Всего страниц: 1
Юрий Масур (UL): Шагая за горизонты (рабочее название)
Размещено: 20.06.2015, 20:10
  
Юрий Масур (UL)
Шагая за горизонты (рабочее название)
Аннотация: Фанфик по серии "Земля Лишних" Андрея Круза. Новые герои, новые места, новые приключения.

Израиль, промзона "Црифин", 15 мая 2011 года, 11:00

    


    - Прошу прощения? - Вадиму показалось, что он ослышался.

    - Другой мир, - повторил Зеэв, -    Параллельная вселенная, если хочешь. Примерно как в фильме "Звездные врата", только без инопланетян. Ну и сами врата, к сожалению, пока односторонние.

    - То есть билет в один конец?

    - Да, пока что это так. Обратно, в наш мир, проходит только информация, и та со сложностями. Идут эксперименты над возможностью обратного перехода физических тел, и насколько мне известно, есть обнадеживающие результаты, но если ты планируешь через пару лет поехать обратно в турпоездку, то лучше сразу забудь. Сосредоточься на жизни в новом мире.

    - А там хоть кислород есть? - заинтересованно спросил Вадим. Похоже, этот Зеэв не в себе, и ему лучше подыграть, пока он не впал в буйство. И зачем только я сюда приехал?

    - Да, там есть кислород. И население есть. Этот мир открыт больше тридцати лет назад, и из нашего мира туда уже переправились миллионы людей. Но мир все еще остается мало заселенным, и не слишком развитым. Вроде Дикого Запада. Жизнь там, конечно, не такая безопасная как здесь... хотя, смотря с чем сравнивать, там вроде "Кассамы" не пускают и террористов-самоубийц нету. И комфорта поменьше. Но с другой стороны, полная и абсолютная свобода, которой в этом мире давно нет и наверное, уже не будет никогда. И для человека независимого и не стесняющегося работать,    все пути открыты. Чем заняться, всегда найдется. Согласись со мной, что это поинтереснее, чем рабочая виза в Австралию.

    Вадим хмыкнул. С Австралии он, собственно, и начал. Зайдя за какой-то мелочевкой в монструозный торговый центр - часть новой автостанции Тель-Авива, и решив пройтись по той части автостанции, которую давно и прочно оккупировали иностранные рабочие (уж чего-чего, а свободного времени у него хватало) , среди филиппинских лавочек и эритрейских переговорных    пунктов он увидел дверь с табличкой "Содействие эмиграции, рабочие визы в Австралию". А поскольку в последние недели Вадим серьезно задумался об эмиграции в какую-нибудь отдаленную, развитую и англоязычную страну, и уже начал собирать информацию по этой теме в Интернете и у знакомых, то и в эту контору решил зайти.

    Особых откровений он не ожидал, и первоначально контора его не разочаровала: предназначена она была для тех иностранных рабочих, которые хотели перебраться в края побогаче, содействие в трудоустройстве обещала на работы неквалифицированные, или такие, заниматься которыми у Вадима не было ни квалификации, ни желания (например, сиделки по уходу за престарелыми), а цены за услуги были совсем не дешевыми. Эмиграция же для конторы была и вовсе не основным профилем. Однако когда интервьюировавшая его сотрудница - пожилая, худая как жердь и с легким американским акцентом - дежурно спросила о причине эмиграции и Вадим искренне ответил "Надоело мне здесь, хочу поменять свою жизнь", в ее глазах за толстыми стеклами очков мелькнула искорка интереса. Потянувшись к одному из нижних ящиков, она извлекла оттуда стопку скрепленных степлером листов    и предложила ему заполнить анкету. Сама анкета, озаглавленная просто как "Опрос номер 4", была на английском (с этим у Вадима проблем не было), и содержала вопросы "в американском варианте"(1), самого разнообразного и неожиданного содержания. Помимо вопроса о причинах, толкающих на эмиграцию (варианты ответа только этого вопроса заняли полторы страницы) и общих вопросов о жизненных ценностях и предпочтениях, тут были и "Любишь ли ты посещать театр, и если да, то почему?", "Приходилось ли тебе носить оружие, и если да, то какие чувства это вызывало", и даже "Твой любимый овощ" (на этом вопросе Вадим фыркнул, вспомнив анекдот про ежика, тащившего дыню). Потратив пару часов на заполнение анкеты и вписав в нее свое имя и телефон, он сдал анкету сотруднице и пошел домой - продолжать рассылать резюме и проверять требования к кандидатам на иммиграцию в разных странах. А об анкете он почти успел забыть, и раздавшийся полторы недели спустя звонок с приглашением приехать в некую контору в промзоне "Црифин" и выслушать предложения о возможном трудоустройстве за пределами Израиля, его слегка удивил. Кто же мог знать, что его анкета попала в руки какому-то психу?

    - Ведь в Австралии, - тем временем продолжал Зеэв, приняв молчание Вадима за заинтересованность, - присутствует многое из того, что толкает тебя на переезд. И высокие налоги, прямые и косвенные, ограничивающие твои возможности покупать. И цены на жилье в крупных городах, как на аренду, так и на покупку, там совсем не дешевые. И ложно понятая политкорректность там цветет, иммигранты-мусульмане делают почти все, что хотят, а тех, кто пытается заставить их жить по законам страны и общества, клеймят как "расистов". И с самообороной там сложности - ранив грабителя на месте преступления, вполне можно сесть в тюрьму на длительный срок, да еще и выплачивать грабителю компенсацию по решению суда. Разрешение на оружие там, кстати, не так легко получить, как кажется. И кстати, если ты думаешь, что в Австралии    нарасхват идут младшие инженеры(2)-электронщики, то ты    ошибаешься. Специалистов там хватает, и едут туда из многих мест. В том мире, про который я рассказываю, промышленности высоких технологий нет, но специалисты по ремонту и наладке электронного оборудования всегда в цене.

    - А кстати, сколько мне это будет стоить? - спросил Вадим.

    - Сам переход - бесплатно, хоть пешком, хоть с машиной. У тебя ведь есть машина?

    - Есть, "Фиат Пунто Спайс" 2003-его года, - ответил Вадим, одновременно подумав что этот самый параллельный мир как-то уж очень подозрительно дешев - авиабилет в Эйлат дороже стоит. Где же меня кидают?

    - Машину очень рекомендую поменять, - покачал головой Зеэв, - дорог там нет, нужен джип, причем лучше - специально подготовленный. У нас тут рядом есть площадка и автомастерская, там можно купить одну из таких машин. Они и твою машину примут как часть оплаты.

    - Понятно, - покачал головой Алекс, повадки торговцев подержанными машинами он знал неплохо. Вот и ловушка номер раз: под рассказы о параллельном мире купить мою машину за половину мехирона(3), чтобы выгодно продать, а вместо этого втюхать нафиг мне не нужный навороченный джип с убитой механикой, по завышенной цене. И все?

    - А кстати, почему я сейчас впервые слышу про этот параллельный мир? - спросил он, - Это же открытие почище выхода в космос.

    - Именно поэтому. При широком распространении информации, в тот мир полезут все правительства, и быстро создадут там ухудшенную копию мира этого - с налогами, запретами и политкорректностью в защиту мусульман. В настоящий момент, все права на открытие и средства связи с другим миром принадлежат... некой международной корпорации. Наша импортно-экспортная контора широкого профиля, кстати, тоже принадлежит этой корпорации.

    - То есть израильские госучреждения не в курсе?

    - Нет. А зачем им быть в курсе? И кстати, eсли у тебя тут сверкнула мысль пойти в полицию или там в редакцию газеты и рассказать что на территории Израиля тайно действует проход в другой мир, то заранее предупреждаю - это плохая идея. Тебе просто никто не поверит, приняв за сумасшедшего.

    - Честно говоря, вся эта информация о тайном параллельном мире представляется мне сумасшествием.

    - Да, многие первоначально так реагируют.

    - Многие?

    - Ты же не думаешь, что ты первый эмигрант из Израиля в другой мир? Люди едут, и довольно много.

    - Я не слышал, чтобы в Израиле люди массово пропадали без вести.

    - Возможно, ты слышал о том, что люди массово ездят на несколько лет в экзотические страны. По работе или в путешествия после армейской службы, в одиночку и семьями.

    - Как правило, такие люди поддерживают связь с родными и друзьями.

    - Связь, как я уже говорил, существует. Насколько она доступна для эмигрантов и что они сообщают здесь своим родным и друзьям, я не в курсе.

    - Хорошо, - Вадима все еще не покидало беспокойство, - а как вообще проходит процесс эмиграции? Заполнение бумаг, обмен валюты? Кстати, какая там валюта ходит?

    - Подробнoстей про валюту я не знаю, - ответил Зеэв после короткой паузы, - но золото там принимают. Прочую валюту - очень ограниченно и по сильно заниженному курсу. Мы работаем с несколькими ювелирными магазинам, где можно купить инвестиционные золотые монеты по выгодному курсу, в любом количестве. Документы... перед переходом ворот делается удостоверение, это единственный документ. Сам процесс также достаточно прост: у тебя есть три дня, чтобы попрощаться с родными и друзьями, вытащить деньги из сберегательных программ, приобрести необходимое снаряжение и золото. Машину, если договоришься на площадке, можешь забрать через три дня, прямо перед переходом. Если нет - ищи машину сам, или отправляйся без машины, но учти что тебя там такси вряд ли ждет.

    Вот ты ж бля, подумал Вадим, такого фокуса я в Израиле не ожидал.

    - Иными словами, в заранее назначенное время я должен появиться в условленном месте, сообщив всем знакомым что по поводу моего исчезновения беспокоиться не стоит, а на себе я должен иметь все свои сбережения, в удобной для реализации форме? Знаешь что, Зеэв, поищи себе овец в другом месте(4)!

    - Спокойно. Во-первых, если бы мы хотели убить тебя ради твоих, как я полагаю, крайне скромных сбережений, мы бы посоветовали тебе не покупать ничего, и прийти только с наличностью. Золотые монеты несложно отследить. А во-вторых, ты в самом деле думаешь, что весь этот офис, склады и все такое были созданы, чтобы иногда заманивать и убивать какого-нибудь беднягу? Тут у тебя нет причин для беспокойства.

    - Зеэв, я в Израиле почти 20 лет живу, - Вадим уже принял решение, -    и уже давно выучил, что когда мне говорят, что беспокоится не о чем, надо срочно начинать беспокоиться. Так что если ты хочешь, чтобы я поверил в параллельный мир и все остальное, покажи мне этот самый переход. Или извини за потраченное время - мне домой пора, в нашу серую реальность.

    Зеэв скривился, как будто лимон разжевал, но сюрпризом это требование явно не было. Сняв трубку телефона, он быстро набрал несколько цифр и заговорил в трубку:

    - Привет, Шмуэль?.. Да, это я. Слушай, когда у вас ближайшая отправка?.. Да, эта самая отправка... Да, есть кандидат-скептик, хочет посмотреть... Ну, его можно понять... Отлично, тогда мы минут через пять подойдем... Спасибо, пока!

    Повесив трубку, Зеэв встал из-за стола и бросил Вадиму:

    - Тебе повезло. Пошли, увидишь отправку груза.

    Они спустились на первый этаж двухэтажного офисного здания, свернули в какой-то боковой коридор и вышли через заднюю дверь. Здесь позади офиса проходил забор из гофрированного железа, а немного в стороне в нем была прорезана калитка с предупреждающей надписью: "Операционная зона, вход только для сотрудников". К этой калитке и направился Зеэв, и переступая порог, бросил кому-то:

    - Добрый день, Ави, это со мной, один.

    - Все нормально, - раздалось в ответ, и пройдя в калитку, Вадим увидел охранника, сидящего в раскрытой двери будки. В отличиe от бодрого, но весьма немолодого мужичка, открывшего ему въезд на парковку офиса, этот был молодым здоровым парнем, а на коленях у него лежал "Узи" со вставленным магазином.

    Миновав охранника, они вышли в "операционную зону" - широкую забетонированную площадку, на которой стояло несколько грузовиков с контейнерами и погрузчик-ричстакер. Справа от площадки проходил ряд ангаров - три металлических, быстросборных, и за ними ангар поменьше, из бетонных панелей. Слева за грузовиками просматривался забор со спиралью колючей проволоки сверху и верхушки эвкалиптов за ним. Впереди находился навес, под которым вспыхивали сполохи электросварки, и рядом с ним - штабель стальных балок и несколько контейнеров. Зeэв пошел вдоль ангаров, и Вадим последовал за ним, оглядываясь по сторонам. Увидев в заборе слева запертые, но явно безлюдные ворота, он покачал головой: если его не подводили память и пространственная ориентация, этот забор был внешним периметром военной базы Црифин, и если "Узи" у охранников кое-где встречались, то "черный ход" с военной базы на территорию импортно-экспортной (официально) компании говорил о том, что компания далеко не проста. Проходя мимо ангара с открытыми воротами, Вадим бросил взгляд внутрь и не сильно удивился, увидев внутри знакомые радиаторы трех "Рио" (5), а за ними - скошенные лбы как минимум двух бронетранспортеров М113.

    Миновав все три ангара, Зеэв вдруг повернул вправо, и махнув рукой на бетонный ангар, бросил Вадиму:

    - Смотри внимательно, прикидывай размер, а будем проходить мимо задней стенки - можешь и постучать по ней. Не говори потом что мы тебе фокусы показываем.

    И не собираюсь, подумал Вадим, идя следом за ним . Что бы тут не было, на фокусы это не тянет - все выглядит достаточно серьезно. Они обошли по кругу ангар с прилепленной к нему трансформаторной будкой, миновали навес, под которым трое рабочих сваривали что-то вроде большой платформы, и подошли ко входу в ангар. Ворота были закрыты, но дверь небольшой калитки в створке была распахнута, и Зеэв шагнул внутрь. Вадим вошел вслед за ним.

    Этот ангар был почти пуст. У одной из боковых стен, по прикидкам Вадима - примерно напротив трансформаторной будки, находился окруженный леерами подиум, а на нем шкаф с рубильниками. У другой стены располагался штабель грубо сваренных платформ, подозрительно похожих на ту, что варили под навесом - на каждой из этих платформ мог поместиться большой грузовик, а рядом приткнулся небольшой вилочный погрузчик. В центре находилась невысокая эстакада, а идущие из-под ее края рельсы упирались в заднюю стенку ангара, в центре приличного размера оранжевой арки листового железа с какими-то желтыми цилиндрами по наружному периметру. Рядом с аркой на стене висел светофор, в данный момент не работавший. На рельсах у эстакады стоял оранжевый 20-футовый контейнер, а перед вьездом на эстакаду располагался еще один "Рио" - М35, судя по размеру, с пятнами свежей краски на месте закрашенных "Цадиков" (6) и какими-то ящиками в кузове, накрытыми тщательно привязанным брезентом.

    Навстречу им подошли двое: молодой белобрысый парень с "Узи" на плече - явно "наш человек", и мужик постарше, смуглый и лысый, в джинсах и футболке с логотипом пива "Карлсберг" и с папкой под мышкой - по-видимому, тот самый Шмуэль.

    - Проходите, - обратился он к ним, - Зеэв, ты знаешь куда. Паренек, - на этот раз он обратился непосредственно к Вадиму, - от Зеэва ни на шаг, и во всем его слушайся. Здесь может быть опасно.

    - Понял, - кивнул Вадим и сглотнул, - это и есть те самые "Звездные врата"? - и он указал на арку.

    - Вроде того, - снисходительно ответил Шмуэль.

    - Можно подойти поближе, посмотреть?

    Шмуэль взглянул на часы и кивнул:

    - Давай, только недолго.

    - Спасибо, - ответил Вадим и быстро пошел к арке, пересекая пустое пространство справа от эстакады - как он догадался, место для ричстакера, чтобы он мог подъехать сбоку и поставить контейнер на рельсы, а вернее, как Вадим разглядел сейчас - на рольганг, который и скрепляли рельсы. Подойдя к арке, он коротко пробарабанил по ней костяшками пальцев, услышав гулкий звук, а потом постучал по стене, уже не ожидая никаких сюрпризов. Это был честный бетон, без всяких тайных карманов, и судя по расстоянию, которое Вадим прошел по ангару, это была именно задняя стенка, без игр в две стены и помещение между ними. И именно в эту стенку упирались идущие от эстакады рельсы, причем они еще и заметно понижались: если у эстакады край рельс был на высоте сантиметров 20 от пола, то у стены рельсы понижались сантиметров до десяти. Последний валик рольганга находился сантиметрах в пяти от стены.

    - Убедился, что все в порядке? - спросил подошедший Зеэв, - Пошли, не будем задерживать отправку груза.

    Калитка в ангар уже была закрыта, и Шмуэль с напарником стояли на подиуме. Как только Зеэв и Вадим поднялись вслед за ними, Шмуэль поднял один из рубильников. Раздался лязг, а вслед за ним - негромкое гудение, как будто от вентилятора, и на светофоре вспыхнул красный сигнал.

    - А зачем светофор? - спросил Вадим.

    - Сигнал, - пояснил Зеэв, - Индикатор состояния ворот.

    В следующие пару минут ничего не происходило. Шмуэль стоял около рубильников, глядя на какие-то индикаторные лампочки, а все остальные молча рассматривали арку, от которой продолжал идти тихий гул. А она здоровая, автоматически отметил Вадим, метров шесть в высоту и не меньше пяти в ширину. Через нее, наверное, и танк можно пропихнуть, и даже небольшой катер. Надо же, я уже верю, что это работает. Наверное, просто потому что у меня нет ничего ценного, ради чего имело бы смысл фальсифицировать. все это. Шмуэль наконец поднял другой рубильник, гул сменился неприятным свистом, а светофор вспыхнул желтым.

    - Стой на месте, - сказа Зеэв, хотя Вадим и так словно прирос к подиуму.

    В арке теперь было заметно какое-то движение, словно марево от раскаленного асфальта, собиравшееся к центру.    Свист резко скакнул вверх, до ультразвуковых высот, а потом вновь сменился басовитым гулом. В проеме арки запрыгали искры, а секунду спустя стена ангара исчезла за колыхающимся... жидким зеркалом? Да, жидким зеркалом, стоящим вертикально, вопреки закону всемирного тяготения. И выглядело это почти как "Звездные врата" в фильме.

    - Ух ты ж бляя... - потрясенно произнес Вадим по-русски.

    - Оно самое, - ухмыльнулся белобрысый с "Узи".

    Шмуэль нажал на какую-то кнопку, светофор вспыхнул зеленым и контейнер пришел в движение. С мерным погромыхиванием он заскользил по валикам рольганга прямо в стену, вернее - в это самое жидкое зеркало. И начал погружаться в него. Вадим ущипнул себя за руку, а секунду спустя ущипнул вновь, но нереальное зрелище никуда не исчезло - 20-футовый контейнер продолжал растворяться в бетонной стене, скрытой занавесом из жидкого зеркала. Вот исчез верхний край задней стенки контейнера, и зеркало словно рванулось водопадом вниз. Мгновение - и не осталось никаких признаков контейнера, лишь жидкое зеркало (Вадим вдруг подумал, что оно похоже еще и на ртуть) продолжало дрожать. Потом Шмуэль опустил рубильник, в арке вновь засверкали искры и зеркало исчезло, как будто его и не было, открыв обшарпанную бетонную стену без всяких признаков контейнера. Светофор сменился на красный, а после того, как Шмуэль опустил еще один рубильник - и вовсе погас.

    - Теперь пять минут перерыв, - Шмуэль вновь взглянул на часы, - чтобы на той стороне точно успели оттащить контейнер. Зеэв, вы еще хотите что-то смотреть?

    - Ты как? - спросил Зеэв Вадима, - Убедился или еще демонстрация нужна?

    - Убедился, - кивнул Вадим.

    - Отлично, - Зеэв повернулся к Шмуэлю,    - тогда мы пошли.

    Шмуэль щелкнул очередным рубильником и вновь раздался гул. Вадим вздрогнул и посмотрел на арку, остальные заухмылялись.

    - Дополнительный вентилятор, - пояснил Шмуэль, указывая на потолок, - чтобы не задохнуться, когда мы тут дизель запустим. Юрий, выпусти их из ангара и заводи грузовик, а я пока платформу поставлю.

    - Ну как, убедился что мы тебя не кидаем? - спросил Зеэв, когда они вышли из ангара.

    - Убедился, - помотал головой Вадим, - До сих пор поверить тяжело, но убедился. Вот так прикол, расскажешь кому - в жизни не поверит!

    - А ты и не рассказывай, - ласково улыбнулся Зеэв, - Серьезно. Все равно никто тебе не поверит, а если вдруг и поверят - у компании есть достаточно возможностей закрыть любое расследование и предоставить все нужные ответы. Но разумеется, это усилия, и в конечном итоге - деньги. Расследования закроют, а счет на это закрытие получишь ты. Так что неважно, что ты решишь по поводу эмиграции - пусть то, что ты    видел сегодня, останется нашим маленьким секретом.

    - Не возражаю. Все равно мне никто не поверит. Ладно, теперь я убедился, что твое предложение было серьезным. Но мне надо подумать пару дней.

    - Нет проблем, - кивнул Зеэв, - запиши мой телефон.

    Пройдя в калитку "операционной зоны", они остановились в тени офиса, Вадим извлек свой мобильник - обшарпанный, но надежный как кирпич "Нокия" N73 - и записал продиктованный ему номер.

    - Если ты обойдешь офис справа, то выйдешь на стоянку, - продолжи Зеэв, - я тебе рекомендую прямо сейчас заехать на площадку "Транспорт Голан" - это через два склада от нас, почти на выезде на шоссе. Спроси там Эяля и скажи что я тебя послал. Он оценит твою машину и покажет, что у него есть. Если решишь ехать - будешь знать, что выбирать себе. И еще одно, последнее, - Зеэв замолчал на пару секунд, - если у тебя вдруг сверкнет идея, что ты исчезаешь навсегда, и сможешь здорово разбогатеть, набрав ссуд и оставив всех с носом, или, к примеру, захочешь зарезать свою бывшую подругу, то имей в виду: если прославишься - никто тебя    никуда не пустит, а если перейдешь, оставив здесь хвост, то компания его закроет, но как я сказал раньше - счет будет, и ты, в другом мире, его получишь, способы есть. Впрочем, уверен что до этого не дойдет. Приятного дня, Вадим, если будут еще какие вопросы - звони!

    Зрелище отправки контейнера настолько впечатлило Вадима, что про "Транспорт Голан" он вспомнил, когда уже почти проехал вывеску. Резко затормозив, он свернул в боковой съезд и минуту спустя уже парковался на небольшой стоянке между автомастерской и сборным домиком, в котором сидели автоторговцы. Именно в этом домике он и обнаружил Эяля, успев подумать что таинственную компанию в Израиле представляет натуральный зверинец (7).

    - Да, я в курсе, - кивнул Эяль,    - Зеэв мне звонил. Пошли, посмотрим что там у тебя.

    Они вышли наружу, и Эяль обошел вокруг серебристого "Фиата", а потом попросил Вадима открыть капот и завести мотор, и с минуту прислушивался к его работе.

    - Какого года выпуска машина? - спросил он, опуская капот, - Какой пробег? Какая рука? В прокате была? - и выслушав ответы, задумался на пару секунд и сказал: - Десять тысяч.

    - Мужик, ты чего? - удивился Вадим, - Она же по мехирону шестнадцать стоит.

    - А где ты видел "Фиат", который продавали бы по мехирону? Кроме того, у тебя пробег выше среднего, и стандартное техобслуживание ты давно не делал. У тебя масло подтекает, и шум мотора мне не нравится. И не забывай, мне тоже кушать надо.

    - Так ты сделаешь косметический ремонт и продашь ее выше мехирона. Я что, не в курсе?

    - Нет, ты не в курсе. И я с тобой не торгуюсь. Десять - или продавай ее сам. И имей в виду, я цену закрываю сейчас, а машину ты пригоняешь через несколько дней, когда забираешь джип. Тебе удобно - загрузишь все, что хочешь взять, заедешь сюда, перекидаешь сумки и вперед. А я рискую - иди знай, что ты сделаешь с машиной за эти дни, раз она уже, можно сказать, не твоя.

    - А джип я за такую цену получить могу?

    - За такую - точно нет. А вообще - вон машины на продажу, для вашего брата, - и Эяль махнул рукой на навес в углу площадки с подержанными машинами, ближе к мастерской. Под навесом стоял пяток так популярных тут пикапов с двойными кабинами и пара закрытых "Лендроверов".

    - И что из них самое дешевое? - спросил Вадим.

    - Вот тот, второй справа, темно-бордовый с полосой. "Исузу Иппон" с двойной кабиной 2001-го года, дизель три литра, ручная коробка передач. Полное техобслуживание, все прокладки и фильтры заменены, аккумулятор новый, мотор, шассси и коробка передач проверены. Гарантия на три месяца, причем на эксплуатацию на пересеченной местности. На кузове - дуги с полным тентом, закрывается герметично от любой пыли.    Усиленные амортизаторы, полный комплект новых внедорожных шин и две запаски вместо одной. Дополнительно установлены подножки, усиленный передний бампер с "кенгурятником" и шнорхель. Всего сорок три тысячи. Опционально можно еще поставить..

    - Не, сорок три мне и сейчас не потянуть, - покачал головой Вадим, прикинув свои финансовые возможности, - а чего подешевле нет?

    - Сейчас нету, к сожалению. Была полноприводная "Вандура" за тридцать тысяч, но ее на прошлой неделе купили.

    - Я думал, у тебя старые джипы есть, - вздохнул Вадим, - вроде "Суфы"(8) или "Виллисов" этих..

    - Ты про CJ8? Да они ненамного дешевле "Исузу", хотя и старше значительно. Хотя машины более чем достойные, по проходимости "Исузу" только так кроют. В любом случае, нет их у меня сейчас, а когда будут - не знаю. Так что ты насчет "Исузу" подумай. Имей в виду, там куда ты едешь, машины очень дорогие. Сэкономишь тут - там втройне придется платить, или на своих двоих идти, с чемоданами на спине.

    - Спасибо, я подумаю, - кивнул Вадим и завел свой "Фиат".

    1)Так в Израиле называют экзамен или опросник с несколькими готовыми ответами на вопрос, из которых нужно выбрать один или больше правильных.

    2)Младший инженер, или инженер-практик ("андасаи") - специфическая для Израиля профессиональная квалификация, промежуточная между техником и инженером. В отличии от инженерной квалификации, не является академической степенью.

    3)Мехирон(ивр.) - прайс-лист, здесь: ежемесячно публикуемая сводка цен на подержанные автомобили, вычисленная на основе средней цены, за которую в течении предидущего месяца продавались машины определенной марки, модели, комплектации и года выпуска. Цена машины в прайс-листе является, в частности, отправной точкой для определения цены при продаже машины.

    4)Зеэв (ивр.) - волк.

    5)"Рио" - распостраненное в Израиле название армейских грузовиков М35 и М809 производства США. По-видимому, искаженное REO - название одного из ранних производителей грузовиков М35.

    6)"Цадик" - номерной знак на транспортной и боевой технике ЦАХАЛа, на внедорожной технике часто наносится прямо на корпус (например, на боковины крышки капота) вместо отдельной таблички номерного знака.

    7)Эяль (ивр.) - олень.

    8)"Суфа"(ивр.) - "Буря", название серии джипов М240, производившейся в Израиле компанией AIL на основе "Крайслер" YJ в 1991-2001 годах.

    Израиль, южный Тель-Авив, 15 мая 2011 года, 19:00

    Вернувшись домой, в крошечную полуподвальную квартирку недалеко от новой автостанции, Вадим попытался сосредоточиться на обдумывании плюсов и минусов предложенной эмиграции в другой мир. С одной стороны, факторов, держащих его на месте, было немного: работы у него сейчас не было, с подругой он расстался, а на недвижимость не было даже перспектив. Да и ситуация в стране не внушала ему оптимизма. Израильское общество стремительно сползало в странное сочетание ультралиберализма и религиозного фанатизма, и оба направления были явно нежизнеспособны без того общества, которое они так стремительно поглощали: светского, с традиционными ценностями, работающего и платящего налоги, и при необходимости - защищающего свои достижения без лишних рассусоливаний о "слезинке ребенка"-террориста и "правах человека" воров и убийц. С другой стороны, здесь жили его родители, брат,    друзья, и покидать их насовсем очень не хотелось. Да и к жизни в Израиле Вадим привык, привык к совершенно ненормальной ментальности местных, к климату, ко всем тем тысячам мелочей, которые делали жизнь в стране отличной от жизни в других странах. И имея уже опыт иммиграции в Израиль и врастания в местное общество, он не слишком торопился этот опыт повторить. Особенно с учетом того, что иммиграция в Израиль носила название репатриации и сопровождалась бонусами и поддержкой, а при переезде в параллельный мир этого не просматривалось. Впрочем, в Австралии или еще где "корзина абсорбции" тоже не просматривалась, врастание ожидалось весьма жесткое, да и возможности часто летать оттуда в гости к семье не ожидалoсь.

    От размышлений Вадима отвлек металлический грохот: кто-то стучал в верхнюю дверь. Он досадливо поморщился: наверняка опять дети балуются, и попытался вернуться к листку, на котором выписывал "за" и "против" возможного переезда... Но решительный стук повторился, в сопровождении крика "Есть кто-нибудь дома?", и Вадим понял, что продолжать игнорировать не получится. Накинув "мастерку"(1) (по вечерам все еще было прохладно), он отпер внутреннюю дверь и вышел в микроскопический дворик, значительную часть которого занимала идущая наверх, к уровню улицы, бетонная лестница. В конце лестницы находилась дверь из листового железа с вырезом в центре, который Вадим в свое время затянул куском маскировочной сетки, и на этой сетке в свете уличного фонаря виднелся силуэт человека.

    - Добрый вечер! - громко сказал Вадим снизу, - Тебе что-нибудь нужно?

    - Добрый вечер, - отозвался невидимый собеседник, - мы должны поговорить.

    - Я ничего не покупаю.

    - Я заметил, - Вадиму показалось, что собеседник фыркнул, - я тебя видел сегодня на площадке "Транспорт Голан".

    - Вот как, - удивился Вадим, - и ты за мной следил.

    - Можно и так сказать. Ты по-русски говоришь?

    - Да, говорю.

    - Отлично, - собеседник перешел на русский, - а еще я знаю, где ты был перед тем, как подъехал к "Транспорт Голан", и почему тебя заинтересовали улучшенные джипы. И у меня к тебе есть интересное предложение. Я могу зайти?

    Вадим вздохнул и шагнул на лестницу, на ходу нащупывая ключ от верхней двери.

    Таинственный собеседник оказался коротко стриженным и загорелым крепышом    чуть старше Вадима. Войдя вслед за ним в квартирку, он оглянулся и присвистнул:

    - Неплохой бункер! Клаустофобией ты, я так понимаю, не страдаешь?

    - Нет, - улыбнулся Вадим, - мои друзья меня этим регулярно подкалывают. А я им отвечаю, что если на Тель-Авив будут падать ракеты, я эти окна заложу мешками с песком и буду здесь сидеть в комфорте и безопасности, а они будут бегать по всему городу в поисках бомбоубежища, которое не забили всяким хламом.

    - Было бы смешно, если бы не было так грустно, - покачал головой гость, - как я понимаю, это одна из причин отьезда из Израиля, да и вообще с планеты Земля. Владимир Шварцман, - представился он, протягивая руку, - можно просто Вова.

    - Вадим Ретинский, можнo просто Вадик.

    - Очень приятно. А что это у тебя за зеркала наверху, у забора?

    - Это для солнца, - улыбнулся Вадим, - Сам придумал, нашел на помойках старые сервант и трюмо и снял эти зеркала. Тут, из-за того что все окна в этот дворик выходят, солнце в квартиру не заглядывает. Но забор оно освещает, так вот зеркала стоят с наклоном и солнечный свет отражают прямо в квартиру. Так что у меня тут подземный бункер с прямым солнечным освещением!

    - Толково придумано, - покачал головой Владимир.

    - Стараюсь. Кофе или чай будешь?

    - Давай чай, с лимоном если есть.

    - Разумеется, я и сам с лимоном пью! - Вадим быстро наполнил и включил электрочайник и снял с полки две чашки, - Кстати, Вова, а откуда ты знаешь, куда мне предложили переехать? Тебе тоже предлагали, но ты отказался?

    - Предложили моему двоюродному брату, Сашке. И он согласился. Кстати, из чистого любопытства - сколько тебе Эяль предложил за машину?

    - Десять. У нее мехирон - шестнадцать, и она в отличном состоянии, но если я решусь ехать - даже не представляю, как иначе я ее буду продавать и что покупать. Ограничение по времени...

    - Три дня? Брось, где три дня - там и неделя, разумную гибкость они проявляют.

    - Невелика разница. На джип мне все равно не хватит, даже если я вложу все свои накопления, до копейки. А ехать без машины - это не больше одного рюкзака с собой взять, с транспортом там непонятно что.

    - Да, ты прав. Тогда мое предложение тебя точно заинтересует. Как ты смотришь на то, чтобы обменять свой "Фиат" на дизельную "Суфу" 98-го года выпуска, только что капитально отремонтированную?

    Вадим на пару секунд задумался.

    - Очень хорошо. Но как я понимаю, "Суфа" стоит значительно дороже моего "Фиата", даже если его удастся продать по мехирону?

    - Да, примерно раза в три. Точно тебе скажет только автомеханик, у которого "Суфа" - он тебе и "Фиат" заодно оценит. Не такой грабитель, как Эяль, тот вообще края потерял, но мехирон не жди.

    - Ясно. И где здесь ловушка?

    - "Суфа" не переходит в твою собственность. Ты сможешь погрузить в нее имущество и проехать в ворота. А там - доберешься до конкретного места, где живет мой двоюродный брат, и отдашь ему машину. Стоимость твоего "Фиата" мы здесь пересчитаем на золото, там Саня тебе отдаст ту же сумму золотом или местной валютой по курсу. Все путевые расходы - на тебе. А по остальному мы уже с ним сочтемся. Сразу предупреждаю: там "Суфа" стоит значительно дороже, чем здесь. Но если у тебя мелькнет светлая мысль присвоить себе "Суфу" и поехать в противоположном направлении... в общем, очень не рекомендую. Адвокатов там не жалуют, а с "крысами" поступают просто и эффективно.

    Надо же, подумал Вадим, все меня подозревают в криминальных наклонностях - Зеэв, теперь Вова...

    - А если я попаду в аварию и разобью машину? - спросил он, - Кстати, тебе сколько сахара?

    - Две ложечки.

    Вадим быстро разложил по чашкам сахар, дольки лимона и пакетики с заваркой, и разлил кипяток.

    - К чаю ничего нет, - сказал он, - только печеньки, но они давно лежат и вкус у них так себе.

    - Не нужно печеньки, я чай люблю без ничего пить.

    Владимир принял чашку чая, осторожно отхлебнул и продолжил:

    - А если ты разобьешь машину, то лучше тебе разбиться вместе с ней, насмерть. Я серьезно.

    - Ни фига б себе! Сурово у вас, братья Шварцманы. Кстати, что ты-то с этого имеешь?

    - Помогаю брату. Подробности тебя не касаются, не заморачивайся этим. Брат имеет хорошую машину по дешевке. Ты имеешь возможность взять с собой не двадцать кэгэ в рюкзаке, а несколько сотен, и довезти их до неплохого места, где можно осесть. Как бонус - я тебе сейчас дам ценную информацию, которая поможет тебе правильно экипироваться и добраться до места. Подходит?

    - Но я еще не решил даже, еду ли я.

    - Да, я заметил, - Владимир кивнул на лист, - но ехать стоит. Там тяжело, но классно. Кстати, не забывай вот про что: освоение нового мира только началось, он как Палестина в начале двадцатого века. Слышал про первых сионистов, которые ехали в пустыню и болота из комфортабельных европейских городов, а все считали их сумасшедшими? А три-четыре поколения спустя их прямым потомкам принадлежит самая дорогая недвижимость Израиля и ключевые позиции в обществе и бизнесе. "Кто первый встал - того и тапки". И "тапки" там пока еще есть.

    - А что же ты сам за "тапками" не едешь? - усмехнулся Вадим.

    - Мои "тапки" Саня держит, - усмехнулся Владимир, - а я ему, как ты видишь, отсюда помогаю. Настанет время - поеду. Ну, так как? Твое дело, конечно, но если ты решишься ехать - либо отправляешься пешком, с рюкзаком на спине, и за все платишь втридорога, плюс на своей спине и таскаешь. Либо набираешь здесь ссуд, угоняешь или берешь напрокат машину - и до конца жизни прячешься там от Ордена..

    - От Ордена? - перебил Вадим, - А это кто такие?

    - Компания, занимающаяся транспортировкой между мирами и всем, что с этим связано. Одно из ее названий. Не заморачивайся пока, к делу это отношение не имеет, а подробности тебе там объяснят. Либо берешь "Суфу", отдав в залог треть ее цены, и везешь на ней все необходимое в место, называемое Новый Израиль. Где в городе Сион находишь Алекса Шварцмана и отдаешь ему машину, в течении тамошнего месяца со дня перехода.

    - А там и Израиль есть? - удивился Вадим, - И что такое тамошний месяц?

    - Есть, там много чего есть. А месяц тамошний - сорок тамошних дней. При этом дни длиннее, так что часы с собой тащить бессмысленно.

    - А что еще ты мне можешь рассказать про этот самый параллельный мир?

    - Что земная валюта там не ходит, и лишь кое-где обменивается по очень заниженному курсу. Все деньги имеет смысл обратить в золото, хотя и с золотом есть закавыки.

    - Да, мне Зеэв про золото говорил.

    - И магазины, где золото покупать, небось посоветовал? Кстати, тоже грабители, почище Эяля.    Ты думал, почему переход такой дешевый? Потому что они эмигрантов обдирают как липку, и перед переходом, и после перехода. Я дам тебе пару адресов, можешь спросить там по поводу золота и решить, где выгоднее брать.

    - А закавыка в чем?

    - В том, что Орден на той стороне, при обмене золота на свою валюту - то ли гульден, то ли талер, в общем, средневековое что-то - собирает комиссию в десять процентов. Поэтому золото сначала припрячь получше, а обменяй остатки шекелей и может пару цацек. И скажи, мол больше нет, все в машину и снаряжение ушло, тогда тебе выплатят какие-то подъемные.

    - А если золото найдут?

    - Даже искать не будут. Можешь ввозить туда что угодно. Ты в армии служил?

    - Было дело.

    - Так вот если у тебя с тех времен какой МАГ завалялся - бери с собой, там оружие - предмет первой необходимости. Зверье там водится такое, что Стивен Спилберг от зависти повесится, а люди попадаются такие, что рядом со Спилбергом повесится Тарантино.

    - Не завалялось ничего,    - вздохнул Вадим.

    - Тогда купишь там, при первой возможности. На оружии не экономь, оно может спасти тебе жизнь, а Сане, соответственно, "Суфу". Далее, прочее снаряжение. Собирайся, как в милуим(2), ты ведь в милуим ходишь?

    - Хожу.

    - Уже хорошо. Готовься к длительному пребыванию "в поле". Одежда соответствующая - элегантные костюмы, рубашки и туфли не понадобятся. Бери рабочую форму, и вообще все снаряжение, которое ты для милуима держишь. Инструменты, и вообще всякую электронную мелочевку - по необходимости. Если есть палатка, спальник и все такое - тоже можешь взять. Одежду - легкую и прочную, как будто ты в турпоход собрался. Хорошие ботинки - чем больше, тем лучше..

    - А какой там климат, кстати?

    - Примерно как в Израиле. Летом жарко и сухо, зимой дожди и прохладно. Причем дожди там - это дожди, а не как здесь, часто месяцами льет без единого перерыва. В общем, готовься к жизни тяжелой и насыщенной, но длительной и не лишенной элементов комфорта.

    - Придется, - в этот момент Вадим понял, что он едет. Без объяснений, без предлогов - просто понял.

    - Вот это правильный настрой. Чувствую, там ты не пропадешь.

    - С удовольствием разделю твой оптимизм. А как я отсюда выписываюсь, кстати? Мне надо предупредить, армию, "Битуах Леуми"(3), еще кого?

    - Это они все сами сделают. Ты кем работаешь?

    - Сейчас - никем, на "автале"(4) сижу. А вообще я "андасаи", электронщик, но по профилю ни разу не работал. Работал в лаборатории по ремонту компьютеров, пока не уволили.

    - А почему уволили, кстати?

    - Не сдержался на хамство клиента, обложил в ответ.

    - В другом мире с этим вроде попроще - когда у каждого пистолет на поясе, люди становятся очень вежливы друг к другу, - ухмыльнулся Владимир, - отличный чай, кстати. А Саня говорил, что с чаем там напряженка.

    - А с чем еще там напряженка? - жадно спросил Вадим.

    - Много с чем, но эти вещи и в Израиле не дешевые. Автотранспорт, автозапчасти, хорошие инструменты, сигареты. Разная бытовая косметика, вроде зубной пасты и всяких хитрых кремов. Одежда качественная. Компакт-диски, пустые и с записями. Бытовая электроника стоит дорого, но спрос невелик. А вот продукты там доступны, так что ящик "луфа" брать не советую. Ну, разве что в качестве биологического оружия(5).

    - А компьютер, или там мобильник?

    - Возьми. С Интернетом там напряг, да и мобильники не везде работают, но лишним не будет.

    - Дипломы, еще какие бумаги? Вообще, что там с работой по моей специальности?

    - Найдется. Уж чинить всякую электрику и электронику - так точно. Если сам переквалифицироваться не захочешь.

    - Да вроде нет необходимости, если по основному профилю работа будет.

    - А я почем знаю, может ты всю жизнь ковбоем мечтал стать, например? Выучишься ездить верхом - или ты уже умеешь? - Вадим отрицательно покачал головой, - и вперед, на волю, в пампасы! Платок на лице, винтовка поперек седла, револьвер на поясе, лассо в руке, и гоняешь себе коров в пыли и жарище. А вечером в салун, надираешься допьяна, бьешь морды коллегам по ремеслу и периодически устраиваешь дуэль на цeнтральной улице городка. Разве не красота?

    - Не, для меня это слишком уж экстремально, - рассмеялся Вадим, - я займусь чем поспокойнее.

    - Ну, я рад что ты решил ехать. А как насчет "Суфы"?

    - Беру. Лучшего варианта у меня все равно нет.

    - Отлично. Тогда давай на всякий случай - запиши мой телефон, и давай свой.

    - Отличный чай, - вновь похвалил Владимир, после того как они записали телефоны друг друга, - Кстати, имей в виду: посуду туда лучше брать небьющуюся. Разовую - бессмысленно. И чайник надо не электрический, а обычный, чтобы и на плиту, и над костром подвесить можно было. Котелок тоже не помешает, а если есть пойке(6) - вообще хорошо. В общем, по своему выбору, ты не первый раз в поле выходишь. Ладно, двинусь я домой, и давай так - раз ты все равно безработный, я к тебе завтра часам к десяти подьеду. Поедем показывать "Фиат", заодно и на "Суфу" глянем.    Подходит?

    - Да, нормально, - кивнул Вадим и встал вместе с гостем, чтобы отпереть и запереть двери. Уже запирая внутреннюю, он спросил: - А кстати, Вова, это правда что обратного хода нет, и еще очень долго не будет?

    Вступивший на лестницу Владимир замер, будто громом пораженный, и осторожно ответил:

    - Да, это так. А чего ты вдруг заинтересовался?

    - Да грустно и жутко, что ухожу навсегда. Покидаю родителей, брата, друзей, все что знаю, - и    Вадим неопределенно обвел рукой.

    - Аа, ясно. Вадик, обратный проход - это не вопрос на миллион долларов. Это вопрос на несколько десятков миллиардов долларов, - сказал Владимир и в очерeдной раз повторил: - Но ты этим не заморачивайся.

    1)"Мастерка" - легкая спортивная куртка на молнии со стоячим воротником и манжетами. Известна также под названиями "олимпийка" и "толстовка".

    2)Милуим(ивр.) - резервы, здесь: регулярные ежегодные сборы резервистов ЦАХАЛа, занимающие от нескольких дней до месяца.

    3)"Битуах Леуми" - Институт национального страхования в Израиле.

    4)Автала(ивр.) - безработица, здесь: пособие по безработице.

    5)Луф (искаженное "meat-louf") - название в Израиле консервированного колбасного фарша, известного во всем мире как спам (SPAM). Долгое время луф был одним из основных видов консервированного мяса в ЦАХАЛе, а своеобразный вкус этого продукта породил бесчисленное множество шуток.

    6)Пойке - кухонная утварь южноафриканского происхождения: небольшок толстостенный чугунный котел с округлым дном, отлитый зацело с ножками. Для готовки, ставится непосредственно в костер.

    

    Израиль, северная промзона г. Ришон Ле-Цион, 16 мая 2011 года, 10:00


    Владимир пунктуально позвонил Вадиму ровно в десять утра, и несколько минут спустя они уже маневрировали по запутанным улицам квартала Шапира, пытаясь выбраться к ближайшему выезду на шоссе номер 1. Параллельно, Вадим продолжал расспросы:

    - А как твой двоюродный брат вообще выглядит? А то Шварцман - фамилия достаточно распространенная, и имя Александр тоже. Я там найду Александра Шварцмана, вручу ему торжественно "Суфу", он довольный отсчитает мне этих самых дублонов, а через три дня приходит твой родственник, приставляет мне пистолет к виску, и спрашивает, где машина.

    - Хороший вопрос. Он примерно мой ровесник, худощавый шатен с зелеными глазами. Кроме того, - и он ухмыльнулся, - у него татуировка дракона на правом бицепсе.

    - Хорошо что не на заднице. Если я буду требовать от каждого Шварцмана снимать штаны и демонстрировать мне зад, то боюсь, тамошние поборники традиционных ценностей порешат меня быстро и эффективно.

    - Есть и такая опасность, - рассмеялся Владимир.

    - А этот самый Орден, в самом деле ищет там людей, которые ссуду взяли и не отдают? А то мне Зеэв сказал, мол напакостишь - везде достанем.

    - Понятное дело, он свою задницу прикрывает, ну и интересы Ордена. Реально - не будет. Ты при переходе как заново рождаешься, даже имя можешь сменить. Если ты, Вадик, всегда мечтал зваться Октавианом Цезарем, то это твой шанс, - и дождавшись, пока Вадим отсмеется, продолжил серьезным тоном, - но у тебя тут родители. У кого бы ты не занял    - он не пойдет следом за тобой к Зеэву, а направится к твоим родителям. Так что не делай то, за что ты не хочешь, чтобы твои родители отвечали.

    - Понял, - кивнул Вадим грустно, план накупить потенциально полезных вещей на кредитку накрылся, не успев толком сформироваться. Впрочем, кое-какие идеи оставались.

    - И еще одно, - вдруг сказал Владимир, - если ты еще не понял, мы тут комбину проворачиваем, и экономим наши деньги за счет Ордена. И Орден, в лице Зеэва и других сотрудников, будет этим недоволен. Поэтому разговора нашего не было, "Суфу" ты нашел сам, по объявлению в Интернете, и взял на свой страх и риск. И никакой дополнительной информации у тебя нет. В общем, не дай бог тебе брякнуть слово Орден или еще что при сотрудниках - все влетим на большие деньги. С этого момента - просто забудь это название, компания - и все. Ясно?

    - Абсолютно, - вновь кивнул Вадим.

    - Отлично. Сворачивай здесь.

    Следуя инструкциям Владимира, Вадим проехал через северную промзону Ришон Ле-Циона и остановился у самой обычной автомастерской, даже без всяких упоминаний внедорожности. Владимир спросил у одного из механиков, где найти Яира, и следуя его инструкциям, они прошло во двор.

    - Это она? - спросил Вадим, указав на темно-зеленый джип со странными темными многоугольниками на дверцах и некогда белым брезентовым тентом, приткнувшийся за каркасом легковушки.

    - Наверное. Подожди здесь, я с Яиром парой слов перекинусь.

    Владимир отошел в сторону, и поймав искомого Яира, минуты три что-то с ним обсуждал. Судя по всему, обсуждение было бурным, хотя участники и не поднимали голоса. Потом они подошли к Вадиму.

    - Привет, - бросил Яир, - пошли, покажешь что тут у тебя есть.

    Процедура осмотра "Фиата" повторилась почти в точности, разве что Яир еще и сел за руль, чтобы проехать туда и обратно по улице, на которую выходила автомастерская.

    - Приму за десять тысяч, - сказал он, выйдя из машины.

    - У нее мехирон шестнадцать, - спокойно ответил Вадим, вчера вечером он успел продумать сегодняшнюю тактику.

    - Да ты ее не продашь за мехирон, это же "Фиат"!

    - Я попробую, мне спешить некуда. Я и без машины справлюсь. Владимир, извини за потраченное время.

    - Ну ты и жук! - восхитился Владимир, - но ты же понимаешь, что шестнадцать - нереальная цена?

    - А десять - несерьезная. Так я поехал?

    - Погоди минутку. Яир, ты точно уверен что машина не стоит больше десяти? Смотри, у нее же все детали на месте, - попытался замаскировать отступление шуткой Владимир.

    - Ладно, одиннадцать, -вздохнул Яир, - и то только потому что ты друг Владимира, которого я давно знаю. Кстати, не забывай что и мне кормиться нужно, и когда машину продают для перепродажи, всегда цена на десять процентов ниже.

    - Логично, - кивнул Вадим, - десять процентов, в нашем случае - это полторы тысячи. Четырнадцать с половиной - это честная цена.

    - Ты кого мне привел?! - возмущенно бросил Яир Владимиру, - Это же не русский, это перс(1)!

    Но торг сдвинулся с мертвой точки, и через пять минут было достигнуто согласие: "Фиат" был оценен в тринадцать тысяч, с обязательством передать в течениe недели.

    - А теперь пошли на "Суфу" глянем, - сказал Владимир.

    Как и предполагал Вадим, они подошли к той самой "Суфе".

    - Вот она, невеста, - поэтично сказал Яир, - Бывшая пустынная экскурсионная машина, эти пятна на дверях - закрашенная эмблема экскурсионной компании. До этого принадлежала Управлению заповедников, так что все проблемы ранних дизельных версий были еще там решены: двигатель дефорсирован, задний мост заменен на "Дана 44" с передаточным числом 4.10. Прошла большой ремонт, все прокладки сменены, тормоза, головка блока цилиндров восстановлена, разумеется - все возможные фильтры и масла сменены, лично даю гарантию полгода на двигатель, коробку передач и шасси. Усиленная подвеска "Про-Комп", лебедка, комплект из летнего и зимнего тентов. Резина новая, включая запаску..

    - Две, - сказал Вадим.

    - Наглеешь, - улыбнулся Владимир.

    - Мне на ней ездить. И приезжать к цели. Две новых запаски и полный комплект инструментов, включая домкрат.

    - А куда я вторую запаску поставлю?

    - А вот эти лавки сложить... - Вадим вспрыгнул в кузов и попытался продемонстрировать, - черт, они что, не складываются?

    - Нет, конечно. Пассажирская машина, так надежнее.

    - Тогда вторую запаску просто в кузов и привязать. А радио в ней есть?

    - Да, вон оно, "Yaesu FT-1907", дециметровый диапазон. Пользоваться умеешь?

    - Научусь. Я в армии пользовался рацией. А обычный радиодиск имеется?

    - Да, вон он, китайский "Пайонир", но он вроде не очень исправен. Поменять хочешь?

    - Нет, - вмешался Владимир, - радиодиск тебе на хрен не нужен. А рация пригодится.

    - Ну, нет так нет. Какой у нее расход солярки?

    - Примерно восемь километров на литр, если по асфальту и не гнать сильно.

    - Понятно. Тут есть место для пары канистр 20-литровых - с соляркой и с водой?

    - Да, для одной сзади, вот. Вторую в кузов.

    - Нормально. А кенгурятник и шнорхель? А еще мне фара-искатель будет полезна.

    - Вадик, тебя заносит, - сказал Владимир по-русски, и Вадим понял, что шутки кончились.

    - Отличная машина, - сказал он, - попробовать можно?

    - Без проблем. Водил когда-нибудь такую в поле?

    - Такую нет. Водил пикап "Субару", полноприводный, по сельскохозяйственным грунтовкам.

    - Разница невелика. Сейчас принесу ключи, и поедем прокатимся через сады, к Црифину..

    Вадим и Владимир переглянулись, и Владимир сказал:

    - Давай лучше в другую сторону, ближе к шоссе номер 4.

    - Можно и там, - кивнул Яир.

    Следующие три часа Вадим проходил сокращенный курс водителя джипа, учась подключать полный привод и понижающую передачу, правильно стартовать на подьеме и пользоваться лебедкой, но в основном - чувствовать машину. "Суфа" неоднократно глохла, Яир осыпал Вадима отборными ругательствами, сидевший на одной из задних скамей Владимир посмеивался, периодически коротко матюгаясь, когда сильный рывок машины норовил сбросить его на пол или приложить затылком о дугу безопасности. В конечном итоге Яир сказал: "Все, хватит, по прямой и ровной грунтовке ты проехать сможешь, а остальное будешь ломать, когда заберешь машину", и они покатили обратно, к автомастерской и ждущему там "Фиату" - как писали раньше в приключенческих книгах, "усталые, но довольные".

    Владимир попросил подбросить его до центра Бат-Яма, и Вадим сделал небольшой круг. На нужном месте, Владимир вышел из машины не сразу, а вместо этого, достав из кармана новейший "Galaxy" S II, проверил по Интернету курс доллара и цену тройской унции золота, и путем несложных вычислений пришел к тому, что грамм золота стоит сейчас 169.5 шекелей. "Фиат", таким образом, оказался оцененным в 76.7 грамма золота.

    - Если не ошибаюсь, это примерно десять британских соверенов, - сказал Владимир, подводя итог.

    - Что?! - Вадим был ошарашен этим заявлением. - Соверен - это же фунт стерлингов, нет? А фунт стерлингов - это где-то шесть шекелей. Так что получается, если через золото считать, тринадцать тысяч шекелей превращаются в шестьдесят?!

    - Конечно, нет. Когда-то соверен был фунтом. Сегодня фунт отдельно, а соверен, золотая монета - отдельно. И судя по всему, когда ты пойдешь покупать инвестиционные монеты, именно соверены тебе здесь и предложат. Ну, может еще кругерранды, они содержат по тройской унции золота. Твоя машина стоит два золотых кругерранда, можешь охреневать. А в тамошние пиастры уже придется переводить по весу. Так что запомни: мой брат, Сашка Шварцман, при получении "Суфы" выдаст тебе семьдесят шесть и семь десятых грамма золота, или соответствующую сумму в этих самых пиастрах. Лады?

    - Лады. Вроде все правильно подсчитано.

    - Отлично. Я и брату сообщу сумму в золоте, чтобы там не было всяких недоразумений. Ладно, я пошел, будут вопросы - звони.

    Высадив Владимира, Вадим отъехал на пару сотен метров, приткнулся к обочине, достал мобильник и набрал номер.

    - Слушаю, - раздался в трубке голос Зеэва.

    - Это я, Вадим. Мы вчера общались, в твоем офисе и на складе. Я... - Вадим проглотил комок в горле и выпалил: - Я еду!

    - Отлично. Я знал что тебе это подойдет. Когда ты будешь    готов?

    - Думаю, примерно в течении недели.

    - А с машиной что-нибудь решил? Мне Эяль звонил...

    - У него отличные машины, но мне слишком дорого. Попробую сам продать "Фиат" и купить старый джип.

    - Удачи. Подьезжай тогда двадцать второго, в воскресенье(2), к пяти вечера. Если будешь с машиной, не заезжай на стоянку у офиса - останови машину перед воротами для грузовиков и позвони мне

    - Разумеется.

    - Увидимся через неделю. И помни что я тебе сказал. Пока!

    - Пока!

    Вадим вернулся в машину и поехал в Тель-Авив. Пора было собираться.

    1)В Израиле существует стереотип о персидских евреях как о крайне скупых людях.

    2)В Израиле выходные дни - пятница и суббота, а воскресенье является рабочим днем.

        Израиль, южный Тель-Авив, 16 мая 2011 года, 16:00

    Сборы он начал с блошиного рынка Яффо, где в одной из отдаленных лавочек, куда редко заглядывали туристы, сторговал за пятьдесят шекелей три куфии - раз в другом мире пыльно и вообще похоже на Израиль, то куфия защищает лицо от пыли лучше любого платка, и будет совсем не лишней в открытом джипе. Пройдясь затем по рядам толкучки, он купил зажигалку "Зиппо" - поцарапанную, но отлично работающую, и набор запасных кремней для нее - Вадим не курил, но костры, про готовку на которых говорил Владимир, нужно было чем-то разжигать. И совершенно непонятно было, как там обстоят дела со спичками (вдобавок уязвимыми к влаге) и разовыми пластиковыми зажигалками (вполне возможно, что никак), зато наличие машин предполагало наличие бензина. Он бы и чайник купил, но то, что он видел, либо явно не подходило к подвешиванию на открытый огонь, либо неприятно удивляло ценами. Наверное, эти чайники имеют историческое значение, подумал Вадим разочарованно, но мне-то что с того? Мне чайник нужен для дела, а не чтобы поставить на полку и восторгаться.

    Вернувшись домой и наскоро перекусив позавчерашними спагетти и куриным шницелем быстрого приготовления, Вадим прошел в заднюю часть квартиры, извлек из-под кровати оставшийся с армейской службы 90-литровый "чимидан"(1), и начал заполнять его вещами. Две пары полевой формы ЦАХАЛа, в которой он ходил на милуим - не новой, но чистой и в хорошем состянии, и к ней пара BDU - американской полевой формы с лесным камуфляжем, позаимствованной    во время армейской службы. Американская куртка, вернее ее израильская версия с постоянно пришитой подкладкой - тоже "сувенир" армейских времен, мечта срочника, которой он обзавелся благодаря близкому знакомству с кладовщиком. Десяток пар длинных шерстяных носков для армейских ботинок. Футболки - все, кроме нескольких на ближайшую неделю. Трусы и носки - аналогично. Широкий армейский ремень из застиранного до белизны брезента - неофициальный символ старослужащего, и пара ремней гражданских, кожаных. Пара кроссовок и пара легких пехотных ботинок с резинками вместо шнурков. Спортивный костюм, светло-коричневые брюки-карго и пара шорт светлого хаки, которые Вадим называл про себя "стиль колонизатора на отдыхе". Трое джинсов, две "мастерки", кожаная куртка, регулярно провоцирующая вопросы типа "А где ты оставил свой мотоцикл?". Трое полотенец. Большой кусок маскировочной сетки, оставшийся после экспериментов с вырезом наружной двери. Три пары теплого армейского белья из дальнего угла шкафа - майки с длинным рукавом и кальсоны. Армейская кепка, и пара бейсболок не слишком броских расцветок. Две свежекупленных куфии. Еще одну бейсболку, оставшуюся куфию, джинсы и светло-серую футболку Вадим отложил в сторону - в них он поедет в ворота, в новый мир и новую жизнь. Уф, и даже сумку закрыть можно.

    Теперь карманы. В один - ремень для автомата, два мотка паракорда: если там удастся достать автомат, то уже есть на что его вешать. В тот же карман, по непонятной ассоциации, он сунул коробочку с "малым швейным набором" - несколько катушек с разноцветными нитками, подушечка с комплектом иголок, пара пакетиков с разнокалиберными пуговицами, наперсток и маленькие ножницы, а заодно и пару ножниц побольше. Пару резинок для магазинов он повертел в руках и кинул на полку: в новом мире просто не могли страдать такой уникально израильской фигней, но при взгляде на резинки он вспомнил и еще кое о чем, и протянув руку в глубину шкафа, извлек оттуда увесистый сверток с тремя полными магазинами к М16 и еще двумя пачками патронов. Если в том мире, куда он отправляется, найдется М16 (а с учетом того, что туда отправлялись "Рио" и М113, сомневаться в этом не приходилось), то вот у него и боекомплект готов. Боекомплект, после краткого размышления, он впихнул в "чимидан", еще раз порадовавшись его безразмерности.

    На этом этапе он оторвался от упаковки, чтобы позвонить в пенсионный фонд, где у него были небольшие накопления - жалкий огрызок пенсионной программы, и объявил, что собирается эти накопления снять. Да, он в курсе что если деньги снимаются до достижения пенсионного возраста, они облагаются налогом в 35 процентов. Но он не видит необходимости держать эти несколько тысяч следующие тридцать с чем-то лет - миллионы на них не нарастут, тем более что в последнее время фонд демонстрирует не столько прибыли, сколько убытки. Да, он готов подъехать к ним в офис завтра с утра.

    Покончив с пенсионным фондом, Вадим продолжил заполнять карманы "чимидана". В следующий он засунул "полезную химию": пару коробочек с подаренными ему когда-то одеколонами, спрей от комаров, противогрибковую мазь и солнцезащитный крем. Заодно он решил прикупить побольше этого самого крема - раз климат как в Израиле, то и солнце такое же. И побольше зубной пасты - вряд ли на Диком Западе ее производство стало главным приоритетом. И чай, не забыть бы чай! Прервав упаковку, Вадим достал блокнот и ручку и быстро записал необходимые покупки. После краткого размышления он добавил к списку деодорант, дополнительные трусы и белые футболки, и усмехнувшись, приписал презервативы. После этого настало время большого 60-литрового рюкзака, который он в свое время купил для поездки в Таиланд, и снаряжения для кемпинга, которое он держал со времен совместных с бывшей подругой выездов на пикники с ночевкой. На дно рюкзака он засунул три свитера, извлеченных из глубины шкафа, сверху запихнул свернутый надувной двухспальный матрас, мимолетно улыбнувшись воспоминаниям о том, что они с Олькой на этом матрасе проделывали, а рядом с ним - насос-"лягушку". Подумав пару секунд, уложил рядом две простыни и несколько наволочек поновее, темных тонов. Остальное место Вадим пока решил оставить пустым - спальник можно будет и сверху привязать, а четырехместная палатка красно-серой расцветки была в свой сумке с ручками и в упаковке не нуждалась. Вместо этого он заварил себе чай, и перевернув лист блокнота, замер над ним с ручкой.

    Он уезжает. Навсегда. Через неделю его здесь не будет, и неизвестно, когда он вернется в Израиль и вернется ли вообще. А он даже не сообщил об отьезде родителям. Впрочем, это как раз не проблема: завтра вечером все равно к ним обещал приехать, тогда и сообщу, подумал он. Например, что нашел работу... ну, к примеру, в Бразилии, тянуть сотовую связь в дебри Амазонки. Пока что связи нет, но как только его усилиями цивилизация доберется до глубины бразильской сельвы, он им позвонит. Раз есть связь, то и позвонить можно. Хотя, с другой стороны - иди знай, какими средствами она осуществляется, связь между мирами, и сколько стоит минута телефонного разговора. Впрочем, мама наверняка потребует позвонить из Рио-Де-Жанейро или где там должен приземлиться самолет, прежде чем он поедет в сельву. И что - ждать там у ближайшего межмирового телефона ("E.T.    phone home"), отсчитывая часы виртуального рейса на Рио? Хотя... разница в часовых поясах, длина полета, да и родители вряд ли будут рады получить звонок в три ночи. Можно послать им заранее приготовленный мейл в определенный час, что-нибудь вроде: "Приземлился, не хочу звонить вам посреди ночи, тут все классно, тут солнце, самба, девушки и мохито, а мулаты поголовно в белых штанах, к сожалению, уже ждет автобус, отбываю в глубины сельвы, следующий сеанс связи - как только закончим эту связь строить, люблю, целую".    С друзьями    вообще без проблем - наиболее близких обзвоню за пару дней до отьезда, получу восторженно-завистливые комментарии типа "Ууу, Бразилия, классно как, вперед, Вадик, засади там бразильянкам по самые помидоры, пусть знают наших!", может два-три человека спросят есть ли вакансия и получат отрицательный ответ. А может, и я кого запомню, чтобы со временем подкинуть им телефон Зеэва. А теперь к серьезному вопросу: что я хочу сделать на планете Земля за оставшиеся шесть дней?

