворять их желания. Что она и пыталась делать вначале. Пришлось какое-то время притормаживать, переучивать на ходу. Почти без слов доказывая и показывая ей, что не я для неё и не она для меня, что мы одно целое. Что нельзя только отдавать или только получать. Что только полное растворение друг в друге даёт полное счастье.
Когда мы усталые, мокрые, откинулись на спины, тяжело дыша, Людмила поймала мою руку и сжала её:
- Что это было? Я никогда не представляла что такое, может быть. Такого можно было ждать и два года, и намного дольше.
- Просто ты только сейчас стала настоящей женщиной, а все, что было до этого, просто игра. Жестокая, грязная, но игра. Так что, поздравляю! Теперь ты женщина, и моя жена. Во всех смыслах этих слов.
- Я люблю тебя. И спасибо тебе за всё. За то, что не бросил, за то, что помогал, за то, что всё же поддался, и мы теперь вместе.
- И тебе спасибо, Солнышко. С тобой я молодею с каждым днём. И я тоже очень тебя люблю.
Мы замолчали на несколько минут, тесно прижавшись друг к другу. Потом Люда повернулась, нежно поцеловала и приподнявшись на руках, сказала, хитро глядя мне в глаза:
- А ты знаешь, порции у Арама были не такие уж и большие. Я бы с удовольствием повторила.
- Так в чем же дело? – я дотянулся до часов, лежащих на тумбочке, - если здесь в сутках больше тридцати часов, то до полуночи ещё больше часа. Вряд ли местный бар закрывается так рано. В таком месте он вообще должен работать круглосуточно. Так что дуй в душ, я за тобой.
Я шлёпнул ЖЕНУ под зад и она унеслась в ванную.
А я сел в кресло и достал сигарету. Курение само по себе дурная привычка, но дикое желание хотя бы нескольких затяжек после близости с женщиной, меня всегда бесило. Но сделать ничего с собой не мог. К моим годам привычки въедаются настолько, что бороться с ними уже практически невозможно. Может теперь это маленькое, нежданное, но столь желанное чудо мне в этом поможет. Ведь она смогла сначала изменить свою жизнь, а потом и вообще всё бросить и начать новую, вместе со мной. А я остался таким же, как и был. Не совсем, конечно, но больших усилий я для этого не прилагал.
Людмила вышла замотанная в полотенце, второе, поменьше, было намотано чалмой на голове. Включила свет, до сих пор номер был освещён только светом уличного фонаря.
- Я всё, ванная свободна.
- Ну и молодец. Собирайся, я не долго.

Территория Ордена База по приёму переселенцев и грузов «Россия и Восточная Европа»
23 год, 9 число, 9 месяца, понедельник 29:38

Бар не просто работал, там яблоку негде было упасть. В основном веселились служащие базы, но было и десятка два переселенцев, которые заметно отличались от местных. Была здесь и та четвёрка, которую мы сегодня уже не раз видели. Сейчас они выплясывали на площадке перед стойкой, под какую-то забойную музыку в кавказских ритмах. Арам крутился за стойкой, официантки порхали по залу. Люди здесь собрались не просто поужинать, время ужина давно прошло, а отдохнуть, повеселиться после долгого новоземельного дня. Это нам, в общем-то, и помогло. Зал был полон, зато на веранде мы нашли свободный столик в самом углу. Лучшего мы и желать не могли. Музыка здесь была слышна намного тише, и к тому же было прохладнее. Температура явно была намного ниже тридцати градусов. По сравнению с дневным пеклом почти холодно. Не прошло и пяти минут, как к нам подошла одна из официанток.
- Чего пожелаете?
- Много мяса и зелени. Если есть, то паста, или картофель. И, - я взглянул на Людмилу, вишнёвки.
- Мясо какое? Есть свиные отбивные, есть из антилопы, есть свинина в остром соусе, копчёные колбаски. Салат из морепродуктов. Паста тоже есть.
- Давайте всего, только морепродуктов не надо.
Через несколько минут перед нами стоял литровый графин с вином, колбаски, а чуть позже и всё остальное. Если до этого я ещё не очень чувствовал голод, то теперь понял, сколько энергии я потратил в это вечер, и что её срочно нужно восстанавливать. Моя, теперь уже совсем жена, похоже, ощущала то же самое. Мы набросились на еду как будто голодали несколько дней. Когда тарелки почти опустели, а в желудках появилась приятная тяжесть, челюсти задвигались медленнее, я отложил вилку и, с разрешения Люды, закурил. Моё чудо тоже сказало «Уф-ф» и откинулось на спинку, поглаживая округлившийся животик.
- Что, представляешь? – улыбнулся я.
- Ага. Представляю. И уже жду, когда же ты это сделаешь.
- Пока ещё рано. Сначала нужно определиться, осесть где-то, найти себе занятие.
- Я уже знаю, чем займусь, когда уже свой дом появится. Буду рожать и детей воспитывать.
- Подожди ещё. Тебе только восемнадцать. А вокруг ещё столько интересного, успеешь ещё дома сесть с кастрюлями и пелёнками. Тем более пока ещё неизвестно, где и когда он будет, наш дом, и каким он будет.
- Хороший. Теперь я точно знаю, что у нас всё будет хорошо. Иначе, зачем все это было нужно?
- Я тоже так думаю. Но, не стоит расслабляться. А сейчас что? По кофе и спать?
- Спать? Мы и так сколько проспали. Давай возьмём еды в номер и что-нибудь попить, а то опять сильно есть захочется, - она лукаво стрельнула глазками, - я ещё хочу.
- Чудо моё маленькое. Я уже не мальчик.
- Мы же договорились, о возрасте ни слова, - делано надула она губы.
- Ну, хорошо, я же мужчина, а мы не можем это делать непрерывно. Когда-то надо и отдыхать. И вообще, надо почитать те буклеты, что нам дали, карты посмотреть. Завтра стоит с людьми поговорить. Ещё я хочу узнать, где и как нам можно автоматы и пистолеты пристрелять. Приготовиться к отъезду, а для этого надо хоть примерно определиться куда ехать. И времени у нас на все уже два дня остаётся. Вот и надо всё успеть. У нас, почему до этого всё получалось? Потому что думали заранее и готовились. И сейчас не хочется выехать за ворота и не знать, куда ехать.
- Так это же днём. А я про ночь говорю, - хитро улыбнулась маленькая вредина.
- А спать когда?
- Так сутки же здесь вон насколько длиннее. Выспимся.
- Ладно, посмотрим, - изобразил я тяжёлый вздох.
В это время подошла официантка, собрала пустую посуду:
- Что-нибудь ещё?
Я заказал по маленькой чашке кофе и попросил собрать нам с собой закусок, вишнёвки и пива. Всё равно, подумал я, спать мне не дадут. Но, я все же надеялся ещё посмотреть ту информацию, что нам дали при регистрации. Ну не энерджайзер же внутри этого маленького чуда. Хотя, кто её знает?

2 день НЗ

Территория Ордена База по приёму переселенцев и грузов «Россия и Восточная Европа»
23 год, 10 число, 9 месяца, вторник 01:25

В номере я сразу сунул вино и пиво в раковину, под холодную воду. А как вышел в комнату, маленький бесёнок тут же повис у меня на шее:
- Я люблю тебя, - и подставила губы для поцелуя.
- Я тоже очень люблю тебя, - ответил я оторвавшись от мягких нежных губ, и уложил её на кровать, - давай сначала немного отдохнём и немного почитаем, посмотрим, что нам дали.
- Давай, а то у меня ещё живот как барабан, - Люда села на кровати по-турецки, - только давай ты вслух читать будешь, а то мне лень.
- Лентяйка маленькая, ладно, уговорила, - согласился я, разделся до плавок и взяв один из бумажных пакетов с путеводителями и картами, сел рядом.
Первым делом я нашёл общую карту Новой Земли, которая одновременно была и физической, и политической. Исследованная часть этого мира представляла собой подкову, охватывающую огромное водное пространство, называемое просто и незатейливо – Большой залив. Вокруг него расположились заселённые земли, разделённые границами на государства, называемые здесь анклавами, большинство из которых повторяли названия старого света, но располагались они совершенно в другом порядке. Китай, к примеру, здесь граничил с Евросоюзом, а Россия вообще с Бразилией. Единственное что оставалось неизменным, это то, что к южным границам русских земель примыкал Ичкерийский Имамат, как я понимаю, местный аналог Чечни. Но границей между ними служил не Терек, а ни много, ни мало, Амазонка. Названия территорий южнее залива указывали, что здесь расположились государства, созданные выходцами из Африки, Индии, Ближнего и Среднего Востока. Севернее названия были Американские и Евразийские. Полоса известных земель вокруг залива шириной не превышала двух с половиной тысяч километров. Зато длина подковы, если её выпрямить, была около пятнадцати. База, на которой мы сейчас находились, располагалась на северо-восточной оконечности подковы, местная Россия, на западном берегу Большого Залива, и до неё около шести тысяч километров. Не слабо, с учётом того, что это не староземельная Россия, где, пусть и не шикарные, но вполне нормальные асфальтированные трассы протянулись по всей территории. Здесь же только грунтовки, а вернее то, что у нас называется полевыми дорогами. А после того, как мы узнали, что здесь есть Россия, то склонялись к мысли поселиться там. Хотелось бы разговаривать на родном языке, а не на каком-то другом, который к тому же ещё придётся и учить, почти с нуля. Это если английский, если какой другой, то даже без «почти». Ладно, посмотрим, разберёмся. Может туда можно морем добраться. Кстати, России здесь две, вернее одна, но из двух частей – Московский Протекторат и Протекторат Русской Армии. Надо будет узнать, почему так, и где лучше, хотя по названию, второй мне импонирует больше. Рассмотрев карту, я попытался почитать Памятку, начало её в основном состояло из хвалебных реляций в адрес Ордена, хотя там была и полезная информация, - об истории, политической и финансовой системах, и многое другое. Интереснее стало, когда дошёл до описания природы – климата, растительного и животного мира, географии.
Восемь месяцев лето, три зима. Но для нас, судя по температуре и осадкам, так очень дождливая осень, хотя и неприятная, дороги во время зимы отсутствуют совсем, как класс. И, кстати, до её начала остаётся около полутора месяцев. Стоит пошевелиться, путь до местной России долгий.    Лето всё жаркое и сухое. Географию немного посмотрели на карте, подробнее будем читать, когда дойдём до Путеводителя по основным населённым пунктам. Растительность разнообразная, похожа на земную, хотя, конечно и отличается. А вот животный мир был очень интересен. Описание и фотографии некоторых видов вызывали даже трепет где-то в груди. Так, рогач, чей череп украшал вход в бар, достигал весом трёх тонн. И, будучи по сути травоядным, был одним из самых опасных животных, если его потревожить. Тем более рогачи жили большими стадами. В общем, старосветские слоны и бегемоты скромно курят в сторонке. Хищники тоже ненамного отставали по величине, та же большая гиена достигала тонны, и была очень опасна. Были горные вараны, львы и ещё много других. Морская фауна была не более доброжелательна. Скорее наоборот. Так что купание в открытом море превращалось в смертельный аттракцион, или изощрённый способ самоубийства. Хватало и ядовитых змей, и насекомых, и прочей гадости. В общем, осознавая количество и разнообразие бегающих, летающих, плавающих и ползающих тварей опасных для человека, приходилось хорошо задуматься. Успокаивало то, что люди здесь живут, и пока никто не жаловался. Хотя мы и мало с кем общались. И вообще, главное не пренебрегать правилами безопасности, которые здесь же, в памятке и давались, а заодно не гнушаться советами старожилов, не стесняться спрашивать самим.
Когда рассматривали и читали о животном мире, Люда даже перестала гладить меня по спине и рисовать там что-то своими коготками.    А когда я захлопнул Памятку, предложила:
- Что-то у меня от этих красавчиков аппетит проснулся, давай поедим.
- Согласен, - поднялся я и пошёл в ванную за бутылками.

Территория Ордена База по приёму переселенцев и грузов «Россия и Восточная Европа»
23 год, 10 число, 9 месяца, вторник 08:17

Утром поднялись уже в девятом часу. Маленькая Лиса все же умудрилась ещё пару раз покуситься на мою невинность. Быстро привели себя в порядок, оделись полегче, и я постучал к Юрию. Он открыл сразу, тоже готовый к выходу.
- Ну, вы совсем потерялись, - сказал он, закрывая дверь.
- Не терялись мы. Даже ужинать выходили уже ночью, тебе стучаться не стали, вдруг спишь, - немного слукавил я, - мог бы и сам зайти.
- Я хотел, подошёл к двери, но услышал, что вы, похоже, какой-то интересный фильм смотрите. Не захотел вам мешать, - хитро ухмыльнулся Юрка.
- Мог бы и помешать, - как ни в чем ни бывало сказала Людмила, посмотрев на него невинным взглядом.
В баре никого не было. Десятый час. Местный распорядок мы не знали. Но, кухня работала. Идущие оттуда запахи вызвали усиленное слюноотделение, Мы сели за столик рядом со стойкой. Хозяин, видимо, услышавший нас, появился через полминуты, вытирая руки полотенцем:
- С добрым утром. Как спалось на новом месте? Говорят, в такую ночь сны вещие снятся.
- Так мы два раза поспать успели. С вечера легли, плотом ночью встали, поужинали, потом ещё посидели и снова спать легли, - ответил я.
- Это с непривычки, что день такой длинный. Что кушать будете? Кофе, булочки, или что-то посущественнее?
- Вы как? – повернулся я к спутникам.
- Можно и посущественней, - согласилась Люда, - ну, и кофе с булочками тоже.
- Согласен, - поддержал Коваль.
- Ну, тогда по большой кофе, - подытожил я, - и что-нибудь вроде салатика, и мяса холодного. Сильно наедаться не стоит. Сейчас на жару выходить.
Овощной салат со сметаной, второй из морепродуктов, мясная нарезка пошли на ура. А когда допили кофе под сладкие булочки, то я понял, что лёгкий завтрак не получился. Поблагодарив Арама, мы отправились на стоянку. На улице самое пекло ещё не началось, но уже чувствовалось его приближение. Термометр явно уже перешёл тридцатиградусную отметку, но в тени ещё оставались остатки ночной прохлады. На стоянке мы расспросили у патрульного где можно пристрелять наши стволы. Он охотно объяснил, как пройти в стометровый тир, который был здесь построен для нужд базы, но куда пускали и переселенцев. За небольшую плату там можно было купить мишени, наушники, и даже воспользоваться услугами инструктора. Этот же патрульный опечатал наше оружие, которое мы разложили на две сумки, положив в них и пачки патронов из вскрытых цинков. В третью сбросали разгрузки, форму, другую амуницию, которой снабдил нас Табаков, чтобы потом взять в гостиницу и примерять – подогнать.
В тире пробыли почти до обеда, настрелялись от души. Столько патронов я не сжёг за все двадцать лет службы. Самое интересное, что это занятие очень понравилось Людмиле. Первый час пришлось потратить на её обучение, зато она с видимым удовольствием и каким-то азартом портила мишени, причём к концу второго часа это у неё получалось не хуже, чем у меня. Это из автомата. Зато потом, из ПМа её результаты были даже лучше наших. На пятнадцати метрах ни одна пуля не уходила у неё за чёрный круг. Настрелявшись вдоволь, и выбрав себе по АКМСу и ПМу, мы перечистили всё оружие, здесь опять пришлось всё рассказывать и показывать Люде.    После этого снарядили все магазины и разложили по сумкам, отдельно те, которые отобрали себе, отдельно те, от которых собирались избавиться. Как пояснил патрульный, дежурящий на стрельбище, это можно будет сделать в любом оружейном магазине. А вот на базе торговля шла только в одну сторону. Я сбегал в арсенал и купил ещё два десятка металлических магазинов, чтобы автоматы продавать в комплекте, и нам оставалось по десятку магазинов на каждого. Забросив баулы в нашу Делику, мы взяли баул с одеждой и амуницией, и пошли в гостинцу. Предупредив Арама, что скоро спустимся трапезничать, поднялись в номера смыть с себя пыль, пот и запах пороховых газов, которыми пропитались за полдня на стрельбище.

Территория Ордена База по приёму переселенцев и грузов «Россия и Восточная Европа»
23 год, 10 число, 9 месяца, вторник 08:17

- У меня всё тело гудит, руки трясутся и звон в ушах, - пожаловалась Людмила когда мы сбросили с себя одежду.
- Это с непривычки. Я в похожем состоянии. Теперь будем постоянно тренироваться, - сказал я, - а пока в душ, потом пообедаем, отдохнём, и будет немного легче. Со временем привыкнешь.
Через час мы спустились в бар, попутно забросив всю грязную одежду в стиральные машины, которые стояли на этаже для нужд постояльцев. За обедом в нас    влезло не меньше, чем вчера. Опять много мяса и зелени, мы с Юрием под пиво, Люда ограничилась минералкой. И правильно, а то последнее время немного расслабилась. Когда мы закончили уничтожать продукты и просто потягивали пиво, к нам подошёл Арам. Народу в зале почти не осталось, и я решил, что самое время учинить ему небольшой допрос с пристрастием о местных реалиях.
- Ну, как вам первое впечатление? – спросил он, ставя перед собой принесённую кружку пива.
- Пока нормально. Но, мы только базу и увидели, да и то не всю. Про все остальное только из книжек, что при переходе дали. А по ним мало что понять можно. Орден благодетель, законов никаких, природа опасная, просторы необъятные. Вот в двух словах и все. Даже поговорить пока ни с кем толком не получилось, только по делу, а хотелось бы от старожилов узнать, что здесь и как. Пока только жару увидели и что день очень длинный. А хочется понять, не зря ли сюда перебрались, хотя другого выхода у нас, похоже, и не было.
- Каждый по своему, конечно, думает, но я пока ещё никого не видел, кто бы пожалел, что сюда попал, даже те, кто не бежал, и там не совсем плохо жил. Меня обратно сейчас ничем не заманишь, а я уже пять лет здесь, мы с братом вдвоём сюда перебрались, вот здесь гостиницу открыли, потом вторую, в Порто-Франко. Думаем еще расширяться, в русских городах заведения открывать. Живём хорошо. Не миллионеры, но и не бедные. Главное, думать не надо, что завтра пожарник придёт, послезавтра СЭС, потом налоговая, и каждому дай, а то закрыть грозятся. А за ними ещё очередь нахлебников стоит. А здесь ничего этого нет. Пятнадцать процентов налога Ордену отдай и живи. Работай хорошо, честно, старайся, чтобы люди довольны были и всё. Здесь кто работает, хорошо живёт. Даже кто не работает, живёт, но уже кто как. Бандит здесь тоже живёт, но не долго. Здесь за самооборону не наказывают. Но, доказать немножко нужно будет, что это не ты бандит. А так живи честно, ладь с людьми и будешь жить хорошо. Как говорили старики, главное, не делай другому то, что себе не пожелаешь. Природа опасная, но тоже жить можно. Бывает и хищники нападают, и насекомые кусают ядовитые, но тут будь осторожнее, и всё нормально будет. Вообще я бы сказал, ненамного здесь опаснее. Просто опасности другие. Даже от гиены отбиться можно, если оружием владеешь, знаешь как, ну и повезёт немножко. А там, в Старом свете если на тебя милиция, суды, прокуратура нападут, то ты уже точно не отобьёшься, хоть танк у тебя будет. Так и с насекомыми, и змеями. Они и там есть, хоть и поменьше. И то смотря где. Зато на той Земле из тебя и в больнице могли инвалида сделать, или вообще в гроб загнать, не хуже амазонской гадюки. Сами все увидите, посмотрите, зато люди здесь честнее, доброжелательнее стали. Случись беда, всегда помогу. Здесь даже преступника из города не выгонят ночью, когда опасно. Хотя, тоже везде по-разному. На юге средневековье. И рабовладение, и наркотики, и новые халифы и шахи гаремы держат из невольниц. И в Чечне здесь ещё хуже, чем в той России, и опять они воюют, хотя и прижали их немного. Русская Армия развернуться не даёт. А Русская Армия здесь великая сила. Самая сильная, наверное, если что, то и с Орденом потягаться сможет.
- А почему Россия здесь пополам разделена? Нам бы по-хорошему, туда, к своим.
- Это давно уже пошло, почти с самого начала. В Москве в основном, бывшие олигархи, менты у власти те, кто привыкли за чужой счёт жить. А ПРА в своё время организовал вор в законе Демидов, со своим другом Аверьяновым, который не из блатных, а просто хороший инженер, они когда-то в лагерях познакомились. Вот и создали они здесь как бы государство в государстве. Промышленность развили, ископаемые полезные добывать стали, здесь земля богатая, и нефть, и железо, и много ещё всякого добра в ней есть. Вот и стали они сюда разных геологов, инженеров, специалистов со старой земли перетягивать. А когда поднялись, и московские захотели их под себя подмять, им на шею сесть, то и армию создали такую, что в той России и не снилось. Они и до этого зубастые были, а сделали совсем профессиональную. Все из военных, которые воевали. И теперь против ПРА никто и рот не раскрывает. Правда, с Орденом живут не совсем хорошо, не воюют, но и мир не берет. Но других им равных нет, а они мало того, что себя защищают, так ещё и другим помогают, за деньги. Тут армия на шее у народа не сидит.
- Так что там, вроде военного коммунизма?
- Зачем коммунизм? Скорее Социализм с человеческим лицом. Ископаемые, крупная промышленность государственные, А что помельче, частное, мы с братом думаем и там где-нибудь своё заведение открыть. В общем неплохо живут. А в Москве в основном, сельское хозяйство, и криминала хватает, хотя и бывших омоновцев, ментов тоже не мало. Как-то так. Подробно долго рассказывать, да и знаю я всё от других, сам там ни разу не был. Я дальше Порто-Франко никуда не ездил. Вот если соберёмся с братом в русских землях свои заведения делать, так может и побываю.
- А добираться как до русских земель?
- На машинах. С конвоями, их здесь профессионалы водят, с бронетехникой, и от бандитов защищают, и вообще там люди опытные, знающие. Русская Армия тоже конвои водит, и их охрана самой надёжной считается. Но, я слышал, что уже и сами люди ездить рискуют. Спокойнее на дорогах, после каких-то операций, что в прошлом году проводили.
- А морем здесь не передвигаются? По нему нельзя добраться? – спросил я.
- Вообще, можно, но флот здесь пока ещё слабый, больших кораблей почти нет. Если бы вы сами были, то проще, а с машинами, вряд ли найдёте, кто вас перевезёт. А лучше сами в Порто-Франко всё узнаете. Вам всё равно сначала туда ехать. Оттуда дороги по всему миру начинаются. Что вам ещё рассказать?
- Не знаю. Вроде узнали что хотели. А чтобы больше спрашивать, и знать больше надо.
- Ну, тогда я пойду, а то вон уже народ собирается, - сверху спускалась уже знакомая нам компания из четырёх молодых людей, - приходите, когда народу нет, поговорим, если захотите.
- Хорошо. Спасибо, и за обед, и за урок. Мы сейчас отдохнём пойдём. Сегодня на стрельбище порядком устали.
- Приходите, - и Арам ушёл, прихватив с собой опустевшие кружки. А мы поднялись в номера.

4 день НЗ

Территория Ордена База по приёму переселенцев и грузов «Россия и Восточная Европа»
23 год, 12 число, 9 месяца, четверг 06:45

Ворота за нами бесшумно закрылись, и территория базы «Россия и Восточная Европа», бывшая нам пристанищем последние почти трое суток, осталась позади. Впереди целый новый мир – Новая Земля, со своими секретами, опасностями, и очень хотелось, чтобы она стала для нас новым домом, где мы проживём всю свою оставшуюся жизнь. Наверное, нужно назвать её второй жизнью, первая, старая, осталась там, за ленточкой ворот. Постараемся использовать «шанс на новую жизнь», как говорит орденская реклама.
Позавчера, после разговора с Арамом, мы основательно отдохнули, потом спустились в бар, перекусили, вернулись, прихватив с собой пива и сока, и принялись разбираться с подарками Табакова. Примеряли форму, кое-где пришлось подгонять, а Людмила, так вообще потратила часа два, почти полностью перешивая её под свою фигуру. Все-таки изначально наша промышленность шьёт форменную одежду под усреднённую мужскую фигуру. Зато, когда Люда одела её на себя после основательной переделки, то я невольно залюбовался ею, хоть на обложку журнала «Солдат удачи» или «Советский воин». Все было подогнано по фигуре, и при этом не мешало, не стесняло движения. С обувью проще – её не подгонишь, она или по размеру, или ищи другую. Николай дал нам летние берцы нового образца. Конечно, это не обувь от лучших модельеров, но довольно таки неплохо. И удобная, и лёгкая, и выглядела не страшно, не то, что я помню, было, когда их только вводили. Кепки мы тоже посмотрели, примеряли, но никто их одевать не захотел. У Юрия была своя, летняя, я предпочитал повязывать платок, на манер Дерсу Узала, а Люда ещё в Благовещенске купил себе бейсболку, которая подошла по цвету. Потом разобрались с подвесными и разгрузками. Людмила выбрала для себя разгрузочный жилет, одев его на белую футболку, а мы подогнали под себя РПС. В общем, к ночи одежда в дорогу полностью была готова, оставалось только распихать по подсумкам и карманам магазины, разную мелочёвку, и хоть сразу в путь. Закончив с этими делами, спустились в бар, плотно поужинали и вернулись в номера. Здесь мы с моим маленьким чертёнком приняли по очереди душ, и упав в постель занялись тем же, чем и в предыдущий вечер. Да, хорошее питание и здоровый образ жизни в будущем будут мне просто необходимы, иначе я не выживу. Хотя, думаю, со временем Людмила станет поспокойнее, а пока она просто навёрстывает то, что как считает, упустила. Да и не получится заниматься этим постоянно и с такой интенсивностью в ближайшее время, пока не прибьёмся к берегу, который станет для нас своим.
Последний день на базе мы в основном отдыхали. Единственное, что сделали полезного, это потратили час, чтобы ещё раз проверить машины, кое-что переуложить, приготовить к нашему долгому вояжу по Новой Земле. Остальной день откровенно бездельничали – валялись на пляже, и даже рискнули по паре раз окунуться в специально оборудованном для этого месте, огороженном сеткой, спускающейся до самого дна. Остальное время валялись на прибрежном песке, пили пиво с местными креветками, даже обедали здесь же на пляже, в ресторанчике который тоже принадлежал Араму. А после ужина уже в номерах, лёжа на кровати, смотрели телевизор, который, кстати, показывал аж четыре программы. Правда, все на английском языке, хотя и с бегущей строкой перевода на четырёх языках, включая русский. Рассматривали опять карты, памятку, путеводитель. В общем, получился длинный приятный выходной.
А сегодня поднялись очень рано, быстро собрались, спустились вниз, плотно позавтракали, рассчитались с Арамом. Цены, действительно, приятно удивили. Всё, включая плату за номера и еду обошлось чуть больше ста пятидесяти экю, притом, что мы нисколько не экономили. Покончив со всеми формальностями, мы уже собрались уходить, но Арам попросил подождать минутку и, заглянув на кухню, вынес нам пару пакетов:
- Вот, я тут собрал вам немного в дорогу, как говорят, подарок от фирмы. Здесь бутерброды, минералка, пиво, так что если есть холодильники, то сразу уберите. Приятно было с вами познакомиться, и удачи вам. Думаю, вы найдёте здесь своё место.
Мы поблагодарили хозяина, пожали ему руку, люда чмокнула его в щеку, вызвав довольную улыбку, и пошли к своим машинам. Перед КПП, которое внушало уважение – бетонные укрытия, в двух Хамви с крупнокалиберными пулемётами и какой-то бронетранспортёр, на крыше снайпер, в общем, у нас такое вряд ли встретишь даже на самых охраняемых объектах. Наряд на КПП был, наверное, не менее чем из десятка человек, считая экипажи машин. Здесь у нас проверили ай-ди, срезали пломбы с оружейных сумок и пожелали счастливого пути.
Проехав чуть вперёд, мы остановились у обочины, зарядили оружие, распихали магазины по подсумкам, повесили кобуры с пистолетами, я ещё и нож разведчика, который прихватизировал ещё у вертолёта. После этого проверили радиостанции и настроили их на частоту патруля, которую подсказали нам на КПП, а «ходилки» на связь между собой. Людмила тоже старательно экипировалась, и выглядела теперь как настоящий боец, только сразу было видно, что это молодая девушка, причём очень симпатичная, хоть сейчас на конкурс «Мисс Милитари».
- Ну что, молодожёны, - дождавшись пока я докурю сигарету, - Поехали! Экспедицию по поиску своего места в этом мире будем считать начавшейся.
- Хватит хохмить, у самого мандраж. Тут до Порто-Франко около полутора сотен километров, так что, если все нормально, то поедем без остановок. Лучше побыстрее добраться. Короче, хватит время тянуть, По машинам.
Юрий любезно уступил нам первое место в нашей мини-колонне, мол, дорога впереди не асфальт, и второму придётся немножко пыль поглотать. Но опасения наши не оправдались, когда с подъездной мы свернули на укатанную основную дорогу, идущую вдоль берега, то в открытых окнах почувствовался лёгкий ветерок со стороны океана, который сдувал поднимаемую пыль. Патрол Юрия отстал метров на сто и сдвинувшись в сторону, уже не попадал в эти серые клубы. Скорость держали около шестидесяти, можно было и больше, но по незнакомой дороге не стоило рисковать, здесь нет дорожных служб, которым можно предъявить иск за аварию из-за ямы на дороге или валяющегося бревна.
Мир за пределами базы не очень впечатлил. Обычная дорога, укатанная колёсами многих машин до состояния асфальта. Вокруг тянулась обычная степь, похожая почти один в один на те, которые я проезжал всего пару недель назад в Омской области, в районе Барабинска. Но, это относилось только к растительности и погоде, животный мир здесь был совершенно другой. Если там, в старом свете он был представлен в основном только редкими птицами, то здесь мы за недолгое время увидели немало представителей местной фауны, с которой мы были до этого знакомы только заочно, по картинкам и описаниям в орденских книжках. Рогачи, антилопы, свиньи-падальщики, пару раз даже видели больших гиен, стоящих на пригорке, высматривающих свою добычу, или бегущих за ней. Один раз встретился труп того, что раньше было рогачом, лежащий у дороги. На нем пировали птицы, хотя птицами их можно было назвать только условно, они больше походили на персонажей фильма «Парк Юрского периода».

Территория под протекторатом Ордена. Трасса между базами и Порто-Франко
23 год, 12 число, 9 месяца, четверг 07:50

Через некоторое время проехали базу «Северная Америка». Она выглядела заметно больше, но это и правильно, она была первой, именно с этого места началось освоение нового мира. КПП перед ней было такое же внушительное, как и перед «Россией». Перескочив через железнодорожный путь, поехали дальше. Степь была почти ровной, редко приходилось нырять в какую-нибудь низинку или подниматься на небольшой холм. Слева тянулось полотно железной дороги, справа недалеко, буквально в полукилометре, гнал свои бесконечные волны океан. Близость его и лёгкий ветерок давали иллюзию прохлады, да и время было ранним, мы выехали ещё до семи часов.