    Толковых идей в голову не приходило. Вспомнилось известное клише "Увидеть Париж и умереть", но даже без учета того, что умирать он не собирался - где он, а где Париж? Мало того, что Париж уже давно не тот Париж, о котором он читал и слышал, и уже давно оккупирован бандами арабских и африканских иммигрантов - так еще билет в Париж обойдется ему в значительную сумму накоплений и сожрет значительную часть оставшегося времени. Про более дальние места и говорить нечего. Значит,вопрос надо переформулировать: что я хочу сделать за оставшиеся шесть дней в Израиле? Может, съездить в Иерусалим, пройтись по улочкам Старого города? Не, совершенно не тянет, решил Вадим, религия никогда меня не интересовала и экстаза от прикосновения к святым камням я не чувствую. Встретить закат, сидя на вершине утеса Арбель? Или окунуться в ледяное озерцо под водопадом Завитан? Не, холодно сейчас для Завитана, не лето все же. Не смертельно, конечно, но - кайф не тот. Опять же, простудиться можно, и что тогда - отправляться в другой мир с кашлем и насморком? И вообще, уж насколько маленький Израиль, а красивых мест в нем до фига и больше. Все не объедешь, не говоря уж о том, что есть куча мест, мне еще не известных. И есть подозрение, что в новом мире таких мест как бы и не больше. То есть сентиментальные путешествия отпадают. Что еще? Что я могу сделать на Земле, прежде чем покину ее окончательно? Олькe можно позвонить, конечно, но бессмысленно - у нее теперь своя жизнь, наверное и парень новый появился, да и расстались мы спокойно - мне не за что извиняться или выставлять претензии. Другой девушки у меня нет, тайной любви со времен школы, армии или там учебы, которую можно было бы трахнуть напоследок или зазвать с собой - тоже нет, так что этот вариант отпадает. Что остается - месть? Некому мне особо мстить, разве что квартирному хозяину - две двести в месяц за этот подвал дерет, сволочь. Впрочем, мелкая гадость ему запланирована, а крупных делать не буду - правильно Владимир сказал, родителям тут жить... по крайней мере, пока я их не приглашу к себе, что вполне может случиться, кстати. Отчебучить что-нибудь экстравагантное, вроде купания голышом в фонтане на площади Дизенгоф? На хрен надо, я не десантник-нудист. Еще что-то? Ничего. Ни у хрен с ним, надо продолжать паковать вещи. И с этой мыслью Вадим закрыл так и оставшийся чистым лист в блокноте.

    Процесс упаковки, впрочем, пришлось прервать. Сначала - отправкой сообщения через сайт банка, с распоряжением разморозить "заначку" - восемь тысяч на недельном закрытии. Открывается послезавтра, удовлетворенно подумал Вадим, отсылая сообщение, а завтра входит автала - еще четыре семьсот.    И еще почти четыре тысячи из пенсионной программы. И пара сотен все еще лежит на счету, кроме того вряд ли банк будет гоняться за его родителями, если он залезет на несколко сотен в минус. Плюс две сотни с мелочью в кошельке. Набирается 17-18 тысяч, не очень много для начала новой жизни. Кроме того, ему еще надо на что-то кушать и заправлять машину оставшиеся несколько дней. С другой стороны - пока не забыл...

    Вадим быстро натянул джинсы, обулся и вышел из дома. В соседнем доме обитала семья индийцев, вернее даже небольшой клан, непонятно как помещавшийся в двух комнатах (а больше, судя по планировке дома, там быть не могло). Снимали эту квартиру они давно, Вадим был с ними шапочно знаком... ну, по крайней мере с частью, и на их привычку часто сидеть по вечерам на улице, у двери квартиры, он давно обратил внимание. Вот и сегодня индийцы были на месте, и Вадим подошел к ним и поприветствовал наиболее знакомого:

    - Добрый вечер, Кумар, как поживаешь?

    - Добрый вечер, Вадим, - степенно кивнул невысокий плотный мужичок с роскошными усами,     - Все нормально, а как у тебя дела?

    - Тоже порядок. Кумар, я тут на новую квартиру переезжаю, и в субботу, в двенадцать, устраиваю небольшую распродажу.

    - Понятно, - Кумар замолчал на несколько секунд, - А куда переезжаешь?

    - Да тут же, в квартале, ближе к парку.

    - А там дешевле, или ты квартиру лучше нашел? И что продавать будешь?

    - Мебель, возможно немного посуды и кое-какую одежду. Что не продам - заберу с собой.

    - Понятно. Значит, в субботу, в двенадцать?

    - Именно так. Если у тебя есть друзья, которые что-то хотят купить - буду рад видеть и их тоже.

    - Спасибо за приглашение, мы придем.

    - Приятного вечера!

    - Приятного вечера тебе тоже!

    Все продам, что к стенам не приколочено, мстительно подумал Вадим, идя в сторону Саламе. Йоси, хозяин квартиры, от злости лопнет. А к родителям или еще куда он точно не пойдет - у него есть мой гарантийный чек. С этой мыслью он зашел в продуктовый магазин, в котором регулярно закупался, и попросил разрешения пройти на задний двор и набрать там пустых коробок - "для переезда". Ему еще многое надо было упаковать.

    1)Под этим названием (искаженное русское "чемодан") в Израиле известны большие солдатские дорожные сумки с лямками, позволяющими переносить их и на спине.

    

    Израиль, Большой Тель-Авив, 17 мая 2011 года, 11:00


    Утро началось суматошно. Сначала Вадим поехал в офис пенсионного фонда, где долго заполнял бумаги, отклоняя предложения оставить вклад на все улучшающихся условиях. Закончив этот процесс, он получил неприятный сюрприз: деньги - 3892 шекеля - на месте ему не выдадут, а вместо этого переведут прямо на счет в течении 30 рабочих дней. Несколько минут Вадим, осознавший что вклад из фонда он уже не сможет забрать, пытался убедить сотрудников освободить деньги в течении ближайшей пары дней - абсолютно безуспешно. Потом его вдруг осенила идея и он попросил подтверждение освобождения вклада в письменном виде. С этим подтверждением он направился в банк, где и заявил, что поскольку у него есть необходимость произвести срочные закупки, он просит временно увеличить ему рамку минуса с полутора тысяч шекелей до пяти, с покрытием из освобожденного вклада в течении 30 дней. Как он и предполагал, в банке пошли ему навстречу, а заодно предложили ссуду на покрытие минуса "на выгодных условиях".

    - Спасибо, пока не надо, - покачал головой Вадим, решив что за двадцать тысяч банк может и не полениться позвонить родителям, - Я с вами свяжусь по поводу ссуды, если будет необходимость.

    После банка, Вадим двинулся по ювелирным магазинам. Сначала - по тем, которые ему рекомендовал Зеэв. Тут, после общения с Эялем и сказанного Владимиром, сюрпризов не было: кроме цены на грамм золота, которая по-прежнему крутилась в районе 170 шекелей, все четыре ювелирки выставили 10-процентную наценку - деньги за обслуживание, а попытка выбить скидку за количество была встречена здоровым смехом: "100 грамм золота - это не количество, количество - это килограмма два". Пообещав подумать, Вадим двинулся по адресам, предложенным Владимиром. Здесь ситуация была получше: наценка составляла в одном месте семь процентов, а в другом - даже пять. Причем если первый торговец предложил только соверены, то второй сообщил, что у него и пара кругеррандов найдется. "Спасибо, я подумаю, если решу - приду с деньгами" дал Вадим тот же стандартный ответ. Названия магазинов он на всякий случай записал: Интернет знает все, и если какие ювелиры вместо золотых монет продают фальшивки - скорее всего, вопли обманутых клиентов он также бесстрастно зафиксировал.

    Впрочем, когда, вернувшись домой, Вадим занялся проверкой, подмоченная репутация обнаружилась как раз у одного из тех ювелиров, к которым его направил Зеэв - остальные были в полном порядке, и про них не писали ничего плохого, кроме хорошего. Удовлетворенный этим результатом, Вадим решил закупиться монетами в воскресенье с утра, перед самым отьездом, и продолжил паковать вещи. Теперь настал черед книг, которые он разделил на три группы. Тe, которые он решил забрать с собой, были тщательно завернуты в полиэтиленовые пакеты и уложены в коробку - за исключением вечной и бессмертной "Уловки-22", которую он положил к "дорожной" одежде. Те, которые не слишком хотелось тащить с собой, но и бросать было жалко, он упаковал в другую коробку, вместе со всякими сувенирами - эта коробка останется у родителей. Кучу детективов в ярких обложках, путеводителей и тому подобного он уложил в спортивную сумку, с трудом поднял ее и потащился к новой автостанции, на первом этаже которой было несколько букинистических магазинов.

    Продажа книг оказалась определенным разочарованием: за всю тяжеленную сумку, которую он с такими усилиями дотащил до магазина, удалось выручить всего 50 шекелей. Впрочем, и то дело. Вернувшись домой, он продолжил упаковку вещей. Теперь настала очередь компьютерных запчастей, инструкций и руководств, разнообразных кабелей, пары ADSL модемов, запасного аккукулятора к ноутбуку, пустых дисков и дисков с прожженными программами - в общем, всего того компьютерного и околокомпьютерного оборудования и барахла, которое у него накопилось за прошедшие годы (а осбоенно - за последние три года работы компьютерным техником). Все это оборудование Вадим тщательно упаковал в следующую коробку, завернув многие элементы в пакеты и проложив между ними свернутые футболки. Туда же последовали и фотоаппарат с коробкой аксессуаров, некогда позаимствованный на работе тестер и набор инструментов, которые Вадим держал специально для работы с компьютером: несколько отверток, узкие изогнутые плоскогубцы и большой пинцет. Старый системный блок, который теперь использовался как файловый сервер, ноутбук и раутер Вадим пока паковать не стал. Вместо этого он извлек небольшой рюкзачок с эмблемой колледжа и начал паковать в него предметы первой необходимости. Аптечка - таблетки от простуды и от головной боли, пластыри, силиконовый жгут и три индпакета. Туда же последовали две пары трусов и носков, куфия и кепка, заготовленные на последний день , американский армейский фонарь и нож "Фельдмессер-78" производства "Глок", купленный некогда для армейской службы. В один из боковых карманов он засунул "Зиппо" и складной нож "Викторинокс Хантсмен"    , в другой, подальше от ножей - старый жидкостный компас "Спорт-3". Третий нож - небольшой китайский складник со шпеньком быстрого открытия на лезвии , Вадим пока паковать не стал. В ближайшие дни мне придется носить на себе все свои сбережения, в наличных, а потом и в золоте, подумал он, мало ли что. Кстати, надо будет на забыть подъехать к банкомату и снять первые четыре тысячи - дневной максимум по кредитке. С этой мыслью он взял предназначенную для родителей коробку и пошел к выходу.

    

    Израиль, г. Хадера, 17 мая 2011 года, 19:00


    - Кстати, папа и мама, у меня новости, - сказал Вадим, - я нашел работу.

    - Отлично! Молодец! Поздравляем! - почти одновременно ответили родители, а брат ехидно ухмыльнулся и сказал:

    - Так это поэтому ты мне сегодня звонил и просил приехать? Молодец, чо!

    - И где ты будешь теперь работать? - спросила мама.

    Вадим промолчал секунду и сказал.

    - В Бразилии. Кстати, Яшка, я тебя поэтому и пригласил.

    Над столом, за которым Ретинские минуту назад вкушали семейный ужин, воцарилось молчание.

    - И когда ты летишь? - спросил наконец отец.

    - В воскресенье, днем.

    - В ЭТО воскресенье?

    - Да, двадцать второго.

    - Но почему так вдруг? Почему вообще Бразилия? - сказала мама.

    - Потому что там мне предложили работу по специальности, на хороших условиях.

    - Но почему ты не предупредил нас, не посоветовался? - родители смотрели на него, как показалось Вадиму, с осуждением.

    - Потому что мне надо было решать более-менее на месте. И я не могу советоваться с вами по каждому поводу. Мама, папа, мне уже не двенадцать лет!

    - Но... ты мог бы найти что-нибудь в Израиле... - нерешительно сказала мама.

    - Я как раз позавчера читал в газете, что хай-тек на подъеме, - добавил отец, - и постоянно требуются новые сотрудники. Если бы ты подождал еще пару недель..

    - Я уже три месяца "жду пару недель", с нулевым результатом. А в Бразилии мне предложили работу по специальности, зарплату в три тысячи долларов чистыми и жилье с питанием за счет фирмы, - хотел бы я быть так уверен, подумал Вадим мимолетно, что я буду получать три тысячи долларов в месяц там, куда я в действительности еду. Хотя бы в тех же дублонах или талерах, как их там.

    Упомянание будущей зарплаты несколько разрядило обстановку.

    - Три тысячи долларов... - протянул отец, - это больше десяти тысяч шекелей, очень хорошая зарплата. А надолго у тебя контракт?

    - Пока на год, а там видно будет.

    - А ведь совсем неплохо, - вновь ухмыльнулся Яшка, - слушай, а им там больше никто не нужен? Нам с Иркой как раз на первый взнос на квартиру бы хватило..

    - Яша, не вздумай! Вадик уезжает, так и ты с ним нацелился? А мы тут одни останемся!?

    - Да я так, вообще,    - стушевался брат, и постарался перевести разговор: - Вадик, а что там за работа, кстати?

    - Тянуть линию сотовой связи, - стал пересказывать заранее продуманную легенду Вадим, - в штате Амазонас, это сплошные амазонские джунгли. Ну а я там буду устанавливать и настраивать само оборудование. Работа по специальности, в общем, не техподдержка в Интернете или ремонт сломанных компов.

    - Да, это хорошо. - кивнул отец, - Опять-таки, опыт наработаешь. Вернешься в Израиль - с таким опытом будет легко устроиться.

    - Там видно будет, - сказал Вадим. Я не вернусь, подумал он, но не могу же я им сказать об этом. Впрочем, иди знай как все это повернется.

    - Мы будем очень по тебе скучать, - сказала мама, - звони нам, и пиши.

    - Я постараюсь, но не знаю как у меня это будет получаться. Там со связью плохо, собственно эту связь я и еду строить.

    - Ты прямо комсомолец-доброволец, - рассмеялся брат, - Кстати, у О'Генри рассказ про таких есть. Там еще про чувака, который путал Камчатку и Гватемалу. Не боишься, что все так же закончится?

    - Фирма вроде солидная, - пожал плечами Вадим, - опять же, не девятнадцатый век.

    Если сейчас мама скажет, что они не смогут тут жить без меня, я останусь, - подумал он. Но мама вместо этого сказала:

    - Ну, успехов тебе в Бразилии. Звони и пиши, когда будет возможность.

    - Если тебе какая помощь нужна... - сказал отец.

    - Да нет, вроде все есть. Я тут у вас оставлю ящик с некоторыми вещами, и кое-что из своих старых вещей возьму. Ящик в машине, доедим - принесу.

    - Успехов тебе в Бразилии, - повторил отец.

    - А кстати, там не опасно? - забеспокоилась мама, - Там же эти... фавелы.

    - Фавелы - это в больших городах, а я еду в глубинку.

    - Ну, там наверное тоже опасно. Джунгли, в них наверняка дикие звери, змеи всякие..

    - Пираньи, - подсказал брат, - ныряешь ты в эту самую Амазонку, а выныриваешь - обгрызенным скелетом.

    - Там еще и дикари-людоеды водятся, - добавил отец, - Я про них передачу по телевизору видел. Они собирают высушенные головы.

    - Ужасы какие вы рассказываете, да еще за столом! - забеспокоилась мама, - Ох, Вадик, не нравится мне все это.

    - Все в порядке, - успокоил Вадим, - по джунглям я шастать в одиночку не буду, в реках купаться - тоже, а дикарей уже давно перебили и разогнали    лесорубы и наркоторговцы.

    - Час от часу не легче! Лесорубы ладно, а наркоторговцы эти...

    - А наркоторговцы сидят на своих плантациях где-то в джунглях. Мы же не к ним будем линию связи тянуть. Я думаю, в Южном Тель-Авиве чаще наркоторговцы попадаются, чем там, где я буду работать.

    - А вот в фильме "Анаконда"... - начал брат.

    Следующие полчаса разговор крутился вокруг Бразилии, и Ретинские честно пересказывали друг другу все, что они читали, слышали и видели об этой стране. Даже про горячих бразильских женщин Яшка вспомнил, и потребовал у Вадима, "как только так сразу", подробного отчета. "Обязательно", сказал Вадим, улыбнувшись. Возможно, в этом самом новом мире есть и бразильянки, и мне даже удастся с одной из них близко познакомиться. А если нет - просто перескажу ему смесь порнофильма и бразильской мелодрамы.

    Брат вызвался помочь ему, когда он пошел к машине за ящиком, чтобы отдельно спросить, не нужна ли ему помощь. Вадим в очередной раз отказался: ни родители, ни брат со своей невестой не купались в деньгах, а просить конкретное снаряжение было бы слишком подозрительно. Вместо этого он попросил взять некоторые из своих вещей, хранившихся в шкафу. Первым делом он извлек оттуда округлый футляр из искусственной кожи - в нем хранился 8-кратный бинокль БПЦ 5 с дальномером. За ним последовали еще одни брюки-карго, темно-синего цвета - остатки рабочей формы с тех времен, когда он работал охранником во время учебы в колледже, а за ними сувенир из времен и вовсе доармейских: полукомбинезон и футболка с огнеупорной пропиткой, в черно-желтых тонах и с логотипом сети бензоколонок "Паз", оставшиеся у него с тех пор, как он работал на автомойке при бензоколонке. По моей одежде можно будет проследить мою трудовую биографию, подумал он, засовывая вещи в спортивную сумку. В шкафу не было больше ничего ценного, и Вадим, застегнув сумку, вышел прощаться с семьей.

    Как и предполагал Вадим, это была самая тяжелая часть визита к родителям, и обнимая плачущую маму, он вновь заколебался, не послать ли подальше предложение Зеэва. Парадоксально, но на этот раз его поддержали сами родители и брат, своими пожеланиями успеха "в Бразилии".

    - Ничего, ничего, - бормотал он, - я буду вам звонить... как только смогу. Кстати, если мой хозяин квартиры позвонит, посылайте его на фиг - он мой гарантийный чек обналичил, я его не отменяю. Папа, мама, я вас тоже очень люблю!

    Уже заводя машину, он в очередной раз подумал: хотел бы я, чтобы в новом мире все было бы настолько хорошо, как я расписал в своей "бразильской" легенде. Чтобы мне не пришлось пожалеть обо всем этом.

        Израиль, южный Тель-Авив, 18 мая 2011 года, 14:00

    С утра Вадим еще немного поупаковывал вещи, причем больше перекладывая их с места на место - например, сунув бинокль и "Уловку-22" в малый рюкзак, и перетащив ящик с инструментами из его обычного угла к куче сумок и ящиков, а потом пошел за покупками. Первой остановкой был тот самый магазин, где он набирал картонные коробки пару дней назад. Как обычно в это время, в магазине оказался Роберт, сын хозяина, с которым Вадим, как постоянный клиент, тоже был шапочно знаком. К нему-то Вадим и подошел с вопросом, на какую скидку он может рассчитывать при мелкооптовой закупке зубной пасты, солнцезащитного крема и чая (непременно россыпью, не в пакетиках!).

    - К войне готовишься? - хитро усмехнулся Роберт.

    - Хуже, - рассмеялся Вадим, - гостей жду. Приезжает семья моих родственников из Екатеринбурга, знаешь где это?

    - Ну конечно! Ты думаешь, если я бухарский, так совсем дикий?

    - Конечно, нет. Но ты же из Союза совсем маленьким выехал, можешь и не помнить. В общем, они ко мне на два с лишним месяца заваливаются, с моря вылезать не будут, да и чаи погонять любят.

    - Ясно, - кивнул Роберт и перешел к обсуждению цен.

    Скидки оказались меньше, чем рассчитывал Вадим: большая коробка с 48 100-граммовыми коробочками с заваркой (он взял и черный, и зеленый чай - поровну), десяток тюбиков "Аквафреша" и шесть бутылочек с кремом обошлись ему больше чем в 600 шекелей. Впрочем, если чай там такой дефицит, то эта покупка отобьется многократно, думал он, катя к дому взятую на время в магазине тележку с покупками. Теперь осталось прикупить презервативы, деодоранты и белье, и пройтись по местным лавкам в поисках чайника и котелка. Основная масса вещей уже упакована, остались только компы, кухонные принадлежности, документы и всякие мелочи. И обзвонить друзей. А, ччерт, батарейками надо запастись. И прикупить лопатку и топор, на всякий случай. И впереди всего четыре дня, из них рабочих, когда открыты магазины - два с половиной. А с учетом того, что в воскресенье будет не до покупок - и вовсе полтора.

    Вернув тележку, Вадим двинулся в торговый центр на автостанции, где в "Нью-Фарме" закупился дюжиной дешевых деодорантов (тех сортов, на которые была скидка) и тремя упаковками презервативов, по 12 штук. С учетом того, что я еду один и не планирую немедленно начать трахать в новом мире все, что шевелится - мне этого хватит надолго, подумал он. Следующей остановкой был магазин "Дельта", где он закупился бельем, а потом он направился    на шестой этаж, в "Рикошет", где купил складную пехотную лопатку американского образца (сделанную, разумеется, в Китае) и полиуретановый коврик под спальник. Про коврик он вспомнил, только увидев его и подумав, что доставать и накачивать матрас каждый вечер (а на утро - спускать) будет совсем не удобно, и коврик неприятно удивил его ценой. Жаль, что свой старый коврик, с которым я ездил в Таиланд, я где-то посеял, думал Вадим, расплачиваясь. Уже больше тысячи шекелей потратил сегодня, как бы не получилась ситуация, что в воскресенье мне будет просто не на что покупать золото.

    За топором он решил пойти позже, вспомнив про огромный магазин рабочих инструментов на улице Флорентин, а пока, зажарив себе яичницу (спагетти успели кончиться), он приступил к выкачиванию информации из Интернета. Слишком привыкнув к тому, что любая необходимая информация находится в пределах одного клика в Интернете, он теперь готовился к жизни в отрыве от сети, скачивая всевозможные инструкции и сводки справок. В перерывах между находками новых файлов он обзванивал друзей, сообщая им что собирается в Бразилию. Реакции были почти в точности, как Вадим и предполагал... кроме одной. Боаз удивил, да.

    - Бразилия, вот так вдруг? - спросил Боаз, услышав новость. И после короткого молчания продолжил: - А дорога в эту Бразилию не проходит случайно через одну экспортно-импортную контору широкого профиля в Црифине?

    Вадим потрясенно молчал. Владимир, теперь вот Боаз... да похоже, половина Израиля уже знает про этот тайный новый мир.

    - Похоже, именно через них, - Боаз правильно оценил его молчание, - Ну что же, удачи, и если получится связаться, расскажи, как там.

    - Откуда ты знаешь? - справившись с удивлением, спросил Вадим.

    - Мне предлагали, два года назад. Я не смог поехать - у меня мама болеет, и сестра, дуреха, вечно куда-то влипает... ну, я тебе рассказывал. Может, еще и поеду... когда-нибудь. Ты лучше вот что скажи: "отвальную" делать будешь?

    - Нет, наверное. У меня и так с деньгами напряженка.

    - Если тебе надо...

    - Да нет, не надо. Мелочь мне не поможет, а большую сумму я просто не смогу взять, даже если ты и дашь.

    - А почему бы тебе не собрать ребят в пабe в пятницу вечером? Зря ты, что ли, рядом с Флорентином живешь?

    - Да, это хорошая идея. Пожалуй, так и сделаю. "Норма Джин", в восемь?

    - Подходит. Увидимся, братан!

    - Увидимся!

    Какой все-таки молодец Боаз, подумал Вадим, закрыв телефон. И в самом деле, за всей этой беготней у меня совершенно вылетела из головы возможность просто собрать своих друзей в пабе. И деньги он предложил совершенно спокойно, хотя знает что мой шанс когда-нибудь их вернуть ничтожно мал, и что ему этих денег будет не хватать. Не говоря уж о том, что Боаз по всей видимости спас ему жизнь в той стычке под Раджмином: когда перед их отделением выскочили трое "хезбаллонов", Вадим на пару секунд впал в ступор, и упав на колено, смотрел на ближайшего к нему боевика в камуфляжной форме и утыканной веточками панаме, пока тот наводил автомат, видел его лицо и даже довольную ухмылку - и не мог поднять оружие, даже шевельнуться не мог. А за мгновение до того, как боевик нажал на спуск, Боаз с левого фланга запустил свою машинку, срезал этого боевика, а двух других заставил залечь - и после дружного залпа отделения они уже не встали. И тут-то он стрелял, еще как...

    Вадим помотал головой, отгоняя воспоминание, запустил скачивание еще нескольких документов и начал обзванивать друзей (некоторых - по второму кругу), сообщая им о предстоящей отвальной. После чего, спохватившись, побежал за оставшимися покупками: магазин инструментов закрывался рано, как впрочем и бухарские лавочки на Месилат Йешарим. И батарейки, не забыть бы батарейки!

        Израиль, южный Тель-Авив, 19 мая 2011 года, 15:00

    Топор Вадим купить успел, как и батарейки - два десятка больших A и три десятка маленьких АА. Успел он купить и две пары походных ботинок "Тимберленд", вспомнив о том, что в новом мире проблемы с качественной обувью, и тем самым довел свои расходы за среду до двух тысяч. На этом, впрочем, расходы почти заканчивались. Оставались только чайник и котелок, и их-то Вадим купить не успел: лавочки, о которых он подумал, закрылись даже раньше, чем он ожидал. Покупку последних необходимых принадлежностей пришлось отложить на следующее утро.

    С чайником сложностей не возникло - в первой же лавке он нашел то, что нужно: новенький, в полиэтилене, алюминиевый чайник с голой, без всяких накладок, ручкой. А вот котелка не было, чего, впрочем, следовало ожидать: лавки эти специализировались на домашнй утвари, а не на походном снаряжении. Однако неожиданное решение они ему смогли предложить.

    - Вай, зачем тебе котелок этот? - спросил лавочник, с которым Вадим поделился своими сложностями, - Казан возьми, чугунный, три литра. У моего племянника тут слесарная мастерская, он тебе быстро таган сварит.

    - Таган? - переспросил Вадим, - Стойка, в смысле?

    - Хай, хай, стойка. Кольцо для низа, три ножки, в костер ставить можно будет. Только его прокалить сначала надо. И стоит восемьдесят всего. Берешь?

    Казан удалось сторговать за семьдесят, еще в пятьдесят шекелей обошлись несколько минут работы родственника-слесаря и их результат: кольцо с тремя ножками, на которое опускалось дно казана. При этом в походном положении казан просто вставлялся в то же кольцо с другой стороны, так что ножки шли вдоль корпуса. Вот теперь покупки точно закончены.

    Вернувшись домой, Вадим прокалил казан согласно инструкции продавца, а потом с удивлением обнаружил, что почти все уже собрано, а свободного времени еще много. Сентиментальное путешествие отпадает, но прокатиться напоследок по Тель-Авиву на велосипеде я еще успею, подумал он, запер квартиру и направился к калитке в общий двор. Там, надежно запертый, стоял его "тель-авивский вертолет" - древний, ободранный и кое-где ржавый велосипед китайского производства, который, впрочем, до сих пор надежно выполнял свою работу, доставляя своего владельца почти в любую точку Тель-Авива в обход пробок и светофоров.

    Мне будет не хватать этого города, думал Вадим, колеся по бульвару Ротшильда. Да, тут два светофора на три метра, а количество свободных мест для парковки выражается отрицательной величиной. Да, здесь летом жарко, пыльно, влажно, а каждые три дерева объявляются парком из-за нехватки зелени. Да, абсолютному большинству домов требуется ремонт, причем нередко - уже лет 40. Да, население здесь в абсолютном большинстве тяжело ушиблено на голову и постоянно борются за чьи-то права - начиная от арабских террористов, продолжая гомосексуалистами, и заканчивая перелетными птицами, в общем, за чьи угодно, лишь бы не за свою страну и своих соплеменников. Да, некоторые районы, в том числе и его нынешний (и на следующие три дня) - это полуразвалившиеся трущобы, скопище наркоманов, проституток, иностранных рабочих и инфильтрантов. Да, здесь дикие цены на недвижимость, пожалуй самые высокие в стране. Но, черт возьми, это город, а не застроенная многоэтажками сонная деревня и не скопище спальных районов вокруг торговых центров. Здесь бьет ключом городская жизнь, здесь всегда есть, куда пойти и чем себя развлечь - на любой вкус. Здесь жизнь не замирает на полтора дня с заходом субботы, а наоборот, только усиливается круговорот развлечений. Здесь есть еда на любой вкус, а не только одобренная Верховным Раввинатом. Здесь люди не похожи друг на друга, а смесь яркой, оригинальной одежды, причесок и всего такого создает ощущение бесконечного карнавала. Здесь спонтанно вспыхивают уличные вечеринки, танцы и перформансы, затягивая прохожих. И даже ультралиберализм, разьедающий мозг большинства горожан, имеет свои преимущества для молодого холостяка: ультралиберальные девушки, если не ударяются в ультрафеминизм или смену ориентации, совершенно спокойно воспринимают приглашение "на чашку кофе", часто соглашаются без лишних выкаблучиваний, а периодически и сами приглашают, бывало такое, да уж... Вадим настолько увлекся приятными воспоминаниями о некоторых жительницах города, что чуть не пересек Шенкин на красный, посреди потока машин, и остановился только в последний момент, услышав предупреждающие гудки.

    Что-то я замечтался, подумал он, еще немножко - и попал бы под машину. Хорош бы я был, валяясь в больнице вместо того чтобы исследовать новый мир. Надо постараться дожить до воскресенья без всяких повреждений... а после воскресенья - тем более. Кстати, еще один недостаток Тель-Авива: пересекая улицу, надо всегда смотреть по сторонам. Это не тоже-город Йерухам, где на центральной улице можно в футбол играть, хорошо если раз в пять минут машина проедет. Кстати, еще когда я жил с родителями в Хадере, а потом снимал квартиру вскладчину в Ариэле, меня очень злила привычка жителей Тель-Авива говорить что-нибудь вроде "Я через час еду в город" с таким видом, будто город во всем Израиле один, или "забывать" региональный код, диктуя телефон. И только переехав в Тель-Авив, я понял их. Таки да, не все то город, что объявление городом, и даже не каждое скопище спальных районов с муниципалитетом - город. Тель-Авив - единственный такой в Израиле, да и в мире тоже - есть много городов больше, есть много городов богаче, есть много городов красивее, но Тель-Авив уникален в своем роде. И уж в новом мире, где и люди-то появились лет тридцать назад, точно нет ничего подобного. Уф, чего-то меня совсем на сентиментальность потянуло и в высокий штиль, подумал Вадим, пересекая площадь у театра "Габима", пора возвращаться в реальность. Отсюда, пожалуй, поеду по Ибн-Гвироль до парка Яркон, оттуда - к морю, и поеду обратно по набережной. Будут силы - еще и по району порта(1) кружок сделаю. Впрочем, в любом случае вернусь я домой вымотанным, как собака. И надо бы подумать, а не забыл ли я еще что-то.

    1)Тель-Авивский порт не используется по прямому назначению с середины 60-ых, и в настоящее время превращен в торгово-развлекательный комплекс.

    

    Израиль, южный Тель-Авив, 20 мая 2011 года, 14:00


    С утра Вадим закончил упаковку вещей. Сначала, решив что весь Интернет все равно не скачаешь, он разобрал свою компьютерную мини-сеть. Раутер вместе с проводами отправились в коробку с компьютерным оборудованием, системный блок, обмотанный пуховым одеялом и тщательно перевязанный, занял место рядом. Ноутбук отправился в специально для этого предназначенный рюкзак, в который Вадим поместил и немногочисленные документы, которые он решил взять с собой: диплом об окончании колледжа (в двух экземплярах - на иврите и английском), удостоверение резервиста, на всякий случай - заграничный паспорт и тому подобное, а также несколько ручек и карандашей и пару блокнотов. После этого Вадим приступил к упаковке посуды и кухонных принадлежностей. В спортивную сумку он засунул свежекупленные чайник и казан с таганом, прибавил к ним несколько стаканов из толстой пластмассы, старую сковороду, которую не жалко было ставить на костер, три кухонных ножа из нержавейки с тщательно обернутыми картонками лезвиями, точилку, две пластиковых доски, пару комплектов столовых приборов, штопор и пару консервных ножей. Тарелки небьющейся нет, подумал он, придется прямо со сковороды есть или из казана этого. Ничего, справлюсь. Прочую посуду он решил не брать - длительное путешествие на джипе ни керамика, ни стекло не переживут, как не пакуй. А вот еды решил немного прихватить, и в последнюю коробку отправил четыре баночки с консервированным тунцом, три - с кукурузой, банку китайской тушенки, невскрытую упаковку спагетти, две баночки томатной пасты... Туда же отправились соль и перец в тщательно завернутых в целлофан пластиковых солонках, а также банки с сахаром и чаем в пакетиках - Вадим мимолетно порадовался, что в свое время купил именно эти банки, металлические и с завинчивающейся крышкой. В тот же ящик, тщательно обмотанные кухонными полотенцами, отправились напитки - бутылка "Хортицы", небольшая бутылка "Джонни Уокера" и две бутылки вина - белого и красного. Оставшуюся в холодильнике полбутылки водки Вадим разлил в пару фляжек из нержавейки, которые и отправил в малый рюкзак с предметами первой необходимости. Сделав небольшой перерыв, он быстро нарезал себе салат из оставшихся в холодильнике овощей и поджарил на оставшейся сковородке пару шницелей.

    К обеду он решил допить полбутылки красного вина, стоящих в холодильнике. И то сказать - это мой последний обед в этой квартире, подумал он. Ужинать буду в "Норма Джин", позавтракать на автостанцию сбегаю, с обедом завтра - ну, как получится, а поужинаю уже в дороге к месту ночевки. Последнюю ночь на земле я дома ночевать не буду, да и не на чем, будет, если распродажа пройдет по плану. Кстати, завтра надо будет не забыть купить упаковку минералки. Покупки вроде все сделаны. Деньги он продолжает снимать по четыре тысячи в день. Ненужные бумаги, котoрые тем не менее не охота оставлять каждому желающему, он уже сложил в картонную коробку из-под обуви - ночью, когда он вернется из "Норма Джин", на соседнем пустыре надо будет запалить небольшой костерок. Покупки закончены, сборы - тоже... почти.

    Остались только гигиенические средства и принадлежности, которые Вадим и уложил достаточно быстро. В рюкзачок отправилась купальная сумочка, а в ней - зубная щетка в футляре,    мыло, шампунь, деодорант, электробритва, небольшой пузырек одеколона и гель для дезинфекции рук. Туда же отправилась пара мотков туалетной бумаги. Все остальное он положил в принесенную в среду из магазина полупустую коробку с запасами зубной пасты и солнцезащитного крема. После короткого размышления, Вадим извлек из одежного шкафа пару рубашек в упаковке, черные выходные брюки и пару узких черных кроссовок "Пума", которые могли сойти и за выходные туфли, упаковал их в большой рюкзак (в очередной раз передвинув наверх надувной матрац и насос-"лягушку"), застегнул, привязал сверху спальник и коврик. Вот теперь - точно все.

        Израиль, южный Тель-Авив, 20 мая 2011 года, 22:00

    - For he's a jolly good fellow, for he's a jolly good fellow, For he's a jolly good fellow, - пропели хором друзья, отстукивая такт пивными кружками, и сделав положенную паузу, гаркнули: - Which nobody can deny!

    - Спасибо, спасибо, - улыбнулся Вадим, - нет таких, как вы.

    Собралось десять человек. Кого-то он знал еще со школы, кого-то - со срочной службы, кое-кого, как Боаза - с милуима. Ребята, на которых он всегда мог положиться. Те, с кем он не общался ежедневно, но про чье присутствие помнил всегда. И они тоже, как и семья, остаются позади.

    - Всегда готовы помочь, - рассмеялся Витек, - Ты, главное, в этой Бразилии не теряйся. Выбирайся периодически из джунглей, чтобы закинуть нам мейл.

    - Если встретишь какую индианку в джунглях, тоже не теряйся, - добавил Слава, - но: не забывай резинку! Ты нам еще живой нужен!

    Все рассмеялись.

    - И само собой, - добавил Слава, - будут там еще вакансии - дай знать.

    - Обязательно, - кивнул Вадим. Краем глаза он заметил грустную улыбку Боаза: тот был единственным, кто знал, куда Вадим едет на самом деле.

    - Шутки шутками, а лучше бы ты не один ехал, - вздохнул Мор, - когда ты с партнершей, за резинку можно не беспокоиться, и болезней не бояться. Ну и вообще, домашнее хозяйство вести...

    - Свобода! - Вадим дурашливо вскинул к потолку сжатый кулак, - Скажем нет обручальному кольцу - самым маленьким наручникам в мире!

    - А вот хрен, - сказал вдруг Боаз и поднял пивную кружку, - За будущую подругу жизни Вадима, и чтобы они поскорее нашли друг друга - в Бразилии или еще где!

    - За подругу Вадима!    - вразнобой закричали остальные, поднимая кружки,    - Лехаим!

    Вадим присоединился к тосту, подняв свою кружку и позвенев ей по кружкам соседей.

    - А почему бы нет? - сказал Мор, отхлебнув из кружки, - Вадим, если ты полюбишь тамошнюю женщину, женись на ней, не заморачивайся всей этой фигней про еврейство. Мы будем тебя любить, даже если ты вернешься оттуда с бразильянкой.

    - Мы будем тебя любить, даже если ты вернешься с бразильянцем! - вставил вечный приколист Слава, чем вызвал новый взрыв хохота.

    - А в глаз? - мрачно спросил Вадим. Я не вернусь, думал он. И сейчас мы видимся в последний раз.

    - Ты зря обижаешься, - сказал Слава, неправильно поняв причину грусти Вадима, - Мы живем в новое время, теперь все это нормально и приемлемо. Вот я, например, пару лет назад... - и он сделал паузу, отхлебывая из кружки.

    - Похоже, перед нами "выход из шкафа", - хихикнул Давид. Остальные напряженно слушали, придя к такому же выводу.

    - ..чуть не женился на филиппинке, иностранной рабочей, - совершенно спокойно закончил Слава, опустив кружку, - хотя уж как мне бабушка, благословенна будь ее память, говорила: "Славик, не нужна тебе эта шикса, женись на хорошей еврейской девушке!".

    - Уф, - облегченно выдохнул Боаз, - но ты же в конце не женился?

    - Нет. Мы характерами не сошлись. Очень меркантильная девушка попалась. Все время: "Дай мне денег - у моего двоюродного брата день рожденья, ему надо послать",    "Дай мне денег - тетин сын учиться начинает", и все такое.

    - О семье заботилась, - сказал Витек, - Израильтянки точно так же, но они на себя деньги просят: "Милый, мне нужно купить еще одно платье, а то одеть нечего. Да, я знаю что у меня в шкафу уже тридцать платьев, две трети из которых я ни разу не одевала. Так я и говорю - нечего одеть".

    - Русские не сильно отличаются, - возразил Мор.

    - Да, к сожалению, плохому наши девушки учатся быстро.

    - А филиппинки, и вообще азиатки, хоть деньги и тянут, но в остальном идеальные жены, - сказал Давид, - У меня двоюродный брат на филиппинке женился три года назад, до сих пор нарадоваться не может. Она его любит и уважает, дом всегда прибран до блеска, дети ухожены, еда готова, сама не орет, не скандалит, само собой - на сторону не гуляет, я так полагаю, у нее и в кровати голова не болит - в общем, прикрывает его тыл, лучше чем система "Хец"(1). А половина его друзей, кто на израильтянках женился, сейчас в разводе, платят алименты, а кое-кто и квартир лишился, в пользу бывшей супруги. И проклинают тот миг, когда пошли в

    раввинат.

    - А это у кого как сложится - возразил Мор.

    - Прошу прощения, - сказал Вадим, прерывая начавшийся спор, - мне отойти надо.

    Когда он вышел из туалета, спор все еще продолжался. Неугомонные какие, подумал он. Хотя пожелание их точно сбудется: свою подругу жизни я найду в "Бразилии", вернее, в том новом мире, куда я отправлюсь - просто потому, что я отправляюсь туда навсегда, и других мест для этого у меня уже не будет. Подумать только, уже послезавтра я покидаю этот мир. Навсегда..

    Вадим сделал два шага, вышел в маленький внутренний дворик и поднял глаза к небу. Здесь было не слишком светло, и пару наиболее ярких звезд он увидел. Интересно, а есть ли в новом мире звезды, и если есть, - какие они, промелькнуло у него в голове... Кто-то толкнул его под локоть и сказал:

    - Прошу прощения.

    - Все нормально, - автоматически ответил Вадим, обернувшись. Радом с ним стояла девушка - худенькая шатенка в легком полосатом платье.

    - Я надеюсь, я не отвлекла тебя? - поинтересовалась она, - У тебя был такой взгляд..

    - И какой же?

    - Мечтательный. И... одинокий. Ты смотрел на звезды?

    - Пытался, - признался Вадим, - но их плохо видно. Свет...

    - Огни большого города, - улыбнулась девушка, - я тоже очень люблю смотреть на звезды. Ты знаешь, ты не обижайся конечно, но ты был немного похож на инопланетянина, который ищет свою родную звезду.

    - А может, я и есть инопланетянин, - усмехнулся Вадим. Вернее, стану им через пару дней, подумал он.

    - Да ну, - девушка улыбнулась - и где же ты запарковал свою тарелку? Это достижение космических масштабов, я в этом городе не всегда могу найти место, где припарковать мотороллер.

    - Для тех, кто знаком с пятым измерением, в этом нет никаких сложностей, - процитировал Вадим бессмертную фразу из "Мастера и Маргариты", включаясь в игру, - как тебя зовут, земное создание?

    - Рути. А тебя?

    - Вадим.

    - Я знала, что Россия - большая страна, но не думала что она включает территории соседних звезд, - хихикнула Рути.

    Это ты современную российскую фантастику не читала, подумал Вадим, но вслух сказал совсем другое:

    - У тебя очень красивое платье.

    - Спасибо. Я его купила здесь, в квартале, в магазине винтажных вещей. Ты только нанес визит в город?

    - Я здесь живу пока что. Неподалеку, в квартале Шапира.

    - Удачный выбор. Где же еще прятаться инопланетянину, как не среди иностранцев? А чем ты занимаешься?

    - Сейчас - безработный. ээ... я хотел сказать, изучаю землян. И землянок.

    - Надо же, - прыснула Рути, - ну вот тебе важный урок: тель-авивцы не говорят "я безработный", они говорят "я человек искусства".

    - Прикольно, - рассмеялся Вадим, - вот только с искусствами у меня никак. Разве что на нервах сыграть смогу. А вообще я младший инженер-электронщик.

    - Безработный хай-текист, живущий в квартале Шапира? На твоей планете должны более тщательно придумывать "легенду".

    - Я обязательно передам им соoбщение об этом. А ты чем занимаешься?

    - Я студентка, учусь в Тель-Авивском университете. Изучаю Францию.

    - Францию? Это новость. На моей планете всегда считали, что Франция - это страна, а не область учебы.

    - Ну, историю, язык и культуру Франции. Факультет так и называется - "изучение Франции".

    - Понятно. Дай угадаю - а еще ты человек искусства.

    - Да,    - вновь хихикнула Рути, - я играю на юкелеле и пою гавайские песенки. Я не выступаю - играю для друзей и знакомых.

    - Я бы с удовольствием послушал, как ты играешь и поешь.

    - Может, у тебя еще будет возможность, - улыбнулась Рути. Вряд ли, подумал Вадим. Через два дня мы будем в разных мирах.

    - Но я не “человек искусства” в смысле работы, - продолжила Рути, - Я официантка, в кафе "Арома" в торговом центре Рамат-Авива. Надо же чем-то платить за квартиру.

    - Да, в квартале Флорентин просто дикие цены на аренду, и слух об этом дошел до самых отдаленных звезд, - рассмеялся Вадим.

    - Надеюсь, оттуда к нам прилетит кто-нибудь, кто сможет решить эту проблему, потому что здесь никто ничего не решит. Я снимаю квартиру в складчину с подругой, и мы платим четыре тысячи за две комнаты, можешь себе представить?

    - Охренеть. Я плачу две двести за полторы комнаты в подвале, да еще и в квартале Шапира. Действительно, тут надо инопланетян ждать, потому что правительству наплевать. Хотя я так думаю - у всех этих министров и депутатов есть по две-три инвестиционных квартиры, они имеют хорошие деньги и сделают все, чтобы не допустить снижения цен на недвижимость.

    - Я думаю абсолютно так же. Приятно видеть русского, который не является верным последователем Биби.

    - Ну, я своим умом умею думать.

    - Ты наверняка очень умный, раз занимаешься компьютерами. И знаешь что: ты самый симпатичный инопланетянин, которого я встречала.

    - Спасибо. Ты тоже очень мила, землянка. А ты часто встречаешь инопланетян?

    - Не знаю, - Рути вновь рассмеялась, - ты первый, кто сказал, что он инопланетянин. Вот, а живу я тут недалеко, на Раанан. У нас очень симпатичная квартира, своих денег она стоит. У меня в комнате даже есть небольшой балкончик, и на нем телескоп. Ты знаешь, я тоже люблю смотреть на звезды, когда мне грустно и одиноко. Может, оттуда и твою родную звезду видно.

    "Давай возьмем бутылку вина, и пойдем к тебе, поищем мою звезду", подумал Вадим. Это то, что она хочет от меня услышать, чтобы сказать "да". И конечно, смотреть мы будем совсем не на звезды, и не только смотреть... Но вместо этого он сказал:

    - Я уезжаю, послезавтра. Серьезно, послезавтра я покидаю страну, насовсем.

    А вдруг? - мелькнула у него в голове мысль. Вдруг это судьба? Вдруг она чувствует себя в этом мире также, как и я, вдруг она тоже захочет ехать со мной? И пожелание Мора сбудется сейчас, таким странным образом, и я не поеду в новый мир в одиночку..

    - В Канаду? - спросила Рути, пытаясь скрыть легкое разочарование: она в самом деле хотела услышать другую фразу.

    - Нет. Еще дальше, намного дальше. Не могу больше видеть, куда катится страна.

    - Как я тебя понимаю, - Рути нежно положила ему руку на запястье, - Я тоже часто смотрю вокруг, и не могу всего этого видеть. Ведь до чего довел страну этот Биби! Все, все что народ строил, он приватизировал и раздал своим дружкам-олигархам! Пенсии у людей забрал, после того что они десятилетиями работали, создавали экономику страны! И ни на образование нет бюджетов, ни на медицину - все только в армию, на новые средства убийства людей, религиозным и поселенцам! Поселения каждый день растут, количество ультрарелигиозных бездельников растет, а жителям периферии не на что детям сэндвич в школу дать! Мирный процесс, разумеется, давно забыт - Биби, наверное, думает, что четыре миллиона палестинцев просто исчезнут, а они не исчезнут, нет! И насилие и оккупация будут и дальше порождать насилие, но правительство только углубляет заколдованный круг! А те люди, которые это правительство выбрали - это же надо быть такими идиотами! Им одного раза Биби не хватило, так они его второй раз выбрали, и попомни мое слово - и в третий раз выберут! Если не вообще Либермана, тот вообще спит и видит, как стать диктатором, фашиста кусок! А все потому, что сплошной религиозный фанатизм, из-за этого и давление религиознoe, из-за этого и поселения любой мирный процесс намертво блокируют, типа "Эти земли нам в ТАНАХе завещаны Богом", никакого внимания к тому, что те книги две тыщи лет назад писались, мир с тех пор немного поменялся, и вообще, тут другие люди живут! Я и сама отсюда уехать хочу, в Берлин или там Амстердам. Вау, я была в Амстердаме два года назад - такая красота, чистота, забота об экологии, в центр города даже машины не допускаются - только пешком и на велосипедах, супер! И люди такие спокойные, толерантные, не то что здесь! Я, понимаю, конечно, тут десятилетиями насаждался культ белого мужчины-еврея-натурала, захватчика и "озеленителя пустынь", и это до сих пор действует! Вся эта ненависть к арабам, к бедным африканским беженцам, к представителям "гордого сообщества"(2)! Пренебрежительное отношение к выходцам из восточных стран    и Эфиопии! Рассматривание женщин как сексуального объекта и вообще предмета! Милитаризм этот весь, и не побоюсь сказать - фашизм! А русские, которые сюда понаехали - ты извини, Вадим, но ведь это правда, я понимаю что вы привыкли жить при диктатуре и не знали, что такое демократия и толерантность, но это же невозможно - просто ненавидеть тех, кто от тебя отличается! Пару месяцев назад моего хорошего приятеля какие-то русские идиоты задразнили "гомиком", а он всего лишь поцеловался со своим партнером на железнодорожной станции, он потом плакал, бедняга, ну не фашисты ли?! И это в то время, как во всем мире...

    Вадим помотал головой: Рути менялась на глазах, черты лица заострились, мягкая улыбка превратилась в оскал, глаза налились нездоровым огнем, а кисть руки, в начале пламенного монолога нежно поглаживавшая его запястье, теперь вцепилась в него железной хваткой. Это было похоже на третьесортные ужастики, в которых из-под лица человека проступал вампир или еще какой монстр. И я собирался делать ЭТО подругой жизни? Да я ЭТО даже трахать не хочу и не буду!

    - Что, ты не согласен? - удивилась Рути, неправильно истолковав его жест, - ты не считаешь, что коровы - живые существа, как и мы, и мясо - это убийство? Но ведь...

    - Нет, не считаю, - твердо сказал Вадим и рeзким движением выдернул руку, - И именно поэтому я уезжаю. Из-за таких, как ты, которые на моих глазах превращают Израиль и прочие нормальные страны в говно.

    Рути замолчала и несколько секунд удивленно хлопала глазами - такого она не ожидала. Но удивление почти мгновенно сменилось яростью:

    - Ах ты брехун! Так ты пытался запудрить мне мозги разговором о звездах, чтобы переспать со мной?! Размечтался! Да я бы к тебе и палкой не прикоснулась!

    - Я заметил. То-то ты в мою руку вцепилась до синяков, и тянула меня к себе домой, "в телескоп посмотреть", - усмехнулся Вадим.

    - Потому что я тебе поверила! Я же не знала, что ты такой ненавистник всего, что не совпадает с твоим фашистским взглядом на мир!

    - Пошла в жопу, - сказал Вадим, и повернувшись к ней спиной, направился ко входу в бар.

    - Урод! - кричала ему в спину Рути, - Маньяк! Советского фашиста кусок! Да я... - закрывшаяся дверь и гул голосов в баре отрезали продолжение тирады.

    - А вот и он! - поприветствовал его Слава, - А мы уже боялись, что у тебя в туалете дверь заклинило.

    - С девушкой заболтался, - ответил Вадим, усаживаясь на свое место, и прильнул к кружке.

    - Аа, так у вас двоих там дверь заклинило, - понимающе протянул Давид, а остальные заухмылялись, - а чего тогда так быстро?

    - Если ты нас не хотел оставлять, - вставил Витек, -так все свои люди, понимаем. Сказал бы нам, мол встретил, познакомился, идем выпить по чашечке кофе в приватной обстановке..

    - На звезды посмотреть, - грустно улыбнулся Вадим.

    - Еще лучше - на звезды посмотреть. А мы бы тут с удовольствием пили за каждую звезду, которую ты бы ей показывал!

    - Я не сомневался, что на вас можно положиться.

    - Само собой! Эй, Вадик, какой-то ты не слишком веселый после этой беседы. Не говори мне, что эта сучка оказалась лесбиянкой и не дала!

    - Почти. Оказалась левачкой, ушибленной на всю голову. Особо тяжелый случай, медицина бессильна. Она меня фашистом назвала, прикинь!

    - Ну а что же ты? - спросил Мор.

    - Послал ее в жопу. Да, остатки моего русского воспитания не позволяют говорить такое девушкам, но в данном случае, ситуация оправдывала.

    - Да, несомненно оправдывала, - сказал Витек, а Боаз демонстративно почесал в затылке и сказал с показной серьезностью:

    - Надеюсь, она сможет найти дорогу. Потому что если нет - придется ей еще раз объяснять.

    1)Система "Хец" (ивр. - "Стрела") - израильский противоракетный комплекс, предназначенный для защиты территории страны от баллистических ракет.

    2)B Израиле (и некоторых других странах) - политкорректное (само)название секс-меньшинств.

        Израиль, южный Тель-Авив, 21 мая 2011 года, 20:00

    Коробку с ненужными бумагами Вадим в тот вечер так и не сжег - когда в три ночи он пришел домой из "Норма Джин", ему было совсем не до пиротехнических упражнений. И когда на следующее утро, наскоро перекусив, он подогнал к дому машину и начал перетаскивать в нее вещи, коробка с бумагами последовала за ними. Сожгу по дороге, решил Вадим тогда, с пыхтением запихивая коробки и сумки в багажник, поверх сложенного заднего сиденья. Загруженную машину он отогнал на Месилат Йешарим - там всегда много народа, часто проезжают полицейские машины, и мало шансов, что кто-нибудь покусится на его груду вещей. Он даже успел стащить вниз, в квартиру, свой велосипед: после некоторого размышления, Вадим решил не тащить ржавое произведение китайского велопрома в новые миры, а превратить его хоть в сколько-то наличности.

    А потом пошли покупатели. Кумар не подвел: похоже, за четыре дня он успел сообщить о распродаже половине иностранных рабочих, проживающих в квартале. В квартирку потоком валили смуглые до черноты индусы, тощие узкоглазые тайцы, даже несколько эритрейцев заглянули, покрутились, купили какую-то мелочь и ушли. И они покупали, еще как... впрочем, и цены Вадим устанавливал более чем скромные. Надо было следить лишь, чтобы    в суете никто из них не вынес неоплаченный товар.

    За семь часов он распродал все. Он продал кроватную раму вместе с матрацем, он продал одежный шкаф вместе со всей одеждой, которая в нем оставалась. Он продал за сущие копейки оставшуюся у него посуду и кухонную утварь, и гораздо выгоднее - электроплитку, микроволновку и электрочайник. Он продал книжные полки, диван, пару стульев и журнальный столик. Он продал старый телевизор и тумбочку, на которой тот стоял. Велосипед, разумеется, он тоже продал. Он продал напольный электровентилятор, обогреватель, настольную лампу и даже дурацкий торшер, оставленный кем-то из предидущих жильцов этой квартиры. Он даже продал за полторы сотни холодильник, и с легким интересом наблюдал, как четверо мелких тайцев, облепив холодильник как муравьи, тащат его по узкой лестнице вверх. Если бы он мог, он бы и мазган продал, но к большому для Вадима сожалению, мазган был слишком хорошо прикреплен к стене и не мог быть демонтирован без специальных инструментов и умения их применять. Но апофеозом оказалась продажа зеркал у забора: некогда найденные на свалке два больших зеркала купил сам Кумар, не пожалев по двадцатке за каждое.

    Последние покупатели вышли ближе к восьми, оставив Вадима в голой, пустой квартире. Окинув взглядом пустоту комнаты с раскиданным кое-где мусором, Вадим мстительно ухмыльнулся: сюрприз тебе, Йоси! На свой гарантийный чек я погулял от души, и вроде довольно выгодно. Достав из кармана кучу мятых двадцаток и пятидесяток, он аккуратно сложил и подсчитал свой доход. Получилось 1160 шекелей - ненамного меньше, чем он рассчитывал. Ботинки, чай и казан я отбил, подумал он, складывая деньги в бумажник. Ну, спасибо этому дому, пойдем к другому, а вернее даже - к другому миру. Где бы тут сесть на дорожку... А, вот эта дурацкая ниша, где мазган стоит, тут и сяду.

    Несколько секунд Вадим вспоминал, все ли он взял. Вещи упакованы, все про что он подумал - куплено. Четырнадцать тысяч в кармане потайного пояса, еще почти 1400 - в кошельке. Надо будет по дороге еще остановиться около какого-нибудь банкомата, снять оставшиеся до исчерпания рамки полторы тысячи. Бензина у меня еще полбака, на ближайшие сутки - и даже меньше - хватит. Надо не забыть наконец сжечь коробку с бумагами. Кроме этого, что я забыл - то забыл, так оно и будет. А все же здесь, в этой квартирке, неплохо было.. иногда. Ладно, не время для воспоминаний. Вадим встал и направился к выходу.

    Выйдя на улицу, Вадим запер наружную дверь и на мгновение замер, собираясь кинуть ключи через забор во дворик. И в этот момент двое эритрейцев, подпиравших стенку на противоположной стороне улицы, направились к нему. Вот тебе и раз, подумал Вадим, я так и знал. Он сунул ключи в карман джинсов и достал оттуда китайский складной ножик.

    - Ребята, вам что-то надо? - спросил он, держа нож прижатым к к ладони, с большим пальцем на шпеньке открытия лезвия. Возможно, у них нет враждебных намерений. Хотя вот этот, почти налысо стриженный, очень похож на того, кто крутился у меня в квартире... насколько я вообще могу различать этих негров в полумраке. Впрочем, эритрейцы мгновенно рассеяли его сомнения:

    - Деньги давай! - с диким акцентом выкрикнул короткостриженный, а его товарищ с буйной, торчащей во все стороны шевелюрой, полез в карман джинсов.

    Ах, так, мелькнуло в голове у Вадима, ну вот вам! И отщелкнув пальцем лезвие, он сделал длинный и низкий выпад-взмах, стараясь задеть волосатому и член, и бедро, и пальцы в кармане. Тот, явно не ожидавший такого сюрприза, выдернул руку из кармана и отскочил назад, нож Вадима прошел через воздух, но и волосатый, потеряв равновесие, плюхнулся на задницу.

    - Деньги тебе? - тихо спросил Вадим, поворачиваясь к его напарнику, и рявкнул по-русски: - Убью, сука!

    Тот сделал шаг назад, потом еще один, и по-видимому решив, что с такой добычей лучше не    связываться, развернулся, бросил через плечо что-то угрожающее и быстро пошел прочь. Вадим повернулся к волосатому - тот уже вставал на ноги, но оценив обстановку, предпочел развернуться и броситься вслед уходящему напарнику. Выпавший из его кармана нож - китайский же балисонг - остался лежать на асфальте, и Вадим поднял его и сунул в левый карман. В правый, сложив лезвие, он отправил своего "китайца". Я Вадик-два ножа, гроза квартала Шапира, подумал он, слегка пьяный от эйфории легкой победы. Впрочем, на землю он вернулся мгновенно: а если эти двое сейчас приведут десяток своих дружков, с досками и камнями? - подумал он. Или вообще устроят засаду около машины? А вдруг кто-то из соседей вызвал полицию? Вадим быстро оглянулся, но никакого особого движения не было: не загорался свет в окнах, не появлялись в них силуэты любопытных. Здесь и не такое слышали, подумал Вадим, швырнул ключи через забор и направился к машине.

    Его не ждала засада, и в машину, как он и предполагал, никто не залез. И полицейские сирены не звучали, пока он выезжал из квартала. И спустя полчаса, съехав с шоссе номер 4 в сторону Ган Явне, он остановился на обочине, взял "Зиппо" и старую обувную коробку, и отойдя    на десяток шагов, поджег ее содержимое.

    Коробка разгорелась почти мгновенно, пламя взметнулось вверх, пожирая прошлую жизнь,    куски сгоревшей бумаги поплыли по ветру. Как бы не подпалить чего, мимолетно подумал Вадим. Впрочем, вряд ли - тут кругом дюны, а растущие на них кое-где кустики еще не успели окончательно высохнуть после зимы. И вообще, все это неважно. Завтра в это же время, если все пройдет нормально, я уже буду смотреть на совершенно другое небо с совершенно другими звездами. Бумага прогорела быстро, костер опал. Вадим носком ботинка закидал песком догорающие остатки картонной коробки и направился к машине - ему еще нужно было добраться до лежбища.

        Израиль, промзона "Црифин", 22 мая 2011 года, 17:00

    Последнюю свою ночь на Земле Вадим с удовольствием провел бы в номере-люкс "Хилтона", в компании пары красоток, но финансовое положение позволило ему арендовать на ночь лишь аскетично обставленный караван(1) на заднем дворе большого дома в Ган Явне. Впрочем, в караване было все что ему нужно: холодильник, в который он засунул пару йогуртов на завтрак, кровать с чистой постелью, горячий душ и электрочайник, на котором он вскипятил воду для утреннего кофе. Вадим достал свой ноутбук, составил письмо родителям из Рио-Де-Жанейро и отправил текст Боазу, вместе с данными доступа к своему почтовому ящику и инструкциями по времени отправки. После этого он позвонил Владимиру и сообщил, что подьедет за "Суфой" завтра около трех. Поужинать Вадим успел в какой-то закусочной по дороге, делать было больше нечего, и Вадим отправился спать, и даже уснул довольно быстро - впереди был длинный день. Назавтра, в полдесятого утра, Вадим уже выруливал из Ган Явне обратно в сторону шоссе номер 4.

    Стандартная утренняя пробка на въезде в Тель-Авив уже частично рассосалась, и час спустя Вадим запарковался на одной из платных стоянок в центре города. Охраннику стоянки, выразившему свое удивление кучей вещей в салоне и багажнике, Вадим рассказал ту же историю, что и хозяину каравана: расстался с подругой, в ближайшие пару дней - все свое вожу с собой. Последние полторы тысячи с банковского счета он снял в банкомате по дороге к ювелиру.

    - Так, так, - приговаривал ювелир, благообразный седой старичок в черной кипе, нажимая на кнопки калькулятора, - значит, 169 шекелей за грамм золота. Плюс наценка в шесть процентов..

    - Так ведь во вторник ты же мне говорил, что наценка - пять процентов? - удивился Вадим.

    - Так это было во вторник. Я золото считаю через курс доллара за пятницу, который 3.48 - сегодняшний официальный еще не опубликован, а биржевой - растет, так что и официальный будет выше. Должен же я как-то подстраховаться?

    - Ладно, пусть будет так, - махнул рукой Вадим, в остальных местах все равно дороже, - считай.

    - Кругерранды - по 5572 шекеля, - произнес ювелир, нажав еще несколько кнопок, - а соверены - по 1312 шекелей. На какую сумму ты хочешь купить?

    Вадим извлек пакет с деньгами из потайного кармана, добавил купюры из кошелька и тщательно пересчитал получившуюся сумму. Получилось 16630 шекелей. Все мои сбережения, иронично подумал Вадим.

    - До трех кругеррандов немного не дотягивает, - сказал ювелир, - примерно на сотню.

    - Сотни мелочью у меня точно нет, - усмехнулся Вадим..

    - Значит, два кругерранда и четыре соверена.    Итого, 16392 шекеля. Секунду, сейчас отсчитаем.

    Пересчитав купюры, ювелир протянул Вадиму сдачу, и открыв небольшой сейф под прилавком, извлек оттуда несколько золотых монет - две побольше, сантиметра три диаметром, с профилем бородатого мужика на одной стороне и антилопой на другой - те самые кругерранды, и четыре совсем мелкие, сантиметра по два, с другим бородатым мужиком на одной стороне и Георгием, убивающим, дракона, на другой - надо полагать, именно соверены.

    - Вот, пожалуйста, - сказал ювелир, - взвесить?

    - Разумеется, - кивнул Вадим, подняв в руке странно увесистую монету. Будем надеяться, что у него весы честные и монеты не фальшивые, подумал он. Я же даже на зуб не смогу попробовать, поскольку не знаю, чем при такой проверке золотая монета отличается от не золотой.

    Ювелир взвесил монеты по одной, еще что-то посчитал на калькуляторе и протянул листок с записями:

    - 91 с половиной грамм чистого золота. Все в порядке?

    - Да, - кивнул Вадим, собирая монеты. Кругерранды и три соверена он опустил все в тот же боковой карман, мимоходом подумав, что если при переходе его еще и через металлоискатель прогонят - будет весело. Один соверен он засунул в кошелек, в кармашек для кредитных карт - чтобы случайно не спутать с оставшейся мелочью. У меня еще примерно 250 шекелей, прикинул он. Хватит расплатиться на стоянке, пообедать и купить воду, ну и там - на... поужинать, наверное? Ладно, там видно будет, осталось недолго.

    - Спасибо, - поблагодарил он ювелира, - Удачной недели!

    - Заходи еще, - улыбнулся ювелир. Ага, как только, так сразу, подумал Вадим.

    С последним своим обедом на Земле он тоже не стал извращаться, а вместо этого, заехав в шашлычную "Эзра" в Азуре, взял там пару шампуров куриных сердец, хумус-чипс-салат(2), питу(3) и банку кока-колы - простой рабочий обед. Закончив обед, он еще несколько минут просидел за столом, осоловело оглядывая зал - кормили у Эзры не слишком разнообразно, но от души и очень вкусно, и количество посетителей в элегантных рубашках с галстуками ненамного уступало количеству обладателей застиранных футболок. Да и на стоянке новенькие сверкающие "Мерседесы" и БМВ соседствовали с тарантасами вроде Вадимова "Фиата". Интересно, есть ли такие места в том мире, куда я отправляюсь, подумал он. Наверняка есть, на Диком Западе салуны тоже не делились на простые и особо фешенебельные. Впрочем, через несколько часов узнаю. Он взглянул на часы - было без десяти час. Зря я, наверное, не продал часы вчера, мелькнуло в голове у Вадима, глядишь на третий кругерранд бы и хватило. С другой стороны, когда в прошлое воскресенье я был у Зеэва, часы на мне были. Иди знай, вдруг обратит внимание, начнет копать, откуда у меня данные, да и зацепит аферу с "Суфой". И будет очень недоволен, как Владимир его предупреждал, и во что это выльется для него самого - черт его знает... Однако оставшиеся два часа надо как-то убить.