Территория под протекторатом Ордена. Трасса между базами и Порто-Франко
23 год, 12 число, 9 месяца, четверг 09:47

Часа через два, когда по спидометру мы прошли уже больше сотни километров, и до Порто-Франко оставалось меньше трети пути, я увидел впереди столб чёрного дыма, сколько до него было непонятно, а цвет говорил о том, что горит какая-то техника. Я сказал об этом по рации Ковалю, но он и сам уже это увидел.
- Что делать будем? – спросил я.
- Может, Патруль вызовем?
- И что мы им скажем? Видим дым? Мало ли что может гореть. Они не пожарные, выезжать на каждое возгорание.
- Тогда, едем, только осторожно, пока не увидим, что там творится, тогда уже и вызовем военных, если понадобится.
- Скорость километров тридцать, чтобы меньше пылить, мы пошли, а ты, на всякий случай ещё приотстань.
- Принял.
Я сбросил скорость. Дорога здесь шла по невысоким холмам. Минут через десять, поднявшись на очередной, я увидел на вершине следующего тот самый навороченный ПАЗик, который мы видели на базе. Они выехали ещё раньше нас, когда мы пришли на стоянку, то их уже не было. Вокруг кто-то суетился. Но, дым шёл не от него, а чуть дальше, из распадка. Переговорили с Юрием, решили так же осторожно двигаться к ним. Они вряд ли представляли опасность, но я все равно вытащил из крепления автомат, дослал патрон в патронник и поставил на предохранитель.
- Ты как? – повернулся я к Людмиле.
- Нормально, но всё же страшновато.
- Если вдруг начнётся стрельба, вываливаешься из машины и падаешь на обочину. Не высовывайся, чтобы на тебя не отвлекаться.
- Но я же стрелять тоже умею.
- А я танцевать умею. Но сейчас не буду. Всему своё время. Не будешь слушаться, накажу.
- Ладно, - буркнула маленькая вредина, но тоже достала автомат и, повторив всё за мной, поставила его между ног.
Нас заметили, когда до автобуса оставалось метров двести. До этого их внимание было обращено в другую сторону. На нас уставились три автоматных ствола. Я резко затормозил, глянул на Люду, и она сделала всё, как я ей сказал. Но хозяева автобуса, видимо, узнали машину, расслабились и махнули нам рукой, чтобы подъезжали.
- Фу, только брюки испачкала, - возмутилась Люда.
- Скажи спасибо, что только снаружи, - засмеялся я.
- Дурак, - надула она губы.
- Не обижайся. Я же любя. Зато ты умница. Всё сделала как надо.
Я остановил нашу Делику напротив ПАЗика, на другой обочине. Отсюда был виден источник дыма. Им был какой-то внедорожный грузовик, типа нашего «стотридцатьпервого», чадящий в ста метрах ниже по склону. Рядом с ним валялись несколько тел. Рядом с автобусом стояли парень и девушка из той компании, с которой мы не раз сталкивались на базе. Выходит, это был их монстр. Следом подошёл Юрий, догнавший нас и остановившийся следом.
- Здравствуйте. Что у вас произошло? – спросил я выйдя из машины. В это время из-за автобуса подошла ещё одна девушка, левое предплечье было    у неё забинтовано.
- Доброе утро, - усмехнулся парень, и протянул руку, - сами не поняли, Выехали на холм и тут очередь над кабиной от того грузовика. Возле него трое стояли, и ещё в кузове один или двое. Васька резко тормознул и выскочил с автоматом, но его уже в автобусе, второй очередью зацепило, когда они увидели, что он за ствол схватился. Мы через боковые двери выскочили и залегли. Минут пять перестреливались, здесь меньше ста метров, почти в упор. Повезло, тех троих, что на дороге с колена стреляли, мы быстро уложили. А из кузова ещё стреляли. Я дал очередь, и тут бабахнуло. В общем, отбились, но у Васьки грудь зацепило, почти по касательной, но одно ребро, справа, похоже, раздробило. Мы перевязали, обкололи, теперь в автобусе лежит. И Аню зацепило, сквозное в руку. Вот так. И ещё колеса передние у автобуса прострелили.
- А двигатель?
- Не смотрел, но вроде не течёт ничего.
- Патрульным сообщили?
- А как? Мы рацию думали в Порто-Франко поставить, до перехода вообще не знали, какая здесь связь. А на базе радиостанциями не торгуют.
- Печально, - сказал я.
- Я вызову, - Юрий пошёл к машине.
- А как вы их так легко уложили? – спросил я.
- Ну, я по армейской специальности снайпер, да и девчонки – биатлонистки. Васька тоже не на кухне служил, морпех. Правда он и выстрелить ни разу не успел.
- Сами откуда?
- С Красноярского края. Переходили в Новосибирске. Приключений захотелось, блин.
- А здесь куда собираетесь?
- Пока не думали, хотели сначала мир посмотреть, а потом уже решать.
- А сюда только жажда приключений погнала?
- Да, были кое-какие проблемы. Если постараться, то наверное, можно было бы и там решить, но тут случайно о Новой Земле узнали, вот и загорелись. За месяц собрались, подготовились, деньги были, да ещё квартиры продали, вот и рванули. Интересно же, новый мир, природа, люди, всё новое.
- Детский сад, - выдал я резюме. В это время подошёл Юрий:
- Связался с Порто-Франко. Сказали, что уже выезжают. И чтобы мы ничего не трогали. Тут километров тридцать, так что, думаю, через полчаса будут.
- Как ваш раненый? - Спросил я, - может нам на одной машине его сейчас увезти?
- Не стоит, - вмешалась девушка, которая без бинтов, и тут же представилась, - Настя я. Перевязали, я ему ещё Промедол вколола, сейчас спит. Ничего страшного.
- Вы специалист?
- Вообще-то я врач.
- Тогда молчу. Ну, пока время есть может, вашу технику посмотрим?
- Давайте, - согласился парень, - кстати, меня Павлом зовут.
- Очень приятно, - пожал я протянутую руку, - Это Юрий, я Георгий, а это моя жена Людмила.
Три пары удивлённых глаз уставились на моё маленькое чудо, которое с гордым видом подошло, и прижалось, взяв меня под руку.
- Да, - повторил я, - жена. И одна из причин, по которой мы здесь. Ладно, пойдём ваш ущерб оценивать.
Потери были небольшие. Левое лобовое стекло, плюс пара пуль прошлась по салону, пробив какой-то шкаф, и вышли через заднюю стенку, не тронув стекло. Двигатель не зацепило, и это было счастье. Хуже было, что оба передних колеса стояли на дисках.
- Как у вас с резиной? – спросил я.
- Нормально. У нас на крыше восемь колёс, не считая штатной запаски. И даже лебёдка сзади стоит, чтобы их спускать.
- Тогда давайте переобуем вашего монстра, пока конница доскачет.
Они действительно хорошо подготовились, было всё для быстрого ремонта в дороге. Оказалось, у них даже был комплект запасных лобовых стёкол, но менять их на дороге    было не самым хорошим решением. Лучше сначала до города добраться.

Территория под протекторатом Ордена. Трасса между базами и Порто-Франко
23 год, 12 число, 9 месяца, четверг 11:05

Два Хамви с пулемётами на крышах появились внезапно из-за горящего грузовика. И следом усиленный мегафоном голос прокричал:
- Патруль Ордена. Положить оружие. Руки держать на виду.
Мы и не были против. Под прицелом пулемётов и четырёх автоматов двое патрульных собрали у нас ай-ди, потом быстро переговорили с кем-то по рации и стволы опустились. Нам обратно вернули карточки, и только потом стали расспрашивать о том, что произошло. Так и не проснувшегося Василия перенесли в один из джипов, Анну тоже усадили с собой. После этого все вместе пошли к догорающему грузовику. Там стала понятна причина взрыва. Какая-то из пуль зацепила бочку с бензином, стоявшую в кузове. Она, скорее всего, была неполной, внутри на такой жаре скопились пары, вот и результат. Но все равно, от обычной пули она бы вряд ли взорвалась.
- У вас патроны какие? – спросил я у Павла.
- Как в армии привык, каждый четвёртый трассер.
- Тогда понятно. Здесь, наверное, так делать не стоит. Это не ночью в окопах воевать.
- Да я уже понял.
Осмотрев останки машины, патрульные обыскали трупы, поснимали с них все и свалили на куртку, снятую с одного из них. Вооружены все были по-разному. На земле лежали советский РПК, М-16 и интересный автомат, у которого магазин расположен за спусковым крючком. Пистолеты тоже не повторялись, один я узнал, такой же мы взяли в вертолёте – М1911А1, два других, как подсказал Павел, были Беретта 92FS и Р88. К ним куча магазинов, многие с патронами. Два ножа, четыре каких-то гранаты, китайский бинокль, две массивных золотых цепи и денег, чуть больше двух тысяч экю. Документов при них не было. Всё это патрульные отдали Павлу и девушкам. Оп, новая информация. Всё имущество с убитых бандитов переходит тем, кто их уничтожил. А ещё, как оказывается, за каждого убитого бандита полагается премия в одну тысячу экю. Так что ребята получат пять – в кузове было двое. Это с лихвой покроет их убытки. Закончив дела, Хамви уехали, а следом двинулись и мы. Автобус впереди, чтобы не глотать пыль через выбитое лобовое стекло, мы за ним.

Свободная территория под протекторатом Ордена, город Порто-Франко
23 год, 12 число, 9 месяца, четверг 12:47

Минут через сорок мы подъехали наконец-то к Порто-Франко. Город встретил нас таким же, как и на базах, блок-постом. Здесь у нас опять проверили ай-ди, опечатали оружейные баулы, и дали путеводители, в которых была карта города. Мы въехали в открывшиеся ворота, а ребята на автобусе остались. С ними захотел поговорить специально для этого подъехавший орденский офицер. После этого они собирались ехать туда, куда увезли их раненых товарищей. Договорились найти друг друга позже. Подумали, что это не составит труда в тридцатитысячном городе, половину которого занимают увеселительные заведения, ещё четверть транспортные терминалы, порт, различные мастерские, склады, и только оставшаяся четверть была собственно городом, где жили люди, находились гостиницы, магазины и тому подобные заведения. Да и наши транспортные средства были довольно таки приметными. Основная часть переселенцев прибывала на стандартных автомобилях, без такого полного апгрейда как у нас.
Первым делом мы решили найти отель «Арарат», где хозяйничал брат Арама Саркис, и куда нам посоветовал заехать наш гостеприимный хозяин с базы «Россия». Нашли это заведение мы быстро, оно оказалось недалеко от КПП. Яркий указатель у дороги обозначал его местоположение. На вид очень уютненькая обитель для уставших путников – два ряда небольших домиков, возле многих стояли машины и одноэтажное здание в котором расположились ресторан, оружейный магазин и ресепшин. Перед зданием большая стоянка засыпанная гравием, как и все дорожки. Мы подъехали и зашли внутрь. Здесь нас ждало разочарование – свободных мест не было. Но, Саркис, почти точная копия своего брата, узнав что это он посоветовал нам заехать сюда, расстроился, что не смог помочь, но тут же нашёл выход – дал несколько адресов гостиниц    и частников, сдающих дома, которые, по его мнению, нам подойдут. А если мы задержимся, то через пару дней у него освобождаются три коттеджа, и мы, если захотим, сможем перебраться к нему. Заодно он предложил пообедать у него, от чего мы отказываться не стали. Время уже перевалило за тринадцать часов, задержка в пути оказалась не короткой.
Ресторан был таким же уютным, как и у Арама, и готовили здесь ничуть не хуже. Саркис подошёл к стойке бара, что-то сказал стоящей за ней девушке, и вернулся к нам:
- Если не против, я посижу немножко с вами, расскажете как там брат, мы уже месяца два не виделись, только перезваниваемся.
- Конечно не против, за всех ответил Юрий, - заодно и вы нам что-нибудь полезное расскажете.
- Расскажу, все что узнать хотите расскажу. Вы пить что будете?
- Нам пиво светлое, две большие кружки, - сказал я.
- А что будет леди? – хозяин повернулся к Людмиле.
- А мне бокал вишнёвки, - попросила та, глянув на меня, как будто спрашивая разрешения.
Через пару минут на столе появились три больших кружки с пенным янтарным напитком и высокий бокал с вином. Тут же девушка принесла большое блюдо салата – смесь овощей, морепродуктов и ещё непонятно чего.
- Угощайтесь, очень вкусный салат, - пригласил Саркис. Мы и не стали отказываться. Действительно, было очень вкусно, хотя и оригинально. Отхлёбывая пиво, мы минут десять отвечали на вопросы хозяина, а потом роли сменились, и мы засыпали его своими, стараясь узнать как можно больше. Все же недаром говорят, что самое ценное, это информация.    К этому времени девушка принесла горячее – что-то вроде сборной солянки, количество сортов мяса и рыбы в которой было трудно определить и огромные отбивные из свинины. Вдобавок ко всему свежий чёрный хлеб. Все было очень ароматным, и вкус не уступал запаху.
Многое из того, что рассказывал Саркис, мы уже знали, но почерпнули немало и нового. О конвоях, о морских перевозках, порядках в городе, о том, что в городе есть русское представительство и многое другое. Хозяин просидел с нами пока мы не окончили трапезу, и не отставили пустые чашки из под кофе, которым закончили наш обед. Я ещё подумал, что надо будет достать чая из наших запасов, а кофе мы набирали с собой зря. Здешний куда лучше. Но, все же, как я его не люблю, а иногда хочется и чего-то другого. А чая мы набрали много, хорошего и разного. Только искать его в забитых под крышу машинах не хотелось. Выйдя из ресторана на полуденную жару, мы встали в тень, я закурил:
- Ну, что? Куда сейчас? – спросил я спутников.
- Куда-нибудь уже приткнуться для начала, - ответила Люда, - да пыль смыть, а то после такой дороги и такого обеда, ни о чем другом думать не хочется. Сначала отдохнуть, да и в порядок себя привести не мешает.
- Может, сначала в оружейный зайдём? – предложил Юрий, - пока рядом с ним стоим.
- Можно, - согласился я.
- Пошли, - согласилась Люда, - там, наверное, попрохладней.
За дверью под вывеской «Gun Store» действительно был магазин. С витринами, прилавками, манекенами. И выбор здесь был куда как богаче, чем в арсенале базы «Россия» Правда, залежей ящиков с патронами и пирамид с одинаковым оружием здесь не было, все было представлено в единичных экземплярах, или были выложены образцы. И цены были куда как выше, хотя сравнивать было трудно – оружие здесь и на базе было совершенно разным. Но некоторые образцы винтовок превышали по цене десять тысяч экю, была одна и за пятнадцать. Кроме оружия здесь торговали и различными аксессуарами, оптикой, тактической одеждой.
За прилавком сидел крупный мужчина, чем-то напоминающий запорожского казака, во всяком случае, его усам многие бы из них позавидовали. Когда мы вошли, он оторвался от какой-то книги, которую в это время читал.
- Здравствуйте, - поздоровался он по-русски, но с заметным акцентом, - хотите что-нибудь купить?
- Добрый день, - ответил я за всех, - нет, скорее продать. А как вы узнали, что мы русские?
- Я не только в оружии разбираюсь. Такую форму носили в вашей армии в средине девяностых.
- Тогда понятно. У нас здесь несколько стволов, от которых хотелось бы избавиться. Посмотрите?
Я поставил баул на прилавок, и хозяин обкусил пломбу, после чего я вытащил наши лишние автоматы и пистолеты.
- Меня Билл зовут, - представился обладатель казацких усов, раскидывая первый автомат.
Я представил нас, и как всегда поймал удивлённый, недоверчивый взгляд после слов «Людмила, моя жена». Мне это уже стало доставлять какое-то удовольствие.
Минут двадцать Билл осматривал автоматы, замерял стволы, потом собрал их, отложил. Пистолеты осматривал уже не так тщательно.
- Ну что, - поднял глаза хозяин магазина, вытирая ветошью руки, - все нормальное, почти новое. Могу предложить по четыреста пятьдесят за автоматы и по восемьдесят за пистолеты. Если согласны, то можем рассчитаться, или посмотрите, может что захотите купить? Всего получается тысяча пятьсот девяносто.
- У нас вообще-то есть по такому комплекту, - сказал Юрий.
- Я не хочу подсказывать, но ПМ далеко не самый лучший пистолет, у него только одно достоинство – надёжность. В остальном он проигрывает почти всем. АКМС, конечно, хорош, к нему мало претензий, но тяжеловат, и плечевой упор неудачный, быстро разбалтывается. Я бы все же посоветовал поменять пистолеты, а автоматы если не поменять, то немного доработать. Если решитесь, то это мог бы сделать и я, поменять приклады, цевье, установить планки под дополнительные девайсы. Если надумаете, то приходите. Кстати, в городе есть магазин, который торгует в основном русским оружием, там вам могли бы помочь с автоматами. И пистолеты, если надумаете, тоже там можно поменять, или ко мне приходите.
- Спасибо за советы, - поблагодарил я, - мы подумаем, и наверное сделаем как вы советуете.
Билл отсчитал стопку цветных карточек, и мы, попрощавшись, вышли из магазина. Жара стояла неслабая, машины стоящие под солнцем, накалились. Пришлось завести и, открыв окна, несколько минут подождать, пока в салонах проветрится.
- Ну что, А теперь куда? – спросил я, - искать, где остановиться?
- Ага, - первой поддержала Люда, - только давай сначала попробуем снять домик или квартиру, не хочется в гостиницу. Лучше чувствовать себя посвободнее. Или как здесь, в отдельный домик.
- Тогда с этого и начнём.

Свободная территория под протекторатом Ордена, город Порто-Франко
23 год, 12 число, 9 месяца, четверг 17:52

У нас было три адреса частников, данные Саркисом и мы, определившись по плану города, поехали искать их. Повезло нам уже на втором. Небольшой двухэтажный домик из белого кирпича с пристройкой принадлежал какому-то старому немцу, который перешёл на Новую землю ещё в двенадцатом году с семьёй – жена и две дочери. Поэтому    и домик был недалеко от порта, В то время город только начинал расстраиваться. Правда было здесь немного шумновато, но это для здешних мест, в староземельной Москве спальные районы были не тише. К этому времени жена хозяина умерла, а он перебрался к одной из дочерей, куда-то в Нойехавен, и приезжал только пару раз в год, посмотреть дом и забрать арендную плату. Ему, если пересчитать на земные года было уже под семьдесят. Занимались домом две соседки, тоже немки, жившие по соседству. Присматривали за ним, поддерживали порядок, сдавали в аренду. Одна из них говорила на чистом русском, она ещё в начале перестройки переехала из Советского Союза в Германию, а потом с подругой сюда, не прижившись на исторической родине. Это она нам и рассказала историю дома, радуясь, что мы из России, о которой у неё остались не самые плохие воспоминания. Как обычно бывает, с годами плохое забывается, а хорошее становится ещё ярче. Дом обычно сдавали помесячно, но мы уговорили поселить нас пока на две недели, мы не хотели задерживаться в Порто-Франко надолго, но и торопиться не стоило. Все же сначала какое-то время хотелось просто отдохнуть, освоиться, привыкнуть к здешней жизни и спокойно решить, куда и как двигаться дальше. Цена за аренду была семьсот экю в месяц, но мы договорились на двести пятьдесят за две недели, плюс еще сотня за то, что соседки будут убираться в доме.
- Ну вот, - сказал Юрка, падая в кресло в холле первого этажа, когда мы занесли сумки с необходимыми вещами, - большое дело сделали – нашли временное пристанище, хотя можем оставаться здесь сколько угодно, и даже, думаю, купить, если захотим.
- Вряд ли захотим, не люблю я такой Вавилон, тем более, когда полгорода улицы красных фонарей. Не может здесь быть спокойной жизни. Я хочу свой тихий спокойный домик, речку рядом или озеро. Старый стал, наверное? А ты как? – повернулся я к Людмиле.
- Опять? Договорились же, что не будешь себя старым обзывать.
- Все, все. Больше не буду. Случайно сорвалось, - замахал я руками, - Так как ты? Что бы хотела?
- Я как ты. Где тебе хорошо, там и мне. Я тебе уже говорила, что хочу воспитывать детей, но согласилась немножко подождать.
- Здесь, в Порто-Франко, это точно не получится. Я все же думаю, нам в местную Россию добираться надо. У нас основная проблема, это языки. Лично я русский знаю хорошо, английский словарём, остальные с переводчиком. Ты, Юра, насколько я знаю тоже.
- Ну, я вроде говорю немного, у меня пять по инглишу, - похвалилась Люда.
- И много ты понимаешь из того, что здесь между собою разговаривают? - задал я риторический вопрос. - Запомни, английский на котором говорит весь мир, и которому учат в наших школах, особенно в сельских, это совершенно разные языки.
- Ну да, - не стала спорить Людмила, - но можно же выучить.
- Нам уже трудновато с Юрием, - ответил я, - да и на это время нужно. Так что лучше туда, где на родном языке говорят. А другие места можно и потом посмотреть, покататься, когда уже устроимся, обживёмся.
- Так я же и не спорю, - согласилась Люда, - а что мы сегодня делать будем?
- Сейчас восемнадцать, глянул я на часы, - мы хорошо пообедали. Предлагаю смыть пыль, потом часика четыре отдохнуть и съездить на ужин в «Арарат». Всеми делами начнём заниматься завтра. Сходим в представительство, на станцию, в порт, с людьми пообщаемся, а то там на базе только новопоселенцы, которые сами ничего не знают и орденцы, от которых тоже не много узнаешь. Только надо одну из машин разгрузить, а то как-то неудобно кататься на набитой под крышу машине, да и мест у нас всего по два, остальное тюками да коробками забито.
- Согласен, - поддержал Юрий.
- Тогда я первая в душ, а вы пока выгружайте, - быстро сообразила маленькая Лиса.
- Вообще-то здесь две ванных, но как говорится, устами младенца глаголет истина, сделаем все по твоей команде, - улыбнулся я.
Маленькая вредина показала язык и схватив сумку со сменной одеждой и туалетными принадлежностями понесла её в спальню, которую уже «забронировала» за нами. Ковалю досталась поменьше, на втором этаже.

Свободная территория под протекторатом Ордена, город Порто-Франко
23 год, 12 число, 9 месяца, четверг 23:46

К Саркису мы попали уже почти в двадцать четыре часа, странно и трудно привыкать к этому делению суток, так и хотелось сказать, в двенадцать часов ночи или в полночь, но здесь это было девять вечера, и до полуночи было ещё больше шести часов. Зал был почти полон, свободных оставалось всего пара столиков, и ещё за одним сидела одинокая девушка. По лицу было видно, что у неё что-то случилось, и к большой тарелке с какой-то едой она почти не притронулась, зато литровый графин вишнёвки, стоящий перед ней, был наполовину пуст. Пока мы осматривались, куда бы присесть, к нам подошёл хозяин, который помогал двум своим официанткам обслуживающих посетителей.
- Здравствуйте ещё раз, - приветствовал он нас, - я знал, что вам понравится, и сейчас накормлю так, что уходить не захотите. Сделаю вам фаршированного гуся, пальчики оближите. А пока он готовится, попробуйте осетрину в белом соусе.
- Осетрина из-за ленточки? Не дорого обходится?
- Нет, что вы, местная, и не осетрина, но такая же белоснежная и на вкус очень похожа. Такая же жирная. И ещё у меня есть маленькая просьба. Вон девушка сидит, сегодня приехал. У неё друзей по дороге убили. Совсем ей плохо. А тут    в основном веселятся, она с ними не хочет. А вы люди постарше, может, успокоите как-то, поможете, и девушка ваш почти как она, может, поможет. Жалко девочку.
- Мы с радостью, - согласился я, - а она сама-то захочет?
- Я сейчас поговорю, - Саркис подошёл к столику с одинокой посетительницей, наклонился к ней и через минуту махнул рукой.
Мы подошли, поздоровались.
- Вот знакомьтесь, - пригласил хозяин, - вам пить, что принести? Пиво, вишнёвку, или что покрепче?
- Нет, - отказался я, - вишнёвки, сока, минералки. А что покрепче, мы с собой принесли, если ты конечно, не против.
Я достал из сумки, висящей на плече, бутылку коньяка «Арарат» и подал её хозяину:
- А это тебе, дорогой, как раз к названию отеля, - вторую бутылку я поставил на стол. Перед отъездом мы брали с собой несколько коробок хорошего спиртного, и я, как главный любитель коньяка, прихватил пару его упаковок. Конечно, это не совсем то, что мы пили у Вольского, но тоже очень неплохой, не дешёвая подделка.
- Вах! Спасибо! Здесь не часто хорошие вещи попадают, а этот ещё и Ереванского завода. Вы садитесь, знакомьтесь, а я пойду кушать нести.
Мы присели к столу, поздоровались. Девушка поставила стакан с вишнёвкой и обвела нас взглядом.
- Здравствуйте, - приятный, чуть грассирующий низковатый голос. Да и сама его хозяйка выглядела очень даже неплохо. Можно даже сказать, что была красива, не смотря на то, что стол скрывал все что было у неё ниже небольшой, но правильной округлой формы груди, обтянутой футболкой с какой-то надписью, наполовину скрытой столом.     Хотя была она полной противоположностью моему конопатенькому Лисёнку, с соломенными волосами. Лицо у девушки было чем-то схожим с теми, что обычно рисуют в аниме – абсолютно чёрные глянцевые прямые волосы до плеч и чёлка, как бы обрамляли лицо ровным прямоугольником. Чуть большеватые карие слегка раскосые глаза, аккуратный носик, тонкие яркие губы. Было в её лице что-то кукольное, и в то же время было понятно, что это уже совсем не девочка. Выражение лица было грустным и каким-то задумчивым.
- Маша Селина, - первой представилась она.
После неё уже я по привычке представил всех, следя за реакцией, когда называл «должность» Людмилы. Реакция была обычной, не смотря на то, что мыслями девушка была не совсем здесь.
- Рассказывай, что с тобой произошло, а мы постараемся помочь, чем сможем.
В это время чёрненькая официантка принесла нам вишнёвку, сок, минералку и сразу большое блюдо рыбы, на отдельной тарелке горку зелени, ещё на одной нарезку из нескольких сортов сыра, мяса и колбасок. Судя по количеству и качеству, уходить отсюда придётся с трудом. Я разлил коньяк всем, кроме Люды. Выпили и даже Маша на автомате проглотила грамм пятьдесят, закусив кусочком острого сыра. После этого сначала с трудом, а потом все быстрее и эмоциональней стала рассказывать всё, что случилось с ней до сегодняшнего вечера.
Родом была она из какого-то небольшого городка в Центральной России. Отец был инженером, мать учительница английского языка. В школе Маша училась очень хорошо, а кроме того, ещё и занималась всем, чем интересно – спортом, танцами. Став постарше, ходила в стрелковый клуб, гоняла на мотоциклах и машинах. После школы как-то легко поступила в институт иностранных языков, где изучала английский и французский. Семья была с достатком немного выше среднего уровня, и девушка смогла даже дважды постажироваться в Европе. На обоих языках говорила свободно. Когда окончила институт, семья жила уже в Ижевске, отцу здесь дали хорошую должность на «Ижмаше». Когда она приехала к родителям, они уже имели большую квартиру в центре, дачу и две машины – Ниссан-Сафари для отдыха и новый Мерседес для города и дальних поездок. Ей тоже сразу купили однокомнатную квартиру, небольшую, но очень уютную. Всё шло прекрасно, её устроили на завод переводчиком, появились новые друзья, любители экстремального туризма, продолжила она и занятия танцами, даже выступала в закрытых клубах на поли-дэнс. Так дожила до двадцати шести лет. Замуж не хотела, всё откладывала на потом.
Но год назад в семье начались проблемы. До этого она не задумывалась, что иметь такой достаток инженеру, пусть даже и ведущему, с хорошей репутацией невозможно. У отца были и какие-то другие дела, вот они и стали идти плохо, эти другие дела. Она в них особо не вникала, да её в них никто и не посвящал. Вдруг появились огромные долги, ушла дача, взорвался джип, правда, когда никого в нем не было. А три месяца назад погибли родители, столкнулись на своём Мерседесе с каким-то большегрузом на высокой скорости. Похороны были шикарными, всё взял на себя завод. На них все обещали ей помочь, не оставить в беде, но через неделю проблемы начались и у неё. Стали появляться какие-то люди, требовать огромных денег, что-то ещё, какие-то бумаги, о которых она понятия не имела. Однажды даже устроили небольшой погром в квартире, и ей досталось так, что неделю сидела на больничном. После этого она все же пожаловалась своим друзьям, с которыми занималась туризмом, ходила в походы, сплавы. Через пару дней к ней подъехали двое из них. Чуть постарше её семейная пара, им был уже за тридцать, Лида и Лев, с ними какой-то мужчина лет пятидесяти в массивных роговых очках. Тогда ей и предложили переселиться сюда, пообещав выкупить её квартиру и квартиру родителей. Она недолго думая согласилась. Оказалось, что друзья тоже готовились к переходу и договорились, что пойдут вместе. Правда, ещё полтора месяца пришлось прожить в Подмосковье, в гостинице. С собой она забрала только то, что было дорого, фотографии, украшения и то что было необходимо – практичную одежду, ещё кое что по мелочи, в общем, всё уместилось в две большие сумки. Её не обманули, выкупили обе квартиры, причём не пришлось подписывать ни одной бумаги, ей просто вручили пакет со ста сорока тысячами долларов, в обмен на документы и ключи, и всё. Она понятия не имела, много это или мало, никогда не интересовалась ценами, разве что на одежду и украшения.
Перед отъездом они ещё покатались по магазинам, затарились необходимыми вещами, одеждой, бельём, средствами гигиены и сегодня утром перешли сюда, вернее здесь была ещё ночь. Быстро прошли все процедуры, купили в арсенале оружие, ей тоже – АК-74С и ПМ, с которыми она умела неплохо обращаться, и на новеньком Лэнд Круизере, ещё и с прицепом поехали сюда, в Порто-Франко. Друзья решили не задерживаться на базе. И тут им не повезло. Где-то на средине пути их остановила машина, вроде как полицейская, они в этом ещё не разбирались. Уже после остановки, Лев, почувствовав подвох, схватился за автомат, даже успел убить одного из них, но следом убили и его, и Лиду, прямо в машине. А она упала от страха между сидений, натянула на себя какие-то тряпки, сумки. Слышала как хлопали дверки, как начали вытаскивать вещи, под которыми она лежала, но тут снова началась стрельба, а после того как она стихла, её вытащили из машины. Это уже оказались настоящие патрульные.
Оказалось, что Маша с друзьями нарвались на банду, небольшую, но наглую. Всего три человека, тормозили машины новичков и грабили, убивая хозяев. С баз обычно ехали люди при деньгах и с хорошими запасами. Многие не доверяя банку, брали с собой наличные. На это раз бандитам не повезло. За грабежом они не заметили орденский Хамви, который возвращался на базу из города. Они-то и спасли Марию. Лэнд оказался исправным, не смотря на то, что несколько пуль пришлись внутри салона. Один из патрульных сел за руль и довёз её сюда. Ещё и вещи с убитого Львом бандита в машину положил, и сказал, чтобы завтра она пришла в отделение патрульных сил Ордена. Вот и все. Так она и сидела здесь уже часа три, пока мы не подошли, не зная, что делать дальше. Будучи «спортсменкой, активисткой, и просто красавицей», она привыкла, что в житейских делах за неё думают другие – родители, учителя, друзья, парень, с которым прожили пару лет, и который куда-то испарился сразу, как только у родителей начались проблемы.
Её рассказ занял больше получаса, к его окончанию тарелки опустели, как и бутылки с вишнёвкой и коньяком, зато появилось огромное блюдо с гусем, запечённым до коричневой корочки, обложенным овощами и зеленью. Правда, у меня сложилось впечатление, что при жизни этот гусь был размером со страуса. Я достал ещё одну бутылку коньяка, предусмотрительно захваченную с собой. Кстати, за рассказом Маша очистил свою тарелку, поела и рыбы, и мяса, щеки порозовели, глаза заблестели, с лица ушло выражение грусти и задумчивости. Все-таки действительно, когда поделишься своими проблемами, становится легче, а алкоголь в этом неплохой помощник. В конце рассказа она подвела итог:
- И вот теперь не знаю, что дальше делать. Патрульный сказал, что всё, что было у Лиды и у Льва теперь моё. Деньги они тоже на счёт не клали, все взяли наличными. В свои планы они сильно не посвящали, да и не было, наверное, какого-то конкретного плана. Я надеялась на них, сама ни о чём не думала.
- Я думаю, - предложил Юрий, - мы могли бы пока взять тебя к себе и помочь поначалу, а потом сама решишь, как дальше поступить. Мы сняли дом, места хватает. Ты уже поселилась?
- Саркис сказал, что свободных мест у него нет пока, но он найдёт, где переночевать, а потом что-нибудь придумает.
- Вот он и придумал, - улыбнулся я, - где твоя машина?
- Не моя, - погрустнела опять Маша, - друзей.
- Теперь уже твоя. Так где?
- Здесь, перед рестораном.
Я вспомнил, что на стоянке действительно стоял какой-то новый Лэнд, я ещё обратил внимание, что он чёрного цвета, здесь совсем неуместного, а поскольку стоял задом, то повреждения заметно не было.
- Значит, сейчас заканчиваем тешить свои желудки, берём машину и едем к нам. А все проблемы отложим на завтра, сегодня всё равно уже что-то решать поздно. Справедливо?
- Я согласна, - ответила Мария. Юрий и Людмила тоже не возражали.
- Ну, тогда давайте есть. А то я за разговорами даже вкуса ничего не почувствовал.