    Вадим походил по городку, поднялся на холм с развалинами крестоносского форта, прошелся по парку вдоль забетонированного и сухого сейчас русла реки. Вернувшись к машине, он подьехал к расположенным неподалеку магазинчикам, купил упаковку из шести двухлитровых бутылок минералки, и поддавшись внезапному порыву, прихватил еще и десяток пит. Подойдя с покупками к машине, он едва не рассмеялся: под дворником торчала голубая квитанция штрафа за неправильную парковку. Пошлите мне ее срочной межгалактической почтой, подумал Вадим, хороня квитанцию где-то в глубине "бардачка".

    К автомастерской Яира он подъехал в без десяти три. Владимира еще не было, но Яир был на месте, и открыв ворота, отправил его внутрь.

    - Лавки я поднял, - объяснил он, подводя Вадима к "Суфе", - они, оказывается, на винтах были, а не приварены. Я их привязал к бортам, кулек с болтами и гайками - в бардачке. Захочешь опустить обратно - разберешься. Теперь смотри, - и он откинул кронштейн запаски и распахнул заднюю дверь, - слева привязано второе запасное колесо, и вот этот черный ящик, с инструментами - как договаривались. Справа, вон тот черный сверток - зимний тент, и верхние боковушки на двери. Летних боковушек нету, будешь наслаждаться естественной вентиляцией. И вот, завернутая в нейлон(4) - канистра с соляркой. Все привязано крепко, но ты не забывай проверять - если запаска упадет на твои вещи, сломается все, что может сломаться. Вот тут, в середине, грузи свои вещи. Веревка есть?

    - Нету, - сказал Вадим.

    - Ладно, - вздохнул Яир, - принесу я тебе веревку. Поехали на почту, переведем право владения на машину.

    - У меня денег нет, так что сбор с тебя.

    - Нет, в тебя точно при реинкарнации душа перса вселилась. Хрен с тобой, за "Фиат" я заплачу, поехали!

    - А за "Суфу"?

    - А на "Суфу" тебе право владения не нужно, - подмигнул Яир, - да и мне не нужно. Ты, главное, постарайся никого не задавить... тут, поблизости.

    А он в курсе, понял Вадим, по крайней мере частично. Да еще и нацелился наколоть страховую компанию, похоже. Я уеду, а он через пару дней заявит об угоне машины прямо из мастерской, и после того как машину не найдут в течение скольких-то дней, получит страховую выплату. И он меня еще жуком обзывал!

    Народу на почте было немного, и через полчаса они уже подъезжали к гаражу. Владимира Вадим увидел сразу: он стоял у ворот гаража, опираясь на серую "Мазду-3". Увидев "Фиат"    Вадима, он поднял руки в приветствии и вошел во двор автомастерской следом за машиной.

    - Привет, Яир, - поздоровался он, - Привет, Вадик. Готов?

    - Да, - кивнул Вадим.

    - Отлично. Не буду мешать тебе грузиться, закончишь - поговорим.

    Яир принес моток толстой синтетической веревки и кусок зеленого полотнища из искусственного джута, какое натягивают на заборы, и почти сразу убежал заниматься делами автомастерской. Следующие двадцать минут Вадим, пыхтя, перегружал сумки и коробки из "Фиата" в "Суфу", и фиксировал их принесенной Яиром веревкой, а Владимир наблюдал за процессом погрузки. Карма, подумал Вадим, вспомнив как вчера он рассматривал тайцев, волокущих холодильник. Ну и ладно, свое все-таки, там каждый килограмм пригодится. Он затащил последнюю коробку, закончил фиксировать всю эту кучу вещей веревкой и накрыл сверху джутовым полотнищем. Вроде все.

    - Все накупил, что    я тебе сказал? - подойдя к машине, иронично уточнил Владимир, когда Вадим спрыгнул на землю и начал закрывать дверцу.

    - Кое-что, - ответил Вадим, возвращая на место кронштейн с запаской.

    - Все помнишь?    - Владимир слегка понизил голос.

    - Да. Там, как только перехожу, заявляю что денег нет и прошу местную версию "корзины абсорбции"(5). Потом выясняю, где находится Новый Израиль, а в нем - город Сион, и еду туда. В городе нахожу Александра Шварцмана, худощавого шатена с зелеными глазами и татуировкой дракона на правом бицепсе, передаю ему привет от брата Вовы и ключи от "Суфы", принимаю семьдесят шесть и семь десятых грамма золота или их стоимость в местных гульденах. После чего, надо полагать, пускаю корни в этом самом Сионе, так как такую кучу вещей я без машины таскать не смогу. На весь этот квест - месяц, он же сорок тамошних дней.

    - Молодец, отлично запомнил. Где там пускать корни - ты уже на месте решишь, тем более как я понял, часть твоего имущества - на самом деле товар на продажу. И небольшое уточнение. Ты помнишь, что перед сотрудниками компании светиться не надо, и почему?

    - Помню. Наша хитрая комбина всплывет, компания делает со мной что-то нехорошее, после чего я еще и твоему брату должен доказывать, что я не верблюд.

    - Во-во. Поэтому не надо у первого встречного спрашивать "А где тут Новый Израиль, а где тут Сион?". Доберешься до Свободного города...

    - Свободного? - перебил его Вадим, - Это что же, остальные города там не свободные? И его я тоже должен искать, не спрашивая?

    - Да не знаю я, - поморщился Владимир, - Я же там не был. Но вроде это такой город, что его не объедешь. В общем, там найдешь Авнера, торговца металлами, он тебя и посветит в курс дела. Ну и опять же, соображай на месте, пользуйся здравым смыслом. Вроде все, времени у    тебя чуть меньше часа, доехать успеешь, тут рядом. По капельке, за удачу?

    - Давай, - кивнул Вадим, и Владимир извлек из висящей на плече сумки две маленьких - граммов на 30 - рюмочки из нержавейки и выставил на капот "Суфы". За ними последовала фляжка из нержавейки, вроде тех которые взял с собой Вадим.

    - "Абсолют", - пояснил Владимир, разливая водку, - закуски нет, к сожалению, рукавом занюхивать будем. Ну, за твою удачу в новом мире и за достижение наших целей!

    Вадим одним глотком опустошил свою рюмку и нюхнул сгиб локтя.

    - Пожалуй, мне пора, - сказал он, глянув на часы.

    - Да, пора. Ну, приятно было познакомиться с тобой. Ни пуха, ни пера!

    - К черту, - сказал Вадим, садясь за руль.

    - И помни, - Владимир широко улыбнулся, - народ Израиля в лице братьев Шварцман на тебя рассчитывает!

    - Не забуду никогда. Пока, Вова, и спасибо за помощь!

    Вадим видел Владимира, поднявшего руку в знак прощания, пока за ним не закрылись ворота. И тут же выбросил его из головы: надо было вливаться в поток машин и маневрировать на улицах промзоны. За рулем "Суфы", особенно на улицах, он чувствовал себя как в грузовике, но практика брала свое и к воротам конторы Зеэва он уже подкатил достаточно уверенно. Когда он остановился у ворот, его обогнуло такси с кучей чемоданов и сумок на багажнике, и набирая номер Зеэва, он с удивлением увидел выходящую из него пару негров.

    - Сейчас подойду, - сказал Зеэв, и Вадим, выключив мотор, начал от нечего делать наблюдать за неграми.

    Не иначе, мои бывшие соседи по кварталу Шапира тоже нацелились в новый мир, подумал он, и надеюсь, это не те соседи, одного из которых я прошлым вечером лишил китайского балисонга и чуть не лишил фамильных драгоценностей. Впрочем, не те: те были мелкими, коричневыми эритрейцами, а этот здоровый - под два метра, иссиня-черный, с покатым лбом выбритого налысо черепа - явный суданец. И одет он, как будто в баскетбол поиграть вышел: спортивные шорты, майка-безрукавка, кроссовки. Баба его поменьше, конечно, и одета попрактичнее: джинсы и розовая блузка. И формы у нее очень даже ничего... Подъехавшие суданцы, с помощью таксиста, начали разгружать чемоданы и сумки, здоровый негр при этом не забывал раздавать "ценные указания" своей даме, да еще и с таксистом переругивался. Из ворот офисной стоянки вышел Зеэв, о чем-то коротко переговорил с негром и направился к "Суфе" Вадима.

    - Добрый день, - сказал он, подойдя, - Ты все же купил джип? Сколько стоил, если не секрет?

    - Тридцать шесть, - сказал Вадим, - все свои сбережения вложил, до агоры. Две сотни в кошельке. Там хоть на пропитание что-нибудь подкинут?

    - Да вроде должны, - кивнул Зеэв, - а где машину брал?

    - Нашел по объявлению в Интернете. Сгонял на проверку, вроде все в порядке.

    - Ну- ну, - сказал Зеэв и забрался на сиденье, - надейся, что тебя не обманули. Ты зря не взял машину у Эяля.

    - Я бы с удовольствием, но у него не было ничего на мой    бюджет.

    - Зато у него есть гарантия. Ну, ты выбрал экономию, это твой выбор, тебе и ответственность нести, - подытожил Зеэв и достав из кармана мобильник, набрал номер и заговорил с кем-то: "Привет!... Да, я... Я у операционных ворот, с клиентом, открой нам, пожалуйста.". Нечего меня пугать, я и так пуганый, подумал Вадим. И то, что по мнению Владимира эта машина выдержит как минимум сорок тамошних дней путешествий по тамошним дорогам, понял четко. Кстати, о тамошних днях...

    - Зеэв, я тебя вот что спросить забыл, - сказал он, как только собеседник закрыл мобильник, - а что там со временем? А то я про всякие планеты в Солнечной системе читал, там и год по-разному идет, и день..

    - Время? - слегка удивился Зеэв, - вроде не как у нас. А что?

    - Тогда мне часы не нужны, получается. Может, здесь кто купит? Это "Свотч Айрони", почти новый, водонепроницаемый..

    - Заезжай, - перебил его Зеэв, указывая на открывающиеся ворота, - вдоль забора и сразу налево, до будки охранника у калитки, через которую мы тогда ходили, и там тормози. Надо в офис заскочить на минуту. А насчет часов - спроси Юрия, в ангаре. Помнишь такого?

    - Помню, - кивнул Вадим, медленно объезжая забор.

    Зеэв провел его в комнатку со столом и несколькими стульями. Пара стульев была занята уже виденными неграми из такси, на остальных стояли чемоданы и сумки. За столом с компьютером и цифровой камерой на подставке сосредоточенно работала девушка.

    - А это что? - спросил Вадим.

    - Мы сейчас идентификационную карточку сделаем, - пояснил Зеэв, - это как пропуск в другой мир. Мири, ты готова?

    - Секунду... - девушка пошевелила мышкой и пару раз кликнула, - Садись тут, пожалуйста, гляди в объектив.

    Вадим дисциплинированно уселся на место и слегка пригладил волосы. Мири кликнула еще несколько раз, и камера разразилась серией вспышек.

    - Вот, смотри, - сказала она, поворачивая экран к Вадиму, - по-моему, эта лучшая.

    - Да, - кивнул Вадим, перед глазами которого все еще скакали зайчики от вспышек.

    - А какое имя вписывать? Имей в виду, ты можешь выбрать любое.

    - Я поменял фамилию на Джордан, - вдруг сказал суданец, - Хасан Али Джордан - звучит!

    Вадим состроил уважительную гримасу, решив что улыбка или шутка в данном случае будут неуместны. Впрочем, новоявленная миссис Джордан, как ему показалось, слегка улыбнулась, пользуясь тем что ее партнер смотрел на Вадима.

    - Так какое имя писать? - нетерпеливо спросила Мири.

    Октавиан Цезарь, чуть не сказал Вадим, но осекся: Мири могла и не понять шутки. Ну, Владимир, ну, сволочь!

    - Меня и настоящее имя устраивает, - сказал он, - Вадим Ретинский.

    - Нет проблем. Пожалуйста, подожди еще несколько минут, - сказала Мири, набивая имя на клавиатуре.

    - О'Кей, - кивнул Вадим и подошел к одному из стульев.

    - Не возражаешь, господин Джордан? - спросил он, берясь за ручку стоящего на нем чемодана.

    Суданец равнодушно посмотрел на него, и Вадим аккуратно опустил чемодан на пол и сел на его место. Впрочем, долго сидеть не пришлось: через пару минут дверь приоткрылась, появился Зеэв и бросил ему:

    - Вадим, подойди на минутку.

    Вадим вышел и аккуратно закрыл дверь.

    - Тут такое дело... - с некоторым смущением начал Эрез, - суданцы эти... Ты можешь их посадить в свою машину, со всем их багажом, довезти до ангара и пройти с ними в "ворота"? А там ты поедешь своей дорогой, а они - своей.

    - Нет, - ответил Вадим коротко. Ищи дураков, подумал он, они из машины не вылезут, и придется их тащить с собой в Сион или еще куда.

    - Жаль, - вздохнул Зеэв, - ну что же, это твое право. Я их сейчас заберу тогда, будем думать, как их отправить. А ты дождись документа, садись в машину и езжай к ангару. Там Шмуэль тебя проинструктирует и отправит. Удачной дороги!

    - Спасибо, Зеэв, прощай, - кивнул Вадим.

    Зеэв вновь заглянул в комнату, поинтересовался у Хасана, готовы ли документы, и получив утвердительный ответ, позвал их с собой. Новоявленные мистер и миссис Джордан, похватав свою кучу багажа, ломанулись из комнаты, и Вадиму пришлось посторониться, пропуская их. Он даже инстинктивно придержал дверь для женщины, удостоившись ее удивленного взгляда и еще одного равнодушного - со стороны Хасана. А потом нагруженные узлами суданцы ушли по коридору, а Вадим зашел в комнату и сел на освободившееся место. За спиной Мири тихо жужжала какая-то машинка, потом она затихла, и Мири, развернувшись, подняла небольшую карточку, размером с кредитку или рабочий пропуск . Помахав ей в воздухе, чтобы остудить, она протянула ее Вадиму со словами:

    - Вот твоя идентификационная карточка. Счастливого пути!

    Вадим принял еще теплую карточку. Вместо привычной магнитной полосы на карточке был штрих-код, не лицевой стороне красовалась свежесделанная фотография Вадима и его имя, написанное на иврите, а рядом то же имя латиницей, "Vadim Retinsky". Над именем располагался шестнадцатизначный номер, разбитый на четыре группы по четыре цифры, а в правом верхнем углу имелась радужно переливающаяся голограммка с масонским символом - пирамидой с глазом. На обратной стороне карточки во всю ширину была изображена такая же глазастая пирамида в круге. Охренеть, подумал Вадим, пряча карточку в карман, теперь я жидомасон с документом. Он поблагодарил девушку и пошел к машине.

    Дверь последнего ангара уже была открыта, и Юрий приглашающе махал рукой, указывая на линии разметки на полу. Вадим заехал на нужное место, заглушил мотор и поприветствовал его:

    - Юра, привет! Слушай, мне тут Зеэв сказал, что там время другое, земные часы мне не сильно нужны, но ты можешь помочь.

    - Может быть, - покачал головой Юрий, - а что за часы?

    - "Свотч Айрони", водонепроницаемые на двести метров. Вот, - и Вадим протянул руку с часами. Подошедший Шмуэль с неудовольствием поджал губы, глядя как Юрий рассматривает часы.

    - Могу дать за них сотню, - сказал Юрий после двухсекундного осмотра.

    - Ты чего? Они почти новые, такие пятьсот стоят со скидкой.

    - Извини, я не торгуюсь. Сотня - или забирай часы с собой, как сувенир.

    - Ладно, грабь, - вздохнул Вадим, расстегивая браслет.

    - Закончили бизнес? - спросил Шмуэль, после того как Юрий опустил часы в карман, а Вадим засунул сотенную купюру в кошелек, - Ну так слушай. Ты здесь был на прошлой неделе, переход видел и знаешь, что ожидать. Я сейчас запускаю установку, жди пока в машине. Загорится желтый - заезжаешь на платформу, упираешься в ограничитель, глушишь мотор. Загорится зеленый - платформа пойдет вперед. Когда поверхность прохода, вот это жидкое зеркало, приблизится к тебе - замри, не шевелись и даже не дыши. Этот момент довольно опасен, дернешься, вскочешь или отпрянешь - и все, капут. Пройдешь на другую сторону - можешь начинать дышать, там тебя уже встретят и дадут объяснения. Все ясно?

    - Да.

    - Повтори.

    - Загорится желтый - завожсь, въезжаю на платформу до ограничителя, глушу мотор. Загорится зеленый - не шевелюсь и не дышу, пока не пройду.

    - Все правильно. Ну, желаю успеха. Юрий, пошли!

    Юрий и Шмуэль поднялись на подиум, Шмуэль опустил рубильник, и раздался знакомый гул. Светофор загорелся красным. Ну, вот и все, подумал Вадим, прощай, старушка-Земля, вперед, в лучший мир! Черт, как-то оно звучит не оптимистично - "лучший мир", так говорят о мире загробном, а умирать я точно не собираюсь. Я еду в новую жизнь, и она окажется лучшей... по крайней мере, я на это очень надеюсь. Вспыхнул желтый, и отвлекшись от развлечений, он повернул ключ зажигания и тронул машину вперед. Как бы не съехать с платформы или не перепрыгнуть ограничитель, промелькнула мысль, и что тогда - сигналить? Или меня прямо так, наискосок, потащит в эти межмировые ворота? "Суфе" конец... Колеса мягко уперлись в ограничитель, положив конец беспокойным мыслям, Вадим заглушил мотор и замер. Я же не позвонил маме, вспомнил он вдруг, и уже не позвоню - поздно! Свет сменился на зеленый, платформа поползла в колеблющееся жидкое зеркало. Вот в нем утонул капот, вот оно начало поглощать ветровое стекло... Вадим задержал дыхание, и зажмурил глаза.

    1)Так в Израиле называют передвижной дом.

    2)Хумус (паста-пюре из гороха нут), чипс (жареная картошка-фри) и салат из мелко порезанных огурцов и помидоров - базовые компоненты израильской уличной еды. Как правило, идут вместе, из-за чего нередко произносятся одним словом.

    3)Пита - небольшая лепешка из пшеничной муки, арабского происхождения, очень популярная в Израиле. Отличительная особенность питы - образующаяся при выпечке внутренняя полость: благодаря ей питу можно не только использовать как хлеб, но и, надрезав край питы, положить в эту полость начинку, например вышеупомянутый хумус-чипс-салат, и есть так.

    4)В Израиле название "нейлон" применяется к упаковочному материалу, аналогично распространенному в России "целлофан" и "полиэтилен".

    5)"Корзина абсорбции" - набор денежных выплат, которые получает в Израиле новый репатриант.

    

    Территория Ордена, База по приему переселенцев и грузов "Европа", 19 число 4 месяца 26 года, среда, 09:00


    Вадим открыл глаза, когда платформа, ощутимо вздрогнув, остановилась. Он стоял почти в таком же ангаре, как и тот, в котором он въехал на платформу, только этот был поменьше и большие ворота находились сбоку. В эти-то ворота и въехал погрузчик, направившись к платформе.

    - Давай, парень, заводись, выезжай и паркуйся снаружи, - крикнул по-английски работяга в оранжевой каске, сопровождая свою речь выразительными жестами,    - мне эту платформу убрать надо.

    Вадим завел мотор, обогнул погрузчик и вырулил из ангара. Он оказался в просторном дворе, огороженном забором с витками колючей проволоки. Впереди были закрытые ворота, а рядом с ними - две двери, с табличками "Иммиграционная служба Ордена" и "Караульное помещение". Перед воротами была стоянка, на которой стояло несколько разнокалиберных внедорожников, а рядом с ними - два грузовика с полуприцепами - контейнеровозами и очередной ричстакер. Вдоль ряда машин прогуливался солдат в американской пустынной униформе и малиновом берете, с автоматом через плечо. Увидев джип Вадима, он замахал рукой, указывая на место на стоянке, и когда Вадим припарковался, подошел к нему и козырнул:

    - Поздравляю Вас с прибытием! Вы говорите по-английски?

    - Говорю, - подтвердил Вадим.

    - Отлично, - улыбнулся    солдат, - тогда проходите вон в ту дверь, под табличкой "Иммиграционная служба". Все ценное Вы спокойно можете оставить в машине – территория закрыта и охраняется. Если у Вас есть огнестрельное оружие, которое до сих пор не находится в опломбированном состоянии или в оружейном ящике, то рекомендую положить его туда сейчас. При выезде с территории ящик будет опломбирован, пломбу снимут на контрольно-пропускном пункте на выезде с базы. Проход в помещение иммиграционной службы с оружием является нарушением закона.

    - Нету у меня оружия, - вздохнул Вадим, в течении всего этого отрепетированного наизусть монолога рассматривавший автомат солдата. М4 с коллиматорным прицелом, и магазин вставлен. Не знаю, есть ли патрон в стволе, но похоже, тут не совсем безопасно. Оружие, пожалуй, надо поскорее достать.

    - Оружие рекомендую приобрести, - покачал головой солдат, словно прочитав его мысли,- в Иммиграционной службе Вам объяснят.

    Вадим кивнул, подхватил рюкзак с ноутбуком и документами, и направился к двери Иммиграционной службы. Перед дверью он обернулся и увидел ворота, из которых он выехал - сейчас из них выруливал тот самый погрузчик, неся на зубцах вилки платформу. Направлялся он к одному из автоприцепов со стопкой таких же платформ на нем - вдоль длинного помещения с рядом ворот таких прицепов было несколько. Над воротами, из которых выехал Вадим, черным на желтом фоне было написано: "Тель-Авив". Да уж, подумал Вадим, подумаешь, какие-то 20 километров от муниципальных границ. Впрочем, название Црифин за пределами Израиля никому ни о чем не говорит, разве что некоторые английские старички про Сарафанд вспомнят(1). Рядом были ворота с табличкой "Будапешт", а за ним - "Афины", после которых уже начинались греческие названия, а влево - "Рим", "Неаполь", "Милан"... Надо же, покачал головой Вадим, здесь мы в Европе, сбылась вековая мечта сионистов. С этой мыслью он толкнул дверь.

    За дверью находилось просторное светлое помещение с мягкими диванами, кулером и стойкой, за которой стояла девушка в такой же пустынной форме, что и на солдате - этакая смуглая пышка с зачесанными назад волосами. Наш человек, успел подумать Вадим, прежде чем девушка поприветствовала его на иврите:

    -Здравствуй. Рады видеть тебя в Новой Земле. Могу я посмотреть на твою идентификационную карточку?

    Это та, которую мне сделала Мири, догадался Вадим, и достав карточку, протянул его девушке. Продолжая ee рассматривать, он заметил у нее на поясе кобуру, а на плече - шеврон, такую же пирамиду с глазом, что и на карточке. Похоже, прием в жидомасоны тут поставлен на поток, иронически подумал он. Может, и меня так же - выдадут форму, автомат в руки, да и поставят в ряды? И никуда я не поеду, облом вам, братья Шварцманы. Впрочем, надо полагать что город Сион, что в Новом Израиле - это как раз центр местных жидомасонов и есть, да и оружие, если дают - надо брать. Но в ряды не охота, причем неважно в чьи...

    Девушка, тем временем, закончила прокатывать    в сканере и протянула ее обратно:

    - Пожалуйста. твое прибытие зафиксировано, господин Ретинский. Если у тебя сохранились документы из прошлой жизни, но ты хочешь расстаться с ней навсегда, можешь отправить их сюда, в бумагорезку. Здесь твое прошлое не интересует никого, и оно исчезнет, превратившись в бумажную труху. Ты в Новой Земле и имеешь все права на новую жизнь.

    - Спасибо, возможно потом, - сказал Вадим, вспомнив коробку, которую он жег прошлым вечером.

    - Как хочешь, это не обязательно. В мои обязанности входит кратко ознакомить новоприбывших, то есть тебя, с основными принципами проживания в Новой Земле, помочь разобраться в финансовой системе и при необходимости снабдить    первоначальным набором необходимого для жизни здесь. Более подробную информацию ты можешь прочитать в этой памятке, ты ведь читаешь по-английски?

    - Да, - кивнул Вадим.

    - Пожалуйста, - девушка протянула руку к стойке и взяла глянцевую книжечку в голубой обложке с надписью "Памятка переселенца", - вот на иврите нет, к сожалению. Поток переселенцев из Израиля не оправдывает, ведь эти памятки печатаются ежегодно, чтобы включать самую последнюю информацию.

    - Благодарю, - сказал Вадим, принимая памятку.

    - Рекомендую прочесть ее очень внимательно, - продолжила девушка, - этот мир довольно опасен, и это может спасти тебе жизнь. Кроме того, ты можешь купить подробные карты местности и путеводитель по основным населенным пунктам Новой Земли. Если у тебя остались наличные деньги Старой Земли – лучше потратить их тут. Они здесь невыгодны и дальше почти нигде не принимаются.

    - У меня очень немного наличности, - сказал Вадим, - Я надеюсь, вы принимаете шекели?

    - Да. Вот этот набор карт стоит тридцать долларов, путеводитель – пятнадцать. Шекели к доллару, соответственно, по тамошнему курсу.

    - По 3.48? - спросил Вадим, вспомнив ювелира.

    - По 3.51, - поправила девушка, - нам уже передали сегодняшний курс. Таким образом, карты стоят сто пять шекелей, а путеводитель - пятьдесят три.

    - Неслабо! А какая валюта тут вообще в ходу?

    - Экю, - вот тебе и дублоны с пиастрами, подумал Вадим. В самом деле, что-то времен мушкетеров, - это золотая единица, один экю - одна десятая грамма золота. И соответственно, четыре доллара восемьдесят центов, в шекели переводится по курсу. В какой валюте ты привез свои сбережения?

    - Ни в какой, - вздохнул Вадим, и достав из рюкзакa кошелек, аккуратно выложил его содержимое, - Я был далеко не миллионером, и все, что я имел, я вложил в джип и рекомендованное мне снаряжение. Эти.. двести девяносто три шекеля и сорок агорот - все, что я имею. Как я понял, здесь я могу получить некую сумму на первое время.

    - К сожалению, это невозможно, - смущенно улыбнулась девушка.

    Вот тебе и раз, подумал Вадим. Похоже, Владимир-то меня обманул, да и Зеэв тоже.

    - Это почему? - спросил он.

    - Потому что денежная помощь предназначена для неимущих. А ты переселился с машиной, значит - имущий.

    - Так я неимущий! - Вадим решил бороться до конца, - У меня и трехсот шекелей нет, сколько это в ваших экю?

    - Семнадцать с небольшим, - автоматически ответила девушка.

    - Вот! А что я могу на них тут купить? Мне этого на оплату ужина хватит?

    - Обеда, - поправила девушка, - да, этого хватит на обед, на ужин и на ночевку в общежитии.

    - А потом что я делать буду? Ну, ладно, у меня в машине несколько банок консервов и упаковка пит, а что потом?

    - Питы, свежие? - улыбнулась девушка, - Поделишься?

    - Не могу. Я, как оказалось, вашими усилиями на грань голода поставлен. Вот скажи, что я тут без денег буду делать?

    - Ну... - девушка была в явном замешательстве, - Ты можешь поехать в Порто-Франко, и найти там работу...

    - А дорога туда безопасна? То-то вы все с оружием не расстаетесь! Мне оружие выдадут, кстати?

    - Оружие ты сможешь купить в арсенале...

    - На что?! Какое оружие я смогу купить на семнадцать экю?

    - Боюсь, что никакого.

    - А как же тогда я поеду в этот Порто-Франко по опасной дороге? Я же, весьма вероятно, не доеду! Это все варианты, которые ты мне можешь предложить - сдохнуть от голода тут или погибнуть на дороге к Порто-Франко?

    - Ты можешь продать машину...

    - И сколько такая машина стоит? - а ведь это вариант, подумал Вадим, если никак иначе - эту продам, а Александру Шварцману куплю новую, как только заработаю.

    - Твоя машина - зеленая открытая "Суфа"? Примерно десять тысяч.

    - И кому я ее продам - тебе?

    - Мне не нужна машина, но если походить по базе...

    - То у меня ее купят за две тысячи, если альтернатива - голодная смерть! - Вадим вспомнил Юрия, покупавшего часы, и начал злиться, - Вот что, это не дело. Мне ваш тамошний представитель, Зеэв, сказал что будет финансовая помощь, и он машину видел, когда это говорил! Если хотите, можете ему позвонить!

    - Но это, к сожалению, невозможно.

    - Извини, как тебя зовут?

    - Мейталь.

    - Так вот, Мейталь, я уже пять минут слышу от тебя    только "невозможно" и "невозможно"! Скажи мне, что да возможно, и как я могу получить эту денежную помощь, которая мне полагается как неимущему!

    - Ну, я не знаю... - Мейталь растерянно пожала плечами.

    - А кто знает? Слушай, Мейталь, мы идем по кругу. Я хочу поговорить с твоим начальником, или командиром - не знаю, как вы это называете.

    - Господин Ретинский, не веди себя как израильтянин, - Мейталь явно не хотелось звать начальника и командира, и Вадим, почувствовав это, усилил нажим:

    - Почему нет? Я израильтянин, и буду вести себя как израильтянин, чтобы получить то, что мне обещал ваш представитель! И если ты не можешь мне этого дать, то я хочу говорить с твоим главным!

    - Ты получишь от него точно такой же ответ. У нас инструкция...

    - Я хочу слышать это сам! Ты вызовешь главного, или мне еще к кому-то обратиться, например к тому солдату снаружи?

    Лицо Мейталь приняло обиженное выражение:

    - Только чтобы ты знал, то, что ты делаешь - это неправильно, - сказала она, снимая трубку телефона. Вадим промолчал, пока Мейталь набирала номер и говорила в трубку по-английски:

    - Господин Реми?.. Тут переселенец заявляет что он неимущий, и требует выплату... Но у него машина... Но он утверждает, что вербовщик пообещал ему выплату... Он требует говорить с начальством, сэр... Очень хорошо, спасибо, - и Мейталь опустила трубку и осуждающе уставилась на Вадима. Наверное, обращение к начальнику плохо выглядит для ее карьеры, подумал Вадим. Ну и хрен с ней, почему ее карьера должна волновать меня больше, чем мои законные деньги?

    Начальник сидел где-то рядом, и появился примерно через полминуты - жилистый, среднего роста, с пробивающейся сединой в волосах. Одет он был все в ту же пустынную форму с масонским символом. Кобура на поясе, разумеется, тоже присутствовала. Надеюсь, у него нет обыкновения стрелять в назойливых клиентов, подумал Вадим.

    - Клод Реми, начальник смены в Иммиграционной Службе, - представился вошедший, в его английском явно чувствовался французский акцент, - в чем дело, сэр?

    - Вадим Ретинский. Я только что прибыл сюда, и оказался без гроша денег. Я вложил все, что имел, в покупку машины, поскольку ваш представитель обещал мне, что здесь я получу какие-то выплаты на первое время. А сотрудница утверждает, что есть с этим какая-то сложность.

    - Вербовщик не мог такого сказать, - покачал головой Реми, - это исключено.

    - Значит, Вы утверждаете что я вру?

    - Нет. Но в инструкциях написано абсолютно четко: материальная помощь только неимущим. А тот, кто имеет машину, неимущим не является.

    - И в инструкциях однозначно прописано, что если у новоприбывшего есть машина, то он не может получить выплаты? Никогда, ни при каких обстоятельствах?

    Реми на мгновение замялся, но ответил:

    - Да, если человек пришел обычным порядком, через вербовщика, то так оно и есть.

    - А могу я видеть эту инструкцию?

    - К сожалению, нет. Это внутренняя инструкция.

    - А как я могу знать, что там действительно написано то, что Вы утверждаете?

    - Теперь Вы обвиняете во лжи меня? - с легким раздражением спросил Реми.

    Входная дверь распахнулась, пропустив следующих новоприбывших - это оказались новоявленные Джорданы со всеми своими сумками и чемоданами. Удивительно, но невозмутимый суданец поднял руку, приветствуя Вадима.

    - А это кто такие? - спросил Реми.

    - Израильтяне, - сказала Мейталь, прежде чем успела повернуть голову, - Ой... Ну, так написано...

    - Так что с моей выплатой? - напомнил Вадим, - Ваш вербовщик, Зеэв, мне обещал что я получу материальную помощь, когда я ему сообщил что вложил в машину практически все свои накопления, и он при этом рядом с машиной стоял. Почему бы нам не позвонить ему, он же сказал, что связь есть?

    Реми сказал какую-то длинную фразу. Наверное, это было на французском. Наверное, это было на том французском, за который так часто извиняются американцы.

    - Не так-то это просто, - сказал он и задумался на несколько секунд. Наконец, приняв решение, он махнул рукой:

    - Ладно, если он так унижается за какую-то тысячу экю, значит он и в самом деле малоимущий. Проведи его по категории Б, Мейталь, и дай ему эту тысячу - он все равно половину тут потратит.

    - Но Зеэв... - пискнула Мейталь.

    - А Зеэв пусть думает, что он говорит переселенцам, а не впихивает им автотранспорт любой ценой! Все, Мейталь, постарайся справиться с остальным сама, ты уже большая девочка, я хотел сказать, не первый день тут работаешь, - и с этими словами Клод Реми исчез за дверью.

    - Поздравляю тебя, наглец, - сказала Мейталь, и сохраняя обиженное выражение лица, забарабанила по клавишам.

    - А что такое категория Б? - спросил Вадим.

    - Это для людей, у которых вообще ничего нет, кроме сумки с одеждой. На базе "Европа" это большая редкость, в основном арабы всякие, африканцы и прочие жители Юго-Востoчной Азии по этой категории идут. Нищие из нищих. Так что ты теперь как самый нищий иммигрант, гордись.

    Вадим пожал плечами. За десять минут спора он стал богаче на тысячу экю, и если он не ошибался в подсчетах - это почти 17 тысяч шекелей, чуть больше, чем весь его спрятанный золотой капитал. За такие деньги можно и "нищего эмигранта" стерпеть. Хуже было другое: если он не ошибся в тех же подсчетах, его проданный "Фиат" стоил 767 экю, и это было не треть стоимости джипа, а одна двенадцатая. С учетом ожидаемых путевых расходов, получалось что джип он должен отдать Шварцману-местному за бесплатно, вернее, за право провезти на джипе вещи до этого самого Сиона. Пожалуй, тут может быть и причина пересчитать маршрут.

    - Ты деньги хочешь наличными или на счет? - ядовито осведомилась Мейталь.

    - А тут и счета есть? - удивился Вадим.

    - Разумеется. При регистрации твоего Ай-Ди - так мы называем идентификационную карточку - тебе автоматически открывается счет в Банке Ордена - основном банке Новой Земли. Сам же Ай-Ди является здесь основным удостоверением личности, и при предъявлении его в банке, можно производить операции со счетом.

    - А если я его теряю?

    - Можно восстановить в любом отделении банка, с использованием системы паролей и отзывов.

    - А если я хочу перейти в другой банк? Или тут только этот Банк Ордена? Кстати, какого Ордена - масонского?

    - Почему масонского? - удивилась Мейталь.

    - Пирамида с глазом - масонский символ.

    - Надо же. Нет, Орден - это не масоны. Это организация первых переселенцев и ученых, открывших переход в Новую Землю. Цель организации - заселение этого мира и содействие его развитию. А Банк Ордена - единственный глобальный банк этого мира, все остальные банки - региональные. Кроме того, Банк Ордена выполняет функции Центрального Банка, эмитируя экю в местную экономику.

    - Понятно. А этот Ай-Ди может использоваться как кредитка, или для снятия денег в банкомате?

    - Пока что такой возможности нет. Копия Ай-Ди может использоваться, как чек, но все операции со счетом надо выполнять в банке. Кстати, деньги в банке можно получить как банкнотами, так и золотом, в любой момент, в любом количестве и без ограничений.

    - Так-таки в любом? - иронично спросил Вадим.

    - В любом релевантном для тебя количестве, - в голосе Мейталь вновь прорезалась язвительность - А у кого количества серьезные, для тех понадобится предварительная подготовка, но тоже без проблем. Если человек хочет держать несколько тонн золота в своем подвале и лично его охранять - имеет полное право, это тебе не Старая Земля.

    - Понятно. А вот насчет охранять - ты раньше арсенал упоминала. Я тут должен какое-то разрешение получать? И какие там цены?

    - Нет, разрешение не требуется - все, что есть в арсенале, можешь покупать свободно. Цены... разные, зависит от того что ты хочешь купить.

    - Пятисот экю мне хватит на оружие, и на первые расходы? И что я там могу купить, какие виды оружия?

    - В арсенале имеется легкое стрелковое оружие, до пулеметов включительно. Пятьсот экю... да, на некоторое оружие хватит.

    Вадим, не удержавшись, присвистнул. Вот так, спокойно, покупаешь пулемет?! Да в Израиле и на пистолет-то большинство граждан теперь разрешение получить не могут.

    - Так что с деньгами? - вновь спросила Мейталь.

    - Давай так - пятьсот наличными, и пятьсот на счету оставь. И посчитай мне карты и путеводитель, я за них расплачусь шекелями.

    - Карты и путеводитель нищим иммигрантам полагаются бесплатно, радуйся. А вот часы очень рекомендую купить.

    - А они мне нужны? - изобразил удивление Вадим.

    - Да. Здесь час тот же, но более длинные сутки - тридцать часов, из них в последнем - семьдесят две минуты, а не шестьдесят. Кроме того, в местном месяце сорок дней, а в местном году - четыреста сорок, одиннадцать месяцев.

    - Охренеть! - кое-что действительно было новым, - а какое сегодня число по местному календарю? И который час, кстати?

    - 09:43 утра. Сегодня среда, 19 число 4 месяца 26 года.

    - Так передо мной весь день впереди? - это был немного неприятный сюрприз, - В Израиле был уже вечер, когда я переходил, это мне сорок часов придется на ногах провести? Да и вообще, 30 часовые сутки - это круче "Джет лага"(2), наверное.

    -    Ничего, привыкнешь. Все привыкают. Можешь снять комнату в гостинице, поспать. Новые переселенцы могут оставаться на базе до трех суток, больше - только по специальному разрешению. Хотя да, ты же нищий. Можешь взять койку в общежитии. Так что насчет часов? Тебе, наверное, самая дешевая модель нужна.

    - Самая дешевая из водонепроницаемых.

    - Любитель дайвинга? - иронически усмехнулась Мейталь, - Местный животный мир обожает дайверов, я имею в виду, на вкус.

    - Нет, просто не люблю снимать часы каждый раз, когда надо помыть руки.

    - Самые дешевые водонепроницаемые - 50 экю - Мейталь покопалась в ящике и выложила черные электронные часы с надписью "Свотч", - ты думал, Реми шутил, когда он говорил что ты половину денег тут оставишь?

    - Нет, не думал. "Свотч"? Вот уж не ожидал, что они подогнаны под местные сутки. А часов со стрелками нет?

    - Нет и быть не может. Как ты себе представляешь стрелки, если последний час длиннее предыдущих? Это специальная модель, изготовленная для Новой Земли, с местными сутками и календарем. Итого - у тебя шекелей примерно на 17 экю, и еще тридцать три со счета - на часы. И пятьсот на руки, - и Мейталь протянула Вадиму тонкую стопку листков упругого пластика, напоминающих игральные карты.

    - Это здешние деньги? - Вадим принял листки.

    - Да, это здешние деньги. Еще вопросы есть?

    - Да. У меня ноутбук и мобильник имеются. Здесь мобильники работают? И что там с датами для них?

    - Мобильники работают, но не везде. На некоторых национальных территориях и в отдельных городах есть сотовые сети, но единой сети нет, так что если куда едешь - выясни, что там с мобильным покрытием и не нужна ли тебе новая сим-карта. По поводу времени и дат - в любом компьютерном магазине тебе на ноутбук поставят патч, за недорого. На мобильниках тоже можно прошивку обновить. Кроме того, тебе надо пройти курс прививок против местных болезней.

    - Отлично! - обрадовался Вадим, чуть не хлопнув себя ладонью по лбу.

    - Впервые вижу человека, который так радуется предстоящим уколам, - рассмеялась Мейталь.

    - Я не радуюсь, просто вспомнил что я там забыл их сделать. Смешно, в Таиланд ездил - прививался, а в другой мир - просто из головы вылетело. Где здесь медпункт?

    - Выходишь через эту дверь, и направо. Там и медпункт, и арсенал.

    - Спасибо, - улыбнулся Вадим, - за все.

    - Успехов, - улыбнулась Мейталь, - и исчезни с моих глаз.

    Выполнив пожелание Мейталь, Вадим оказался на небольшой площади. Справа, судя по указателям, находились медпункт и арсенал, слева - гостиница "Тихая лагуна", а прямо - магазины военного и туристического снаряжения "Аммотс" и "Робинсон и Кук" (последний обещал "небывало низкие цены"). Еще на этой площади было несколько деревьев, а под парой из них даже скамеечки стояли. Очень удачно стояли: Вадим едва успел сделать несколько шагов в направлении медпункта, как его догнала мысль, причем такая мысль, что он аж сел.

    Израильский шекель, на самом деле, официально называется не так. Официальное название израильской валюты - "новый шекель". Новый потому, что его приняли в 1985 году взамен той валюты, которая и называлась шекелем, и которая теперь известна как старый шекель. Приняли потому, что старый шекель съедала в труху гиперинфляция - пара никелевых 100-шекелевых монет, как сувенир той эпохи, имелась и среди тех вещей, которые Вадим оставил у родителей. А купюрами старых шекелей в некоторых лавках до сих пор стены оклеены, поскольку реальная их ценность сейчас - бумага. А старый шекель, сам по себе, не таким был и старым - его ввели в оборот в 1980 году, вместо израильской лиры, которую постепенно съела инфляция обычная, но длительная. И тоже лиры на стенки клеили, если лавка достаточно давно существует, то и такой элемент дизайна там присутствует. Да и новый шекель инфляция постепенно обкусывает - "голду"(3) меняли на монету уже при жизни Вадима в Израиле. И никто не может гарантировать, что через пару лет новый шекель не заменят таким образом на какой-нибудь сверхновый шекель, а те купюры, которые Вадим отдал Мейталь за часы, не станут пригодны лишь для расклейки на стену. Шекель - это не доллар с купюрами 30-ых годов, которые до сих пор могут быть приняты к оплате. Хотя, конечно, и доллар инфляция потихоньку кушает - 100 долларов сегодня это совсем не то, что 100 долларов в 30-е, а в связи с кризисом и вовсе появились разговоры о том, что Штаты заменят валюту да и кинут всех доллародержателей через одно место. И даже доллар скорее исключение, а большинство валют - они скорее как шекель. Взять, например, дойчмарку - какая была валюта! Принималась по всему миру, почти наравне с долларом, чаще даже охотнее. И тут, наверное, принималась, если этот мир больше тридцати лет назад открыт. И нет больше дойчмарки, заменило ее евро, которое тоже неизвестно сколько продержится - в связи с греческим кризисом тоже разные разговоры ходят. А рубли, которые сначала прошли гиперинфляцию, потом деноминацию, а теперь деноминированный рубль тоже инфляция кушает? А украинские карбованцы, которые и вовсе исчезли? И все эти деньги, обесценивающиеся, а то и исчезающие, на Старой Земле, здесь принимают. Да, цены загибают от души - по сравнению со Старой Землей. А по сравнению с цветной резаной бумагой, в которую со временем превращается любая староземельная валюта - раздают даром. И либо где-то здесь есть огромное подземелье со стенами, оклеенными вышедшими из обращения дойчмарками, карбованцами и прочими старыми шекелями, либо... нет такого подземелья, потому что купюры возвращаются отсюда на Старую Землю. И значит, наврали мне и Зеэв, и Владимир, и проход в обратную сторону также имеется. Наверное, недешево и малодоступно, но технически - я еще могу съездить в гости к маме "из Бразилии".

    А вот почему этот факт остается тайной? А Владимир и сказал: обратный ход - вопрос на десятки миллиардов долларов. Если здесь принимать валюту чуть дороже, чем по цене резаной бумаги, а там закупать за нее то, что можно выгодно продать тут - десять тысяч экю за "Суфу", это же сто семьдесят тысяч шекелей, за десятилетку ушатанную, с ума сойти! - так десятки миллиардов и вырисовываются, если не сотни. А если кто спрашивает - мол, чего цены такие, так им и отвечают: мол риск велик, слишком часто приходится староземельской валютой стены обклеивать, обратного хода дожидаясь. И не возразишь.

    И какой из всего этого окончательный вывод? А выводов два. Во-первых, про свои гениальные прозрения лучше помалкивать - когда на кону такие деньги, а снаружи столько опасностей, слишком легко стать завтраком местного любителя дайверов, или там случайно под ричстакер подвернуться, причем против своей воли. А во-вторых, судя по реакции Владимира на вопрос об обратном ходе, он что-то об этом знает, или подозревает. И если я хочу навестить маму - со Шварцманами надо дружить, и придется ехать в Сион, как я и обещал.

    1)В годы Британского мандата над Палестиной, на месте израильской военной базы Црифин находилась британская военная база Сарафанд.

    2)"Джет лаг"(с англ.    "Jet lag" - "реактивный разрыв") - неприятные ощущения, вызванные разрывом между реальным временем и биологическими часами человека при быстром перемещении в часовой пояс, отдаленный от привычного ему.

    3)Сленговое название 10-шекелевой купюры с портретом Голды Меир. Находилась в обращении до 1995 года, когда была сменена на монету того же достоинства.

        Территория Ордена, База по приему переселенцев и грузов "Европа", 19 число 4 месяца 26 года, среда, 13:00

    Первым делом Вадим решил озаботиться вопросом ночевки, и сразу после окончания курса прививок направился по указателю "Тихая лагуна", рассудив что даже если номер в гостинице окажется для него дороговат, то уж к общежитию там смогут направить. Однако все оказалось не совсем так.

    - Честно говоря, я не рекомендовал бы Вам общежитие, - наклонил голову с коротким светлым ежиком парень, стоявший за стойкой ресепш, как только об этом зашла речь, - и вовсе не потому, что при этом мой бизнес не получит прибыли. Вчера совершила переход группа французских мусульман, и в общежитии... не слишком комфортно. Уже было несколько жалоб на взлом шкафов, а прошлой ночью состоялась большая драка с поножовщиной, было несколько раненых. Хорошо, что ни у кого не хватило ума распломбировать сумки с оружием и начать перестрелку.

    - Сурово здесь, - покачал головой Вадим, - я думал, что тут не страдают лишней политкорректностью и тех, кто взламывает чужую собственность и затевает драки, стреляют на месте.

    - Во многих местах - так оно и есть, но это территория Ордена. Считается, что люди получили второй шанс, переселившись сюда, и будет неправильно убивать их сразу после этого.    Охрана базы ограничилась тем, что выставила сегодня за пределы базы двух "французов" и поляка, затеявших драку.

    - Надеюсь, не одновременно, - Вадима передернуло, - а что там, за пределами, кстати?

    - Саванна. Зверье, в том числе и хищное, правда его уже в последнее время повыбили. Бандиты, хотя и они тоже около Баз теперь очень редко появляются. Грунтовая и железная дорога, мимо баз "Россия и Восточная Европа" и "Северная Америка" - до Порто-Франко...

    Наверное, Порто-Франко и есть этот самый "свободный город", подумал Вадим, надо будет разузнать поподробнее...

    - А на общежитие я все же гляну, - сказал он.

    - Ваше право, - парень вновь наклонил голову, - выходите из гостиницы, поворачиваете направо, еще раз направо, идете до здания Банка Ордена, от него - налево и увидите указатель. Если Вы решите вернуться, номер с душем на одного стоит у нас пятнадцать экю в сутки.

    Примерно 250 шекелей, по привычке пересчитал Вадим, следуя в указанном направлении. По израильским меркам, не так уж и дорого. Может, шикануть на свежеприобретенную тысячу? С другой стороны, вряд ли мне удастся еще так легко заработать, да и непонятно, что там с реализацией монет будет. Так что на общежитие все равно гляну.

    Портье из "Тихой Лагуны" не соврал: у стены общежития, в тенечке, сидело несколько молодых парней разной степени смуглости и весьма уголовного вида. Трое из них курили кальян, остальные дымили сигаретами. На Вадима они посмотрели заинтересованно, а скорее даже не на Вадима, а на его рюкзак с ноутбуком. Несколько секунд он разглядывал их в ответ, а потом сплюнул и пошел обратно. Вслед ему раздалось несколько выкриков - частью на арабском, в котором он узнал знакомые слова "кусэммэк" и "шармута"(1), а частью на французском, что-то похожее на фразу Клода Реми. Ну и хрен с вами, подумал он, в это общежитие надо вселяться всем моим бывшим взводом, по всем правилам зачистки застроенной местности. Так что поживу-ка я в "Тихой лагуне", как белые люди. А сюда пусть Джорданы вселяются, место как раз для них. Хотя миссис Джордан жалко, конечно: опять отчпокают ее во все дырки(2).

    Портье в "Тихой лагуне", увидев возвращение Вадима, воздержался от злорадной ухмылки, и отсчитав сдачу с пятидесяти экю, вручил ему ключ. Сам номер оказался под стать своей дешевизне: узкая комната с плоским шкафом и односпальной кроватью и крошечная кабинка санузла с душем над унитазом. Пожалуй, даже похуже моей подвальной квартирке в квартале Шапира, подумал Вадим, а главное - значительно дороже. С другой стороны, тот караван в Ган Явне был ненамного больше и ненамного дешевле. Вот кофе себе приготовить негде, это да. Вадим спустился вниз и вновь подошел к портье.

    - Что у вас тут с ужином, в смысле с обедом? - спросил он.

    - Примерно через час открываем кухню, - вновь наклонил голову портье, - специально для любителей ранних обедов, хотя в Вашем случае, как я понял, это скорее ужин. Будет открыт до 28:00. Кухня средиземноморская, в основном из морепродуктов - традиция, хозяйка отеля, мадам Розмари, завела, еще когда активно управляла гостиницей. Надеюсь, Вы не возражаете?

    - Ничуть. Обожаю морепродукты. А где я могу поставить свою машину, чтобы в нее не залезли? У меня брезентовый тент, а эти новопереселившиеся "французы" мне доверия не внушают.

    - Вряд ли их выпустят со двора общежития. В любом случае, на гостиничной стоянке Ваша машина будет в почти полной безопасности. Хотя деньги, оружие и ценные вещи, разумеется, лучше отнести в номер.

    - Ясно, спасибо, - кивнул Вадим и пошел за машиной. А покупка оружия, пожалуй, назрела,    подумал он.

    В арсенал он отправился сразу же, как только поставил машину на гостиничной стоянке и затащил в номер рюкзак с ноутбуком, рюкзак с предметами первой необходимости и "чимидан" (последний занял значительную часть пространства между кроватью и шкафом). Арсенал оказался длинным бетонным казематом с железной дверью, за которой в свете прикрытых проволочной сеткой ламп тянулись столы и стойки с оружием, а по центру стояли штабеля ящиков - надо полагать, с боеприпасами. Знакомо пахло железом и смазкой. Между стойками ходило несколько человек, а за прилавком у входа сидел очередной солдат в пустынном камуфляже и с масонской (вернее, как оказалось, орденской) пирамидой на плече. Впрочем, подумал Вадим, окинув взглядом физиономию солдата - блондина с арийским профилем, - если это жидомасон, то я лучше в "Ку-клукс-клан" запишусь. И в любом случае, других продавцов тут нет.

    - Добрый день, - сказал Вадим, подойдя к блондину. - проконсультироваться с Вами хочу по поводу покупки оружия.

    - Да?

    - Что в этом мире опаснее - звери или люди? Против кого вооружаться?

    - И те и другие, мужик, и те и другие, - рассмеялся блондин, - "Памятку переселенца", я так понял, ты не читал?

    - Не успел, - виновато вздохнул Вадим, - и буду рад услышать дайджест.

    - В общем, звери тут делятся на хищных и травоядных. Хищники бывают очень крупные, травоядные - еще больше, так что их тоже лучше без нужды не злить, затопчут на хрен в рамках самообороны. А люди - обычные бандиты, только многочисленные и хорошо вооруженные. Поскольку спортивную или трофейную охоту ты вряд ли затевать будешь, критерий для тебя простой: выбирай то, что знакомо. Ты в армии служил?

    - Да. IDF(3), пехота.

    - Это серьезно. Я в мотопехоте служил, в армии Дании. Йорген, - протянул руку блондин.

    - Вадим.

    - Очень приятно. Тебя, как израильтянина, наверное "Галиль" заинтересует?

    Вадим задумался. "Галиль" - неплохой автомат. Тяжелый, конечно, особенно в длинном варианте, но ему, в конце концов, не на себе тащить. И точность так себе, спасибо гению, поставившему прицел на подвижную крышку, да и механика не способствует - ну так и я в снайперы не рвусь. Кроме этого - сплошные достоинства. Компактный - приклад складывается, позволяет взводить затвор и менять положение предохранителя-переводчика, не снимая правую руку с рукоятки управления огнем, держит ржавчину лучше, чем М16 (если, конечно, какой умник из "молодых", не ободрал воронение скотчем, дабы автомат блестел потертым видом "как у старослужащих"), а главное - сверхнадежная механика "Калаша". Хотя, конечно, все это против людей, не против зверья, да и против людей мне М16 укороченная привычнее...

    - А у вас есть укороченные М16? - спросил он, - И насколько этот патрон эффективен против животных?

    - Нет, укороченных М16 тут сейчас нет, - покачал головой Йорген, - да и обычные бывают не часто. Мужик, это склад армейских излишков европейских армий, сюда идет то, что в странах Европы лежит в самых дальних резервных складах и снимается с вооружения. А насчет патрона против местного зверья... смотря против какого. Свинку ты, в принципе, из 5.56 завалить сможешь парой очередей, но они атакуют стаями, а вот большую гиену лучше валить из чего-то вроде среднего пулемета, причем не в одиночку.

    - А разве гиены нападают на людей? Это же падальщики.

    - Здешние - нападают. Прочти памятку, там все есть. Сколько вас в группе?

    - Один я, - вздохнул Вадим.

    - Тогда лучший совет -    старайся держаться в дороге дружественно настроенных групп людей. В одиночку, если сломается машина, шансы выжить на этой местности невелики даже у опытного охотника. Местному зверью плевать на твою армейскую подготовку, мужик, а банды ее нейтрализуют превосходством в численности и вооружении. Кроме этого, бери то оружие, которое знаешь.

    - "Галиль" я знаю, - кивнул Вадим, - и сколько он стоит?

    - Пятьсот пятьдесят экю. Магазины - по десять за штуку, патроны...

    - К сожалению, это мне дороговато, - вздохнул Вадим. Не экономь на оружии, вспомнил он совет Владимира. Ага, не экономь - зараз отдать больше половины имеющихся денег за автомат не представляется мне здравой идеей. Золото я еще не реализовал, с работой неизвестно что будет, да и с оплатой за "Суфу" я, как оказалось, в пролете. Кончатся деньги - и придется мне как в том анекдоте: "Выдали ствол - крутись как знаешь".

    - Тогда даже не знаю что тебе посоветовать. Есть, конечно, "Узи" по двести экю, но...

    - Нет, спасибо, - помотал головой Вадим. Уж пистолет-пулемет мне даром не нужен - местное зверье, на которое ходят толпой и с пулеметами, он только раздразнит, а против людей эффективен только на близкой дистанции, - Похоже, мне винтовка нужна.

    - Тут сложнее, - сказал Йорген, - но пошли, посмотрим, что есть.

    Он вышел из-за прилавка, и они медленно двинулись вдоль цепочки ружейных пирамид.

    - Есть много FAL и G3, - говорил Йорген, обводя рукой пирамиды, - но они тоже по 550. Есть итальянские BM59, они по 450, есть английская версия FAL, полуавтомат - они по 400.

    - FAL отпадает, - вздохнул Вадим. Был в ЦАХАЛе когда-то FAL, и глючил он только так - потому и сменили на "Галиль". Может, на центральноевропейских равнинах или в латиноамериканских джунглях FAL работает без проблем, но синайскую песчаную пыль он переваривал плохо, а если снаружи и местность, как в Израиле, то глюки неизбежны. Ну и кроме того, не знаю я этот FAL, и сам по себе он дура здоровая - длиннее "палочки тысячи извинений"(4). И наконец, даже 400 экю - не так уж и дешево.

    - А АК у вас есть? - спросил он, - И если да, то по какой цене?

    - Есть венгерские АК-63 - они по 550, есть китайские Тип 56 из Албании - они по 450, но я их, честно говоря, не рекомендую - металл паршивый, долго они не продержатся.

    - И это весь выбор? Кстати, какие-то тут цены довольно однообразные - все по 550.

    - Мужик, это не я устанавливаю цены. И имей в виду - оружие хоть и не последних моделей, но со складов, отремонтированное, в отличном состоянии. В Порто-Франко есть пара оружейных магазинчиков, они торгуют и подержанным оружием. Там можешь и что подешевле найти.

    - До Порто-Франко еще доехать надо, и без оружия это бы делать не хотелось. А старых магазинок у вас нет?

    - Мужик, да их в Европе списали и распродали еще до того, как сюда хлынули переселенцы. Вот на базе "Латинская Америка" такие могут быть, или на базе "Россия". У нас тут было небольшое количество "Гарандов", но их распродали давно. Хотя... давай-ка здесь глянем.

    Йорген обошел еще пару пирамид, и подойдя к третьей, удовлетворенно сказал:

    - Ага, есть еще немного. Повезло тебе, мужик.

    - А что это? - спросил Вадим, разглядывая несколько слегка архаично выглядящих винтовок с коротким цевьем и какими-то железками на стволе.

    - Это MAS-49/56, французская самозарядка. Использовалась в Алжире, Вьетнаме и куче африканских войнушек. Надежная и точная, особенно, - Йорген присел и принялся внимательно разглядывать винтовки, пока не взялся за одну из них, - вот эта. Видишь следы на креплении? Здесь стоял оптический прицел, это винтовка марксмена, а они выбираются по наиболее кучному отстрелу.

    - Впервые вижу, - вздохнул Вадим, - а что это за железки на стволе?

    - Гранатометный прицел. Тебе он, скорее всего, не понадобится. Винтовка простая в разборке и чистке, я тебе сейчас покажу. И стоит она всего 250 экю, вместе с четырьмя магазинами.

    - Звучит хорошо. А недостатки у нее есть?

    - Недостатки есть у любого оружия. Автоматического огня в ней нет, поливать очередями от бедра не получится. Магазин - всего 10 патронов. Сама винтовка тяжеловата. Но главное - нестандартный калибр, 7.5 французский. Не в каждом магазине есть, и цены тебя могут неприятно удивить. То же самое с магазинами - их лучше не терять, новые будет очень тяжело найти, а сделать на заказ - вообще золотыми получатся. Обрати внимание, тут защелка магазина - на самом магазине, не на винтовке.    С другой, стороны, французские патроны из армейских излишков идут в обоймах по пять штук, так что ты можешь заряжать прямо из обойм, не меняя магазин.

    - А почем патроны, кстати? - спросил Вадим.

    - Эти патроны - со скидкой, двадцать экю сотня. Они идут в пачках по 15, уже в обоймах.

    - Тогда давайте мне...    30 пачек, 450 штук, если он такой редкий. Здесь тир есть, чтобы пристрелять и потренироваться?

    - Да, тут есть 100-метровое стрельбище, потом я тебя туда провожу.. Еще что-нибудь?

    - Набор для чистки.

    - Где-то здесь был... Держи, - Йорген протянул винтовку Вадиму, как будто это была бутылка пива, и направился к штабелю ящиков в центре. Вадим прикинул в руках винтовку - тяжелая, примерно как длинный "Галиль". И масляная - ну понятное дело, с хранения. Чистить придется дважды - перед пристрелкой, и после. Нормально, заодно и устройство изучу.

    - Вот оно, - Йорген повернулся от штабеля к Вадиму, держа в руке небольшой кожаный чехол, - здесь масленка, кисточка, щетка для патронника и протяжка для ствола. Пять экю. И вот, кстати, инструкция. Она на французском, но тут картинок много, разберешься. Ремень...

    - Нет необходимости, у меня есть.

    - Штык с ножнами?

    - Не нужно, мне в штыковую не ходить, а нож у меня есть.

    - Резиновый амортизатор на приклад? Он для гранатометчика больше, но если ты привык к отдаче 5.56, то эта французская штучка тебя неприятно удивит. А стоит он три экю всего.

    - Давай.

    - Пистолет брать будешь? Очень рекомендую, здесь почти все носят пистолеты. Ты в армии, наверное, к такому не привык, мужик, но дополнительное оружие может тебе жизнь спасти. Кроме того, ходить везде с винтовкой тяжело и неудобно, а в некоторых городах прямо запрещено, а с пистолетом можно ходить почти везде. Даже в Порто-Франко теперь пистолет носить можно.

    - К сожалению, на пистолет у меня точно денег нет.

    - Ну, тогда возьми вон ту тележку, отсчитай в нее 30 пачек из этого ящика, и кати к кассе - расплатишься.

    Как последний штрих к сюрреализму происходящего, по каземату было разбросано несколько обычных тележек из супермаркета, даже с откидным сиденьем для ребенка. Впрочем, на это сиденье можно было класть всякую мелочь, как те же комплект для чистки и амортизатор. Винтовку Вадим поставил в тележку, и начал отсчитывать увесистые картонные пачки. От этого занятия его отвлекли чьи-то радостные вопли.

    Подняв голову, Вадим не слишком удивился, увидев новоявленного мистера Джордана. Тот вел себя, словно ребенок в магазине сладостей, переходя от одной пирамиды или полке к другой, хватая различное оружие и с радостными выкриками принимая всякие крутые позы. Йорген, занявший позицию за кассой, даже не пытался подойти к нему с советом, остальные покупатели посматривали кто охреневшим взглядом, а кто и вовсе с легкой брезгливостью. Ой бля, подумал Вадим, это же натуральная обезьяна с гранатой! Интересно, есть ли здесь гранаты? Если да, то Господи, если ты существуешь - не дай их ему найти! С него станется выдернуть кольцо и положить гранату обратно в ящик. Ух ты бля, он еще и палец на спуск постоянно кладет! Господи, если ты существуешь    - еще одна небольшая просьба: не дай ему случайно взять тот ствол, в котором раздолбай в каком-нибудь испанском арсенале забыл патрон когда-то в 70-ых. А какие позы, охренеть и не встать - ну натуральный нигга гангста. Ух ты, похоже ему "Узи" понравился, а вернее - возможность держать его в одной вытянутой руке. Сейчас он его еще на бок положит... Черт, надо было пари заключать - таки положил! Господи, ты все же существуешь, слава тебе, обязательно закажу торжественный намаз и шаббатнюю мессу в ближайшей синагоге - Йоргену надоела эта феерия, он вышел из-за кассы!

    Йорген, подойдя к мистеру Джордану, начал что-то объяснять ему, причем больше жестами, чем словами, а Вадим, закончив отсчитывать пачки, покатил тележку к кассе. Здесь пришлось ждать, поскольку Йорген был занят с клиентом. К счастью, мистер Джордан оказался не привередливым, и подошел к кассе буквально через несколько минут. В руках он держал выбранное оружие: "Узи", четыре магазина к нему, "Кольт" 45-го калибра и несколько пачек патронов. Он наверняка получил две тысяч экю, подумал Вадим - на себя и на спутницу жизни, и отрывается тут по полной. И что-то мне подсказывает, что миссис Джордан ни один из этих стволов не предназначен.

    - Так, винтовка с магазинами - 250, - считал тем временем вернувшийся к кассе Йорген, -    патроны - 90, набор для чистки - пять, амортизатор - три, и еще оружейная сумка - десять экю. Итого - 358 экю.

    - А сумка мне зачем? - удивился Вадим.

    - Сумка обязательна, - ответил Йорген, извлекая из-под прилавка большую, почти с "чимидан", сумку из плотной синтетики,    с ремнем и металлическими петлями по краю, в которые был вплетен тонкий тросик, - в некоторых городах, да и здесь, на Базе, оружие носить нельзя. В таких случаях его складывают в сумку, пломбируют и оставляют на хранении в отеле. Боеприпасы и аксессуары к оружию в сумке хранить не требуется.

    - Ясно, - вздохнул Вадим, передал Йоргену деньги и начал складывать покупки в сумку.

    Выйдя из арсенала, он увидел миссис Джордан: та сидела на скамеечке в тени дерева, рядом с ней все так же возвышалась куча чемоданов и сумок. Как же они их перетаскивают, подумал Вадим, неужели перебежками? У него мелькнула было мысль подойти и предупредить женщину о том, что в общежитии им лучше не ночевать, но он от нее отказался. В конце концов, у нее есть мистер Джордан, это его прямая супружеская обязанность - защищать свою миссис, а теперь он еще и снаряжен как следует для выполнения своих супружеских обязанностей. Похоже, сегодня нам предстоит веселая ночка - без сорванных пломб не обойдется, и возможно несколько "французов" отправятся на встречу с Аллахом. И в этом матче я целиком на стороне Судана. С этой мыслью Вадим забросил сумку на плечо и зашагал на стрельбище.

    1)Соответственно, "еб твою мать" и "шлюха" (араб.).