5 день НЗ

Свободная территория под протекторатом Ордена, город Порто-Франко
23 год, 13 число, 9 месяца, пятница 06:53

Четвёртое утро на новой земле и первое в Порто-Франко. Опять как назло ничего не снилось. Поднялись все рано, около семи часов. Всё-таки сутки здесь великоваты. Но со временем привыкнем. Войдём в колею. Приведя себя в порядок, собрались внизу в гостиной. Маша спала на диване в комнате, что раньше, по всей видимости, была кабинетом хозяина. Об этом говорили большой письменный стол, книги, бумаги на полках, множество фотографий, как из здешних экспедиций, так ещё и староземельных. Лежали образцы каких-то пород, куски древесины, было несколько чучел местных мелких животных, и того, что здесь называлось птицами. И здесь же стоял большой кожаный диван, которые были в моде лет сто назад. Вряд ли его тащили сюда из Старого Света, скорее всего хозяин заказывал его уже здесь.
Маша выглядела сегодня значительно свежее и веселее чем вчера. Правильно говорят, что со всеми своими проблемами нужно переспать. Когда все собрались в гостиной, девушки принялись готовить завтрак на скорую руку из ещё староземельных запасов, и того, что Арам давал нам в дорогу. А мы с Юрием, с позволения уже хозяйки, пошли посмотреть её машину. Вчера было темно, да никто и не собирался её осматривать среди ночи. Перегнали и все.
Осмотр порадовал, ничего важного задето не было. Выбиты стекла на передних дверках, но лобовое осталось целым. В дверках было по несколько отверстий, но с водительской стороны даже работал стеклоподъёмник, правда, поднимать ему было нечего. Чехлы, которые были, в крови выкинули ещё патрульные там, на трассе, А в самих кожаных сидениях было по несколько отверстий, но это не велика беда. Главной потерей была крутейшая магнитола, в которую попали две пули, ещё две пробили крышку бардачка, но застряли в пачке карт и путеводителей, купленных и полученных при переходе.
Людмила уже звала нас завтракать, но пока мы закончили осмотр, пока я покурил.… В общем, когда мы вошли в дом, девушки уже допивали чай, который Люда нашла в той горе вещей, которую мы вчера перенесли из Делики, чтобы освободить её. При этом они весело разговаривали как старые подруги, всё же в их возрасте люди сходятся быстрее, хотя между ними и было почти десять лет.
- Наливайте, - сказал я, когда мы вошли.
- Сами наливайте, - воспитательным тоном предложил мой маленький бесёнок, - сколько можно ждать? И нам наливайте, а в следующий раз вообще голодными останетесь.
- Сдаюсь, сдаюсь, - поднял я руки и взялся за чайник, - ну, что вы тут придумали, пока нас не было?
- Как и собирались, сначала Машу в представительство Ордена, потом надо куда-то её машину продать, она не хочет оставлять себе, и воспоминания неприятные, и вообще слишком для неё большая. Потом надо в русское представительство, ещё в порт и на станцию, где конвои собираются, а потом домой и будем решать, как, когда и куда едем. Вот, - подытожила Людмила. Надо отдать должное, взрослела она не по дням, а по часам. Где та школьница, к которой я привык? Тихая, во всем со мной соглашающаяся, ждущая моего руководства. Хотя и умеющая, при необходимости, настоять на своём, и добиться своего. Буквально за несколько дней она стала уверенной, знающей себе цену молодой женщиной, умеющей думать и принимать решения. Хотя это, по всей видимости, было в ней всегда, воспитанное непростой и нелёгкой жизнью до побега из дома, просто дремало до поры до времени.
- Ну, прямо целый план на день составила. Стратег! – улыбнулся я, - всё правильно. Только хочу предложить Маше сначала освободить машину, занести всё в дом. Перебрать, что она оставит себе, от чего захочет избавиться. А уже потом идти. Думаю, стоит прогуляться, и город посмотрим, и можно одновременно все дела сделать. Я с тобой в одно место, а Юра с Машей в другое. Когда найдём, куда сбыть машину, тогда вернёмся и перегоним.
- Можно и так, - согласилась моя красавица.
Позавтракали быстро. После этого занесли в дом вещи из Лэнда. Вернее сумки, баулы, коробки, пакеты. Кучу запчастей, небольшой дизель-генератор сразу оставили. Это все равно пойдёт на продажу вместе с машиной. Вещей оказалось немало. Перебирали часа два. Наша подруга сразу отложила две свои сумки. Все остальное она хотела продать, но мы её уговорили, посмотреть, и оставить то, что ей пригодится. В результате она оставила два ноутбука, фотоаппарат, камеру, часть одежды, ещё многое, что потом пришлось бы здесь покупать втридорога. Оставили и продукты, которыми её друзья запаслись в дорогу, как и мы. Не обошлось и без сюрпризов. Когда вытряхнули одну из сумок, она показалась мне слишком тяжёлой. Вспороли подкладку изнутри, и там оказался пакет с золотыми монетами, килограмма четыре – пять, прикинул я в руке.
- А ты теперь богатая невеста_ повернулся я к Маше.
- Лучше бы они живыми остались, - погрустнела девушка, - я бы и своё всё за это отдала.
- Конечно, - согласился я, ругая себя за бестактность, - но, как ни банально это звучит, жизнь есть жизнь, и от судьбы никуда не уйдёшь.
- От этого не легче, - вставила Люда.
- Кроме золота у покойных друзей Маши оказалось ещё больше тридцати тысяч экю наличными, и пакет с золотыми украшениями, тоже не меньше килограмма. Не бедные были друзья. Ещё мы уговорили её оставить хороший бинокль с дальномером, прибор ночного видения, три разных оптических прицела, пару хороших ножей. Оружие было опечатано в двух сумках, в одном Маши и друзей, в другом то, что досталось ей с убитого бандита. Это навело на мысль, что все же придётся ехать на машине, не тянуть же на себе все сумки в оружейный магазин, к тому же я подумал захватить и наше, вдруг действительно поменяем на что-то поинтереснее, более новое, в том магазине, о котором рассказывал Билл. Это я и озвучил всем.
- Я тоже об этом подумал, поддержал Юра, тогда, поехали, что тянуть?

Свободная территория под протекторатом Ордена, город Порто-Франко
23 год, 13 число, 9 месяца, пятница 10:14

Все сели в нашу Делику. В ней было не жарко. Ночью я предусмотрительно загнал её под большой навес во дворе и приоткрыл окна. Закрыв ворота мы, сверившись с планом, поехали к магазину. «RA Guns and Ammo», значилось на вывеске, по логике он имеет отношение к русской армии, значит, и ассортимент должен быть соответствующим. В этом я не ошибся. Не малая часть оружия, представленного здесь, действительно была советского производства или его клоны, произведённые в других странах, и даже были модели более позднего российского производства. Во всяком случае, винтовки и автоматы. Пистолеты же были всех стран и народов. Задержались мы здесь надолго. Продавцом, не смотря на русскую направленность магазина, оказался француз, немолодой, заметно прихрамывающий, довольно сносно говорящий по-русски. Но, здесь удобнее, оказалось, говорить через Машу, её французский был очень хорошим, плюс несколько лет работы переводчиком на «Ижмаше» дали ей знание оружейной терминологии. В её сумке оказались два АК-74С, один АКСУ, к ним два ПМа и АПС. Кроме них обнаружились ещё карабин «Вепрь» и «Remington-870», одно из самых популярных охотничьих ружей в мире. Но это было штучной работы, с прикладом из какого-то незнакомого мне, но явно очень ценного дерева, инкрустировкой, в общем, не бюджетный вариант. В сумке, где было сложено оружие убитого бандита, оказались стандартная американская М-4 и потертый Colt M1911, плюс немного патронов к ним.
Задержались мы в магазине почти на два часа. В результате мы оставили в нем почти все, за исключением Машиного «Ремингтона». За него хозяин магазина давал цену как за обычное ружье, поэтому посоветовали оставить до лучших времён, вдруг найдётся какой-нибудь фанат, или коллекционер. Ещё осталась моя СВД, я её даже не доставал. Пусть лежит, потом посмотрим, сначала надо ее опробовать.
Взамен мы вооружились почти однотипно. Здесь были автоматы более поздних моделей, и мы недолго думая взяли три АК-103 и один АК-104, который больше понравился Маше, здесь мы не советчики, она работала там, где их выпускают, и у неё уже сложились свои предпочтения. К ним прикупили всё, что здесь нашлось. Все же большие деньги сильно расслабляют. На каждый автомат оптический и коллиматорный прицелы, два ночных, больше просто не было. Два ЛЦУ. Под все это пришлось заказывать установку планок Пикатини, обвес был натовского стандарта. Не отказались и от замены прикладов на лёгкие алюминиевые, с возможностью регулировки. Себе я взял ещё и присутствующий здесь в единственном экземпляре подствольный гранатомёт ГП-34 и цинк выстрелов к нему. Пистолеты взяли разные, я обзавёлся единственным    оказавшимся здесь ГШ-18, девушки взяли лёгкие и удобные Beretta M84FS, Юрий выбрал один из самых популярных в мире австрийский Glosk-17, патрон тот же что и у ГШ-18, но магазины были на девятнадцать и тридцать три патрона. Кроме этого мы освободили витрины магазина от двух биноклей – один мощный двадцатипятикратный, и второй, похожий на тот, что достался в наследство Маше, пятнадцатикратный с дальномером. В конце я увидел ещё и каплеры, специальные скобы для попарного скрепления автоматных магазинов, очень удобная вещь, не надо мучиться со скотчем или изолентой. Их взял целый пакет. Пришлось взять ещё и патронов к пистолетам, по цинку каждого вида. Ещё, сообразив, взяли универсальные кобуры, которые можно было носить как на поясе, так и подмышкой, наши пмовские никак не подходили. Больше не придумали ничего, на что можно было бы ещё «ограбить» магазин. Продавец разве что руки не потирал от удовольствия, ещё бы, его касса пополнилась почти на двадцать семь тысяч экю, и это за вычетом того, что причиталось за сданное оружие. Вернее, касса пополнится завтра утром, договорились рассчитаться, когда будем забирать.
Вышли на улицу, и Юрий озвучил мысль, которая уже и у меня крутилась в голове:
- Оно, конечно, хорошо иметь большие деньги, но они тоже имеют свойство кончаться. За два часа оставили здесь зарплату рабочего за три года.
- Я тоже подумал об этом, - поддержал я, - но это же одноразовая трата. Не думаю, что мы скоро захотим что-нибудь из этого поменять. Но, ты прав, скромнее надо быть.
- Зато всё теперь будет новое, удобное и красивое, - вставила свои пять копеек Людмила, - мне это намного больше понравилось. И нужное всё.
- Лучше чтобы оно никогда не пригодилось, - немного охладил её я, - но, твои аргументы принимаются. Не зря потратились. Сейчас куда?
- Давайте в центр. Там на Овальной площади куча магазинов, сдадим все Машины излишки. К тому же ей в представительство надо, а оно там же.

Свободная территория под протекторатом Ордена, город Порто-Франко
23 год, 13 число, 9 месяца, пятница 12:05

Спорить не стали. Ехать было не далеко, но машина основательно нагрелась. Все же жара не есть очень хорошо. Найдя место, остановились и, выйдя из машины разделились. Коваль пошёл сопровождать Марию в представительство, а мы с Людмилой отправились в обход многочисленных магазинов, расположенных в первых этажах домов, окружающих Овальную площадь. Здесь мы, довольно быстро не торгуясь распродали все, что отложила наша новая знакомая, заработав для неё ещё почти пять тысяч экю. Юрий с Машей задерживались. Вызвав Коваля по рации, которые мы предусмотрительно взяли с собой, узнали, что с ней беседуют ещё в одном кабинете, а потом им надо будет зайти в банк, нашей новой знакомой выписали премию за одного убитого бандита, хотя сделала это и не она. А мы продолжили обход площади. В книжном магазине купили красочный атлас Новой Земли и большой цветной альбом с фотографиями. В стоящем рядом компьютерном увидели операционную систему «Windows NW», сделанную под местное время и календарь, и интерактивную карту этого мира, дающую возможность её редактирования.
Побродив ещё немного, мы сели ждать наших спутников в небольшом кафе, заказав по чашке кофе и мороженое. Всё было отличного вкуса, как и всё, что мы до этого здесь пробовали. Заодно я взялся просмотреть местную газету, которую прихватил в книжном. И не зря. В ней я нашёл рекламу автомастерской «4WD», которую, судя по именам и фамилиям владельцев, содержали русские. На другой странице было расписание конвоев, здесь я немного разочаровался, завтра уходил конвой в ПРА, который подошёл бы нам как можно лучше. Но пришлось бы собираться галопом, да и неизвестно, взяли бы нас туда или нет, конвои не делают безразмерными, количество машин все же ограничено. Следующий, подходящий нам, был через восемь дней, этот был московским, что нас в принципе тоже устраивало. Больше на ближайшие две недели в расписании никого, с кем можно было бы добраться до русских земель, не было. Зато была сноска, что информация постоянно меняется, и за более точной советовали обращаться на грузовой терминал, расположенный рядом со станцией. Ладно, обсудим с ребятами, когда подойдут.
- А вот и мы, - раздался уже узнаваемый голос Маши у меня за спиной, когда мы уже закончили с кофе и мороженым, - замучили вопросами, похоже, они подозревают, что кто-то сливает бандитам информацию о тех, кто везёт с собой много наличных. Наш случай далеко не первый.
- На нас же не напали, - возразила Люда, - а у нас побольше было.
- Может другая смена была, или у них нет постоянного доступа к информации, да мало ли причин, - предположил Коваль.
- Главное, что всё закончилось, - сказала Маша, - ещё и тысячу получила, считай ни за что. Заодно и почти все деньги на счёт положила, так надёжнее. Оставила только на завтра за оружие рассчитаться, и ещё пять тысяч на прожитье и на дорогу.
- Могла и не оставлять, достал я свёрток с вырученными экю, - этого бы хватило, а ещё машину продавать, я здесь нашёл адрес автосервиса.
- Так не долго и ещё раз в банк зайти. Здесь вам не там, по полдня в очередях стоять не надо, и по разным окошкам бегать. Так что, сейчас машину продавать?
- Я бы сначала пообедал. Кофе и мороженое не показатель. Думаю, поедим дома, а потом опять по делам. Ну а вечером опять в «Арарат» на нормальный вкусный ужин поедем.

Свободная территория под протекторатом Ордена, город Порто-Франко
23 год, 13 число, 9 месяца, пятница 14:32

Никто спорить не стал. Приехав домой, быстро пообедали из своих запасов, после чего Юрий с Машей сели в её Лэнд, а мы на своём микроавтобусе поехали искать автосервис. Это оказалось не сложным. Сама мастерская расположилась в большом ангаре в глубине квартала, но у обочины стоял большой яркий указатель «4WD-4ВД», который трудно было не заметить.
Владели автосервисом действительно два русских парня, которые занимались всем, что связано с любыми машинами, и ремонтом, и восстановлением, и апгрейдом. Сначала они покрутили носами, все же Лэнд был новый, с кучей электроники, что здесь считалось большим минусом, но когда они в коробках с запчастями увидели двойной комплект запасных процессоров, датчиков и других электронных блоков, то сразу подобрели. Бывший хозяин запасся основательно. Кроме электроники был ещё и двойной комплект расходников, топливная аппаратура, ГРМ и многое другое, включая второй комплект резины. После небольшого торга сошлись на тридцати семи тысячах за всё, включая прицеп и дизельгенератор, это уже со скидкой за ремонт. Маша была даже немного шокирована, не думала, что получит столько за пострелянную машину. У меня мнение было немного другим, но главное, что все остались довольны. После расчёта Владимир и Олег, как представились автомастера, с нашего разрешения осмотрели Делику, и выдали резюме – грамотно и качественно сделано. Придраться не к чему. Сразу определили что делалось в Благовещенске, наша машина не первая, которую они видели после доработок Палыча. В конце Олег сказал, что если все так будут готовиться, то им останется только ремонтом заниматься, но Вова заметил, что здесь они в любом случае ещё долго без работы не останутся.

Свободная территория под протекторатом Ордена, город Порто-Франко
23 год, 13 число, 9 месяца, пятница 15:53

«Грузовой терминал» располагался в конце Станционной улицы, название которой давала «Railway station», грузовая станция, примыкавшая к терминалу. Ворота, над которыми было написано «Cargo terminal», перегораживал шлагбаум, рядом несли службу солдаты Ордена в своей уже привычной форме и в малиновых беретах. Патруль в такой же форме прохаживался и по территории, на которой стояло множество машин разных размеров и марок. В одном месте стояло несколько «Уралов», Зил-131 и КАМАЗов с кузовами затянутыми тентами. Рядом суетились бойцы в знакомом камуфляже. На бортах машин буквы RA и РА. Туда мы и отправились с Ковалем, девушки решили подождать возле микроавтобуса, который мы припарковали за воротами.
Возле примеченных машин стоял немолодой усатый старший прапорщик, руководящий всей этой суетой, которая происходила вокруг машин.
- День добрый, поздоровался я с ним, - когда мы подошли к немку.
- И вам не хворать. Земляки, похоже. И вроде как недавно с той стороны, - окинул он нас оценивающим взглядом.
- Да, четыре дня как. Хотелось бы кое-что узнать.
- И что именно?
Я рассказал ему вкратце о нашей команде, что хотели бы перебраться в русские земли, только пока думаем куда именно, и с кем бы это лучше сделать.
- А сами, похоже, бывшие военные?
- Наполовину, - улыбнулся я, - я почти двадцать лет родной армии отдал, но практически всю службу на узле связи в подземелье провёл, телефон, телеграф, радиорелейки. А с Юрием учились вместе, в речном училище. Но на флот не пошли, я в армию, а он всю жизнь дизеля делает, любые. Мастер.
- Это хорошо. Но, не воевали?
- Почему? Я в двухтысячном полгода в командировке в Урус-Мартане пробыл, но тоже связь, только в комендатуре. Скажем так, не воевал, но на войне был.
- Понятно. Я в том году под Ведено был. Но там повоевать пришлось. Это ладно. Вы, как я понял, конвой попутный ищете?
- Да, хотелось бы, и заодно узнать побольше про жизнь на землях русских, чтобы уже точно определиться, куда нам ехать.
- Вы на машине, или так?
- На двух. Мицубиси-Делика и Ниссан-Патрол, обе в отличном состоянии, к местным условиям подготовлены, - предупредил я следующий вопрос.
- Понятно. Но, с нами вам не повезло. Даже не скажу, что опоздали. Просто на этот раз у нас конвой специальный, под пришедший груз. Машин много, поэтому попутчиков не берём. Совсем. Так что ничем помочь не могу. На следующей неделе московский пойдёт. Можете с ним, но я не знаю, кто там будет. Поэтому советовать не буду. Можете перекладными, но это не лучший вариант, доедете до какого-нибудь Вако или Аламо, а там неизвестно, сколько следующий ждать придётся. Советовать не буду. А насчёт того куда ехать, так вам тоже самим выбирать. Хотя по мне, так лучше ПРА здесь места нет. У нас и промышленность самая мощная, и армия самая боеспособная, и вообще люди неплохо живут. Жизнь спокойная, но работать, конечно, надо, чтобы жить хорошо, а работы на всех хватает, и ещё остаётся. Если конечно не с мешком золота приехал, но и тогда не плохо. Частников у нас тоже много, и живут, не жалуются. И природа у нас отличная – леса, море, горы, реки. В общем, я никуда оттуда не хочу.
- Ясно. Значит, будем думать, как добираться.
- Думайте. И приезжайте, люди нам нужны. И профессии у вас нужные. Без дела не останетесь. С жильём проблем нет, и снять можно, и купить, а если нет, то и от завода, или где работать будете, то квартиру или комнату дадут. А пока мужики, извините, работать надо. К вечеру все приготовления закончить. Хотите ещё поговорить, приходите вечером в «Арарат», мы решили перед отъездом там поужинать. Вкусно готовят и уютное местечко. Да и люди, что из России, чаще там бывают, так что приятнее среди родной речи. Чем где-нибудь среди немцев сосиски под пиво ужинать. Знаете где это?
- Знаем. Мы туда и собирались, так что ещё увидимся, - попрощался я.
- Тогда, до встречи, не прощаюсь, -    и он повернулся, уже крича на кого-то, а мы вернулись к машине.
- И что будем делать? - Спросил я всех, после того как передал разговор со старшим прапорщиком. Кстати, так с ним и не познакомились.
- А самим нельзя? – робко спросила Людмила, - здесь конечно, неплохо, но чем заниматься? Тупо сидеть и ждать? Может, с каким конвоем в другой город переедем, а там дальше. Или в порт съездим, может, найдётся, кто нас перевезёт. Деньги-то есть.
- Давайте не будем спешить, - притормозил я её, - в порт, конечно, съездим, но это почти нулевой вариант. Морские перевозки здесь только в зачатке, и суда в основном небольшие. Так что деньги вряд ли помогут. Вот ещё вечером попробуем спокойно поговорить с нашими военными, может ещё какая идея придёт в головы.
В это время я заметил, что в нашу сторону едет уже знакомый нам ПАЗик. Перепутать его с каким-либо другим было трудно. Да и вообще, такие автобусы здесь были редкостью, я больше ни одного не видел, хотя и странно, надёжный, по российским меркам, и простой как три рубля. Я обратил на него внимание спутников. Маша ещё не знала об этом нашем приключении, но за те три минуты, пока автобус подъезжал и выходили его хозяева, Люда чуть ли не скороговоркой выдала ей всю информацию о той дорожной истории.
Старые знакомые подошли к нам, поздоровались. Мы представили им Марию, они нас Василию, который во время первой встречи спал накачанный промедолом. Мы отошли в тень высокого склада, выходящего к дороге.
- Ну, что, как ваши дела? – спросил я.
- Нормально, - ответил Павел, - Ваську подлатали, зашили, оказалось ничего страшного, через пару недель уже забудет, удачно попало. У Ани тоже неплохо, в общем, легко отделались. У них ещё препараты местные какие-то, дорогие очень, но заживляют раны на раз. Но, лучше больше так не попадать. Мы вчера сразу нашли клинику, куда Василия с Аней увезли. Там почти до вечера пробыли. Пока ждали, поговорили со старожилами, посоветовались и подумали, что вы правы, надо сначала где-то осесть, а уже потом вояжи устраивать. Там же подсказали сюда съездить, узнать, когда какие конвои идут. Потом нашли какую-то гостишку, так себе, двухместные номера, удобства в конце коридора, прямо как российская институтская общага. Хотя, конечно, культурнее, аккуратнее. Но, нам вчера не до удобств было. А сегодня, пока нашли где стекло вставить, пока вставили, пообедали, ну и потом сюда.
- И где оседать собрались? Если не секрет, - спросил Юрий.
- Пока точно не решили. Думаем, двигать в сторону русских земель, но если по дороге что-то приглянется, то может и тормознёмся. Россия здесь, вроде, самая сильная, но с другой стороны, там и порядки, наверное, пожёстче. И непонятно, как она разделилась, и чем ПРА кардинально отличается от Московского Протектората. И вообще, мы привыкли сначала сами посмотреть, пощупать, а потом уже решать. Здесь, к примеру, мы всего сутки, но постоянно здесь жить бы не хотелось – Вавилон какой-то, на перекрёстке миров. Да и жилье здесь не дешёвое, наверное. Так что выбираться отсюда побыстрее надо. Просто жить здесь и проедать деньги, как-то не хочется. А вы что узнали?
Я рассказал, что удалось выяснить здесь, на терминале. Потом, подумав, предложил, глянув на своих спутников:
- Может, стоит объединиться? Гуртом, как говорится, и батьку бить легче. Думаю, наши хозяйки за отдельную плату согласятся пустить ещё четверых. А места в доме хватит.
Никто против не был. Тогда я объяснил, где мы остановились, и что ещё успели узнать. Ребята тоже быстро переговорили, и Павел, как всегда за всех ответил:
- Нормально. Может, тогда рискнём и самостоятельно двинем в местную Россию. Ну не военное же здесь положение. И люди между городами не всегда же с конвоями ходят. Иначе херня какая-то получается.
- Тогда едем к нам, договариваемся с фрау, устраиваетесь, и после уже сядем за чашкой чая, все обсудим. А вечером съездим в «Арарат», с земляками пообщаемся. Кто за, против, воздержался? Тогда поехали.

Свободная территория под протекторатом Ордена, город Порто-Франко
23 год, 13 число, 9 месяца, пятница 16:44

Через пятнадцать минут мы уже въезжали в ворота нашего временного пристанища.
Первым делом я пошёл к соседкам, распоряжавшимся этим домом. Здесь всё прошло без проблем. С нас даже не стали брать дополнительную плату за аренду дома, мол, это не гостиница, зато взяли за обслуживание – стирку, уборку, из расчёта пять экю в сутки с человека, что обошлось нашим новым товарищам в двести шестьдесят экю. В итоге все остались довольны. Ребята оказались двумя парами, можно сказать семейными, раз здесь никто свидетельством о браке не заморачивается. В общем, как мы с Людмилой, только жили вместе подольше, уже года по два-три, не думая о регистрации, как и многие в наше время.
Автобус загнали под навес, к своим машинам, и ещё осталось место для одной. Вообще, и дом, и двор были построены основательно, с размахом, на чем здесь точно не экономили, это на месте. Брали столько территории, сколько могли переварить. И стоила она, как мы узнали, сущие копейки в городе, и практически бесплатно вне населённых пунктов. Правда, если ты отхватил кусок в городе, или рядом с ним, то обязан на нем работать, что-то строить, сеять или выращивать, иначе тебя вежливо попросят его освободить.
- Ну как вам «приют странников»? - спросил я, когда все собрались на веранде рядом с домом.
- Неплохо, - за всех ответил Василий, - уютный дворик и большой, а спать мы где будем?
- Соседки разрешили открыть пристройку, там есть пара гостевых спален, так что вам хватит. Давайте, сразу пойдём, посмотрим, потом часа полтора на устройство, душ, и собираемся холле. Посидим, перекусим и обсудим «дела наши скорбные».
Все разошлись по своим делам. Новые знакомые осваивать доставшиеся апартаменты, Люда с Машей решили что-нибудь приготовить, Юрий принялся перекладывать багаж в своей машине, а я, прихватив диски с программами, занялся ноутбуками. Стационарные пока трогать не стал, а вот ноуты с интерактивными картами в дороге очень даже пригодятся. Делалось всё быстро, те, кто создавал программы, были хорошими мастерами. Очень удобно сделано, операционную систему не приходилось устанавливать заново, она ложилась поверху уже стоящей, сохраняя большинство настроек. Так что за оговорённые полтора часа я настроил два ноутбука и даже успел посмотреть-поиграться с картами.

Свободная территория под протекторатом Ордена, город Порто-Франко
23 год, 13 число, 9 месяца, пятница 18:23

Все собрались за столом в большом холле. Наши молодые друзья переодетые, свеженькие, с ещё влажными после душа волосами. Мы тоже успели смыть с себя пыль и пот, скопившиеся за день на наших шкурках. Люда с Машей к этому времени напекли оладий, нарезали холодного мяса, колбасы, прикупленных по дороге. На столе стояло несколько сортов варенья, которое я готовил сам ещё в той, прошлой жизни и возил всё время с собой. Пили, кто что хотел – чай, кофе. Этого добра у нас тоже было с избытком.
- Ну что, у кого какие мысли появились? -    обвёл я всех взглядом.
- А что тут думать? – за всех ответил Павел, - раз говорите, что сегодня с ребятами из конвоя пообщаемся, то потом и подумаем. И ещё говорят, здесь есть российское представительство, надо в него сходить обязательно, там, думаю, намного больше расскажут, чем мы по слухам узнали.
- Ну, у военных мы тоже немало узнаем, - возразил Юрий, - в представительстве могут тоже рекламными реляциями отделаться, как и в Орденских памятках, только про Россию местную. И, кстати, мы собирались туда сегодня сходить, и как-то не собрались. В общем, забыли после встречи с вами. Давайте, тогда, завтра мы в оружейный магазин, а вы в представительство. Чтобы зря время не терять.
- Можно и так, - согласился Павел, - а нам ещё и со связью что-то делать надо. В такой дальний путь без нормальной радиосвязи пускаться никак нельзя.
- Нельзя, - повторил я за ним, - завтра найдём мастерскую, не может здесь такой не быть, и возможно не одна. Значит так и поступим, завтра. А пока предлагаю отдохнуть пару часов и выдвигаться в сторону «Арарата». Посидим, выручку Саркису сделаем. Время проведём с пользой и со вкусом.
- А я, - подал голос, молчащий обычно Василий, - предлагаю всё же подумать о самостоятельной поездке. Ни от кого не зависеть, иметь возможность где-то задержаться, осмотреться, а то протащимся пару недель в пыльной колонне и не увидим ничего.
- Мы уже раз проехали самостоятельно, - продемонстрировала свежую белоснежную повязку Аня, - второй раз может так и не повезти.
- И что? Могу тоже повязку продемонстрировать, - заспорил Вася, - здесь что, каждый день, на каждой дороге такие инциденты? Это скорее исключение, чем правило. Иначе здесь вообще бы только в сопровождении танков из городов выезжали. А ведь здесь есть и фермы, и форты заправки, и мелкие поселения. Они что, за крепостными стенами прячутся? Это уже паранойя, доходящая до маразма. Главное, хорошо подготовиться и получить максимум информации о маршруте. А выезжать можно и за какими-нибудь самостоятельными группами.
- Давайте отложим этот разговор на завтра, когда в обед соберёмся, и будем побольше знать, - постарался я прекратить спор, - кстати, я на ноуты новую операционку поставил и карты интерактивные, очень даже ничего. Могу вам дать. Здесь пока авторским правами и ключами к программам не заморачиваются, типа одна копия – один компьютер. Все как в том мире в старые добрые времена.
Естественно никто не отказался. Мы с Людмилой пошли к себе, я взял диски, вынес их ребятам, объяснил, что к чему. А когда вернулся, то увидел только выглядывающую из-под простыни хитрую мордашку:
- Ну, сколько можно ждать? Сам же дал команду отдыхать, а времени, между прочим, всего два часа осталось.
Да, слово «отдыхать» каждый понимает по-своему. А я что? Я ни разу не против такой трактовки, я двумя руками «за». И глянув на тонкую простынь, точно повторяющую все соблазнительные изгибы молодого любимого тела, почувствовал, что «За» не только я. А впоследствии ещё и согласился, что два часа, это не так уж и много.

Свободная территория под протекторатом Ордена, город Порто-Франко
23 год, 13 число, 9 месяца, пятница 21:34

Двадцать один тридцать. Зал «Арарата» ещё почти пуст, и нас встречает сам Саркис с распростёртыми объятьями:
- Добрый вечер! Я смотрю, вас больше стало. Очень рад, что вы ко мне кушать приходите. Значит нравится.
- Ещё бы, Саркис-джан, как же у тебя да может не нравиться? Так вкусно, наверное, нигде не кормят, разве что в «Рогаче» у твоего брата, - подыграл я хозяину, - сегодня ещё русские военные собрались сюда прийти. Так что будет полный аншлаг, устанете обслуживать.
- Что ты, дорогой! Наоборот, чем больше гостей, тем больше сил прибавляется. Приятно, когда люди довольны. А от Саркиса никто обиженным не уходит. Проходите, садитесь, вон за большой стол у окна.
Только сели, как на столе появились пиво, вишнёвка, минералка, разные холодные закуски. На этот раз мы не были зверски голодны, поэтому официантку, накрывавшую на стол, попросили с горячим сильно торопиться. Мы даже не спрашивали, что именно, уже убедились, что здесь, что бы ни приготовили, было просто вкусно, и казалось что лучше уже не надо. Играла тихая музыка, зал понемногу наполнялся, а мы хотели просто отдохнуть. Ну, и попутно решить какие-то дела. Так уж повелось на Руси, все важные дела решаются именно за столом. Интересную, нужную информацию часто можно получить там же.
Часа через полтора подошли военные из РА. Тот самый старший прапорщик, с которым мы разговаривали на грузовом терминале, и с ним капитан и старший лейтенант. Капитан, как и прапор, уже немолодые, заметно за сорок, старлею лет двадцать пять. Все крепкие, загоревшие, сразу видно, что их служба не в кабинетах и не на складах. Я как раз стоял на веранде курил. Даже после увеличения нашей компании вдвое, я остался единственным курящим, поэтому старался не дымить за столом.
- О, старый знакомый, - протянул руку старший прапорщик, а мы так и не познакомились. Сергей Крытов, старший прапорщик, русская армия.
- Георгий Росс, коллеги, только армия советская. Присягу ещё в ней принимал. Заново в российской отказался, хотя и предлагали, но не очень настойчиво.
- И правильно. Армия та же осталась, только страна изменилась, да и то не очень. Во всяком случае, лучше не стало. Скорее наоборот.
- Я тоже так думаю. А присяга вообще фикцией стала. У нас одна девочка, белоруска, в средине девяностых служить пришла, так вообще исправила в тексте, что присягает на верность Белоруссии, и ничего, так до сих пор и служит. И даже допуск по первой форме оформили. Совсем не та армия стала.
- Да, но здесь совсем по-другому, здесь наша армия, это сила, её любят и уважают, а кому положено, те и боятся. Да у нас, считай, весь ПРА, на службе. Кто не на действительной или срочной, тот в ополчении. Пожизненно. Как раньше казаки, только у нас ещё и женщины служат. Срочную обязательно, а потом у них тоже что-тол вроде своего ополчения. У нас каждый житель, независимо от пола, в возрасте от восемнадцати и до двадцати семи лет по-старосветски, если не инвалид, конечно, должен отслужить год срочной службы.
- А если по местному возрасту?
- Пересчитай, один год к полутора, получится от двенадцати до восемнадцати. Есть и те уже в армии, кто здесь родился. А вообще, тормози. Мы с тобой слишком разговорились. Я даже начальство своё не представил.
Капитан со старлеем стояли в паре шагов и курили, прислушиваясь к нашему разговору.
- Да ничего, мы не торопимся, - улыбнулся кэп, - поговорите, даже интересно послушать.
- Успеем наговориться. Весь вечер впереди. А вот поесть бы уже не мешало. День сегодня был сумасшедший, как обычно перед выходом. Так что знакомьтесь, и пошли.
- Капитан Обручев Руслан, командир роты.
- Старший лейтенант Крюков Александр, командир взвода.
Я ещё раз представился, мы пожали друг другу руки.
- А теперь, когда официальная часть закончена, приглашаю к нашему столу. Места хватает, а вместе веселее, - мы вошли в зал, Я представил нашу команду и гостей друг другу. Офицеры сели у свободного края стола, тут же официантка принесла им пиво и приняла заказ. Как обычно много вкусного ароматного мяса и овощей. Посоветовавшись, заказали водки, местной, «Новомосковской». Надо же попробовать. Мы достали коньяк, принесённый с собой, чем вызвали у офицеров возгласы одобрения. Постепенно разговорились. Сначала ни о чем, но постепенно перешли к интересующим нас вопросам. За этот вечер мы узнали куда больше полезного, чем за всё время до этого. Вернее, узнали, может и не больше, но вся полученная информация имела практическую пользу.
К концу затянувшегося ужина мы уже имели общее представление и о географии русских земель, и об их устройстве, экономике, чем и как живут люди. Заодно нам рассказали и о других территориях, которые нам предстояло проехать по дороге. Попытали мы новых знакомых и на предмет возможности самостоятельно добраться до ПРА, без конвоя. Тут конкретного совета мы не получили, хотя все трое склонялись к тому, что идти с сопровождением намного безопаснее, хотя, конечно, нудно и неинтересно. С другой стороны, последний год активность банд снизилась в разы, и путешествовать самостоятельно вполне возможно, но на свой страх и риск. И для этого нужно подготовиться самим и подготовить технику.
А вообще, по южной дороге сейчас движение вполне безопасно, инциденты случаются очень редко. По этой трассе, идущей близко к морю много городов, ферм, и вообще сосредоточено большинство поселений северного берега Большого залива. Практически на всем маршруте, при наличии нормальной радиостанции, можно связаться с ближайшим городом или фортом и вызвать помощь. Так что, как ехать, зависит только от нашего решения. Заодно получили кучу советов, как действовать во время поездки, как максимально себя обезопасить. Что если есть возможность на каком-то участке присоединиться к попутному конвою, то не стоит от неё отказываться, и что из Порто-Франко тоже лучше выйти с сопровождением, чтобы освоиться с местными дорогами, условиями, проверить свою технику, да и самих себя. Что двигаться нужно только днём, не оставаться ночевать вне населённых пунктов, рассчитывать график движения так, чтобы на дневные остановки и ночёвки заходить в форты-заправки или городки. Что при вынужденных остановках обязательно контролировать местность вокруг, и во время движения быть бдительными, контролировать эфир и быть внимательными. Не пренебрегать предварительной разведкой подозрительных участков. Получили мы и    информацию о местной фауне, особенно её опасных представителях, которые могут встретиться в пути. В общем, за несколько часов мы получили столько информации и советов, что переваривать будем намного дольше, чем этот ужин. К концу вечера мы выпили не много, но было ощущение, что знакомы все уже давным-давно. Успели и потанцевать, и услышать кучу комплиментов нашим девушкам. Покинули гостеприимное заведение Саркиса мы уже незадолго до полуночи, и то, потому что нашим новым знакомым завтра уже в десять часов нужно было выходить из города. Следом за ним уехали и мы, прихватив с собой ещё несколько контейнеров с едой, чтобы наутро не заморачиваться с готовкой.

6 день НЗ

Свободная территория под протекторатом Ордена, город Порто-Франко
23 год, 14 число, 9 месяца, суббота 09:07

Вчера, после обильного ужина в «Арарате» мы ещё дома устроили чаепитие, поговорили о том, что узнали. Все склонялись к двум вариантам. Первый, это ждать Московский конвой и второй, двигаться до русских земель самостоятельно. Раскрыли ноут с картой, просмотрели оба маршрута. Но, всё же больше склонялись ко второму варианту, естественно, вначале приготовившись. Ребята пришли к мысли сделать в крыше своего автобуса люк с оборудованным местом для пулемёта, который решили купить. Юрий тоже задумался над таким апгрейдом своей машины. Но, сначала решили посоветоваться с мастерами из автосервиса. Ещё несколько дней запланировали потратить на тренировки по стрельбе. Как мы узнали, за периметром города есть орденское стрельбище, куда за небольшую плату пускают всех желающих. Ещё нужно было сесть и хорошо просчитать потребности из расчёта на две недели пути, хотя мы думали добраться намного быстрее. Просидев до двух часов, разошлись спать.
С утра распределились, кто куда направится, чтобы успеть переделать все намеченное побыстрее. Мы первым делом поехали    в оружейный магазин. Хозяин встретил нас почти как старых знакомых:
- Здравствуйте, проходите, все готово, - приветствовал он нас на плохом русском. На столе были разложены автоматы. На них уже были установлены колиматорные прицелы, на моём стоял подствольный гранатомёт, новые приклады и планки заметно изменили их вид. Все было сделано аккуратно, со знанием дела. Рядом с каждым автоматом лежала коробка с прицелами и другими принадлежностями. Для каждого был отдельный брезентовый чехол. В общем, все как в лучших магазинах. Здесь же, отдельно, лежали пистолеты, бинокли и всё остальное, что мы вчера отобрали. Видно было, что продавец нас ждал.
- А как пристрелять, проверить? – спросил я.
- Пистолеты можете здесь, в тире за магазином, а автоматы лучше на стрельбище.
Так и сделали. Взяв каждый свой пистолет, прошли через дверь, за которой оказался длинный узкий двор, ограждённый высоким бетонным забором. Здесь был стол, а на другом конце висели мишени, которые можно было менять, подтягивая к себе на идущих поверху тросиках. Здесь же можно было взять одноразовые наушники, которые были бесплатны для покупателей, а без них при стрельбе в этом бетонном мешке можно было оглохнуть. Снарядили все магазины и отстреляли по паре из них. Да, и по удобству, и по точности, ПМ тихо курит в сторонке. Найти бы хорошего инструктора и можно было бы добиться неплохих результатов. Но пока потренируемся сами.
Опробовав пистолеты, вернулись в торговый зал, уложили все в баулы, и продавец нам их опечатал. Подумав, взяли ещё два ящика патронов 7,62х39, хотели хотя бы два-три дня покататься на стрельбище для тренировки. Цена патронов приятно удивила, вдвое дешевле, чем на базе «Россия». Причина тут же разъяснилась. Хозяин показал нам на фирменное клеймо – шестерёнка, перечёркнутая мечом, а надпись ниже объясняла, кому оно принадлежит – «Демидовскпатрон». Вот и познакомились с первым массовым продуктом, выпускаемым промышленностью ПРА. Провожая нас, хозяин пригласил заходить ещё, мол, всегда рады таким покупателям. Я, вспомнив, спросил:
- Нам возможно, ещё понадобится пулемёт.
- Пожалуйста, заходите, Есть РПК, ПК, «Печенег» и «Утёс».
- Хорошо, обязательно зайдём, как определимся.

Свободная территория под протекторатом Ордена, город Порто-Франко
23 год, 14 число, 9 месяца, суббота 09:07

Выйдя из магазина, сели в уже изрядно нагревшийся микроавтобус и переехали на овальную площадь в кафе, где договорились встретиться с ребятами. Ещё издали увидели приметный автобус, а когда вошли на веранду кафе, то увидели, что наши новые знакомые допивают уже по большой чашке кофе. Глянув на часы, я увидел, что с момента отъезда из дома прошло уже почти два часа.
- Садитесь, - махнул Павел, - мы уже заждались.
- А вы что так быстро? – в свою очередь спросил я.
- А что там задерживаться? Нас сразу направили в кабинет к какому-то клерку, который дал нам кучу буклетов, похожих на те, что получили после перехода, потом прочитал лекцию на тему «Русский слон самый сильный слон Новой Земли, а Московское правительство – голова этого слона» В общем, ничего нового и полезного для себя мы не узнали. То же самое, что и вчера от военных, только с другими акцентами. Мол, ПРА, это территория, которая мало подчиняется московскому правительству и управляется какой-то военно-криминальной диктатурой. Но главная, законная власть в Москве, там же все правоохранительные органы. В том числе министр внутренних дел и министр обороны.    Но ПРА не желают подчиняться им. Это явление временное и скоро Москва установит законный порядок на всей территории русских земель. Правда объяснить, как она собирается это сделать, с учётом того, что население ПРА далеко за четыреста тысяч, а в МП чуть больше ста. К тому же у армейцев вся промышленность, все полезные ископаемые и так далее. А у москвичей в основном сельское хозяйство. В общем, впустую время потратили в этом представительстве. Они даже о ближайших конвоях информации не имеют, и об обстановке на трассах тоже. Но, буклеты надо будет полистать, вдруг в них найдётся что-то полезное.
- Понятно, - ответил я, - в общем, мир другой, а Москва все та же. Что дальше делаем?
- В автомастерскую. Пусть глянут автобус и, может что подскажут, - предложил Павел, - и про возможность пулемётного гнезда на крыше узнать. Заодно спросить, где здесь лучше радиостанцией обзавестись.
- Поехали, - согласился я, - и нашу пусть посмотрят, может тоже люк сверху сделаем.
Вова и Олег занимались в ангаре машиной, которую вчера им продала Маша. Рядом стоял ещё ЗИЛ 131 с кунгом, правда, узнать его можно было не сразу. И кабина, и кунг подверглись глубокому апгрейду, внутри, по всей вероятности тоже.
Ребята оторвались от работы, и вышли к нам. Если нашу Делику они уже видели, то навороченный ПАЗ к ним подъехал впервые. И когда ребята попросили мастеров посмотреть автобус и дать советы, то они с интересом облазили его от крыши до колёс. И от морды до фаркопа. По ходу его обсуждая, и что-то рисуя и записывая на листочке, после чего выдали длинный список своих предложений. Их было столько, что могло показаться, будто с автобусом вообще ничего не делали. Большая часть предложений была сразу отвергнута. Но, были и дельные, вроде креплений под автоматы и установки радиостанции, что и так собирались сделать. Они и подсказали, где решить вопрос со связью. Сами они этим не занимались, но крепление под аппаратуру будут делать они. А для этого нужно везти того, кто будет ставить саму станцию. По поводу места для пулемёта ребята предложили простое решение – оборудовать его сзади, на случай погони, а в бортах , в тех местах, где окна были заделаны, сделать бойницы для автоматов, плюс прикрыть эти места титановыми пластинами. Таким образом, появлялась возможность стрелять на три стороны, а вперёд такой необходимости не было, это не БТР, на нем в атаку не ходить. В крайнем случае, можно стрелять вперёд и из стандартного люка, единственное, его нужно немного доработать. Предложили ещё несколько мелких новшеств, на которые ребята согласились. Записав и зарисовав всё, мастера перешли к нашей Делике. Тут они тоже начали предлагать что-то доделать, но не убедили меня. Единственное, о чем договорились, так это сделать люк в крыше салона, усилить в этом месте кузов, чтобы можно было работать оттуда из пулемёта. На это я согласился.
Оговорив всё, мы решили пока оставить наш микроавтобус до завтра, а пока они будут ставить на него люк, съездить к радиомастеру, чтобы потом сделать все в автобусе за один раз. Механики рассказали, как доехать до магазина Купленкова, с которым они работали, и который был отличным специалистом во всех радиоделах, можно сказать профессором, которого и звали обычно Проф. Подумав, что не стоит кататься всей командой, мы решили, что нас забросят домой, там мы разгрузим Патрола, и отгоним его в WD, а молодёжь поедет за связью. Девушки, которые уже успели сдружиться, пошушукавшись, сказали, чтобы их оставили на Овальной площади. Чем таскаться с нами, они лучше погуляют, посмотрят магазины, поедят мороженного. Спорить не стали, только я напомнил, что у Люды и Маши есть с собой рации, и чтобы в случае каких-то проблем сразу вызывали.

Свободная территория под протекторатом Ордена, город Порто-Франко
23 год, 14число, 9 месяца, суббота 10:53

Высадив нас с Юрием, ребята уехали. А мы, подогнав машину к дверям, принялись перетаскивать всё из неё в холл первого этажа. Казалось, не велик джип, но мы потратили больше полчаса, пока последняя коробка покинула салон автомобиля. После этого пришлось идти в душ и переодеваться, на такой жаре любая физическая нагрузка приводила к тому, что через пять минут рубашки становились тёмными от пота. Прохладный душ и бутылка холодного пива привели меня в норму, и мы отправились в «4WD».
- Ну, здесь то же самое, что и в Делике, - выдал свой вердикт Олег после осмотра, - немного усилим и поставим люк. Размеры и устройство уже давно отработаны, так что много времени не займёт. Утром заберёте микроавтобус, и можете Патрол оставлять. Работы не много.
- Хорошо, - согласился Юрий, - договорились.
Когда подъехали к веранде кафе, где лучшая половина нашей команды наслаждалась настоящим мороженным, здесь ещё не были в обиходе консерванты, красители и прочая химия, поэтому мороженное было натуральным и всегда свежим, единственным неудобством было то, что оно быстро таяло на такой жаре. Так вот, как только мы подъехали, то сразу увидели, что здесь что-то не ладно. Под крышей кафе происходила какая-то суета, а когда мы выскочили из машины, то услышали и крики. Причём голоса кричавших были до боли знакомыми. Мы с Ковалем рванули внутрь. Представшая перед нами картина была совсем не идиллическая. Один стол был перевернут, на полу посуда, у стойки сидит бармен, держась за живот и пытаясь вздохнуть. А рядом трое «лиц кавказской национальности» пытаются вытащить из-за стола Машу и мою Людмилу. Я почувствовал, как кровь прилила к лицу. Девушки отчаянно отбивались и орали, Но «лица» не обращая внимания на крики    и дамские кулачки, колотившие их, ржали и пытались вытащить девушек, наших девушек. У Юрия реакция была куда лучше моей, он всегда занимался то борьбой, то каратэ, то тхэквондо. Он сходу вырубил одного из двух кавказцев держащих Машу ударом в кадык и сцепился со вторым, который отпустил девушку. Я бросился к третьему, тянущему Людмилу. Сходу ударил в голову, попав в ухо, но моему удару было далеко до Юркиного. Восточный мачо только оттолкнул девушку, тряхнул головой, и попытался ударить меня в лицо. Я успел увернуться и воткнуть кулак ему в живот. Ощущение было, что попал в стену. Оппонент был тренирован, да и моложе меня лет на двадцать. Ещё раз ударить я вряд ли успел бы, но тут раздался глухой звук удара, треск, и мой противник остановился как вкопанный и начал оседать. По щеке пробежала дорожка крови, а на пол упали обломки тяжёлого деревянного стула. Когда кавказец упал, я увидел Машу с бешеными глазами, стоящую за ним и держащую    в руках спинку стула – всё что от него осталось. Людмила только поднималась с пола, куда упала после того как её оттолкнули. Этот раунд остался за нами. Я глянул вправо, Там Юра сидел на лежащем на животе последнем участнике инцидента и тянул заломленную руку. Всё произошло за считанные секунды. Я кинулся к Людмиле, помог подняться и прижал её к себе, гладя, её всхлипывающую по голове. Увидел, как Маша со злостью пинает в бок боевика, которого держал Юрка. И в это время в кафе вбежали трое патрульных, что-то крича по-английски. Я и нормальную-то речь разбираю с большим трудом, тут вообще не понял. Вернее не разобрал слов, а что нужно делать понял по бармену, который уже встал на колени и положил руки за голову. Пришлось сделать то же самое. Рядом стоял уже в той же позе Юрий. Его противник только начал подниматься. Девушки тоже собирались выполнить команду, но один из патрульных, видимо старший, сказал «No» и они остались стоять. Поднявшийся кавказец что-то начал кричать на своём языке и кинулся к Юрию, но быстро принял ту же позу, что и перед приходом наряда, получив от них удар прикладом в живот. Двое его соплеменников лежали неподвижно, причём у головы того, которого «»приложила стулом Маша, натекла лужица крови. Дальше всё пошло спокойно, распоряжались уже патрульные. Оценив ситуацию, они подняли сначала бармена, и он пару минут им что-то быстро рассказывал, иногда показывая то на кавказцев, то на девочек, то на нас с Ковалем. Когда он закончил, нам разрешили подняться, а на запястьях последнего из джигитов затянулась петля одноразовых наручников, больше похожих на кабельную стяжку. Я снова прижал к себе все ещё всхлипывающую Людмилу и погладил по голове:
- Ну, всё, успокойся, Солнышко, всё закончилось, наши победили. Лучше скажи, что здесь произошло.
- Настя с Аней пошли по магазинам, - стала рассказывать постепенно успокаивающаяся Люда, - мы с ними немного походили, нам быстро надоело, мы же ещё вчера с вами их обошли. Вот и пошли сюда мороженое есть, и ждать всех. Только начали, а тут эти заходят и прямо к нам подсели, давай лезть, обниматься, хватать. Мы отпихивались, возмущались, но им всё равно. А когда подошёл бармен и попытался их успокоить, то они его ударили, и стали нас уже за руки тащить, кричать, что поедем, покатаемся. Мы сопротивлялись, орали, а тут и вы прибежали.
- Молодцы, главное, что все закончилось хорошо.
- Не оставляй меня больше одну, даже если я сама попрошу. Ага?
- Конечно, маленькая моя. Я тебя больше ни на минуту не оставлю, - я поцеловал её, и мы подошли к Маше с Юрием, который тоже успокаивал девушку. У той прошла вспышка ярости, и теперь её трясло. А когда подошедший патрульный сказал, что она убила боевика стулом, то её состояние было близко к шоку.
Следующая новость была не менее интересна – тот, которого Юрий ударил первым, тоже оказался мёртвым, мой товарищ просто разбил ему кадык. Да, сколько раз видел драки, несколько раз самому приходилось поучаствовать, но чтобы так, за пару минут два трупа… Такого я не то что не видел, но даже не слышал.
После бармена патрульные опросили нас, каждый рассказал что видел, делал и знал сам. Последним стали допрашивать оставшегося джигита. Он с криками, брызжа слюной, мешая русские, английские слова и родную речь стал рассказывать. С трудом, но его поняли. Оказывается, они мирно сидели с девушками, когда ворвались мы и сразу бросились на них. И бармена тоже били мы. И вообще, мы убили его братьев и нас надо убить как шакалов. В этот бред, естественно никто не поверил, хотя старший патрульный и записал всё на диктофон, как до этого и наши показания. Закончив с допросами, патрульные обыскали трупы и оставшегося в живых, все найденное, включая даже ремни, вытащенные из брюк, сложили в обычный оружейный баул и унесли. Увели и горячего кавказского парня. Ещё через несколько минут утащили трупы и забросили их в будку подъехавшей машины, похожей на наш «Москвич-пирожок». После этого подошли к нам, и попросили прийти на следующий день в отделение полицейских сил патруля. Мы остались вчетвером, если не считать бармена, который немного оклемавшись, поднял перевёрнутый стол, стулья, и стал наводить порядок. А мы сели к столу, на котором так и стояли вазочки с недоеденным мороженым. Правда, теперь его уже можно было пить.
- Повоевали, - первым заговорил Юрий, когда мы сели, -    что дальше делать будем?
- Похоже, к нам претензий нет. Посидим немного, пусть девочки успокоятся. Да и своих дождаться надо, - продолжил я, глянув на Машу, которую трясло, только уже не от ярости, а от осознания того, что она убила:
- Я убила его, - проговорила она вслед моим мыслям дрожащим голосом, - я же не хотела. Как же так?
- Все хорошо, Машенька, - Юра подвинулся к ней и обнял за плечи. Ты не виновата и все правильно сделала. Это не человек был. Представь, что было бы с вами, если бы они вас увезли с собой. Успокойся, маленькая.
Я, увидев что бармен закончил собирать осколки с пола, позвал его. Он быстро подошёл:
- Что хотели?
- Водка есть?
- Нет.
- А что есть крепкое?
- Бренди, виски.
- Неси бутылку чего-нибудь покрепче. И еды какой-нибудь. Мясо, рыба, овощи, соленья и поострее. Ещё минералки холодной.
Официант убежал, а я придвинулся к Людмиле, которую тоже начало потряхивать, глазки покраснели и заблестели от подступивших слез. Я обнял её и стал гладить по спине, по соломенным волосам, шепча на ухо слова успокоения и просто разные глупости, чтобы хоть немного отвлечь её.
Минут через пять бармен принёс литровую бутылку виски «Lone star» и полный поднос закусок – какие-то колбаски, холодное нарезанное мясо, тарелку маринованных овощей и большой графин минеральной воды. Я разлил сразу грамм по сто. Не очень люблю, когда женщины пьют, но это был единственный на этот момент способ привести девушек в чувство. Как только взяли в руки бокалы, появились Аня и Настя с большими бумажными пакетами в руках. Подойдя, они начали что-то говорить о своём шопинге, но увидев состояние Люды и Маши тут же замолчали, переводя взгляды с девушек на нас и обратно. Первой нарушила паузу Аня:
- А что это вы такие? Что-то случилось? И виски средь бела дня.
- Садитесь сначала, - предложил Юрий, - берите бокалы, наливайте, сейчас расскажем.
Девушки присели к столу, плеснули себе по чуть-чуть виски и Аня снова спросила:
- Так за что пьём? Что же такое всё же произошло?
Зазвенели бокалы, я залпом выпил содержимое своего. Давно не пил виски, но оно от этого не изменилось – тот же качественный самогон, только тёмный и с какими-то добавками. Да ещё и тёплый. Лучше бы бренди заказали - хоть какое-то подобие коньяка. Обратил внимание, что Маша выпила свой бокал как воду и даже за закуску не сразу взялась. Людмила наоборот, кое-как, морщась, небольшими глотками выхлебала янтарную жидкость и тут же принялась заедать всем подряд, без разбора, а потом ещё и выпила целый стакан минералки. Моё воспитание даром не прошло, последние пару лет она не пила ничего крепче сухого вина, да и то, в гомеопатических дозах. Вишнёвку, здесь считать не будем.
- Ну, давайте, рассказывайте, - не унималась Анна.
- Хорошо, слушайте, - и я стал передавать события прошедшего часа. Люда с порозовевшими щёками уже стала заплетающимся голосом что-то добавлять, подсказывать, перебивая меня. Глянул на Машу, алкоголь на неё тоже подействовал правильно – щеки покраснели, и она сидела уже расслаблено, положив голову на плечо Коваля. Весь мой рассказ уместился минут в пять. Хотя, казалось, так много случилось за последний час.    Ещё минут пять нам пришлось отвечать на вопросы девушек.
- Да! – воскликнула Анна, - жалко нас не было, мы бы тогда сами разобрались. Как всегда все самое интересное пропустили.
- Не жалей, - слегка охладил её Юрий, - неизвестно как бы сложилось, будь вы вчетвером. Эти джигиты совсем не слабачками были. Просто нам удача улыбнулась. Первый не успел ничего сообразить, а второго Жора отвлёк, и Маша не растерялась. Ну, а уж с оставшимся было не трудно справиться. А вообще, как мне кажется, мы поимели ещё одну головную боль и лишние проблемы. Возможно, у них ещё друзья остались. Так что впредь нужно быть поосторожнее и не разбредаться. И ночью желательно подежурить по очереди. А ещё утром в полицию местную ехать для объяснений. Неизвестно ещё что там будет. Так что не жалейте.
- Да, - поддержал я идею Коваля, - подежурить ночью стоит. И сегодня не поедем к Саркису. Возьмём, что нужно в лавке и сами приготовим хороший ужин. Хватит праздновать, сейчас все мысли на подготовку к поездке направить надо.
- Мы-то не против, - согласилась Настя, - просто всегда обидно, когда что-то интересное без нас происходит.
- Поверьте, это было совсем не интересно. Больше противно и неприятно. Маша, когда захочет, расскажет, как ей было интересно. Хотя выброс адреналина у всех был ураганный.
Только успели все рассказать девушкам, как на улице раздался знакомый звук и у кафе остановился знакомый ПАЗик, зашли ребята, и началась вторая серия рассказа о нашем приключении. Пришлось брать ещё виски и закуски. Вторая серия отличалась от первой тем, что было меньше эмоций, и в конце никто не выражал сожалений по поводу того, что не участвовал в этом. Но, выводы были такими же, молодым красивым женщинам не стоит самим гулять по этому городу. Хотя, это, скорее всего, был единичный и совсем не типичный случай, и пусть говорится, что молния два раза не бьёт в одно и то же дерево, здесь уместнее другая истина – лучше перебдеть, чем недобдеть. И до русских земель расслабляться не стоит.

7 день НЗ    

Свободная территория под протекторатом Ордена, город Порто-Франко
23 год, 15число, 9 месяца, воскресенье 09:36

Вчерашний вечер закончился тихо и спокойно. Нажарили огромную сковороду купленной свежей свинины, выпили ещё понемногу коньяка, Люда пить отказалась. И совсем рано разошлись спать. Причём, как-то само собой получилось, что Маша ушла вместе с Юрием. Мы с Людмилой переглянулись и порадовались такому развитию событий.
Утром мы опять поехали в «4WD», вчера все пришли к выводу отложить сие действо, и заняться делами с утра, на свежую голову. В автосервисе мы оставили и ПАЗ ребят и Патрол Юрия, вернувшись на нашей Делике, которая обзавелась большим люком над вторым рядом сидений. Под потолком была аккуратно уложена система широких ремней, которая в считанные секунды превращалась в гнездо для пулемётчика, дающее ему возможность работать на ходу. Хотя можно было стрелять и просто стоя на сидении. Вокруг люка были укреплены титановые щитки, в салоне появились дуги, усиливающие кузов в месте установки люка, и на них сделаны крепления для коробов с запасными пулемётными лентами. Все сделано было очень аккуратно, как будто так и задумано прямо с завода. Видно руки мастеров. И вся доработка обошлась мне всего в семьсот экю.
Патрол пообещали сделать к вечеру, а Паз к следующему, поэтому решили после поездки в полицейский участок остальной день посвятить безделью, посидеть дома, а ближе к вечеру, если возникнет желание, прогуляться к морю, посмотреть порт. Уже потом, дома, глянув в календарь, поняли, что решение было правильным – день оказался воскресным, а как говорит Библия – «Седьмой день для отдыха».
Пока сдавали-принимали технику, подошло время посещения полицейского участка Патрульных сил Ордена. Подъехав, умудрились даже удачно припарковаться в тени двухэтажного здания. Мы вчетвером отправились полицию, а «команда ПАЗика», пожелав нам удачи, отправилась дожидаться нас в небольшое открытое кафе, расположенное неподалёку.

Свободная территория под протекторатом Ордена, город Порто-Франко
23 год, 15число, 9 месяца, воскресенье 11:48

Дежурный, когда мы вошли в здание, отправил нас на второй этаж. Найдя нужный кабинет, мы постучались, и, услышав приглашение, вошли. Нас встретил невысокий плотный патрульный со знаками различия первого лейтенанта, если я не путаю воинские звания американской армии. Он встал из-за стола, и подойдя к нам пожал каждому руку:
- Первый лейтенант Марк Поланский, (выходит, я не ошибся), старший следователь, присаживайтесь, я вас долго не задержу.
Мы сели с двух сторон длинного стола, за торцом которого сидел хозяин кабинета.
- Первым делом хочу поблагодарить вас от лица Ордена за обезвреживание опасных преступников. Оставшийся в живых Беслан Исмангулов после того, как его успокоили, рассказал немало интересного, Так же немало интересного мы нашли в их машине, которая стояла рядом с баром. Он все трое члены преступной группировки из Нью-Рино, промышляющей содержанием публичных домов и торговлей наркотиками. Сами бордели у нас не запрещены, люди вольны заниматься тем, чем им нравится, если это не противоречит законам. Но проституция допускается только добровольная. Они же захватывали симпатичных девушек и насильно принуждали их работать, либо привозили их из южных анклавов, где торговля живым товаром процветает, что уже не допустимо. Наркотики так же под запретом севернее Большого залива. И за то, и за другое полагается строгое наказание, вплоть до пожизненной каторги или смертной казни. Эти трое приехали два дня назад с целью открыть в нашем городе что-то вроде своего филиала, публичный дом, через который проходили бы захваченные ими девушки, и через него же организовать сбыт наркотиков. В их машине мы нашли около шести килограмм различных наркотических веществ, видимо для изучения спроса, узнать какие будут здесь лучше реализовываться. Так же в машине мы обнаружили два гранатомёта РПГ-7 с запасом выстрелов и полтора десятка мин. И то и другое запрещено иметь без специальной орденской лицензии. В общем, с вашей помощью мы предотвратили создание в городе нового преступного сообщества. Ещё раз благодарю вас. Теперь я хотел бы лично выслушать ваш рассказ о вчерашнем инциденте.
Пришлось снова детально рассказывать о вчерашних событиях, вспоминая различные мелочи. Сегодня это было проще – эмоции уже улеглись, особенно у девушек, и они смогли спокойно обо всем рассказать. Потом ещё какое-то время мы отвечали на вопросы офицера. Решив что ничего полезного от нас уже не узнать, Поланский ещё раз, уже третий, поблагодарил нас и, достав пару машинописных листов, подвинул их нам:
- Здесь список имущества, принадлежавшего бандитам, по нашим правилам оно переходит вам, и вот, - офицер подал ещё одну бумажку, - с этим пойдёте в банк, там переведут две тысячи за убитых, и ещё четырнадцать с половиной за гранатомёты и мины. Поскольку владеть ими без лицензии нельзя, то Орден выкупает их у вас. Получить остальное имущество можете на первом этаже в кабинете номер девять. Там же вам отдадут ключи от автомобиля.
- Машина тоже нам? – удивился я.
- Конечно. Я же сказал – все имущество. Ко мне вопросы ещё есть?
- А других сообщников у них нет? – Спросила Маша. Вчерашний конфликт ударил по её психике больше чем по другим, хотя, надо признаться, сегодня она выглядела уже вполне нормально.
- Не думаю, - успокоил её офицер, - вчера оставшегося в живых допрашивали специалисты, с применением спецсредств, но он о других сообщниках ничего не сообщил. Так что можете не бояться.
- А что будет с ним? – поинтересовалась Людмила.
- С ним ещё немного поработают, а потом отправят, скорее всего, на строительство железной дороги в АСШ, как я уже говорил, на пожизненную каторгу. Долго там не живут, и побегов оттуда не бывает. Так что спите спокойно, больше вы с ним уже никогда не встретитесь.
Я взял со стола бумаги. Список был немаленький. Ладно, посмотрим на месте, когда получать будем. Поднявшись, я окинул взглядом товарищей, вопросов, вроде, больше никто задавать не собирался.
- Мы можем идти? – задал я вопрос, который, судя по глазам, уже давно ожидал первый лейтенант.
- Да, конечно, - подскочил он, - не смею вас задерживать. Ещё раз благодарю за сотрудничество. До свидания.
Все поднялись, он проводил нас до двери и пожав руки выпустил из кабинета, закрыв за нами дверь.
- Ну что, пойдём подарки забирать? – спросил я спутников.
- Пошли, люблю подарки, - Люда взяла меня под руку.
- Мы тоже от них отказываться не собираемся, - поддержал Юрка, приобняв Машу, - правда?
- Правда, но я не горю желанием получать их таким способом.
- Ну, не мы в этом виноваты, - Коваль чмокнул Марию в щеку, - впредь постараемся избегать таких проблем.
Девятый кабинет оказался чем-то вроде небольшого склада. Поднявшийся из-за некоего подобия прилавка, перегораживающего комнату сержант глянул наши бумаги, и взял со стола их копии:
- Принимайте по списку, - подал он пару пустых оружейных баулов и стал подавать уже наши вещи по списку, в котором было учтено все до мелочей. Вначале списка значились деньги в сумме семнадцати тысяч пятисот шестидесяти трёх экю, разными купюрами. Дальше шёл перечень имущества почти на ста позициях. Я подумал, что денег, конечно, не мало, даже много по здешним меркам. Но, явно маловато для открытия публичного дома. Или они собирались недостающие заработать на продаже наркотиков? В принципе, не важно. Для нас и так эта сумма свалилась почти из ниоткуда. И я был рад, несмотря на то, что мы и так были сказочно богаты. Но, видимо не врёт старая народная мудрость – деньги идут к деньгам. А для нас главное, чтобы неприятности не шли к неприятностям.
Досталось нам от вчерашних противников очень даже немало хороших и полезных подарков. Вот только основное: три автомата АК-101 с кучей дополнительного оборудования – прицелов, фонарей и так далее; пистолеты Глок-17, «Гюрза» и револьвер «Кольт-Питон»; пулемёт «Печенег»; снайперская винтовка ОСВ-96. Ко всему море патронов, четыре разных ножа, пара электрошокеров, два хороших бинокля, четыре портативных радиостанции, прибор ночного видения и ещё много всякой всячины вроде аптечек, пайков, одежды. Завершали список презервативы в количестве пятисот штук. Значит, точно собирались публичный дом открывать, самим бы их и за полгода не исшаркать, на половых гигантов они похожи не были. Передав всё и опечатав сумки с оружием, сержант передал нам ключи от машины и проводил на стоянку во дворе участка. Здесь мы были приятно удивлены – полученные ключи были от российского автомобиля внедорожника «Тигр», только, в каком-то странном смешанном гражданско-военном исполнении. Кузов чёрный металлик, кожаный салон с кучей удобств, вроде анатомических кресел, минибара, холодильника, кондиционера и других приятных дополнений.    И в то же время, стандартный тигровский люк, окна с бойницами в бортах, бронестекла. Заводского бронирования нет, но при внимательном рассмотрении обнаружили титановые пластины, которыми защищены борта, двигатель, кстати, оппелевский дизель, и топливные баки увеличенного объёма. Перед радиаторной решёткой мощный кенгурятник с большой лебёдкой. В общем, мы сделали вывод, что изначально гражданский внедорожник был кардинально переделан и доработан.
- Слышь, Жор, - подошёл ко мне Юрка, когда мы облазили наше новоприобретение, - я такую вещь продавать не хочу. «Такая корова нужна самому».
- Я тоже так думаю. Только теперь надо решать, что из наших машин будем продавать. А если ничего, так как этот автопарк гнать. Девчата за рулём такую дорогу не выдержат.
- Давай сначала заберём ребят и дома вместе порешаем. Может, что придумаем.
- Ладно, отложим решение до лучших времён, как обычно. Ну что, кто на этом монстре поедет?
- Я, конечно. На улице твоя Делика стоит. Так будет справедливо. А там уже разберёмся, кому что.
- Согласен. Выезжайте, а мы пошли к своей ласточке.