    2)Бедуины-проводники, сопровождавшие африканских инфильтрантов через Синай и израильскую границу, нередко насиловали по дороге молодых женщин из сопровождаемых групп.

    3)Сокращение от Israel Defence Forces, англоязычное название ЦАХАЛа.

    4)"Палочка тысячи извинений" - одно из сленговых названий М16А1 в ЦАХАЛе. Произошло от основного действия, которое производит солдат в увольнении, заходя с М16 через плечо в переполненный автобус.

        Территория Ордена, База по приему переселенцев и грузов "Европа", 19 число 4 месяца 26 года, среда, 26:00

    


    На стрельбище Вадим провел не меньше пары часов: сначала, непрерывно сверяясь с инструкцией, он разобрал винтовку и очистил ее от смазки с помощью наваленных тут для этой цели старых тряпок. Попутно он обратил внимание, что неполная разборка винтовки оказалась даже попроще, чем для М16, а детали оказались не такими мелкими. Не соврал Йорген, подумал он, устанавливая на место ударник, и в самом деле - проста в разборке и чистке. После этого он некоторое время отрабатывал заряжание, смену магазина, снятие с предохранителя и так далее "всухую". Красноберетный охранник при стрельбище поглядывал на него с благосклонным интересом, и когда Вадим попросил помощи с пристрелочной мишенью, не только принес несколько штук, но и предоставил отвертку для настройки прицела. Вадим решил пристреливать на 300 метров, прикинув что на более близкие дистанции он просто может брать прицел чуть ниже, а на более дальние он все равно вряд ли попадет в небольшую подвижную цель, даже с диоптрическим прицелом. Точность боя его тоже не разочаровала: хотя мушка, по сравнению с привычной ему М16, оказалась широковата, кучность была отменная, на сотню метров - предельную дистанцию на стрельбище - он без особых усилий укладывал пять пуль в круг диаметром меньше компакт-диска. Йорген, по всей видимости, сказал полную правду и о том, что винтовкой пользовался марксмен. К сожалению, Йорген не соврал и в другом: отдача у винтовочного патрона оказалась солидной, винтовка ощутимо лягалась в плечо даже с гранатометным амортизатором. Норовистая французская штучка, думал Вадим, разбирая винтовку для чистки после стрельбы. Ему вспомнилась сцена из "Цельнометаллической оболочки", где сержант-морпех заставлял новобранцев давать винтовкам имена своих девушек. Свою, пожалуй, я назову именем какой-нибудь своенравной француженки, например "Изабель", или "Клер", или "Антуанетт"... Совсем сдурел, оборвал он сам себя, давать винтовке женское имя, может ты еще и сексом с ней займешься? Жениться тебе, барин, надо, а поскольку не на ком - то просто потрахаться. Попробую познакомиться поближе с Мейталь, решил Вадим, заканчивая сборку, не манекенщица, конечно, но при ее габаритах она вряд ли избалована мужским вниманием. Кроме того, она единственная женщина,, которую я здесь знаю. Не идти же мне, в самом деле, в общежитие и не склонять там миссис Джордан к адюльтеру.

    Вадим собрал десяток разбросанных полосок обойм - иди знай, будут ли в обоймах следующие патроны к этой винтовке, а заряжание из обойм оказалось довольно удобным - оставил винтовку под присмотром охранника стрельбища и понес патроны и магазины в номер. Обратно он вернулся с оружейным ремнем, паракордом, швейцарским ножиком и "Зиппо", и устроившись на скамейке в тени, посвятил двадцать минут "шипцуру"(1). Охранник при стрельбище явно видел такое и раньше, но у голландцев, всем семейством пристреливающих FAL, неизвестную автоматическую винтовку и какой-то явно охотничий карабин, действия Вадима вызвали настолько большой интерес, что отец семейства, отложив FAL, подошел, и трижды извинившись за беспокойство, поинтересовался, зачем это нужно.

    - Так в израильской армии делают, - охотно пояснил Вадим, - при ношении оружия оно висит рукояткой вниз и быстрее хватается в случае необходимости, а ремень не перекручивается.

    - Умно придумано, - восхитился голландец, - а можешь обьяснить нам, как сделать?

    Подошедшее семейство - блондинка-жена и двое мальчишек-подростков - с интересом прислушивалось к разговору, хотя английский явно понимали с пятого на десятое.

    - Без проблем, - сказал Вадим, отставляя винтовку, - мадам, разрешите Ваш автомат... что это за модель, кстати?

    - Испанская, CETME модель L, - запинаясь ответила женщина.

    - Интересно, ни разу про такое не слышал. И сколько он стоит?

    Женщина обменялась парой фраз с мужем, и тот ответил:

    - 550 экю, как и FAL. Примерно по две тысячи евро, не так уж и дорого.

    Кому как, подумал Вадим, но развивать эту тему не стал, а вместо этого начал делать "шипцур" на испанский автомат - возможно, впервые в мире, комментируя свои действия:

    - Вот здесь пропускаем паракорд, обматываем, петля, вот такой узел - его потом надо будет заплавить, чтобы держал намертво, еще одна петля - ее в ремень, на израильских ремнях тут карабинчик - вот такой, на испанском ее нет, значит ремень через петлю, конец в пряжку и вот так затягиваем. Кстати, имейте в виду - это вещь индивидуальная, если носить будет не удобно - просто перережьте шнуры и повесьте ремни обратно согласно инструкции производителя...

    С семейством ван Деккеров, вернее в основном с мужем Хендриком, Вадим протрепался о том о сем еще полчаса: сначала заканчивал с испанским автоматом, потом наблюдал, как Хендрик пытается повторить конструкцию на своей FAL, а в конце оказался затянут в семейный пикник, когда миссис (или фрау?) ван Деккер открыла сумку-холодильник и начала раздавать всем гигантские бутерброды с сыром и ветчиной. Пара таких бутербродов перебили ему аппетит, и вернувшись в "Тихую лагуну", он не пошел обедать, а поднявшись в номер, достал "Памятку переселенца" и карты и завалившись на кровать, приступил к RTFM.

    Карта нового мира оказалась похожей не то на Мексиканский залив, не то на отзеркаленное Средиземноморье, и содержала как знакомые названия , так и сюрпризы, вызывающие непроизвольное "Охренеть!". Цепочка из шести Баз находилась в восточной части северного побережья этого основного водоема (названного просто, но со вкусом - Большой залив), и стрелочка "Вы здесь" указывала на базу, подписанную как "Западная и Центральная Европа".    Соединяющая Базы дорога одним концом упиралась в базу "Япония, Корея и Океания", а другим - в город с уже знакомым названием Порто-Франко. И правда, хрен объедешь, подумал Вадим, вспоминая инструкции Владимира. Там, значит, и будем искать Авнера, торговца металлами. И к этому этапу квеста надо будет приступать завтра же - нечего на базе прохлаждаться.

    Базы и Порто-Франко находились на отрезке побержья, обозначенном как "протекторат Ордена", и окруженном Европейским Союзом - ага, Греции тут нет, и потому евроинтеграция тут крепка, как после передоза "Виагры", подумал Вадим, не то что в старом мире. От Порто-Франко шли три дороги: одна на северо-запад, через    города с явно немецкими названиями и какие-то горы, и заканчивалась в Китае. Анекдот "на польско-китайской границе все спокойно" просто не мог не вспомниться. Хотя иди знай, спокойно ли там на самом деле, и вообще что за Китай тут. Например, делают ли китайцы и здесь разное барахло для продажи в Европу. Если да, такое соседство им полезно, а вот европейцы, возможно, не в восторге. Наверное, куда-то сюда двинутся ван Деккеры. Вот тут и французские, судя по названиям, города неподалеку, наверное и голландские есть.

    Вторая дорога шла на север, тоже к горам. За горами находился Латинский Союз - ага, так вот куда, закупившись дешевыми магазинками, едут переселенцы с базы "Латинская Америка", а к западу от нее, на океанском побережье    - сюрприз, сюрприз! - Бразилия. Все как полагается, с Амазонкой и джунглями. Интересно, как у них с сотовой связью, подумал Вадим, может, они ее собираются строить, и им помощь нужна? Опять же, маме врать нехорошо, да и бразильянки там... В общем, если в Сионе мне не понравится, двинусь в эту самую местную Бразилию.

    С юга Латинский Союз подпирали территории явно американские: Техас, Конфедерация и почему-то Автономная территория Невады и Аризоны. Теперь ясно, почему в старом мире в Штатах сепаратизмом и не пахнет - все сепаратисты уехали сюда. Хотя нет, в тамошнем Техасе вреде пара клоунов осталась... А Конфедерация - это вообще шедевр, у них и столица - Форт-Ли, и я берусь с одной попытки угадать, в честь какого Ли этот форт, и флаг они наверняка обратно у штата Алабама позаимствовали. Интересно, ввели ли они там рабство, или ограничились ежегодным торжественным линчем негра? Я, конечно, не негр, но вроде те ребята и евреев не слишком любили, так что туда я вряд ли поеду. По крайней мере, не разузнав обо всем предварительно.

    К западу от сепарировавшихся американцев располагалась Русская Республика - здесь она занимала не седьмую часть земной поверхности, как в старом мире, а значительно меньше. Но тоже солидно: все пространство между Техасом и западным океаном, к югу от местной Бразилии и к северу от... ну как же можно без них новые миры осваивать? Исламские Территории, нарисовались - хрен сотрешь, и звездочка имеется. Что тут в примечаниях? Ну да, тоже ожидаемо: "В настоящий момент на территории бывшего Великого Исламского Халифата идет религиозная война между суннитами и шиитами, путешественнику, собирающемуся в Исламские Территории, настоятельно рекомендуется уточнить, под чьим контролем находится в данный момент цель его путешествия и предполагаемая дорога к ней". В самом деле, очень разумно, а то приезжает переселенец-шиит в какой-нибудь городок, выходит и радостно орет: "Привет, братья, да здравствует Двенадцатый имам(2)!", а городок-то уже неделю как под суннитами. Нехорошо получится. Ладно, я туда в любом случае не еду, тем более что на этот раз высокая честь граничить с Религией Мира И Добра досталась не нам, а русским. А у русских не забалуешь, готов держать пари, что они регулярно дают прикурить обоим высоким конфликтующим сторонам.

    Возвращаясь к Порто-Франко - вот и третья дорога, идет на запад, большой дугой огибает район Баз и выходит к Портсмуту, что в Новом Уэльсе. Странно, кстати, что дорога, соединяющая Базы, заканчивается на "Океании" - продлить ее еще немного, и будет выезд на Портсмутское шоссе... впрочем, судя по здешней любви к полноприводному транспорту, не совсем чтобы шоссе.    Но не сделали. Может, местность там какая-то особо заковыристая - на общей карте не рассмотреть, а может, все дело в том, что с этой стороны есть такой свободный город - Порто-Франко, а с другой стороны такого города нет, и насколько это зависит от жителей Порто-Франко - то и не будет. Поскольку если с этих Баз через город идет весь поток переселенцев и грузов, то... в общем, нет дураков таким делиться. И кстати, мне в этом Порто-Франко тоже надо будет по сторонам смотреть - любителей избавить новичков от лишних денег там должно быть очень много. Но вернемся к Портсмуту, что в Новом Уэльсе. О, а он не одинок, у самого берега - три больших острова: Новая Шотландия, Новая Ирландия и Новая Англия, и называется все это вместе - Британским Содружеством. Островитяне, они такие островитяне...    А дальше на запад - опять европейские города, оказывается, этот местный Евросоюз огибает подковой орденский анклав с базами и Порто-Франко, и граничащий с ним Новый Уэльс. Опять почему-то французские города, итальянские, может и соплеменники ван Деккеров где-то тут... оппа, а вот и Коринф, есть здесь все же греки. Судя по успешному существованию местного Европейского Союза, это какие-то неправильные греки. А может, наоборот - все правильные греки переехали сюда, а там остались неправильные, выкопавшие долговую яму под весь ЕС...

    Что у нас дальше? Ага, а вот и те американцы, которые не сепаратисты: Американские Соединенные Штаты, сокращенно АСШ. Немного непривычно звучит, но со временем привыкну, наверное, как и к 30-часовых суткам. А вот, кстати, и цель моего квеста: Новый Израиль, а в нем - Сион. Сбылась вековая мечта сионистов: теперь мы в Америке, и соседи у нас - американцы, а не арабы. А с учетом того, что как я понял, за пределы этих самых Баз политкорректность не сильно проникает, и вряд ли местные американцы избрали себе президентом негра по имени Хусейн просто чтобы показать, что они могут избрать президентом даже негра по имени Хусейн - так там вообще лафа должна быть. Ладно, приеду и посмотрю, тем более что маршрут получается простой: отсюда в Порто-Франко, из Порто-Франко в Портсмут, а оттуда - прямо в Сион.

    Что у нас осталось из местной географии? Не так чтобы много. Южный берег Большого залива, от Исламских Территорий, которые бывший Халифат, и на восток. Так, имеется у нас Халифат Нигер и Судан, туда-то, наверное, и отправятся мистер и миссис Джордан... если переживут сегодняшнюю ночь. Впрочем, черта с два: они наверняка ломанутся в Новый Израиль, вслед за мной. Типа, мы там в Израиле жили, и здесь хотим, ну вот такие мы сионисты. Хотя там их, скорее всего, пошлют на хрен, в смысле в местный Судан, который халифат для негров. А к Халифату примыкает Дагомея - это похоже, для тех негров, которые без Халифата, и вообще без ислама. И небольшой анклав на мысу: Свободная Африканская Республика, со столицей в Кейптауне. Все ясно, тут засели недобитые освобожденными неграми староземельской ЮАР африканеры, родезийцы и все такое. Судя по тому, что я слышал и читал о тех ребятах - неплохое местечко. А еще восточее, на выходе в океан, находится Британская Индия. Островитяне - такие островитяне, только из зоны староземельной политкорректности - и сразу принялись строить колониальную империю.

    На Британской Индии местная география заканчивалась, за исключением нескольких островов в самом Большом Заливе. Кроме упомянутых новобританских, тут были два американских, в смысле которые АСШ - Манхэттен и Колумбия, россыпь мелких островков, почему-то названных Дикими - территория Русской Республики, и три острова, обозначенных как территория этого самого Ордена, который ни разу не масонский: Нью-Хэвен, Остров Ордена и некий безымянный остров на выходе из залива. Простенько и со вкусом проименовано, сразу видно где у них деловой квартал, где - престижный пригород для жизни руководства, надо полагать, тех самых ученых и первопоселенцев, а где скрыты Главные Тайны и охрана стреляет без предупреждения и добивает выживших. Вот теперь - точно все.

    Отложив карту, Вадим открыл "Памятку переселенца" и через пару минут понял, что это было неудачное решение: сплошное славословие Ордену мало того, что было насквозь фальшивым - ага, снабжают и поддерживают они переселенцев, как же, то-то мне свою законную тысячу экю пришлось с боем брать - так еще и в сон неудержимо тянуло. Прочитав несколько абзацев и обнаружив в них, из всей ценной информации, только то, что Новая Земля была открыта в 1973 году, а в настоящий момент ее население превышает 12 миллионов человек, он в очередной раз зевнул, скинул карты и путеводители на "чимидан" и начал раздеваться.

    Проснулся Вадим в кромешной тьме и не сразу вспомнил, где он находится. Какая-то комната, причем явно не мой подвал, а намного теснее. Часы на руке - не привычный "Айрони" со светящимися стрелками, а что-то электронное. Впрочем, тут где-то кнопка подсветки должна быть... ага, вот она. 25:12?! Что за херня? А, да, новый мир, тридцать часов в сутках, надо привыкать. Кстати, и перекусить охота, морепродуктами по заветам мадам Розмари. А потом посмотрим, какая тут ночная жизнь, и попробуем найти томящуюся без мужского внимания Мейталь.

    Приняв душ, побрившись и сменив футболку, Вадим спустился вниз. В гостиничном ресторане было довольно многолюдно, но и свободных столиков хватало, а меню приятно удивило низкими ценами: за глубокую тарелку какой-то местной креветкообразной мелочи в томатном соусе, миску салата и поллитровую кружку местного же темного пива "Нойехафен" Вадим заплатил всего три экю. Дороже, чем в Таиланде, подумал он, но в любом тель-авивском ресторане такое блюдо обошлось бы мне втройне. Ммм, нет, не такое... такой вкуснятины я в Тель-Авиве не ел. И пиво исключительное. Похоже, мои запасы консервов сгниют или проржавеют - притрагиваться к ним я не вижу никакого резона. Хотя да, впереди длинная дорога, а есть ли на ней придорожные кафешки - неизвестно.

    Наевшись, Вадим вышел на берег моря и вспомнив свое обещание, посмотрел на звезды. Здесь электрический свет почти не мешал, и звезды были видны во множестве. И разумеется, это были совсем другие звезды - на небе не было ни знакомого ковша Большой Медведицы, ни пояса Ориона. Теперь я настоящий инопланетянин, подумал он, кусай себе локти, Рути - со своими засранными левацкой пропагандой мозгами ты упустила такой шанс. Впрочем, это и к лучшему: в этом мире такие Рути точно не нужны. Они и в том не нужны... все, хватит о Рути, лучше пойду гляну, откуда тут музыка доносится.

    Музыка доносилась из небольшого пляжного бара, посетители которого был в основном в униформе орденских сотрудников - правда, без беретов и без стволов. Присмотревшись, Вадим увидел знакомый совсем не воздушный силуэт с зачесанными назад волосами, и ухмыльнувшись - на ловца и зверь бежит    - направился    к бару.

    - Добрый вечер, Мейталь - поприветствовал он, подойдя к стойке, - я рад тебя видеть.

    - Опять ты? - Мейталь явно не разделяла его радости, - ну, привет.

    - Кто это, Мейталь? - спросила по-английски стоявшая рядом с ней девушка - худая как жердь брюнетка все в той же пустынной униформе.

    - Сегодняшний переселенец. Ну, тот наглец, который вытащил к приемной стойке Реми, из-за чего я от него получила замечание. Ну, я тебе рассказывала.

    - А, так ты тот герой, который выбил себе тысячу экю, вырвав ее изо рта какого-нибудь бедного азиата, - кисло сказала брюнетка.

    - Прямо-таки вырвал? - иронично спросил Вадим, - И когда он попросит свои тысячу экю, вы ему объявите, мол нету, последнюю тысячу тут до тебя кто-то забрал?

    - Нет, конечно, - возмутилась брюнетка, - все, кто имеют право на денежную помощь, получат ее!

    - Так как же я вырвал у него денежную помощь, если он ее получит? - невинным тоном спросил Вадим.

    Брюнетка фыркнула и демонстративно отвернулась.

    - Юлла, не принимай его близко к сердцу, - тут же повернулась к ней Мейталь, - ты же знаешь, какие иногда бывают израильтяне. Особенно русские израильтяне.

    - Ты зря сердишься, Мейталь, - сказал Вадим,переходя на иврит, - я пришел извиниться за то, что мне пришлось с тобой спорить. Надеюсь ты меня понимаешь - я в самом деле оказался тут без денег, и эта тысяча экю меня спасла.

    - Да, заметно, То-то ты по барам ходишь, пропивая полученные "на бедность" деньги.

    - Я проходил мимо, увидел тебя и решил зайти. Вспомнил, что ты просила питы, и теперь, после того, как с твоей помощью угроза голодной смерти миновала. я с удовольствием с тобой поделюсь.

    - Вот уж спасибо. И где же питы?

    - В гостинице остались. Мы сможем потом зайти за ними, - улыбнулся Вадим.

    - Какая красота! Наш бедный несчастный иммигрант, с утра вымаливавший деньги, остановился в гостинице!

    - Тебе так идет, когда ты сердишься, - улыбнулся Вадим. Мейталь фыркнула, и Вадим продолжил: - Я хотел остановиться в общежитии, но там целая банда французских мусульман. Пришлось идти в гостиницу и брать в ней самый дешевый номер. Я, конечно, не Ротшильд, но    благодаря твоей помощи - не банкрот. У меня даже хватит денег угостить симпатичную девушку пивом.

    - Какой ты быстрый, - усмехнулась Мейталь, - этот переход одинаково на мужиков действует, я уже давно заметила.

    - Вполне возможно. Я как будто живу заново, и буду рад разделить это ощущение...

    - Я сожалею, но тебе придется потерпеть до Порто-Франко. Там есть целый квартал борделей, и ты сможешь делить там свои ощущения, пока денег хватит. А рабочие обязанности сотрудницы на приеме переселенцев совсем не включают "прием" с раздвинутыми ногами. Хотя большинство переселенцев почему-то уверены в обратном.

    - Какая ты грубая, - вздохнул Вадим.

    - Да, я такая.

    - Мейталь, тебе не кажется, что это невежливо - разговаривать на языке, который другие не понимают? - вступила Юлла.

    Мне кажется, что невежливо игнорировать других людей, например меня, подумал Вадим.

    - Мы тут обсуждали некоторые стандартные вопросы, которые задают новые переселенцы, - улыбнулась Мейталь.

    - Ну да, Для меня это вообще был очень приятный сюрприз - встретить тут соотечественницу, - сказал Вадим и помахал рукой бармену.

    - На это и рассчитано. На первый контакт с переселенцем стараются ставить соотечественников, чтобы смягчить психологический шок от переселения в новый мир. Поэтому я встречаю переселенцев из Израиля, Юлла - из Швеции, и на другие страны есть свои представители.

    - Да, это здорово и удобно. Как я понимаю, вы все здесь, кто в пустынной форме - не солдаты, а сотрудники Ордена? - спросил Вадим, и повернувшись к бармену, заказал: - Поллитра светлого "Нойехафен", пожалуйста

    - Верно. Хотя тут во многом похоже на армию, но не на ЦАХАЛ, а на контрактную, вроде американской.

    - И хорошо платят? - спросил Вадим, принимая кружку.

    - Больше, чем где либо в этом мире, - улыбнулась Мейталь, - правда, делать с деньгами особенно нечего, Орден обеспечивает все потребности. Иногда ездим погулять в Порто-Франко, но в основном копим на пенсию.

    - Ты так спокойно говоришь "ездим погулять в Порто-Франко", как будто речь идет о поездке из Хадеры в Тель-Авив. Дорога настолько безопасна?

    - Для автомобиля - по всякому. Но мы поездом ездим, тут есть железнодорожная линия через все базы до Порто-Франко, да и дальше поезда ходят. А поезд здесь защищен со всех сторон и с вооружением, в нем достаточно безопасно. Когда-то давно, говорят, бандиты несколько раз нападали на поезда, но уже очень давно не было.

    - Здорово! А где я могу увидеть список вакансий в Ордене? Я младший инженер-электронщик, может тут и что-то по моей специальности есть.

    - Если бы было, ты бы об этом уже знал - усмехнулась Юлла.

    - Юлла имеет в виду, что Орден набирает персонал на Старой Земле, - пояснила Мейталь, - и не среди будущих переселенцев. И предложение о работе делает еще там.

    - Понятно, - кивнул Вадим, отхлебывая пиво. И в самом деле, чего здесь не понять: у сотрудника, нанятого там отдельно от переселенцев, с переселенцами никаких личных связей, а потому - никакой "двойной лояльности" и связанных с этим проблем. Все что для него есть здесь - это Орден, единственный работодатель и благодетель, и при столкновении интересов Ордена и переселенцев, такой сотрудник не сменит сторону. Что косвенно говорит о том, что такие столкновения либо потенциально ожидаются, либо уже есть. Да уж, совсем не благотворительная организация этот Орден, несмотря на все славословия в "Памятке"...

    - А много сюда вообще израильтян едет? - спросил он.

    - По разному бывает. Бывает, в день - ни одного, а бывает - и по два десятка. И, кстати, не только из Израиля. На эту базу выведены ворота большинства европейских стран, Израиля, Австралии, Новой Зеландии и ЮАР. Так вот, и из этих стран попадаются израильтяне - люди, которые переехали туда жить и работать, а потом их еще и в другие миры потянуло.

    - Ну а куда здесь израильтяне едут, в основном? - решил забросить удочку Вадим, - Я тут на карте какой-то Новый Израиль видел.

    - Мейталь, ты мне можешь сказать, - спросил вдруг Юлла, причем глядя не на Мейталь, а на Вадима, - почему израильтяне так любят оккупировать чужие земли, неважно в каком мире они живут?

    Охренеть, подумал Вадим, вот так забросил, называется... кирпич в лужу. Это что же, Новый Израиль кого-то оккупировал? Но кого? Израильские арабы туда, что ли, приперлись и теперь ноют об оккупации и о том, что они, типа, "палестинцы" и жили тут задолго до открытия Новой Земли в 73-ем? Или у соседей? Но там же соседи - местные американцы, которые не сепаратисты, АСШ в общем. Израиль захватывает земли у США, в смысле АСШ? Бред какой-то, быть того не может.    Хотя...

    К американцам вообще и Штатам в частности Вадим относился с большой симпатией. Свобода там, демократия, Вторая Поправка... рок-н-ролл, сексуальная революция, автомобильная революция и все такое. Население, опять же, Израилю массово симпатизирует. Но в последнее время появилась у американцев особенность, внушавшая определенное беспокойство: периодически они находили в разных концах земного шара месторождения своей нефти, а на ней - какие-то страны, ухитрившиеся оккупировать исконно американскую нефть несколько сотен лет назад. После чего, разумеется, разумеется, затевали освобождение своей нефти от этих самых оккупантов. И не то чтобы попавших под раздачу были сильно жаль - большинство из них давно заслужили животворящих пиздюлин без связи с нефтью, но сама тенденция настораживала - иди знай, под кем найдут американцы свою исконную нефть в следующий раз. Может, здесь ее нашли под израильтянами?

    - В Новом Израиле есть нефть? - спросил он.

    - Нефть? - Юлла была явно обескуражена вопросом, - Нет. А что?

    А то, подумал Вадим, что все теперь понятно. Было уже такое на Старой Земле, причем как минимум дважды.

    В первый раз это было в средневековой Европе, когда тогдашние короли массово позапрещали евреям обрабатывать землю и заниматься ремеслами, оставив им только торговую и финансовую область. А в Средневековье, в отличие от нашего времени, это были области высочайшего риска и минимального дохода. Взять хотя бы торговлю: ни телефона, ни телеграфа, ни Интернета, нужно что-нибудь купить - тащишься куда-то по средневековой Европе с ящиком золота, на радость толпам дорожных разбойников, или плывешь на скорлупке, которые ненамного чаще плавали, чем тонули - на радость, опять же, пиратам. Закупился, загрузился - и обратно, через полгода уже дома. Это если закупился в Европе, а если на Восток - так тут и годами можно считать путешествие. И само собой, все это время платить солидной охране, чтобы золото и товары не отняли разбойники, и молиться, чтобы корабль не потонул (а тонули тогда часто) или чтобы повозка не сломалась - поскольку товар, выпавший на землю из сломанной повозки, становился собственностью феодала, которому принадлежала земля, причем на совершенно законных основаниях. Отсюда, собственно, и поговорка "что с возу упало - то пропало" пошла. А банковское дело? Да не было тогда банков, собственно говоря, иди найди дурака - хранить свое честно награб... в смысле, накопленное золото у чужого дяди. А были банки, от которых, собственно, и произошло слово "банк" - не стеклянные банки, которые под кровать прячут, а скамейки на рынке, на которых сидели менялы, обменивавшие монеты, имеющие хождение в этом городе, на монеты из других стран. И опять же, на одного менялу - минимум по паре охранников, ибо и на современных рынках щелкать клювом над кучей монеты не рекомендуется, а на средневековом, где у населения с законопослушностью - меньше, чем никак, и вовсе дело швах. И то, наверное, не всегда помогало - монеты то вот они, меняла отвернется - хватай горсть и в толпу, даже преследовать не будут. А кончилась монета, и меняла - банкрот, в изначальном значении этого слова, от "банка ротта" - поломанная скамья. Поломанная, надо полагать, недовольными клиентами о спину неудачливого менялы, что и сейчас не сильно полезно для здоровья, а в Средневековье, при тогдашних эскулапах, так и вообще почти без вариантов.

    Были еще ростовщики, дававшие ссуды под дикие, по сегодняшним меркам, проценты, за что их до сих пор вспоминают недобрым словом. И при этом, как правило, забывают, насколько рискованным было предоставление ссуд в Средневековье. Ссудил одному, а он пальчик порезал и усилиями средневековых эскулапов - помре. Это сейчас, если больной хочет жить, то медицина бессильна, средневековая медицина с таким непослушными больными на раз-два справлялась. И плакали денежки. А другому ссудил - а он в очередной крестовый поход утопал, когда вернется и вернется ли вообще - неизвестно, и тоже плакали денежки. Третьему ссудил - а он, вместо того чтобы возвращать, переехал в соседний город, и иди его там найди, а даже если нашел - иди стребуй с него возврат ссуды, и денежки, опять-таки, плакали. Четвертому ссудил - а он и вовсе, когда пришло время возвращать, на голубом глазу заявляет: "Ты о чем, смерд? Да чтобы я, граф-барон, славный рыцарь Хренвамврот, унизился до займа у ростовщика? Ложь, клевета, требую нашего баронского суда чести! Уважаемые графы и бароны, разве может рыцарь соврать?!". И те же графы и бароны хором говорят: "Не может!", и денежки опять-таки плакали, радуйся, что графы-бароны тебя в кипящем масле не искупали за клевету на славного Хренвамврота. Потому и проценты дикие - те бедолаги, кто их выплачивал, покрывали и убытки от средневековой медицины, и убытки от средневековой связи, и убытки от поддержанных средневековым законодательством хитромудрых рыцарей Хренвамвротов.

    В общем, в эти экономические ебеня средневековые короли и выгнали евреев, запретив им работать на земле и заниматься ремеслами. И за сотни лет торговля, а особенно финансы из экономических ебеней стали областью, где при минимальных рисках и усилиях можно получить максимальные прибыли. И в очень значительной степени стали таковыми благодаря труду евреев. Не потому что евреи такие прирождeнно и поголовно финансовые гении, а потому что Дарвин рулит, и те евреи, у которых и с финансами не пошло, банально перемерли от голода либо сменили религию и по средневековым нормам, евреями быть перестали. Оно, конечно, нынешнее всевластие банков на Старой Земле - далеко не повод для национальной гордости, но из песни слова не выкинешь. И вот как только это превращение финансового сектора экономики завершилась - тут же выяснилось, что евреи его, оказывается, оккупировали. Нет, их предков никто туда силой не загонял, как вы могли такое подумать о потомках славных рыцарей Хренвамвротов? Сами пришли, сами захватили рычаги, сами рулят, жидомасоны мировые. Оккупантов вон, в общем, а в переводе на человеческий язык - а теперь, когда вы все это построили, отдайте это нам даже не за "спасибо".

    Второй раз - это, разумеется, тот Израиль что на Старой Земле. Ведь что там было до массового приезда евреев? Тоже ебеня, причем не только экономические, но и географическо-культурные. Пустыня и болота, малярия и холера, банды разбойников-бедуинов и крестьяне-феллахи, чья жизнь вообще никак не изменилась со времен Средневековья. Разумеется, никакой промышленности, богатый выбор транспортных средств из осла, лошади и старого доброго "пешедралом". Про такие уже, в общем, обычные в Европе вещи как водопровод и канализация никто и не слышал, не говоря уж о стремительно распостраняющейся в Европе новинке - электричестве. Сонная окраина отсталой Оттоманской империи, а если одним слово - ебеня. И в эти ебеня просвещенные и менее просвещенные европейцы вытесняли евреев. Не указами, конечно - не средневековье все же. Частной инициативой, "снизу" (а "сверху", разумеется, этой инициативе когда не препятствовали, а когда и прямо поддерживали). Это сейчас, например, антисемитизм для европейца (в смысле, для белого европейца, не понаехавших туда мусульманских эмигрантов) - это ужас-ужас-ужас, а в конце 19-го века в просвещенных европейских странах официально существовали антисемитские партии, респектабельные и представленные в парламентах. С позицией четкой и однозначной: "Евреи, отдайте нам свои бан... эээ, убирайтесь из наших стран! Куда? Да куда хотите, главное - отдайте... в общем, лишь бы прочь. Хотите в Палестину? Убирайтесь в Палестину, главное - бан... ээ, в Палестину валите, в общем!". У русских черносотенцев и вовсе был такой почти сионистский лозунг -"Бери хворостину, гони жида в Палестину!". В общем, добились, погнали. Арабы, кстати этот процесс всячески приветствовали: землевладельцы-эфенди радовались, что евреи платят золотом за те земли, которые арендаторы-феллахи и даром не брали, сами феллахи радовались возможности зашибить несколько пиастров, нанимаясь к евреям, небольшое число образованных арабов радовалось, что и в их ебеня пришел прогресс, и даже грабители-бедуины были в восторге: евреи везли с собой столько ништяков, которые можно красть!

    И опять же, евреи добились и построили, превратив ебеня оттоманской Палестины в нынешний процветающий Израиль. Болота осушили, пустыни в значительной части озеленили, малярию с холерой искоренили, бедуинов-грабителей под лавку загнали. Построили водопровод и канализацию, электростанции и шоссе, университеты и больницы. На бросовых землях, от которых отказывались феллахи, с помощью современных технологий начали получать урожаи в разы выше, чем феллахи со своими мотыгами на земле гораздо лучшего качества. Построили с нуля современную промышленность, в том числе и высокотехнологичную. Иными словами, превратили ебеня в развитую страну Первого мира. И тут же выяснилось, что землю-то они, оказывается, оккупировали. И никто евреев из Европы не гнал, как вы могли такое подумать, и ни погромов не было, ни дискриминации , ни состряпанных на коленке "дел". И исторические наследники черносотенцев и прочих антисемитских (нет-нет, как вы могли такое подумать, антисемитизм - это же очень плохо! Мы антисионисты, а это же совсем-совсем другое дело!) партий теперь кричат не "Евреи, убирайтесь в Палестину!", а "Евреи, убирайтесь из Палестины!". К себе, впрочем, тоже не зовут, что характерно, и вообще куда убираться - не указывают, что в свете того, во что респектабельный европейский антисемитизм начала двадцатого века вылился к 40-ым годам этого же самого века, внушает мысли весьма определенные. Оккупантов вон, в общем, а в переводе на человеческий язык - а теперь, когда вы все это построили, отдайте это нам даже не за "спасибо".

    И к чему нас подводит этот исторический экскурс? А к тому, что тут, похоже, такая же хренотень вышла. На территории тутошнего Израиля, как и на всей этой планете, до открытия перехода в 73-ем были ебеня, и только гиены гонялись за свинками, а местные травоядные всех затаптывали в рамках самообороны. Уж не знаю, вытесняли туда переселенцев из Израиля всякими хитромудрыми способами или они сами туда пришли, но факт: пришли, поселились и начали делать из ебеней конфетку. Надо полагать, преуспели - бездельники сюда не едут, мне об этом еще Зеэв говорил. Построили, наверное, все что надо: и водопровод с канализацией, и электростанции с больницами, и сельское хозяйство развитое, а вполне возможно, что и промышленность (хотя высокотехнологичную, конечно, вряд ли). И только закончили строить - появились желающие покричать "Они у нас оккупировали!". Все как обычно, в общем: оккупантов вон, а в переводе на человеческий язык - а теперь, когда вы все это построили, отдайте это нам даже не за "спасибо". Причем судя по тому, что возникает на эту тему шведка, похоже, здешние претенденты на не ими построенное - шведы. Надо полагать, попытались осесть там в самом начале местной истории, потом плюнули и ушли, не выдержав отсутствия "Икеи" и сложностей жизни "шведской семьей" в палатке, а на их место пришли израильтяне... дальнейшее известно. А теперь эта заносчивая стерва тут мне мораль читать пытается?!

    Все эти размышления заняли у Вадима примерно с полминуты, и лепет Мейталь он пропускал мимо ушей, пока не перебил ее:

    - Юлла, я тут человек новый, но на Старой Земле - мы вернулись к себе домой, а свой дом оккупировать невозможно. И это в отличии от шведов, которые на Старой Земле были одними из главных оккупантов!

    - Что?! - выпучила глаза Юлла, - Швеция никого не оккупировала!

    - Да, конечно! Мы шведам задницу напинали под Полтавой,    так где Швеция, а где Полтава!

    Юлла захлопала глазами - Полтава была для нее новостью.

    - Я не знаю, чему вас учат в израильских школах, но Швеция никогда не воевала с Израилем! Спроси здесь кого угодно - это факт!

    - А с Россией Швеция тоже никогда не воевала? А мои предки тогда в России жили, и наш царь, Петр Первый, разгромил вашего царя, Карла номер-не-важен, под Полтавой. И не знаю, чему вас учат в шведских школах, но Полтава - это в современной Украине, около границы с Россией. Так нафига туда этот ваш Карл с армией приперся, если Швеция никого не оккупировала?

    - Аа, - с облегчением вздохнула Юлла, - так это было триста лет назад, во времена... - она сказала какое-то длинное шведское слово, и тут же перевела на английский: - во времена Шведской Империи. Но Швеция уже больше двухсот лет не империя и ни с кем не воюет.

    - А с Катангой Швеция тоже не воевала? Это уже в двадцатом веке было!

    - Нет! И вообще нет такой страны - Катанга! Я точно знаю, у меня в школе по географии высокая оценка была!

    - Ну так потому и нет, что шведы ее уничтожили!

    - Впервые про это слышу! Это вообще где и когда было, по-твоему?

    - В Африке, в 1960-ых. Там местные черные боролись за независимость, а шведы отправили войска и авиацию, чтобы этого не допустить. И не допустили, да, и жители Катанги остались под оккупацией Конго благодаря шведской военной помощи, примененной против них, - и вспомнив Рути, добавил, - и вообще, это как называется, когда белые арийские шведы бомбят с самолетов африканцев? Это называется расизм, фашизм и шведский им-пе-риа-лизм!

    Лицо Юллы пошло пятнами, она открывала и закрывала рот, пытаясь что-то сказать, но явно не могла сформулировать достойного ответа, и Вадим выпалил из главного калибра:

    - И кстати, раз уж мы фашизм вспомнили - вам вообще в школе рассказывали, какой стороне во время Второй Мировой Войны так называемая "нейтральная" Швеция отправляла свою железную руду и своих добровольцев? Если нет, я тебя просвещу, и это факт...

    - С меня хватит! - буквально взвизгнула Юлла, - Я иду домой, а ты, Мейталь, оставайся со своим отвратительным соотечественником!

    И резко развернувшись, она пошла быстрым шагом вглубь базы.

    - Засранец, - бросила Мейталь и бросилась за Юллой, крича: - Юлла, погоди секунду, пожалуйста!

    - Извини, я не знал что вы любовницы! - прокричал ей вслед Вадим, - Так что с питами?!

    - Засунь их себе в жопу! - крикнула на бегу Мейталь и пропала в ночи вслед за Юллой.

    - Леди не должна так говорить, - пробормотал Вадим, и повернувшись к бармену, в легком обалдении наблюдавшему за перепалкой, как ни в чем не бывало спросил:

    - Приятель, а кроме "Нойехафена" у вас какое пиво есть?

    1)"Шипцур" - сокращение от "шипур цура" (ивр. - "улучшение формы"), израильский армейский сленг, обозначающий импровизированные улучшения и добавки к оружию и оборудованию. В данном случае, имеется в виду принятая в ЦАХАЛе подвеска оружия на ремень не непосредствено через антабки, а через петли из паракорда.

    2)По доктрине шиитского ислама,    Двенадцать имамов - духовные и политические преемники пророка Мухаммада, при этом последний из них (родившийся в 868 г. НЭ) - жив до сих пор, но скрывается, и в нужный момент откроется в качестве Махди(Мессии). Мусульмане-сунниты эту веру не разделяют.

        Территория Ордена, База по приему переселенцев и грузов "Европа", 20 число 4 месяца 26 года,

    четверг, 13:00


    Из пива, кроме "Нойехафена", в баре оказались новобританский эль "Queenstown Pride" и новонемецкий лагер "Hoffmeister", и Вадим в целях дегустации выпил еще и поллитра эля, треплясь о том о сем с несколькими бойцами орденской армии - Патрульных Сил. Бойцы оказались выходцами из старосветской Америки, неплохими ребятами, абсурдных обвинений не выдвигали, зато рассказали кое-что интересное о мире за воротами. С их слов, зверья в последнее время вдоль дороги с баз на Порто-Франко стало гораздо меньше, а бандиты и вовсе почти перестали появляться, сама же дорога была хорошо укатанной грунтовкой, по которой можно было ездить, даже не подключая полный привод. Вот дальше уже начинались сложности: если в Европейском Союзе, Новой Британии и АСШ бандиты уже много лет как стали экзотикой, а на территории Русской Республики про них и как про экзотику забыли, то на северной дороге, проходящей через отделившиеся американские территории, и в местном Китае банды были довольно активны. В Латинском же Союзе, на исламских землях, в Дагомее и Новой Индии и вовсе творился ад кромешный, и белому человеку там появляться не рекомендовалось без многочисленной, хорошо вооруженной и полностью отмороженной группы поддержки. Хорошо, что мне в эти места не ехать, подумал Вадим, возвращаясь в гостиницу.

    Против ожиданий, ночь прошла без стрельбы со стороны общежития, и разбудило Вадима утреннее солнце. Уж не знаю, как там мистер Джордан разрулил ситуацию, думал он, чистя зубы, и честно говоря, мне пофиг. Надо собираться и ехать в Порто-Франко, а то время тикает, а Алекс Шварцман ждет. Впрочем, для комфортной поездки, не исключающей возможности стрельбы, мне понадобится еще кое-что. А именно - подсумки для магазинов, и желательно еще и для фляги, и чтобы нож было куда повесить. Черт, похоже придется "хагор"(1) какой-нибудь искать.

    Спустившись в гостиничный ресторан, он отдал должное сырам, булочкам и великолепному кофе, а закончив завтрак, направился к стойке ресепшн. Вадим собирался поинтересоваться и портье, где здесь можно приобрести снаряжение, но не дойдя пары шагов, увидел через приоткрытую дверь кухни миссис ван Деккер, нарезающую ветчину, и его планы поменялись. Метнувшись на стоянку, он извлек из "Суфы" пакет с питами и направился к кухне.

    - Добрый день, миссис ван Деккер, - поприветствовал он, - ээ... гутентаг, в общем. Вот, хочу с вами питами поделиться.

    Миссис ван Деккер удивленно посмотрела на него, а потом со словами "Подожди минуту!" бросилась из кухни. Побежала Хендрика звать, как переводчика, подумал Вадим, кладя пакет с питами на стол. И в самом деле, через пару минут она вернулась вместе с мистером ван Деккером.

    - Доброе утро, Вадим, - поприветствовал его тот, - чем мы можем помочь?

    - Питами с вами хотел поделиться, - повторил Вадим, - я один столько не съем, а делать из них сэндвич удобнее, чем из кусков хлеба.

    - Питы? - удивился Хендрик.

    - Ну да. Смотрите - она внутри пустая, здесь надрезается ножом - и у нас карман, в который можно класть еду.

    - Гениально! Вы, израильтяне, изобретаете потрясающие штуки.

    - Это не мы изобрели, а арабы, задолго до нас. Мы только позаимствовали, - улыбнулся Вадим.

    - В Голландии сейчас очень много арабских эмигрантов, но такого я не видел, - покачал головой Хендрик, - у нас они заворачивают еду в большие тонкие лепешки.

    - У нас такое тоже есть, называется "лафа".

    В этот момент миссис ван Деккер, улыбаясь, начала что-то говорить Хендрику, и тот, после короткого обсуждения, спросил Вадима:

    - А когда ты планируешь выехать с базы?

    - Сегодня, буквально через пару часов. Я только подсумки здесь хочу прикупить. Кстати, не посоветуешь, где тут можно недорого приобрести снаряжение?

    - Тут есть магазин "Робинсон и Кук", торгует древними армейскими излишками, очень дешево. Проверь там, у тебя винтовка не слишком современная, возможно найдутся оригинальные подсумки для ее магазинов.

    - Спасибо за совет.

    - Да не за что. Моя жена тебе очень благодарна за питы, и будет рада сделать из них сэндвичи и для тебя. Кроме того, мы тоже собираемся выезжать через пару-тройку часов, и я предлагаю ехать вместе, колонной. Нам будет легчe справляться с дорожными неожиданностями, если у нас будут две машины и двое мужиков.

    А ведь в этом что-то есть, подумал Вадим.

    - А какая у вас машина? - спросил он, - Рация есть?

    - "Рено Сценик" RX4, дизельный, с прицепом. И рация имеется - "Кенвуд", дециметровый диапазон.

    - "Рено"? Не мое, конечно, дело, но как у него с надежностью?

    - Приятель, мне не пришлось стрелять в плохих парней во время армейской службы, но чинить машины меня в армии научили. Этот "Рено" у нас уже полтора года, я его лично проверял при покупке и все, что всплыло - уже давно исправил.

    - Тебе виднее, если ты механик, - улыбнулся Вадим, - может, у нас их просто обслуживать не умеют. В любом случае, мне нравится идея ехать вместе. Ты можешь передать своей жене, что она подкупила меня сэндвичами. Ладно, я пошел за подсумками.

    Уже выйдя из кухни, он услышал, как Хендрик говорит что-то по голландски и как рассмеялась миссис ван Деккер. А неплохие ребята эти голландцы, подумал он, и далеко не сухари. Он поднялся в номер, взял пустой магазин, обойму и "Фельдмессер", и направился искать "Робинсон и Кук".

    "Робинсон и Кук" Вадима не разочаровал. Огромное помещение, обшитое лакированным деревом, напоминало странную смесь древнего английского паба и армейского склада. Даже к двери был приделан обычный бронзовый колокольчик, зазвеневший, когда Вадим вошел внутрь. Стоявший за высоким прилавком, напоминающим барную стойку, пожилой живчик в рубашке цвета хаки, тут же повернулся к двери и поприветствовал Вадима:

    - Добрый день, сэр! Я Алек, совладелец этого магазина. Чем могу быть Вам полезен?

    - Подсумки ищу, - сказал Вадим, - для магазинов к французской винтовке, вот таких, - и он извлек из рюкзака магазин.

    - Французских... - задумчиво покачал головой Алек, - у нас в основном британское снаряжение, есть немного итальянского и американского. Хотя... пойдемте со мной.

    Алек вышел из-за прилавка, и Вадим не удержался от восклицания: кроме рубашки хаки, на продавце были шорты хаки английского образца, высокие черные ботинки и широкий кожаный ремень, на котором висела кобура с массивным револьвером. "Веблей", не иначе, подумал Вадим. В жизни бы не подумал, что и в новом мире кто-то увлекается реконструкцией.

    - Впечатляет моя одежда? - усмехнулся Алек, по-своему истолковав восклицание, - Настоящая британская тропическая униформа, и Вы можете купить такую же!

    - Прошу прощения, сэр, вы забыли стек и пробковый шлем, - не удержался Вадим.

    - Ни в коем случае! - расхохотался Алек, - стек остался под прилавком, а шлем... сейчас мы пройдем мимо шлемов, и я смогу надеть один. Все что угодно, по желанию клиента!

    - В этом нет необходимости, - покачал головой Вадим.

    - Как скажете. Нам сюда. Сколько магазинов вы собиратесь носить на себе? И какое снаряжение предпочитаете - кожу или брезент?

    - Брезент, - сказал Вадим, подумав что кожа наверняка дороже, а полученная у Мейталь и Реми тысяча стремительно тает, - и у меня всего четыре магазина. Один будет на винтовке, так что подсумки нужны на три.

    - Как скажете. А какой подвесной системой Вы пользуетесь?

    - Прошу прощения?

    - Ременно-подвесная система, на которую Вы будете вешать подсумки. Какую систему Вы привезли с собой?

    - Никакой, - вздохнул Вадим, - у меня есть широкий армейский ремень и я хотел повесить подсумки на него. Ну, разве что Вы предложите цену , которая меня устроит.

    - Разумеется, предложу! - в голосе Алека послышался восторг, - У нас, как говорят американские кузены, дешевле, чем грязь, и при этом - совсем не грязь по качеству! Вот, прошу - французские подвесные системы образца 51-го года!

    Ну точно "хагор", подумал Вадим, рассматривая лежашие в деревянных ячейках кучи брезентовых ремней и подсумков. Только в отличии от "хагора", она серо-зеленая, а не блекло-желтая, и лямки на спине не параллельные, а перекрещенные. А так все то же    самое: широкий пояс с дырочками, лямки, подсумки... Подсумки, конечно, другие - вместо глубоких и почти квадратных в сечении, куда влазили два магазина от М16 друг рядом с другом, здесь были два плоских кармашка рядом, каждый на один магазин.

    - И почем они? - спросил Вадим.

    - Подсумки для магазинов - по два экю, пояс - пять, лямки - три. Но разумеется, Вам нужны еще большой подсумок для сухого пайка, фляга, подсумки для гранат и для индивидуального пакета...

    - И почем фляга? Во всем остальном у меня нет необходимости.

    - Три экю, вместе с чехлом, алюминиевая.

    - Итого, пятнадцать, - посчитал Вадим, примеряясь магазином к подсумку, - Не так уж и дешево. А нож на нее можно повесить?

    - Да, через "лягушку". Еще один экю.

    - "Лягушку"? - удивился Вадим.

    - Специальная подвеска для штыка. У Вас оригинальный французский штык?

    - Нет, у меня австрийский нож, - сказал Вадим, извлекая из рюкзака "Фельдмессер".

    - Должен подойти, - наморщил лоб Алек.

    - Ну а что насчет скидки? - вновь спросил Вадим, - Пока мы тут шестнадцать экю насчитали, это почти 90 долларов. Значительно дороже, чем грязь, не так ли?

    - При покупке, я предоставлю Вам в подарок револьверную кобуру и подсумок для патронов, - заявил Алек.

    - У меня вообще-то нет револьвера, - покачал головой Вадим.

    - Зря, - вздохнул Алек, - здесь обязательно нужен револьвер. Когда Вы приедете в Порто-Франко, рекомендую обратиться в магазин "RA Arms" - у них всегда можно найти что-нибудь недорогое.

    - Покупка тянет покупку, а экю больше не становится - вздохнул Вадим и начал соединять и подгонять элементы подвесной системы. Процесс оказался неожиданно длительным: конструкция слегка отличалась от "хагора" - не было кармашков на поясе, и шипы на подсумках надо было вставлять в отверстия в поясе, да и    сам "хагор", давно устаревший к моменту призыва Вадима в армию, он видел очень эпизодически, а с лямками - и вовсе ни разу. Не без помощи Алека, с этой задачей удалось справиться, разместив подсумки спереди, прямо под лямками, а нож и флягу - по бокам, справа и слева соответственно. Вадим даже посидел на стуле, чтобы убедиться, что ничего не будет мешать ему за рулем. После этого Алек, покопавшись в одной из ячеек, вручил ему открытую брезентовую кобуру с кармашками для шомпола и шести патронов, и маленький подсумок - эти предметы были более светлого цвета.

    - Танкистская кобура британского "образца 37", - пояснил Алек, - и подсумок под двадцать патронов 38-го калибра, того же образца. Их использовали французские легионеры в Алжире, так что на французскую подвесную она встанет. Кобура, изначально, делалась под револьвер "Энфильд" номер 2, но в принципе любой револьвер среднего размера, с длиной ствола в 4 или 5 дюймов, в ней отлично поместится. Это подарок, как я и обещал.

    Идя за Алеком к кассе, Вадим продолжал кидать взгляды по сторонам, среди куч разнообразной формы, обуви и аккуратно разложенных на полках и в ячейках предметов снаряжения. Одна из таких куч привлекла его внимание:

    - Это же "мастинг"(2)! А почем они?

    - Mess tin, - поправил Алек, - Стальные, военный выпуск, комплект из двух штук в чехле. Всего два с половиной экю.

    - Беру, - вздохнул Вадим, вспомнив отсутствие тарелки среди походного снаряжения.

    - Отлично! итого, восемнадцать пятьдесят. Еще что-то на полтора экю, для ровного счета?

    - Шомпол у вас найдется? - вздохнул Вадим, веревочная протяжка для ствола оптимизма ему не внушала.

    - Да. К французской винтовке вряд ли, но должен быть разборный шомпол к "Гаранду". Сейчас я посмотрю.

    Алек исчез где-то между рядами, а Вадим начал выбирать себе "мастинг". Немного тяжеловат, но мне и не пешком топать, подумал он. Хотя над костром держать будет неудобно... оппа, так их тут два, вставлены один в один. Удобно! Впрочем, по одному они тоже не пушинки. И чем-то покрыты...

    - Масло, - пояснил вернувшийся Алек, - они же с хранения. Тщательно почистите их перед первым употреблением, а чехол простирайте и высушите. До этого времени, не держите их в чехле. Потом, если моете, тут же вытирайте насухо - это не нержавейка. Вот шомпол от "Гаранда", разборный - и он протянул Вадиму клеенчатый чехол со стальными стерженьками, - вообще он два экю стоит, но специально для Вас я сделал скидку, для ровного счета. Итого, двадцать экю.

    - А какие тут вообще правила применения оружия? - спросил Вадим у прилавка, доставая кошелек, - а то на Старой Земле оружие много где разрешено держать, а вот застрелишь грабителя - и у тебя проблемы.

    - Здесь такого нет, - покачал головой Алек, - и правила простые: если нужно стрелять - стреляй, а не болтай. Ну, и отвечай за свои действия.

    - Звучит не слишком обнадеживающе, то же самое можно сказать про Старую Землю: нужно стрелять - стреляй, и садись в тюрьму на пять лет за превышение пределов самообороны.

    - Не совсем так. Если есть свидетели, что была именно самооборона - тут даже дело не откроют. Больше того, застрелил кого-то - и все его имущество, что было на нем или при нем, переходит к тебе, совершенно законно, а если убил дорожного бандита или пирата, то и премия будет - тысяча экю за голову, Орден платит. Надо только снимки трупа сделать и в любом отделении Банка Ордена предъявить.

    - Так это что же получается, каждый, кому понравится моя машина, может меня застрелить и не только забрать машину, но еще и получить от Ордена тысячу экю за снимок моего трупа?

    - Только в том случае, если Вы перед этим при свидетелях направили на него оружие со словами "Кошелек или жизнь!" - усмехнулся Алек, - но ведь Вы не будете это делать, не так ли? Ну и если свидетелей нет - могут возникнуть сложности. Особенно если выяснится, что Вы с убитым давно враждовали. Постарайтесь не попадать в такие ситуации - конечно, как говорят наши американские кузены, "пусть лучше судят двенадцать, чем несут шестеро", но местные жители, в большинстве, не слишком любят адвокатов    и уважают ускоренное судопроизводство по методам судьи Линча.

    - Все в этом мире имеет хорошие и плохие стороны, - усмехнулся Вадим.

    Вернувшись в номер с покупками, он извлек кошелек и пересчитал наличность. 87 экю, а ведь чуть больше суток назад я получил пятьсот. И на счету, если мои подсчеты верны, еще 467. Прав был Реми, сволочь. Ладно, будем надеяться что в городе удастся успешно реализовать золото и не нужный мне теперь боекомплект к М16, а там и работу найду. Он быстро уложил сумки и потащил их к машине.

    На стоянке Вадим сразу увидел ван Деккеров - те тоже грузили сумки в упомянутый "Сценик", выглядящий достаточно серьезно: внедорожные шины, багажник на крыше, защитные трубы под мотором и приличного размера закрытый автоприцеп на фаркопе. На крыше автоприцепа топорщилась под брезентом какая-то непонятная конструкция. Вдобавок выяснилось, что ван Деккеры ехали с котом, который, надо полагать, тоже мечтал исследовать новые земли и наотрез отказывался залазить в транспортировочную клетку.

    - Какой красавец, - прокомментировал Вадим, подойдя, - привет, ребята. Хендрик, вы готовы?

    - Почти. Минут через десять будем готовы. Ты прикупил снаряжение?

    - Да, в номере осталось.    Сейчас поднимусь, заберу и сдам ключ.

    Тут кот наконец был загнан в клетку и под негодующее шипение водружен на место, а миссис ван Деккер, освободившись, тут же бросилась к Вадиму с питами. Произошла довольно комичная сцена: Вадим предложил поделить питы поровну, по паре на каждого присутствующего, а миссис ван Деккер собиралась делить пополам - пять Вадиму и пять на все семейство ван Деккеров. Переубедить упрямую голландку было нелегко, а необходимость в переводчике процесс не упрощала. В конечном итоге стороны удовлетворились тем, что вдобавок к двум питам Вадиму были вручены два обычных, но совершенно гигантских сэндвича. Можно не обедать и не ужинать, подумал Вадим, пакуя еду. Потом он поднялся в номер, забрал подвесную систему и оружейную сумку, сдал ключ портье и вышел к машинам.

    Еще несколько минут потратили на установку и проверку связи.    Работало все нормально, по крайней мере на дистанции в несколько метров, оставалось надеяться что и в дороге будет не хуже.

    - Я поеду впереди, - обьявил Вадим, - а вы за мной, метрах в четырехста. Если въеду в неприятности - я рассчитываю на вашу огневую поддержку, и постарайтесь меня не застрелить. Я специально желтую футболку надел, чтобы вы не перепутали.

    - Мы не перепутаем, - сказал Хендрик и с серьезным видом принялся объяснять что-то своему семейству. Они действительно не перепутают, подумал Вадим и завел двигатель.

    Следуя указателям, они подьехали к выезду с базы. Ворота тут прикрывал настоящий опорный пункт, в бетонных укрытиях стояли дав "Хамви" и два бронетранспортера М113, а вокруг крутилось не меньше взвода солдат в полной боевой выкладке, в кевларовых шлемах и бронежилетах, вооруженных М16А2.

    Вадим притормозил у шлагбаума и предъявил одному из бойцов свой Ай-Ди, который тот просканировал ручным сканером.

    - Все в порядке, - обьявил тот, услышав короткий писк сканера, - у Вас есть оружие, которое Вы хотите распечатать?

    - Да, вот оно, - сказал Вадим и протянул бойцу сумку. Тот специальными кусачками срезал пломбу, после чего протянул сумку обратно Вадиму:

    - Можете зарядить.

    - Спасибо, - кивнул Вадим, и пока боец проверял Ай-Ди ван Деккеров, извлек из сумки винтовку, вставил магазин, и открыв затвор, быстро зарядил его из двух обойм, использовав направляющие на корпусе винтовки. А потом проделал ту же процедуру и с остальными тремя магазинами, после чего закрыл затвор, поставил на предохранитель и пристегнул заряженный магазин. Три остальных он разместил в    подсумках, в четвертый подсумок положил две обоймы. Фляжку он успел промыть и наполнить холодной водой еще до этого, нож на месте, в этой самой "лягушке", индивидуальный пакет и жгут - в кармане джинсов. Винтовку пришлось положить на соседнее сиденье, уперев приклад в пол.

    - Выезжаем? - спросил подошедший Хендрик, уже с FAL за плечом, в подвесной системе, набитой магазинами, и с висящей на ней кобурой с "Браунингом" HP.

    - Да, - сказал Вадим, и вновь повторил: - следуйте за мной метрах в четырехста, связь каждые 10 минут.

    Шлагбаум поднялся, Вадим проехал по короткому отрезку асфальта и съехал на грунтовку. Дорога в новый мир началась.

    1)"Хагор" - ременно-подвесная система, использовавшаяся в ЦАХАЛе с 60-ых по конец 70-ых (в тыловых частях "Хагор" кое-где дожил до конца 90-ых); в переносном смысле - любая ременно-подвесная система.

    2)"Мастинг" - искаженное mess tin(англ. - котелок), под этим названием в Израиле известны плоские котелки британского образца.

    

    Свободная территория под протекторатом Ордена, город Порто-Франко, 20 число 4 месяца 26 года, четверг, 20:00

    


    Путешествие прошло без особых приключений. Дорога была пустынной и хорошо укатанной, страшные хищники - местные гиены и свинки - не появлялись, а непонятные травоядные небольшими стадами паслись вдалеке от дороги и не собирались никого затаптывать. Бандиты тоже не появлялись, и не сказать чтобы Вадима это сильно расстраивало: конечно, премия в тысячу экю плюс трофейное имущество - это здорово, но ведь перестрелка - это дело такое, можем мы, но могут и нас... На ван Деккеров Вадим, в случае чего, не особо надеялся: ни боевого опыта, ни нормальной подготовки у них явно не было. Голландцы, что с них взять...

    Вдоль дороги, на небольшом расстоянии от нее, шла невысокая насыпь с рельсами железнодорожного пути, а по сторонам разворачивался однообразный пейзаж, причем явно не израильский: степь с высокой густой травой, как в южной России. Жара, впрочем, была вполне израильской, даже отсутствие стекол в кабине не слишком помогало. Попытка же включить мазган закончилась фиаско: мазган не работал, от слова вообще. Вадим вспомнил, что в некоторых старых израильских машинах на приборной панели стоял маленький вентилятор, направленный на водителя - когда-то это казалось ему забавным, но теперь он с удовольствием поставил бы такой же... если бы это была его машина. Попутного движения не было - впрочем, при скорости в пятьдесят километров в час догнать кого-нибудь было бы тяжело. Через десять минут после начала движения он стандартно вызвал Хендрика, и получил от него стандартный ответ "Все нормально". А еще через несколько минут, на горизонте возникла и начала приближаться группа строений, судя по карте -    база "Россия и Восточная Европа".

    Эту базу они миновали без остановки, и почти сразу попался встречный транспорт, объявив о себе облаком пыли и вынудив Вадима прижаться к обочине, снизить скорость, предупредить Хендрика и на всякий случай подтянуть к себе винтовку. Но это оказался патруль орденских солдат на двух "Хамви" - они тоже снизили скорость, внимательно оглядели Вадима и, по-видимому признав в нем новичка, поехали дальше. Вскоре после этого их наконец обогнали - но не машины, а поезд. И в самом деле, защищен и вооружен, подумал Вадим, разглядывая проносящиеся мимо бронеплощадки, обшитый стальными листами локомотив и частично бронированные пассажирские вагоны. Натуральный бронепоезд, причем совсем не на запасном пути. Он посмотрел на часы, вновь вызвал Хендрика и вновь услышал "Все в порядке". А вскоре после того,как он повторил эту процедуру в третий раз, впереди возникла огромная, напоминающая окруженный стеной город база "Северная Америка", и Хендрик сам вышел на связь:

    - Вадим, нам требуется техническая остановка, мои тут поели и попили, и сам понимаешь...

    - Понимаю, - сказал Вадим, - заедем.

    К "техническим остановкам " на базах привыкли, и боец, проверявший Ай-Ди, с улыбкой указал на несколько туалетных кабинок, куда и рванули ван Деккеры. Вадима природа пока что звала в прямо противоположную сторону, и он с удовольствием умял оба сэндвича от миссис ван Деккер, запивая их водой из бутылки и обдумывая опыт первых тридцати, если верить спидометру, километров на дорогах нового мира. Опыт был пока что скорее отрицательным: индивидуальный пакет в карманах джинсов неприятно давил на бедро, одежда заметно пропылилась, да и лицу досталось. Переодеваться было некогда, поэтому Вадим ограничился тем, что переложил индивидуальный пакет в другой карман и достав из рюкзака куфию, обмотал ее вокруг шеи. При выезде с территории базы он натянул ее на лицо - до солнечных очков.

    За базой "Северная Америка" уже начало попадаться встречное движение: сначала проехал УАЗ-"буханка" песочного цвета, а еще через час - небольшая колонна: "Ленд-Ровер" с пулеметом на турели и несколькими разношерстно одетыми и вооруженными пассажирами, и пара армейских грузовых "Мерседесов" . Эти тоже снижали скорость и внимательно изучали встречных. Вадим к этому времени начал приходить к неизбежному выводу, что вести по грунтовке, даже прямой и хорошо укатанной, открытый джип в течении пары часов - это совсем не то, что те же пару часов гнать по асфальту на легковушке с кондиционером. Да и "зов природы" стал постепенно проявляться, и появление укрепленного блокпоста было воспринято с большим облегчением.

    - Добро пожаловать в Порто-Франко, сэр, - сказал очередной солдат, проверив его Ай-Ди, - Оружие разрядите и уберите в сумку, ходить по улицам с длинноствольным оружием не разрешается. Вот план города.

    - Благодарю, - кивнул Вадим, принимая план, - а где здесь туалет?

    Несколько будок располагались с обратной стороны блокпоста, а неподалеку обнаружилась и позиция для разряжения оружия. Вадим извлек магазин, несколько раз передернул затвор, убеждаясь что в стволе не остался патрон, и убрал винтовку в сумку. В этот момент к нему подошел Хендрик.

    - Ну, вот мы и доехали, - сказал он, - Куда ты теперь?

    - Пока не знаю, покачал головой Вадим, - остановлюсь тут, осмотрюсь. А у вас уже есть планы.

    - Очень приблизительные. Тоже в городе остановимся, наверное. Мне на базе "Европа" порекомендовали гостиницу "Белый конь".

    - И почем там? - спросил Вадим, - Потому что я вообще без понятия, где остановиться.