Свободная территория под протекторатом Ордена, город Порто-Франко
23 год, 15число, 9 месяца, воскресенье 14:23

Делика почти не нагрелась, стоя в тени здания. Хотя, на улице явно уже за тридцать. Чем хороша жара, так это тем, что машину греть не надо. Завёл, подождал полминуты, пока масло по каналам разбежится, и в путь. Датчик показывает температуру около шестидесяти градусов, а ведь мы пробыли в участке больше двух часов, освободившись только к полудню, то есть к пятнадцати часам по местным меркам. Всё не могу привыкнуть. И мой желудок был со мной согласен, он привык измерять время не по цифрам на экранчике и не по стрелка на циферблате, а по пище, попадавшей в него, и теперь урчанием и лёгкими спазмами напоминал, что пора что-то в него закинуть.
- А где Юра с Машей? – спросил Василий, когда мы с Людмилой вышли из машины к ожидавшим нас у кафе ребятам.
- Арестовали, - пошутил я, но увидев по лицам ребят, что шутка совсем не смешная после приключений последних дней, поспешил исправиться, - сейчас подъедут. Наш автопарк пополнился ещё на одну единицу.
Через несколько минут рядом остановился красавец «Тигр», и из него вышли улыбающиеся Юрий с Машей.
- Классная машина, - похвалил Юрий, - правда, тяжеловата и из-за этого немного туповата в управлении, но мощь так и прёт. В поездках по бездорожью и пересечёнке ей цены не будет. А в гонках нам не участвовать. Умеет наш автопром иногда вещи делать.
- Ух ты, - Василий с Павлом как дети кинулись осматривать новую игрушку, заглядывать внутрь, - и откуда такое богатство? Неужели от вчерашних бандитов?
- От них, - подтвердил я, - только давайте дома рассмотрим. У нас до вечера уйма свободного времени. А сейчас ещё надо в банк заехать. Потом предлагаю прикупить вкусностей и уже дома спокойно отпраздновать это внезапное наследство, рассмотреть и разобрать все подарки.
Мы переехали на Овальную площадь, к зданию банка и здесь разделились, наша четвёрка пошла получать премию, а «экипаж ПАЗика» отправился прогуляться по магазинам. Зачисление денег заняло не больше пятнадцати минут, посетителей в банке не было. Поменяв бумажку из полиции в одном кабинете на три разноцветных квитанции, точнее на оригинал и две копии, одну из которых у нас забрали в другом кабинете, оригинал остался в кассе, а ещё одна копия у нас. При этом наши счета увеличились на четыре с лишним тысячи каждый. Мы, недолго думая, поделили премию поровну.
Когда вышли на полуденную жару, ребят ещё не было, и мы, увидев ювелирный магазин, зашли в него. Здесь мы сдали пригоршню украшений, которые тоже достались нам в наследство. Правда, их у нас приняли по цене лома, но тоже приятно – три с небольшим тысячи экю, которые тут же и потратили, купив девушкам подарки – небольшие золотые серьги ручной работы с симпатичными камешками. Людмиле с зелёными, под цвет глаз изумрудами, а Маше с рубинами, очень идущими к её черным как смоль волосам и карим глазам.
На этот раз, когда мы подошли к машинам, ребята уже ждали нас, поедая мороженное в вафельных рожках, однако, цивилизация двигается по этому миру.
- Хотели взять и вам, - сказала Аня, вытирая белые «усы», - но подумали, что донесём уже сладкое молочко. А домой купили готовых шашлыков и зелени. А вы уже освободились?
- И не только освободились, не утерпело похвастаться моё маленькое чудо и, откинув с уха прядь соломенных волос, показала сверкнувшую в лучах солнца серёжку. Все же она ещё во многом оставалась ребёнком, не смотря на то, что слишком рано столкнулась с суровой взрослой жизнью, причём не с самыми светлыми её сторонами.
- Классно, - оценила Анна, Настя поддакнула. Потом повернулись к Маше, - у тебя тоже обнова?
- Да-а, - протянула та, сдвигая свои антрацитовые волосы, чем-то напоминающие вороново крыло.
- Обалдеть, - воскликнула Аня и они с Настей дружно повернулись к своим мужчинам, по глазам которых было понятно, что им не удастся отвертеться от покупки подарков своим любимым.
- Ладно, - прервал я девушек, - продолжим выставку дома, а то мой желудок скоро начнёт сам себя переваривать.
- И действительно, девочки, - взмолился Паша, - поехали домой, очень кушать хочется. А подарки вам обязательно будут, в следующий раз. Завтра заедем.
Девушки спорить не стали, видимо тоже проголодались, а скорее всего подумали, что если купить подарки сейчас, то эффект не будет таким ярким. Женщины всегда остаются женщинами.

Свободная территория под протекторатом Ордена, город Порто-Франко
23 год, 15число, 9 месяца, воскресенье 15:43

Дома девушки пошли готовить обед, вернее накрывать на стол, шашлыки были ещё горячими, а мужска половина начала разбирать «подарки», сваленные в «Тигре». Сумки с одеждой сразу отложили в сторону, чтобы избавиться от них, пусть даже сдать за копейки в любой магазин. Просто выбросить жалко, но и носить что-то принадлежащее тем джигитам ни у кого желания не было, пусть даже эти вещи и были новыми. Остальное пока решили всё оставить себе. В средствах мы стеснены не были, так что пусть будет. Если не пригодится, то избавиться никогда не поздно от лишнего. Единственное, что оставалось под вопросом, это оружие, вернее автоматы. Они хоть и были российского производства, но под натовский патрон. Иметь разные калибры у основного оружия не хотелось. Тут подал идею Павел:
- А что если поменять их на «сто третьи»? Мы бы их у вас купили. Поновее наших АКМов, да и возможность установки разных девайсов на них есть. И вообще, машинки посовременнее.
- Так, где поменять? «Сто третьих» в магазинах мы пока не видели. Лучше отдайте свои в магазин, и вам их сделают как надо. И планки поставят, и приклады поменяют на удобные. А то, что эти новее, ещё ни о чем не говорит. Раньше качественней делали и надёжнее. А насчёт этих «сто первых», так мы их вам подарим, вместе со всем обвесом, думаю Юра не против будет. Обвес пойдёт на ваши, а эти в счёт работы. Вам бы девчонкам автоматы под 7,62 поменять. Чтобы одинаковые были. Ты как, Юр?
- Конечно не против, раз досталось почти на халяву, то делиться надо. Иначе потом везение обидится и уйдёт.
- Вот спасибо, мужики. С нас простава. Хоть сейчас, - загорелись глаза у Василия.
- Успеете ещё. Нам, по-моему, ещё долго вместе здесь быть. Как-то быстро и легко    мы объединились и уже стали строить совместные планы. Поэтому, думаю, мы ещё какое-то время побудем одной командой. А дальше видно будет. Лучше давайте дальше смотреть.
- А с остальным оружием, что делать будете? – поинтересовался Павел.
- Пусть остаётся. «Гюрзу», если Юрка не против, себе возьму, очень она мне нравится. И патроны бронебойные, и прицельная дальность считается вдвое дальше чем у других.
- Бери, - согласился Коваль, - а я себе «Питон» заберу. Давно мечтал о револьвере, но там было нельзя, а здесь, просто так, как игрушку, покупать не хотелось. С ним же чуть    ли не заново учиться стрелять придётся. А так, раз сам упал, то поиграем. Кстати, «Глок» тоже можете себе забрать, так сказать в довесок.
- Ещё раз благодарим, кивнул головой Павел, - а остальное?
- ПБ пусть остаются, только убрать их подальше. Как нам объяснили, «тихое» оружие здесь не запрещено, но не приветствуется, честным людям, как считается, оно не нужно. Про «Печенег» и разговора нет, все равно собирались пулемёты покупать, а тут он, можно сказать, в комплекте с машиной. Ну а «Взломщик», это вообще супербонус. Патрон мощный, прицельная дальность до двух километров. Хоть на слона иди, думаю им и рогача одним выстрелом свалить можно, если попасть удачно. И оптика с ним хорошая, шестнадцатикратная, и ночник тоже есть. В общем, мечта поэта. Ладно, хватит болтать, пошли обедать, вон Маша уже второй раз зовёт, - я показал рукой в сторону девушки, которая махала рукой с открытой веранды, сбоку от дома, прикрытой деревьями и какими-то вьющимися лианами, - а то они всё без нас съедят, а если ещё и выпьют, то за нас примутся.
За столом, пока нас не было, обсуждали ювелирные украшения, а с нашим приходом разговор перекинулся на вчерашнее происшествие и гору нечаянных подарков свалившихся на нас в его результате. Парни не удержались и похвастались подарками. В результате решили завтра, после того, как вся техника будет готова, ехать в «RA Guns and Ammo», закрыть, во всяком случае, пока, вопросы с оружием и боеприпасами. А потом, если будет время, съездить на стрельбище, предварительно заехав на грузовой терминал, узнать, может, в ближайшее время будут новые конвои, которых раньше в расписании не было.
Когда шашлыки закончились, в желудках появилась приятная тяжесть, а в головах лёгкий шум от пива и вишнёвки, решили разойтись по комнатам и отдохнуть пару часов. Все-таки при таких длинных сутках    и тропической жаре сиеста совсем не лишняя. Во всяком случае, пока не привыкнем к здешним физическим условиям. Жара и обильный вкусный обед подействовал на нас так, что даже моё ненасытное Солнышко, после того, как мы приняли совместный душ и легли под прохладные простыни (кондиционер установлен на двадцать градусов), ткнулась носом мне в плечо и предложила:
- Давай поспим, а?
- Как скажешь, - с деланным неудовольствием согласился я, но тут же почувствовал, как она отпрянула, повернулся к ней и с улыбкой глядя в её удивлённые глаза, поцеловал курносый носик, - конечно поспим, я тоже очень устал, Солнышко. Давай просто отдохнём.

Свободная территория под протекторатом Ордена, город Порто-Франко
23 год, 15число, 9 месяца, воскресенье 20:55

Поднялись мы с Людмилой уже к двадцати одному часу, по местному, можно сказать, к шести вечера. До поездки в автосервис оставался ещё час. Мы ополоснулись под душем и, одевшись, спустились вниз. Там Юрий с Машей уже варили кофе. По лицам было видно, что они тоже, совсем недавно, вернулись из царства Морфея.
- Мы, кажется, вовремя, - Людмила стала выставлять на стол чашки, лёгкие закуски, сладости.
- Вообще-то я на двоих готовила, - Мария стала разливать кофе, - но ладно, будет мало, ещё сварим. Выспались?
- Ага, - подтвердила Люда и тут же зашипела, обжёгшись, - совсем готовить не умеешь, разве можно такой горячий делать? Я губы обожгла.
- А что, ветер под носом кончился? – рассмеялась Маша, - ну вот, теперь целоваться не сможешь, и Жоре придётся искать тебе замену.
- Не дождётесь, смогу, - фыркнуло моё Чудо, - а если кто-то захочет поискать замену, то он уже никогда целоваться не сможет, и не только целоваться.
- Все, я уже испугался. Лисёнок в гневе страшнее носорога. А губы мы вылечим,    и не с такими травмами справлялись.
Так, перешучиваясь, мы допили кофе, второй раз ставить не понадобилось. В это время зашли ребята. По глазам было видно, что они их только что промыли после сна.
- Кажется, мы опоздали, - зевая, проговорил Павел, - и время, уже ехать надо.
- А что вы опоздали? Успокоил я, - кофе есть, вода тоже, варите, пейте, просыпайтесь. Что все компанией ехать? Мы сами «Патрол» заберём и вернёмся. Это уже завтра за вашим монстром вместе поедем, чтобы потом вместе к Раулю в оружейный. Так что отдыхайте, и можете начинать ужин готовить.
- Может, по дороге что-нибудь готовое возьмёте? – с надеждой предложила Анна, - а то как-то не хочется у плиты жариться.
- Ладно, лентяи, - согласился я, - что-нибудь возьмём, а вы, хотя бы, салатиков настрогайте. Овощи в холодильнике ещё есть.
«Патрол» механики доработали по той же схеме, что и нашу «Делику», и обошлось всё в ту же небольшую сумму. Юрий рассчитался, поблагодарил мастеров, которые сказали, что ПАЗ будет готов завтра к обеду. На обратном пути я сел за руль «Тигра», Людмила устроилась рядом, и мы поехали в район порта, решили найти там какой-нибудь рыбный ресторанчик и устроить ужин из даров моря. А Юрий с Машей отправились домой на обновлённом джипе. Нужное заведение мы нашли почти рядом с воротами порта, заправлял им какой-то китаец, и через полчаса мы увозили с собой несколько контейнеров наполненных блюдами из рыбы, местного аналога кальмара и даже каких-то водорослей. Китайская кухня и здесь руководствовалась тем же принципом – есть можно все, главное правильно приготовить. Дома всё было готово и нам оставалось только выложить еду на тарелки. Её оказалось много, ужин затянулся, и хотя мы и собирались прекращать употребление алкоголя, начинать готовиться и тренироваться, но, не отметить свалившегося ниоткуда «Тигра», да ещё и с кучей полезных вещей, не говоря уже о крупной сумме, было нельзя. Да и про купленные серёжки тоже не забыли. Правда, много выпивать все равно не стали. Ограничились парой бутылок «Абсолюта» мужчинам и литром вишнёвки девушкам.

8 день НЗ

Свободная территория под протекторатом Ордена, город Порто-Франко
23 год, 16число, 9 месяца, понедельник 06:54

Хоть и просидели вчера долго, но спать разошлись за пару часов до полуночи и проснулся я сегодня ещё до семи часов. Прикрыв простынею спящую Людмилу, я как был, вышел на крыльцо. На улице было хорошо, светило    ещё только поднялось над горизонтом и не успело раскалить своими лучами дома, дороги, ещё прохладный утренний воздух. Постояв немного и подышав утренней свежестью, я вернулся в дом, отыскал трубку, табак, сварил большую чашку крепкого кофе и опять вышел на крыльцо. Это было первое такое тихое и спокойное утро с тех пор, как Ефим приехал ко мне с неожиданным и неприятным известием, круто изменившим мою, и не только мою жизнь. Это казалось таким далёким, уже терявшим реальность, как будто и было не с нами. А ведь действительно не с нами, там была Нона Соломина и Георгий Лавров, а здесь Людмила и Георгий Росс. Там были девочка и пенсионер, а здесь новая семья, её можно даже назвать молодой, глядя на лучшую половину, рядом с которой я чувствовал себя лет на двадцать моложе.
Скрипнула дверь, по крыльцу прошлёпали босые ноги, и рядом опустилась Людмила, ещё сонная, в накинутом на плечи коротком халатике. Коснувшись губами моего плеча, она молча взяла у меня чашку, отхлебнула пару глотков и прижалась к плечу. Я отложил уже потухшую трубку и прижал к себе моё маленькое любимое чудо.
- Маленькое солнышко вышло посмотреть, как поднимается большое? – улыбнулся я. Но, Людмила казалось, не услышала меня.
- Я проснулась, а тебя нет. Сначала даже испугалась. Когда тебя нет рядом, мне начинает казаться, что все, что произошло, мне приснилось. А потом вижу тебя, и сердце замирает. Я такая счастливая, это никто даже представить не может. Я хотела счастья, мечтала о нем, представляла, как всё у нас с тобой будет, как мы будем вместе, но я даже представить не могла, что это будет так, так как будто в сказке. Раньше никогда бы не поверила, что бывает столько счастья, что оно бывает таким огромным, а оказывается что бывает и не у кого-нибудь, а у меня.
Я нежно поцеловал девушку в солнечную макушку, маленькое твёрдое ушко, ещё розовую от сна щеку, коснулся губами её губ:
- Девочка моя маленькая, это счастье не только у тебя, но и у меня, а от того, что оно у нас двоих, то становится во много раз больше. Ведь счастье, оно же внутри нас, и не зависит от того, где мы и как мы, оно есть только потому, что мы вместе, и мы будем счастливы, где бы мы ни были, что бы с нами не случилось. Главное, чтобы вместе.
- Ага, - Людмила по-детски шмыгнула носом, - вместе. А когда нас станет трое, а потом может быть четверо, или больше, счастья станет ещё больше.
- Обязательно. Только не будем очень торопиться, насладимся сначала этим, и подготовим, построим тот маленький рай, в котором мы будем наше счастье преумножать и растить.
Людмила повернулась ко мне, внимательно посмотрела в глаза, как будто что-то ища в них, потом чмокнула в нос и вскочила:
- А сейчас мне до полного счастья не хватает маленькой чашечки кофе, пойду, сварю, а ты сиди, я сама принесу. Посидим тут ещё. Утро такое хорошее, - и умчалась, прихватив мою опустевшую чашку. А я разжёг потухшую трубку и затянулся ароматным дымом.
Следующими после нас поднялась «команда ПАЗика», правда к тому времени мы успели выпить по паре чашек кофе, уже с колбасой, холодным мясом, а в конце ещё и с пирожными. С подъёмом ребят дом наполнился шумом, и вскоре Юрий с Машей тоже выбрались из своей берлоги. Часы показывали уже почти десять утра. Все устроились завтракать остатками вчерашнего ужина. Мы с Людой тоже сели к столу, чтобы не отрываться от коллектива, но обошлись лимонадом, мы уже успели успокоить свои аппетиты.
- Ну что, - предложил Павел, когда они утолили первый голод, - может, не будем терять время? Автобус забирать ещё не скоро, успеем съездить в оружейный, разобраться с автоматами, взять пулемёты на ваши машины, а как заберём автобус, можно будет сразу на стрельбище ехать. Как моё предложение?
- Я за! – поднял руку как примерный ученик Василий. Следом и мы с Юрием согласились с толковым предложением. Девушкам было все равно. Единственное, это Аня напомнила:
- И в ювелирный заедем. Вы вчера обещали.
- Конечно, заедем, раз обещали, - согласился Василий, хотя по глазам было видно, что новый пункт плана ему не очень нравится.
- Тогда доедаем, собираемся и поехали, - подытожил я, - мы ещё хотели шмотки из «Тигра» куда-нибудь пристроить.

Свободная территория под протекторатом Ордена, город Порто-Франко
23 год, 16число, 9 месяца, понедельник 11:23

Выехали мы на двух машинах – «Тигре» и «Патроле». Сначала броневик брать не хотели, все же тяжеловат и туповат, чтобы крутиться на нем по городу. Но, поразмыслив, взяли и его. Причин было две – первая – посоветоваться с оружейником, что на него поставить. И вторая – наша лень – баулы с лишними шмотками и оружием лежали в нем, и перетаскивать не хотелось. Юрий с Машей сели в свой джип, а остальные загрузились в «Тигра» - машина была в новинку, и всем хотелось посмотреть её на ходу. Доводы, что скоро всем ещё надоест кататься, были скромно отодвинуты в сторону – любопытство – одно из самых сильных чувств, с которым сложно бороться. Когда уже отъехали от дома, мне пришла в голову ещё одна причина – броневичок стоило перекрасить. Чёрный металлик годился для красивых выездов в город, свадеб или похорон, а для дальних поездок под палящим солнцем, да ещё и имея вероятность встречи с дорожными бандитами, этот цвет совсем не уместен. Об этом я и сообщил Юрию по рации.
- Согласен, - отозвался он на моё предложение, - дадим ребятам ещё немного заработать.
В «RA Guns and Ammo» мы ввалились всей толпой, с оружейными сумками. Хозяин нас узнал. Ещё бы, наверное, не каждый день приходят покупатели, дающие ему такую выручку, как мы позавчера. Причём, совершенно не торгуясь.
- Пришли прицениваться к пулемётам? – спросил он нас, поздоровавшись.
- И к ним тоже, - ответил я, - а ещё, вот, посмотрите.
Хозяин откусил пломбы с баулов и выложил на стол их содержимое.
- Так это вы успокоили тех бандитов? Поздравляю.
- Уже знаете? – удивился я.
- Конечно. Порто-Франко городок небольшой. Это он только по меркам этого мира чуть ли не мегаполис. А так, чуть больше тридцати тысяч постоянного населения. Ну, и сколько-то переселенцев постоянно в нем находятся. Готовятся к старту, вроде вас. Так что новости распространяются быстро. И первыми их обычно узнают торговцы – покупатели держат в курсе событий. Та, и чем вы здесь разжились? Отдохните немного, я посмотрю. Можете взять пиво в холодильнике или выпить кофе, вон в углу на столике чашки, чайник и все что требуется. Правда, растворимый.
Может кто-то отказался бы, но не мы. Мужики подошли к холодильнику, Аня с Настей тоже. А Маша с Людой предпочли включить электрочайник. Минут через двадцать Рауль закончил осмотр    и выдал своё резюме – всё оружие практически новое, кроме «Питона» и пулемёта, но и они в нормальном состоянии, ещё поработают, на наш век хватит. И следом выдал цены. На наше предложение поменять все «сто первые» и АК-74 на ещё два АКМа и вместе с двумя имеющимися доработать так же как и наши, заменить приклады, установить планки Пикатини, естественно согласился. Что это будет стоить, скажет когда все сделает, то есть к вечеру. Возражений не было. Натовские патроны поменяли один к одному, хотя здесь хозяин магазина выигрывал вдвое. 5,56х45 были из-за ленточки, а 7,62х39 местные, от «Демидовскпатрона». Но, спорить не стали. Главное – результат. Да никто и не стал бы пересчитывать по цене – Демидовский завод выпускал и натовский стандарт, так что спорить о цене смысла не было. Покончив с личным оружием, перешли к пулемётам. Все же хотелось, чтобы он стоял в каждой машине. Рауль вышел с нами на улицу, глянул «Тигр» и сказал, что «Печенег» ему не по чину – мелковат. В магазине есть один «Корд», и вот он как раз для такой машины. Ставим его и получаем маленький бронетранспортёр, на котором, если прижмёт, то можно и повоевать. Мы с Юрием согласились хотя где-то в груди и зашевелилось земноводное, прозываемое жабой, а в голове защёлкал калькулятор, прикидывая, во сколько это нам все обойдётся. Да и патроны к «Корду» стоят наверняка не по двадцать и не по тридцать центов. Пришлось наступить на жабу, чтобы не квакала. Деньги, вложенные в оружие, всегда можно вернуть, продав его. Ну, а про боеприпасы промолчим. На том и сошлись. Сказали ещё и про автобус, на что получили предложение, подъехать на нем, и потом решать, а Рауль к тому времени подготовит автоматы. На этом и разъехались.
Следующим пунктом нашей программы было сдать одежду, доставшуюся от кавказцев. Мы двинулись в сторону Овальной площади, но    на одной из боковых улочек увидел скромный крест над крышей небольшого домика и свернул туда. «Патрол» Юрия завернул следом. Под крестом оказался то ли молельный дом, то ли часовня, я так и не понял. Когда мы остановились, к нам подошёл священник в простой чёрной рясе и такой же шапочке на голове. На груди у него висел простой медный крест, начищенный до блеска. По-английски он говорил плохо, по-русски совсем никак. Его родным был французский, ну и конечно он знал латынь. Тут было наше полное несовпадение, разве что кроме того, что по-английски я тоже говорил еле-еле. На помощь пришла Маша с её отличным знанием языка Дюма и Мольера. Остальные члены нашей команды знанием французского и латыни тоже отягощены не были. В общем, весь разговор вела Мария, да и разговоров-то много не было нужно. Через пару минут Маша выдала нам команду, и мы поставили приготовленные сумки на крыльцо. После этого священник перекрестил нас и что-то сказал, как я понял, благодаря и благословляя, и сам стал заносить сумки в дверь своего заведения. Как объяснила потом Маша, чутье меня не обмануло, это действительно было что-то вроде молельного дома, и одним из основных его забот была благотворительность – сбор пожертвований и помощь переселенцам попавшим в трудную ситуацию, нищим, которые пусть и в единичных экземплярах появились здесь. В общем, я попал по адресу. Заведение не принадлежало к какой-то определённой христианской конфессии, да и не было ещё на Новой земле того строгого деления на различные церкви и течения. Все ещё было в зачаточном состоянии. Да и не разбирался я особо в религиях. Для меня они все были одинаковы, и я никогда не понимал извечной борьбы между ними. А сейчас моё решение было почти спонтанным, и я объяснил спутникам, что мы от продажи этих тряпок особо не обогатились бы, а так сделали богоугодное дело и может быть где-то и когда-то нам это зачтётся. Хотя, как я уже сказал, я был ни разу не религиозен, и больше склонялся к старой славянской, русской вере, с её пантеоном богов. Никто и не стал спорить, приняв моё решение как должное. Задержались мы не больше чем на десять минут, и одна из забот свалилась с плеч.

Свободная территория под протекторатом Ордена, город Порто-Франко
23 год, 16число, 9 месяца, понедельник 14:10

Обновлённый ПАЗ уже стоял перед воротами. Мы осмотрели его, хозяева остались довольны. Теперь сзади открывалось окно, перед которым был сделан упор для пулемёта. Мастера показали ремни и их крепления, с помощью которых пулемётчик удерживался во время движения. Посмотрели мы и остальные доработки. Главное, в автобусе появилась стойка под аппаратуру. Ребята решили немного разориться и обзавестись хорошей радиосвязью. Как объяснили, Проф приболтал их на неполный комплект армейской радиостанции, обеспечивающих связь в движении на расстояние до трёхсот километров, а на стоянках и до тысячи. Она была оборудована сканером, ещё кучей разных функций и работала почти во всех диапазонах, используемых на Новой Земле. В общем, у меня сложилось впечатление, что их просто развели на двенадцать тысяч экю. Хотя, кто его знает, может эта, на первый взгляд, лишняя трата, когда-нибудь спасёт их или кого-то ещё. Я ещё договорился с мастерами перекрасить «Тигра», сказав, что пригоню его на днях.
Ребята перебрались в автобус, и мы поехали обратно к оружейному. Рауль как раз занимался автоматами для «команды ПАЗика», сказав, что все будет готово через пару часов. Выйдя и посмотрев автобус, он сказал, что мудрить нечего, и на него пойдёт «Печенег», который ребята и взяли с тройным боекомплектом. Потом хозяин магазина ещё раз осмотрел «Тигра» и подтвердил, что лучше поставить «Утёс» - люк стандартный, и рассчитан на установку такого пулемёта.    В результате мы стали его обладателем, с шестнадцатикратной оптикой в комплекте и десятью банками на пятьдесят патронов. Покупка облегчила наши кошельки на одиннадцать тысяч, и ещё больше двух за патроны – десять цинков по сто шестьдесят штук. Полтора экю за штучку, не слабо. Один выстрел как обед без спиртного. Но, что поделать. Раз решили на безопасности не экономить. Я ещё подумал, сколько будут стоить снайперские патроны для «Взломщика», ответ Рауля не особо порадовал, четыре с половиной за один. Ладно, пока обойдёмся теми, что достались с винтовкой, сто шестьдесят штук, если не палить по воробьям, то надолго хватит.
Уже собрались уходить, когда ребята пошушукавшись, сдали и свои ПМы, взяв второй Глок-17 и девушкам такие же Беретты, как у Люды с Машей.
- Ну что? - спросил я, когда все торгово-оружейные дела закончились, - с вооружением, можно сказать, закончили? Теперь весь упор на подготовку, и пора планировать, когда и как будем выезжать. Сейчас заедем на площадку конвоев, может что нового узнаем, потом домой, обедаем, отдыхаем и думаем как дальше жить. Никто не против?
Молчание означало согласие. Опять разобрались по машинам и переехали к грузовому терминалу, до которого было рукой подать. Мы, как и в прошлый раз, остановили машины, не доезжая шлагбаума. Девушки идти отказались, и мы пошли вчетвером. Здесь, как всегда, было столпотворение. Грузовики, пикапы, прицепы, шаланды. И между ними десятки человек. Происходящее напоминало иллюстрацию к учебнику по физике, на тему «Броуновское движение». На саму площадку мы проходить не стали, а зашли в небольшой домик сразу за воротами. Здесь было что-то вроде караульного помещения и диспетчерской одновременно. На стене висело расписание конвоев, но оно почти не изменилось, за те три дня, что мы здесь не были. Убраны были те, что ушли, и добавилась парочка новых через две недели, но и они нам не подходили. Тогда мы подошли к диспетчеру. Здесь мы узнали немного больше. Нет, конвоев, которые вели специальные команды, кроме тех, о которых мы прочитали в расписании на стене, больше не было. Но, он рассказал нам о новой услуге, ели это можно так назвать. Оказывается, после того, как в прошлом году уничтожили много банд, во время проведение какой-то спецоперации, проведённой после нападения на автобус, перевозивший то ли фотомоделей, то ли каких-то звёзд эстрады, и примерно в то же время перекрытия путей прихода банд из Латинского Союза, терроризировавших до этого Северную трассу, на дорогах стало в разы спокойнее и безопаснее. Не совсем, конечно, но люди уже часто стали рисковать ездить между городами и на дальние расстояния без специального сопровождения. И в этом году, сразу после мокрого сезона, появилась эта новая услуга. Собирающиеся в дальнюю поездку путешественники регистрировались в представительствах Ордена, которые были почти во всех населённых пунктах, сообщали состав группы, маршрут и примерный график движения. За небольшую плату им выдавались частоты для связи, места расположения подразделений Патрульных Сил и гарантировали, что если в пути что-то произойдёт, то в случае нахождения их в зоне действия орденской радиосвязи, к ним будет выслана тревожная группа. Если связи в том месте не будет, то в случае неприбытия в контрольное время в очередную точку маршрута, будет организована поисково – спасательная операция. Иногда такие группы объединялись, если внушали друг другу доверие, чем больше колонна, лучше вооружена и организована, тем меньше вероятность нападения. Зарегистрироваться и оплатить услуги в Порто-Франко, можно было прямо здесь, у диспетчера, или он давал информацию об уже зарегистрированных группах, которые были не против присоединения попутчиков. Если мы соединялись с какой-то колонной, то в заявку вносились изменения и, соответственно, производилась доплата. Узнав состав нашей команды и конечную точку, вернее район путешествия, он предложил нам зарегистрироваться как самостоятельная колонна или присоединиться к одной из двух уже заявленных в нужном нам направлении. От первой мы сразу отказались, она выходила послезавтра, и шла только до Виго. А вот вторая нас заинтересовала – через пять дней в Аламо выходила колонна из четырёх машин. Если повезёт, и мы с ними договоримся, то они возьмут нас в свой состав. Узнав как найти старшего этой команды, который в заявке указал, что не против, если к ним присоединятся адекватные попутчики на нормальных машинах и умеющих обращаться с оружием, мы вернулись к машинам.
- Ну, что, мне кажется, стоит попытаться выехать с этой колонной, - предложил я, когда все собрались у машин, - Аламо, это почти средина пути между Порто-Франко и русскими землями. Дальше можно или по Северной дороге продолжить путь, или через Форт-Янг, спуститься к берегу Залива, и дальше двигаться вдоль него. Посмотрим, сначала, что за попутчики, конечно. Если люди нормальные, то за дорогу с ними и узнаем многое, и опыта наберёмся, а дальше можно будет уже и самим.
- По-моему, нормальный вариант, - поддержал меня Василий, - за четыре дня подготовимся, наведём ревизию своих запасов, покатаемся на стрельбище и можно ехать. Лучшего варианта в ближайшее время не предвидится.
- Мне тоже такой вариант нравится, - высказал своё мнение Коваль и повернулся к девушкам, - а вы что молчите?
- А мы что? – за всех ответила Маша, - такие решения мужчины принимают. Мы как вы. И вообще, мы же не спрашиваем, сколько соли в борщ класть или как блины печь.
- Кстати, о борще и о блинах, - поднял палец кверху Юрка, - время обеда давно прошло. Очень кушать хочется. Заедем в какой-нибудь ресторанчик, или дома поедим?
- Лучше и то и другое, - высказалась Людмила. Все недоуменно глянули в её сторону, - ну, я в смысле, хотела сказать, что заедем в ресторан, возьмём готовых блюд, и пообедаем дома. А то и готовить не хочется, и к тому же это долго. И после обеда хочется сразу завалиться, отдохнуть, а не ехать ещё домой.
- Так бы и сказала сразу, а то я подумала, что ты предлагаешь дважды пообедать. И похоже не только я, - засмеялась Аня.
- Тогда по коням, - махнул я рукой.