    - Мы будем рады, если ты остановишься с нами в одной гостинице. Должен сказать, Марике и мальчишки просто в восторге от этих пит, да и мне очень понравилось.

    - Я рад об это слышать, - улыбнулся Вадим, - слушай, Хендрик, а что у вас за штука на прицепе, если не секрет?

    - Никаких секретов, - рассмеялся Хендрик, - это наши велосипеды, все четыре.

    - Ой, бля... - пробормотал Вадим, вспоминая свое ржавое чудо китайского велопрома. За сколько он его продал - 120 шекелей, вместе с замком? Да, что-то такое. Семь экю, на местные деньги. Надо было везти с собой. Вот расстелил бы одеяло на крыше "Фиата", на него положил бы велосипед и крепко привязал - и спокойно бы катался с ним, пока не забрал "Суфу", а уж в ней велик бы точно поместился. А так придется либо на "Суфе" гонять, либо старым добрым пешедралом, а как отдаст он "Суфу" неведомому пока Алексу Шварцману - так и    "либо" не будет.

    - Что-что? - переспросил Хендрик.

    - Неважно, - махнул рукой Вадим, - Езжайте теперь вперед, а я за вами к этому самому "Белому коню".

    Блокпост, как оказалось, стоял на некотором удалении от города: Вадим проехал вслед за ван Деккерами еще пару километров, прежде чем начались первые постройки - бензоколонка, несколько симпатичных белых домиков с высокими заборами, указатель на мотель "Арарат"... Здесь же вдоль дороги стояло несколько больших рекламных щитов, из которых два заинтересовали особенно. Первый щит объявлял на нескольких языках, что Русский Промышленный Банк принимает золотые монеты и слитки со Старой Земли на очень выгодных условиях. Второй, также на нескольких языках, объявлял следующее: "Ты приехал в новый мир на своем крутом "Харли" или шикарном "Мерседесе", и обнаружил что местные дороги не подходят для твоего красавца? Ты все еще имеешь шанс выгодно его пристроить! "Металлы Авнера" дадут тебе лучшее предложение в этом мире!". Надо полагать, это и есть Авнер, торговец металлами, про которого говорил Владимир, подумал Вадим, запоминая адрес - угол Станционной и 18-ой улиц. Значит, решено - как только устроюсь в гостинице, сначала в этот самый РусПромБанк, слушать их выгодное предложение, а потом и к Авнеру.

    "Белый конь" оказался небольшим двухэтажным домиком в староанглийском стиле, с соответствующими интерьерами в комнатах. Одноместный номер стоил здесь те же пятнадцать экю, но был значительно просторнее того, в котором Вадим провел предыдущую ночь в "Тихой лагуне", да и душ был побольше, а главное - душевая кабинка не была совмещена с унитазом. Так что Вадим, едва успев побросать сумки, скинул с себя пропыленную одежду и рванул под душ. Выйдя, он простирал куфию и повесил ее сушиться в ванной, переоделся в темно-синие брюки-карго и футболку более скромных расцветок, переложил в карманы золотые монеты и на всякий случай - китайский ножик, и пошел выяснять, что за сверхвыгодные условия ему может предложить РусПромБанк.

    До Главной    улицы, на которой, судя по рекламному плакату, располагался банк, Вадим дошел за несколько минут, непрерывно крутя головой - как в поисках возможных грабителей и карманников, так и глядя на местных. К его удивлению, военную и полувоенную одежду здесь носили многие, и в большинстве    это были явно гражданские люди. Ну да, подумал он, в большинстве стран мира нет такой обязательной и почти поголовной военной службы, и люди не зарабатывают за три года здоровую аллергию к военным костюмам. С другой стороны, форма специально создается под тяжелые условия, она прочнее, удобнее, меньше пачкается и легче стирается, а отрицательный опыт путешествия в гражданской одежде я уже сегодня получил, так что возможно, аллергию надо изживать как раз мне. Другим моментом оказалось оружие - у многих мужчин и довольно значительной части женщин на поясе висела кобура с пистолетом или револьвером. Не врал Алек, оказывается. Надо побыстрее обменивать золото на местные экю и смотреть, что мне может предложить этот "RA Arms". О, а вот и представительство местного Европейского Союза, а за ним, судя по флагу с одинокой звездой - Техаса. Наверное, здесь где-то и представительство Нового Израиля должно быть... а вот и оно, знакомые флаги на другой стороне улицы. Хотя нет, это не представительство, два израильских флага торчат по сторонам щита, висящего между двумя домами где-то на уровне крыш, а на щите надпись на иврите: "Выходцев из Израиля просим обращаться в представительство по адресу: угол Станционной и 18-ой улиц, рядом с "Металлами Авнера"". Этот Авнер - прямо-таки местный Рим, все дороги к нему ведут. Закончу с банком - направлюсь прямо к нему... о, а вот и РусПромБанк, кстати.

    В РусПромБанке для желающих сдать староземельное золото было выделено отдельное окошко, и около него стояла небольшая очередь. Похоже, не я один оказался таким умным, подумал Вадим. Интересно, вот этот толстячок тоже был кем-то предупрежден? И в самом ли деле условия настолько выгодны? Спросить не у кого, можно отстоять в очереди и обнаружить, что здесь дерут те же десять процентов... ну ладно, девять. И что тогда?    Но опасения Вадима оказались беспочвенными: когда минут через двадцать очередь дошла и до него, блондинка-операционистка объявила, что золото со Старой Земли принимается по десять экю за грамм чистого веса, без всякой комиссии.

    - Слишком хорошо, чтобы быть правдой, - улыбнулся Вадим, услышав это, - и с чего ваш банк такой щедрый?

    - Руководство банка считает неправильной и несправедливой орденскую комиссию в 10 процентов, - ответила блондинка, - и считает справедливым платить настоящую цену за староземельное золото.

    Ага, конечно, подумал Вадим, чтобы банк - да по справедливости принимал, отказавшись от прибыли? Где-то они тут зарабатывают, причем непонятно где. Впрочем, мне без разницы. Он выложил на прилавок свое золото - два кругерранда и четыре соверена, и как и предполагал, услышал о том, что за    91 с половиной грамм он получает 915 экю.

    - Наличными, или счет открыть? - спросила блондинка.

    - Наличным, всю сумму.

    - Рекомендую Вам все же открыть счет. Вы сможете пользоваться им, когда доедете до Русской Республики.

    - Я еще не уверен, что я поеду в Русскую Республику, - покачал головой Вадим.

    - А зря. Русская Республика - не только единственное место, где Вы сможете жить в окружении соотечественников, но еще и наиболее промышленно развитая страна на Новой Земле. Вот, Вы можете прочитать здесь наиболее точную и подробную информацию о Русской Республике - и блондинка достала откуда-то брошюрку с обложкой цветов российского триколора, и протянула Вадиму, - имейте в виду, что Орден относится к Русской Республике с предубеждением, и в той информации, которую он предоставляет переселенцам, содержатся подтасовки и прямая ложь.

    - Понятно, - кивнул Вадим, принимая брошюрку, - а деньги все же давайте наличными.

    Из банка он вышел почти с тысячей экю в кармане, но глянув на клонящееся к закату солнце, понял что к Авнеру, торговцу металлами, он уже не успеет. Да и оружейный магазин наверняка закроется к тому времени, как я его найду, так что вечер придется провести в изучении города.

    Дальнейшая прогулка по Главной улице, впрочем, оказалась прервана видом очень симпатичного кафе, на открытой площадке которого, отделенной от улицы живой изгородью, сидели за плетеными столиками люди совсем не полувоенного вида: мужчины в рубашках с галстуками, а некоторые и в пиджаках, женщины - в элегантных открытых платьях. Вывеска кафе была на немецком, с завитушками, и Вадим смог разобрать только слово "Вена". И держу пари, сюда без галстука не пускают, подумал он, это тебе не шашлычная "Эзра". Есть здесь все же классовое разделение мест развлечения - простые работяги и служащие пьют пиво в барах, а эти, видимо совсем не бедные, дамы и господа сидят в кафе, чаи гоняют. Впрочем нет, гоняют они кофе - нет здесь чаев. Нет. Здесь... Чаев! Вадим, уже миновав кафе, усилием воли удержался от того, чтобы хлопнуть себя по лбу, постоял несколько секунд, собираясь с мыслями, и решительно двинулся обратно.

    - Прошу прощения, сэр, - заступил ему вход охранник в черном костюме, - К сожалению, я не могу Вас впустить без галстука, это противоречит правилам и традиции нашего кафе.

    - О, прошу прощения, - мгновенно среагировал Вадим, - Разумеется, я вернусь с галстуком. Я просто хотел бы заглянуть в меню и подтвердить, что такое высококлассное место может предложить то, что я ищу.

    - И что же это, сэр?

    - Чай. Настоящий чай со Старой Земли, а не та бурда, что здесь предлагают вместо чая.

    - Разумеется, у нас есть настоящий чай. Но должен заметить, что он недешев - чашка чая стоит шесть экю.

    - На что не пойдешь ради того, чтобы выпить настоящего чая, - вздохнул Вадим, - пойду за галстуком.

    - Будем рады видеть Вас снова, сэр, - улыбнулся охранник.

    Вадим, разумеется, не пошел за галстуком - вместо этого он свернул в боковой проулок, мысленно производя в уме подсчеты. При заварке чая, на чашку чая кладется чайная ложка заварки. Чайная ложка заварки - это примерно два грамма. 100-граммовая упаковка - 50 чашек, 300 экю. В "Суфе" лежит коробка, в которой 48 таких упаковок... Я, пожалуй, не останусь без машины, сдав Шварцману-местному "Суфу"!

    Постучавшись пару раз в заднюю дверь кафе и не получив ответа, Вадим нажал на ручку. Дверь оказалась не заперта, и Вадим вошел внутрь, попав в темный коридор. Справа была кухня, а слева, по всей видимости, находился кабинет менеджера. Вадим постучал в дверь, и услышав из-за нее протяжное "Йаа?", открыл дверь со словами:

    - Прошу прощения, я хотел бы поговорить с менеджером.

    - К сожалению, сейчас вакансий нет, - ответил сидящий за столом молодой брюнет, в его английском чувствовался тяжелый немецкий акцент.

    - Я не по поводу вакансии. Я обратил внимание, что Вы подаете здесь чай со Старой Земли. Как у Вас с запасами чая?

    - Они достаточны для любых нужд нашего заведения, - брюнет заметно подобрался, - У Вашего любопытства есть какая-то причина?

    - Правильно ли я понимаю, что Вы менеджер этого кафе?

    - Да, абсолютно. Итак?

    - У меня, возможно, есть несколько упаковок чая, которые я хотел бы продать.

    - Какого сорта чай, и давно ли он у Вас хранится?

    - Черный "Эрл Грей" и зеленый китайский, израильской фирмы "Высоцкий". В герметичных упаковках, я приобрел его перед самым переездом на Новую Землю.

    - В пакетиках? - лицо менеджера приобрело выражение профессионального игрока в покер.

    - Нет, заварка россыпью, в 100-граммовых коробках.

    - Сейчас у нас достаточно чая.

    - Я прошу прощения за Ваше потраченное время.

    - ...но возможно, мы закупим немного про запас, если нас устроит цена. Сколько Вы хотите за упаковку?

    - Я заметил, что чай у Вас продается по шесть экю за чашку.

    - Но Вы же понимаете, сэр, что стоимость чашки чая в кафе - это не только стоимость заварки, и даже далеко не только стоимость компонентов и приготовления этой чашки.

    - Разумеется. Но если в чай не положить заварку, его будет очень нелегко продать за шесть экю.

    - И это верно. Но в данный момент у нас есть, что положить в чай.

    - У меня нет в этом никаких сомнений, но разумный бизнес видит будущее и готовится к нему. И я буду рад услышать Ваше предложение.

    - О каком количестве упаковок идет речь?

    - Десять, - Вадим решил продать пока что небольшую часть своих запасов, - пять упаковок черного чая, и пять - зеленого.

    - Мы готовы предложить по сорок экю за упаковку, - вздохнул менеджер.

    - Сто, - сказал Вадим.

    - Мне нравится, как Вы делаете бизнес, - улыбнулся менеджер, - но я предлагаю проявить немного серьезности.

    - Я серьезно. 100-граммовая упаковка - это 50 чашек чая, или 300 экю. Стоимость прочих компонентов, кроме заварки, пренебрежимо мала. Накладные расходы покрываются и значительно более дешевыми напитками.

    - Мы не экономим на заварке до такой степени, - вновь улыбнулся менеджер.

    - Возможно, но тем не менее цена несерьезна.

    - Ладно, пятьдесят.

    Вадим сделал вид, что задумался на несколько секунд, и увидел как губы менеджера подрагивают, готовясь растянуться в улыбку. Рано радуешься, приятель, подумал он.

    - А дорого ли мне обойдется арендовать прилавок и поставить на него чайник и чашки? - спросил он, - Разумеется у меня не будет такого великолепного интерьера, как в вашем кафе, и той заслуженной годами репутации, поэтому я не смогу продавать чай по шесть экю за чашку. Но думаю, что многие горожане с удовольствием отдадут за чашку настоящего староземельного чая три экю, даже без галстука.

    - Шестьдесят экю. Боюсь, более высокие суммы просто сделают приобретение неокупаемым.

    - Если я открою такой прилавок и буду отмеривать по два грамма ровно, я смогу иметь доход в 150 экю с упаковки. Не думаю, что накладные расходы превысят пятьдесят экю на пятьдесят чашек, и свою сотню с упаковки я получу чистой прибылью. Впрочем, я готов снизить цену до девяноста экю за упаковку, чтобы сэкономить себе время.

    - Вы забыли 15 процентов налога.

    - Я его включил в накладные расходы.

    - Боюсь, в таком случае Вы серьезно занизили предполагаемые накладные расходы. Семьдесят экю, хотя это и подвергает риску нашу прибыль. Кроме того, я сомневаюсь, что в городе найдется достаточно желающих пить чай по три экю у уличного прилавка.

    - Но Вы не хотите, чтобы я это проверил, не так ли? Восемьдесят пять.

    - Семьдесят пять, только потому что Вы мне нравитесь.

    - Сойдемся на середине? Восемьдесят.

    - Боюсь, при такой цене наш чай по шесть экю становится убыточным.

    - Я уверен, что Ваше кафе - лучшее в городе, но это наверняка не единственное место, где подают чай. Я хотел бы обдумать Ваше предложение в семьдесят пять, и сравнить с другими местами.

    - Чай у Вас с собой?

    - Нет, он остался в гостинице. Я могу принести его в течении получаса... если Вы проявите себя серьезным бизнесменом, а не будете торговаться за последние пятьдесят экю от стоимости сделки. Я уверен, что смогу получить даже больше в других кафе, но предпочитаю сэкономить свое время.

    - Ладно, закроем на восьмидесяти. По рукам?

    - По рукам, - кивнул Вадим и пожал ладонь менеджера, - десять упаковок, восемьсот экю. Готовьте деньги, я принесу чай через полчаса.

    Восемьдесят экю с упаковки, думал он, идя к "Белому коню". 48 упаковок - чуть меньше четырех тысяч экю. На машину все же не хватит. С другой стороны, я не обязан продавать весь запас чая тут. Подозреваю, что чем дальше от Баз и ворот, тем чай дороже, а впереди у меня еще и некая Новая Британия, наверняка населенная выходцами из Британии старой - а те большие любители погонять чаи.

    Придя в гостиницу, Вадим не рванулся сразу же за чаем и обратно в кафе "Вена"-что-то-там: если уж изображать серьезного бизнесмена, то до конца, сказал полчаса - значит полчаса. Вместо этого он спустился в холл гостиницы и умял обе оставшиеся питы под пару чашечек великолепного кофе.

    - Возможно, Вам не стоит перебивать аппетит, - сказала хозяйка гостиницы, миссис Фортескью, - через пару часов я подаю великолепный ростбиф!

    - Не сомневаюсь. Но если я не съем эти питы, мне придется их выбросить, а я не люблю выбрасывать еду. Миссис Фортескью, а у Вас в гостинице есть сейф?

    - Просто Флоренс, прошу Вас! Да, разумеется здесь есть сейф.

    В сейфе Вадим оставил 950 экю - от продажи чая он предполагал получить еще 800, и ходить по городу с двумя тысячами экю не хотелось. С другой стороны, подумал он, при свете фонарика отбирая упаковки чая, такие деньги и в банк не положишь - если этот Орден вчера выдал мне денежную помощь на бедность, то вклады на сумму больше, чем эта самая помощь, он вполне может засечь и резонно потребовать возврата. Так что придется пока пользоваться наличными, тем более что их становится неожиданно много.

    Сделка по продаже чая прошла благополучно, и десять коробок чая "Высоцкий" перекочевали в стол менеджера с немецким акцентом, а в карман Вадима перешло 800 экю. Восемьдесят центов за грамм, прикинул он, выходя из    кафе "Вена"-что-то-там, почти четыре доллара. Не кокаин, но достаточно близко. Хотя если вспомнить, что коробки эти мне обошлись по девять шекелей за штуку, то есть девять агорот за грамм - норма прибыли вполне кокаиновая. И кстати, если бы не информация Владимира - хрен бы я эту прибыль имел. И хрен бы я имел тысячу экю денежной помощи, про возможность которой он мне сказал - сдал бы золото Мейталь, получил на руки восемьсот двадцать экю, после вычета десяти процентов, и вперед. А учитывая, что десять процентов с меня состригли бы и на продаже, в рекомендованный Зеэвом ювелирных магазинах... В общем, если чисто по деньгам считать - то Шварцманы меня развели с этой перегонкой "Суфы", но если взять в учет ту информацию, которую Владимир мне предоставил как часть сделки - так и не развели, а скорее наоборот, облагодетельствовали.

    А куда бы теперь пойти? Есть не охота - просто-Флоренс была права, перебил я себе аппетит этими питами. Может, в самом деле отправиться в местный квартал "красных фонарей"? Не, ну его на фиг, платить за секс - облом, и вообще я не настолько голодный. Зайти в какой-нибудь местный бар, пропустить кружечку пива? А что, хороший вариант. Заодно и поинтересуюсь ценами на староземельный алкоголь - у меня в машине лежит четыре бутылки, и я предпочту превратить их в наличные, а не рисковать, что они разобьются в дальней дороге. С этими мыслями он вышел на центральную площадь города, носившую, судя по табличке, название Овальной, и был изрядно ошарашен, услышав крик на иврите:

    - Ретинский! Вадим Ретинский! Слава богу, я так рада тебя встретить!

    Вадим обернулся на крик и увидел бегущую к нему со стороны скверика на площади растрепанную негритянку с уже расставленными для обьятия руками. Да это же миссис Джордан, понял он, и судя по ее встрепанному виду - "нелегкая ночь выдалась для наших сил", и включала неоднократное близкое общение с представителями арабокультурных "французов". А где же был ее мистер... оппа! А буфера на случай неожиданного столкновения у нее очень даже ничего! А мистер Джордан, который Хасан Али, судя по отсутствию стрельбы прошлой ночью, похоже поделился с единоверцами. А может, и вовсе мух не ловит, раз позволяет жене тискаться с посторонним белым парнем и рыдать у него на плече.

    - Успокойтесь, мадам, - приговаривал Вадим, поглаживая ее по спине, - все в порядке, все будет в порядке.

    - Правда? - миссис Джордан подняла к нему заплаканное лицо, - Ты мне поможешь? Я осталась одна, совсем одна, мне некуда идти!

    - Как - одна? Я же видел тебя вчера с мужем. Что случилось, госпожа Джордан?

    - О, нет, - бледно улыбнулась собеседница сквозь слезы, - я не Джордан, мы с Хасаном не были женаты - он был мусульманин, и религия не позволяла ему брать в жены женщину другой веры. Мы просто жили вместе. И я не стала менять имя. Меня зовут Аннабель, Аннабель Доло.

    - Рад познакомиться с тобой, Аннабель. Но что же все-таки случилось? И где Хасан, я хотел сказать, господин Джордан?

    - Хасана убили, - всхлипнула Аннабель, - сегодня утром.

    - Хренассе! - вырвалось у Вадима. Это, получается, потому я стрельбу и не слышал, что французские арабы тихо зарезали на рассвете своего более смуглого единоверца, дабы без помех "общаться" с миссис Джор.. ээ, Аннабель? Однако, какие резвые ребята, надеюсь их тут быстро угомонят.

    - Что-что? - переспросила Аннабель, не поняв возгласа Вадима.

    - Не важно. Так его убили французские арабы в общежитии на Базе?

    - В каком общежитии? Нет, его убили здесь, в городе. Бедный Хасан, он иногда так легко заводился...

    Как оказалось, новоявленный мистер Джордан со своей подругой избежали знакомства с французскими арабами просто тем, что они не вселились в общежитие. Вместо этого, сразу после арсенала они отправились на железнодорожную станцию, и заплатив сотню экю за два билета, через три часа уже были в Порто-Франко. Здесь их направили в местный аналог общежития Базы - Сеттлерс-Куортер (койки в общей спальне, удобства в коридоре, по три экю за ночь), где они и пообщались с народом, безо всяких лишних эксцессов. Кто-то из старожилов, проведших на Новой Земле уже неделю, сообщил им, что здесь во всех странах - дефицит рабочей силы, и если любишь и умеешь работать - то можно попасть и в более интересные места, чем местная Африка. И с утра пораньше Хасан и Аннабель сдали свою кучу сумок и чемоданов в камеру хранения (самые же ценные вещи - сумку с оружием и оставшиеся у них примерно 1200 экю - мистер Джордан и вовсе прихватил с собой) и отправились в поисках этих более интересных стран. И вот здесь-то мистера Джордана погубила любовь к американской культуре.

    Вернее, любил-то покойный мистер Джордан в основном баскетбол, хип-хоп, стрельбу из положенного на бок ствола и прочие проявления свободного духа черных братьев, но и прочая американская символика ему успела примелькаться в кино и клипах. И увидев над одним из представительств знакомый флаг, он решительно туда направился. Ну в самом деле, откуда он в своем Судане мог знать, с КАКОЙ ИМЕННО частью американской истории и культуры ассоциируется усыпанный звездами косой синий крест на красном фоне?

    Местные наследники Конфедерации, по-видимому, успели заразиться староземельной политкорректностью: Джордана не только не линчевали сразу, как только он вошел на территорию представительства, но даже ни разу не назвали "грязным ниггером", пока он излагал рыженькой секретарше о своем желании жить в Америке и готовности работать. И ответила секретарша достаточно вежливо: "К сожалению, жизнь в нашей стране может быть крайне некомфортной для черных. Уверена, что Вам будет гораздо удобнее жить среди своих соплеменников, в Халифате Нигер и Судан". И тут Джордан завелся. Отшвырнув Аннабель, он сорвал с плеча оружейную сумку, выхватил из нее "Узи" со вставленным магазином - и рухнул на пол, получив три пули в голову одновременно: секретарша выстрелила ему в лоб, охранник - в затылок, а еще один сотрудник, выходивший в этот момент из кафетерия, выстрелил из револьвера сбоку, причем ухитрился даже не расплескать при этом стаканчик с кофе, который он держал в другой руке.

    - Какое ужасное самоубийство, - пробормотал Вадим по-русски.

    Дальнейшее, по словам Аннабель, напоминало плохую комедию: пока она, забрызганная кровью и мозгами покойного бойфренда, сидела на полу и пыталась поверить в реальность происходящего, рыженькая секретарша начала визгливо орать на охранника, благодаря выстрелу которого ее забрызгало мозгами мистера Джордана, а третий сотрудник, отставив кофе, начал фотографировать обезглавленный труп на мобильный телефон, а потом взял оружейную сумку и с довольным возгласом поставил на стол секретарши. После чего, заметив Аннaбель, метнулся за мокрым полотенцем, помог ей встать и принялся протирать ей лицо, одновременно тесня к выходу из представительства. Аннабель не сопротивлялась, но оказавшись на улице, тут же бросилась к полицейскому патрулю и на ломаном английском заявила, что в этом доме только что убили ее парня. Двое полицейских направились было с ней к представительству Конфедерации, на ходу выясняя подробности, но как только Аннабель упомянула извлеченный из сумки автомат, развернулись на месте. "В таком случае, все законно", - обьявил один из них, а второй пояснил: "Самооборона", и они удалились, оставив Аннабель посреди Главной улицы. О том, что на теле Хасана осталось тысяча двести экю,    все их деньги в новом мире, она вспомнила спустя несколько минут, но даже не попыталась куда-то идти: если местный закон позволяет убивать на месте каждого, взявшегося за оружие, то уж такую мелочь, как прикарманенные деньги, он точно не заметит.

    - Я осталась совершенно без денег, - всхлипывала у него на плече Аннабель, - все наши деньги остались у Хасана. У меня в кармане было всего несколько здешних экю, я смогла поесть, но мне нечем заплатить за койку в общежитии на эту ночь, а мои вещи завтра в десять утра выкинут из камеры хранения на улицу. Я совершенно не знаю, что делать, как пережить эту ночь, что есть завтра! Одна женщина в общежитии предложила мне пойти работать в секс-клуб, но я не хочу становиться проституткой!

    - Даже не знаю, что тебе посоветовать, - вздохнул Вадим. Денег я ей точно не дам, подумал он, - ты пробовала обратиться в представительство Ордена и попросить еще раз выдать тебе пособие, поскольку твой партнер потерял ранее выданное?

    - Нет, - покачала головой Аннабель, - они не выдали мне второй раз.

    - Скупые какие. Мне у них пришлось свою тысячу экю с боем брать, вы видели. И от нее немного осталось.

    - Возьми меня с собой, - сказала вдруг Аннабель, - пожалуйста,

    Охренеть, подумал Вадим. Вот это неожиданное развитие событий!

    - Но ты даже не знаешь, куда я еду, - сказал он.

    - Это неважно, - решительно ответила Аннабель, - ты едешь в страну, где живут добрые белые люди, есть работа и никто не голодает. Ты точно не едешь в этот Халифат Нигер и Судан, где мне совсем нечего делать. Куда бы ты не ехал, я хочу ехать с тобой. Я буду тебе полезна... во всем.

    - Это несколько... неожиданно, - сказал Вадим, - я планировал ехать один, и мой дорожный бюджет рассчитан на одного...

    - Я не сильно обременю твой бюджет, - ответила Аннабель, промачивая глаза рукавом, - я мало кушаю.

    - Ммм...

    Аннабель вновь промокнула глаза, удаляя последние остатки слез, подняла лицо и улыбнулась. А потом приоткрыла рот и провела языком по верхней губе.

    - Почему бы нам не пойти туда, где ты остановился, и не обсудить это в комнате? - сказала она.

    

    Свободная территория под протекторатом Ордена, город Порто-Франко, 20 число 4 месяца 26 года, четверг, 23:00


    Кровать в одноместном номере, хотя и приближалась по размерам к полуторной, для двоих была тесновата: когда Вадим, кончив, попытался растянуться рядом с Аннабель, ему пришлось попросить ее подвинуться, и даже после этого он чувствовал, что край кровати совсем недалеко. Ну и ну, подумал Вадим, и скосив взгляд на мерно вздымающуюся роскошную грудь своей неожиданной любовницы, вновь подумал: ну и дела.

    - Тебе было хорошо? - прервала молчание Аннабель.

    - Ммм, - ответил Вадим невнятно. Ну не скажешь же ей, что это был, пожалуй, самый странный секс в моей жизни, подумал он.

    Несмотря на несколько лет, прожитых в населенном африканскими инфильтрантами квартале Шапира, и регулярные шуточки с друзьями на эту тему, это был первый раз, когда он действительно лег в постель с негритянкой. Африканцы жили там в каком-то своем мире - всегда рядом, но словно отделенные невидимой перегородкой, и сломать ее могло лишь что-то экстраординарное, как собственно и произошло с Аннабель. И не сказать, чтобы на эту тему Вадим никогда не мечтал: и мечтал, и фантазировал, представляя себе что-то такое... ну, этакое... африканские страсти, в общем, дикие и необузданные. Действительность оказалась намного прозаичнее: они вошли в гостиницу, миновали просто-Флоренс и Марику, о чем-то мило общающихся по-немецки (заметив подругу Вадима, они замолкли и лишь провожали их круглыми, как блюдца, глазами), и поднявшись в номер, несколько минут целовались и обжимались, пока Вадим не предложил: "День сегодня жаркий, пошли в душ". Аннабель ничего не имела против совместного принятия душа, тем более что кабинка оказалась достаточно просторна для двоих, и была там довольно игрива, но каждый раз, когда Вадим клал ей руку на лобок, мягко, но решительно отводила его руку в сторону. И потом, когда они уже перешли в постель, и он, целуя ее грудь, попытался спуститься ниже, она остановила его со словам: "Нет, не надо это делать. Просто... засунь мне". Сама она никакой активности в направлении минета тоже не проявила, и вообще не то чтобы лежала бревном, но африканские страсти Вадим представлял себе все же по-другому. Черт его знает, подумал он сейчас, может у них в Судане табу какое на прикосновение к женским половым органам, а про оральный секс они там и вовсе не слышали. И в конце концов, первый раз - не показатель, и если она собирается со мной ехать - у нее еще будут возможности проявить себя.

    - А тебе понравилось? - спросил он.

    - Мне было хорошо. Ты такой добрый, и приятный.

    - Ты классная, - сказал Вадим, приобнял Аннабель и чмокнул ее в губы. Похоже, и она в некоторых непонятках, подумал он, что и неудивительно - сегодняшний день она начала с удаления с лица мозгов своего предыдущего парня, а фактически даже мужа, раз вместе жили. Кстати, после таких впечатлений она еще очень неплохо держится. А что в постели не изображает из себя дикую пантеру - так может, это и есть суданский вариант старого анекдота про "медленно и печально".

    - Аннабель, - спросил он, - а откуда у тебя вообще такое европейское имя? Я был уверен, что в Судане в ходу арабские имена.

    - Я не из Судана, - улыбнулась та, - я с Берега Слоновой Кости. У нас когда-то правили французы, и с тех пор у нас в ходу французские имена. И французский язык - на нем люди из разных племен говорят друг с другом. Я хорошо говорю на французском, почти как на иврите.

    Норовистая французская штучка, вспомнил Вадим свои вчерашние размышления при чистке винтовки. Вот уж действительно, "будь осторожен в своих желаниях - они могут сбыться". Хотя французские колонизаторы, конечно, на этом самом Берегу Слоновой Кости недоработали: язык внедрили, а как еще им француженки пользуются - объяснить забыли.

    - Теперь понятно, что ты имела в виду, говоря про другую веру, - сказал он.

    - Да, я христианка, - подтвердила Аннабель и уточнила: - Католичка.

    Вадим скосил взгляд с груди на коротко подстриженный лобок. Я как-то по другому представлял себе католичек, подумал он.

    - Тебе это чем-то мешает? - спросила Аннабель, неверно поняв его молчание.

    - Нет, мне это совершенно неважно, - ответил Вадим.

    - Прекрасно! А у тебя уже есть идеи, куда ехать?

    - Сначала - в Новый Израиль, в Сион, а там видно будет.

    - Ты возьмешь меня с собой, теперь?

    Вадим встал с кровати, прошлепал к душу и там аккуратно снял презерватив и отправил его в мусорку.

    - Я могу ехать с тобой? - повторила Аннабель.

    - Да, - сказал Вадим, - ты можешь ехать со мной. Но я не могу гарантировать, впустят ли тебя в Новый Израиль. Ты ведь знаешь наши заморочки.

    - Я скажу, что я эфиопская израильтянка. Ты подтвердишь?

    - Тебя сразу раскроют настоящие эфиопы, если они там есть. Но я могу сказать, что ты не говорила мне о Судане или Береге Слоновой Кости, а заявила что ты эфиопка.

    - Спасибо! Ты такой душка! - и Аннабель, приподнявшись на локте, смачно поцеловала его в губы. А потом. изогнувшись, дотянулась до члена и лизнула кончик.

    - А мне показалось, что у вас на Берегу Слоновой Кости оральный секс не практикуют, - улыбнулся Вадим.

    - Ну, мы не совсем дикие все же! - рассмеялась Аннабель.

    - Значит, тебе просто не нравится, когда спускаются тебе?

    Улыбка на лице Аннабель мгновенно погасла, и она откинулась на спину.

    - Некуда спускаться - грустно сказала она после короткого молчания, - мне отрезали... там, когда я была маленькой.

    - Я думал, только мусульмане это делают со своими девочками, - пробормотал потрясенный Вадим.

    - Некоторые христиане тоже. У нас это не религия, а племенная традиция. Одни племена делают это, другие нет. Мое племя делало.

    Да уж, подумал Вадим, так вот почему с африканскими страстями такой облом вышел. Тяжело изображать всякое этакое, когда ничего не чувствуешь. Как это она говорила про соплеменников - "не совсем дикие"? Ну да, не совсем, но на пути от обезьяны к человеку им еще осталось немало шагов.

    - Извини, что я затронул эту тему, - сказал он, - я не знал...

    - Все в порядке, - Аннабель вымученно улыбнулась, - ты бы все равно заметил, рано или поздно.

    - И извини, что я спрашиваю, но ты что же - совсем ничего не чувствуешь? Ну, во время секса?

    - Чувствую, еще как, - улыбнулась Аннабель, - внутри, не снаружи. Ты знаешь, Хасан никогда у меня об этом не спрашивал. У тебя такое доброе сердце! И ты мне нравишься.

    Похоже, моя холостяцкая свобода под угрозой, подумал Вадим. Зря я шутил тогда в "Норма Джин" насчет самых маленьких наручников в мире - в ее племени и брачная традиция вполне может быть какой-нибудь членовредительской. И мое согласие везти ее с собой было несколько... необдуманным - в полном соответствии со старым анекдотом: "Мало ли что я на тебе обещал". С другой стороны, путешествовать вдвоем намного веселее, чем одному, и не только в смысле секса: тут и вторая пара рук при разбивании и свертывании лагеря, и помощь в приготовлении еды и прочих хозяйственных надобностях, и дополнительная пара глаз на случай неприятностей, и просто болтовня в дороге, разгоняющая скуку. А если не сложится с "дружественной компанией", про которую говорил вчера Йорген, то вдвоем можно даже непрерывно дежурить: один спит, второй бдит с винтовкой. Хотя она, наверное, и стрелять-то не умеет...

    - Аннабель, а что еще ты умеешь делать? - спросил он.

    - О, я многое умею, - улыбнулась та, - я видела фильмы, и знаю, что белые мужчины любят в сексе.

    - Я немного другое имел в виду, - усмехнулся Вадим, - мы же будем ехать на машине, по не слишком заселенной местности. Ты умеешь ставить лагерь, готовить еду на костре?

    - Да, разумеется. Любая женщина это умеет!

    - А стрелять, и вообще обращаться с оружием?

    - Это нет. Но буду уметь, если ты меня научишь.

    - Может быть, - улыбнулся Вадим.

    Аннабель улыбнулась в ответ, и заявила:

    - Я проголодалась, да и тебе надо восстановить силы. Давай пойдем поедим что-нибудь, а потом вернемся сюда и продолжим.

         Свободная территория под протекторатом Ордена, город Порто-Франко, 21 число 4 месяца 26 года, пятница, 12:00

    С продолжением, однако, у них не сложилось. Сначала, когда умяв по гамбургеру с чипсами, они вернулись в гостиницу, их перехватила просто-Флоренс (не иначе, в засаде ждала), и отозвав Вадима в сторону, поинтересовалась, собирается ли "эта... леди" остаться ночевать в его комнате. Получив утвердительный ответ, она тут же обрадовала Вадима сообщением, что номер превращается таким образом в двухместный, а плата за него возрастает до двадцати пяти экю за ночь, причем дополнительные десять экю он должен внести немедленно. Возражение Вадима, что номер остается одноместным со всеми одноместными "удобствами", и что за двадцать пять экю он требует настоящий двухместный номер, были отметены с порога: сейчас полдесятого вечера (в смысле, 24:30 по местным часам, к которым Вадим пока привыкал), свободных номеров нет, возможно будут завтра, а пока придется потесниться. Просто-Флоренс, по крайней мере, воздержалась от сальных ухмылок и намеков из серии "в тесноте, да не в обиде", но настроение Вадиму она смогла испортить. А уже в комнате Аннабель накрыл откат с утра, с гибели на ее глазах Хасана, ее предыдущего парня и гражданского мужа, и Вадиму пришлось полночи утешать и успокаивать ее. Поэтому когда с утра они направились на "Суфе" в Сеттлерс-Куортер, Вадим был невыспавшимся и злым, Аннабель же, похоже, совершенно очухалась после вчерашнего, выпросила у Вадима одну из его футболок и кепку, тщательно причесалась и теперь сидела рядом с ним как королева на собственных именинах.

    К камере хранения они подъехали в без четверти десять, и Вадим мрачно осмотрел окрестности. Как он и предполагал, койки по три экю за ночь привлекали совсем не ван Деккеров, и среди хиппующей молодежи и восточноевропейских работяг попадались личности с внешностью совершенно криминальной, так что из машины Вадим отказался выходить наотрез.

    - У меня здесь все имущество, - сказал он, - и я не хочу, чтобы его сперли, пока я помогаю тебе таскать твое имущество. В десять его обещали выкинуть на улицу? Вот пусть и выкидывают прямо сюда, к джипу.

    - Так они вначале возьмут самое ценное, - вздохнула Аннабель, - ладно, я зайду внутрь и прослежу.

    Она вышла из джипа и сохраняя королевский вид, подошла к охраннику - плотному парню европейской наружности с МП5 на плече. После короткого диалога они зашли внутрь, а пару минут спустя появились, вытаскивая сумки и чемоданы - как и предполагал Вадим, всю эту кучу багажа они перетаскивали перебежками. В процессе погрузки Вадим успел посчитать багажные места: четыре больших чемодана, три баула, две спортивных сумки и два рюкзачка, которые Аннабель не стала кидать в кузов с остальными вещами, а аккуратно поставила себе в ноги. Весь же остальной багаж забил почти все оставшееся место. Так дело не пойдет, решил Вадим, заводя мотор. Отъехав на пару кварталов, он остановил "Суфу" у обочины, заглушил мотор, и повернувшись к пассажирке, спросил:

    - Аннабель, а что во всех этих сумках?

    - Разное... - смутилась Аннабель, - тут много вещей Хасана. Его одежда, обувь, выходные костюмы и туфли, баскетбольный мяч, - она шмыгнула носом. Вадим промолчал.

    - Еще там немного его личных вещей. Средства гигиены, "Айфон"...

    - "Айфон"? - удивился Вадим, - Недешевая штука. Не знал, что суданские беженцы настолько богаты.

    - Он его купил подержанным, - пояснила Аннабель, - на уличном рынке на Неве-Шаанан.

    Да, есть там такая толкучка, вспомнил Вадим. Интересно, кто из обкуренных тель-авивских хипстеров не досчитался своего любимого аппарата, и не произошло ли это в процессе бурного обсуждения несчастных судеб "беженцев"-инфильтрантов и методов борьбы за их права против черствого истеблишмента.

    - Еще что?

    - Его компьютер - маленький "Асус" с 7-дюймовым экраном. Переносной проигрыватель компакт-дисков, коллекция дисков с музыкой, кое-какие вещи и документы...

    - Золотые украшения?

    - Да, - ответила Аннабель после короткой паузы, - есть немного.

    - Оружие, патроны? Или он все с собой взял тогда?

    - Да, он все забрал с собой.

    - Инструменты какие?

    - Несколько отверток, молоток, топор, пара складных ножей.

    - Ясно, И сколько примерно сумок это занимает?

    - Ну... - замялась Аннабель, - у нас все вещи вперемежку...

    - Аннабель, у тебя теперь одиннадцать сумок, и как минимум половина из них забита вещами, которые тебе не нужны, и мне тоже. Одежду и обувь Хасана я носить не буду, золото - тем более. Поэтому делаем так. Сейчас мы находим комиссионный магазин, я высаживаю тебя там    вместе со всеми сумками, и еду... в представительство Нового Израиля. Думаю, больше пары часов я там не проведу, а когда я вернусь к комиссионке, я хочу видеть три сумки, не больше.

    - Четыре, - сказала Аннабель, - и рюкзачок.

    - Ладно, четыре и рюкзачок. И рекомендую тебе купить несколько комплектов формы, походные ботинки, армейскую кепку или шляпу - в джинсах и майке не слишком удобно ездить в джипе. Потом едем в оружейный магазин, будем покупать тебе оружие, так что постарайся продать вещи Хасана подороже. Уверен, что если бы он был жив, он был бы только рад помочь тебе финансово, даже таким образом.

    - Да, - кивнула Аннабель и снова шмыгнула носом, - пожалуй, ты прав. А "Айфон" я могу оставить?

    - Зачем? Здесь же нет Инстаграма и Фейсбука. Впрочем, если хочешь - оставь. И нетбук оставь, и проигрыватель - я тоже люблю иногда музыку послушать. Что за коллекция была у Хасана?

    - Рэп, хип-хоп, арабская музыка...

    - Не, это я не слушаю. Если ты что-то любишь из этого - оставь.

    Комиссионку нашли достаточно быстро, и Вадим выгрузил все одиннадцать сумок, искренне надеясь что Аннабель будет послушной девочкой и обратно придется грузить меньше половины. А потом вновь завел машину и покатил на угол Станционной и 18-ой улиц. Здесь дорогу ему перекрыло странное транспортное средство: прицепленная к мотоблоку грузовая тележка, загруженная каким-то металлоломом. На скамье в передней части тележки сидели двое индусов в грязных и залатанных темно-зеленых комбинезонах, а само транспортное средство стояло прямо у ворот, над которыми было написано "Металлы Авнера". Наверное, тут не только "Мерседесы" и "Харли" принимают, подумал Вадим, но в любом случае - они перекрывают мне дорогу, бросать машину со всем снаряжением посреди улицы неохота. Он даже собрался просигналить индусам, но в последний момент отдернул руку, вспомнив как его всегда злили в Израиле любители сигналить по поводу и без повода: иди знай, не считается ли тут отстрел людей, не снимающих руки с сигнала, законной самообороной. Впрочем, и индусы недолго испытывали терпение Вадима: ворота распахнулись, и их транспортное средство въехало внутрь. А Вадим повернул на 18-ю и проехав сотню метров, увидел распахнутые ворота с табличкой "Представительство Нового Израиля" и развевающийся над ними флаг, почему-то - греческий. Впрочем, когда Вадим проехал в ворота, запарковался около закрытого "Рэнглера" песочного цвета, и выйдя из машины, присмотрелся к флагу, он обнаружил, что флаг - не совсем чтобы греческий: чередующиеся белые и синие полосы были такими же, но в углу вместо белого креста на синем фоне красовалась белая звезда Давида. Новый Израиль, новый флаг, подумал Вадим, хотя совершенно непонятно, чем им старый не нравился. С этой мыслью он вошел в представительство. Здесь его встретил почти полный аналог Иммиграционной службы на базе "Европа": диваны, журнальный столик, кулер - разве что вместо стойки тут был стол с компьютером, а за ним сидела молодая женщина совершенно европейского вида. А уж это совсем наш человек, подумал Вадим и поздоровался по-русски.

    - Здьраствюйте, - ответила женщина с чудовищным акцентом, и продолжила на английском: - К сожалению, я очень плохо говорю по-русски и не слишком хорошо на иврите. Вы говорите по-английски, может быть?

    - Разумеется, говорю. Прошу прощения, я принял Вас за уроженку бывшего Советского Союза.

    - Вы не единственный, - рассмеялась женщина, - спасибо моим польским бабушкам и дедушкам. Я родилась в Лорейн, штат Огайо, и меня зовут Бекки.

    - Приятно познакомиться, Бекки. Я Вадим.

    - Взаимно. Вы, как я понимаю, новоприбывший из Израиля, и заинтересованы присоединиться к соотечественникам?

    - По крайней мере, я хотел бы съездить и посмотреть, как они устроились.

    - Надеюсь, Вы не останетесь разочарованными. Сейчас подойдет Авнер, и все разъяснит.

    - Авнер из "Металлов Авнера"?

    - Разумеется.

    - Слуга двух господ? - улыбнулся Вадим.

    - Прошу прощения? - напряглась было Бекки.

    - Представляет страну и держит собственный бизнес на территории представительства?

    - Наоборот. Представительство - на территории бизнеса, с использованием сотрудников бизнеса. Страны, имеющие представительства в Порто-Франко, несут значительные расходы по аренде дорогой недвижимости на Главной, а мы получаем доход.

    - Охренеть, - покачал головой Вадим. Вот что значит наши люди, не скованные всякими дипломатическими условностями, подумал он, - а что за бизнес? Скупка по дешевке роскошных машин со Старой Земли, которые сюда кто-то по глупости притащил, и переработка в металлолом?

    - Нет, конечно. Металлолом - отдельно, машины - отдельно. На территории АСШ асфальтированные улицы в главных городах и асфальтированные дороги между ними, и тот кто редко съезжает с этих дорог, может реализовать свою давнюю мечту и водить роскошный лимузин или спорткар, за половину цены самого дешевого джипа. Правда, долго эти машины не выдерживают, а починить их удается не всегда.

    - Ясно. И тогда - в металлолом.

    - Скорее - разборка на запчасти. То, что исправно - сохраняется, на случай если попадется машина такой же модели с поломкой. Уже есть несколько автомастерских, которые на этом специализируются. Все остальное, вместе с кузовом - да, на переработку. О, похоже, Авнер возвращается.

    И Бекки, надавив клавишу на микрофоне, сказала в него: "Авнер, тут новоприбывший". "Посылай его ко мне", раздалось из динамика, и Бекки указала на дверь справа от нее:

    - Прошу. Вот сюда, и вторая дверь налево по коридору.

    - Благодарю, - кивнул Вадим и шагнул к двери.

    Кабинет Авнера был обставлен довольно скромно: стол с креслом, несколько стульев перед ним и шкаф с бумагами у боковой стены. Сидевший за столом, смуглый брюнет с французской бородкой и пробивающейся лысиной, в серой рубашке-поло, при приближении Вадима встал и пожал ему руку, поприветствовав на иврите:

    - Добрый день. Меня зовут Авнер, я здесь представляю Новый Израиль. Как я понимаю, ты планируешь к нам переселяться?

    - Как минимум приеду посмотреть, что там у вас. Собственно, про дорогу я и хотел спросить.

    - Дорога - одна из наиболее спокойных в этом мире. Единственный проблематичный отрезок это ближайший, от Порто-Франко до Портсмута - места все больше либо пустынные, либо населенные румынами. И местные румыны свои стереотипы оправдывают(1). Ты один едешь?

    - Я тут познакомился с девушкой, эфиопкой - улыбнулся Вадим, - возможно, мы поедем вместе.

    - Вы в армии служили?

    - Я - служил, и милуим делал, в пехоте. Даже повоевать пришлось.

    - Вторая Ливанская?

    - Она самая. А вот девушка не служила.

    - Лучше вам ехать с конвоем, в любом случае. У Северного выезда каждый день в одиннадцать утра собирается конвой на Портсмут. Конвойные группы - разные, но все надежные, давно работают на этом маршруте. Цены у всех тоже одинаковые - по сто экю с машины. Расстояние за одну ночь покрыть не получится, так что будет ночевка в форте-заправке...

    - А это что? - перебил Вадим, - И что за конвои? Это как у нас на Иерусалим, в 48-ом(2)?

    - Примерно, - усмехнулся Авнер, - но обычно не так трагично. Конвойщики хорошо вооружены и как правило, очень опытны. А форт-заправка - это хорошо укрепленный населенный пункт с заправкой, мотелем, универсальным магазином, баром-рестораном и большой стоянкой. Там конвой может спокойно переждать ночь, заправиться и закупиться кое-какими товарами, а за дополнительную плату можно и переночевать с комфортом, а не в палатке или в кузове машины.

    - Ясно. А потом Портсмут, британская территория. Солдаты в красных мундирах, королева, пятичасовой чай... кстати, а что они там делают в отсутсвии чая?

    - Кофе пьют. Хотя по чаю скучают, наверное. А ты что, чай привез?

    - Да, случайно пара упаковок завалялась. Знал бы - взял бы больше.

    - Ну, горючку ты можешь отбить. А королевы там нет, и вообще Портсмут - это Новый Уэльс, и отношения его с остальной Новой британией... сложные. Впрочем, тут у многих анклавов сложные отношения. У нас, кстати, тоже. Имей в виду - у нас придется делать милуим. Дважды в год - по две недели, и примерно раз в два месяца - сутки.

    - Во как, - вздохнул Вадим, - Шведы замучили?

    - Почему - шведы? - удивился Авнер.

    - Мне позавчера на базе "Европа" одна тамошняя сотрудница, шведка, ныла что мы опять кого-то оккупировали. Я, конечно, поставил ее на место, но как я понял, раз до арабов далеко, так она за соплеменников вступилась, которые претендуют на наши земли.

    - Нет, шведы еще не претендуют, - рассмеялся Авнер, - это она обижалась, как сотрудница Ордена. Те до сих пор на нас дуются, ну и некоторым рядовым сотрудником такое отношение передалось. Хотя американское руководство, в смысле которое из АСШ, обижается гораздо сильнее - мы же у них Новый Израиль прямо из-под задницы выдернули.

    - Чего-чего? - переспросил ошарашенный неожиданным поворотом местной истории Вадим, - Это как - из-под задницы?

    - Ты что, путеводитель прочесть не успел, с исторической справкой? Хотя да, это же орденский путеводитель, они напишут. В общем, до 7-го месяца 23-его года Новый Израиль не был независимой территорией, а был федеральным округом в составе АСШ. А Сион и вовсе был столицей, там и президент АСШ сидел, и Конгресс местный, и все правительственные чиновники. А фактически там даже Орден хозяйничал. И вообще была такая копия того федерального округа, который Колумбия, в староземельных США, причем не слишком удачная...

    - А почему он Новым Израилем назывался? - перебил Вадим.

    - Потому что там сначала поселились израильтяне. Пытались построить кибуц, не пошло - социалистов оказалось маловато. Построили городок, Сион. Очень неплохой городок получился, с развитой инфраструктурой и вообще. В общем, когда в новобразовавшихся АСШ начали решать, где будет столица, и их города-форты между собой перессорились, решили делать столицу на нейтральной для всех городов территории.

    - Как Канберру в Австралии?

    - Да, примерно. Так вот, Сиону и окрестностям предложили войти в состав АСШ, на сверхвыгодных условиях. Федеральный округ, столица и вообще. Ну а ты знаешь наших - при слове "Америка" у многих тут же отключаются мозги. Предложение приняли, почти единогласно.

    - Ну, это понятно. А почему тогда обратно отделились?

    - Так я и говорю - правительство АСШ построило там ухудшенную версию Вашингтона, округ Колумбия. Социальную помощь неимущим ввели, после чего в город рванули толпы профессиональных бездельников со всего АСШ. Чтобы это дело оплачивать, и всю правительственную бюрократию - поставили налоги почти что староземельные. Ну и перед этим запретили хранение и ношение оружия, потребовали чтобы имеющееся было сдано в арсеналы. Хочешь ехать "в дикие земли" - приходи, заполняй бумаги и получай свои стволы в запечатанном чехле, как на базе. Покидаешь территорию АСШ - распечатывают, въезжаешь обратно "в цивилизацию" - запечатывают, а доехал до Сиона - сдай обратно в арсенал в течении суток. Не сдал - большой штраф, конфискация, а при рецидиве и тюрьма. Социальщики же, от скуки, пустились во все тяжкие - организовались в банды, началась наркоторговля, уличный разбой, нападения на женщин. Против безоружных им и оружие не было нужно - хватало ножей, дубин и численного перевеса,    хотя и нелегальный огнестрел у банд был. Плюс началась сплошная борьба за политкорректность - основная масса социальщиков была из черных, реже - латиноамериканцев, и если кому удавалось отбиться от нападения, либо полиция прихватывала преступника - тут же начинались вопли "Расизм!", демонстрации, беспорядки, судебные иски... - Авнер промолчал пару секунд и нехотя сказал: - иски нередко адвокаты из наших соплеменников подавали, да и газетные статьи против полиции и в защиту преступников нередко писали журналисты-евреи, чего уж тут скрывать.

    - Не сомневаюсь, - сказал Вадим, в очередной раз вспомнив Рути.

    - В общем, жизнь в Новом Израиле приобрела все аспекты староземельной, только без преимуществ, ну и люди стали задумываться, зачем они вообще бросили друзей, родственников и налаженную жизнь и отправились в новый мир, если там все так же, как в старом. Кое-кто уехал, оставшиеся начали защищаться. Сначала, понятное дело, создали отряд самообороны - "Регуляторов"(3), начали нелегально провозить оружие, патрулировать улицы, перехватывать бандитов в момент нападения. Полиция, которую уже достали банды, нередко поворачивалась к "Регуляторам" слепым глазом, а потом и вовсе стала сочувствовать и поддерживать. Банды удалось приструнить, и тут их поддержало правительство.

    - Правительство поддержало банды? - удивленно спросил Вадим, - Зачем?

    - Ну, не целенаправленно. Испугались, что вся их антиоружейная политика пойдет коту под хвост, а как только население вооружится - так оно и про налоги спросит. Вдобавок всем было памятно восстание Сэма Брауна в 21-ом, хотя там совсем другие причины были(4). В общем, правительство нацелилось ввести военное положение, провести поголовные обыски и конфисковать все незаконное оружие, а заодно и перетасовать полицию Сиона, уволив оттуда кучу народа - всех тех, кто пытался бороться с преступностью официально, а неофициально содействовал "Регуляторам". Понятное дело, что после этого бандиты просто вырезали бы бывших полицейских и "Регуляторов", да и по остальным бы прошлись. Информация об этих планах просочилась, пришлось поднимать восстание. Замаскировали все под подготовку к карнавальному шествию - отпечатали и расклеили афиши, создали огкомитеты, проводили совместные заседания с представителями полиции по поводу маршрута, обеспечении порядка и все такое. А 10-го числа 7-го месяца состоялся "Большой Сионский карнавал": ночью отряды    "Регуляторов" при поддержке полиции заняли узлы связи, разоружили охрану арсеналов и Капитолийского холма - так мы называли квартал, где жило руководство АСШ - и взяли президента Абрахама Грея    и все прочее руководство прямо в теплых постелях. И заявили им: мол, мы, когда в состав АСШ входили, на самые высокие налоги в Новой Земле не подписывались, на разоружение не подписывались, на кормление профессиональных бездельников не подписывались, а на то, что нас кинут под ножи бандитам - тем более не подписывались, так что контракт считаем расторгнутым в связи с несоблюдением с вашей стороны его условий, просим подтвердить официальный выход федерального округа Новый Израиль из состава АСШ, тем более что вы все здесь так удачно собрались. А что без галстуков, ну так и мы не привередливые. Те подтвердили, конечно, их проводили к границе округа - и началась независимость.

    - Охренеть! - подытожил Вадим этот исторический экскурс, - Вот уж действительно - знай наших!

    - Скорее - "не зли наших", - улыбнулся Авнер, - хотя, разумеется , не только выходцы из Израиля в восстании участвовали.

    -    Tак это что же получается, - пришла Вадиму в голову новая мысль, - не врала мне Юлла? Евреи действительно и в Новой Земле свою землю силой вернули, и не у кого-то, а у АСШ, у Америки местной?!

    - Ну, там не одни евреи были, в "Регуляторах" тем более. И АСШ - это не совсем чтобы староземельные Штаты...

    - А по факту?

    - Да, можно и так сказать.

    - Охренеть, - повторил Вадим, - Израиль отхапал территорию США, причем не абы какую - столицу! А я думал, что рекорд наглости - это тот израильский вертолетчик, который сел на американский авианосец!

    - Это который заявил капитану: "Прошу прощения, я думал это один из наших"? Я тоже эту историю слышал. Нет, это не рекорд наглости. Оставь, что непонятно, насколько это правда - хотя в Израиле 60-ых бывало и такое, чего быть не могло, это все же чересчур. Но даже если и правда - у того пилота не было выхода, у него горючее было на исходе. У нас, в общем, тоже выхода не было. А рекорд наглости, эталонный - это трахнуть свою учительницу по биологии и объявить это научным экспериментом.

    - Класс! - расхохотался Вадим, - Этого я не слышал. Но все равно Юллу я доставал Катангой незаслуженно, похоже.

    - А Катанга - это что? - спросил Авнер, и выслушав краткое объяснение Вадима, подытожил: - Охренеть! Чего только не узнаешь про скандинавских либеральных гуманистов!

    - Я тоже узнал много нового про наших соотечественников, - усмехнулся Вадим, - кстати, а почему флаг поменяли? Чем местным израильтянам не понравился старый израильский флаг?

    - Тем, что местные израильтяне - это не совсем те израильтяне, к которым ты привык. В Новом Израиле и евреев - едва половина, а выходцев из Израиля - и того меньше. Остальные - в большинстве своем, американцы, выходцы с северо-востока США и из Калифорнии. Поэтому во время самого "Сионского карнавала" разные флаги поднимали, а потом, когда сели посмотреть, что получилось, решили делать новый флаг, с элементами обоих - израильского и американского, чтобы никому обидно не было.

    - А получилось, как будто греки всем скопом в иудаизм перешли.

    - Есть немного.    У нас на флаге полосок больше - тринадцать а не девять, но мало кто считает.    И действительно, первое время народ путался и удивлялся.

    - Я сам удивился, - сказал Вадим, вспомнив начало исторического экскурса, спросил: - Так это что же получается, у вас конфликт с местными Штатами, которые АСШ, и против них милуим дважды в год?

    - Нет, с АСШ мы не воюем. Руководство, конечно, нас не слишком любит и гадит по возможности - например, ввели транзитный сбор, с каждой машины, въезжающей на территорию АСШ по пути в Новый Израиль, и с каждой машины, выезжающей из Нового Израиля за пределы АСШ, берут двадцать экю. Но в целом отношения нормальные, есть договор о совместной обороне в случае нападения на территорию АСШ или Нового Израиля третьей стороны. Хотя, конечно, как его выполнять будут - никто не знает. Федеральную собственность в Новом Израиле мы выкупили или взяли в аренду, есть много совместных бизнес-проектов. Например, "Металлы Авнера" закупают цветные металлы для завода по переработке металлов в Форт-Рейгане.

    - А почему только цветные? - поинтересовался Вадим.

    - Потому что сталь перерабатывают в Портсмуте, который в Новом Уэльсе. Они очень давно наладили организованную закупку у Ордена транспортных платформ, излишних контейнеров, старых вагонов, которые иногда используются для отправки грузов на Новую Землю, и теперь перерабатывают сталь сотнями тонн в день. Ту сталь, что сдают мне здесь, я тоже перепродаю в Портсмут - они не развернули свою сеть приема металлолома.

    - Ясно. А что там в самом Сионе в смысле промышленности, и вообще работы? Я младший инженер-электронщик, и надеюсь найти что-нибудь по специальности.

    - Хай-тек? Сам понимаешь, это далеко не тот Израиль, что на Старой Земле.

    - Понимаю, - грустно сказал Вадим.

    - Кое-что есть, конечно. Пара софтверных компаний, фирма по обслуживанию и ремонту БПЛА израильского производства, еще что-то по мелочам. В общем, лучше тебе на месте спросить, может ты и вовсе решишь переквалифицироваться.

    - Да, пожалуй. Значит, конвой на Портсмут выходит каждый день в одиннадцать утра, у Северного выезда? Сегодня уже не успею, похоже, придется заночевать в городе. Кстати, ты не порекомендуешь недорогую гостиницу, а то в "Белом коне" с меня требуют 25 экю за двухместный номер?

    - А зачем тебе двухместный? А, да, эфиопка. Ну ты и шалун!

    - Стараюсь брать от жизни все, - Вадим улыбнулся, - кстати, а как в Новом Израиле к неграм относятся, в связи с социальщиками?

    - К неграм - нормально. К профессиональным бездельникам - плохо, вне зависимости от цвета кожи.

    - Так там что, и ортодоксов нет?

    - Практически нет. Есть немного в Форт-Линкольне, но вообще сюда ортодоксы не очень едут. Сам знаешь, у них с ношением оружия, не говоря о применении, не складывается, да и к тяжелой работе они непривычны.

    - А социальщики?

    - И социальщиков больше нет. Сразу после "Сионского карнавала" было объявлено: социальных выплат больше не будет. Тут они, конечно, выскочили бузить на улицах, думали их опять полиция встретит со щитами и дубинками, максимум - со слезоточивым газом. А их встретили "Регуляторы" с пулеметами.

    - Сурово у вас там.

    - Ага. А потом Гражданский Комитет - это руководство восстания было, ну и временное правительство Нового Израиля, до выборов - и вовсе заявил, что теперь с бандитами будут поступать, как во всех остальных странах севернее Залива, то есть вешать на ближайшем суку. И тут же приступили, поскольку имена и адреса у полиции были давно. В общем, самых заметных бандитов ликвидировали, часть социальщиков взялась за ум, начала работать и вообще стала полезными членами общества, а остальные быстро разъехались кто куда.

    - А адвокаты и журналисты, которые их защищали?

    - Тоже разъехались. В основном в Форт-Линкольне осели.

    - Подозреваю, что в Сионе по ним не скучают. Так что насчет гостиницы?

    - Есть хороший мотель "Арарат", на юго-западном въезде в город, со стороны Баз. Пятнадцать экю за отдельный домик.

    - Да, я видел указатель.

    - А зачем же ты в "Белый конь" поехал?

    - Были обстоятельства, - уклончиво ответил Вадим, - а как тут с межбанковским обменом информацией? В смысле, если я деньги вложу в один из региональных банков, будет ли это известно Банку Ордена?

    - Исключено. Здесь полная тайна вкладов, как когда-то в Швейцарии, банк не открывает информацию никогда и никому. Разве что тем, кто стоит за банком, например Банк Ордена - руководству Ордена, а РусПромБанк - руководству и спецслужбам Русской Республики, и то в очень особенных случаях. Если не собираешься лезть в шпионские игры и прочую нелегальную активность - про твой вклад в банке никогда не узнает никто, кроме тебя и банка, а если арендуешь сейф - то и банк не узнает.

    - Отлично. Тогда какой банк ты можешь рекомендовать. чтобы он имел отделения здесь и в Сионе? И вообще, как можно больше отделений в Новой Земле.

    - Северный Торговый. На цивилизованных землях, к северу от Залива, у него сеть отделений почти как у Банка Ордена. В Порто-Франко есть отделение на Чамберс-Лейн.

    - А где это? Впрочем, ладно, найду. Спасибо, Авнер!

    - Рад был помочь - улыбнулся тот.

    Выехав за ворота представительства, Вадим вновь глянул на флаг. Ну и ну, подумал он, каких только кульбитов не выделывает местная политика!

    1)В Израиле существует стереотип о румынских евреях как о людях, склонных к воровству.

    2)В ходе первого этапа израильской Войны за Независимость (в 1948 г.) арабы из окрестных деревень блокировали населенный евреями Западный Иерусалим, заняв позиции на холмах, через которые шла единственная дорога на город. В течении нескольких месяцев единственным способом доставки продовольствия, медикаментов и боеприпасов в осажденный город был прорыв по дороге вооруженных конвоев, часто сопровождавшийся тяжелыми потерями.

    3)"Регуляторы" - самоназвания народных милиций, несколько раз возникавших на территории США в конце 18-го - первой половине 19-го века для борьбы с преступностью и коррупцией.

    4)См. роман Кайла Иторра "Змеиное логово".

        Свободная территория под протекторатом Ордена, город Порто-Франко, 21 число 4 месяца 26 года, пятница, 15:00

    Прежде всего, Вадим отправился к мотелю "Арарат", где владелец - веселый и толстый армянин по имени Саркис - продемонстрировал ему означенный домик: с отдельной стоянкой, минибаром, телевизором и огромной двухспальной кроватью. Стоило все это великолепие всего пятнадцать экю, и узнав, что в ресторане мотеля сегодня подают стейки из свежеподстрелянной антилопы, Вадим тут же отправился прощаться с просто-Флоренс. Впрочем, и та не сильно переживала по поводу того, что в ее гостинице больше не появится "эта... леди". Аннабель ей, похоже, сильно не понравилась, думал Вадим, складывая вещи, ну что же, это ее право. Спасибо этому дому, пойдем к другому.

    - Благодарю Вас, Флоренс, - сказал он, стащив вниз сумки, - мне было очень приятно останавливаться в Вашей гостинице. Могу я получить свои деньги из сейфа?

    - Разумеется! - ответила Флоренс, поворачиваясь к сейфу, - Я буду очень рада видеть снова Вас лично. Ваши деньги, сэр.

    - Благодарю Вас. - повторил Вадим, принимая деньги, и направился к выходу.

    На стоянке Вадим увидел ван Деккеров - они вернулись из какой-то поездки и теперь выгружались из своего "Рено". Хендрик помахал ему рукой, и Вадим, опустив сумки, подошел к нему.

    - Хендрик, я съезжаю из этой гостиницы, - сказал он, - и я полагаю, наши дороги расходятся. Мне было приятно познакомиться с вами.

    - Мне тоже было приятно с тобой познакомиться, - Хендрик протянул руку, - успеха тебе, Вадим, куда бы ты не направился.

    - Я еду в Новый Израиль, - Вадим ответил на рукопожатие, - не знаю, останусь ли там, но если будете проезжать мимо - спроси, я буду рад вас видеть.

    - Мы едем в Новый Амстердам, это в Европейском Союзе. Как ожидаемо, а?

    - Да, пожалуй. Мы покинули старый мир, но не забыли, кто мы, и откуда пришли. Удачи и вам, Хендрик.

    - Спасибо! Если когда-нибудь попадешь в Новый Амстердам, заходи. Вряд ли мы куда-то оттуда поедем. Буду рад увидеть тебя вновь!

    - Я буду рад увидеть тебя вновь, Хендрик, - эхом повторил Вадим, и взяв сумки, потащил их к джипу.

    У него еще было немного времени, и он заехал в отделение Северного Торгового на Чамберс-Лейн, открыл счет и вложил на него тысячу экю. На руках оставалось чуть меньше восьми сотен, этого должно было хватить на сегодняшний визит в оружейный, на оплату места в конвое    и вообще на ближайшие дни. Интересно, кто этот Чамберс, подумал он, садясь в машину, и за что он получил здесь улицу своего имени.

    Аннабель ждала его у комиссионки, и Вадим с удовлетворением отметил, что сумок с чемоданами стало намного меньше. И с чуть меньшим удовлетворением заметил большой камуфлированный рюкзак, которого раньше не было.

    - Привет! - сказал он, останавливая машину, - А это что такое?

    - Привет, - улыбнулась Аннабель, - все как ты сказал, два чемодана и два баула, итого четыре.

    - А это что за рюкзак?

    - Пришлось купить здесь, все мои вещи не влезли. Он дешевый, три экю всего. Ты сказал оставить четыре сумки из старых, но ничего не говорил о том, что нельзя купить новую сумку.

    - Умничаешь? Ладно, будем считать что здесь ты меня подловила. Ты купила одежду и обувь для путешествия?

    - Да! Две пары формы, пара ботинок, шляпа - все как ты сказал. Тут, кстати, недорого.

    - Ладно, сейчас посмотрим. Сколько денег у тебя осталось?

    - Это мои деньги! - вспыхнула Аннабель.

    - Я и не претендую на твои деньги. Но мы едем покупать тебе оружие, и я хочу знать, что спрашивать. Оружие здесь дорогое.

    - У меня осталось чуть больше трехсот экю, - буркнула Аннабель.

    - А ты неплохо расторговалась, молодец!

    - В основном это золото, за остальные вещи дали мелочь.

    - Ну, это хорошо, что нашлось золото. Кстати, у тебя есть мелкая монетка?

    - Есть немного. А что?

    - Отдай мне за нож, - ответил Вадим, извлекая из кармана трофейный балисонг, - по русскому обычаю, ножи нельзя дарить. Знаешь, как открывать?

    - Видела такие, - улыбнулась Аннабель, принимая нож, и открыв фиксатор, довольно ловко крутанула нож в руке и продемонстрировала обнаженное лезвие, - Спасибо тебе, Вадим! Я сейчас!

    И она, сложив нож, сунула его в карман и закопошилась в другом, пытаясь нащупать нужную монету. Это какой-то переходящий негритянский нож, подумал Вадим, надеюсь она не попытается использовать его для тех же целей, что и предыдущий владелец. Аннабель тем временем протянула Вадиму десятицентовик:

    - Вот! Все по твоему обычаю.

    - Отлично. И еще, у меня новости: мы переезжаем в другую гостиницу, твою блузку я забрал.

    - А почему переезжаем?

    - Хозяйка подняла цену за номер, из-за того что нас двое, хотя номер рассчитан на одного. Я нашел недорогой мотель с более подходящей комнатой для двоих.

    - Прекрасно! В том номере кровать была слишком маленькой, чтобы спать на ней вдвоем. Смотри, что я купила!

    Покупки лежали в верхней части рюкзака: две пары американской формы BDU в старом пустынном камуфляже, шляпа той же расцветки и изрядно поношенные черные ботинки "Dr. Martens". Покачав головой при виде ботинок - походную обувь Вадим все же представлял себе немного по другому - он помог Аннабель закинуть сумки в "Суфу" и отправился в комиссионку. Там действительно был неплохой выбор разнообразной униформы, поношенной, но чистой, и Вадим потратил десять экю на покупку пары такого же пустынного камуфляжа старого образца, шляпы и кепки. Заодно он поинтересовался у продавца, где находится магазин "RA Arms".

    Магазин оказался в районе порта, и поплутав немного в лабиринте складов, Вадим наконец выехал к небольшому кирпичному домику с искомой вывеской на фасаде и остановился напротив, порадовавшись мимоходом, что город пока не страдает от проблем с парковкой. Сам магазин был значительно скромнее арсенала на Базе, но выглядел именно магазином: разнообразные винтовки и автоматы, среди которых явно преобладали варианты АК, были плотно развешаны на стенах, а на длинном прилавке под стеклом были разложены пистолеты. За кассой сидел худощавый европеец среднего возраста, а больше в магазине никого не было, и Вадим с Аннабель направились к нему,

    - Здравствуйте! - поприветствовал его Вадим на английском, который, как он уже понял, был в Новой Земле lingua franca(1), - Я тут револьвер или пистолет ищу, недорогой, и легкую винтовку для девушки. Что Вы можете предложить?

    - Револьвер или пистолет? - улыбнулся продавец, - И насколько недорогим он должен быть?

    - Давайте начнем снизу.

    - Самый дешевый револьвер - русский "Наган", он стоит десять экю, но сразу предупреждаю, патроны к нему редкие и недешевые. Самый дешевый пистолет... Вы ведь ищете армейский пистолет, а не карманную пукалку, не так ли?

    - Да, именно так.

    - Тогда "Тип 54" - китайская копия русского ТТ, у меня есть экземпляр с улучшенными щечками рукоятки, всего за сто экю.

    - Спасибо, не надо, - вспомнил Вадим какие-то обрывки газетных статей о ненадежности китайских ТТ, - а из револьверов что еще есть недорогое?

    - Есть немецкий РГ-63, копия ковбойского "Кольта", 38-го калибра, пятизарядный, двадцать экю.

    - А что-нибудь с откидным барабаном имеется?

    - Много чего есть. Могу я спросить, к какому револьверу Вы привыкли?

    - Ни к какому, - честно сказал Вадим, - у меня есть некоторый опыт обращения с пистолетом "Буль-Чероки", но я даже боюсь спрашивать, сколько он стоит.

    - Новоприбывший? - сочувственно улыбнулся продавец, - В Новой Земле не стоит экономить на оружии, несколько десятков сэкономленных экю могут стоить жизни.

    - Понимаю, но к сожалению, мой бюджет ограничен, - вздохнул Вадим, - что у вас есть еще из недорогих револьверов? И желательно, чтобы подошел к этой кобуре, - и он выложил на стол подарок Алека.

    - "Робинсон и Кук"? - улыбнулся продавец, - пожалуй, кое-что у меня найдется.

    Он нагнулся под прилавок, погремел какими-то железками и выложил на стол изрядно потертый револьвер с гладкой деревянной рукояткой.

    - "Смит-Вессон", модель "Виктори", военный выпуск для США, значит калибр - 38 Специальный, и проблем с боеприпасами у Вас не будет. Всего пятьдесят экю. Откидной барабан для быстрой перезарядки - как Вам требуется. Нажимаете на эту кнопку - и барабан откидывается. Вот это - головка экстрактора, при откинутом барабане выбрасывает гильзы, все сразу. Потом отпускаете экстрактор, вставляете патрону и закрываете барабан обратно - и револьвер готов к стрельбе. Он двойного действия - можно взвести курок, прицелиться и выстрелить, а можно просто жать на спуск - курок взводится сам и тут же спускается.

    - А как его разбирать для чистки? - поинтересовался Вадим.

    - Револьверы не надо разбирать для чистки. Чистить требуется то, куда можно достать при откинутом барабане. И ствол, само собой. К сожалению, оригинального шомпола, который можно сунуть в Вашу красивую кобуру, у меня нету.

    - Это не проблема. У меня есть разборный шомпол к "Гаранду", думаю, одна-две секции подойдут и для револьвера.

    - Да, можно и так. У Вас настолько плохо с деньгами, что Вы купили "Гаранд" в качестве основного оружия?

    - Почти. Я купил французскую самозарядку, MAS-49/56.

    - Хороший выбор при нехватке денег, - усмехнулся продавец, - Возможно, даже лучший. Кстати, у меня имеется оптический прицел для такой винтовки, почти новый, в чехле, и всего двести экю.

    - К сожалению, двухсот экю у меня нет. Но если у Вас найдется магазин к этой винтовке, я буду рад.

    - Должен быть, я поищу. Еще что-то?

    - Патроны. У меня пока что есть, но я хотел узнать, почем они за пределами Базы. И кстати, я хочу продать немного патронов для М16 - за какую цену Вы их принимаете?

    - 7.5 французский? Есть немного армейских излишков сирийского производства, по двадцать экю за сотню, но они не слишком качественные - пули летят не кучно, и нередко случаются осечки. Есть также коммерческие, производства сербской фабрики "Первый Партизан" - эти по сорок за сотню. Если Вы собираетесь брать "Партизан", рекомендую чуть-чуть укоротить ударник или сменить его на облегченный, титановый - у этих патронов более чувствительные капсюли, чем у оригинальных французских, и Ваша винтовка станет автоматической в самый неподходящий момент. Патроны для М16... можно посмотреть?

    - Пожалуйста, - Вадим выложил на прилавок боекомплект к М16, которым так и не довелось воспользоваться.

    - Израильское производство? - продавец сноровисто нажал на верхний патрон в каждом магазине, - С собой привезли?

    - Да.

    - По 29 патронов в каждом магазине, но пружины, похоже, просевшие - магазины давно лежат заряженными. Магазины я приму по пять экю, патроны, все - за двадцать пять, итого - сорок. Устраивает?

    - В общем, да.

    - Отлично. Итак - револьвер, магазин для твоей французской винтовки, еще что-то?

    - Винтовка для девушки. Что-нибудь легкое и с не слишком сильной отдачей, у нее нет опыта обращения с оружием. Возможно, американский карабин?

    - М1? Да, есть такое. Впрочем... вы ведь вместе, не так ли?

    - Да, - неожиданно сказала Аннабель, - мы вместе.

    - Великолепно! - улыбнулся продавец, - Подождите секунду.

    Он встал со стула, и заметно хромая, направился к задней двери - по-видимому, в подсобку. Вышел он спустя минуту, держа в руках, как показалось Вадиму, помповое ружье в черном пластике.

    - Дробовик? - удивленно спросил Вадим.

    - Нет, конечно. Это винтовка "Ремингтон" модели 7615, и заряжается она стандартными магазинами от М16. Смотрите, - и взяв один из магазинов Вадима, продавец вставил его куда-то под цевье, из-за чего оружие приобрело слегка сюрреалистический вид, - и таким образом Вы сможете передать боеприпасы своей подруге и сэкономить на покупке.

    Вот только покупка боеприпасов была бы за ее счет, подумал Вадим, глядя как продавец извлекает магазин и протягивает винтовку Аннабель.

    - Попробуйте приложиться к ней, мадам. Пожалуйста, не направляйте винтовку на людей... вот так. Перезарядка цевьем, как в помповом дробовике, что очень удачно заметил Ваш парень, никаких особых требований к качеству патронов - отлично работает и с демидовскими, со стальной гильзой. А вот эта кнопка - предохранитель.

    - Сколько оно стоит? - спросила Аннабель.

    - Всего двести экю.

    - Чего?! - возмутился Вадим, - Да она даже не самозарядная! И не новая, вон у нее воронение здесь вытерто, и на прикладе царапинки.

    - Зато она под распространенный калибр...

    - Он против местного зверья эффективен? - перебил Вадим.

    - Чаше всего, нет, - признал продавец, - но против плохих парней действует неплохо. Впрочем, я готов сделать для вас небольшую скидку.

    - Вам придется делать большую скидку. Плохие парни здесь, как я понимаю, с автоматами, магазинка, особенно в руках начинающего стрелка, против них не слишком эффективна.

    - Хорошо, я сделаю большую скидку, в четверть цены. Сто пятьдесят экю - вас эта цена устроит?

    - А карабин М1 сколько стоит?

    - Сто двадцать экю, но он тоже не новый.

    - А сколько стоит карабин М1 в арсенале базы "Северная Америка"? - Продавец промолчал, и Вадим, поняв что попал в точку, усилил атаку в этом направлении: - Аннабель, это несерьезно. Мы лучше съездим на базу "Северная Америка" и купим тебе там карабин, вместе с патронами. Пожалуй, даже прямо сейчас.

    - Он не будет стоить вам намного дешевле, - улыбнулся продавец, - можете мне не верить, но это так, и вы сами убедитесь. А горючее туда и обратно обойдется вам как минимум в полсотни экю.

    - Зато там карабин будет практически новый, с арсенального хранения.

    - Вынужден вас разочаровать. Вам предложат там уникальные исторические образцы, участники десантов на Сицилию и Тараву, прошедшие капремонт в конце сороковых и с тех пор лежавшие в толстом слое масла в дальнем углу склада Национальной Гвардии какого-нибудь особо занюханного штата.

    - А возможно, и револьверы тех времен найдутся, - продолжил Вадим, и вспомнив вчерашнего менеджера в кафе, продолжил: - и вы не хотите, чтобы мы это проверили, не так ли?

    - Мне все равно, - пожал плечами продавец, - это ваше время и ваше горючее, которое я хотел бы вам сэкономить.

    - Му тоже будем рады сэкономить время и горючее и закупиться здесь, если получим легкую винтовку за разумную цену, - сказал Вадим.

    - Сто экю, - добавила молчавшая до этого Аннабель.

    - Хорошо, - вздохнул продавец, - если вы купите револьвер и остальное больше чем на сто экю, то этот "Ремингтон" вы получите за сотню.

    - Подходит, - кивнул Вадим, - а как его разбирать?

    Продавец быстро показал порядок сборки и разборки, после чего Вадим сначала пару раз проделал это сам, а потом передал винтовку Аннабель для практики в сборке-разборке.

    - У меня нашлись магазины к Вашей винтовке, - тем временем продолжил продавец, - по пятнадцать экю. Сколько будете брать?

    - Один. И почем патроны к револьверу?

    - Сорок пять экю за сотню, экспансивные, производства "Федерал". К сожалению, Демидовск патроны калибра 38 Специальный не производит.

    - А Демидовск - это где?

    - Это в Русской Республике. Крупнейший местный промышленный центр, и основной производитель боеприпасов.

    - Ясно. Патроны все же дороговаты.

    - К сожалению, это цена. Раньше они стоили еще дороже.

    - Ладно, давайте сотню.

    - Еще что-нибудь?

    - Да. Ремень для винтовки, израильский.

    - Еще семь экю, - это уже к моей подруге, хотел сказать Вадим, но промолчал, чтобы не выглядеть крохобором, - итого, сто семнадцать.

    - О'Кей, - вздохнул Вадим, доставая кошелек, - а где здесь ближайший тир?

    Тир на 50 метров оказался во дворе магазина, и Вадим расстрелял по мишеням дюжину патронов, привыкая к револьверу. Конечно, "Смит-Вессон" несколько уступал в удобстве привычному "Чероки", да и малая емкость барабана разочаровывала: шесть выстрелов - и перезаряжай, причем перезарядка, даже после одновременного выброса гильз, занимала намного больше времени, чем смена магазина. Кроме того, револьвер оказался ощутимо тяжелее "Чероки" - понятное дело, честная сталь, никакого пластика. Точность, с другой стороны, оказалась приятным сюрпризом, особенно при выстрелах с предварительно взведенным курком. И в любом случае, выбирать было не из чего - не китайский же ТТ брать, в самом деле?

    Аннабель, после тщательного инструктажа по безопасности, тоже сделала десяток выстрелов из своего нового "Ремингтона". На первой паре выстрелов она зажмуривалась и взвизгивала, но быстро освоилась, и последними тремя выстрелами даже попала в мишень.

    - Нормально, - сказал Вадим, убеждаясь что винтовка разряжена и укладывая ее в сумку, - у тебя еще будет возможность попрактиковаться. Пока что старайся не стрелять в мою сторону.

    - Не буду, - кивнула Аннабель с серьезным видом.

    - А когда приедем в мотель, первым делом разберешь и вычистишь винтовку, - продолжил Вадим, - и вообще, с этого момента чистить каждый раз после стрельбы, так скоро, как сможешь, а если стрельбы не будет - еженедельно. Имей в виду, я проверю, и если найду грязь - трахну тебя неестественным способом.

    - Это как? - удивленно подняла брови Аннабель, и тут же, видимо вспомнив нужные фильмы о сексуальных привычках белых людей, бурно запротестовала: - Нет, я так не хочу, я не буду!

    - Не хочешь - держи винтовку вычищенной, - наставительно сказал Вадим, - и не забывай, я бывший армейский сержант и очень хорошо умею находить грязь в оружии. И я буду рад добраться до твоей попки.

    Аннабель задумалась на секунду, а потом спросила:

    - Сержант - это такой командир, да?

    - Что-то в этом роде, - кивнул Вадим.

    - Но ты не сразу стал в армии командиром? Я знаю, солдаты начинают службу как простые солдаты.

    - Да, это называется "рядовой".

    - А когда ты был "рядовой", твой сержант тоже трахал тебя неестественным способом, пока ты не научился чистить оружие? - невинным тоном осведомилась Аннабель.

    Вадим буквально согнулся от хохота, а отдышавшись, сказал:

    - Знаешь что? Ты мне тоже начинаешь нравиться.

    1) Lingua franca (итал.) - буквально "франкский язык",    в переносном смысле - язык, используемый как универсальное средство межэтнического общения.

         Свободная территория под протекторатом Ордена, город Порто-Франко, 21 число 4 месяца 26 года, пятница, 21:00

    Едва вселившись в номер    мотеля, Вадим распаковал принадлежности для чистки оружия и приступил к приведению в порядок своего револьвера. Чистить в нем оказалось почти нечего - только ствол, переднюю поверхность рамки и барабана. Приятным сюрпризом, о которм сообщил продавец в "RA Arms", оказалось то, что в городе можно свободно носить короткоствольное оружие, и Вадим повесил кобуру на ремень джинсов, поместил в нее заряженный револьвер и распихал еще шесть патронов по кармашкам. После этого он привесил на подвесную систему подсумок для револьверных патронов и крепко задумался: похоже, чтобы повесить с другой стороны кобуру, придется частично разобрать подвесную систему, сняв правый подсумок и отстегнув лямку, а потом поставить на место. И проделывать эту операцию каждый раз, когда он захочет перевесить кобуру с револьвером с подвесной системы на брючный ремень, или обратно. Похоже, покупка кобуры на ремень неизбежна, да и Аннабель надо сгонять на покупку какой-никакой подвесной системы. Покупка тянет покупку...

    - Аннабель, - окликнул он свою новую подругу, раскладывающую какую-то косметику на своей тумбочке, - ты помнишь, что я тебе говорил насчет чистки винтовки?

    - Да, - улыбнулась та, вспомнив конец диалога, но потом вспомнила и начало, - Ой! Прямо сейчас почистить?

    - Да. Оставь это пока, тащи сюда винтовку, я тебе покажу и объясню.

    Аннабель оказалась талантливой ученицей: процедуру разборки она отлично запомнила еще из магазина, да и чистку освоила быстро, и через полчаса уже протягивала вычищенную и собранную винтовку Вадиму. Тот заглянул в ствол, поковырял пальцем в патроннике и вернул винтовку со словами:

    - Нормально. Вот в таком виде ее и поддерживай. Неестественного секса ты на сегодня избежала, - Аннабель фыркнула, а Вадим продолжил: - поэтому приступим к естественному. Иди ко мне, красавица.

    Следующий час они провели достаточно весело и с удовольствием, причем как показалось Вадиму - с обоюдным. Не врала она мне, похоже, думал он, расслабленно валяясь на кровати по завершении процесса, кое-что она все же чувствует. Похоже, мы еще очень хорошо поладим. Хотя, конечно, насчет естественного секса я зря шутил - ей, бедняжке, благодаря милым обычаям ее племени никакой секс не естественный. Нет, рановато все же французы с этого Берега Слоновой Кости ушли, недоработали они на ниве очеловечивания местного населения. Впрочем, чего уж теперь, отрезанное обратно не прирастить. Вадим повернулся к Аннабель и поцеловал ее в уголок губ.

    - Вставай, красавица, обедать пора! Настало время выяснить, что здесь за антилопы.

    Саркис, владелец мотеля, появился в зале ресторана уже когда Вадим и Аннабель приканчивали оказавшиеся необыкновенно вкусными антилопьи стейки. Подойдя к паре столиков, он о чем-то коротко переговорил с сидящими за ними людьми, а потом направился к их столику.

    - Добрый день, - поприветствовал он, подойдя, - как вам еда, нравится?

    - Великолепно! - Вадим поднял большой палец, - очень вкусно, спасибо!

    - Спасибо вам. Мне очень приятно это слышать. А девушка по-русски не разговаривает? - спросил он, повернувшись к Аннабель?

    - Что он хочет? - спросила та у Вадима.

    - Спрашивает, говоришь ли ты по-русски.

    - Нет, я не говорю по-русски, к сожалению - улыбнувшись, ответила Аннабель по-английски.

    - Ничего страшного, - Саркис мгновенно перешел на английский, - выучишь еще, когда вы доберетесь до Русской Республики.

    - Но мы едем не в Русскую Республику, - ответила Аннабель.

    - Во всяком случае, на первых порах, - пояснил Вадим, - мы направляемся в Новый Израиль, посмотрим, что там.

    - Вот как, - покачал головой Саркис, рассматривая Вадима, - К соплеменникам, значит? А ты кто по специальности?

    - Младший инженер-электронщик, - пояснил Вадим,

    - Это хорошо, в Русской Республике тебе работа найдется. Только имей в виду, там многие работы для электронщиков и всяких таких специалистов - с допуском, а если ты не прямо с Базы приедешь, а из Нового Израиля и вообще АСШ, то с допуском могут быть сложности. И соврать , что прямо с базы, тогда уже не получится.

    - Вот как? - удивился Вадим, - у Русской Республики какой-то конфликт с местными американцами или израильтянами?

    - Да какой там конфликт? Русская Армия - сильнейшая армия Новой Земли, до конфликта дойдет - они и амеров местных в землю вкатают, и израильтян впридачу, ты уж не обижайся, но это не арабы. Нету конфликта, просто Америка местная, которая АСШ - это по факту орденские марионетки, а Орден, чем может, гадит Русской Республике. Еще когда русских территорий было две, а одна из них тоже была орденской марионеткой, Орден второй территории, Протекторату Русской Армии, палки в колеса вставлял, просто кушать орденцы не могли, видя как ПРА развивается. Спецназ ПРА даже рейд провел на Нью-Хэвен, Орден в чувство привести, а все равно не помогло - Орден очухался и принялся за старое.

    Что-то тут не так, подумал Вадим, ведь самый простой способ для Ордена нагадить здесь кому-то - просто не пропускать грузы через ворота. И если Русская Республика - самая промышленно развитая страна Новой Земли, и с сильнейшей местной армией, то получается, что все необходимое для строительства промышленности и вооруженных сил они получали и получают бесперебойно. А вот АСШ такого не получают, раз не стали самой промышленно развитой страной. Так что если Саркис и девушка из РусПромБанка не соврали насчет "самой-самой", то похоже реальная орденская креатура - как раз Русская Республика. Что они друг другу говорят для публики - так слова дорого не стоят, а рейд этот... я его не видел, да и Саркис этот из своего мотеля вряд ли, так что хрен его знает, что там было. В общем, местная политика, похоже, не менее хитровывернутая, что и на Старой Земле, и надо будет дальше смотреть, с выводом из слов Юллы я уже опростоволосился.

    - Ну а с Новым Израилем что не так? - спросил он, - Как я понял, и у него отношения с АСШ неоднозначные.

    - Сложно сказать, какие там отношения. Договор о совместной обороне они заключили с АСШ, не с Русской Республикой, и это уже о многом говорит. Опять же, правительство АСШ долгое время сидело в Сионе, а потом хоть формально и переехали, но иди знай, что на самом деле. Ну и кроме того, в руководстве Ордена много евреев, а своих они не бросают, вот и к Новому Израилю отношение соответственное.

    - А где я могу получить свою долю в руководстве Ордена? - поинтересовался Вадим.

    - А вот обижаешься ты зря, это ведь правда.

    - А я и не обижаюсь, я интересуюсь. Ведь раз правда, мне как еврею полагается доля в руководстве, разве не так?

    - Шутишь, да? Ладно, ты пошутил, я посмеялся. А насчет допуска все же имей в виду, а то можно, не подумав, не туда съездить, не с теми поговорить и загубить будущую профессиональную карьеру в Русской Республике.

    - Спасибо, я буду иметь это в виду, - и в Республику, которая таким способом завлекает специалистов, вряд ли поеду, подумал Вадим, - а где бы тут снаряжением закупиться можно было? Кобуру, подсумки и все такое.

    - Так соседний же с рестораном вход! - обрадовался Саркис, - Оружейный магазин Билла, там и снаряжение есть, и оружие, и боеприпасы.

    - Спасибо, - вновь поблагодарил Вадим, - тогда можно нам официантку со счетом прислать? Все очень вкусно было.

    Обед на двоих обошелся ему всего в восемь экю, и расплачиваясь по счету, он в очередной раз порадовался дешевизне еды в Новой Земле. А вот магазин Билла его разочаровал. Нет, снаряжение там было, и даже от ведущих производителей Старой Земли, но цены кусались более чем ощутимо, и Вадим, вздохнув, сказал Аннабель:

    - Пойдем по городу пройдемся, может найдем что подешевле.

    - Кажется, в комиссионке было что-то из снаряжения, - вспомнила Аннабель, - но туда лучше на машине, далеко потому что.

    - Лучше давай пройдемся, - покачал головой Вадим, - кормят тут на убой, не будем двигаться    -    растолстеем.

    Аннабель с неудовольствием поджала губы, но спорить не стала. Впрочем, и идти далеко не пришлось: уже через несколько кварталов справа от дороги они увидели большой магазин-склад под иронической вывеской "Tactical Stuff"(1). Внутри оказалась улучшенная копия "Робинсона и Кука", причем улучшенная не в смысле внутреннего дизайна - складские полки на стойках из уголка значительно проигрывали лакированному дереву в обители Алека - а в смысле выбора: времена ВМВ здесь были представлены по минимуму, а преобладали армейские излишки времен совсем недавних, вместе с вещами совершенно неармейскими. Вадим прикупил себе полицейскую кобуру из черной кожи за семь экю и пистолетный шомпол с кольцом - стоил он всего экю, и в кармашке на английской кобуре смотрелся прекрасно. Аннабель, по его совету, взяла польский брезентовый поясной подсумок на три магазина (хотя предназначен он был для магазинов к "Калашникову", магазин к М16 в нем тоже отлично размещался) и флягу в чехле. После чего, уже по собственной инициативе, купила себе солидных размеров нож с рукояткой из витого шнура. Покачав головой - эти ножи всегда представлялись ему странноватыми - Вадим тем не менее не стал спорить: возможно, ей так удобнее.

    Вернувшись с покупками в номер, Вадим переложил револьвер в новую кобуру и принялся вешать старую на подвесную систему, Аннабель же достала крошечный нетбук и по-видимому, попыталась найти беспроводную сеть. Попытки ее не увенчались успехом, она, что-то бормоча под нос, полезла в настройки, а потом спросила Вадима:

    - А ты не знаешь случайно, как здесь установить местную дату?

    - Патч же надо поставить, - чуть не хлопнул себя по лбу Вадим, - и на телефоны тоже. Бери комп и "Айфон" свой, поедем искать компьютерный магазин.

    Аннабель улыбнулась и начала быстро паковать свой нетбук в чехол и засовывать в рюкзачок. Вадим же закинул на спину свой рюкзак с ноутбуком, где лежал и мобильник с зарядным устройством, и с улыбкой посматривал на новую подругу: предчувствие его не обманывало.

    - Я готова, - объявила Аннабель, закидывая на спину свой рюкзачок, - пошли?

    - Ты свой кошелек забыла, - спокойно сказал Вадим.

    Лицо Аннабель стало темнее, чем обычно - ага, вот значит как негры краснеют, пронеслась в голове Вадима ненужная в этот момент мысль - и она с шумом выдохнула воздух через ноздри.

    - Настоящий мужчина не позволяет женщине доставать ее кошелек, - сказала она, - если, конечно, это настоящий мужчина.

    - Кто-то обещал вчера, что будет мало кушать, - улыбнулся Вадим, - а теперь претендует на полное содержание.

    - Да! Я готовлю и стираю тебе, я даю тебе секс, значит ты должен обеспечивать мои нужды!

    - А я везу тебя в места, куда тебе одной было бы очень тяжело попасть. Хочешь, чтобы я при этом еще и твои нужды оплачивал? Нет проблем, но тогда я буду и определять твои нужды. Ты этого хочешь? - Аннабель промолчала, и Вадим продолжил: - В частности, я считаю что тебе эти патчи в данный момент не нужны.

    - Я не это имела в виду, - стушевалась Аннабель, - но мы, все-таки, вместе.

    - А если мы вместе, каждый вносит свою часть, не обязательно деньгами. И не перенапрягает мой бюджет, который стал нашим. Мне не нужна подруга, которая сядет мне на шею и ноги свесит.

    - Но я не сажусь тебе на шею, - удивилась Аннабель.

    - Фигурально выражаясь. Мои деньги - это мои деньги, и я сам решаю, на что их тратить. Если я решу угостить тебя обедом или сделать тебе подарок - это мое решение, а если я решу, что я не буду тебе что-то покупать - ты купишь за свои, а если не хватит - заработаешь и купишь. И если тебе это не подходит - дверь открыта, забирай свои сумки и иди искать себе лоха, отвечающего твоим понятиям о "настоящем мужчине".

    Глаза Аннабель гневно сверкнули... и почти тут же гнев угас.

    - Извини, - сказла Аннабель с улыбкой, - ты прав. Я не хочу никуда идти, я хочу ехать с тобой в Новый Израиль завтра. Вот мой кошелек, у меня наверное хватит денег на этот патч. Поехали?

    - Поехали, - кивнул Вадим и открыл дверь.

    Магазин "Электроника и компьютеры" обнаружился на той самой Овальной площади, где Вадим вчера познакомился с Аннабель, и кроме упомянутого патча на все версии "Виндоус" предоставлял и услуги по перепрошивке мобильников. Установка патча производилась с флешки, занимала несколько минут и стоила пять экю, мобильники заняли чуть больше времени и обошлись по десятке. Заодно Вадим решил спросить и насчет звонков на Старую Землю.

    - Да, есть такая возможность, - подтвердил техник, молодой парень собранными в хвост длинными волосами, - но звонить можно только с базы "Северная Америка". Подаешь заявку, обычно ожидание занимает два-три дня, приезжаешь, проходишь инструктаж - как бы что-нибудь не ляпнуть про Новую Землю, занимаешь кабинку и звонишь. Обычным образом - код страны, код города и так далее.

    - И сколько стоит это удовольствие? - поинтересовался Вадим.

    - Недешево. Восемьдесят экю в минуту.

    - Ого! - звонок маме, похоже, откладывался надолго.

    - Да, к сожалению это те цены, которые Орден устанавливает, - сочувственно кивнул техник, - еще чем-нибудь я могу помочь?

    Еще Вадима заинтересовал "New World Maps" - диск с подробной и многослойной картой всех исследованных территорий Новой Земли, обошедшийся в 25 экю. С местными же симками их постигло разочарование - они были действительны только на территории орденского анклава, то есть баз и Порто-Франко. Потом они еще посидели в кафешке на площади, выпили по чашечке отличного местного кофе, трепясь о том о сем, а когда им подали счет, Аннабель демонстративно вытащила кошелек.

    - А я уже собрался угостить тебя, - улыбнулся Вадим.

    - На сэкономленные деньги? - язвительно спросила Аннабель.

    - Не вредничай. Я же тебе все объяснил.

    - Да, я все поняла. Кофе стоит дешевле этого самого патча.

    - Не в этом дело. Патч на твой нетбук нужен только тебе. А совместно попить кофе - это кайф для нас обоих. Мне действительно приятно угостить тебя кофе.

    - Спасибо, - Аннабель улыбнулась, - ты иногда говоришь странные вещи, но ты такой душка!

    На обратном пути они завернули на заправку, где Вадим долил соляркой бак под пробку, чтобы не тратить на это время завтра утром. А добравшись до номера, Вадим решил наконец прочитать путеводитель и брошюры, которые ему пихнули в РусПромБанке и "Металлах Авнера".

    Начал он с путеводителя, а вернее - с обширного раздела "Животный мир", и раздел его не разочаровал. Не врал Йорген, думал он, перелистывая страницы, на иное местное зверье разве что с пулеметом и можно ходить. И в одиночку по местным равнинам лучше не кататься. Будут деньги - обязательно куплю пулемет и научу Аннабель с ним обращаться, будет Анкой-пулеметчицей. Правда, приткнуть его на джипе негде... Ладно, буду думать, все равно пока что лишних денег на пулемет нет. Так, что тут еще есть - морская живность, которая дайверов любит? Хм, она похоже не только дайверов любит, а еще и пловцов, и лодочников. Похоже, плавки мне тут не пригодятся. Ага, похоже есть надежда на улучшение: "В последние годы наблюдается снижение численности хищных и опасных животных вблизи населенных пунктов и основных дорог, по всей видимости в результате истребления человеком". Вот и правильно, так и надо, а мнение гринписовцев меня не колышит - гринписовцев не ели массово волки, как средневековых европейских крестьян, и не задирали львы, как соплеменников Аннабель совсем недавно.

    Что тут еще? Ага, города. Вот и Портсмут, куда мы завтра выедем, а послезавтра приедем. Надо же, крупный промышленный центр, черная металлургия, добыча свинца, производство спецсплавов. Хай-тека, однако, нет, значит оставаться там не имеет смысла. Зато чай там не могут не пить, значит можно будет пополнить финансовые резервы. Наркотики под запретом, впрочем нам и не нужно, открытое ношение оружия разрешено - вот и отлично. А что у нас дальше? Виго, крупный центр судостроения, это, надо полагать, испанцы. Потом - Наполи, за ним - Коринф с неправильными греками, а там уже и АСШ начинается. Сначала - Форт-Линкольн, а потом уже и Сион. Кстати, про транзитный налог надо будет не забыть. Похоже, за шесть-семь дней доберемся.

    Что у нас еще? Брошюрка в цветах российского триколора, реклама Русской Республики. Ого, это не реклама, это панегирик какой-то! Причем в худшем советском стиле: "Выполняя решения внеочередного съезда партии, трудящиеся Мухосранской козлодойной фабрики в едином порыве увеличили выработку...", бля, засну же сейчас! Такое впечатление, что им и Ордену одни и те же люди рекламные брошюрки пишут. А интересное тут есть что-нибудь? Ага, вот, "наиболее    промышленно развитая страна в Новой Земле", догнали и перегнали, значит, молодцы, уважаю. Ого, автозавод, авиазавод, судостроение, основной поставщик боеприпасов на местные рынки - что же они 38 Специальный не освоили, раз такие основные, нефтехимическая промышленность, более чем солидно. И, кстати, подтверждает мою предыдущую мысль, что Орден им создает режим наибольшего благоприятствования. Хай-тека, впрочем, и в Русской Республике нету, засекречен, наверное, и вообще, если он у них там такой режимный с допусками, то мне там в любом случае ничего не светит, знаем мы, как в СССР брали евреев на режимные предприятия, родители рассказывали. Полезные ископаемые, ого, нефть, железная руда, полиметаллические руды, золото даже есть. Ладно, от выводов по поводу этого мегавезения я пока воздержусь, помня Юллу.

    Так, а вот и историческая часть. Отцы-основатели Русской Республики - Демидов, бывший вор в законе, отошедший от криминала (Вадим хмыкнул), и Аверьянов, горный инженер, "друзья молодости". Находка золота на какой-то дикой окраине земель, выделенных Орденом для расселения русских, обнаружение всяких прочих руд, нефти... да уж, про прецедент Юллы не надо забывать, но и такой выигрыш миллиона по трамвайному билету все же странноват, определенно есть здесь что-то, о чем в официальной истории не пишут. Так, появление чеченцев, пограничные набеги, создание первых частей Русской Армии, продажа концессий правительством Новой Москвы, восстание Демидова и Аверьянова и "вынужденный временный" раскол русских территорий на Московский Протекторат и Протекторат Русской Армии. Продолжение развития Протектората Русской Армии, создание мощной промышленности на основе оборудования и специалистов разрушенной промышленности бывшего СССР, рост и усиление Русской Армии и превращение ее в мощнейшую вооруженную силу Новой Земли. Вот: "Рабочие, служащие, инженеры с промышленных предприятий не жалели никаких сил и средств для своих вооруженных сил, и нередко отдавали последнее" - ага, и совершенно добровольно при этом, прямо как в СССР. Если это продолжается до сих пор, я точно ничего не потеряю, поехав в другое место - пользы-то от работы по специальности, если все заработанное заставят отдавать. А что в Московском Протекторате? А там, как говорят в Израиле, базар, бардак и джунгли - разгул коррупции, разгул преступности, ограничения на владение оружием для населения... Ага, а вот и вышел Орден из тумана, вынул ножик из кармана: "Такое усиление русской территории не могло не вызвать беспокойства у международных олигархических кругов Старой Земли, чьи интересы здесь представляет Орден"... ученые и первопоселенцы, значит? Тут уже не знаешь, кому и верить. Опа, а вот и развитие событий: покушение на Демидова в 21 году, исполнитель покончил с собой, заказчики точно не установлены. Но описание покушения так ловко вставлено в описание коварства и злобности Ордена, что нужный вывод тяжело не сделать. И что характерно, жалоб на санкции или эмбарго какое нету, при всем при том "международные олигархические круги" как помогали в постройке военно-промышленного комплекса Протектората Русской Армии, так и помогают. А, вот наконец: "под надуманными предлогами тормозили поставки заказов, необходимых промышленности, а также высокотехнологичных вооружений", не прошло и двадцати местных лет. Ага, 22 год - рейд на Нью-Хэвен, демонстративное уничтожение оборудования и вооружений, "потрясенный и напуганный, Орден пошел на принятие справедливых требований ПРА". И это при том, что Орден получил железный повод и причину намертво закрыть ворота для Протектората Русской Армии, истощить его блокадой, после чего успешно разгромить в войне на истощение, опираясь на свой неограниченный доступ к ресурсам Старой Земли. Многое говорит об Ордене: не слишком сложно его потрясти и напугать, а главное - безопасно, мстить не будут. Интересно, многие ли после этого успели за счет Ордена удовлетворить свои "справедливые" требования? В смысле, не по мелочи, как я свою тысячу экю выбил, а крупномасштабно.

    Дальше становится совсем весело: зачистка Диких Островов, присоединение их к ПРА в виде кубинской автономной области. А кубинцы тут откуда? Непонятно. Промышленное развитие несется вверх каким-то стремительным домкратом: в начале 23 года появляется РемАвиаСтрой, и тут же начинает десятками строить самолеты - не суперлайнеры и стелс-истребители, конечно, легкомоторники, но тоже внушает. Да, это называется успешно в рейд сходили: Орден настолько впечатлился, что вместо ожидаемого и оправданного эмбарго стал заваливать ПРА оборудованием и вооружением в беспрецедентных масштабах. Так, вот и первый ожидаемый результат: 24 год, объединение Московского Протектората и Протектората Русской Армии в Русскую Республику, разумеется - совершенно добровольное, по результатам референдума. Столица - в Новой Москве, президент, ожидаемо - Аверьянов, прочее руководство, надо полагать, целиком переехало из ПРА. Новое административное деление, что интересно - Дикие Острова остаются автономией, но кубинцы из названия куда-то исчезают. Какие интересные кубинцы: появились ниоткуда, ушли в никуда, и надо полагать - совершенно добровольно, чем дальше, тем чудесатее. Так, 25 год - совместно с Бразилией зачистка от пиратов западного побережья перешейка, основание там Загорской области, а ближе к концу года - конфликт с Ичкерийским Имаматом. Как я и предполагал, выписывать соседям-мусульманам живительных пиздюлей русские тоже не забывают, что в общем хорошо и правильно. Далее, широкое применение боевой авиации местного производства позволило, несмотря на потери от ПЗРК, разгромить чеченские банды, уничтожить пиратов и наркоторговцев в дельте местной Амазонки и занять значительную часть Имамата, остатки Имамата подписали мирный договор в Кейптауне. Странно, а Имамата я на карте не видел. Впрочем, там же с другой стороны Исламские Территории, а арабы - шакалы известные: надо полагать, как только чеченцы лишились основных боевых сил, значительной части территории и репутации несгибаемых бойцов и отморозков, все, что осталось, тут же "взяли под защиту" добрые соседи. Так, а в этом году началось освоение "северных территорий", создан Форт Росс - ого, охренеть где! А у Бразилии, кстати, теперь интересное положение: с запада - океан, а с остальных сторон ее окружают территории Русской Республики, и надо полагать, недалек тот день, когда и Бразилия войдет в состав Русской Республики, разумеется совершенно добровольно. Правда, судя по карте, и в Новом Израиле такая же фигня, да притом подогреваемая реваншизмом руководства АСШ, которое из собственной столицы вывели на пинках и в ночном белье. В общем, по прибытии надо держать ухо востро: встать в ряды и погибнуть в какой-нибудь местной войнушке из-за вещей, случившихся задолго до моего прибытия, мне совершенно не улыбается.

    Читать брошюрку Нового Израиля было совершенно неохота: наверняка там такой же кондово-бравурный стиль, хвала героям револю... ээ, Большого Сионского карнавала и все такое. Приеду - оглянусь на месте, не понравится - двинусь еще куда-нибудь. Аннабель... там видно будет. Кстати, пора и на ужин идти.

    - Аннaбель, красавица, ты не проголодалась? - окликнул Вадим свою подозрительно тихую подругу.

    - Да, - хихикнула та за спиной, - я как раз хотела предложить тебе поднять нос над книгами и одеться покрасивее.

    Вадим обернулся и остолбенел: Аннабель одела, надо полагать, праздничный национальный костюм - платье с открытыми плечами и шлейфом, из ярко-желтой материи с сине-красными цветами, и тюрбан из той же материи. Смотрелось это совершенно потрясающе.

    - Охренеть, - пробормотал Вадим, - Класс!

    - Нравится? - хихикнула Аннабель, - Это выходное платье. Оденься соответственно, выйдем в гостиничный ресторан - все ахнут.

    - Главное - револьвер не забыть, - улыбнулся Вадим, - Чувствую, от Саркиса тебя придется защищать с оружием в руках. Подожди здесь, у меня брюки и туфли в машине.

    Аннабель вновь хихикнула, и Вадим бросился к машине за рюкзаком, в котором лежали элегантные брюки и кроссовки "Пума", могущие сойти за туфли.

    1)"Тактическое барахло" (англ.).

    

    Свободная территория под протекторатом Ордена, город Порто-Франко, 22 число 4 месяца 26 года, суббота, 12:00


    Вечер удался    даже более, чем предполагал Вадим. Когда он, в рубашке и брюках, держа под руку Аннабель в сногсшибательном платье, вошел в ресторан мотеля, во внезапно наступившей тишине можно было отчетливо различить звон падающих на тарелки вилок и ножей. Саркис выбежал из-за своей стойки, лично проводил их к столу, принял заказ, выставил "за счет заведения" бутылку отличного красного вина местного производства, и услав официантку на кухню, начал осыпать "прекрасную и несравненную африканскую принцессу" цветистыми комплементами. Вадиму даже пришлось пару раз вежливо напомнить ему, что принцесса, вообще говоря, не одна. Некоторым из присутствовавших в ресторане мужчин их жены и подруги также напоминали, что они не одни - негромко, но довольно экспрессивно. А уж какая зависть читалась во взглядах всех поголовно мужчин, начиная с Саркиса, которые они бросали на Вадима... Аннабель же наверняка чувствовала себя не принцессой, а натуральной королевой бала, и в конце вечера Вадим в очередной раз убедился, что основная эрогенная зона у женщин - это мозг: сочетание всеобщего обожания и желания и выпитого вина ее здорово завело, и когда они вернулись в номер, африканские страсти он наконец увидел. И услышал. И неоднократно почувствовал. И в общем, выспаться опять не удалось, но этим утром Вадим на это отнюдь не жаловался, и по звонку будильника проснулся мгновенно.

    - Вставай, сладкая - приобнял он потягивающуюся подругу, - умываемся, собираемся, выпьем кофе и едем в Портсмут. Лондон нас зовет, в общем!

    Теперь Вадим одевался с учетом опыта предыдущего путешествия: достал из "чимидана" длинные шерстяные носки и армейские ботинки, одел светло-серую футболку и купленный вчера комплект BDU, на голову водрузил зеленую армейскую кепку, на нос - темные очки, а вокруг шеи обмотал куфию. Аналогично оделась и Аннабель, только на ноги вместо армейских ботинок она одела "Dr. Martens", а собранные в хвост волосы убрала под камуфлированную шляпу. Вадим помог ей разместить на ремне подсумок с магазинами, флягу и ножны с ножом, а потом вручил ей вторую куфию, которую Аннабель так же обмотала вокруг шеи. После этого он разместил в нижнем кармане брюк индивидуальный пакет и жгут, а в другой карман засунул складной нож, и надел свою подвесную систему. Револьвер - в кобуру, пара десятков запасных патронов в соответствующий подсумок. Вроде все. Вадим перетащил сумки в джип, пока Аннабель убеждалась что они ничего не забыли в номере,    закинул на плечо тяжеленную оружейную сумку с обоими винтовками, и они направились пить утрений кофе.

    Саркис сидел за стойкой и выглядел свежим и бодрым, но поприветствовал он их неожиданно:

    - Доброе утр.. ээ, аллах акбар! А что, наши уже в городе?

    - Шабат шалом! - ответил Вадим, - Ты сколько вчера выпил, раз клиентов не узнаешь?

    - Вы бы на себя посмотрели, шабатшаломы! - расхохотался Саркис, - Камуфляж, арафатки - ну точно "фронт освобождения Палестины" какой-нибудь!

    Вадим и Аннабель посмотрели друг на друга - и тоже рассмеялись.

    - А ведь верно! - проговорил Вадим, отсмеявшись, - Ну раз так - кофе и круассоны нам, неверный, пока мы не объявили джихад твоему ресторану!

    - Это еще надо смотреть, кто тут верный, а кто нет, - весело проворчал Саркис, доставая чашки, - А то нашлись тут всякие... шабатшаломы.

    - Так чего тут смотреть? - усмехнулся Вадим, - мы евреи, наши предки написали те священные книги, которые христиане и мусульмане потом сперли.

    - Ага, ага. А где Ной свой ковчег причалил, знаешь?

    - А откуда мы вообще знаем про Ноя и про то, где он причалил? Вот то-то же. Ной - предок всех живуших людей, а раз он был евреем, то и все люди евреи, просто не все признаются.

    - Да, как же, слышали, древнее вас только звезды, и то не все. Круассоны подогреть?

    - Разумеется. И зря ты обижаешься, это ведь правда.

    - Один-один, - хохотнул Саркис, - Прошу, четыре круассона, два кофе, один экю с вас.

    - Спасибо, - кивнул Вадим и достал кошелек, - кстати, вот ключ от нашего домика, уезжаем мы.

    - В Новый Израиль? - покачал головой Саркис, - Ну, каждый человек сам кузнец своего счастья. Желаю удачи вам в любом случае. Будете в Порто-Франко - можете рассчитывать у меня на скидку, сдам вам номер по десятке за ночь. Эх, какой вчера выход у вас был! Колись, Вадим, где ты эту африканскую принцессу нашел?

    - Где нашел, там уже нету, - рассмеялся Вадим, беря чашечки и блюдца, - Пошли, принцесса!

    - С удовольствием, мой принц, - рассмеялась Аннабель, и Вадим в первый раз подумал: а удачно я все же ее встретил.

    Допив кофе, они сели в "Суфу" и покатили к Северному выезду. Вот и еще один этап квеста позади, подумал Вадим. Итак, три дня прошло, впереди еще тридцать семь. Пока идем неплохо - дорога к Сиону ясна и не должна занять больше недели, что оставляет мне еще тридцать дней на поиск Алекса Шварцмана. Как я его буду искать? Там посмотрю. Может, мне повезет так же, как и с Авнером, и я увижу его имя на рекламном плакате на въезде в Сион, хотя рассчитывать на это, конечно же, глупо. Ладно, доедем, а там видно будет.

    У Северного выезда уже собиралась колонна: на правой обочине грунтовки стояли пара тяжелых армейских "Рио"-пятитонок и джип незнакомой модели. Перед грузовиками стоял пикап "Додж-Рэм" с крупнокалиберным ДШК в кузове, еще один такой же пикап стоял в стороне, и когда Вадим затормозил вслед за джипом, от второго пикапа к нему подошел мужик в камуфляже, темно-зеленом берете набекрень и с АКМС на плече.

    - Вы едете в Портсмут с конвоем? - спросил он по-английски с непонятным акцентом.

    - Да, - кивнул Вадим.

    - Оружие, рация есть?

    - Да две винтовки, и рация имеется.

    - Отлично. Сто экю с вас.

    Вадим расплатился, и "зеленый берет", сообщив радиочастоты, вернулся к своему "Рэму". Вадим заглушил двигатель, выставил нужные частоты на своей рации и достав из сумки винтовки, вручил Аннабель "Ремингтон", а свою "француженку" прислонил к сиденью. Больше в ожидании команды на отправление делать было нечего. Аннабель достала свой "Айфон", и вставив наушники в уши, включила какую-то музыку. Вадим же, решив размяться перед дальней дорогой, вылез из машины, и закинув винтовку на плечо, отправился рассматривать неизвестный джип.

    От этого занятия его отвлекли рев мотора и странноватая музыка с песней на непонятном языке. Обернувшись, он увидел черный "Кая-Спортэйдж", подлетающий к Северному выезду со стороны городских строений и тормозящий на левой обочине, примерно напротив их джипа. Быстро подняв куфию на нос, чтобы не закашляться в облаке пыли, он с интересом разглядывал машину через темные очки: ее радикально черный цвет был разбавлен совершенно невероятным количеством хрома - на дисках колес, на дверных ручках, на зеркалах... Имелся и хромированный "кенгурятник", на котором были закреплены аж четыре дополнительных фары, и это, пожалуй, было единственным намеком на внедорожность. Интересно, кого это принесло, подумал Вадим, и почти сразу получил ответ на свой вопрос: к джипу быстро подошел солдат-орденец и что-то сказал, неслышимое за музыкой, а потом повторил это громче. Музыка смолкла, и от машины донесся крик с резким "южным" акцентом:

    - Че?! Ты по-русски говоришь?! Рашан, бля! Рашан, позови того, кто русский знает, баран!

    Возможно, не обойдется без проблем, подумал Вадим и на всякий случай незаметно расстегнул кобуру. Но орденец, не говоривший по-русски, невозмутимо кивнул и что-то сказал в рацию, после чего со стороны поста подошел другой солдат, надо полагать русскоговорящий, и принялся что-то объяснять. Музыка так и не возобновилась, зато распахнулись двери джипа и из него вышли трое пассажиров: молодые парни в камуфляжных штанах и кожаных куртках - это на такой-то жаре! Двое из них были почти подростками, лет по 17-18, с кучерявыми волосами и редкой, но длинной щетиной, которая должна была изображать растительность на лице, третий был немного старше, лет 23-25, коротко подстриженным и тщательно выбритым. И все трое были неплохо вооружены: у каждого по "Калашникову" и по пистолету, причем пистолеты они, пренебрегая кобурой, просто заткнули за пояс. У одного из них висел на поясе еще и нож совершенно жутких размеров с наборной рукояткой, у другого из кармана куртки торчал запал гранаты. Похоже, нас посетили дикие кавказские горцы, решил Вадим, так что Саркис может радоваться: "наши" таки в городе. Впрочем, Саркис, несмотря на его легкий заскок на теме Русской Республики, явно нормальный мужик, и эта троица ему не более "наши", чем мне.

    Со стороны ""Суфы" раздался звук восточной музыки, безжалостно искаженной крошечным динамиком "Айфона": по-видимому, Аннабель неловко повернулась и штекер наушников выскочил из разъема. Через пару секунд музыка исчезла - надо полагать, Аннабель вставила штекер обратно, но трое кавказцев повернулись в сторону их джипа и о чем-то между собой заспорили. Как показалось Вадиму, один из молодых убеждал двух других, периодически указывая на их машину, и среди потока непонятных слов периодически проскакивали русские: "палестинцы", "арафатка"... Да уж, удачно оделись, подумал Вадим, глядя как к компании кавказцев направляется "зеленый берет", до этого разговаривавший с пассажирами вставшего за "Суфой" сильно подержанного "Хюндай Терракан". Как оказалось, он говорил по-русски, но на его вопрос, хотят ли они присоединиться к конвою, старший из парней ответил уклончиво: "Мы решаем, как решим - мы тебе скажем". "Зеленый берет" отошел, а оба молодых, посовещавшись еще минуту со старшим, заинтересовались уже "Терраканом", вернее сидевшей рядом с водителем молодой блондинкой, и подойдя к машине, стали выражать желание "познакомиться". Пассажиры "Терракана" также говорили по-русски, так что языкового барьера не возникло, сидящий за рулем молодой парень тоже не изобразил из себя барьер: его неуверенные протесты оба подошедших отклоняли ленивым "Да ты че, успокойся, мы же поговорить только". Если они подойдут так поговорить с Аннабель, пристрелю обоих, мрачно подумал Вадим. Старший же из парней, по-видимому что-то решив, крикнул в сторону орденского поста:

    - Серый! Подойди сюда, поговорить надо!

    От поста подошел тот самый русскоговорящий орденец и с минуту о чем-то разговаривал со старшим. После этого старший начал звать остальных, а орденец направился прямо к Вадиму:

    - Прошу прощения, сэр, Вы говорите по-английски?

    - Говорю, - кивнул Вадим.

    - Ваши единоверцы интересуются, позволите ли Вы им присоединиться к вам. Они будут рады компании опытных бойцов.

    - Вот эти ребята в обвешанном хромом "Спортэйдже"? А куда они собираются вообще?

    - Ну... как я понял, также как и вы - на исламские территории.

    - К сожалению,    они ошибаются. Мы совсем не их единоверцы - мы израильтяне, и едем в совсем другую сторону. И не заинтересованы в их компании. Передайте им наше пожелание успеха в борьбе с еретиками.

    - Прошу прощения за беспокойство, - кивнул орденец и направился к парням.

    Его ответ вызвал бурную реакцию: парни сначала разразились ругательствами, органично вплетая в свой язык русские матюги, а потом двое из них начали смеяться над третьим - тем самым молодым парнем, который до этого убеждал остальных, что рядом с ними - "палестинцы". Парень явно злился, причем чем больше он злился, тем сильнее насмехались над ним двое других. Даже Вадим улыбнулся, и возможно, это стало для парня последней каплей: с хрипом выкрикнув что-то, он сорвал с плеча АКМС, передернул затвор и бросился через дорогу к Вадиму. Прежде чем тот успел понять, что шутки кончились, парень остановился перед ним, поднял автомат на вытянутых руках, наставил Вадиму в лицо и заорал, брызгая слюной:

    - Пиздец тебе, козел жидовский, молись!

    Он же невменяемый, понял Вадим, он в самом деле способен выстрелить. А потом он вспомнил свою первую стычку под Раджмином и все последующие бои, и не давая страху подняться, ляпнул первое, что пришло в голову:

    - Ты с предохранителя не снял.

    Древний киношный трюк сработал: парень автоматически повернул автомат правой стороной к себе, чтобы взглянуть на предохранитель - и отвел ствол вверх и в сторону. И Вадим пригнулся и рванулся вперед, левой рукой блокируя ствол, а правой выхватывая револьвер. Грохнула по ушам короткая очередь, и в ту же секунду Вадим приставил ствол к обтянутому курткой животу противника и нажал на спуск. Револьверный выстрел прозвучал глухо, парень содрогнулся и мягко, как будто из него все кости вынули, сложился на землю.

    Смех оборвался мгновенно. Второй из молодых, пригнувшись, бросился вокруг капота, а парень постарше рванул с плеча автомат. Вадим выстрелил в него и промахнулся, выстрелил снова, пока тот сбрасывал предохранитель и тянулся к рукоятке затвора - и опять не попал. Да что это такое, промелькнула в голове мысль, тут же метров семь, не больше. И у меня хватит времени всего на один выстрел, потом он разрежет меня очередью. Взвести курок... Вторая рука рванулась к револьверу, взвела курок и обхватила первую, противник уже опускал автомат, прицел на центр корпуса... попал! Противник, получив пулю в бедро, выронил автомат и начал оседать на землю. Под ногами зашевелился первый парень, и Вадим автоматически выстрелил ему в голову, контрольным: не хватало еще, чтобы этот герой-джигит напоследок выдернул чеку из гранаты. Теперь капот... никого. Раненый... черт, он поднимает автомат, остался всего один патрон! И в этот момент грохнул выстрел из-за задней части "Суфы", из головы старшего вылетело облачко кровавых брызг, и он рухнул на дорогу, а из-за джипа выскочила Аннабель, без шляпы, но с "Ремингтоном" в руках.

    - Молодец! - крикнул ей Вадим, - Держи капот их джипа!

    Аннабель азартно выкрикнула что-то в ответ - после автоматной очереди у Вадима до сих пор звенело в левом ухе - и тут же пальнула по капоту, передернула цевье и пальнула вновь.

    - За что?! - раздался из-за капота плаксивый голос, - Почему вы нас убиваете?!

    - Борзеть не надо было! - крикнул Вадим, засовывая револьвер обратно в кобуру и вскидывая винтовку. Сдавайся, хотел было крикнуть он, но осекся, вспомнив как в третьей роте взяли в плен "хезбаллона", а тот заявил на допросе, что после боя солдаты добивали раненых боевиков, и как ребят из третьей роты месяцами мучил следственный отдел военной полиции, прежде чем было доказано что пленный соврал. Нет пленных - нет проблем, подумал он, взводя затвор "француженки". Он за капотом прячется? Сейчас этот гений узнает, что машины не до самой земли железные!

    - Не давай ему поднять голову над капотом! - прокричал он Аннабель, делая шаг вправо и снимая предохранитель. Аннабель вновь пальнула в капот, а Вадим мысленно прикинул, что правое колесо не должно закрывать ему сектор капота, и приготовился падать в положение для стрельбы лежа. И в этот момент находившийся с другой стороны машины орденец вскинул М16 и выпустил короткую очередь, и из-за капота раздался вскрик.

    - Прекратить огонь! Положить оружие на землю! - прозвучал командный голос из громкоговорителя.

    - Аннабель, поставь винтовку на предохранитель и положи на землю, - сказал Вадим и сделал то же самое.

    Со стороны постройки орденского блок-поста к ним приближались двое, с винтовками наизготовку: здоровенный негр с какими-то нашивками на рукаве и орденец, застреливший последнего из парней - тот самый Серый. Еще несколько орденцев рассыпались дугой с винтовками наизготовку. Поравнявшись с продырявленным капотом "Спортэйджа", негр скомандовал:

    - Продемонстрируйте свои Ай-Ди!

    - Мой Ай-Ди в правом кармане, - ответил Вадим и пояснил, - рядом с револьвером. Я не хочу, чтобы вы застрелили меня, увидев мою руку в этом районе.

    - Резонно, - хмыкнул негр, - расстегни подвесную систему левой рукой, сбрось ее на землю и доставай.

    Вадим проделал все эти операции, покрываясь потом: не хватало еще, чтобы после всего его пристрелили местные силы правопорядка! К тому же на краю сознания упорно билась мысль: а что если его дезинформировали насчет местных законов, и он только что заработал себе на несколько лет местной тюрьмы? Аннабель, по-видимому, волновалась меньше: она достаточно спокойно достала из кармана кошелек и извлекла из него Ай-Ди. Негр прокатал оба Ай-Ди в сканере и вручил их обратно:

    - Вадим Ретинский и Аннабель Доло, прибыли три дня назад на базу "Европа", из Израиля. Местные законы, наверное, уже знаете?

    - Я слышал, - сказал Вадим и сглотнул. Вот, сейчас он скажет: "К сожалению, вы превысили пределы самообороны и я вынужден вас арестовать...".

    - К сожалению, этот случай не подпадает под разбой на дорогах, - сказал негр, - поэтому вы не сможете получить призовых денег.

    Вадим облегченно выдохнул. Хрен с ними, с призовыми, главное - живы, здоровы и на свободе!

    - Однако в качестве законных трофеев, вы можете забрать наличное имущество нападавших на вас. Вы, мистер Ретинский, имеете право на имущество вот этого несчастного идиота. который лежит у Вас под ногами, а Вы, мэм - на имущество вон того...

    - Я передаю свою долю Вадиму, моему партнеру! - сказала Аннабель, лицо которой заметно посерело - ее начал накрывать откат.

    - Что?! - удивился Вадим, - Это же твоя законная добыча! Не говори мне потом, что я претендую на твои деньги!

    - Мы вместе, помнишь? - бледно улыбнулась Аннабель, - И это будет для нас обоих. А мне хватит и сотни экю в неделю на всякие женские мелочи. Ты согласен?

    - Да, - кивнул Вадим и помотал головой, - Охренеть! Спасибо, Аннабель!

    - С удовольствием. Мы ведь вместе!

    - Кхм... - кашлянул негр, - Прошу прощения, что прерываю вас, но имущество надо делить. Третий нарушитель порядка был убит бойцом Патрульных Сил во время исполнения им служебных обязанностей, и потому...

    - Разрешите, сержант? - спросил Серый. Сержант поморщился и кивнул, и тот продолжил по-русски:

    - В общем, так. Предлагаю не возиться, кому какая шмотка принадлежит, а поделить так: вам оружие, деньги и вообще все имущество, что на этих троих и в машине, а нам саму машину. Вместе со всеми принадлежностями, понятное дело: запаской, инструментом и так далее. Подходит?

    - А вообще, что значит - все имущество? - спросил Вадим, пытаясь выиграть время на размышления: адреналин от произошедшей перестрелки    мешал сосредоточиться.

    - Все - значит все, - пояснил Серый, -    Хоты трусы с убитых сними и сам надень - имеешь полное законное право, хотя сам понимаешь... Так как обмен, устраивает?

    - Так этта...    машины же здесь дорогие, моя машина стоит десять тысяч, а эта не меньше пятнадцати. На них точно денег и имущества на тридцать тысяч есть?

    - Ну ты охренел! - возмутился Серый, - Твоя подруга три пули в мотор всадила, там все в потроха!

    - От 5.56? Да они о блок цилиндров расколятся. Давай так: ты слышал, что этот... - Вадим кивнул вниз, - мне кричал?

    - Слышал, - осклабился Серый.

    - И про деньги, которые он требовал, тоже слышал? Это же дорожный разбой в таком случае, нам призовые полагаются.

    - Аа, понял тебя, - ухмыльнулся Серый, - сейчас, с сержантом посоветуюсь.

    Он отошел к стоящему в стороне сержанту-негру и о чем-то с ним засовещался, а Вадим повернулся к Аннабель:

    - Ты как, сладкая?

    - Нормально, - Аннабель потрясла головой, - Страшно очень было. Я сидела, слушала музыку, и вдруг увидела, как он на тебя наставил автомат. Я очень испугалась, что тебя сейчас убьют, как... - она не договорила, но Вадим понял, что она вспомнила позавчерашнюю гибель предыдущего парня, Хасана, в представительстве Конфедерации.

    - Все в порядке, - он приобнял ее за плечи, - Аннабель, ты мне сегодня, похоже, жизнь спасла. Тот парень меня бы наверняка застрелил, если бы не ты. Отличный выстрел, прямо в голову!

    - Да? - подняла на него глаза Аннабель, - В голо... Буээээээ!

    Вадим едва успел отодвинуться - Аннабель согнулась, держась рукой за борт "Суфы", и ее начало рвать. Вадим придерживал ее за плечи, приговаривая "все в порядке, дорогая, все в порядке".

    - Прошу прощения, - сказал подошедший Серый, - твоей партнерше медпомощь нужна?

    - Не знаю, - покачал головой Вадим, - возможно, психологическая. Она впервые в жизни убила... сам понимаешь.

    - Да, представляю. Был бы парень - посоветовал бы тебе напоить его сегодня как следует и устроить тур по городским борделям, а с женщиной - даже не знаю что посоветовать. Кстати, я поговорил с сержантом, он подтвердил: вам полагается по тысяче экю за уничтожение двух дорожных разбойников, будет зачислено на счета в Банке Ордена, можете забрать хоть завтра. Теперь меняем?

    - Да, - кивнул Вадим, - теперь меняем.