9 день НЗ
Свободная территория под протекторатом Ордена, город Порто-Франко
23 год, 17число, 9 месяца, вторник 08:37

Вчерашний день у нас, собственно, и закончился после посещения Грузового терминала. После него мы разделились, ребята на ПАЗике поехали к Раулю, забирать оружие, которое уже должно было быть готовым, а мы домой, заехав в первый попавшийся ресторанчик и набрав готовых блюд. После позднего плотного обеда стало клонить в сон, и мы с Людмилой, быстро приняв душ, завалились в мягкую постель. Что-то у нас начал выстраиваться новый распорядок дня, в котором появился совсем ненужный элемент – послеобеденная сиеста. В пути нам вряд ли кто даст спать днём. Так что нужно избавляться от этой привычки.
Проспав до двадцати часов, я проснулся вполне выспавшимся. Аккуратно, чтобы не разбудить крепко спящую Людмилу, я выбрался из постели, и невольно залюбовался ею. Во сне лицо выглядело совсем детским, а надутые губки только усиливали это впечатление. Волосы цвета солнца разметались по подушке, длинные ресницы вздрагивают во сне, видимо что-то снится. Как же я люблю это моё маленькое чудо. Моё и ничье больше. Сколько же неприятных, трудных и даже опасных минут, часов, дней, пришлось пережить и мне, и ей, чтобы теперь ничего не опасаясь, просто смотреть на неё. И уже это было счастьем, Счастьем просто быть вместе, принадлежать друг другу, и его не купишь ни за какие деньги. Его можно только выстрадать, пройдя через испытания, боль, людскую подлость. Но награда, ожидающая в конце, стоит того. И вот, эта награда лежит передо мной, мирно посапывая во сне. Нет, главная награда, она в душе, это ощущение безмерного счастья, радости, и, главное, осознание того, что в душе любимого человека живут те же чувства.
Да, что-то становлюсь сентиментальным. Ну и ладно, это не мешает, во всяком случае, пока. На цыпочках дохожу до ванной, набрасываю лёгкий шёлковый халат и спускаюсь вниз. Здесь сидит Василий в одиночестве, пьёт кофе. На нем только шорты. Рана на боку уже просто заклеена пластырем.
- С добрым утром! А ты что в одиночестве? – спрашиваю, насыпая кофе и ставя джезву на плиту.
- Да, спят, поросята. Не разбудишь. Совсем расслабились. Пора вводить уставные порядки.
- Так мы, вроде, не в армии.
- Нет, конечно, но дорога дальняя, и без дисциплины трудно будет. Когда-то слышал выражение, и поддерживаю его на все сто – приключения начинаются там, где кончается организация. Может и не дословно, но смысл такой.
- Согласен. Кстати, время девять, если все спят, то поехали, прокатимся, купим симки на телефоны. Надо же этого Джо отыскать. Пока вернёмся, народ поднимется. Соберёмся и на стрельбище.
- Поехали.
Я поднялся в нашу комнату. На скрип двери Людмила открыла сонные глаза. Я подошёл, поцеловал её:
- Поспи ещё. Мы с Васей съездим на почту, потом будем собираться.
- Куда? - Ещё не проснувшись, спросила Люда.
- Как куда? Мы с сегодняшнего дня собирались каждый день на стрельбище выезжать.
- А-а, точно. Тогда я тоже встаю. Пока ополоснусь, проснусь.
- Давай, тогда, просыпайся, - я надел лёгкие брюки, рубашку, в сумку от ноутбука сложил сигареты, телефоны, рацию. Не люблю, когда карманы полные. Но ай-ди и колоду местных денег я положил в нагрудный карман, под клапан. Это уже привычка, самое ценное класть туда, где до него нельзя незаметно добраться лихим людям.
Когда спустился вниз, Василий так же сидел за столом с чашкой кофе, будто никуда и не уходил. Только сейчас, кроме шорт на нем была ещё и клетчатая рубашка. А рядом на столе лежала белая бейсболка, на тулье которой чёрная пантера с оскаленной мордой в прыжке, на фоне земного шара, а по кругу надпись – «Где мы, там победа». Такой же герб и девиз я когда-то видел на штабе дивизии морской пехоты во Владивостоке, в пади Снеговой.
В холле Василий был уже не один – Юра с Машей накрывали на стол, у плиты Настя следила за двумя большими джезвами кофе, от которых шёл манящий аромат.
- Всем доброе утро, - приветствовал я, спустившись по лестнице, - все встали?
- Ну, если Люда встала, то все, - ответила Настя, поднимая турки, над которыми начали набухать шапки темно-кремовой пены, - Аня с Пашей в душе, сейчас подойдут. Будем завтракать. А вы уезжать собрались.
- Мы быстро, симки купим и обратно, - успокоил я, - а Люда тоже сейчас спустится. Поехали?
Василий выпустил меня из ворот, сел рядом и мы двинулись в сторону овальной площади. Там мы вчера видели почту, по логике, сим-карты должны продаваться там. Вчера мы съездили по адресу, который нам дали на грузовом терминале. Это оказалась небольшая гостиница. Джо,    который оставлял заявку и был обозначен в ней как старший колонны выезжающей в Аламо, на месте не оказалось. Хозяин гостиницы сказал, что он уехал на базу «Северная Америка», получать груз и появится только через два-три дня, но оставил номер телефона, на случай, если его будут искать. Так мы с удивлением узнали, что на Новой Земле есть даже сотовая связь. Правда работала она только в пределах баз, Порто-Франко и некоторых городов, и роуминга не было совсем. Но и это уже было неплохо – не надо носить с собой «ходилки» и можно было позвонить кому-то, зная номер. До этого я считал, что все номера в объявления, это стационарные телефоны, который был, кстати, и у нас в доме. Вчера мы уже не стали заезжать за сим-картами, очень уж есть хотелось, вот и отложили до утра.
По дороге Вася немного рассказал о себе. После школы поступил в Томский университет АСУ и радиоэлектроники, но после первого курса призвали в армию. Попал во Владивосток, в дивизию морской пехоты, что находится в пади Снеговой. Спортивный с детства, занимался самбо, имел разряд по стрельбе, он попал в учебку на Русский остров, в бухту Халулай. Через восемь месяцев из него сделали полноценного морского диверсанта. Акваланги, прыжки с парашютом, стрельба из всех видов оружия, минно-подрывное дело, и многое другое. Дослужив положенные два года, остался ещё на три по контракту. Но второй заключать не стал. Вернулся в Томск, восстановился в университете, но через год бросил – не интересно. Да и после пяти лет активной, бурной службы сидеть целыми днями в аудиториях, а потом ещё и дома за книгами не хотелось. Родители сильно помогать не могли, а привык уже постоянно иметь свои деньги в кармане и пошёл работать охранником в ЧОП. Вскоре через сослуживцев познакомился с группой ребят-выживальщиков, у которых было что-то вроде своего клуба. Отличные ребята, занимающиеся спортом, регулярно организовывающие походы по самым опасным маршрутам. Они занимались освоением стратегии и тактики выживания на практике, а не в сети «Интернет», как это делает большинство, называющих себя выживальщиками. Там и познакомился со своими нынешними спутниками, и несколько лет они проводили вместе все отпуска и большинство выходных, объединённые общими увлечениями. Все было нормально, пока несколько месяцев назад во время одного из походов по Красноярской тайге случайно не попали на какую-то закрытую охраняемую территорию. До сих пор не известно кому принадлежащую – государству или какой-то частной структуре. После этого у них начались крупные неприятности. Вернее на них началась охота. Пару месяцев скрывались, переезжая из города в город, в это же время узнали о существовании Новой Земли, решили уйти сюда. От предложения отдать всё, что имели, за полцены отказались. Сами в течение полутора месяцев через друзей, где по доверенности, где как продали свои квартиры, коих было три на четверых, два навороченных джипа, катер, плюс то, что удалось из имущества. С учётом сбережений, получилась довольно-таки кругленькая сумма. К тому времени они были уже в Новосибирске. Там купили этот ПАЗ, за две недели полностью его переделали под себя и вот уже больше недели, как они здесь. Пока не пожалели, наоборот, очень даже нравится, а там видно будет.
Пока Вася рассказывал, мы успели доехать почты, и я ещё даже покурил, не выходя из машины. Когда он закончил, мы поднявшись на крыльцо под вывеской NWM – New World Mail и значком почтового рожка, вошли внутрь. Вся покупка заняла пять минут. Документы никто не требовал, единственное, предложили, по желанию, имена и фамилии тех, кто будет пользоваться симками, для внесения в справочник, но это сугубо добровольно.

Свободная территория под протекторатом Ордена, город Порто-Франко
23 год, 17число, 9 месяца, вторник 09:54

Вся поездка заняла не больше полчаса, и когда мы вернулись, все только сели к столу. Мы тоже не отказали себе в удовольствии плотно позавтракать.
- Я-то думал, вы все уже собрались и подпрыгиваете в нетерпении, когда же поедем на стрельбище, а вы только глаза продрать успели, - пошутил я.
- Ага, я только успела в душ сходить и одеться, - стала защищаться Люда.
- Ладно, все равно вы сони, - подвёл я итог, - держите свои сим-карты. Сейчас завтракаем, собираемся и на стрельбище. Одеваться по-походному – высокая крепкая обувь, плотные брюки, на голову что-нибудь от солнца. Здесь в городе, в безопасности уже забыли, что за КПП дикая природа со змеями, насекомыми и прочими прелестями. Берём все стрелковое, боеприпасы. Настя, на тебе аптечка, раз ты врач. Остальные девушки собирают продукты, чтобы в город на обед не ехать. Мы железо грузим. Едем на двух машинах – я на «Делике», Юра на «Тигре», посмотрим его на ходу.
- И что это мы раскомандовались? – хитро прищурился мой бесёнок, - армию вспомнил?
- И её тоже. А главное, вспомнил, что мы должны добраться до русских земель живыми и здоровыми, в том же составе, в котором отсюда выедем. А без дисциплины и нормальной организации это очень проблематично. Я командовать не рвусь, и, если честно, не люблю. Если не нравлюсь я, пусть будет кто-то другой. Предлагайте.
- Нет, Жора, - сразу поддержал меня Павел, - всё верно, и про дисциплину и про организацию. И командовать тебе. Хоть мы и не в армии, но ты всё равно старше нас всех и по званию, и по возрасту. Юрий твой ровесник, но он не служил. Так что тебе и палку в руки, в смысле деревянного замполита, который очень помогает порядок поддерживать. Мы с Васькой пригодимся, когда повоевать нужно будет – подстрелить, взорвать, или, если уж серьёзно, оборону, охрану организовать, мозги кому-то вправить, ну или нужна будет просто грубая мужская сила. Так что командуй. Возражать, думаю, никто не будет.
- Я же просто пошутить хотела, - опустила глаза Людмила.
- Шути, кто же не даёт, без шуток жить скучно. Но, от них лучше воздержаться, когда дело касается безопасности. В дороге, и здесь во всем, что касается предстоящего путешествия шутить не стоит. Вспоминаем, что такое дисциплина, и как это подчиняться. Ладно, что-то я завёлся. Все люди взрослые и все понимают. Про машины я сказал, на стрельбище Павел и Василий за инструкторов, как самые опытные и подготовленные. На Насте медицина. Вот и все пока. Доедаем, полчаса на сборы и в путь. А я пока этому Джо позвоню. Надо же решать, приклеиваемся к нему или едем сами.

Свободная территория под протекторатом Ордена, город Порто-Франко
23 год, 17число, 9 месяца, вторник 11:45

На стрельбище мы попали почти в двенадцать часов. Нормально. Времени уйма. Перед этим я все же дозвонился    Джо, старшему колонны до Аламо. Трудно говорить, когда знаешь язык все больше с переводчиком, в лучшем случае со словарём. Но, я быстро нашёл выход – посадил рядом Машу и включил телефон на громкую. Так и поговорили. Если понимать я ещё понимал с пятого на десятое, то отвечать нормально у меня не получалось. Конкретно этот Джо ничего не пообещал, сказал, что по приезду в Порто-Франко он позвонит, и тогда встретимся и решим. Хотя, как я понял по его интонациям, он уже почти согласился. Если в начале разговора он говорил как-то с опаской, подозрением, то после того как узнал что мы русские, четыре машины, четыре семейных пары, неплохо вооружены и так же неплохо обращаемся с оружием, тон его изменился, голос стал более дружелюбным. В общем, договорились, что он позвонит, потом подъедет, познакомимся, оценит нашу готовность, и тогда решит окончательно.
Стрельбище понравилось. Дистанция стрельбы до километра, вернее до тысячи ярдов, что немного меньше. Оборудованы позиции для стрельбы из винтовок и автоматов, отдельно тир для пистолетов. Был даже небольшой тактический полигон, где можно потренироваться стрельбе в движении. Заплатив чисто символическую плату, по пять экю с человека, мы пробыли там до двадцати часов. Сразу разделились на две группы по четыре человека – Павел с Настей и мы с Людмилой, во второй Василий с Аней и Юрий с Машей. Вот здесь мы и увидели, что ребята не зря «в армию сходили». Оружие знали как «отче наш», причём иностранные пистолеты ни чуть не хуже наших. И стреляли отлично. Аня с Настей тоже были хорошими стрелками, правда очередями из автоматов не лучше нас, как и из пистолетов, но это специфика биатлона – там винтовка и одиночные. Бледнее всех выглядел Юрий. Он не служил, стрельбой не увлекался, поэтому учиться приходилось на ходу. А ещё мешали его очки – минус четыре. В жизни он к ним давно привык и даже не замечал, но стрелять они откровенно мешали. Приходилось приспосабливаться. Зато приятно удивила Людмила, только недавно сделавшая свои первые выстрелы. Многое у неё получалось чисто интуитивно. Особенно меня поразило, как быстро она научилась стрелять из своей «Беретты» на вскидку, не целясь, и имея при этом результаты лучше, чем у меня. Похоже, здесь сложились вместе и молодость, и какие-то природные способности. К концу наших трёхдневных тренировок сложилось впечатление, что она родилась с оружием в руках. Я был рад за неё, и где-то в душе даже горд.
Паша с Васей быстро вошли в роли инструкторов. Сами они стреляли редко, в основном рассказывали, показывали, разбирали ошибки. И это у них очень неплохо получалось. И пусть мне ещё кто-нибудь мне скажет, что армия ничего не даёт, и время службы можно считать потерянным. Павел, кстати, уволился старшиной, заместителем командира группы. В общем, с попутчиками нам повезло.
В этот первый день, тренировок мы все приехали домой чуть живые. Следующие два дня были не на много легче. Но, мы ещё находили в себе силы помыться, съездить на ужин в «Арарат», и только после этого, вернувшись домой, падать спать. И даже у Людмилы не возникало никаких желаний, кроме как быстрее добраться до подушки. Зато и подниматься стали раньше, к семи уже все обычно были на ногах.
На третий день мы, посоветовавшись с патрульными, обслуживающими стрельбище, отъехали на десяток километров в саванну, или как это здесь называется, и опробовали пулемёты. Выезжали в этот день сразу на всех машинах. Все попробовали пострелять из всех машин, а из ПК и «Печенега», и просто с земли. В общем, нормально. Не мастера, но при необходимости, каждый сможет работать из пулемёта. Здесь же договорились, что «Тигра» поведут Василий с Настей. Он лучше всех знал и управлялся с «Утёсом», а Анастасия могла спокойно заменять его за рулём. Меньше всего повезло мне. Если остальные девушки прекрасно водили машины, и в пути будут подменять мужчин, то Людмила управлять автомобилем не умела. Надо как-то это исправлять, но сейчас времени уже не было. Что ж, мне не раз приходилось сидеть за рулём по двадцать часов и даже больше. Правда двигался я тогда по асфальтированной трассе, а здесь и дороги-то одно название. С другой стороны, суточное плечо конвоев обычно не больше шестисот километров, так что смогу выдержать и сам всю дорогу. Поживём-увидим.

12 день НЗ

Свободная территория под протекторатом Ордена, город Порто-Франко
23 год, 20число, 9 месяца, пятница 11:53

Телефон разразился соловьиной трелью    около двенадцати.
- Хелло, мистер Росс, - раздалось в трубке, когда я нажал кнопку ответа.
- Хелло, - ответил я, - вы уже приехали?
- Да, час назад. Вы не передумали к нам присоединиться?
- Конечно нет. Если вы не откажетесь взять нас в команду.
- Где мы могли бы встретиться, поговорить?
- Где вам будет удобнее. Но я бы предложил приехать к нам. Поговорим, вы сразу сможете посмотреть нашу технику, познакомиться с людьми. Увидите все сами, это лучше, чем я буду все объяснять на пальцах, - предложил я.
- Хорошо. Если это удобно. Говорите адрес.
Я объяснил, как нас найти. Джо сказал, что будет примерно через час. Выдохнув, всё же у меня получилось на этот раз поговорить самому, без помощи Маши. Я коротко передал смысл разговора своим товарищам, с вопросительными взглядами молча смотрящими на меня. Рассказав, я предложил съездить до мясной лавки, купить свинины и пожарить её на барбекю. Заодно запастись пиво и виски. На всякий случай. Может Джо и откажется, но мы-то русские, а у нас принято совмещать решение важных вопросов с обедом или ужином. В любом случае мы сами собирались скоро обедать. Павел вызвался съездить за продуктами и алкоголем, и я дал ему ключи от «Делики», не ехать же за парой килограмм мяса на их монстре. Он с Аней уехал, остальные девушки начали готовить стол, а мы с Василием и Юрой принялись разжигать мангал, стоящий рядом с верандой.
За три дня мы натренировались до звона в ушах, боли в мышцах и ломоты в суставах. Поэтому сегодня решили устроить выходной. Я успел ещё на второй день отогнать «Тигра» на перекраску, и теперь он внешне соответствовал своему имени. Массивная машина с хищной мордой теперь была покрыта тёмно-серыми и коричневыми пятнами по жёлтому фону. Почти тигровая раскраска. Рисунок отличался от наших японцев и ПАЗа, но выглядел весьма симпатично.
Джо, как и обещал, приехал через час. К этому времени у нас уже был накрыт стол на веранде, на мангале, на решётке жарилась сочная свиная шейка, роняя капли жира и сока на раскалённые угли. Пикап, в кузове которого, на мощных дугах был установлен какой-то пулемёт, сейчас зачехлённый и опечатанный,    остановился рядом с воротами, и из него вышел немолодой седобородый мужчина в лёгких брюках и клетчатой ковбойке. Седой, кожа на лице загоревшая, сухая. Я встретил его у калитки, пожали друг другу руки:
- Джо.
- Георгий, Жора. Заходите, - я пропустил его во двор, который почти полностью заняли наши машины. Гость, проходя, окинул их оценивающим взглядом. Я проводил его на веранду, где уже собралась вся наша команда, за исключением Павла, который стоял у мангала, следя, чтобы не вспыхнул огонь.
Я представил всех, пригласил к столу. Василий поставил на стол пиво из холодильника, скрутил пробки с бутылок. Джо с удовольствием отхлебнул сразу полбутылки:
- Спасибо. Жарковато сегодня. Хотя, в это время по-другому не бывает. Значит, в русские земли собрались?
- Хотелось бы, - за всех ответил я.
- Хорошее дело. У меня там есть друзья, проходят конвоями через наш Аламо, и, обычно, отдыхают у нас день-другой. Отличные парни. Вы, тоже, смотрю, не кабинетные воины. И по технике видно, и сами молодые, крепкие. Думаю, мы с вами подружимся. Проблем в пути не должно быть. Хотя, последнее время на дорогах совсем спокойно стало, по сравнению с тем, что ещё полтора года назад творилось. Но, подстраховаться никогда не мешает. Восемь машин в колонне лучше, чем четыре, если, конечно, в них нормальные люди сидят. Вы в той жизни чем занимались, если не секрет. Здесь такой вопрос, обычно, считается не совсем приличным. Но, хотелось бы знать, с кем несколько дней в одной колонне идти, у одного костра сидеть, а если придётся, то и спины друг другу в бою прикрывать.
- Да нет никаких секретов, - ответил я, и коротко рассказал о нас, не вдаваясь в подробности. Так, кто чем занимался, кто где служил, кто что умеет.
-    Неплохая у вас команда подобралась. Думаю, сработаемся, - Джо допил бутылку, - будем считать, что решили, и идём одной колонной. Сразу договариваемся, я главный в колонне, и во время пути слушать меня беспрекословно. Иначе, сразу расстанемся. Теперь поговорим о самом маршруте.
И дальше пошёл уже предметный разговор. Джо показал на экране принесённого Людмилой ноутбука маршрут, места стоянок, ночёвок, форты-заправки, опасные участки, рассказал примерный график движения. Потом подробно расспросил о наших машинах, сказал чем надо запасаться в дорогу, надавал кучу полезных советов. Потом ответил на наши вопросы, которых было не очень много. За это время, как-то ушла первая порция мяса, которую в процессе разговора Павел принёс на стол, и заложил новую. Мы даже открыли бутылку «Lone Star», выпив по глотку напитка, который и производили в тех местах, где жил Джо.
- Ну,    всё, договорились, послезавтра в девять у северного КПП. В десять трогаемся, - подвёл итог наш караван-баши, когда мы проводили его до ворот. После этого сел в свой пикап и упылил по улице.
- Всё, - я сел к столу и, отхлебнув холодного пива, закурил сигарету, – как говорил великий комбинатор, лёд тронулся, господа присяжные-заседатели. Послезавтра в путь. Если честно, то мне уже не терпится побыстрее выехать – люблю дорогу. Хотя здесь и не по федеральной трассе, одним пальцем баранку крутить. Но, всё равно интересно. И, если всё сложится нормально, то уже через пару недель, а то и раньше, будем на месте. Надоели эти скитания и временные пристанища. Хочется опять своё постоянное гнездо.
- И мне тоже. - Люда, сидящая рядом, положила свою ладонь на мою, лежащую на колене. - Свой дом, садик, двор, и потом детей. А чтобы ещё дома были кот и собака. И рядом речка или озеро.
- Всё будет, - поддержал её я, - обязательно будет, раз мы этого очень хотим. Только у меня вопрос, не подумайте, что я тороплю или навязываюсь. Но, хотелось бы и на свадьбе погулять. Юр, Маш, у вас есть какие-нибудь предложения?
Маша смущённо глянула на Коваля и взяла его за руку.
- Если Маруся не против, то, как только, так сразу, - как о чем-то обыденном ответил Юрий, - как только будет дом, так будет и свадьба. Хотя, что торопиться? Вы, вон, больше двух лет вокруг друг друга ходили. И дальше бы так же продолжали, если бы по старой поговорке не случилось – не было бы счастья, да несчастье помогло. И, кстати, вашей свадьбы я что-то тоже не припоминаю.
- А мы сюда уже женатыми попали. Вот, - стала защищаться моя красавица, - хочешь, ай-ди покажем?
- Так там только фамилии одинаковые, может вы просто, однофамильцы. Про семейное положение там ничего не написано, - парировал Юрий.
- Будет и наша свадьба, обязательно будет, - пообещал я, - как только устроимся, так и устроим. Чтобы все по-человечески. Авы, кстати, женаты, замужем? – повернулся я к ребятам, молча улыбаясь, слушающим нашу шутливую перепалку.
- Да, вроде как не думали, - за всех, как-то неуверенно, ответил Василий.
- Не говори за всех. Ты может и не думал, - ткнула его пальцем в бок, сидящая рядом Настя, - воспользовались случаем, совратили, обесчестили невинных девушек, а теперь: «Не думали». Всё, до тех пор, пока не сделаешь предложение, спишь на полу.
Вася театрально свалился со стула, встал перед ней на одно колено, и прижав одну руку к сердцу, вторую протянул девушке:
- Анастасия, позвольте просить вашей руки и сердца. Выходите за меня замуж.
Настя, состроив задумчивую мину, подняла глаза к верху:
- Я подумаю, посоветуюсь с подругами, потом решу.
- Только не долго, я уже через минуту должен знать твоё положительное решение.
- Слишком шустрый. А где цветы, Серенады под окном? Ладно, иди, вари кофе, пока попьём, я подумаю над твоим предложением.
- Слушаюсь, моя королева, - Вася вскочил, изобразил низкий поклон и ушёл в дом.
- А ты что молчишь? – Аня развернулась на стуле и посмотрела в глаза Павлу.
- А я что? Я как все, одно твоё слово, и я на руках понесу тебя в ЗАГС или в церковь, куда скажешь. Только, вот ещё вопрос, кто кого совратил. Тут бы я поспорил.
- Поспорь, поспорь, - закивала головой Анна, - мы уже знаем, что здесь с женщинами бо-о-ольшая напряжёнка. Особенно с молодыми и красивыми. А вообще, я согласна на твоё предложение.
- На какое?
- На руках носить. Что-то раньше ты этого ни разу не делал. Ладно, сегодня и начнёшь тренироваться.
Тут Вася вынес большой кофейник и чашки. Над верандой поплыл горьковатый манящий аромат.
- А вообще, - сказал Василий, разливая кофе, - если нормально доберёмся, и на новом месте не потеряемся, то, как устроимся, закатим большой праздник. Сразу и свадьбы, и новоселья. Главное, чтобы и дальше всё складывалось так же удачно, как до сих пор.
- Коне-е-ечно, - протянула Настя, - тебе бы только сэкономить, все праздники за один раз отпраздновать.
- Не ругайтесь, - остановила эту шутливую перебранку Людмила, - у нас теперь ещё одна проблема будет – дни рождения и праздники с того календаря на этот пересчитывать. А то, через два-три года и не сообразишь, кому, сколько лет, и когда Новый Год.
- Это, как раз, не проблема, успокоил я, - В местной винде программка встроенная, пересчитывает даты и время с точностью до минуты. Так что, не ошибёмся. А Новый год здесь и свой есть. Хотя, и тот забывать не хочется, приятно поднять бокалы в то же время, что и друзья, и родственники на той Земле.
В этот день мы так ничем полезным и не занимались. Получился, действительно, полноценный выходной. До самой ночи каждый делал то, что хотел, периодически подходя к столу перекусить или выпить кофе. Мы с Людой тоже не выделялись. Разве что, чаще других уединялись в своей спальне. После чего шли к столу, восстанавливать потраченные силы.

14 день НЗ

Свободная территория под протекторатом Ордена, город Порто-Франко
23 год, 22число, 9 месяца, воскресенье 10:17

Вот и наступил день, к которому столько готовились, ждали и немного опасались. Мы стоим в колонне уже за воротами северного КПП Порто-Франко, и впереди около шести тысяч километров пути. Тяжёлого , полного новых впечатлений и опасностей.
Весь вчерашний день мы готовились к отъезду. В который уж раз проверили машины, вымыли их, хотя по здешним дорогам, они через пятнадцать минут будут все в пыли. Но, так положено перед дальней дорогой. Потом перебирали всё своё имущество, припасы, укладывали всё в машины, распределяли так, чтобы то, что понадобится в пути, находилось поближе. Съездили, залили баки под пробки и заполнили все имеющиеся канистры. По дороге заехали в оружейный магазин, и пополнили запасы патронов, изрядно похудевшие за время тренировок. В общем, к вечеру машины стояли полностью готовыми к старту. Утром осталось, только заполнить ёмкости свежей водой, залить в термосы кофе и уложить в холодильники приготовленные на первое время продукты, пиво, минералку. И можно трогаться. Засиживаться в этот вечер не стали, и разошлись спать пораньше.
Утром поднялись ещё до семи часов. Ополоснулись, оделись уже в походную одежду, плотно позавтракали, и сели на веранде, как говорится, на дорожку. Особо никто не веселился, все чувствовали предстартовый мандраж. Я с удовольствием выкурил трубку, в дороге будет не до неё, быстрее достать сигарету. А курение трубки, это целый процесс, можно сказать, церемония. Она требует времени и соответствующего настроения. Потом я сходил к соседкам, которые сдавали нам этот дом, позвал их. Они осмотрели всё, никаких претензий у них не нашлось, они даже хотели вернуть нам деньги за оставшиеся дни, но мы кое-как отказались.
- Ну что, по коням? – поднялся я, когда время подошло к половине девятого, - вперёд в неведомое.
- Поехали, - поддержал Павел, остальные промолчали.
Через двадцать минут мы уже стояли на улице, упирающейся в КПП. Подъехали вовремя, как раз перед нами встал пикап Джо, на котором он подъезжал к нам и его грузовики, с кузовами затянутыми тентами. Увидев, что мы остановились за ними, Джо подошёл. Я как раз выпрыгнул из «Делики», которая стояла первой. Следом выбрались из машин и мои спутники.
- Привет! Ну что, не передумали ехать    с нами? – спросил Джо, когда все собрались вокруг нас.
- С добрым утром! – ответил я, - а разве не заметно? Принимай в свою команду. Ты теперь старший.
- Конечно, как и договорились. Сейчас пройдём КПП, там метров через сто остановимся на обочине. Проверяем оружие, связь, и по моей команде, вперёд. Только автобус поставьте последним в колонне. От него и пыли больше всех, и, если что, у него пулемёт сзади. Позывные выдумывать не будем – я первый, остальные по порядку мест в колонне. Лишнего на общем канале не болтать, но если увидите что-то опасное, странное или непонятное, тут же сообщайте всем. Вот, вроде и всё, поехали к блокпосту.
Наряд на КПП задержал нас не больше чем на двадцать минут. Быстро прокатали ай-ди, срезали пломбы с оружейных баулов и, пожелав счастливого пути, выпустили за ворота.
- Раз, два, три, проверка связи, - заговорила рация голосом Джо, - ответьте по порядку.
Сделали перекличку. Все работало на пять баллов. После этого занялись экипировкой. На этот раз я предпочёл разгрузочный жилет, его удобнее и быстрее снимать и одевать. Разложил в него запасные магазины для АКМа, гранаты, повесил на пояс кобуру с «Гюрзой», рядом почи с запасными магазинами, нож. Подсумок с ВОГами, подумав, вешать не стал – будет мешать, и маловероятно, что пригодится. Просто положил его между сидениями. Рядом Людмила делала то же самое, с серьёзным сосредоточенным лицом. После этого я залез в салон, достал «Печенег», приготовил его, зарядил и воткнул в крепление на одной из стоек, сделанное для него. Воткнул банки с запасными лентами в крепления, и вернулся в салон.
- Ну, что, готова, Солнышко? – повернулся я к Людмиле.
- Ага, вроде готова. Только как-то не по себе.
- Нормально! – я прижал её к себе и крепко поцеловал, - сейчас всем немного не по себе. И мне тоже. Так всегда перед тем, когда делаешь первый шаг в неизвестность. Но, ты со мной, и это главное. Можно хоть на край света, лишь бы вместе. Хотя, если верить картам, мы и так с одного конца света на другой собрались.
- И мне совсем не страшно, потому что ты тоже рядом со мной. И можно хоть в пропасть вниз головой. А состояние такое, как перед тем, как прыгнуть в холодную воду.
- В пропасть нам никак нельзя. Мы ещё поживём, назло врагам.
В это время Джо по рации спросил о готовности. Все по очереди доложились.
- Ну, тогда трогаемся. Скорость двадцать пять миль, дистанция между машинами сто ярдов. С Богом!
- С богом! – ещё несколько раз повторила рация разными голосами.
- Слава богам и предкам нашим! – это я сказал, уже отпустив тангенту, завёл ещё горячий двигатель, включил передачу, и, подождав, пока стоящий впереди грузовик оторвётся метров на пятьдесят, нажал педаль газа.

III. Бросок через Ойкумену

14 день НЗ

Северная трасса, между Порто-Франко и Аламо
23 год, 22число, 9 месяца, воскресенье 23:53

Саванна, прерия, степь, как можно ещё назвать тот бескрайний простор, который раскинулся во все стороны до самого горизонта? Бескрайнее море высоких трав, колышущихся под лёгким ветерком, кое-где нарушаемое отдельно стоящими деревьями и невысокими одинокими холмами. Яркое солнце, на выгоревшем до белизны небе, прокалило эти травы до желтизны, такими они бывают где-нибудь в Барабинских степях ближе к осени, Хотя здесь до неё ещё далеко. И узкая нитка накатанной дороги, рассекающая этот бесконечный простор. Полоска пыльной земли, укатанная сотнями машин до состояния асфальта, только неровного и покрытого слоем мелкой пыли, поднимаемой колёсами машин, и оседающая на них, забивающаяся в салоны, скрипящая на зубах. Иногда, когда ветер дует сбоку, её успевает сносить в сторону и на какое-то время появляется возможность подышать свободно, сполоснув сохнущие губы водой, нагревшейся в этом пекле. Но, вот дорога делает поворот, и пыль опять висит над ней, двигаясь навстречу автомобилю, и ложась на него новым слоем. Поначалу очень неприятно, но со временем привыкаешь. Так уж устроен человек, приспосабливается к любым условиям.
Первые часы движения я только и успевал вертеть головой вслед за восхищёнными возгласами Людмилы, замечающей вокруг всё новое и интересное. То стадо рогачей, то стаю птиц, кружащихся над трупом какого-то животного, скрытого высокой травой, то причудливо изогнувшееся дерево недалеко от дороги. Живности здесь было больше, чем по дороге между базами и Порто-Франко, там всё же была железная дорога, и движение машин более интенсивным. Зато растительность там была зеленее, свежее, сказывалась близость моря и влажный ветер, дующий с него. А здесь, чем дальше, тем она желтее и суше.
По рации раздаётся голос Джо, говорящий, что через десяток километров будет форт-заправка, на котором мы и заночуем. Заканчивается первый день нашего путешествия. Тяжёлый и в общем-то скучный – слишком однообразно, постоянная скорость, ни внезапных препятствий, ни резких поворотов, ни крутых спусков-подъёмов. Два с половиной часа размеренной езды, от которой даже начинает клонить в сон, получасовая остановка, для оправления естественных нужд, за которую мы успеваем ещё выпить по чашке крепкого кофе с коньяком, приготовленного перед выездом. После первой остановки немного ускорились, вместо сорока километров в час средняя была уже около пятидесяти. Потом ещё два с половиной часа, и двухчасовая остановка на отдых и обед. Готовить ничего не надо, обо всем позаботились заранее. Единственное, что сделали, это вскипятили воду для кофе, тот, что ещё есть в термосах, пусть остаётся, чтобы попить в дороге. После остановки наша команда собралась в автобусе – всё же, это дом на колёсах, и в нём обедать удобнее. А пара вентиляторов даже создают некое подобие свежести. Когда поднялись с Людмилой в автобус, я окинул взглядом всю нашу компанию уже собравшуюся здесь. Почти близнецы – в полувоенной форме, разгрузках, даже волосы одинакового цвета от набившейся в них пыли.
- Ну, как вам дорожка?
- Терпимо, хотя, пыли могло быть и поменьше, а жара послабее, - за всех ответил Павел, - а вообще, жить можно, я думал хуже будет.
- Согласен. Тогда, готовьте на стол, а я пока схожу к караван-баши. А ты сиди, отдыхай, я не долго, - притормозил я дёрнувшуюся за мной Людмилу.
Команда Джо, видимо как всегда, натянули тент между двумя рядом поставленными грузовиками, и там уже стояли раскладной стол и стулья. Готовить они тоже не собирались, доставая из сумок термоса, свёртки, контейнеры. Кроме него было ещё четверо мужчин, в возрасте от лет двадцати пяти, до пятидесяти. Одеты наподобие нас, и выглядели сейчас похоже. Я поздоровался, представился, услышав в ответ их имена.
- Как вам поездка? – спросил Джо почти теми же словами, что и я своих.
- Нормально, думали, будет хуже.
- Сейчас два часа отдыхаем, и ещё один такой переход. Идём даже чуть быстрее, чем я планировал. Думал, вы не сможете так быстро втянуться, и держать нашу обычную скорость. Мы прошли около ста шестидесяти миль. Я вижу, вы неплохо идёте в колонне, поэтому после обеда попробуем двигаться побыстрее миль до сорока, если будет кому-то тяжело, скажете по рации, сбавим скорость. На ночь остановимся в форте-заправке. И такой дороги ещё пару дней, потом местность начнёт меняться, покажется Меридианный хребет.
- Понятно. Тогда пошёл и я обедать.
- Приятного аппетита. Когда выезжать, я сообщу.
Быстро пообедав, мы ещё успели на часок прикрыть глаза. Проснувшись, я выпил ещё чашку тёплого кофе, и раздалась команда «по машинам». Вторая половина дневного пути ничем не отличалась от первой, разве что, втянувшись, мы прошли чуть больше. Вернее, прибыли к месту ночлега чуть раньше, чем рассчитывал Джо. В результате за день мы проехали около пятисот двадцати километров, когда впереди показалась группа домиков, обнесённая тремя рядами колючей проволоки, с несколькими оборудованными стрелковыми позициями, на трёх из них виднелись крупнокалиберные пулемёты. Место нашей первой ночёвки. Территория была огорожена большая, на свободном месте легко могут уместиться десятка полтора больших грузовиков. Слева от ворот, в которые мы въехали, сама заправка – две стареньких простых колонки и несколько ёмкостей с топливом, вкопанных в землю, всё прикрыто сверху навесом от солнца. На дальнем краю площадки три домика, в одном гостиница на десяток номеров, в другом магазинчик, торгующий всем, что может пригодиться в дороге, от пива, воды и продуктов, до патронов, оружия и запасных колёс. В нём же столовая, баром или кафе такое заведение не назовёшь. В третьем здании, похоже, была автомастерская или просто гараж для хозяйских машин, судя по трём высоким распашным воротам. Вот и весь форт. Заехав, по команде Джо сразу подъехали к заправке, девушки выпрыгнули из машин и отправились к зданию гостиницы, узнавать насчёт ночлега. А мы почти час заправляли нашу технику. Заодно, ожидая своей очереди, помыли машины, проверили, в общем, сразу приготовились к следующему дню. После того, как закончили с заправкой и обслуживанием, мы поставили машины на места, указанные тем же заправщиком и подошли к Джо, который собрал нас вокруг себя:
- Всё, отдыхаем до утра. Подъем в семь, выезд в восемь. Так что, виски и пивом особо не увлекайтесь. Завтрашний день будет не легче.
Выслушав напутствие нашего караван-баши, мы вчетвером пошли к нашим лучшим половинкам, которые в ожидании нас, сидели в тени, под навесом, устроенным рядом с гостиницей. Первой поднялась Людмила, и почти по-военному доложила:
- Заняли четыре номера. На всю гостиницу две душевых. Туалет в конце коридора. Зато есть пара стиральных машин. Так что берём чистую одежду, и пошли заселяться.
- Ух ты! Хоть сейчас в строй. Прямо бравый солдатик, - я чмокнул своё чудо в пыльную щеку и повернулся к остальным, - ну что? Команда получена. Пошли заселяться.
Номера были скромными – две полутораспальных кровати, между ними небольшой столик и стул. У двери с одной стороны небольшой шкаф, с другой раковина с краном, из которого бежала тёплая вода. И все. Верх скромности. Комната напомнила мне каюту на теплоходе, в которой я жил во время своей первой большой практики. Только там кровати были поуже и вместо прямоугольного окна, круглый иллюминатор. Ну, да ладно, нам здесь не жить. А на одну ночь вполне нормально. Первым делом сбросили с себя пропылённую одежду и умылись. Очистив карманы, я сложил всю грязную одежду в пакет, накинул халат, который даже имелся в номере, и вышел в коридор. На стиральные машины пока никто не покушался, и я забросил в одну из них все наши тряпки, за исключением белья, его можно и руками под краном постирать. Потом проверил душевые, на наше счастье, одна из них была свободна. Я, не отходя от неё, крикнул Людмилу, благо, наш номер был в двух шагах. Она тут же вышла, и мы, зайдя в кабинку, с наслаждением подставили наши уставшие тушки под горячие струи. Правда, из-за того, что лейка была одна, делать это приходилось по очереди. Но это никак не помешало смыть с себя всю пыль, набившуюся в волосы, в каждую пору наших тел. Вместе с пылью вода смыла и почти всю усталость. Во всяком случае, руки моего маленького бесёнка, взявшегося помогать, мне мыться, особое внимание уделяли одному конкретному месту. Да и мои, в ответ, с удовольствием блуждали по ее телу, останавливаясь то на упругих холмах, то в заветной ложбинке. В конце концов, я через силу прервал это взаимоприятное занятие:
- Всё, хватит, пошли одеваться и на ужин, меня уже начинает подташнивать от голода. У нас ещё вся ночь впереди.
- Как скажешь. Ты мужчина. Ужинать, так ужинать, - сделала грустные глазки Людмила, - но, насчёт ночи я запомнила.


Форт-заправка на Северной трассе, между Порто-Франко и Аламо
23 год, 22число, 9 месяца, воскресенье 25:23

Приятно выйти на улицу, отмытым до блеска, в чистой свежей одежде. Солнце уже закончило свой дневной путь, и столбик термометра уже явно опустился ниже тридцати градусов. Почти прохладно. Я с удовольствием выкурил сигарету, и мы с Людмилой зашли в кафе, нет, судя по меню, все же столовая – на первое суп, типа щей, на второе, на выбор – отбивная из антилопы и жареная свинина. На гарнир картофель и паста. Вот и весь выбор. Обманываю, ещё овощной салат. Ну и, конечно, пиво, кофе, вишнёвка, лимонад. Выбор блюд хоть и небольшой, но, порции огромные и приготовлено очень вкусно. В общем, после тяжёлого дня в меня влезло всё, что было в меню по одной порции, Люда отстала только на суп. Всё это запивали пивом я, и лимонадом она. После этого взяли по большой чашке кофе, и вышли на улицу, сев на скамейку здесь же, у стены. Я закурил, Людмила достала круасаны, которыми мы запаслись ещё в Благовещенске. Интересно, им уже больше двух недель, да на такой жаре, и хоть бы что. Явно, в их выпечке принимали участие химики. Но, всё равно, очень вкусные, докурив, я взял и себе один. Допив кофе, взяли ещё с собой холодных напитков, и пошли в номер. Но, тут нам на встречу попались все остальные члены нашей команды.
- Вот вы где, набросилась на нас Маша, - а мы минут пять к вам стучались – нет. В душевых тоже нет. А вы уже и поужинать без нас успели. Единоличники.
- Ладно, ладно, - стал успокаивать я её, - просто мы быстро собрались, и никого не стали торопить. Думали, в кафе встретимся, а вы, копуши, слишком долго собирались.
- Так очереди в душ пока дождались. Это вы, как электровеники. А мы пока вещи разбирали, всё уже заняли.
- Вот я и говорю что копуши. Надо было как мы – сначала мыться, а уже потом с вещами разбираться. Но, чтобы не отрываться от коллектива, мы и с вами за столом посидим. Ты как? – повернулся я к Людмиле.
- Конечно, посидим, я ещё от одной чашечки кофе не откажусь. Здесь его неплохо готовят. И времени ещё уйма – ночи здесь длинные.
В кафе все, кроме нас с Людой, заказали всё что есть, а мы кофе, по маленькой чашке, желудки все-таки не резиновые.
- Доставай круасаны, - сказал я ей, - уговорила. Ну, очень люблю сладкое, хотя, это уже и становится заметным на моей фигуре. Что поделать? – возраст. Хотя, про него ни слова, а то опять услышу много неприятных высказываний от любимой жены.
- Может по чуть-чуть? – предложил Павел, поглядывая на Настю.
- Если только по соточке, - поддержал я, выждав полминуты, и не услышав возражений от лучшей половины нашей команды. Дорога, все же, нелёгкая была, так что, не помешает, чтобы нормально выспаться.
- Я так и знал, что возражений не будет, - Паша достал из сумки, висящей на стуле, литровую бутылку «Абсолюта», после чего сходил к стойке и принёс чистые стаканы. Девушки тоже, за исключением Людмилы, не отказались. Моя принцесса взяла себе вишнёвки. И пришлось нам с ней брать ещё и еды, не круасанами же закусывать.
А вообще, - Василий поставил стакан, после того как выпил, - я худшего от дороги ожидал. Если б не пыль, то вообще была бы на загородную прогулку похожа.
- Не сглазь, тут кроме пыли могут быть и другие неприятности, куда хуже и опасней, - остановил его Павел.
- Будем решать проблемы по мере их поступления, - отмахнулся Вася, - мы не дети интернета, тоже кое-что умеем.
- А вообще, - влез я в их разговор, - давайте долго не засиживаться. Это завтра утром почувствуем, как сегодняшняя дорога подействовала. И мышцы, и суставы подскажут. А они точно не промолчат. И впереди ещё не один день такого пути. Кстати, утром надо не забыть в термосы свежий кофе залить. И воду поменять на свежую.

Форт-заправка на Северной трассе, между Порто-Франко и Аламо
23 год, 22число, 9 месяца, воскресенье 28:15


Просидев с час, мы рассчитались и вышли из кафе. Солнце уже давно село. Жара заметно спала, хотя и прохладой это не назовёшь. Небо было усыпано звёздами. Все пошли по номерам, а я сел покурить на лавочку, рассматривая незнакомый рисунок созвездий. Люда тоже пристроилась рядом, обняв мою руку, и положив голову на плечо:
- Хорошо. Так бы и сидела до утра.
- А ещё будет лучше, когда так будем сидеть на крылечке своего дома, и утром никуда ехать не надо.
- Ага. А ещё рядом кот и собака. И дети дома спят. И больше ничего для счастья не надо. Только когда это ещё будет…
- Будет обязательно. Ты и не заметишь, когда это время придёт. Сначала доедем, потом купим или построим дом, возьмём кота и пса, а потом и о детях подумаем.
- До-о-олго…
- А ты что, все и сразу хочешь? Так не бывает, да и неинтересно, все счастье сразу. А так, от каждого нового события радость. Сама посмотри – куча денег нам на голову свалилась, и сразу от покупок уже прежнего удовольствия не стало. Покупай что хочешь, и даже помечтать не о чем. Захотел-купил. У нас сейчас денег и на дом хватит, и на все остальное, хоть на самолёт.
- Не-е, мне нравится. Зато выбирать можно не по деньгам, а именно то, что хочется. Только самолёт не надо, я летать боюсь. Я первый раз летела, когда к тебе. Так на взлёте и посадке боялась, что штанишки испорчу, стыдно будет. А в туалет пускают только когда самолёт высоту наберёт. Так это на «Боинге», а на маленьком, наверное, ещё страшнее. Я катер хочу. Правда и плавала я только на пароме через речку. Но, хочется большой катер, куда захотели, туда поплыли, как дом на воде. Вот это классно.
Я отбросил уже дотлевшую сигарету, и прижал Людмилу к себе:
- Какая же ты ещё маленькая, у тебя ещё столько интересного впереди. И всё у тебя будет, что захочешь. У тебя вся жизнь впереди.
- Не у меня, а у нас. Мне всё только с тобой в радость. А без тебя мне ничего не надо. Я тебя больше жизни люблю.
- Больше жизни не надо. Надо жить и любить. Я тебя тоже очень сильно люблю. И мне без тебя ничего не надо. Как же я без тебя всю жизнь прожил?
- А ты считай, что раньше не жил. Твоя жизнь только сейчас начинается, вместе с моей. И вообще, нет твоей, моей жизни, есть только наша.
- Согласен, моя маленькая, дальше только наша. А всё что было раньше, это не из моей жизни. И опыт весь мой будем считать генетической памятью, которая мне от предков досталась.
- Точно! А у меня и её нет. Всё что раньше со мной было, я и вспоминать не хочу. Правильно здесь говорят, Новая Земля – новая жизнь.
- А она и есть новая. Мы здесь всё с нуля начинаем. Ладно, пошли в номер, нам выспаться надо. Завтра опять весь день дорога.
- Не хочется уходить, здесь так хорошо. Но, ты прав, надо. Может, ещё что-нибудь успеем, пока заснём. Что-то спать не хочется. Да и обещал кто-то что-то.
- Пошли, Лисёнок хитренький. Успеем. Ночь длинная.

15 день НЗ

Северная трасса, между Порто-Франко и Аламо
23 год, 23число, 9 месяца, понедельник 07:34

Второй день пути начался как-то обыденно. Встали, умылись, собрали вещи, привели себя в порядок. На этот раз все почти одновременно. Во всяком случае, в кафе заходили все ввосьмером. Джо со своей командой уже сидели там. Поздоровались.
- Ну как? – спросил он, - готовы? Давайте, завтракайте и через полчаса выезжаем.
- Готовы, - за всех ответил я, и обратился к своим, - ну, как ваши тушки чувствуют себя после вчерашней дорожки?
- Нормально, - ответил Павел, - почти никаких неприятных ощущений.
- Я на работе, бывало, намного больше уставал, - поддержал его Юрий, - там по двенадцать часов гайки крутить и железо тягать, и сутки куда как короче. Так что, зря ты вчера переживал.
- Ну и прекрасно. Давайте завтракать и в путь. Про термосы и воду не забудьте.
Кофе, яичница с беконом и булочки с джемом полностью восстановили потраченные за ночь силы, и даже появилось ощущение, что слегка переел. Из-за стола встал с лёгкой одышкой. Залил в свои термосы кофе, который специально заказали, чтобы самим не возиться, рассчитался сразу за всех, потом разберёмся, кто кому должен, да и вообще, мы не немцы какие-нибудь, каждый цент считать. Пошли к машинам, всё подготовлено с вечера. Готовы к очередному этапу. Глянул на часы – десять минут до старта, ещё и покурить спокойно успею.
- Когда будешь учить меня машину водить? – вопросительно глянула на меня Людмила, бегавшая в кафе ещё за холодным пивом и лимонадом, - всех девчонки подменяют, одна я как дура, не могу. Тебе же легче будет.
- Ты умница, а водить научишься. Давай в обед попробуем, если так же два часа отдыхать будем.
- Давай, - загорелась она, - быстрее хочу научиться. И машину потом мне маленькую купим. Ага?
- Ага. Научись сначала. Тут ГАИ нет, экзамены я принимать буду, а это намного страшнее.
- Не, не страшнее. Как научишь, так и примешь. Ты не страшный.
- Увидишь. Садись, поехали. Вон Джо уже рукой машет.
Действительно, наш караван-баши уже завёл свой пикап, коротко просигналил и махнул рукой. Следом, выплюнув клубы чёрного дыма из остывших за ночь двигателей, завелись и остальные. Перекличка по рации, доклады о готовности, и машины тронулись к выезду, выстраиваясь в колонну.
Второй день пути мало чем отличался от первого. Опять бесконечная степь и нитка дороги, прорезающая её. Обедали так же, остановившись на холме, с которого был хороший обзор во все стороны. Только подремать на этот раз не удалось. Не успели допить кофе, как Люда напомнила о данном мною утром обещании. Того желания, что утром, у меня уже не было. Но, что поделаешь, детей обманывать нельзя, а такую молодую жену тем более. Я отстегнул на всякий случай прицеп, сел и на пассажирское сидение. Минут пять теории и:
- Пробуй, трогайся.
Машина пару раз дёрнулась, но, на удивление, не заглохла. С рывком тронулась с места и поехала по дороге, в сторону, откуда мы ехали. С первого раза не у всех получается. С полчаса моё Солнышко осваивало управление, и мне показалось, что она не первый раз за рулём.
- Ты что, уже раньше ездила? – спросил я, когда остановились у стоянки, - слишком легко начала и быстро учишься.
- Генетическая память, - хитро улыбнулась маленькая Лиса.
- Понятно. Больше не спрашиваю. Но, могла бы и предупредить.
- Так у меня в памяти обычная русская «Лада-Приора». Там и руль с другой стороны, и едет она по-другому. И вообще я уже всё забыла. Это было два года назад и вообще не со мной.
- Молчу. Но, если что, завтра после обеда попробуешь, если не испугаешься.
- Правда? Ура! У меня получится, - и чмокнула меня в щеку.
Увидев, что впереди Джо с командой сворачивают тент, я пересел на место водителя, подъехал и присоединил прицеп.

Северная трасса, между Порто-Франко и Аламо
23 год, 23число, 9 месяца, понедельник 19:07

В этот день к форту-заправке мы подъехали не к ночи, а раньше, около девятнадцати часов. Когда он показался в прямой видимости, Джо по радио сообщил, что останавливаться на ночлег здесь не будем. Час на заправку и вперёд. Часа через четыре есть удобное место для ночлега. Поэтому заправляемся, берём кому, что нужно в магазине, в баре и едем дальше. Жалко, конечно, что душ и чистая постель отменяются, но, слово караван-баши - закон. А из-за удовольствия переночевать одну ночь на свежих простынях, продолжать потом путешествие без опытных, знающих маршрут, обстановку, опасности трасы спутников, удовольствие сомнительное.
В этом форте-заправке было две колонки с дизтопливом, поэтому залились соляркой быстро. За это время девушки сходили в кафе и вернулись с большими пакетами продуктов на ужин. Остановка заняла даже меньше часа. И снова пыль из под колёс, и спокойная, выматывающая своей монотонностью дорога.
К месту ночлега подъехали, когда местное светило, или проще и привычнее называть его солнцем, коснулось дальних холмов. Здесь была оборудована стоянка, на которой можно было нормально провести ночь. Она была, как бы вырублена в сплошных непроходимых зарослях колючего кустарника, защищающего её с трёх сторон. С четвертой из него было сделано что-то вроде забора, с оставленным посредине широким проездом, который тоже можно было перекрыть воротами, сделанными из тех же кустов и длинных жердей.    Внутри этого периметра было оборудовано несколько кострищ, стояла пара поленниц дров, пополняемых проезжающими конвоями, и даже в одном углу был прорублен проход, возле которого стоял столбик с табличкой «WC». Заметно было, что проходящие конвои серьёзно относились к оборудованию и поддержанию порядка в этом месте.
Джо расставил наши машины. «Тигр» с его «Утёсом» встал у въезда. Грузовики в центре, а остальная наша техника вокруг, ощетинившись пулемётами во все стороны. Между грузовиками оказались два кострища и длинный стол с лавками. Когда заглушили двигатели, все подошли к столу.
- Здесь и заночуем, - объявил наш предводитель, - место хорошее, незаметно не подберёшься, позиции подготовлены и проверены годами. Одно неудобство – придётся на ночь выставлять охрану. Вернее уже сейчас. У меня пока один человек дозорным стоит, второй от вас. Сейчас двадцать четыре часа, подъем в шесть. Получается двенадцать часов – четыре смены по три часа. Делите смены и одного выставляйте. Наши направления север и запад, ваши юг и восток. Рации у всех в дежурном приёме. Но если начнутся проблемы, хотя это маловероятно, то не думаю, что кто-то проспит. А сейчас ужинать и отдыхать. Если дрова нужны, и вы не запаслись, можете пользоваться.
- Да, у нас плитки газовые, отказался я, - да и еды готовой в кафе набрали, только разогреть.
- Готовить в дороге на газе, это кощунство. И если не против, то присоединяйтесь к нам. Познакомимся поближе. Нам ещё не одни сутки вместе ехать.
- С удовольствием. Сейчас, смены поделим, приготовим и подойдём.
- Ну что, кто, когда службу служит? – спросил Василий, когда мы отошли к автобусу.
- Я думаю, мы с тобой, как молодые, возьмём вторую и третью вахты. А Жора с Юрием первую и последнюю, предложил Павел.
Так и поделили. Девушки заявили, что будут дежурить вместе с нами. Чтобы мы не уснули, и, как они сказали, две пары глаз лучше, чем одна. Тут я вспомнил старую шутку, и не преминул рассказать её спутникам:
Если мужчина за час собирает в лесу пять килограмм грибов, а женщина четыре, то это никак не значит, что если они пойдут в лес вдвоём, то соберут за час девять килограмм. В общем, дай бог, чтобы ваши две пары глаз замечали столько же, сколько и одна.
- Всё нормально будет, - успокоила Маша, мы с Юрием первые.
Следующая смена досталась Василию с Аней, затем Павел с Настей, ну и последняя, с трёх до шести, наша с Людмилой. Взяв бутерброд и термос с кофе, Коваль с подругой пошли к «Тигру», откуда был хороший обзор за отведённым нам сектором, а мы, оставшиеся, стали собираться на ужин. Разогревать ничего не стали, девушки в кафе набрали отбивных и овощей, а они неплохо идут и холодными. Единственное, что сделали, это вскипятили на костре воду для кофе и чая. За столом, наконец-то, познакомились с остальными спутниками Джо, заодно узнали о цели их поездки. Оказывается, они строили новый форт-заправку на перекрёстке Северной дороги, с которого отходила дорога на Аламо. Место хорошее, не все конвои заходили в город, вот они и решили сделать на этом свой маленький бизнес. Джо торговал автомобилями в Аламо, заодно занимался и их ремонтом, и это было для него как бы расширение бизнеса. Здесь он тоже делал автомастерскую и площадку для торговли машинами. Сейчас они везли заказанные за ленточкой оборудование и материалы. Для себя, ну и попутно кое-какие заказы выполняли. Узнали мы и о самом городе Аламо, его истории и сегодняшней жизни. Интересный городок, живущий по законам Дикого Запада, конечно, с поправкой на современность. И после этих рассказов нам захотелось обязательно в нем побывать, что, в общем-то, и входило в наши планы. Там мы хотели отдохнуть день-другой, и двигаться дальше на юг в ПРА с другим попутным конвоем, или уже самостоятельно. Дороги там стали почти безопасными. Люди уже нередко рисковали передвигаться по ним даже в одиночку. И останется нам после Аламо уже около половины пути. И обещал он быть поинтереснее, по пути было несколько городов - Форт-Янг, Билокси, Форт-Ли, а там уже и Московский протекторат начинается, русские земли, однако. Рассказали и мы немного о себе, не вдаваясь в подробности и причины перехода в этот мир. В общем, душевно посидел. Алкоголь почти не пили, ну, если не считать, по одной-две бутылки пива. Мясо всухомятку идёт не очень хорошо. Закончили ужин кофе и староземельным чаем, который мы достали из своих запасов. Ну, не рос здесь нормальный чай. Из тех же семян вырастало что-то напоминающее после заваривания по вкусу старую солому. Зато самый средний кофе выращенный здесь мог легко конкурировать с элитными сортами заленточного. Когда расходились, было уже совсем темно. Мы с Людмилой ещё постояли у машины, глядя на россыпи ярких звёзд, усыпавших небо. Такую красоту на старой Земле можно увидеть разве что где-нибудь в горах на юге.

16 день НЗ

Северная трасса, между Порто-Франко и Аламо
23 год, 24число, 9 месяца, вторник 02:55

Ночь прошла спокойно. Уставшие за день, мы с Людмилой отключились сразу, как только разложили сидения и развернули постели. Нас подняли за пять минут до начала вахты. Паша с Настей даже приготовили свежий кофе, который мы с удовольствием выпили перед заступлением на пост. С каждым глотком глаза открывались шире, а из тела уходили остатки сна. Ночь не была абсолютно темной. Мириады звёзд, и какое-то лёгкое свечение самого неба, давали достаточно света, чтобы не сломать себе ноги о какое-нибудь валяющееся полено. Взяв с собой ПНВ и бинокль, мы забрались в «Тигр», я    вылез через люк и сел на его край. Одел ночник, но он позволял видеть только на две-три сотни метров, дальше было ещё хуже, чем без него. Отложив его в сторону, я просто стал вглядываться в темноту. Глаза быстро привыкали, и вскоре я уже хорошо различал даже деревце, стоящее в полукилометре. Людмила тоже выбралась на крышу, но не мешала, а просто прижавшись ко мне, как и я вглядывалась в ночь. В это предутреннее время тишина стояла почти абсолютная, в которой даже был отчётливо слышен храп, изредка раздававшийся из одного из грузовиков. Иногда где-то вдалеке слышались крики ночных то ли птиц, то ли животных, какие-то отдельные звуки, но, не было той феерии звуков, которые наполняют саванну днём. Не прошло и часа, как небо на востоке стало светлеть. Сначала посерел самый его краешек, потом светлая полоса стала расширяться, меняя цвет неба от почти чёрного, до сначала синего, и потом, постепенно, до жёлто-голубого, почти белого.    Это происходило очень быстро, от первых лучей подсветивших край неба, и до того момента, как над дальними холмами показался краешек светила прошло не больше двадцати минут. И тут же саванна стала наполняться звуками и движением. Где-то в километре к югу, из травы, поднялось стадо рогачей, прекрасно видимое в бинокль, да и без него трудно было не заметить эти огромные туши, возвышающиеся над колышущимся морем трав. Из-за холма метрах в восьмистах, рядом с дорогой выскочило стадо голов в пятьдесят четырёхрогих антилоп, мясо которых очень неплохо готовили в барах и ресторанах. Следом показалась и причина их столь стремительного бега, вернее две – огромные большие гиены преследовали их метрах в ста сзади. Они не торопились, догнать, похоже, ждали, пока какая-то из антилоп не станет отставать от стада. Над этой дикой охотой летели с десяток птеродактилей, кем-то по ошибке названных птицами.
Было ужасно интересно рассматривать местную природу. Я настолько увлёкся, что не заметил, как Людмила нырнула обратно в люк, как вернулась обратно. Вернули меня в действительность щелчки раздающиеся рядом. Я обернулся – моё маленькое чудо во всю фотографировало просыпающуюся саванну на Nikon-D90, купленный перед нашим переходом сюда, с установленным на него телеобъективом. Иногда она откладывала его, и бралась за небольшую цифровую камеру. Молодец, мне и в голову не пришло сделать то же самое. Вообще-то надо было заняться этим намного раньше. Заснять и базу, и инцидент на дороге, и город Порто-Франко. Но, жалеть уже поздно. Просто в дальнейшем надо будет не откладывать далеко камеру и фотоаппарат. Единственное, надо будет озаботиться их защитой от вездесущей пыли.
Так мы просидели до пяти часов. Люда снимала, а я осматривал саванну и дорогу с той стороны, откуда мы приехали. Солнце уже заметно поднялось над горизонтом, природа проснулась полностью, но, дневная жара ещё не наступила. Скоро надо будет поднимать наших спутников.
- Солнышко, - повернулся я к жене (всё никак не привыкну её так называть), - до подъёма меньше часа. Может, пойдёшь, приготовишь всё к завтраку? Костер сама сумеешь разжечь?
- Конечно сумею. Что я у тебя совсем безрукая? Сейчас обижусь.
- Молчу, молчу. Тогда иди и готовь. Кому-то надо здесь посидеть, пока все будут собираться.

Северная трасса, между Порто-Франко и Аламо
23 год, 24число, 9 месяца, вторник 07:13

Выехали, как и собирались, около семи. Перед тем, как тронуться в путь, все собрались около Джо:
- Ну как? Дорога не сильно умотала? Сможем сегодня пройти немного больше?
- Нормально, терпимо, легко, - послышались ответы моих спутников, понявших, что вопрос относится в основном к нам.
- Значит так и сделаем, - подытожил наш караван-баши, - Если постараемся, то сегодня будем ночевать в форте-заправке. И в итоге сэкономим почти сутки. Тогда, вперёд. По машинам.
Дорога, дорога. Сегодня появилось разнообразие. После первой получасовой остановки посадил за руль Людмилу, предупредив на всякий случай всех водителей. Её радости не было предела. А мне поначалу было страшновато – одно дело покататься в одиночку, и совсем другое, идти в колонне. Но, опасения мои были напрасными. Хотя устал я за эти три часа, наверное, больше, чем моя маленькая акселератка. Впрочем, и ей эти часы дались не очень легко. Особенно по началу. Она то прижималась к впереди идущей машине, то отставала. Но, с этим она справилась. Дальше пошло спокойнее, но я всё равно замечал, как она закусывала губу после очередной ямки, или во время поворота, которые, к счастью, встречались очень редко.
- Ну как? – спросил я Людмилу, когда мы всё-таки сделали остановку на обед.
- Трудно. И как ты целый день можешь за рулём сидеть? У меня и спина и руки и вообще всё тело болит.
- Так я уже сколько лет катаюсь. И ты привыкнешь, если лениться не будешь. После обеда опять поедешь? – улыбнулся я.
- Давай по очереди. После обеда ты, а после следующей остановки я, - всерьёз восприняла она мои слова.
- Отдыхай, Солнышко. Хватит пока, а то к вечеру и ходить не сможешь. Не надо со мной поровну дорогу делить. Один раз за день подменишь, и мне уже намного легче будет. Я, конечно, знаю, что ты, если опрёшься, то и целый день выдержать сможешь. Только зачем? Ты мне здоровенькая нужна. Не надо над собой издеваться, умничка моя.
- Ну, если сегодня опять долго поедем, то я могу ещё раз за руль сесть.
- Посмотрим. А пока пошли обедать, а то без нас все съедят.
- Не съедят. Сегодня обедаем консервами и концентратами, которые ещё в Благовещенске набрали. Свежим будет только кофе. Ну и сладости как всегда. Но, всё равно, пошли, а то я проголодалась как никогда, готова слона съесть.
- Здесь слонов нет.
- Ну, тогда рогача, если их едят.
- Не знаю, но убавь хотя бы до антилопы, а то взорвёшься. Пошли. Тушёнки и Доширака с Ролтоном у нас хватит.

Северная трасса, между Порто-Франко и Аламо
23 год, 24число, 9 месяца, вторник 16:28

После обеда дорога пошла как обычно, я за рулём, Людмила рядом. Даже задремала. Перегон получился длинным, почти четыре часа. Остановка заняла почти час, девчата успели набрать свежей воды и горячей еды. Зато, на следующей остановке мы вкусно и плотно поели. Потом ещё пара перегонов по два с половиной часа, и мы въехали на очередное место ночлега и пополнения запасов. Часы показывали уже двадцать шесть тридцать. Да, сегодня рывок получился солидный. По спидометру мы проехали около девятисот километров. Я прикинул, за рулём мы провели около восемнадцати часов. То ли Джо решил проверить нас, то ли действительно решил сэкономить лишни сутки, но после того как вышли из машин, тело гудело как трансформатор. Как и в первый вечер, девушки пошли узнавать насчёт ночлега, а мы встали на заправку. Это заняло полчаса. Подошедшая Людмила сообщила, что нам не очень повезло, пришедший раньше нас конвой с запада занял почти все номера в двухэтажной гостинице. Осталось только два, и женсовет решил их милостиво предоставить их нам и Юре с Машей, остальные переночуют в автобусе, всё-таки он на это и рассчитан. Только с условием, что мы их первыми в душ пропустим. Кто бы спорил, а мы не стали. Поставив машины на стоянки, мы пошли заселяться. Номер, доставшийся нам, отличался от того, что мы ночевали в первую ночь только тем, что вместо двух узких кроватей, стояла одна большая. А нам от этого ещё и лучше.
Главным отличием этого дня от предыдущих, было то, что местность заметно изменилась. Где-то после обеда, холмы стали выше, мы добрались до предгорий Меридианного хребта, который был уже виден впереди, и справа его склоны подбирались к дороге. Близость гор давала лёгкий ветерок, и к вечеру было уже немного прохладнее, чем в предыдущие дни. Судя по рассказам Джо и карте, завтра к вечеру мы должны добраться до конечной точки нашего совместного пути, города Аламо. Дальше нам предстоит путь уже без них, либо самостоятельно, либо с другим попутным конвоем. Вниз, до побережья Большого залива, и дальше, к конечной точке нашего пути.