    Аннабель прекратило сотрясать спазмами, она выпрямилась и вытерла рукавом рот. Вадим достал ее фляжку и протянул ей, а пока Аннабель полоскала рот, спросил:

    - А оружие и снаряжение мы можем поднять? И я револьвер хочу перезарядить, а то мало ли, кто еще сюда подъедет.

    - Да, конечно. Теперь можешь и зарядить, и пойдем обыскивать тела. Мы хотим их Ай-Ди проверить, в твоем присутствии, разумеется.

    Слегка очухавшаяся Аннабель отправила в "Суфу" свою винтовку, одела шляпу и присела на подножку джипа с флягой в руке, периодически из нее отхлебывая, а Вадим надел разгрузку, перезарядил револьвер, закинул через плечо винтовку, и сказав ей несколько ободряющих слов, направился осматривать тела. Первым они направились к тому, кто остался за капотом: убитый полулежал, привалившись спиной к колесу, в передней части куртки были видны отверстия от пробивших ее пуль, а рядом с правой рукой лежала темно-зеленая ручная граната.

    - Кинуть собирался, - пояснил Серый, указывая на гранату, - тут я его и положил, пока тут дополнительные жертвы не появились.

    - Ясно, спасибо, - кивнул Вадим, - кинь он гранату - нам было бы плохо, так что машину ты честно заработал.

    - Не совсем заработал, я же при исполнении. Машина отходит Патрулю... но и я в обиде не останусь, - ухмыльнулся Серый, - а тебе все это не в первый раз, а? Я имею в виду, убивать в бою.

    - Нет, - покачал головой Вадим, - не в первый. Есть такая страна - Ливан. К сожалению.

    - Аа, ясно. Я-то в Бундесвере служил, у нас боевые действия были, когда в столовке пиво заканчивалось. Здесь зато настрелялся.

    - Сергей, где его Ай-Ди? - спросил сержант, - Заканчивай болтовню, работай!

    - Слушаюсь! - кивнул Серый и присев на корточки , быстро обыскал карманы убитого, извлек Ай-Ди и протянул его сержанту. Тот прокатал карточку в сканере и задумчиво проговорил:

    - Аслан Бараев...

    - А двое других - Ушат Помоев и Угон Камазов? - автоматически пробило Вадима на старую шутку.

    Серый расхохотался так, что чуть не завалился на труп, а сержант удивленно посмотрел на него:

    - Что-что? Вы были с ними знакомы?

    - Нет. Игра слов в русском, не обращайте внимания. У Вас есть информация, когда и с кем они прибыли на Новую Землю? Я хочу убедиться, что прямо сейчас сюда не едет автобус с тремя десятками их родственников и друзей, в полном вооружении.

    - Разумно, - кивнул Серый, - нам это тоже не помешает.

    Вадим заглянул в окно машины. Багажник и значительная часть заднего сиденья были забиты рюкзаками и баулами, поверх всей этой кучи лежала пара пустых оружейных сумок. Открыв дверь, он взял одну из них. Присев рядом с убитым, он быстро покидал в сумку трофеи: автомат, револьвер неизвестной конструкции, гранату. За ней последовало содержимое карманов: еще одна граната, автоматные магазины, патроны россыпью, кошелек. С пояса Вадим снял штык-нож в ножнах, с не успевших закоченеть пальцев - пару золотых перстней, с запястья - часы, такой же как у него водонепроницаемый "Свотч", с шеи сорвал цепочку. Быстро же я превратился в мародера, подумал он. Впрочем, трупы мне и в Ливане пару раз обыскивать приходилось, единственная разница - что тогда найденное на становилось моей собственностью. Вспомнив о том, как он перед переходом носил накопления на потайном поясе, Вадим приспустил штаны и охлопал трусы, а вспомнив встреченного когда-то автоторговца - снял с убитого кроссовки, чтобы убедиться что тугой сверток с деньгами не спрятан в носке.

    - Пошли дальше? - спросил он, поднимая сумку.

    Та же процедура повторилась около двух других убитых: обнаружение Ай-Ди с северокавказской фамилией, сканирование, быстрый, но тщательный обыск и складывание трофеев в оружейную сумку. Потайной карман, нашитый на трусы, и тугую пачку экю в нем, уже частично пропитавшуюся кровью, Вадим обнаружил у старшего из парней, у него же не удалось снять один из перстней, самый массивный. Подергав немного, он плюнул на этот перстень: его превращение в мародера не дошло до готовности рубить пальцы, как и до готовности снимать одежду и обувь с убитых. Пусть тот, кто будет хоронить трупы, заимствует все что осталось, подумал Вадим. Опустив на землю отяжелевшую сумку, он почистил руки песком и повернулся к Серому и сержанту:

    - Нашли что-нибудь про этих троих?

    - Немного. Перешли позавчера, на базе "Россия". Устроили там дебош в баре, после чего были задержаны, а утром изгнаны за пределы базы. Прибыли в Порто-Франко вчера незадолго до полудня, с городской полицией дела не имели, ни в чем предосудительном не замечены - до появления на Северном выезде. Сергей, ты уверен что слышал требование денег?

    - Я его слышал, - сказал Вадим, понимая что на прямой вопрос начальства Серый вряд ли будет врать, - и вообще, угрожать людям, которые тебе ничего не сделали, заряженным оружием - это натуральный бандитизм, нам призовые полагаются за уничтожение двух бандитов.

    - Полагаются, полагаются, - поморщился сержант, - Я уже отправил запрос, завтра будет на ваших счетах в орденском банке.

    - А кстати, что с содержимым счетов этих ребят? Ведь раз наши трофеи - все их имущество...

    - Все, что при них, - жестко усмехнулся сержант, - а что в банке - то не при них, и никакого права вы на них не имеете.

    - Понял, - кивнул Вадим. И в самом деле, чего здесь не понять: счета у них, скорее всего, только в Банке Ордена, и как только в базе данных Ордена зарегистрирована безвременная кончина - денежки переходят в собственность банка. Остается надеяться, что покойные не доверяли банкам, и где-то среди вещей обнаружится куча золота.

    - Мы можем еще чем-нибудь помочь? - спросил сержант. Вадим отрицательно покачал головой, и сержант продолжил: - Тогда желаю удачи в дальнейшем, и не затягивай перегрузку вещей - конвой скоро начнет двигаться.

    - Приятно было познакомиться, - ухмыльнулся Серый и протянул ладонь, - меня Сергей Вольф зовут. Если еще занесет в город - заходи в "Биерхалле", я там часто бываю.

    - Спасибо, - ответил Вадим, пожимая протянутую ладонь, - буду снова в городе - обязательно зайду.

    Взвалив на плечо сумку с трофеями - тяжелая, зараза, килограммов двадцать! - он направился к "Суфе", и отправив сумку в кузов, подошел к Аннабель:

    - Ты как?

    - Уже лучше, - улыбнулась Аннабель, отхлебнув из фляжки, - я думаю, это пройдет, к вечеру так точно. Только будь рядом, пожалуйста.

    - Я рядом, - сказал Вадим, - а теперь садись в машину, я хочу переставить ее на другую сторону дороги, чтобы было удобнее грузить сумки. И смотри вокруг, если что - зови меня.

    Вадим завел "Суфу", выехал из колонны готовых к отправке машин, краем глаза заметив что за "Терраканом" появилсь еще пара джипов и грузовик, и подал задом к задней двери "Спортэйджа". Слегка подвинув кучи их с Аннабель багажа и подняв наверх те из сумок, что были поменьше и полегче, он поднял заднюю дверь "Спортэйджа" и начал перегрузку багажа убитых кавказцев в кузов "Суфы". От этого занятия его отвлек голос на русском:

    - Круто ты этих черножопых завалил, мужик, молодец!

    Подняв голову, Вадим увидел водителя "Терракана" - молодого парня в светло-серой футболке и камуфляжных штанах, на ремне которых висела кобура, судя по размеру - с ПМ.

    - Стараюсь, - буркнул Вадим. Погрузка сумок больших умственных усилий не требует, и освобожденный мозг немедленно начал раз за разом прокручивать и анализировать несколько секунд перестрелки и предшествовавшие ей события. И от результатов этих анализов настроение Вадима портилось с каждой секундой.

    - Круто, - еще раз повторил парень и протянул ладонь, - меня Виталием зовут, приятно познакомиться.

    - Вадим, - он коротко ударил по ладони и взялся за очередной баул.

    - Очень приятно, - повторил Виталий, - Много хабара с этих козлов взять получилось.

    - Немало, - чего ты от меня хочешь, подумал Вадим, выволакивая баул из "Спортэйджа". Виталий, впрочем, недолго испытывал его любопытство:

    - Этта... поделиться надо.

    - Чего? - Вадим от удивления поставил баул на землю.

    - Эти козлы к моей жене приставали, - пояснил Виталий, - и мне угрожали. Мне от них компенсация полагается.

    - Виталий, у тебя что на ремне висит? - Вадим начал злиться.

    - Это? ПМ, пистолет Макарова, советский еще выпуск! - гордо сказал Виталий, не поняв, куда клонит Вадим.

    - А что же ты тогда свой советский выпуск не достал, да не положил этих, как ты сказал, черножопых, пока они к твоей жене приставали? Имел бы полное право.

    - Не могу я, - вздохнул Виталий, - вот так, сразу, в живых людей стрелять. Это вы там, в Израиле, палестинцев для забавы отстреливаете, у вас, говорят, и жених с невестой, когда в синагоге венчаются, к алтарю с автоматами идут.

    - Ага, на голое тело, - хмыкнул Вадим, - Меньше всякую трепотню слушай.

    - Все равно, их трое против меня было бы. А у меня жена, дочка маленькая - куда бы они, если бы со мной что-то случилось?

    Если бы здесь не было других людей, подумал Вадим, эти трое кавказцев просто убили бы тебя, дабы без помех "общаться" с женой, подумал Вадим, а про дочку твою в таком случае даже думать не хочется.

    - Против меня их тоже трое было, - ответил он, - А я вступил в бой и рисковал жизнью. И моя подруга рисковала жизнью, пока ты, типа-мужик, сидел в машине и трясся. Это наша законная военная добыча, а твоя доля в ней - как и твое участие в бою, то есть нулевая.

    - Вот, значит, как ты, - вздохнул Виталий, - Русский человек бы поделился, а с еврея что взять?

    - Да ты совсем охренел! Русский бы с тобой вообще не разговаривал, а дал бы тебе в челюсть сразу после слов "Делиться надо". Это мне мой еврейский гуманизм не позволяет бить таких, как ты.

    - Да?! Сильно крутой?! - выкрикнул, распаляясь, Виталий и начал расстегивать ремень, - Думаешь, пострелял немного из пистолетика - и все, Дикий Билл Дикого Запада?! А вот сними-ка свою сбрую и давай отойдем!

    - Виталик! Подойди сюда, пожалуйста! - крикнула блондинка из "Терракана", а в открытом заднем окне появилась детская рожица и тоненько пропищала: "Папа, иди сюда!". Вадим промолчал, и Виталия это раззадорило еще сильнее:

    - Что, зассал, на кулачках-то?! Вот то-то же! Теперь понял, кто из нас мужик, а кто "типа"?!

    - Мне на кулачках не надо, - усмехнулся Вадим, - развлекаюсь я по-другому, а для дела у меня револьвер есть. Иди, тебя жена зовет и дочка дожидается.

    - Твое счастье, что меня жена позвала - угрожающе проговорил Виталий, застегивая ремень. Он пересек грунтовку, и уже у самого "Терракана", обернувшись, бросил:

    - Хорошо, в Русской Республике таких, как ты, давно прищучили и ходу не дают!

    - До Русской Республики тебе еще доехать надо! - разозлился Вадим, - И если ты и дальше собираешься так себя вести, мой тебе совет - спили мушку!

    - Что ты сказал?!! - развернувшийся Виталий рванул застежку кобуры, - Ах ты пидор вонючий!! Да я тебя сейчас...

    - Мужик, не доводи до греха, - сказал Вадим, кладя руку на рукоятку револьвера. Если он вытащит пистолет, придется стрелять, подумал он, и это будет совершенно зря.

    - Виталик, прекрати немедленно! - выскочившая из джипа блондинка повисла на муже, - Тебе что, жить надоело? Садись в машину, мы сейчас выезжаем. - и повернувшись к Вадиму, сказала просительно: - Вы уж простите его, он не это имел в виду. Переволновался, а тут еще и жара эта, климат для нас непривычный...

    - Понимаю, - кивнул Вадим, - Да, бывает такое.

    Но перегрузку оставшихся сумок он остановил, и продолжал смотреть на "Терракан" и сгорбившегося за рулем Виталия, не снимая руку с револьвера: с "переволновавшегося" сталось бы стрельнуть ему в спину. Стоял так он, впрочем, недолго: примерно через минуту к нему подошел "зеленый берет".

    - Мы сейчас отправляемся, - сказал он, - займите, пожалуйста, место в колонне.

    - Мы остаемся, - ответил Вадим, - я буду рад получить обратно свою сотню.

    - Нет проблем, - "зеленый берет" извлек из кармана две пятидесятки и протянул Вадиму, - соберетесь ехать - "Пумы Брозовича" всегда к вашим услугам, мы здесь каждый пятый день. И поздравляю с трофеями!

    Вадим проводил взгладом удаляющиеся машины, вздохнул и начал перекидывать в кузов оставшиеся сумки. Закончив, он запер заднюю дверь "Суфы", опустил заднюю часть тента    и тщательно ее привязал, чтобы куча сумок не вывалилась при тряске. После этого он обшарил "бардачок", достав оттуда короткоствольный револьвер, пару коробок с патронами, перочинный ножик и дешевый светодиодный фонарик, а под сиденьем водителя позаимствовал огнетушитель    и аптечку. Старые бумаги и запасные предохранители из "бардачка", какие-то тряпки в дверных карманах и коллекцию компакт-дисков с завлекающими названиями вроде "Мой Дагестан" Вадим решил оставить Патрульным Силам.

    Аннабель не среагировала на отъезд конвоя, но когда Вадим погнал машину в сторону Порто-Франко, поинтересовалась:

    - Мы возвращаемся? Почему?

    - Потому что нам сегодня очень повезло, - ответил Вадим, глядя на встречный транспорт: полноприводный буксировщик "Шевроле", за которым на некотором отдалении проследовал изрядно потрепанный развозной фургончик с надписью на борту: "Муниципальная похоронная служба Порто-Франко".

    - Аа, я поняла, - заулыбалась Аннабель, - нам повезло взять кучу трофеев и теперь надо их выгодно продать, чтобы не занимали место!

    - Нет, ты не поняла, - вздохнул Вадим, - нам очень повезло, что мы вообще сидим с тобой здесь живые и здоровые, а не лежим в дорожной пыли, ожидая погрузки в фургон муниципальной похоронной службы. Нас застали врасплох, мы действовали несогласованно, я дважды промахнулся из этого револьвера с расстояния в несколько метров, а от гранаты нам на голову нас вообще спас Серый, это тот орденец. Мы сегодня получили демо-версию того, что нас может ждать в этом мире, и второй шанс на то, чтобы лучше подготовиться к путешествию. Я не хочу проверять, будет ли у нас третий шанс, а ты?

    - И я не хочу, - кивнула Аннабель, - Извини, я сказала не подумав. До сих пор отойти не могу.

    - Ты молодец, - сказал Вадим, - ты справилась намного лучше, чем я мог ожидать. Но в следующий раз нам могут попасться более подготовленные враги, и этого не хватит.

    - Значит, и мы будем готовиться, - решительно кивнула Аннабель.

    - Ты молодец, - повторил Вадим, заворачивая на стоянку мотеля "Арарат", - а теперь пошли, обрадуем нашего друга.

    Они вошли в ресторан, и Вадим с порога крикнул обалдевшему при их появлении хозяину:

    - Саркис-джан, а мы уже вернулись! Где наш домик за десять экю?

         Свободная территория под протекторатом Ордена, город Порто-Франко, 22 число 4 месяца 26 года, суббота, 17:00

    


    К чести Саркиса, среагировал он мгновенно и достойно:

    - И вам добрый день, аллахакбар и шабатшалом. Домик ваш, который вы утром сдали, сейчас убирают, минут через двадцать будет готов. А пока что вы можете присесть за баром, заказать по стаканчику холодного "Хоффместера" и рассказать, что же заставило вас вернуться в мой скромный мотель.

    "Стаканчиками" Саркис называл высокие поллитровые пивные бокалы, и когда Вадим с Аннабель устроились на высоких барных стульях, он лично наполнил из крана два таких бокала, поставил их на стойку вместе с розеткой с жареными орехами и принялся внимательно слушать рассказ Вадима. Тот уложил описание перестрелки, а также предшествовавших и последовавших событий на Северном выезде в десять минут, слегка подсократив диалог с Виталием и опустив несущественную детализацию трофеев. После того как рассказ закончился , Саркис помолчал с полминуты, а потом так же молча выставил на стол три коньячных бокала, и погремев чем-то под прилавком, извлек оттуда пыльную полупустую бутылку с надписью "Арбени".

    - Армянский коньяк, - объявил он, разливая содержимое бутылки, - лучший в обоих мирах.    Я его держу для особых случаев. Принцесса, возьмите ваш бокал снизу, в ладошку, вот так. Коньяк надо согревать теплом ладони. А сейчас я хочу выпить за вас, принцесса, и за вашу невероятную женскую интуицию, которая позволила вам избрать в партнеры и попутчики в новом мире одного из мудрейших людей, когда-либо сидевших за этой стойкой - а за те пять лет, что существует мотель, сидели здесь очень многие, можете мне поверить. Ибо глупец никогда не извлекает уроков, умный извлекает уроки из поражения, но лишь воистину мудрый извлекает уроки из победы!

    - Спасибо, - сказал Вадим, - Я глубоко тронут, Саркис. Какой прекрасный коньяк.

    - Да, здесь такого нет. Здесь делают отличную водку, прекрасное виски, великолепное пиво и очень хорошее вино, здесь есть напитки, которых нет на Старой Земле, например сок бразильской дикой вишни, но коньяк делать здесь так и не научились.

    Надо было везти коньяк, подумал Вадим, вино-водку-виски я разве что сам выпить смогу. Впрочем, это уже из серии "знал бы прикуп - жил бы недалеко от Саркисовой малой родины". Аннабель же, отхлебнув коньяка, улыбнулась и со словами "Мой принц" потерлась бедром о его бедро. Похоже, разбор трофеев придется отложить, подумал Вадим, и не то чтобы мне это сильно мешало. Хотя, возвращаясь к теме знаний о прикупе - презервативов я все же закупил маловато.

    В ресторан вошла молодая брюнетка и положила на стол перед Саркисом ключ. Тот тут же протянул ключ Вадиму:

    - Прошу. Ваш старый домик, из которого вы сегодня утром пытались съехать. Десять экю за ночь, живите, пока не надоест.

    - Пока одну ночь, - сказал Вадим, выкладывая десятку, - завтра мы будем знать точнее.

    - Отлично. Вы знаете правила. Что-нибудь еще?

    - Да. У вас найдутся ненужные, но чистые тряпки? Несколько купюр запачкались кровью, так что нам придется заняться отмыванием денег. Надеюсь, ты сможешь нам в этом посодействовать.

    - Разумеется! Я кого-нибудь пришлю.

    - Пошли, красавица, - сказал Вадим, подавая руку подруге.

    Аннабель действительно заключила его в обьятия, как только они вошли в номер - для того чтобы тихо поплакать у него на плече. Вот тебе и раз, подумал Вадим, с сексом облом вышел. Ей просто надо было на ком-то выплакаться после боя, после того как ей пришлось убить. Наверное, это и есть женский вариант "напоить допьяна и провести в тур по борделям". Ну что же, ей это нужно, и раз я с ней, то мое плечо к ее услугам. И он еще крепче прижал ее к себе и стоял так, пока она плакала, и постепенно Аннабель перестала плакать, и руки ее достаточно целенаправленно задвигались по его телу, и в общем, с сексом был не облом.

    Когда, одевшись, Вадим выглянул наружу, корзина с кучей разноцветных тряпок стояла около двери. Он затащил корзину внутрь и сказал подруге, все еще валяющейся поперек кровати, слегка прикрывшись простыней:

    - Вставай, принцесса, нам надо немного поработать.

    Надо сказать, что это была достаточно приятная работа. Сначала, конечно, Вадиму пришлось попотеть, вновь перетаскивая сумки и баулы покойных дагестанцев, на этот раз из "Суфы" в номер, но потом, когда он положил ссохшуюся в ком пачку денег отмокать в    раковину, оставалось лишь открывать сумку за сумкой и сортировать сокровища.

    В первую кучу, а вернее в две оружейные сумки, они складывали трофейное оружие и боеприпасы, одновременно составляя список:

    Два автомата АКМС и 7 запасных магазинов к ним.

    Автомат АКСУ-74 и 3 запасных магазина к нему.

    Помповый дробовик Stoeger SP 312 с удлиненным магазином.

    Обрез куркового дробовика-горизонталки тульского производства.

    Пистолет АПС и 3 запасных магазина к нему.

    Пистолет ТТ и 2 запасных магазина к нему.

    Револьвер неизвестной конструкции, явно современный, хотя Вадим так и не смог понять, как у него откидывается барабан.

    Травматический пистолет "Хорхе" и 2 запасных магазина к нему.

    Травматический револьвер "Таурус ЛОМ-13" и 4 пластинчатых обоймы к нему.

    10 ручных гранат РГД-5.

    Чуть больше тысячи автоматных патронов калибра 7.62 мм в запечатанном цинке, еще одном полупустом цинке и в магазинах.

    Около двух сотен автоматных патронов калибра 5.45 мм, в магазинах и россыпью.

    Полторы сотни ружейных патронов 12-го калибра, с пулями и крупной картечью, в основном в пачках.

    Полторы сотни пистолетных патронов калибра 9 мм ПМ, в магазинах АПС, в пачках и россыпью.

    Полсотни пистолетных патронов калибра 7.62, в магазинах и в пачках.

    Около сотни травматических патронов калибра 9 мм P.A., в магазинах, обоймах "Тауруса" и россыпью.

    Удивившись отсутствию патронов к неизвестному револьверу, Вадим перешел к холодному оружию:

    Тот самый здоровенный нож с наборной рукояткой и лезвием длиной сантиметров тридцать, явно самодельный.

    Два штык-ножа от АКМС.

    Китайская, но качественно сделанная, копия ножа КА-БАР.

    Нож "Мора" в пластиковых ножнах, с огнивом в рукоятке.

    Складной нож "Спайдерко".

    Два выкидных ножа и балисонг, неизвестного производителя.

    Самодельный литой кастет.

    Прикинув, что к этому времени засохшая кровь на деньгах уже размокла, Вадим направился в ванную и извлек из раковины мокрый ком. Купюры действительно удалось успешно разделить, и они очистили и просушили каждую с помощью принесенных тряпок, порадовавшись что Орден решил печатать деньги на пластике, вместо традиционной бумаги: купюры перенесли все эти издевательства без всякого видимого ущерба. Прибавив к этой куче денег содержимое кошельков, Вадим пересчитал всю сумму: получилось 3622 экю. Рядом с деньгами Вадим положил золотые украшения: три цепи, пять перстней и звенчатый браслет, всего граммов четыреста примерно, и трое часов - двoe таких же, как у него, водонепроницаемых "Свотч", и одни в премиум-исполнении, с золотым обрамлением.

    - Ты точно не хочешь половину этого? - вновь спросил Вадим.

    - Нет. Это не мое, это наше, а ты лучше сможешь сохранить деньги, - улыбнулась Аннабель и повторила: - мне хватит сотни экю в неделю на женские мелочи.

    А остальное, раз наше, будет под моим частичным контролем, додумал за нее Вадим. И в самом деле, зачем брать половину, если можно взять все? Хотя Аннабель, похоже, не такая - она просто привыкла к патриархальной семье, где всеми финансами распоряжается мужчина. И вообще, раз уж мы вместе, и похоже надолго, надо постепенно отказываться от паранойи.

    - Завтра тебе на счет должна зайти тысяча экю, - сказал он, - я договорился с Серым. А остальное, что наше, я в банк положу. Давай смотреть, что они еще с собой везли.

    Далее последовали инструменты: несколько разнообразных перочинных ножей и мультитулов, киркомотыга, пара малых пехотных лопаток советского образца, цепная пила, набор     инструментов неизвестной Вадиму компании "Jonnesway", три молотка (включая трехкилограммовую кувалду) и два туристских топорика "Фискарс", сюда же Вадим положил огнетушитель. В следующую кучу последовало туристское снаряжение:

    Два бинокля "Юкон" (7-ми и 16-тикратный).

    Два китайских жидкостных компаса Sol (один из них - с визиром).

    Американской армейский фонарь.

    Три налобных фонаря.

    Два маленьких светодиодных фонарика.

    Переносная аккумуляторная лампа.

    Алюминиевый чайник и три эмалированные кружки.

    Две китайских бензиновых зажигалки - копия "Зиппо" и в форме патрона, баллончик с бензином и комплект запасных кремней.

    Компактный ящик из нержавейки с ручкой для переноски, при ближайшем рассмотрении оказавшийся разборной туристической печью "Дымок" - с набором посуды и столовых приборов из нержавейки, и даже с шампурами.

    Три камуфлированных спальника и три коврика цвета хаки - все новое, ни разу не использованное.

    Сюда же Вадим положил аптечку, которая, судя по содержимому, была явно оптимизирована по двум направлениям - внешние повреждения организма (куча запакованного перевязочного материала, несколько русских армейских индивидуальных пакетов, и даже скальпель, иглы и шовный материал, заставившие Вадима задуматься, кто же из троих покойных дагестанцев был хирургом) и проблемы с желудком.

    Гигиенические принадлежности погибших, как и небольшую кучу грязного белья и носков, они просто свалили в углу: ни использовать, ни продать их было невозможно. Исключениями стали несколько деодорантов и новенький бритвенный станок из нержавейки с парой десятков упаковок запасных лезвий, а также не меньше полусотни китайских презервативов, которые Вадим с Аннабель под шутки-прибаутки и позаимствовали. Позаимствовали они и запасы батареек и туалетной    бумаги, про которые не забыли покойные дагестанцы. За ними последовала электроника в форме трех мобильников с полным набором аксессуаров, и дешевого проигрывателя компакт-дисков "Артех". Коллекцию же дисков, состоящую из смеси русской и кавказской попсы с небольшими вкраплениями исламских проповедей, Вадим отправил в угол, на кучу грязного белья. Туда же отправились и религиозные принадлежности - два изрядно потрепанных Корана в золоченых обложках и один с дешевой бумажной обложкой, практически новый, и три молитвенных коврика, один из которых также был практически новым.

    Одежду и обувь они совместно рассортировали на две неравные кучи. В большую отправилась подержанная одежда и обувь, а также то из нового, что Вадим одевать не собирался: в основном белье и носки, но также и странноватые вещи вроде пары новеньких туфлей с длинными, слегка загнутыми кверху носками - все это предполагалось продать в комиссионке. В меньшую кучу, они сложили неношеные вещи, которые решили позаимствовать::

    Десяток белых и камуфлированных футболок.

    Три комплекта российского камуфляжа "Тигр".

    Три комплекта американского камуфляжа BDU.

    Три камуфлированных американских куртки с отстегивающимися подкладками.

    Две пары американских армейских пустынных ботинок.

    В одном из рюкзаков оказались продукты: две коробки с шоколадными батончиками "Марс" и "Сникерс", полтора десятка упаковок вермишели быстрого приготовления, десяток банок с китайской говяжьей тушенкой, две бутылки водки "Пять озер" и приятный сюрприз - бутылка армянского пятизвездочного коньяка "Арарат". Тут же нашлись две пятилитровые канистры с питьевой водой и сигареты: четыре блока "Кента" и три "Мальборо", и несколько пачек того и другого россыпью, а также две запечатанных банки - с чаем и с сахаром, и две баночки поменьше - с солью и перцем.

    Наконец, на полу остались только пустые сумки: три камуфлированных рюкзака, десяток больших баулов и три стандартных здесь оружейных сумки, а все прочее снаряжение лежало аккуратными кучками на полу, на столе, на кровати, а ножи даже на мини-баре оказались разложенными. Настало время собирать трофеи обратно, распределив их на те, что имело смысл брать с собой, и те, что лучше было распродать.

    - Тебе часы нужны, какие-нибудь из этих? - спросил Вадим, засовывая толстую стопку пластиковых купюр в карман.

    - Да, эти, - сказала Аннабель, указывая на одни из дешевых, - А вот эти, золотые, возьми себе,     ты сможешь одевать их к выходной одежде. Они мужские, а я видела в магазине очень красивые женские часики...

    - Покажешь потом, - сказал Вадим, крутя в руке покрытый аляповатыми кусками золота местный "Свотч", - все равно надо будет зайти в часовой магазин. А это я носить не буду, я с ними буду на сутенера похож.

    - Лучше не надо, - прыснула Аннабель, - если ты будешь похожа на сутенера, то на кого буду похожа я?

    - Во-во - Вадим аккуратно засунул часы в другой карман и присоединил к ним золотые украшения, - вон та куча, в углу - мы все из этого выбрасываем?

    - Ну, я могу постирать одежду...

    - И сколько мы за нее получим - десять экю? Оно того не стоит. Вот этот баул слегка рваный, в него сейчас и покидаем все это, и поставим возле ближайшей свалки. Если какой-то местный бомж решит постирать себе грязные носки или помыться одним из обмылков - значит, ему повезло. Только Кораны туда не клади, - предупредил Вадим, вспомнив что на Старой Земле мусульмане имели привычку, обнаружив Коран в мусоре, устраивать массовые беспорядки. А ну как в городе имеются мусульмане с аналогичными привычками? Понятное дело, местные им быстро наваляют по рогам, но и тех, кто закинул первую спичку, они вряд ли будут сильно любить. Думать надо, и советоваться...

    - Аннабель, а тебе пообедать не охота? - спросил он, застегивая баул "с вещами на выброс".

    - Да, конечно, - улыбнулась та, - я как раз собиралась это предложить.

    - Прекрасно! Тогда пошли в ресторан, заодно и Саркиса порадуем.

    - Чем? - удивилась Аннабель.

    - Вот этим, - ответил Вадим, беря бутылку "Арарата".

    Саркис сидел на своем обычном месте, за стойкой, и войдя в ресторан, они направились прямо к нему.

    - И снова добрый день, Саркис-джан, - улыбнулся Вадим, - вот трофеями хотим поделиться. - и с этими словами он выставил на стойку бутылку коньяка.

    - Вот как, - слегка улыбнулся Саркис, - и сколько же вы хотите за этот трофей?

    - Это подарок, - пояснил Вадим.

    - Это очень дорогой здесь подарок. Я бы сказал, что это похоже на взятку, но не представляю, какие такие особенные услуги вам могут понадобиться от моего скромного мотеля и ресторана.

    - Это подарок, - повторил Вадим, улыбнувшись, - будем считать, что с нашей стороны это жертва Фортуне, которая оказалась на нашей стороне.

    - Ну что же, - еще шире улыбнулся Саркис, - от такого подарка отказываться не буду. Похоже, ваша Фортуна и мне улыбнулась. Трофеи, я так понимаю, оказались богатыми?

    - Сложно сказать, - вздохнул Вадим, - я все еще не уверен, не лучше ли было отдать половину трофеев Ордену в лице Серого, а вместо этого забрать машину. "Кая-Спортэйдж" стоит в полтора раза дороже моей "Суфы".

    - "Спортэйдж"? Так это же паркетник. На нем "фарш" какой-нибудь был особенный?

    - В каком смысле, "фарш"?

    - Ну, навороты... - Саркис покрутил рукой, - внедорожные.

    - Ясно. Нет, только кенгурятник с дополнительными фарами, и то больше для понтов.

    - Тогда она тут пятнадцать тысяч не стоит. Тут главные критерии для машины - надежность и проходимость,    а паркетные навороты и понты тут никому не нужны. И вы еще ей мотор прострелили, так что не больше восьми, и то если ничего серьезного не повредили в моторе.

    - Ясно, спасибо. А на обед у вас сегодня что?

    - Антилоп сегодня не стреляли, - улыбнулся Саркис, - так что у нас морская кухня. Местных креветок есть уже доводилось?

    - Да, - улыбнулся Вадим, - но будем рады повторить. Кстати, такой вопрос: домики тут открыто стоят, залезть кто-нибудь может?

    - Исключено! - замотал головой Саркис, - Билл тут же, горничная постоянно крутится, и вообще. У меня репутация, так что если кто полезет... не полезет никто, в общем, отучились. Можете кушать спокойно.

    Как оказалось, то, что Вадим ел в "Тихой Лагуне", креветками не являлось - местные креветки оказались настолько здоровыми зверюгами, что в тарелке помещалось всего по паре штук. Но вкусом своим мелким собратьям со Старой Земли они совершенно не уступали, а пожалуй и превосходили, а уж вместе с местными корнеплодами, напоминающими мелкую сладкую картошку, с салатом и великолепным темным пивом "Нойехафен" - и вовсе были сплошным кулинарным наслаждением. Саркис вдобавок еще и попытался угостить их "за счет заведения", и Вадиму пришлось с ним спорить.

    - Саркис, а ведь я с тобой посоветоваться хочу, - сказал он негромко, после того как ему удалось убедить армянина принять деньги, - у нас среди трофеев еще кое-какой алкоголь староземельный нашелся, и сигареты. Кому их тут продать можно?

    - Мне, например, - улыбнулся Саркис, - что за алкоголь?

    - Водка. Две бутылки "Пять озер" и бутылка "Хортицы".

    - Водку здесь делают хорошую, - погрустнел Саркис, - это надо в Нью-Рино ехать продавать, там есть любители понтануться напитками со Старой Земли. И сигареты тоже... А что за сигареты, кстати?

    - "Мальборо" и "Кент".

    - Неплохие сигареты, - Саркис задумался, - вот что, я дам вам по десять экю за бутылку водки и по пять - за пачку сигарет. Это честная цена, я не наживаюсь на своих друзьях.

    - Меня это полностью устраивает, - кивнул Вадим,    - мы занесем их чуть попозже.

    - Я всегда здесь, и к вашим услугам, - вновь улыбнулся Саркис.

    Когда они вернулись к домику , Вадим залез в "Суфу", и докопавшись до коробки со своими продуктами, достал оттуда бутылку "Хортицы", которую собирался присовокупить к партии для продажи Саркису. Уже на одну бутылку меньше везти, подумал он. А виски и вино пригодятся для подарков - впереди Портсмут и Новый Израиль.

    - Ну что, дорогая, давай паковаться! - сказал он, ставя бутылку к трофейным "Озерам", - Сигареты клади сюда, а еду всю берем, лишней не будет.

    - Да, это точно, - улыбнулась Аннабель, - а одежду?

    - Вот это, новое, мы берем. Кстати, примерь вот эту вот куртку - она вроде поменьше.

    Аннабель быстро одела куртку, и застегнув, сказала:

    - Все еще великовата.

    - Нормально, - улыбнулся Вадим, - ты ее зимой не на майку носить будешь.

    - Да, верно. Тогда куртка в самый раз будет.

    - Во-во. Так что пакуй все эти вещи в баул, вот в этот.

    - А рюкзаки мы не берем?

    - Нет, их мы продадим. Пара рюкзаков у нас имеется, а больше мы при всем желании не сможем поднять. И не забывай, что мы едем на машине, а не идем пешком. В эти красивые рюкзаки давай паковать вот эту вот кучу, это пойдет на продажу. И туда же проигрыватель дисков и мобильники. Кстати, сколько в комиссионке тебе за мобильник дали?

    - Две сотни, - автоматически ответила Аннабель.

    - Так отлично! - обрадовался было Вадим, и вдруг вспомнил вчерашний разговор: - секунду, ты же говорила что за все те вещи три сотни выручила, и те в основном за золото?

    Аннабель ничего не ответила, Вадим молча ждал.

    - Да, я выручила больше, - ровным тоном сказала Аннабель наконец, - но я не знала, что от тебя было ожидать. Мне нужен был финансовый резерв.

    - Я не собираюсь претендовать на твой резерв, - вздохнул Вадим, - мне все равно, сколько там денег. Но ты не сказала мне правды, и меня это очень беспокоит. О чем еще ты не сказала мне правду?

    - А какую правду ты хочешь знать? - в глазах Аннабель блеснули слезы, - О моих предыдущих мужчинах? О том, как я пересекала Африку по пути в Израиль?

    - Нет. Прошлое - это прошлое, меня интересует настоящее. Я хочу быть уверен, что я могу на тебя положиться.

    - Но ты же сам сказал, что я спасла тебе жизнь!

    - Да, это верно.

    - Я сделаю это еще раз, если будет нужно, - объявила Аннабель, - Я - твоя женщина, ты можешь на меня положиться. Мне больше никто не нужен. И если хочешь, мы можем и объединить счета.

    - Возможно, так мы и сделаем когда-нибудь, - улыбнулся Вадим, - но не прямо сейчас. Нам надо трофеи раскладывать.

    Из инструментов Вадим решил позаимствовать киркомотыгу, кувалду, цепную пилу, набор инструментов, топорики и также один из мультитулов - настоящий "Лезерман", судя по маркировке. Прихватил он и огнетушитель, решив что много места он не займет. Один из перочинных ножей, с табличкой "Водка Байкал", вделанной в рукоятку серого пластика - надо полагать, остатки рекламной акции, взяла себе Аннабель. Все остальное отправилось в рюкзаки, приготовленные на продажу.

    - Аннабель, выбери себе любой из спальников, - сказал он, - а также коврик и любой бинокль.

    - Вот этот, - Аннабель ткнула пальцем в семикратный бинокль, - он поменьше. А спальник - этот.

    - Прекрасно - Вадим взял нож "Мора", покрутил его в руке и положил на ящик с печью "Дымок". Какое прекрасное изобретение, подумал он, а я на казан с таганом тратился и на "мастинги" эти древние. Продать их теперь, что ли? Пожалуй, что и продам, вместе со старой сковородой - печь покрывает все потребности. А ножик этот положу к своим кухонным приборам - это же не оружие, а не то кухонный нож, не то рабочий.

    - Я сейчас, - сказал он, и прихватив печь и нож, направился к джипу. Вернулся он спустя несколько минут, со снаряжением, которое теперь стало излишним.

    - Это тоже продадим, - сказал он, - нам это не понадобится. Ты хочешь от чего-то из своих вещей избавиться?

    - Нет, - улыбнулась Аннабель.

    - Отлично. И передай сюда чайник и кружки, положу их со своей посудой и продам все скопом. Нож себе новый взять хочешь?

    - Я уже взяла.

    - Не складной - боевой.

    Аннабель подошла к мини-бару и задумчиво покрутила в руках один из штык-ножей.

    - Нет, эти мне не нужны, - улыбнулась она, - я вчера купила нож, себе по руке.

    - Тебе виднее, - сказал Вадим, подойдя к значительно уменьшившейся куче туристского снаряжения, - тогда кидай их в эту оружейную сумку. И вот, возьми зажигалку, - и он протянул ей копию "Зиппо".

    - Зачем она мне? - удивилась Аннабель, - Я не курю.

    - А если огонь понадобится развести? Держи ее при себе, на всякий случай.

    Вторую зажигалку Вадим упаковал среди своих вещей вместе с баллончиком бензина и запасными кремнями - главным образом потому что как он подозревал, продать такое барахло просто не получится. Перейдя к остаткам туристского снаряжения, он позаимствовал аптечку, два налобных фонарика, аккумуляторную лампу и компас с визиром - все остальное также пошло в упаковку вещей на продажу. Таких набралось немало: баул и все три рюкзака, два из которых были увенчаны теперь свернутыми спальниками и ковриками. Теперь оставалось только разобраться с трофейным оружием и боеприпасами.

    Оба "резинострела", как и патроны к ним, Вадим смахнул в сумку с ножами сразу: непонятно, удастся ли вообще продать эту пародию на оружие в мире, где свободно продается огнестрел, но им оно точно не нужно. Туда же отправились непонятный револьвер, обрез и ТТ со своим боекомплектом, а за ними и "сучка" со своими магазинами и патронами. После краткого размышления туда же отправилась и "помпа" - охотой Вадим заниматься не собирался, а для самообороны существуют и более эффективные средства, а вслед за "помпой" отправились и все патроны 12-го калибра. АПС он покрутил в руке, засунул магазин, пару раз поднял на уровень глаз и опустил -    а потом разрядил и отправил в сумку с трофеями на продажу: тяжелый, громоздкий, в руке не лежит, и вообще лучше уж расшибиться и купить знакомый "Буль-Чероки". Вслед за АПС-ом последовали и патроны к нему. Оставались только гранаты и оба АКМС с патронами. РГД-5 Вадим решил позаимствовать - по ощущениям, они были чуть легче знакомых ему гранат "Номер 26", и вряд ли отличались от них способом применения: то же кольцо предохранительной чеки, тот же рычаг. Он ограничился тем, что убедился, что кольца сидят надежно, и сделал вокруг каждой из гранат пару мотков изоленты, дополнительно прикрепив рычаг к корпусу - на всякий случай. А над АКМС он крепко задумался.

    АК - прекрасный автомат, заслуженно ставший одним из самых популярных в мире: простой в применении и обслуживании, надежный настолько, чтобы продолжать работать даже в условиях, когда откажет сам стрелок, успешно сочетающий мощный патрон и возможность вести управляемый автоматический огонь. Но вот эргономика у него так и осталась где-то в 40-ых: все операции - смена магазина, взвод затвора, снятие с предохранителя, смена режима стрельбы - выполнять приходится правой рукой, снимая ее с рукоятки управления огнем. С понятными последствиями: снятие и возвращение руки отнимают время. Немного - секунды, но в перестрелке это может быть разницей между жизнью и смертью. Да даже сегодня - если бы старший из парней действовал левой рукой, он бы успел открыть огонь прежде, чем я успел сделать в него третий выстрел, а учитывая что первыми двумя я промахнулся... В общем, серьезный это недостаток, а тут еще и отсутствие затворной задержки - каждый раз, сменив магазин, надо снова взводить затвор, и приклад этот странноватый. Возможно, имеет смысл сменить оба АКМС на хорошо знакомые мне укороченные М16 - в них все перечисленное присутствует, опять-таки, что от нее ожидать, я знаю, да и Аннабель не тяжело будет. Хотя...

    - Аннабель, - позвал он подругу, и протянул ей АКМС со вставленным магазином, - как тебе этот автомат, не слишком тяжелый? Затвор не взводи, лучше откинь приклад и приложись.

    - Нет, не очень тяжелый. Чуть больше, чем моя винтовка. Она мне теперь не нужна?

    - Не знаю. Это уж тебе виднее. Ты всегда сможешь ее продать. Кстати, ты ее почистила после перестрелки?

    - Нет. Мы же были заняты разборкой трофеев. А ты свой револьвер почистил?

    - Один-один, - улыбнулся Вадим, - так что давай приступать к чистке оружия. Нам заодно надо и вот этот автомат почистить - тот псих успел из него пальнуть, до сих пор в левом ухе слегка пищит.

    А можно еще и "Галиль" купить, подумал он, разбирая АКМС, в нем куча эргономических улучшений по сравнению с оригиналом. И затвор можно взвести левой рукой, и предохранителем-переводчиком можно управлять правой, не снимая ее с рукоятки управления огнем. И откидной приклад в нем - то, что надо, а не это подражание "Шмайсеру", который МП-40. Хотя "Галиль", сволочь, тяжелый, и прицел у него расположен неудачно. И затворной задержки в нем нет. С другой стороны, возможно, и АКМС удастся подогнать под "Галиль"? Много ведь не нужно: сменить приклад, прорезать ствольную коробку и поставить флажок, и аккуратно приварить удлиненную рукоятку, идущую вверх, на стандартную затворную рукоятку АК. В любом случае, еще один визит в "RA Arms" неизбежен, там и проконсультируюсь.

    

    Свободная территория под протекторатом Ордена, город Порто-Франко, 22 число 4 месяца 26 года, суббота, 20:00

    


    Эту часть их путешествия Вадим с удовольствием повторял бы каждый день: она состояла в основном из получения денег. Сначала, как и договаривались, он занес Саркису водку и сигареты, получив за них (в основном за сигареты, конечно) чуть больше четырехсот экю, а потом они двинулись в комиссионку, ту самую, где днем раньше Аннабель продавала вещи Хасана, и уже здесь устроили распродажу. Как и предполагал Вадим, мобильники ушли на ура: наиболее популярными здесь были не бесполезные смартфоны, а как раз такие простенькие модели, владелец магазина - невысокий плотный азиат - брал их по две сотни не торгуясь, а на полке они торчали под ценниками в 250-280 экю. За бинокль он тоже заплатил две сотни, да и за все остальное, по мелочам, набралось сотни на четыре. Трофейные золотые часы Вадим сменял на серебряные, те которые так приглянулись Аннабель. Золото же, как оказалось, владелец комиссионки вообще не принимал, зато его принимали в любом банке, за вычетом стандартных десяти процентов. И в банк они и направились - в Северный Торговый, поскольку несколько тысяч экю уже начинали жечь карманы, заставляя постоянно оглядываться и держать руку рядом с револьвером.

    Трофейные украшения банк принимал на вес, высчитывая пробу, и насчитал 178 грамм чистого золота, которые после вычета банковских процентов превратились в 1602 экю. Еще пять тысяч Вадим набрал наличностью, из карманов, оставив остальное "на текущие расходы". Уже больше семи с половиной тысяч скопил, подумал он, глядя на итоговую цифру, похоже, на машину я уже почти набрал. Да, у меня же еще почти пятьсот экю на счету в Банке Ордена лежит, а завтра будет полторы тысячи! Похоже, теперь финансы наконец-то пошли на лад.

    Выйдя из банка, он глянул на часы. 18:52, в смысле около четырех дня по местным часам.

    - Время пить "Херши" - усмехнулся он.

    - Чего пить? - удивилась Аннабель.

    - Старая русская реклама, не обращай внимание. Самое время ехать в "RA Arms".

    В оружейный магазин он вошел совсем не как джентльмен: дверь ему придерживала Аннабель, а не наоборот. Впрочем, тяжело быть джентльменом, когда в каждой руке - по тяжеленной сумке с железом. За прилавком был все тот же хромой продавец, который улыбнулся им и продолжил обрабатывать клиента, невысокого парня европейской внешности в джинсовом костюме - явного новичка :

    - Это L85A2, стандартная винтовка британской армии, королевских морских пехотинцев и всемирно знаменитых спецназовцев из SAS. Питание из стандартных магазинов от М16, стандартный калибр 5.56, автоматический огонь, и очень высокая точность огня одиночного. Как видите, винтовка идет с четырехкратным оптическим прицелом, который имеет встроенный самосветящийся источник и позволяет эффективно использовать его в сумерках. И всего за тысячу четыреста экю...

    Вадим вздохнул, опустил сумки на пол и начал рассматривать несколько пулеметов, стоящих вдоль стены. Так, вот МАГ - надежная, но слишком тяжелая машинка, вот ПК - полегче, но для Аннабель, если ей стрелять, все равно слишком тяжело. Вот ультимативное оружие Рэмбо - американский пулемет М60, за него я даже и не знаю, с какой стороны браться. Возможно, РПД?

    - Аннабель, подними этот пулемет, пожалуйста, - сказал он, - и скажи как он тебе.

    - Тяжелый, - улыбнулась Аннабель, - ты хочешь купить мне пулемет?

    - Нам, - улыбнулся Вадим, - думаю об этом. Если я веду машину, из пулемета придется стрелять тебе.

    - Он тяжелый, - повторила Аннабель, - но если он будет лежать в машине, мне это не помешает.

    А если придется тащить? - подумал он. И вообще, может мне пулемет и не нужен совершенно, а это я слегка в паранойю впадаю, пролистав путеводитель в разделе "Животный мир"? Ладно, не будем пороть горячку, сначала посоветуемся с Саркисом, и еще кое с кем, решил он. Продавец, тем временем, закончил продажу чуда британской оружейной промышленности клиенту, скинув с первоначальной цены двести элю и дав в подарок шесть запасных магазинов. Довольный клиент в джинсе упаковал автомат в оружейную сумку и направился к выходу, а продавец поприветствовал подошедших к прилавку Вадима и Аннабель:

    - Добрый день. Вы, если не ошибаюсь, были здесь вчера, но тогда у вас было значительно меньше оружия.

    - Да, постреляли немного, - кивнул Вадим, - думаем теперь продать трофеи.

    - Это было быстро, - улыбнулся продавец, - где-то здесь в городе?

    - Да, на Северном выезде сегодня утром.

    - Да, слышал об этом. Так это были вы? Отличная работа, поздравляю! Ксавье, - протянул руку продавец, и после того как Вадим и Аннабель, представились в свою очередь, спросил: - и что же из снаряжения тех бандитов вы решили продать?

    - Вот, - сказал Вадим, не без труда водрузив на прилавок более тяжелую сумку, -    дробовики    прежде всего, вместе с патронами.

    - Это обрез, а не дробовик, - уточнил Ксавье,    - и "помпа" турецкого производства, в неплохом состоянии. Хм, и патроны правильные. Я могу дать сто экю за ружье, полсотни за обрез и еще полсотни за патроны.

    - А почему ружье - всего сотня? Оно многозарядное, и бьет дальше и точнее.

    - А тут от него все равно пользы немного. Охота тут обычно с винтовками, а против людей есть более эффективные средства. Разве что для самообороны накоротке - тут, в умелых руках, картечь сработает не хуже автоматной очереди, а пуля и большую гиену остановит. Но для оружия самообороны требуется компактность.

    - Вот! Эффективное оружие под эффективный боеприпас, и наверняка будет нарасхват. Сто двадцать экю - выглядит как более справедливая цена.

    - Ты не обнаглел? Я вчера тебе винтовку, гораздо более дальнобойную и многозарядную, за сто    экю продал.

    - Винтовку с пулей, мало полезной против животных и скорострельностью, неэффективной против вооруженных людей.

    - Сегодня утром эта винтовка не была совсем чтобы малоэффективной, - улыбнулся Ксавье.

    - Сегодня утром нам повезло.

    - Тем не менее. Я даю честную цену за оружие, но торговаться смысла не вижу.

    - Особенно за оружие, состоящее на вооружение спецназа SAS, - улыбнулся Вадим, вспомнивший, что в прочитанной им документальной книге "Немедленное действие" было написано не про L85, которую Ксавье впарил предыдущему клиенту, а про совсем другое оружие.

    - Ну и что? Если бы этот парень был таким умным и опытным, он бы сам об этом сказал, и вообще подобрал бы себе что-нибудь другое. И должен же я, в конце концов, зарабатывать? Но вы потолковее других новичков, и вам я даю честную цену. Я действительно имею не так много шансов продать этот дробовик больше, чем за сто двадцать экю. И вам действительно нигде не дадут за него больше сотни.

    - Ладно, ты меня убедил. двести экю. Вот еще - советский ТТ, новенький, два магазина, пятьдесят патронов.

    - Не новенький - с хранения, - покачал головой Ксавье, - и несколько выстрелов из него сделали недавно. Наверное, на базе опробовали.    Но советское производство, не китайское, так что полторы сотни.

    - Идет. Еще револьвер есть, я так и не понял, как его открывать.

    - Хм, - Kсавье осторожно, не прикасаясь к спуску, повертел в руках странный револьвер, - действительно непонятно. А, вспомнил, видел я такое как-то!

    Он щелкнул чем-то в конструкции револьвера и снял с него проходящую под стволом планку. Хвостовик планки оказался осью барабана, и после извлечения планки барабан выпал в подставленную ладонь. Ксавье простучал донцем барабана о стол, и    поднял его вверх, оставив на столе шесть коротких пистолетных патронов.

    - Патрон к пистолету ПМ, девять миллиметров, - пояснил он, - это револьвер "Заря", производства Абхазии. Распpостраненный и недорогой патрон, есть и местное демидовское производство, но такая схема перезарядки... Тридцать экю, и не уверен, что я смогу продать его даже за сорок.

    - Тридцать так тридцать, - кивнул Вадим, и извлек из сумки следующий "ствол" - АКСУ-74.

    - О, а у тебя и нормальное оружие есть, - улыбнулся Ксавье, - Хорошая вещь, уверен, что не хочешь его оставить?

    - Уверен. Мы уже решили, что оставить, потом с тобой посоветуемся. Вот еще магазины к нему и патроны.

    - Отлично. Автомат, магазины, патроны - еще пятьсот пятьдесят экю.

    - Сколько мы всего насчитали, пока что? - быстро    спросил Вадим.

    - Девятьсот тридцать экю. А еще патроны к ПМ у вас есть?

    - Имеются, - улыбнулся Вадим, доставая из сумки очередные предметы, - и даже пистолет под них есть.

    - АПС? Отличный пистолет, в отличном состоянии, с тремя магазинами и почти полутора сотнями патронов? Ну, я рад, что тебе так понравился старый "Смит-Вессон", что ты решил отказаться от "супер-девятки".

    - "Смит-Вессон" хорош, но не слишком отвечает моим ожиданиям. А АПС просто в руку не лег. Возможно, прикуплю другой пистолет, но давай перейдем к этому позже. Сколько ты можешь предложить за АПС с патронами?

    - Четыреста тридцать экю. Пойдет?

    - Пойдет. Теперь вот еще травматические пистолеты, две штуки, и патроны.

    - Травматические патроны - товар специфический, - покачал головой Ксавье, - покупают его редко и мало, и как правило, желающие захватить кого-то живьем. Оружие под такой патрон - тем более. Впрочем, я могу продать его... эмм, на южный берег Залива, там их переделывают под .380 Авто для местной публики, высверливая ограничители в стволах. Но цена - соответствующая. В общем, за оба резинострела и все патроны - пятьдесят экю.

    - Годится, - вздохнул Вадим, - А ножи ты тоже принимаешь?

    - Да, принимаю, - кивнул Ксавье, и тут же уточнил: - ножи, а не мечи из автомобильной рессоры!

    - Да ладно. Прекрасный нож, ручная работа, и ты всегда можешь рассказать, что им пользуется спецназ SAS.

    - Ну, не до такой же степени! - рассмеялся Ксавье, - так, советские штык-ножи для АК - качественная вещь, за них я дам по шестьдесят экю, за китайский КА-БАР - сорок, за самодельный меч и "Спайдерко" - по тридцать, и за этот арсенал мелкого хулигана - десятку, за все. Итого, за огнестрел и боеприпасы, включая резинострелы - тысяча четыреста десять, за коллекцию холодного оружия - двести тридцать, итого - тысяча шестьсот сорок экю. Все устраивает?

    - Да.

    - Хотите набрать что-нибудь на эту сумму?

    - Надеюсь, не на всю. Но думаю, что сейчас я могу спросить, сколько здесь стоит "Буль-Чероки".

    - Примерно пятьсот пятьдесят экю, но сейчас их нет. Возможно, тебя заинтересует другая модель? Вы можете посмотреть вот на этих прилавках.

    - Благодарю, - кивнул Вадим и направился к прилавкам, - Аннабель, давай глянем и пистолет для тебя. Выбери что-нибудь по своему вкусу.

    - Не уверена, что у меня хватит денег на пистолет, - улыбнулась та.

    - У нас хватит, - уточнил Вадим, рассматривая пистолеты. В основном это были известные модели: "Кольт" и "Браунинг" HP в разных вариантах, пара "Беретт"... Даже массивный и угловатый "ЗИГ-Зауэр" попался, но Вадим даже не стал его рассматривать, прикинув, сколько может здесь стоить "настоящее швейцарское качество". А потом Аннабель подняла с прилавка один из пистолетов со словами "Вот этот мне нравится!", и подошедший с другой стороны прилавка Ксавье обьявил:

    - Аннабель, у вас хороший вкус, мадам.

    Это да, подумал Вадим, этот затвор квадратного сечения тяжело с чем-нибудь спутать.

    - И сколько здесь стоит "Глок"? - спросил он.

    - Вот этот? Это "Глок-19", компактный вариант, третье поколение. Он не новый, но в отличном состоянии, и стоит пятьсот двадцать экю.

    - Охренеть, дайте два! - редко когда старый Интернет-мем был настолько уместен.

    - К сожалению, "Глок-19" у меня всего один. Возможно, тебя заинтересует полноразмерный "Глок-17"? Он примерно в том же состоянии, и за ту же цену. Вот он, - и Ксавье взял один из пистолетов с дальнего конца прилавка и протянул Вадиму.

    - Приятная штучка, - Вадим взвесил пистолет в руке, - у него нет предохранителя, я правильно помню?

    - Да, ручного предохранителя нет. Если патрон в стволе - пистолет готов к стрельбе.    Есть автоматический предохранитель на спуске, пока спуск не выжат - пистолет не выстрелит. Просто не держите палец на спуске, когда не собираетесь стрелять, особенно при возвращении пистолета в кобуру.

    - Не буду. Нас именно так и тренировали, девушке я объясню. Сколько магазинов к ним идет, и как с патронами?

    - Магазины надо отдельно закупать, по двадцать экю. Имейте в виду, магазины к компактному варианту чуть меньше, на пятнадцать патронов, и к "Глок-17" не подходят. Наоборот можно, но очень уж неуклюже выглядит. Патроны к ним есть демидовские, с оболочечной пулей, по двадцать экю за сотню, а есть со Старой Земли - по двадцать пять экю за сотню, и с экспансивными - по тридцать. Также рекомендую вам купить по кобуре. Есть отличные кобуры от "Фобус", по двадцать пять экю, и есть местного производства, кожаные, по десять. Возможно, вам понадобятся и тактические, для ношения с разгрузкой.

    - Мы посмотрим насчет разгрузки. Пока что - четыре магазина к "Глок-17", два - к "Глок-19", пятьсот демидовских патронов для тренировки и сотня экспансивных - для дела. Кожаные кобуры можно глянуть?

    - Да, вот они, - Ксавье нагнулся и извлек две кобуры из темно-коричневой кожи, - рекомендую вам также купить по подсумку на два магазина, они универсальные и стоят по пять экю всего.

    - Разумно. Значит, еще две кобуры и два подсумка. Сколько всего набралось?

    - Тысяча триста двадцать экю.

    - Неслабо. Как насчет скидки?

    - Скидок, к сожалению, нет, это не базар. Достаточно того, что я вам "Ремингтон" вчера за половину цены продал.

    - На за половину, а за реальную цену. Кроме того, мы еще не закончили.

    - В таком случае, мы обсудим скидку позже. Что еще вы хотели бы купить?

    - Не купить, кастомизировать, - Вадим извлек из второй сумки один из АКМС, - я привык к рукоятке затвора и ручажку переводчика на рукоятке управления огнем, как они сделаны на "Галиле". Ну и приклад "Галиля" представляется мне более толковым. Это можно сделать?

    Ксавье взял один из автоматов и покрутил его в руках.

    - Прямо с базы, с хранения. Практически новый... Знаете что? У меня есть идея, подождите секунду.

    Он вышел из-за прилавка, снял один из висящих на стене автоматов и положил его рядом с АКМС Вадима:

    - Это AR-M8F, болгарского производства. Фактически тот же "Калашников", под тот же русский патрон 7.62, но с элементами "Галиля" - как видите, складной направо приклад, рычажок предохранителя переводчика выведен на рукоятку управления огнем. Ресивер фрезерованный, поэтому оружие значительно прочнее.

    - Но и тяжелее. И он, я вижу, подержанный.

    - Да, он весит примерно как короткий "Галиль". И он практически новый - не думаю, что из него выпустили больше трехсот патронов, а болгарский завод "Арсенал" дает гарантию на пятнадцать тысяч выстрелов. Сам Михаил Калашников говорил, что болгары делают лучший АК.

    - Лучше советского? - иронически улыбнулся Вадим, - И сам Калашников так сказал? А в спецчастях SAS тоже используют болгарские Калашниковы?

    - На уровне советского. И я предлагаю тебе выгодный обмен: отдай мне АКМС, доплати пятьдесят экю и бери болгарский автомат.

    - Я должен доплатить? Отдавая новый советский за подержанный болгарский?

    - Ну, если ты берешь только один...

    - Аннабель, как тебе этот автомат? - протянул Вадим оружие своей подруге.

    - Нормально, - улыбнулась та.

    - Второй такой найдется? - спросил Вадим.

    - Да, найдется. И несколько оригинальных облегченных магазинов из пластика.

    - А рукоятка затвора?

    - К сожалению, этим я не занимаюсь. Рекомендую обратиться к Биллу, в "Gun Store" в мотеле "Арарат".

    - Да, знаю такого. Ну что же, если ты добавишь еще четыре пластиковых магазина, мы готовы на обмен без доплаты.

    - К сожалению, это уже слишком. Я готов поменять автоматы один к одному, магазины можете взять дополнительно, они всего по пятнадцать экю стоят. Еще что-нибудь?

    - Да. Оптический прицел на французскую винтовку, ты вчера говорил, что у тебя есть.

    - Есть, конечно, - улыбнулся Ксавье, - я сейчас.

    - Тебе в самом деле нормально с этим автоматом? - спросил Вадим свою подругу, когда Ксавье ушел в подсобку, - Он не слишком тяжел?

    - Нет, не слишком. Все в порядке, очень удобный автомат. Спасибо, - и она улыбнулась, - и за пистолет тоже.

    - С удовольствием, принцесса. Главное, не забывай отстреливать плохих парней - здесь это, как оказалось, доходный бизнес.

    Они еще смеялись над этим, когда вернулся Ксавье, неся в руке небольшую овальную коробку из желтой кожи.

    - Вот он. APX 806L, четырехкратный, ставится вот сюда, - Ксавье извлек прицел с длинным резиновым наглазником, задвинул его крепление в пазы на левой стороне винтовки и зафиксировал защелкой.

    - Пристрелять его, к сожалению, здесь не получится, но вы можете воспользоваться    стрельбищем Патрульных Сил. Также, раз уж вы обращаетесь к Биллу, я рекомендую попросить его снять гранатометный прицел и поставить вместо него сошки. Ты ведь не собираешься стрелять винтовочными гранатами, не так ли?

    - Нет, не собираюсь.

    - Отлично. - кивнул Ксавье, убирая перешедшие к нему два АКМС под прилавок. - Тогда в общей сложности - тысяча пятьсот двадцать экю. Желаете прикупить еще что-нибудь? Могу еще предложить подствольный гранатомет ГП-30, русского производства. Хотя тебе, наверное, М203 более привычен. Болгары производят вариант М203 для этого автомата, но у меня сейчас такого нет.

    - В этом нет необходимости, - опыт Вадима с подствольником был достаточно ограниченным, да и утяжелять и так не слишком легкий автомат не хотелось. И в конце концов, нам же не в атаку ходить, подумал он, - но нам нужно два израильских ремня... и пожалуй, облегченные пластиковые магазины, пять штук. Найдется?

    - Разумеется, - Ксавье прошелся вдоль ящиков и извлек несколько черных, ребристых магазинов, а потом достал и ремни, - магазины по пятнадцать, ремни по семь, итого, со всеми предыдущими покупками, тысяча шестьсот девять экю.

    - А скидка?

    - Скидки нет. Но у меня есть идея: вы сдали оружие на тысячу шестьсот сорок экю, и набрали почти на ту же сумму. Вы можете взять еще две сотни демидовских патронов к автоматам - они по двадцать экю за сотню, и я округлю остаток в вашу пользу.

    - Три, - сказал Вадим, - и два набора для чистки этих болгарских автоматов.

    - Хорошо, три сотни. Набор у меня, к сожалению,только один, сейчас принесу, вместе с патронами. Можете паковать покупки. Еще что-нибудь?

    - Да. Покажи нам, пожалуйста, как разбирать "Глоки".

    В магазинном тире они выпустили по паре магазинов из своих новых пистолетов, привыкая к покупке, и оба остались очень довольны: у "Глоков" оказалась достаточно плавная отдача, легкий по сравнению со "Смит-Вессоном" спуск, а небольшой вес и большой наклон рукоятки делали их удобными для удержания в руке. И перезарядив магазины, Вадим сразу снял с пояса кобуру со "Смит-Вессоном" и повесил вместо нее кобуру с "Глоком". Револьвер же отправился в оружейную сумку - с продажй его Вадим решил пока не спешить.

    Оружейный магазин Билла, к счастью, был еще открыт, а сам Билл сразу понял, что от него хотят:

    - Да, такую рукоятку затвора можно сделать, некоторые заказывают. В принципе, на АК становится и затворная рама от "Галиля", надо только газовый поршень поменять. Но тут есть проблема: на "Галиле" прицел в конце крышки, а на большинстве вариантов АК, в том числе этом, прицел секторный, довольно длинный и находится кончиком над затворной рукояткой. Попытка взвести вертикальную рукоятку за верхний конец приведет к тому, что вы будете регулярно обдирать пальцы о прицел. Придется ставить изогнутую рукоятку, или под углом, с небольшим наклоном назад, вот так, - и Билл быстро набросал схему на листке бумаги.

    - Нас это устроит, - сказал Вадим, - рукоятка с наклоном назад выглядит более простой и удобной. А еще резиновый затыльник на приклад.