17 день НЗ

Свободная территория Техас город Аламо
23 год, 25число, 9 месяца, среда 17:53

В Аламо мы прибыли около восемнадцати часов. В этот день дорога была поинтереснее. Она шла по предгорьям Меридианного хребта, и была уже не такой прямой и ровной как в первые три дня. Появились подъёмы и спуски, повороты, когда она огибала крутые холмы. Растительность стала беднее, а вместе с этим и животных стало поменьше. Но их всё равно было заметно больше, чем в таких же местах старого света.
Около шестнадцати часов мы доехали до перекрёстка, уводящего нас от северной трассы. Здесь была конечная точка пути грузовиков, везущих груз Джо. Недалеко от дороги встала огороженная территория. На которой во всю кипела стройка. Уже стоял буквой «П» большой двухэтажный дом, в котором, по всей видимости, разместятся гостиница, кафе, магазин. Рядом каркасы двух больших ангаров. В них, как я понял, будет вотчина Джо. Слева от въезда, на земле пока ещё валялись четыре больших ёмкости, которые в своей молодости были железнодорожными цистернами. Через несколько недель здесь будет новый полноценный форт-заправка.
Грузовики подъехали к главному зданию и выстроились в шеренгу. Здесь водители, взяв сумки и оружие, забросили всё в два небольших открытых джипа. На мой вопрос: «Что дальше?» наш караван-баши ответил, что сейчас все едут по домам, машины здесь под хорошей охраной. А с утра уже они вернутся, займутся разгрузкой и подключатся к стройке. А нам он предложил немного подождать, после чего он проводит нас в город и там покажет хорошую гостиницу. Грех отказываться от такого предложения.
Городок оказался небольшим, но очень своеобразным. Мне не довелось побывать в Америке на старой земле. Сначала во время службы и долго после неё не пускал допуск к гостайнам. А потом, когда срок подписки закончился, уже и желания не возникало. У меня даже не было загранпаспорта. Зато здесь, после того, как мы проехали раскинувшуюся в начале городка промзону – склады, стоянки, какие-то мастерские, мы попали в Америку, и не в современную, а в ту, что знакома нам по американским вестернам. Городок будто сошёл с киноэкрана. Двухэтажные домики, бары с невысокими дверями открывающимися в обе стороны, через которые в фильмах выбрасывают пьяных и плохих парней. Пыльные улицы, покрытые укатанным песком, коновязи у питейных заведений.    В общем все как в фильмах.
Джо проводил нас на другой конец городка к небольшой двухэтажной гостинице, за которой имелась большая охраняемая стоянка для машин. И был этот отель тёзкой известного виски «Lone Star». Расположился этот приют странников в боковой улочке, метрах в двухстах от её пересечения с главной, прорезающей городок насквозь с севера на юг дорогой. На этой улице были в основном небольшие одно-двухэтажные домики, среди которых и стояла эта гостиница.
Когда мы подъехали, то все вышли из машин, и подошли к пикапу Джо. Здесь поблагодарили его за помощь, на что он стал отнекиваться:
- Не о чем благодарить. Вы могли спокойно доехать и сами. Я не сделал ничего. Таким попутчикам я рад в любой поездке – проблем никаких, абсолютно самостоятельные. Слава богу, что в пути нам не встретились плохие парни, но, я думаю, что если бы что и случилось, то с вами проблем бы не возникло, а скорее наоборот, вместе мы бы справились ещё лучше. Так что и я благодарю вас за хорошую компанию. Проверите технику, и если появились какие-то проблемы, то подъезжайте, помогу. Сегодня, думаю, вы будете отдыхать, а завтра советую съездить на площадку конвоев, и узнать, нет ли в ближайшее время попутных. Хотя думаю, вы и сами вполне можете осилить оставшуюся часть пути. Если решитесь на это, то подъезжайте, расскажу о дальнейшей дороге. А пока разрешите попрощаться, меня дома ждут.
- И все же огромное спасибо, Джо, - приостановил его я, - без таких опытных спутников нам было бы намного сложнее добраться даже сюда. Мы на Новой Земле меньше трёх недель, так что не прибедняйтесь. И ещё, как вы сотрите на то, чтобы сегодня вечером вместе посидеть в каком-нибудь ресторанчике, отметить окончание пути, во всяком случае, вашего.
- Прошу прощения, но не сегодня. Нужно побыть дома, дочь заждалась, да и дела ещё есть. Но, если завтра не уедете, то подъезжайте, договоримся и посидим. А пока, до свидания.
- До встречи, - мы все пожали руку нашему проводнику и, подождав, пока его пикап скроется за поворотом, подняв облако пыли, пошли в призывно распахнутые двери гостиницы. Выглядевшая снаружи, как и остальные строения этого городка, внутри она мало чем отличалась от большинства таких же заведений. Справа стойка администратора со звонком, обычным телефоном с дисковым номеронабирателем и лежащей сверху трубкой. Давно уже таких аппаратов не видел. За стойкой столик с кофемашиной, холодильник с прозрачной дверкой и выстроившимися за ней рядами бутылок. Рядом на стене стенд, на котором висели ключи от номеров с массивными медными бирками. Слева от входа стояли пара кожаных диванов с низкими столиками перед ними. В углах небольшие пальмы, скорее всего местные, я не великий специалист даже в земной флоре, не говоря уже о местной. Напротив входа лестница на второй этаж, красивая, деревянная с резными перилами.
За стойкой высокий худой мужчина лет пятидесяти с аккуратной седой бородкой в бейсболке и белой футболке.
- How do you do, - приветствовал он нас. Мы ответили, кто как мог, дальше в разговор вступила Мария. В течение пяти минут она всё решила, но я из их разговора понял только несколько отдельных слов. Хотя результат был понятен и без них. Что-то написав в поданном ей журнале, она получила четыре ключа и повернулась к нам:
- Всё в порядке, можно ставить машины и заселяться. Номера большие с ваннами. Есть комната для постирушек. Двадцать экю в сутки, плюс десять за каждую машину. Бар работает с семи до двенадцати, потом с четырнадцати и до полуночи. В общем, что рассказывать? В номерах есть справочники, в них все рассказано. Так что, ставьте машины, тащите сумки, мы вас здесь подождём.
Команда получена, осталось исполнять.
Через пятнадцать минут в номере, я уже с удовольствием стягивал с себя пропылённую одежду, рядом то же самое делала Людмила.
- Наконец-то отдохнём, - потянулась она, оставшись в одних трусиках, - и сколько мы здесь пробудем?
- Завтра точно не поедем, - успокоил её я, - думаю, пары деньков хватит и отдохнуть, и с городом познакомиться.
- Не, отдохнуть точно не хватит, всегда ещё хочется, - хитро глянула на меня маленькая Лиса.
- Кто про что, - улыбнулся я, - я про отдых от дороги, от усталости. А для остального целая жизнь впереди.
- Вот и не надо тратить её на что попало. Ладно, иди тряпки в машинку закинь, а я пока ванну наберу. Она здесь большая, оба поместимся. Так мы ещё не мылись.
Приём ванны затянулся надолго. Такого у нас ещё никогда не было. Это был действительно отдых, наслаждение, взрыв чувств. Только после такого отдыха, почему-то очень захотелось есть. И в то же время очень не хотелось шевелиться. Выбравшись первым из этого небольшого бассейна, я помог выбраться Людмиле. Замотав её в большое полотенце, я отнёс и нежно положил свою принцессу на огромную королевскую кровать. Она легла, раскинув руки:
- Мне кажется, я лечу, такого со мной ещё никогда не было.
- Да. Я тоже никогда раньше не знал, что такое может быть. Просто рай на земле.
- Ага. Только на Новой Земле. А здесь рай есть, интересно?
- Вирий, он, наверное, один для всех миров, где есть люди. А вообще, я не знаю, как попадём, так узнаем. Только мне так хорошо, что я туда совсем не хочу. И торопиться туда точно не надо. Сначала насладимся, выпьем всё счастье здесь, в Яви, а на это нам с тобой и всей жизни не хватит.
- Точно. Мне сейчас хочется жить как никогда. Я не знала, что счастья может быть столько.
- И оно у нас только начинается.
Как бы хорошо нам не было, но, и о бренных телах забывать нельзя. Хотя они и сами не давали о себе забыть, настойчиво напоминая, что их пора подкормить. Немного отдохнув и приведя себя в порядок, мы оделись и спустились вниз. Ресторанчик работал, и наши спутники уже сидели там в полном составе, за длинным столом, стоящим у окна. Пришли они, похоже, недавно. На столе стояли только напитки и лёгкая закуска. Про нас тоже не забыли, накрыто было на восемь человек.
- На этот раз вы позже всех, - не преминула заметить Маша, - что так долго копались?
- Мы не копались, мы купались, - как ни в чем не бывало, ответила Люда, - сто лет уже так в ванне не плескалась. Хотя так, вообще первый раз, - хитро глянула она на остальных.
- Молодёжь, - улыбнулся Юрий, - садитесь, мы и на вас заказали. Сегодня на ужин острый фасолевый суп и прожаренные стейки. Если хотите что-то ещё, то смотрите меню.
Тут официантка принесла две бутылки «Новомосковской» и суп.
- Мы тут, не посоветовавшись с вами, решили немного отпраздновать первый этап пути, - извиняясь, сказал Павел, - решили, что вы не будете против.
- Только я вишнёвку, - сразу предупредила Люда.
- Правильно, - назидательным тоном сказал я, - детям крепкие напитки нельзя, - за что получил ощутимый тычок в бок маленьким кулачком.
Выпив, все набросились на еду. Напряжение последних дней начало отпускать. Поужинав, решили, что идти сегодня уже никуда не стоит – отдыхаем, высыпаемся, а все дела откладываем на завтра. Взяв с собой в номера холодных напитков и лёгких закусок, мы разошлись.
В этот день мы действительно уже ничего не делали. Валялись в кровати, смотрели телевизор. С трудом понимая, что там говорят, но всё же смотрели. Сначала какой-то вестерн, потом шла музыкальная программа. Заодно посмотрели справочник. В нём было всё. И гостиничное расписание и правила, и путеводитель по городу, и даже небольшой телефонный справочник, в котором были номера магазинов, гостиниц, различных служб. Телефон в номере, кстати, тоже присутствовал. За два часа до полуночи мы ещё спустились в ресторанчик, перекусили и, вернувшись в номер, завалились спать.
_______________________________________________________________________
24 день НЗ

Протекторат Русской Армии, г. Демидовск.
23 год, 33 число, 9 месяца, пятница 08:50

Наши машины выстроились в ряд на площади Геологов. Да, красиво мы смотримся – монстроподобный ПАЗ, рядом хищного вида «Тигр» с укрытым брезентовым чехлом «Кордом» на крыше, потом наша угловатая «Делика»,    сверкающая квадратными глазами фар из-за мощного кенгурятника и последний в строю «Патрол» Юрия. Все в почти одинаковом камуфляже, на солидных вездеходовских колёсах.
Здесь, на этой площади закончился наш пробег через весь континент, около шести тысяч километров за десять дней. Путь от Аламо описывать не буду. Ехать без знающего ведущего, как это было в пути до Аламо, тяжеловато. Ориентироваться по картам, да с помощью языка, который, как говорят, до Киева доведёт, которого в этом мире пока нет. Зато есть Демидовск, столица Протектората Российской Армии, в центре которого мы сейчас и стоим, ожидая открытия отдела кадров протектората, в котором находились все службы ведающие регистрацией прибывающих, служба занятости, помогающая подобрать работу. В этом же здании был и военкомат, на учёт в котором нам так же предстояло встать.    В отличие от староземельной России, здесь в пятьдесят лет с воинского учёта не снимали. Все находились в запасе пожизненно, менялись только категории учёта.
В город мы прибыли вчера, ближе к вечеру, и решили сразу сюда, на площадь Геологов не ехать, а найти гостиницу, привести в порядок себя и технику, а уж с утра заниматься всеми делами. Как говорит старая армейская мудрость, «сапоги нужно чистить с вечера, чтобы утром надевать на свежую голову». Недалеко от въезда в город увидели автомастерскую, при которой была большая автомойка и, похоже, это заведение было весьма востребовано, с учётом того, что главный вид транспорта в этом мире автомобильный, а дороги какие угодно, только не асфальтированные.
Загнали машины на автомойку и хотели уже сами приводить их в порядок, когда из здания вышел мужчина средних лет и предложил:
- Что вы после дальней дороги будете ещё и мойкой заморачиваться. Оставляйте, мои ребята, - он кивнул на пятерых подростков, сидящих в беседке под деревом, - и внутри пропылесосят, уберут, и    снаружи отмоют. А вы можете пообедать с дороги, здесь за углом прекрасный ресторанчик. Цены у нас божеские, за автобус пятнадцать экю, за остальные по десять. А если хотите, то как устроитесь, пригоняйте их ко мне, мы сделаем полную диагностику. Вы же, как я понял, только что прибыли. И проехали около шести тысяч километров, так что посмотреть и обслужить техник будет совсем не лишним.
Мы переглянулись, и я ответил:
- С мойкой, уборкой это очень удачно, а насчёт сервиса мы подумаем, но это уже не сегодня. Кстати, как в городе с ношением оружия?
- Нормально. Пистолеты свободно, остальное смысла таскать нет, хотя, если есть желание, то можете носить. Но я бы посоветовал все оставить в машинах. Не переживайте, ничего не пропадёт, идите спокойно ужинайте, а через час вся ваша техника будет как новенькая.
- Ну и добро, - согласился я, и повернулся к своим, - ну что, пошли? Берём только деньги и документы.
Мы сняли разгрузки и оставили их в машинах, на нас остались только кобуры с пистолетами и рации на поясах. Оглядели друг друга и пришли к выводу, что выглядим неплохо – последние полтора дня мы ехали по МП и ПРА, дороги здесь были добротные, почти не пыльные, покрытые где гравием, где щебнем, а где ещё и пролитые чем-то похожим на битум, хотя асфальтом это и не назовёшь.
Ресторанчик, в который мы зашли по совету мужчины из автосервиса, был оформлен в рыбацком стиле – рында у входа, по стенам сети, штурвалы, картины на морские темы. Эстрада в углу стилизована под корабельный мостик. Столы и стулья массивные, сделаны из какого-то тёмного натурального дерева, как впрочем и вся мебель виденная мною в этом мире, за исключением разве что офисной мебели на базе и в банке Ордена.
- Ну, кто что будет? – спросил я, когда мы все расселись за длинным столом у окна. Несмотря на морскую тематику в оформлении, в меню были разнообразные блюда, и мясные, и рыбные, и овощные, и даже из дичи.
- Я салат из морепродуктов и свинину тушёную с кальмарами и папоротником. Интересно, что за папоротник, такой же как у нас, или просто что-то похожее? – быстро выбрала Людмила.
- Посмотрим, - сказал я, - я тоже его возьму, и пару салатиков.
Остальные заказали кому что нравилось, но все обязательно блюда с мясом. Девушки здесь совсем не пытались придерживаться каких-то диет. Да при нашем образе жизни после перехода в этот мир им и не грозило понравиться, скорее наоборот. Я чувствовал это на себе. При том, что я ни в чём себе не отказывал, наоборот, съедал ещё больше чем раньше, я чувствовал, что сбросил уже минимум пять килограмм, если не больше. Во всяком случае, ремень застёгивался уже на три дырочки дальше, а я чувствовал себя намного легче. Организм вышел из долгой пенсионной спячки.
Просидели мы в ресторане даже больше часа, закончив ужин большими чашками крепкого кофе с ещё горячими круасанами. Папоротник, кстати, ничем не отличался от того, к которому я привык на Дальнем Востоке, только стебли его были значительно толще, чуть ли не в палец, и при этом совсем не жёсткими. Подошедшая за расчётом официантка сказала, что хозяин ресторана несколько лет назад приехал из Хабаровска, и оказался любителем побродить по лесам в поисках съедобных растений. В одном из походов и нашёл практически тот же орляк, только намного крупнее, молодые побеги были чуть ли не метровой высоты. Вот и стал его заготавливать. Больше никто в городе этим не занимается. Ещё он вычислил растение похожее на земную черемшу на вкус, но такую острую, что шла только как добавка. Салат из одной такой черемши не осилил бы даже самый большой любитель острых блюд. И ягоды подобные клюкве и лимоннику тоже нашёл. Но собирать их надо было уже в начале сезона дождей, что впрочем не останавливало хозяина, только сейчас все прошлогодние заготовки закончились, до начала мокрого сезона оставалось меньше месяца.
Рассказала нам официантка и где находится неплохая гостиница неподалёку, с закрытой стоянкой для автомобилей. Хотя здесь можно было смело оставлять машины на ночь и просто на улице, никто в них не влезет, даже если забудешь закрыть. Но, как говорится, на Аллаха надейся, а ишака привязывай. И мы после ужина рассчитались за тщательно отмытые машины и поехали в гостиницу.
За ней действительно был огромный закрытый двор, на котором уместилось бы с десяток таких колонн как наша. Поставив технику и зарегистрировавшись на ресепшине, мы разошлись по номерам, договорившись встретиться через час и прогуляться по городу. Время было только двадцать два часа, и как мы подумали, нам придётся ещё раз поужинать. Всё таки здесь очень длинные сутки.
Номер, который достался нам с Людмилой, мало чем отличался от других, в которых мы ночевали уже на этой земле. Стандартный набор мебели – большая кровать, шкаф, письменный стол с настольной лампой, пара стульев, маленький столик типа журнального,    телевизор. Программ было аж шесть, кроме четырёх, которые показывали во всех городах, в которых нам довелось побывать, были ещё две местные, на русском, вернее одна местная Демидовская ТВ-1 и московская. Это уже интересно, прогресс, однако.
- Чур, я первая в душ, - Людмила подхватила нашу сумку с чистым бельём и банными принадлежностями.
- Кто бы сомневался, - улыбнулся я, - иди, тебе же дольше потом себя в порядок приводить.
- Конечно. Я же женщина, и кто-то наконец-то соизволил это заметить.
- Иди, иди, - а то я опять вспомню, не дожидаясь пока кто-то отмоется.
- Хи, - маленькая вредина закрыла за собой дверь.
Я разделся, освободил карманы и сложил пропотевшую, пропылённую одежду в пакет. Надо будет спросить, где здесь постирушечная. Как я заметил, они были здесь во всех гостиницах. То же самое проделал с одеждой Людмилы, которая просто сбросила её на пол. Потом сложил наши баулы с оружием в специальный сейф, который привычно обнаружился внутри большого шкафа для одежды. После этого достал и разложил на кровати цивильную одежду, в которой мы собирались идти в город. Покончив с приготовлениями, я сел у открытого окна, затянутого антимоскитной сеткой, набил трубку любимым табаком и с удовольствием закурил,    пуская клубы вишнёвого дыма, впервые за время нашего марш-броска через весь континент. По телевизору закончился какой-то российский боевик, и началась реклама. Сначала хотел переключить, но услышал, что говорили о местной сотовой связи. Интересно. Оказывается, мобильная связь работает уже практически во всех    крупных поселениях протектората, и обещали в следующем году соединиться ещё и с Московским протекторатом, и с Новой Одессой. Было даже подобие Интернета. Во всяком случае, можно было общаться по сети в скайпе, паре социальных сетей, было и несколько десятков сайтов, в основном организаций, но были и другие – развлекательные, раздающие книги, фильмы, различный софт. Очень даже неплохо. Не зря тащили с собой компьютеры и ноутбуки. Надо будет купить местные симки и узнать подробнее о местном интернете. Но о нём уже потом, когда определимся с местом, где осядем.
- Я всё, - хлопнула дверь ванной, и в комнате появилось моё Солнышко, замотанное в полотенце, со спутанными мокрыми волосами, - теперь твоя очередь, а я пока себя до ума доведу. Там, кстати, даже халаты есть.

24 день НЗ

Протекторат Русской Армии, г. Демидовск.
23 год, 33 число, 9 месяца, пятница 09:32


- Ну, всё, молодые люди, девушки немного подождите, а мужчины пройдите на второй этаж, в кабинет номер три. Там встанете на воинский учёт, и вам, возможно, предложат воинскую службу. Вы почти все бывшие кадровые военные, так что, возможно захотите ещё послужить. У нас это очень престижно, да и выгодно. Так что если будут предлагать, сразу не отказывайтесь, подумайте, - женщина подала нам наши документы после того, как мы все дали согласие стать гражданами Протектората Российской Армии и подписали необходимые бумаги, - а потом подойдёте опять ко мне, я за это время подберу вам варианты рабочих мест, где вас будут рады принять.
Первыми в третий кабинет зашли Павел и Василий, вдвоём. Вышли минут через пятнадцать с задумчивыми лицами.
- Ну как? Спросил я у них.
- Сказали немного подождать, - ответил Паша, - сватают на службу, сейчас куда-то звонить будут.
В это время пригласили нас с Юрием. В кабинете за столами сидели майор и подполковник.
- Здравия желаю, - приветствовал я и представился, - старший прапорщик Георгий Лавров, прибыл для постановки на воинский учёт. Но уже, наверное, бывший старший прапорщик, там я давно уже военным пенсионером стал.
- Старшина второй статьи Юрий Коваль, - представился мой товарищ, - тоже, наверное, бывший.
- Бывших военных не бывает, - поднялся из-за стола подполковник, - а какие воинские и гражданские специальности?
Мы с Юрием по очереди рассказали, кем работали, служили, какие имеем навыки.
- Вы прибыли вместе с теми ребятами, которые перед вами заходили?
- В общем-то, да. Познакомились, правда, уже здесь, после перехода, но уже больше двух недель вместе, - подтвердил я, - пуда каши, конечно, ещё не съели, но вместе готовились в Порто-Франко, вместе прошли весь путь сюда.
- Это хорошо. Даже как-то странно, приходят сразу четыре специалиста, которые нам нужны. Это ещё не окончательно, но у меня для вас есть интересное предложение. И, думаю, что если согласитесь, то не пожалеете. У вас есть желание ещё послужить? Но уже новой Родине.
- Да я вообще-то не служил, - проговорил Коваль, - только полтора месяца сборов после училища. Остальное время только работал, дизелями занимался.
В этом-то и вся суть. Я как понял, Вы неплохо знаете и судовые, и автомобильные двигатели?
- Ну, на легковых иномарках не очень, а остальные даже не просто неплохо. Тридцать лет ими занимался.
- Вот. А Вы всю жизнь прослужили связистом, хотя по образованию тоже судомеханик?
- Так точно. В основном ЗАС, но знаю и радио, и радиорелейную, и проводную связь.
- Вот, - повторил подполковник, - я и говорю, нужные кадры сами в руки идут. В общем, есть место, где ваши армейские и гражданские специальности и навыки будут очень востребованы. Причём, всех четверых. Давайте так, сейчас вы оставляете документы и идёте, гуляете часов до четырнадцати. Потом встречаемся снова. Я как раз прозвоню, переговорю с кем надо. Возможно, подъедет представитель той конторы, в которой вы все были бы очень кстати.
- А можно хотя бы узнать, куда нас сватают? – спросил я внутри начиная раздражаться, - может нам это не понравится.
- Не думаю, улыбнулся подполковник, - место неплохое, хотя и далековато и от Демидовска, и от ППД. Но это компенсируется платой за отдалёнку и другими надбавками. Сейчас не буду озвучивать суммы денежного довольствия, но скажу что к нему ещё хороший паёк на вас и ваши семьи, добротное жильё сразу по прибытии, отпуск восемьдесят суток, ну и ещё кое какие бонусы. Ладно, если так не терпится узнать, то подойдите сюда. Много рассказать пока не могу, но в общих чертах, чтобы у вас была информация для размышлений.
Он подошёл к стене и отодвинул штору, за которой оказалась карта, взял в руку указку.
- Вот здесь, - он ткнул в место слияния трёх рек, с которых , собственно и начиналась Амазонка, - находится наша база «Трезубец» - бригада речных катеров и ещё некоторые подразделения. В этом году было принято решение о её расширении. За сухой сезон построили жилые дома, казармы, другие необходимые цеха и сооружения, завезли необходимые оборудование и технику. Теперь набираем людей. Обычных военнослужащих просто переведут, а вот со специалистами туговато. Больше пока не скажу. То, что вы услышали, известно всем, для получения более детальной информации нужен допуск. Что-то ещё вам сообщит представитель при встрече, остальное узнаете после приёма на службу и получения допуска. Так что пока идите, думайте, советуйтесь. А к четырнадцати часам жду вас всех четверых снова здесь, у себя.
- Понятно, - ответил я, - разрешите идти?
- Идите.
Мы вышли в коридор к ребятам, поднявшимся нам навстречу. Судя по всему, они все это время жарко обсуждали полученное предложение.
- Ну что, - спросил Василий, - похоже, вас тоже сватали на службу? И, похоже, как и нас на «Трезубец»?
- Угадал, - кивнул я, - ну что, спускаемся вниз, берём наших девчат и идём куда-нибудь посидеть, обсудить всё?
- Пошли, - согласились все.
Мы спустились в холл первого этажа, там наши половинки уже сидели на диване с какими-то листочками в руках и что-то обсуждали.
Мы сначала подошли к женщине, которая нас регистрировала. Она дала нам файлы с листами, на которых были адреса и телефоны предприятий, которые нуждались в специалистах наших специальностей.
- Ну, что, - спросила она, - предложили пойти на службу?
- Да, - ответил я, - но за окончательным решением сказали прийти позже.
- Вот и подумайте. Не знаю, что вам конкретно предложили но, думаю, это будет лучше тех вакансий, которые я вам подобрала. Но их вы тоже посмотрите.
- Хорошо, - согласился я, - до свидания.
24 день НЗ

Протекторат Русской Армии, г. Демидовск.
23 год, 33 число, 9 месяца, пятница 11:07

- Вот такое предложение, - закончил я свой рассказ о нашем походе в военкомат. Девушки помолчали пару минут. Первой заговорила Анна:
- очень интересно и очень неожиданно. Сразу не скажешь ни да, ни нет. Да и информации маловато. Наверное, стоит окончательно решать после вашего следующего похода в военкомат.
- А мне кажется стоящее предложение, - отложила листок с картой Маша, - место интересное, хотя и далековато. Но там отдалённый гарнизон, думаю, мы там тоже сможем найти работу. Во всяком случае, врачи здесь очень востребованы в любом месте. Да и переводчики в цене. В крайнем случае буду языки преподавать. Ты, Настя, кто по специальности?
- Инженер-технолог пищевой промышленности. Но я бы и послужить не отказалась.
- А ты, Люда?
- Никто. Я только школу закончила. Но я и не собиралась пока работать. Я дом хочу и детей растить.
- Ну, с этим там точно проблем не будет, - улыбнулась Маша, - напрягает только отдалённость и Имамат за речкой. Но, думаю, защита там такая, что никто не сунется, а что далеко, так в мокрый сезон всё равно никуда не выедешь, а два месяца отпуска с головой хватит и отдохнуть, и покататься мир посмотреть.
- Убедительно, - согласился я, - но давайте всё же окончательно будем решать после встречи в четырнадцать. Я думаю, что если мы будем соглашаться, то этот представитель и с вами захочет пообщаться. Так что давайте доедать мороженое и пойдём по городу погуляем, посмотрим. А то вдруг срочно ехать придётся, а мы ещё и столицу не видели. Кстати, а что там с вами ещё говорили, когда мы в военкомате были?
- Сказали, что здесь большинство женщин ещё и вступают в ДОС – Добровольное общество самозащиты, что-то вроде женского ополчения. Их всех вооружают, тренируют, чтобы могли дать отпор в случае, когда мужиков рядом нет. Но нам эта тётка в отделе кадров посоветовала пока не торопиться, подождать пока вы в военкомате всё не решите. Похоже, они вместе работают.
- А как же, - поднял я к верху указательный палец, - кадровики, это отдельная каста. Ещё в советские времена в армии говорили – выше Бога только кадры. Ладно, пошли погуляем, у нас ещё почти два часа.

Вставить описание Демидовска

24 день НЗ

Протекторат Русской Армии, г. Демидовск.
23 год, 33 число, 9 месяца, пятница 14:10

В небольшой тактический класс в военкомате, в который нас посадили, вошёл целый капитан первого ранга, с ним ещё три офицера рангом пониже. Всё удивляюсь, как можно летом в жару носить чёрные суконные брюки. Это что же в них на таком пекле творится. Но на флоте традиции выше личного комфорта. Наших девушек попросили пока подождать в коридоре, а перед нами, когда мы расселись, встал кап раз. Высокий, широкоплечий, кулаки размером с пивную кружку. Обветренное лицо окаймлённое снизу узкой бородкой-шотландкой, мускулистые руки. Видно, что свои звёзды он получал не в Арбатском военном округе.
- Здравствуйте, товарищи, - обратился он к нам, - я командующий военно-морским флотом РА, капитан первого ранга Колосов Виктор Петрович. По меркам старого света, конечно, наш флот и на речную флотилию не тянет, но это по размеру. А по боеготовности и выполняемым задачам ему и некоторые флота в подмётки не годятся. Сами всё увидите, если мы, как говорится, придём к консенсусу.    В общем, дело такое, подполковник Суворин вам вкратце озвучил предложение, я объясню более конкретно. База «Трезубец» перекрывает почти всё течение Амазонки и её истоков. Есть и другие базы, но они меньше и имеют каждая свой участок. До этого на «Трезубце» базировались небольшие погранкатера типа «Аистов», два взвода морской пехоты и взвод егерей. Было две десантных баржи местной постройки, каждая рассчитана на перевозку одного БТРа и взвода бойцов. Была своя инфраструктура – электростанция, котельная, насосная, другие службы. Работал военторг, есть даже ресторанчик. В этом году принято решение о значительном расширении базы. Теперь это будет посёлок    Трезубец, в котором располагается бригада речных катеров, мы привезли из-за ленточки два больших артиллерийских катера проекта….., с трудом, но удалось их переправить. Теперь это самые мощные военные суда в этой части залива и на Амазонке. Плюс увеличивается число других подразделений. Теперь там будет полноценная рота морской пехоты, отдельные разведывательный и диверсионный взводы, два взвода егерей. Добавляется техника, в основном БТР-80А, БРДМы, три десантные баржи. Значительно расширяется узел связи – ставятся радиостанции средней мощности, другая аппаратура. На стрелках рек и по берегам ставятся небольшие форты, где служба будет организована вахтами. И ещё открывается цех по мелкому и среднему ремонту катеров. Со временем планируется проводить там и капитальные ремонты. Естественно расширяется там и инфраструктура. Рядом с базой руководство протектората собирается поставить там предприятие по добыче и переработке речной рыбы. Чтобы он был под прикрытием бригады, всё же до Имамата там рукой подать. Это основное. Будут и другие новшества, но это уже не суть важно. Важно, что ваши специальности там очень востребованы. Снайпер-инструктор, диверсант ПДС,    инженер-дизелист и специалист связи. Предлагаю вам пойти на службу в РА. Ребята инструкторы получают звание мичмана. Связист на должность инженера узла связи с присвоением звания старший лейтенант. Инженер дизелист так же звание старшего лейтенанта и должность главного инженера РЭБ - ремонтно-эксплуатационной базы бригады. Денежное довольствие по нормам РА с доплатой тридцать процентов за отдалёнку, пятьдесят за службу в погранзоне, то есть в зоне постоянной боевой готовности. Флотский паёк на вас и ваши семьи, по возможности устройство на работу или службу ваших жён по специальности. Жильё сразу. Пока ещё есть выбор – отдельные четырёхкомнатные коттеджи с участками на берегу и подведёнными коммуникациями, либо четырёхкомнатные квартиры в двухэтажных четырёхквартирных домах. Вот основное. Вопросы есть?
- Да, - поднялся Василий, - проценты вы назвали, а сколько это в денежном выражении? И в сравнении с зарплатами гражданских? Прошу прощения, мы только вчера прибыли и ещё плохо ориентируемся в местных реалиях.
- Законный вопрос. Денежное довольствие мичмана в РА девятьсот экю в месяц, у вас с учётом надбавок тысяча шестьсот двадцать, ещё десять процентов за секретность, итого тысяча семьсот десять. Денежное довольствие старшего лейтенанта тысяча сто экю, считаем с надбавками – тысяча девятьсот восемьдесят, с секреткой две девяносто. У инженера узла связи за секретность двадцать пять процентов, то есть на выходе две тысячи двести двадцать пять экю. И это всё без учёта    остальных преференций – пайка, обмундирования, частичной компенсации стоимости топлива при поездке в отпуск. К примеру, заработная плата рабочего в ПРА семьсот – девятьсот экю. У инженера от тысячи.
- Добираться как? – спросил я.
- Можно по воде, можно посуху, можно комбинировано. По воде, это из Берегового. Долго, нудно и в общем-то опасно. Комбинировано, это на машинах до реки Белой, там небольшая пристань, от неё на десантной барже. Тоже не очень удобно. Посуху, это так же, но перед Белой дорога сворачивает и идёт вдоль берега. Но дорога – одно название. Около трёхсот километров, а добираться сутки. Зато ни от кого не зависишь. Это ваши машины на площади стоят?
- Наши, - подтвердил Юрий.
- Так вот, если соберётесь посуху, я бы посоветовал японцев оставить здесь. Они, конечно, внедорожники, но не чета «Тигру» и ПАЗу, который собственно тот же шестьдесят шестой. А японцев можно оставить здесь За стоянку возьмут восемьдесят – сто экю в месяц, как договоритесь, возможно и дешевле. А соберётесь в отпуск, доедете сюда, а дальше на них. К тому же вы не тратите топливо, и не бьёте нежные японские машины по бездорожью. Да и зачем вам там машина на каждую семью? Кататься-то практически некуда.
- Резонно, - согласился я.
- Ну что? – выждав с минуту сказал кап раз, - вижу, предварительно вы уже согласны. Тогда делаем так, вы выходите и зовёте сюда своих жён. Я беседую с ними, а вы пока советуетесь. Потом они выходят, и через пятнадцать минут вы даёте мне окончательный ответ. Всё, я вас пока не задерживаю.
Мы вышли в коридор, и отправили на рандеву с командующим флотом свои половинки.
- Я боюсь, - прижалась ко мне Людмила.
- Что ты боишься, глупая? – прижал я её к себе и погладил по спине, - дядя хороший. Зато узнаешь всё сама, а не с моих слов.
Я отстранил свою маленькую супругу и слегка шлёпнул под зад:
- Иди.
Она зыркнула на меня глазами и зашла в класс следом за остальными девушками.
- Ну что, мужики? – я подсел к столику у которого на диване уже расположились остальные, - по моему, в душе уже все согласились?
- А почему нет? – согласился Юрий.
- Я тоже за, - поддержал Василий.
- Надо только спросить насколько заключаются контракты, и если что, как можно уволиться, - закончил Павел.
- Надо, - согласился я, - но это уже технические вопросы.
Мы налили себе кофе из стоящей в углу кофемашины, надо же, даже она здесь есть, и стали ждать девушек, обсуждая уже практические вопросы – как ехать, что брать, что ещё надо прикупить. Из-за двери доносились то голоса офицеров, то наших половинок. Похоже, у них вопросов было куда больше чем у нас. Но это как раз не удивительно. Вышли они только минут через сорок.
- Ну как? – встретили мы их вопросом. Как обычно моя Людмила, как самая шустрая быстро отрапортовала за всех:
- Нормально. В общем, мы согласились. Аню, как врача, на ура берут, даже на службу. Маше тоже можно служить идти, а можно так работать, её языки очень нужны. Насте тоже предложили на выбор – в службу тыла, или в столовую технологом, как захочет. И даже мне сказали, что работа найдётся, могу к тебе на узел связи телефонисткой, или ещё кем, они там штат разворачивают. Так что ты и там от меня не прячешься.
- А как же детей растить? Демографию улучшать?
- Так пока ещё некого. Ты плохо стараешься. Вот, когда получится, тогда и поговорим.
- В общем, вопросов нет? Все согласны? – подытожил я.
_ ну, почему? – возразила Маша, - вопросов как раз немало, но их можно задавать уже в рабочем порядке. Так что пошли, что время тянуть.
Дверь снова скрипнула, пропуская нас в тактический класс.
- Вижу, долго не раздумывали, - улыбнулся Колосов, когда мы расселись за столы, - тогда делаем так, сегодня, завтра, послезавтра у вас время пристроить машины, перегрузиться, закупить необходимое. Сразу говорю, много можете не набирать, только то, что понадобится до приезда на Трезубец. Там снабжение неплохое, купите всё что нужно. А если уж чего-то не будет, то можно всегда заказать с оказией отсюда или из ППД. А через три дня, в понедельник, к тринадцати часам я вас жду на Базе. Оформим все документы, получите инструктажи, оружие, вещевое довольствие, и как только на Трезубец пойдёт колонна, выдвигаетесь вместе с ней. В общем, до тринадцати часов в понедельник. Пропуска на вас и машины будут на КПП. Если вопросов нет, то не смею задерживать.

24 день НЗ

Протекторат Русской Армии, г. Демидовск.
23 год, 33 число, 9 месяца, пятница 15:40

Мы вышли из здания, и подошли к шеренге наших машин.
- Ну вот, - обратился я ко всем, - кажется, что-то начинает определяться. Я предлагаю сейчас поехать в гостиницу. Кстати, а зачем мы сюда всю технику гнали? Там переукладываем вещи и едем искать, куда пристроить наших японцев. Согласны?
- Ага, - эхом ответила Людмила, - только сначала пообедать надо. Мы когда ещё ели? Да ещё и это собеседование остатки калорий сожгло в организме.
- Тогда по коням.
Размещено: 01.08.2016, 22:04
  
Всего страниц: 2