    - Нет проблем. Будет вам стоить по пятьдесят экю на ствол. Поставить вам цевье с планками? На него можно будет потом коллиматорный прицел установить, или оптику, по-"скаутски". И стоить будет всего по восемьдесят экю на ствол дополнительно.

    - Возможно, потом. А еще я хочу снять здесь со ствола все это гранатометное хозяйство, и поставить вместо него сошку. Это возможно?

    - Да. Как я понимаю, ты не снайпер и регулируемая сошка, вроде "Харриса", тебе не нужна?

    - Это верно.

    - Тогда я могу поставить сошку от итальянской винтовки "Беретта" BM59, закрепив ее на основании мушки, вместо гранатометного прицела. Сделаю пару пропилов в передней, выступающей, части цевья, чтобы сошла прилегала к цевью на всем протяжении. Это все будет стоить сотню экю. Имей в виду, после этого винтовку придется заново пристрелять.

    - Разумеется. Итого - двесто экю за оба автомата и винтовки? Когда забирать?

    - Завтра днем будет готово.

    - Отлично, - кивнул Вадим, - Нам подходит, завтра днем мы зайдем.

    - Куда теперь? - спросила Аннабель, когда они вышли из "Gun Store".

    - Ужинать, - улыбнулся Вадим, - но на этот раз - не у Саркиса. Мы идем в "Биерхалле".

    "Биерхалле" располаглась на Шестой улице и полностью соответствовала своему названию: пивная в классическом баварском стиле, с длинными тяжелыми столами и длинными скамейками, заполненными галдящими и поющими посетителями. Вдобавок почти все курили, так что Вадим даже чихнул с непривычки, да и Аннабель поморщилась.

    - Сделаем пару кругов, и если не найдем - идем на набережную, есть морских гадов, - объявил Вадим подруге.

    - А кого мы ищем? - спросила та.

    - Серого. Этот тот парень, который... А, вон он!

    Серый, в пустынном камуфляже и берете под погоном, стоял в стороне, у стойки, и трепался о чем-то по-английски с соседом - худощавым смуглым мужчиной с ежиком седых волос, сочетавшим камуфлированные брюки и майку с легкомысленной надписью "Секс-инструктор, первый урок бесплатно". Подошедших Вадима и Аннабель он заметил, только когда Вадим, вежливо кашлянув, поприветствовал его:

    - Добрый день, Сергей.

    - Аа, Вадим, - обрадовался Сергей, - рад вас видеть, ребята. Майк, это те самые, которые сегодня положили кавказцев на Северном выезде, я тебе рассказывал.

    - Приятно познакомиться, - протянул руку смуглый, - Майк Ардити.

    - Вадим Ретинский, Аннабель Доло.

    - Вы из Израиля, как я понял? - улыбнулся Майк.

    - Да, несколько дней назад сюда переехали.

    - И как дела в стране? - неожиданно спросил Майк на иврите, - Что там нового за последние годы?

    - Все хорошо, не жалуемся, - рассмеялся Вадим, - Ты давно из Израиля уехал?

    - Шесть лет назад. Я имею в виду - шесть местных лет. А по календарю Старой Земли - в две тысячи втором. Давно это было.

    - И как тебе здесь?

    - Нормально. У тебя очень красивая подруга. Не пойми меня неправильно, Аннабель. но среди эфиопок такие красавицы, как ты, редко попадаются.

    - Спасибо, - сверкнула белозубой улыбкой Аннабель.

    - Майк, имей в виду: она не нуждается в уроках, - сказал Вадим, - и как ты заметил, она моя подруга.

    - Не нуждается так не нуждается, - улыбнулся Майк примирительно, - никого не собирался обидеть.

    - Вот и отлично.

    - Люди, может, вы на человеческий язык перейдете? - взмолился Сергей, - Или и мне тут шпрехать начать?

    - А надо было в Израиль ехать, а не в Германию, - наставительно сказал Вадим, - и не был бы ты сейчас белой вороной.

    - Дык проблема, - рассмеялся Сергей, - я не еврей, а немец.

    - Аа, из поволжских?

    - Скорее, из казахстанских, - грустно усмехнулся Сергей.

    - Понятно. Кстати, я тебя пивом хотел угостить, в благодарность за содействие в получении премии. Надеюсь, это не считается взяткой?

    - Нет, не считается. От пива не откажусь, конечно, но я в накладе не остался.

    - Машина? Если не секрет, то как?

    - Не секрет. Ордену с машиной возиться не имеет смысла, он вызывает какого-нибудь автомеханика и продает ему машину по дешевке. Я вызываю в таких случаях одного конкретного автомеханика.

    - И он тебя благодарит за возможность выгодно купить машину? Толково. Ну что же, я рад, что в данном случае и волки сыты, и овцы целы, и даже пастух жив-здоров. А про этих кавказцев ничего нового не всплыло?

    - Нет, ничего. В городе их судьба никого не заинтересовала. Да и будь у них друзья - вряд ли бы они попытались присоединиться к первым встречным. Тебе, кстати, в их составе ничего не показалось странным?

    - Показалось. Двое молодых, глупых, наглых, трусливых и неумелых. И один постарше, и явно потолковее. Мы и уложили-то его за счет чистого везения. Хотя ситуацию он не проконтролировал, да. Экипирован он был получше - "сучка" была у него, и АПС. Мы среди вещей три Корана нашли - два дорогих и зачитанных, и один дешевый и почти новый, так что, похоже, молодые были сильно верующими, а старший - так, для галочки. Оружие мы нашли такое, что явно оттуда везли, причем и там оно нелегальное - обрез, револьвер самодельный... Да и "сучка", похоже, оттуда - очень уж потертый автомат. Такое впечатление, что опытный и не сильно религиозный уголовник сопровождал двух молодых хулиганов, ударившихся в религию.

    - Во-во. Причем сопровождал на Исламские Территории, и наверное, не цветочки там нюхать.

    - Хотя машину они подобрали не самую подходящую, да и снаряжения кое-какого у них не было. Например, ни одной разгрузки. Наверное, как привыкли у себя, что пистолет за пояс и магазины в карман - круто, так и продолжили. Но вот интересно, как они планировали попасть на Исламские Территории? Там же Русская Республика по дороге, а они мусульман не жалуют вроде.

    - Может да, а может и нет. Может, они хотели добраться до Форт-Линкольна, а оттуда - кораблем. А может, русские пропускают через свои земли русских мусульман, надеясь в будущем восстановить Имамат в качестве вассальной и дружественной территории. В любом случае, похоже, они знали, куда ехать и зачем.

    - Думаешь, по тому же маршруту пойдут и другие группы, и заинтересуются судьбой этих?

    - Очень может быть.

    - Невесело. То есть в скором времени за нами могут начать гоняться несколько десятков хорошо вооруженных и очень злых кавказцев?

    - Маловероятно, но и такой шанс есть. Впрочем, вы можете просто осесть где-нибудь на маршруте, отстреливать такие группы по одной и неплохо жить за счет трофеев.

    - Мы поищем менее экстремальные способы заработка. Впрочем, некоторая тренировка нам не помешает, особенно моей подруге - у нее крайне скромный боевой опыт, фактически только сегодняшний.

    - Ты же говорил, что твоя подруга не нуждается в уроках, - усмехнулся Майк.

    - Не в тех, которые ты рекламируешь на своей майке.

    - Ну, не могу же я все время ходить в майке с рекламой собственной фирмы! А вообще - позвольте представиться: "Тактическая школа Ардити". Отработка стрельбы из разных положений, передвижения на местности, взаимодействия и так далее. Кстати, как раз послезавтра, в понедельник, начинаю трехдневный курс, места еще есть. По сорок экю с человека в день, плюс боеприпасы и прочие расходы - за счет клиента. Рекомендую тебе тоже поучаствовать - я уже знаю, что ты в боевых частях служил, но вам надо взаимодействие между собой отработать, плюс есть кое-какая местная специфика. И кстати, завтра могу для вас предварительное занятие провести, после обеда. Поймем, что друг от друга ждать - это вам в сотню обойдется.

    - Хорошая мысль, - кивнул Вадим, - мы завтра все равно собирались ехать на стрельбище, пристреливать винтовку и автоматы. Заодно и потренируемся.

    Придется задержаться в Порто-Франко еще на несколько дней, подумал он. Ладно, авось местный Шварцман сильно не заждется. А заждется - поймет, что без минимальной подготовки мы не факт что вообще до него доедем.

        Свободная территория под протекторатом Ордена, город Порто-Франко, 23 число 4 месяца 26 года, воскресенье, 18:00

    Несмотря на выходной, часть бизнесов в городе работала и в воскресенье, и с утра Вадим и Аннабель продолжили покупки. Сначала был нанесен визит к тактическим барахольщикам, где они купили два отличных тактических веста местного китайского производства, по шестьдесят экю за штуку, пару тактических кобур (хитрые системы из подвесных ремней, с собственно кобурой на правое бедро и паучем на два запасных магазина на левое), и оригинальный французский чехол для снайперского варианта MAS-49/56. Затем они посетили Банк Ордена и убедились, что Серый не соврал: им на счет зашло по тысяче экю. Следующей точкой их маршрута оказалось отделение "New World Mail" на Овальной площади - там они купили пару местных симок, раз уж ближайшие дни им предстояло провести в городе. Здесь же Вадим озаботился и связью за пределами города, поинтересовавшись у клерка, где здесь можно приобрести рации, и получив рекомендацию обратиться в магазин "Army Radio World", недалеко от порта.

    Магазин они нашли без труда: крыша небольшого двухэтажного домика была вся утыкана антеннами, а ядовито-зеленая вывеска лезла в глаза с другого конца улицы. Внутри, за прилавком, сидел благообразный бородатый старичок и читал газету.

    - Вот же гоим, - забормотал он по-русски, складывая газету, при звуке дверного колокольчика, - собственный выходной не уважают!

    - Мы евреи, - поприветствовал его Вадим, - Шавуа тов(1), и как насчет скидок?

    - Азохен вэй и танки наши быстры! А вы, девушка, таки тоже еврейка?

    - Йа нье гаварью паруски, - улыбнувшись, выдала Аннабель заученную фразу.

    - Какая жалость! Но вы таки не много потеряли, раз вам удалось познакомиться с таким блестящим молодым человеком, чтоб он был здоров! Так чем же старый Семен Карманович может помочь вам, молодые люди?

    - Мы хотим купить пару переносных раций. Компактных и легких, чтобы влезали вот в этот карман разгрузки.

    - Молодой человек, я смотрю, что ваши родители таки забыли вложить вам немного ума в вот эту вашу голову. Ну где это видано, чтобы рацию подбирали к разгрузке? Нет, вы все же делаете мне смешно!

    - Ну что уж теперь, - покачал головой Вадим, - купили уже, так что будем подбирать рацию. Кроме того, как я понимаю, этот карман более-менее стандартный.

    - Ой, ну вы ж его слышите - стандартный! Стандартными, молодой человек, бывают только гири на весах, и то если продавец их не подпилит. Ладно, будем посмотреть. Вы хотя бы знаете, чего вы хотите от своих раций?

    - Да. Чтобы работали стабильно на несколько километров, долго держали заряд, быстро заряжались, чтобы можно было гарнитуру подключить. Ну и чтобы были надежные и малочувствительные ко всяким издевательствам - ударам, воде все такое. А, и желательно чтобы они работали на той же волне, что и моя автомобильная рация - Вадим заглянул в бумажку - "Yaesu" FT-1907.

    - "Yaesu"? Это же прекрасная рация! Я вижу, вы, молодой человек, таки немножко разбираетесь в рациях. Вот, специально для вас! - и Карманович снял с полки коробку, - "Yaesu" VX-6R. Сверхкомпактная, водонепроницаемая, противоударная, память на девятьсот каналов, которые могут быть введены или сменены через клавиатуру. И всего двести тридцать экю!

    - Господин Карманович, - улыбнулся Вадим, - я правильно помню, что в Одессе в таких случая предлагают пойти на Привоз и купить себе петуха?

    - Ха-ха! А у вас, молодой человек, таки есть чувство юмора! Но к сожалению, это цена.

    - А если мы покупаем две рации, зарядники и гарнитуру?

    - А какую гарнитуру вы покупаете?

    - Ну... микрофон и наушник, чтобы можно было говорить, не держа рацию в руках.

    - А это по пятьдесят пять экю.

    - А рации подешевле у вас нет?

    - Есть, - Карманович поставил коробку на место и снял другую, - "Yaesu" FT-277R. Всего сто пятьдесят экю, и памяти двести каналов. Она, как вы своми глазами видите, побольше и потяжелее, но таки водонепроницаемая.

    - Вот это больше подходит, - сказал Вадим, - итак, две рации, две гарнитуры, одно настольное зарядное устройство и одно автомобильное.

    - Вам нужно устройство ускоренного заряда, не так ли? Вот оно, тридцать пять экю. И двадцать пять за автомобильное. Итого - четыреста семьдесят экю.

    - А скидка?

    - Молодой человек, а вы таки нахал. Но вы мне нравитесь! Четыреста пятьдесят - только для вас!

    - Четыреста.

    - Молодой человек, вы головой не ушиблись? Или вы таки считаете, что головой ушибся я, если рассчитываете получить все это за четыреста экю! Слушайте сюда вот этими вашими ушами - четыреста пятьдесят!

    - Господин Карманович, вы совершенно не хотите идти мне навстречу.

    - Да, не хочу! Молодой человек, вы таки последуйте вашему собственному совету: пойдите на Привоз и купите себе петуха!

    - Я в самом деле пройдусь по Привозу, - сказал Вадим, - уверен, что это не единственный радиомагазин в городе, и в других будут более вменяемые цены. Пошли, сладкая, - сказал он Аннабель на иврите.

    - Ну ладно, четыреста тридцать! Любовь к молодежи меня прямо таки разоряет!

    - Четыреста двадцать, - ответил Вадим от дверей.

    - Таки закроем на середине?

    - Таки да, - сказал Вадим, и пояснил подруге - мы все же покупаем рации здесь.

    Они пообедали акульим филе и тушеными осьминожьими щупальцами на набережной, в симпатичном ресторанчике в псевдо-японо-китайском стиле, а потом двинулись домой с покупками - подгонять снаряжение и осваивать рации. Заодно они зашли и к Биллу - забрать оружие. Оружие было готово - в точности, как и обещал Билл: рукоятки затвора на болгарских АК выглядели несколько неуклюже, не свою работу делали, а сошки на "француженке" и вовсе сидели так, словно изначально были предусмотрены конструкцией. Подгонка снаряжения также не заняла много времени, и к двум дня (которые 17:00 по местному времени) они уже прибыли на стрельбище Ордена - что называется, "в полной выкладке".

    Здесь Вадим достаточно быстро пристрелял оба автомата - себе и подруге, а потом занялся винтовкой. Здесь его ждала череда приятных сюрпризов: стрелять с сошки лежа оказалось намного удобнее, чем без нее, при стрельбе стоя сложенная сошка практически не мешала, а точность с оптическим прицелом оказалась великолепной, особенно с сошек - Вадим даже стрельнул пару раз на 300 метров и успешно попал обоими пулями в головную мишень. Снайпером меня эта винтовка не сделает, да я и не претендую, но сюрпризы местному зверью, как четвероногому так и двуногому, я смогу предъявить.

    Закончив пристрелку, Вадим стал обучать свою подругу стрельбе из автомата - в самой простой ситуации, из положения лежа, одиночными, в ростовую мишень на 25 метров. Аннабель свой АК (вернее, AR-M8F) осваивала быстро, резиновый затыльник и дульный тормоз делали отдачу вполне комфортной, а беспокойство насчет тяжести автомата оказалось неоправданным. И в самом деле, вспомнил Вадим, когда я служил в армии - девушкам обычно выдавали "Узи", а они тоже не пушинки. Попадала Аннабель тоже выше всяких похвал - разумеется, для штатского человека, впервые в жизни взявшего в руки оружие пару дней назад. Они отстреляли один магазин и уже собирались приступать к стрельбе очередями, когда послышался рев приближающегося мотора, и к их части стрельбища подкатил огромный белый пикап "Шевроле Сильверадо" с закрытым кузовом и незатейливым логотипом на дверях: верхняя часть человеческого силуэта - голова, плечи, руки и зажатый в них автомат - опиралась на надпись "Arditti Tactical School".

    - Добрый день, ребята, - поприветствовал их Майк на иврите, выйдя из машины. Легкомысленную майку теперь сменила футболка более серьезного вида - камуфлированная, с тем же логотипом и надписью "Инструктор" большими желтыми буквами и без всяких фривольностей, а на голове у него красовалась широкополая камуфлированная шляпа, - итак, это ваше вооружение? Ну что же, удачный выбор, хотя винтовку я бы взял под более распространенный калибр.

    - Я был ограничен в деньгах, когда покупал ее, - сказал Вадим.

    - Как я понимаю, с деньгами у вас стало получше после вчерашней перестрелки. Впрочем, тебе виднее. Hа автоматы, я вижу, вы поставили кастомизированную рукоятку, как на "Галиле"? Толковое решение. А коллиматоры вы поставить не хотите?

    - Пока не знаю. Билл убеждает нас купить коллиматоры, но я не уверен, стоят ли. Неохота перетяжелять автомат, особенно для девушки.

    - Вы же не пешком идете, а едете на машине. А коллиматор - очень полезная вещь, тебе же наверняка приходилось иметь с ними дело.

    - Ну да. Единственная проблема - батарейки жрут. Ну и опять же, всего не купишь. Вот на Базе, когда я винтовку покупал, мне пулеметом обзавестись порекомендовали.

    - Ну, это уже излишне. Пулемет - вещь недешевая, кроме того, как я понимаю, машину ведешь ты, так что из пулемета придется стрелять девушке.

    - Я могу стрелять из пулемета, если вы объясните мне, как, - улыбнулась Аннабель, - и если его опереть на что-нибудь.

    - Не так это просто, - вздохнул Вадим, и Майк кивнул:

    - Пулеметом не заморачивайтесь. А теперь могу я глянуть, что у вас в вестах?

    В весте Вадима были четыре трофейных магазина к АК (пятый он прицепил на оружие), две литровых пластиковых бутылки с водой в подсумках для магазинов, рация, индивидуальный пакет со жгутом, три гранаты РГД-5, большой нож, "Лезерман", компас и фонарь. У Аннабель магазины были облегченные, пластиковые, не было гранат и жгута, а вместо "Лезермана" лежал перочинный ножик с эмблемой водки "Байкал". Кроме того, у каждого была пристегнута к правому бедру тактическая кобура с заряженным "Глоком" и двумя запасными магазинами в карманах.

    - Неплохо, - покачал головой Майк, увидев экипировку, - в таком виде вы собираетесь ехать на машине?

    - Ну да. На случай, если понадобится внезапно покинуть ее, - пояснил Вадим.

    - А свою почти снайперскую винтовку ты собираешься оставить в машине? Я не вижу боекомплекта к ней.

    - Да, - вздохнул Вадим, - но к сожалению, у меня кончились подсумки. Я специально выбирал модель без подсумков на спине, чтобы можно было спокойно сидеть за рулем.

    - Логично. Рекомендую вам обзавестись небольшим тревожным рюкзаком, возможно даже двумя. Если придется покинуть машину - обычно находится пара секунд, чтобы прихватить еще и по сумке. А уже в них вы сможете сложить боекомплект к винтовке, немного запасных патронов к автоматам и пистолетам, возможно еще несколько гранат, немного воды и сухой паек - лапшу быстрого приготовления, галеты, шоколад, вяленое мясо. Рюкзак, понятное дело, нужен камуфлированный.

    - Ясно. Камуфлированный рюкзак, в нем боекомплект к винтовке, запасные патроны и гранаты, вода и сухой паек. Возможно, два рюкзака. Что еще?

    - У вас есть компасы, вы сможете по ним ориентироваться. А карты?

    - Ну...

    - У меня есть маленький компьютер, мы сможем скопировать на него карты, - вдруг сказала Аннабель, - а может быть, и на "Айфон".

    - И будете ждать, пока компьютер поднимется, каждый раз когда понадобится глянуть на карту? Я рекомендую вам перед каждым отрезком маршрута распечатывать карту этого отрезка на бумаге - вы сможете сделать это в любом компьютерном магазине и многих гостиницах. Далее, вы взяли фонари, а где у вас спички или зажигалки?

    - А вот, - Вадим извлек "Зиппо" из кармана, Аннабель продемонстрировала свою секунду спустя.

    - Хм. Уели. Хотя у меня для вас плохая новость: в местной саванне, пешими, в одиночку и без богатого местного опыта ваши шансы выжить больше нескольких часов очень невелики. Вне зависимости от времени суток.

    - Это почему же?

    - Хищники. Прежде всего - местные свинки. Если вам пришлось покинуть машину - скорее всего, с конвоем произошло что-то нехорошее и имеются трупы. Свинки - падальщики и идут на кровь. Но и на живых они нападают.

    - Как акулы.

    - Да, примерно. И бегают они достаточно быстро, а главное - их много. Единственный шанс - свалить вожака, это самый крупный кабан, и бежит он впереди, тогда остальная стая скорее всего уйдет искать добычу попроще. Потом - гиены. Эти охотятся в одиночку, иногда парами, но очень опасны - в них бывает до тонны веса, и двигаются они невероятно быстро и ловко. На падаль не идут, но чем дольше времени ты крутишься в саванне, тем больше шанс, что ты на них наткнешься, вернее они на тебя. В атакующую гиену с большой дистанции надо стрелять по ногам - с ее весом, ранение ноги становится критичным. А с близкой дистанции - очередями в голову, в упор. Есть еще зеленые волки - они так же, как и свинки, охотятся стаями, но значительно мельче - поэтому попасть в них труднее. В предгорьях иногда встречается каменный варан - здоровенная такая ящерица, вроде комодского дракона на Старой Земле, но побольше - до четырех метров длины. Способен часами лежать совершенно неподвижно - можно пройти в десяти метрах, в уверенности, что это куча камней. А потом он кидается, и кидается быстро. Впрочем, очередь 7.62 в морду успокаивает и его.

    - Как я вижу, очередь 7.62 в морду успокаивает всю местную живность, - усмехнулся Вадим.

    - Теоретически - да. Практически - даже вдвоем вы не сможете наблюдать на все триста шестьдесят градусов вокруг, и велик шанс, что хищник приблизится незаметно. Особенно ночью. Кстати, если уж будете разжигать ночью костер - не смотрите в пламя, это сбивает ночное зрение в ноль. А гиены, да и свинки, нередко охотятся и по ночам. А кроме того, в местной саванне гораздо больше хищников, чем у вас патронов, тем более что убивать любого хищника с одного-двух выстрелов вы вряд ли умеете. Кроме того, есть змеи, так что рекомендую обзавестись пристяжными голенищами из толстого брезента, и положить парочку в тревожные рюкзаки. Но вообще, единственный способ для вас выжить, если пришлось покинуть машину и дорогу - вернуться к ней как можно скорее, как только миновала опасность. Хищники во многих местах уже научились опасаться дорог, вы сможете засесть на открытом месте, спина к спине, и дожидаться следующего транспорта. Только не делайте этого вблизи мест, удобных для засады, а при появлении транспорта - положите оружие на землю и держите руки на виду, чтобы вас не заподозрили в том, что вы бандитская приманка.

    - Ясно. А бандиты тут...

    - Бандиты тут опаснее всех зверей, вместе взятых. Мелкая банда - это полтора десятка головорезов, крупная может быть и под сотню, хотя это теперь большая редкость. Как правило, имеют и тяжелое пехотное вооружение - пулеметы, гранатометы, изредка встречаются даже автоматические пушки и безоткатки. Само собой, опытные бойцы - гопники с дешевыми понтами, которых вы так удачно положили вчера, здесь долго не выживают. И достаточно хитрые, практикуют самые разнообразные уловки. Например - фальшивые конвои: приезжают куда-нибудь под видом новой конвойной команды, набирают клиентов, отъезжают с ними подальше от населенных мест... дальше понятно. Или изображают сломавшуюся машину, раненых и тому подобное - поэтому я вам и рекомендую, если возникнет ситуация, размещаться на открытом месте и идти на контакт без оружия.

    - А если приблизившиеся и будут бандитами?

    - У бандитов, как правило, есть некоторые отличительные признаки, я вам их перечислю. Но если бандиты их успешно скрыли или вы их не заметили, значит, вам очень сильно не повезло. И кстати, еще такой момент: если вы сталкиваетесь с бандитами и складываете оружие, то у вас вариантов немного: "Кошелек или жизнь" здесь не работают. Если бандиты будут спешить, вас убьют быстро, если не будут - то медленно, со всякими затеями - вам точно не понравится. А теперь, на этой оптимистической ноте, я сделаю небольшой перерыв в лекции. Видите эту дорожку вокруг полосы препятствий? Четыре круга по ней, бегом, а сразу потом на рубеж и по десять выстрелов по мишеням, я их пока на пятьдесят метров поставлю. Вперед!

    Стрельбу после нагрузки Вадим во время срочной службы, а особенно милуима, видел и делал уже неоднократно, а вот Аннабель справлялась с трудом: четыре круга пробежала, но запыхалась и в мишени ни разу не попала. Майк прочитал короткую лекцию, как стрелять при не полностью восстановившемся дыхании, и поскольку за время лекции они оба успели отдышаться - отправил повторять. А потом погнал на полосу препятствий. А потом... в общем, денек вышел веселый и более чем плодотворный, и за свои сто экю они оторвались от души.

    Расплату с инструктором и подведение итогов решили совместить с ужином в какой-то забегаловке на въезде в город.    Впрочем, несмотря на неказистый вид ее дощатых столов и полотняных навесов, отлично кормили и здесь, причем в основном блюдами польской кухни, да и повсеместно встречающееся пиво "Нойехафен" там также наличествовало.

    - Вы неплохо справляетесь, - заявил Майк, приняв деньги, - ты, Вадим, особенно, и это понятно. Ты, Аннабель, тоже неплохо справляешься для новичка. Но дополнительные занятия вам будут полезны, так что жду вас завтра, в девять утра, на стрельбище, с тем же снаряжением и полным боекомплектом. Захватите еще пару сотен патронов: стрелять придется много. Впрочем, тебе, Вадим, вряд ли будет что изучать завтра: это самые азы, так что если не хочешь, можешь просто завести девушку к началу занятий и забрать вечером, часов в семь - усталую, но довольную своим умением попадать по мишеням.

    - Я бы оставил, - сказал Вадим, отхлебнув пива, - но твоя вчерашняя майка все еще внушает мне некоторое беспокойство.

    - Да брось ты, - рассмеялся Майк, - Завтра там будет группа - человек пятнадцать, все время все друг у друга на виду. И раз ты такой Отелло, да вдобавок и стрелять немножко умеешь, я совершенно не хочу нарваться на разборки с тобой - я, вообще говоря, женат, у меня бизнес, дом, и я планирую спокойно встретить старость. Кроме того, я уже давно не путаю дело с развлечениями. Пример сослуживца научил, знаешь ли.

    - А у тебя сослуживцы есть? - удивился Вадим, - Мне показалось, что твоя тактическая школа - "шоу одного человека".

    - Так я не всегда вел тактическую школу. Я раньше в Патрульных Силах служил, а обучением новичков основам стрельбы и тактики подрабатывал. Многие так делали, начальство не запрещало. Вот и мой тогдашний сослуживец, сержант Борис Доннерман - кстати, тоже из наших, русский израильтянин - решил соединить приятное с высокодоходным, а соединил проблемы с неприятностями.

    - Действительно попался Отелло, который гонялся за ним с автоматом?

    - Не совсем, - Майк отхлебнул пива, - в некотором роде даже хуже. Года четыре назад перешел на Новую Землю один сутенер с дюжиной элитных русских проституток...

    - Но-но! - предостерегающе сказал Вадим, - Я сам из России в Израиль репатриировался, так что лучше не начинай!

    - Так я не про тех женщин, которые из бывшего Советского Союза репатриировались в Израиль. О них я только хорошее сказать могу, и не будь ты русским, то же самое бы сказал. Но тут совсем другое дело было - они настоящие русские были все, из Москвы.

    - И все поголовно проститутки? - саркастически спросил Вадим.

    - Да, хотя выяснилось это не сразу. Их сутенер сначала за фотомоделей выдавал - они все молодые были, одна красивее другой. В общем, понадобился ему русскоязычный инструктор по стрелковой и тактической подготовке - уж не знаю, планировал он тут какое военно-эротическое шоу, или просто собирался передвижной бордель создать, по диким местам ездить. Борис и взялся, а в процессе подготовки с одной из этих девушек очень близко познакомился.

    - А потом сутенер выставил ему счет, который многократно покрыл то, что он заплатил за тренировки? - понимающе кивнул Вадим.

    - Не совсем. В общем, вся их компания квартировалась в гостинице "Kовчег", это здесь в центре. Туда-то он в гости и пришел, и надо полагать, они очень неплохо проводил время в ее комнате, как вдруг снаружи начались шум и    крики -    какие-то албанские бандиты пытались похитить девушек. Борис, конечно, не стал под кроватью прятаться, а выскочил наружу и поучавствовал в обороне от банды, положив одного из засранцев мордой в пол - тот как раз в сутенере ихнем собирался дырку сделать. Короче, приехал патруль, забрал трупы и арестованного, а сутенер, как оклемался, насел на Бориса: ему, видишь ли, все эти девки - жены, он ему якобы рога наставил, теперь он его подружку из своего гарем-борделя изгоняет, а Борис на ней жениться должен, как честный человек. И убедил его - Борис не фраер, но и сутенер этот явно когда-то в телемаркетинге работал - ну, знаешь, наверное, таких людей, которые без мыла в жопу влезут и снег эскимосам продадут. Да и девушка была красавица, они все красавицами были - как я сказал, их сутенер за фотомоделей выдавал, причем успешно. Борис сделал своей ночной подруге предложение, и тут же назначили свадьбу - на следующий день, наверное чтобы жених передумать не успел. И почти получилось у них, но на свадьбе кто-то Борису шепнул на ухо , что это за фотомодели такие, и он прямо с собственной свадьбы сбежал - ну в точности как героиня Джулии Робертс. Хорошо устроился, говнюк - мы потом    на фотку Мисс Третий Месяц только облизывались да мечтали, а он ее еще и оттрахал... прошу прощения, моя госпожа.

    - Все нормально, - улыбнулась Аннабель, а Вадим поинтересовался:

    - А почему Мисс Третий Месяц?

    - А потому что они календарь сделали, перед отъездом из города. Девушек-то было одиннадцать, и были они настоящими красавицами, не просто так их тот сутенер за фотомоделей выдать пытался. Ну и сделали они тут календарь, вроде плейбоевского - на каждый месяц по одной из них, в военно-эротическом прикиде. Бориной подружке и неожиданной невесте достался третий месяц.    Календарь был хитом - снимал Зоран, достаточно известный в городе фотограф, причем впервые в Новом Мире - не делали здесь раньше такого, порно снимали, причем во всех видах, а эротику упустили как-то(1). В общем, не о том речь. Посмотрел я на эти приключения Бориса, и вывод для себя сделал: с клиентками - никаких шашней, дело отдельно, а секс - тоже отдельно.

    - Ясно, - кивнул Вадим, - интересную историю ты рассказал, Майк. А мы завтра все же вдвоем начнем. А там видно будет.

    - Ну, как хотите, деньги ваши. Мне же лучше. Тогда приходите к девяти утра со снаряжением и патронами. Да, и еще еду и воду захватите, перекусывать в обеденные часы.

    Чего-то мне этот Майк все же внушает подозрение, подумал Вадим, руля к "Арарату". Уж не знаю, что у него за жена, но Аннабель я бы с ним наедине не оставил. Впрочем, для того, чтобы женщина не искала сексуального удовлетворения на стороне, есть только один способ. И как только они вошли в свой домик и скинули оружие и весты, он объявил:

    - Аннабель, чистку оружия мы ненадолго отложим. Побежали в душ, настало время испытать трофейные китайские резинки!

    1)"Шавуа тов!"(ивр.) - дословно, "Доброй недели!", традиционное израильское приветствие в начале недели.

    2)Альтернативное и более подробное описание этих событий можно прочесть в романах Дмитрия Старицкого "Лишние земли лишних" и "Две свадьбы и одни похороны".

         Территория Европейского Союза, Портсмутская трасса, Новый Бухарест, 27 число 4 месяца 26 года, четверг, 28:00

    В без десяти одиннадцать утра в четверг их "Суфа" вновь заняла позицию в колонне машин, собравшихся на Северном выезде, и Вадим вновь вручил сотню экю командиру "Пум Брозовича". Вот так и возникает чувство дежа-вю, подумал он, убеждаясь что сообщенные командиром конвойщиков - надо полагать, тем самым Брозовичем - радиочастоты сохранились в автомобильной рации с прошлого раза. Впрочем, теперь они готовы к путешествию гораздо лучше: у них по заряженному "Глоку" на бедре, по автомату в руках (впрочем, свой автомат Вадим поставил между сиденьями, оперев его на два небольших камуфлированных рюкзака, приобретенных по совету Майка), а их тактические весты наполнены боеприпасами. А главное - за три дня занятий в "Тактической школе Ардити" они более-менее научились взаимодействовать в случае боя, да и у Аннабель появилась хоть какая-то общевоенная подготовка. Хотя на самом деле, настоящую ценность этой подготовки мог показать только бой, а его-то Вадим надеялся избежать. Пока хватило и того, что сами занятия завершились без эксцессов в отношении Аннабель - похоже, он слишком плохо думал о Майке.

    Курс, впрочем, оказался недешевым - за три дня занятий, плюс предварительную тренировку в воскресенье, Вадим выложил 340 экю, еще почти на три сотни они сожгли патронов.    Еще сотню Вадим потратил на то, чтобы отправить свою новую подругу на полный медосмотр - зато теперь он мог быть уверен, что в ее случает порванный презерватив обеспечит ему не СПИД или что-то в этом роде, а несколько преждевременное отцовство. На эти процессы, плюс дополнительные три дня проживания в Порто-Франко, ушла основная масса денег, остававшихся у Вадима, но с другой стороны, он реализовал последнюю заначку: пообщавшись с парой жителей Новой Британии и узнав что чай туда закупается централизованно, относительно распространен и стоит по четыре-пять экю за чашку, Вадим нанес еще один визит в кафе с немецким названием, включающим слово "Вена". Здесь он реализовал оставшийся чай зa три тысяч экю, которые и вложил на свой счет в Северном Торговом, доведя общий баланс до десяти с половиной тысяч. Еще тысяча имелась в Банке Ордена, и у Аннабель, по его прикидкам, было заначено не меньше двух тысяч, тем более что "Ремингтон" она вчера вечером все же продала. И почти восемьсот экю ожидали его при передаче "Суфы" пока неизвестному Алексу Шварцману.    Этого должно было хватить им двоим на год-полтора жизни здесь, даже если возникнут трудности с поисками работы.

    - Приготовиться к движению! - донеслось из рации, и машины начали одна за другой заводить двигатели. Вадим также повернул ключ зажигания, и когда стоявший перед ним грузовик двинулся и отъехал на пару метров, сказал Аннабель, отпуская сцепление и нажимая на газ:

    - Вперед, красавица моя, весь мир перед нами!

    Впрочем, мир, открывшийся за Северным выездом, оказался не таким чтобы сногсшибательным. Дорога петляла по безбрежной саванне, между невысоких холмов, заросших густой травой, и периодически поднималась на возвышенность, с которой открывался вид на такие же холмы до горизонта. Кое-где мелькали стада местных травоядных - антилоп и рогачей, пару раз Вадим замечал охотящихся хищников - но на приличном расстоянии от дороги. Иногда в сторону от дороги отходила грунтовка в сторону какой-нибудь фермы, а пару раз и сами фермы, в окружении полей, можно было разглядеть с дороги. Изредка попадался встречный транспорт - древние пикапы и грузовички, но кроме них, никто не оживлял однообразие дороги. Кроме того, впереди идущие машины нещадно пылили, и хотя Вадим увеличил расстояние до сотни метров, и они одели солнцезащитные очки и замотали нижнюю часть лиц куфиями, это не сильно помогало. Наличие тяжелых вестов тоже не добавляло комфорта, так что последовавшее примерно через три час объявление по радио об остановке на привал они восприняли с радостью.

    После краткого "Мальчики налево-девочки направо", Вадим поинтересовался у командира конвоя, когда последует следующий привал, и соответственно, когда дозаправиться. Получив ответ, что до следующего привала также три часа, но бак рекомендуется держать как можно более полным, он вздохнул и полез в кузов - за воронкой и канистрой солярки.

    Канистру удалось залить в бак успешно - на песок пролилось всего несколько капель, а на одежду и обувь и вовсе ничего не попало. После чего Вадим помыл руки дезинфицирующим гелем и присоединился к Аннабель, аппетитно уплетающей один из наготовленных в дорогу мегасэндвичей с ветчиной, сыром, помидором и зеленью.

    - Как тебе поездка, пока что? - поинтересовался он. В дороге, из-под куфий, разговаривать было не слишком удобно.

    - Нормально, - улыбнулась Аннабель, - очень похоже на Африку. Вот только вест этот тяжелый, в нем неудобно.

    - Да, мне тоже неудобно. Ничего не поделаешь, приходится постоянно быть готовыми к бою. Сама видишь.

    - Ну да. Но ты парень, на твою фигуру эти весты делались. Не на мою грудь.

    - Да, это проблема, - фыркнул Вадим, - твоих шикарных форм разработчики явно не учли. Я думаю, не случится ничего страшного, если ты его расстегнешь. Главное - не забудь, что хватать, если придется срочно выскакивать.

    - Не забуду, - кивнула Аннабель с серьезным видом.

    - В случае чего, я на тебя полагаюсь. Кстати, это была хорошая идея - купить термоизолированную сумку, - и он кивнул на красно-белую сумку, стоявшую в джипе в ногах у Аннабель, из которой они доставали сэндвичи.

    - Спасибо. Я решила, что вода и еда будут так храниться лучше.

    Рация захрипела, прерывая разговор, чихнула, а затем из нее раздался голос командира конвоя: "Внимание! Внимание! Всем занять места в машинах, приготовиться к движению!". И вновь потянулись километры саванны...

    Солнце уже приближалось к горизонту, когда колонна приблизилась к группе строений, которые, судя по надписи на придорожном щите, являлись ни больше ни меньше, чем Новым Бухарестом. Размером местный Новый Бухарест уступал среднему израильскому кибуцу, но КПП на вьезде в нем имелось - небольшой бетонный блокгауз, на крыше которого красовалось сложенное из мешков с песком пулеметное гнездо. Рядом околачивались местные вооруженные силы, в количестве пяти -шести человек, в камуфляжной форме и камуфлированных же беретах - впрочем, некоторое не слишком армейское разнообразие снаряжения бросалось в глаза. Да и вооружены они были хоть и "Калашниковыми", но явно от самых разных производителей. Конвою эти вооруженные силы чинить препятствий не стали, и достаточно быстро машины втянулись в город, миновали бензоколонку и какие-то ангары, а потом въехали в обшитые досками ворота с витками колючей проволоки поверху. Откуда-то вышел мужик в отвисших джисах с кобурой на поясе и начал распределять машины по парковочным местам, помахивая... натуральным полосатым жезлом, каким в старых советских фильмах пользовались милиционеры. Вадим обратил внимание, что многие водители паркуются задом, прижимаясь задним бортом к забору, и последовал их примеру.

    - Дамы и господа, кто из новоприбывших, минутку внимания! - крикнул командир конвоя и помахал рукой, собирая "подконвойных".

    - К сожалению, в Новом Бухаресте есть определенные проблемы с преступностью, - сказал он, когда все собрались, - поэтому мы встали на охраняемую стоянку. Здесь эта услуга стоит десять    экю за ночь, сейчас охранник будет собирать деньги. Рекомендую вам дать ему пятнадцать, чтобы гарантировать сохранность вашего имущества.

    - Хренассе! - вырвалось у Вадима, - А он гарантирует?

    - Да, он гарантирует. Кроме этого, постарайтесь не светить большими деньгами, и берегитесь карманников и грабителей. Прямо по улице, в сотне метров, есть гостиница "Карпатский комфорт", недорогие номера с минимумом удобств. Кто хочет дополнительный уровень комфорта - может идти дальше, напротив резиденции местного "директора" расположен "Отель Эксцельсиор". Желающие могут остаться ночевать прямо здесь - в машинах или поставить палатки вот здесь, напротив. Туалет и душ имеются, охранники вам покажут. Покушать можете снаружи, есть несколько ресторанчиков. Кормят тут нормально, не отравитесь. Завтра к девяти утра всем быть у машин, продолжим движение.

    И с этими жизнеутверждающими новостями он вскочил на подножку пикапа, и машины охраны выехали за ворота, а мужик с жезлом направился к ним.

    - Хренассе! - повторил Вадим, - и где будем ночевать?

    - Почему бы нам не поужинать и не глянуть на этот самый "Карпатский комфорт"? - предложила Аннабель.

    - Оружие оставлять неохота, - вздохнул Вадим, - ладно, припрячь винтовку под сумками, возьмем автоматы и пойдем глянем, есть ли здесь жизнь за пределами этой стоянки.

    Вручив подошедшему охраннику пятнадцать экю, они двинулись к выходу со стоянки. Ворота уже были заперты, но имелась открытая калитка, возле которой прохаживался другой охранник, в темно-зеленом комбинезоне и с ППШ на плече. Каждому выходящему он вручал металлический жетон, и на ломаном английском объяснял, что этот жетон надо будет предъявить при возвращении. Вадим взял жетон, засунул его в карман и они вышли в столицу местной Румынии.

    Прямо напротив ворот располагалась закусочная, напоминавшая забегаловку, в которой они ужинали с Борисом в воскресенье в Порто-Франко - такой же небольшой дощатый вагончик, окруженный навесами с грубо сбитыми столами и стульями. Дальше, справа от дороги, находилось двухэтажное здание с вывеской "Rose Fenix" - по-видимому, это должно было обозначать розового феникса, но дергающийся силуэт обнаженной девушки, выложенный из неоновых трубок рядом с вывеской, намекал на то, что внутри находятся совсем не экзотические представители местных пернатых. Слева же тянулся увитый колючей проволокой забор стоянки, и Вадим с Аннабель пошли вдоль него в сторону, противоположную той, с которой они приехали, рассматривая постройки на другой стороне. За борделем розовых фениксов находилась автомастерская с застывшим на подъемнике древним джипом, за ним находилась пара жилых домиков с черепичными крышами и стенами, покрытыми досками внахлест - в американском стиле, а дальше начинался высокий забор из кирпича-сырца, со спиралью колючей проволоки поверху. Зато забор стоянки закончился, сменившись двухэтажным домом чуть побольше обиталища розовых фениксов, а дорога вздваивалась, превращаясь в площадь. В идущем справа заборе были проделаны выходящие на площадь ворота, а у ворот стояла будка, где скучал пятнистоберетный боец местной армии - здесь, надо полагать, находился важный и ценный военный объект. С другой стороны площадь окружали дома - в основном одноэтажные, с магазинчиками на фасадах, а в центре, между двух дорог, располагался островок чахлой травы, украшенный... виселицей. Самой натуральной, Г-образной, и не пустующей - в петле слегка покачивался труп какого-то мужика в одних трусах, и судя по виду и доносящемуся запаху - висел он тут не первый день. На шее у висельника болталась дощечка с какими-то румынскими письменами.

    - "Так будет с каждым партизаном" - пробормотал Вадим по-русски.

    - Чего? - удивилась Аннабель.

    - Кино вспомнил, про мировую войну. Куда мы попали?

    - По-моему, это гостиница, про которую нам говорили, - Аннабель не уловила в его голосе иронии.

    И действительно, над фасадом двуxэтажного здания, из-за которого они вышли, красовалась вывеска: "Карпатский комфорт", а чуть ниже "Гостиница, бар и ресторан", Приятного аппетита, подумал Вадим, вновь бросив взгляд на висельника. Наверное, это и есть традиционный карпатский комфорт.

    - Зайдем спросим, - сказал он, кивнув на гостиницу.

    Интерьер гостиницы был достаточно простым: слева от входа находилась стойка и три стола - надо полагать, тот самый бар-ресторан, прямо - лестница, а справа - стойка ресепшн, за которой скучала брюнетка средних лет в леопардовой майке.

    - Добрый вечер! - поприветствовала она вошедших, - Чем мы можем вам помочь? Ужин, номер?

    - Ну, в общем мы хотели поинтересоваться, далеко ли еще до центра города , - сказал Вадим.

    - Во-первых, это пока еще не совсем город, - улыбнулась обладательница леопардовой майки, - а во-вторых, это центр.

    - Охренеть, - подытожил Вадим эти географические новости, - Аннабель, прикинь, это центр Нового Бухареста.

    - Ну да, - кивнула брюнетка, - вот напротив, видите стену и ворота в ней? Это резиденция директора, Константина Альбеску, и база вооруженных сил.

    - Понятно. То есть где-то здесь и "Отель Эксцельсиор" находится?

    - Да, он на другой стороне площади. Но у нас значительно дешевле. Хотя, если для вас критично наличие удобств в номере, то вам действительно лучше туда.

    - А у вас удобства в конце коридора? - улыбнулся Вадим, - И почем у вас номер?

    - Десять экю за ночь, двухместный. Хотите посмотреть?

    - Может, чуть позже. А что у вас за сооружение в центре площади?

    - Это виселица, - сообщила брюнетка тоном Капитана Очевидность.

    - Мы заметили, что это не мини-гольф. - кивнул Вадим, - а кто этот бедолага, который там висит?

    - А это Петка Фунар, грабитель и насильник, - охотно пояснила брюнетка, - его позавчера солдаты взяли на месте преступления, даже директора беспокоить не стали - очевидно же все.

    - Аа, ясно. Тогда правильно, пусть висит. А долго он так висеть будет?

    - Завтра вечером снимут, как трое суток пройдет.

    - Понятно, - вздохнул Вадим, - а есть у вас здесь место, где можно покушать, не любуясь на этого... Фунара?

    Место обнаружилось на заднем дворе гостиницы, в симпатичном садике, примыкающем все к той же стене вокруг стоянки - здесь стояли несколько столиков, и брюнетка в леопардовой майке, выполнявшая заодно и обязанности официантки, принесла им отксеренный лист с меню. После виселицы на центральной площади и удобств в конце коридора Вадим ожидал, что меню ограничится тремя видами мамалыги, но был приятно удивлен: кроме мамалыги наличествовали шашлыки, котлеты, куриные шницели и даже некое "блюдо дня (дичь)", которой, впрочем, сегодня не оказалось, а выбор напитков хотя и проигрывал бару Саркиса, но выглядел достаточно внушительно. Посовещавшись, Вадим и Аннабель заказали говяжьи шашлыки с гарниром из местного сладкого картофеля и салат, а алкоголь решили заменить апельсиновым соком. Брюнетка в леопардовой майке, с которой, как оказалось, сочетались черные лосины и изящный поясок с небольшой кобурой, ушла с заказом на кухню, а Аннабель спросила:

    - Думаешь, имеет смысл остановиться здесь?

    - Не уверен, - вздохнул Вадим, - платить десять экю за удобства в коридоре? Возможно, имеет смысл поставить палатку и накачать матрас. Заодно машина будет рядом, под присмотром, и не придется, после возвращения на стоянку, опять тащиться сюда с вещами. И наконец, - он улыбнулся, - мы пока еще ни разу не спали в палатке.

    Они немного посмеялись над этим, а потом со стороны площади послышался гул большого количества моторов, а потом среди деревьев замелькали машины. Вскоре эпицентр гула переместился за забор стоянки. Встречный конвой приехал, надо полагать, подумал Вадим. И похоже, такая фигня здесь каждый вечер. Пока еще не город Новый Бухарест расположился в очень правильном месте.

    Шашлыки оказались вполне съедобными, хотя до кухни Саркиса им было далеко. Впрочем, при цене ужина в пять экю на двоих с этим можно было и смириться. После ужина они все же пошли смотреть комнаты, на стороне выходящей на стоянку. Роль горничной исполняла все та же брюнетка в леопардовой майке, и у Вадима создалось впечатление, что будь он один, она бы предложила ему и другие услуги, составив честную конкуренцию розовым фениксам. Комната ему, впрочем, не понравилась сразу: в ней наличествовали несколько открытых полок и две узкие деревянные кровати. Брюнетка, улыбаясь, продемонстрировала им, как можно соединить обе кровати в одну, двуxспальную - придвинув одну к другой и закрыв замки-защелки. Карпатский комфорт...

    - Спасибо, - улыбнулся он, - мы, пожалуй, палатку поставим, мы все равно собирались потренироваться.

    - Как скажете, - улыбнулась брюнетка, - если будет скучно, заходите попозже к нам в бар. У нас бывает весело.

    Не сомневаюсь, подумал Вадим. Скучающие местные, скучающие проезжие, алкоголь, стволы... наверное, редкий день проходит без выноса тел. А тут еще жизнеутверждающая панорама с висельником Фубаром, то есть Фунаром. Мы, пожалуй, лучше дома посидим, в смысле в палатке.

    Когда они вышли из гостиницы, навстречу им проехало, фырча мотором, очередное транспортное средство - бронированный грузовик со странно заваленными внутрь бортами. В передней части бронегрузовика торчала турель с пулеметом ДШК, за большим щитком сзади тоже имелась турель - с ПК. Прямо "Бешеный Макс", подумал Вадим, не удивлюсь, если и ездит этот "железный капут" на метане из свиного дерьма. В очередной раз фыркнув, грузовик вкатился в ворота резиденции директора и по совместительству военной базы, а они двинулись вдоль стены стоянки. Уже стемнело, и путь освещала пара редких фонарей: между домами и автомастерской, на стене дома розовых фениксов, и за закусочной вроде что-то светилось, но идти было все равно неприятно - иди знай, где здесь скрываются идейные последователи висельника Фунара. Зато у розовых фениксов веселье било ключом: дверь была распахнута, играла музыка - какая-то достаточно современная попса, а на дороге стояло несколько мужиков в разнокалиберном камуфляже и полувоенной одежде, перекликиваясь с парой фениксов (или фениксих? впрочем, Вадим не был уверен, есть ли у слова "феникс" женский род), стоящих на балконе над входом в кружевном белье.

    - Хочешь зайти? - ухмыльнулась Аннабель, проследив направление его взгляда.

    - Зачем? - усмехнулся Вадим, - нас и тут неплохо кормят.

    И он приобнял Аннабель за талию. Получилось не очень романтично, конечно - весты и автоматы не способствовали.

    - Пока что мы в основном в ресторанах едим, - улыбнулась Аннабель, - когда доберемся до места, снимем домик с кухней, и там ты увидишь, как я тебя кормлю.

    - Пока что я не про еду говорил.

    - Поняла тебя, - улыбка Аннабель стала еще шире.

    Палаток уже было довольно много, и Вадим, не без труда выкопав из рюкзака свою палатку, быстро собрал ее на свободном месте (заодно и продемонстрировав Аннабель, как это делается), а потом начал надувать матрац насосом-"лягушкой".

    - Не возражаете, если я устроюсь рядом? - спросил кто-то с характерным британским акцентом.

    Обернувшись, Вадим увидел плотного рыжего мужика в популярной здесь полувоенной одежде, с автоматом на плече и рюкзаком в руках.

    - Без проблем, - кивнул Вадим, и рыжий, опустив на землю рюкзак и прислонив к нему автомат, извлек из рюкзака небольшую сумку и почти мгновенно поставил небольшую быстрораскладывающуюся палатку, раскатал там подстилку, расстелил спальник, а затем закинул внутрь изрядно похудевший рюкзак и автомат и поинтересовался у все еще качающего Вадима:

    - Вам воду вскипятить не надо? Я сейчас спиртовку разжигать буду.

    - Да, спасибо, - кивнул Вадим, - мы будем рады.

    - Найджел, - представился рыжий, протягивая руку.

    Вадим и Аннабель представились, после чего Вадим наконец убедился, что матрац накачан как надо, и отсоединил насос.

    - А что у тебя за автомат, Найджел? - спросил он, - Похож на Калашников, но вроде не он.

    - Это Vz.58, чешский, - пояснил Найджел, - хорошая вещь.

    - Ясно, - кивнул Вадим и обратился к подруге: - Аннабель, принеси из машины сахар, чай и стаканы.

    - А у вас есть чай? - оживился Найджел, - Поделитесь?

    За чаем разговорились. Найджел оказался водителем грузовика из этого самого Портсмута, и ехал в Порто-Франко с грузом местного новобританского эля, которое "Queenstown Pride". Занимался он этим почти с момента переселения, шесть местных лет, и за это время повозил не только эль, и не только по этому маршруту.

    - Вы вовремя переселились, - пояснил он, отхлебнув чай, - раньше на этой дороге небезопасно было. Не как на Северной - там, пока Угол не зачистили, нападения бандитов обычным делом были, но тоже весело.

    - Мне показалось, тут и сейчас не скучно, - покачал головой Вадим, - ты видел украшение на     ихней центральной площади?

    - Виселицу, что ли? - ухмыльнулся Найджел, - видел, она давно тут стоит, и периодически какой-нибудь бандит ее украшает. Привыкайте, здесь это распространено, правами преступников и прочей политкорректностью никто не заморачивается... к добру и ко злу.

    - Какой-нибудь бандит? Это что же здесь раньше было, если сейчас регулярно отловленные бандиты считаются безопасной дорогой?

    - Раньше здесь вообще ничего не было. Ни директора, ни Нового Бухареста этого. Только фермы и несколько фортов-заправок. Ну и банды, конечно. На одних фермах прятались, на другие нападали. И на конвои нападали, понятное дело. Никакой центральной власти не было, с бандами никто не боролся, ну разве что валлийцы и испанцы иногда рейды устраивали. Ездить здесь было не намного безопаснее, чем мимо Угла на Северной дороге. А потом, года три назад, один из фортов, вот этот, выкупил Константин Альбеску, бывший майор румынской жандармерии, и провозгласил себя "директором", правителем всех румынских территорий. Набрал людей, приобрел три древних шведских бронетранспортера и начал постепенно наводить порядок в округе. Несколько банд они уничтожили, ближайших фермеров обложили налогами, а вокруг форта начал постепенно расти городок. Сначала поставили гостиницу за пределами форта - после того, как туда директорская гвардия вселилась, там стало тесновато, потом закрытую стоянку, заправку, магазинчик универсальный. Потом для фермеров кое-что - мельницу, скотобойню, еще пару магазинчиков. Люди поселились, все это дело обслуживать, а у них свои потребности... в общем примерно как в старой игре "СимСити".

    - Понятно. А потом пошло разнообразие услуг. Гостиница появилась еще одна, а может и больше, всякие дополнительные закусочные и разливочные, розовые фениксы вот...

    - Да, и эти тоже. Как же в городке без борделя? Тем более, что городок на проезжей дороге, а жители сильной религиозностью не страдают - не Исламские Территории, или там Техас с Конфедерацией. Его Семен Наку поставил, он раньше был совладельцем клуба "Живая Роза" в Порто-Франко, а потом чем-то разозлил конвойщиков из Русской Армии. Ну те и пришли в клуб, напинали задницы, все ценное забрали, а владельцам предложили убраться из города с рассветом, в чем есть. Ну вот Семен и убрался. А потом достал заначку, приехал сюда и построил вот этот вот бордель. "Роза-Феникс", типа в честь того, который в Порто-Франко был.

    - Аа, теперь ясно, откуда у него такое название странное. Да, веселая тут история.

    - А вы здесь давно? - поинтересовался Найджел.

    - Восемь дней пока что.

    - Недавно, - резюмировал Найджел, - вы только начали открывать для себя местную историю. А возможно, вы и в ее написании поучавствуете.

    - Надеюсь, что в этом случае историю будем писать мы, а не о нас, - рассмеялся Вадим.

    Они потрепались еще некоторое время о том о сем. С чая перешли на местный техасский виски "Lone Star", фляжка которого нашлась у Найджела. Потом народ начал потихоньку расползаться по палаткам, и Вадим и Аннабель, пожелав спокойной ночи Найджелу и удостоившись ответного пожелания, полезли в палатку и начали устраиваться на свеженакачанном матраце. Заканчивался очередной день в новом мире.

    

    Британское содружество (Валлийский принципат), Портсмут, 28 число 4 месяца 26 года,

    пятница, 23:00


    С утра, после того как они собрали вещи, Вадим отправил подругу в закусочную - за кофе и бутербродами, а сам заехал на соседнюю заправку. К сожалению, эта же светлая идея пришла в голову и еще куче народа из обоих конвоев, так что на заправке возникла достаточно длинная очередь. Кончилось тем, что Аннабель принесла ему кофе, пока он стоял в очереди, и они даже успели выпить по полчашки прежде чем предыдущая машина отъехала и они наконец добрались до насоса.

    К удивлению Вадима, вместо двух заправочных шлангов на колонке, как в Порто-Франко, здесь было три: нужная ему солярка, бензин (с непонятной подписью "М-30" в скобках) и почему-то метанол. Несколько секунд Вадим    разглядывал колонку, пытаясь вспомнить, что же такое метанол (в голову почему-то лез метиловый спирт, которым в России регулярно травились алкоголики, но химию он учил давно и не слишком глубоко, и потому был совсем не уверен, что это одно и тоже), и придя к выводу что "Суфа" все равно едет не на метаноле, решительно взялся за заправочный пистолет под табличкой "Солярка".

    Впрочем, когда, залив бак под пробку и заполнив канистру, Вадим подошел расплачиваться, он все же решил поинтересоваться у сотрудника бензоколонки, что такое метанол.

    - Это горючее такое, - пояснил тот, принимая деньги.

    Этот город населен сплошными Капитанами Очевидностями, подумал Вадим.

    - Никогда не слышал про такое горючее, - сказал он.

    - Это спирт , - пояснил заправщик, - древесный. Пить нельзя - ослепнешь с одной рюмки, а с двух помрешь.

    Похоже, это действительно метиловый спирт, подумал Вадим, помню я все же что-то из химии.

    - А какие машины на нем ездят? - спросил он.

    - Бензиновые, если переделать. Как в Бразилии на Старой Земле(1). Многие горожане и окрестные фермеры переделали, потому что метанол дешевле бензина, он стоит сорок центов за литр, Хотя расходуется он быстрее бензина, но все равно выгодно получается. А еще им можно обычный бензин разбавлять, до тридцати процентов метанола - обычный бензиновый двигатель работает без проблем. У нас здесь как раз бензин с метанолом, вон обозначено - метанол тридцать процентов.

    - И почем такой разбавленный бензин?

    - Семьдесят центов за литр.

    - Так в Порто-Франко семьдесят центов - это неразбавленный бензин, - удивился Вадим, - Где здесь дешевизна?

    - В Порто-Франко бензин прямо из танкеров. А сюда его надо везти в бензовозах, это не дешево. Чистый бензин здесь девяносто центов за литр стоил бы.

    - А метанол вы прямо тут делаете?

    - Да, из всяких отходов, отбросов и прочего дерьма. Молодой Димитреску додумался, прикупил в Новом Израиле установку, подключил к резервуару выработки биогаза и делает метанол. Еще и вывоз навоза и отходов с ферм организовал: ему это сырье, и ему же фермеры за вывоз платят. Ну не хитрец?

    - Ничего себе! В Новом Израиле еще и установки по производству метанола делают? - удивился Вадим.

    - Мужик, вы можете потом местную метаноловую промышленность обсудить? - возмутился стоявший рядом с ним парень, кивая на свой стоящий у колонки джип, - Я расплатиться хочу!

    - Без проблем, - улыбнулся Вадим, - прошу прощения за задержку.

    Машины конвойщиков подъехали к без пятнадцати девять. К удивлению Вадима, сами "Пумы" выглядели свежими и хорошо отдохнувшими - надо полагать, они разделяли бизнес и удовольствия и вчера вечером воздержались от визитов в местные бары и гнездовье розовых фениксов. Быстро пересчитав "подконвойных" и напомнив радиочастоты, они расселись по машинам, и спустя несколько минут    колонна двинулась в путь. И вновь потянулась дорога через кажущуюся бесконечной степь, со всеми сопутствующими спецэффектами: пылью, тряской, потрескиванием рации... И так же, как и вчера- короткие привалы раз в три-четыре часа, "мальчики налево - девочки направо", дозаправка и перекус. В Эйлат было ездить веселее, в очередной раз подумал Вадим. Ровная дорога, кондиционер, веселый треп с компанией, музыка, скорость - сплошной кайф. Здесь же чувство приключения от поездки на джипе, с оружием под рукой, прошло в первые полчаса поездки с базы "Европа", а с этого момента началась тяжелая работа - ну почти по песне "Эх, дороги...".

    Портсмут появился на горизонте на закате, а к самому городу конвой подъехал уже в темноте, при свете фар. На этот раз им попался настоящий город, не меньше Порто-Франко и с солидно выглядящим КПП - в отсветах прожекторов, освещавших кусок дороги перед КПП, виднелось даже нечто танкообразное. Машины конвоя одна за другой въезжали в свет прожекторов.    Очередь машин медленно продвигалась вперед, а потом в какой-то момент к их "Суфе" подошел один из "Пум" и сказал:

    - Добрый вечер! Добро пожаловать в Портсмут. Ваши Ай-Ди, пожалуйста.

    - Добрый вечер! - кивнул Вадим, доставая свой Ай-Ди и беря тот, который передала Аннабель, - а разве их не местные проверяют?

    - Мы и есть местные, - без улыбки сказал боец, принимая пластиковые прямоугольники.

    - Прошу прощения, - смутился Вадим, рассматривая бойца повнимательнее. Неудивительно, что я ошибся, подумал он: такой же, как у "Пум", камуфляж, темно-зеленый берет, АК на плече - похоже, новобританцы не слишком ценят "стандартное оружие спецназовцев SAS". Единственное отличие - вместо нашивки с оскаленной мордой пумы на плече конвойщиков, у этого бойца была кокарда на берете, что-то вроде отпечатка птичьей лапы. Странно, подумал Вадим, я ожидал, что новобританцы позаимствуют символику той Великобритании, которая на Старой Земле: восьмиконечный крест, льва, корону... впрочем, раз у них тут королевы нет, то и корона вряд ли используется. Боец, тем временем, прокатал оба Ай-Ди в своем сканере и вернул их Вадиму.

    - Спасибо. Пожалуйста, имейте в виду что в городе не разрешается ношение длинноствольного оружия, и вам лучше оставить его в гостинице.

    - Спасибо за совет. А что это за... знак на ваших кокардах?

    - Это лук-порей, - пояснил боец все тем же устало-равнодушным тоном, - традиционный символ нашего сопротивления английским завоевателям.

    - Прошу прощения? Портсмут - это же Новая Британия, разве не так?

    - Портсмут находится на территории Нового Уэльса, - голос бойца напоминал заезженную магнитофонную кассету, - Это автономная территория, под управлением Тивисог Кимри - англичане зовут его прицем Уэльским. Мы - личные гвардейцы принца, и не входим в армию Новой Британии. Мой вам совет: не называйте местных жителей британцами, и тем более англичанами - это может вызывать... нежелательные инцинденты.

    - И вновь спасибо, - кивнул Вадим. Как я тебя понимаю, подумал он о гвардейце. На Старой Земле, в Израиле, сам в такую ситуацию попадал иногда. "Нет, наша столица - не Тель-Авив, а Иерусалим. Да, Иерусалим. Да, я в курсе что по этому поводу заявила ООН. Нет, мнение арабских подстилок в лице ООН нам... по пояс, в общем". И это у нас еще сплошная политкорректность, помноженная на понимание ценности туриста в пищевой цепочке, а то половина из них огребала бы "нежелательные инцинденты" регулярно.

    - А где вы можете порекомендовать мне остановиться? - спросил он гвардейца.

    - "У тетушки Джонс", второй поворот направо.

    - Благодарю.

    - Приятного вам вечера.

    - Ты видела этот прикол? - улыбнувшись, сказал он подруге, когда он отъехали от блокпоста, - они, здесь, оказывается, не англичане, а валлийцы, и если их называть англичанами, сильно обижаются и лезут драться.

    - А какая разница? - спросила Аннабель, - Это как между израильтянами и палестинцами, да?

    - Наверно, не до такой степени. Что-то я не слышал, чтобы на Старой Земле валлийцы взрывали автобусы в Лондоне, резали английских прохожих и вообще требовали, чтобы англичане убирались обратно в Нормандию. Хотя здесь, конечно, новый мир и возможно, отношения тоже новые. Хотя, раз Новый Уэльс в Новую Британию входит, то вряд ли они между собой воюют. О, а вот и "У тетушки Джонс"!

    Заведение, которое порекомендовал им боец на въезде в город, оказалось традиционным английским пабом, а вернее, таверной - с лестницей у края барной стойки, уходящей наверх, к номерам. Номер, в общем, тоже выглядел неплохо - за пятнадцать экю они получили достаточно просторную комнату с двухспальной кроватью и шкафом из цельного дерева и санузел с маленькой душевой кабинкой. В номере наличествовал даже небольшой телевизор. В общем, далеко не мотель "Арарат", но уже и не "Карпатский комфорт".

    - Уф, наконец-то добрались - вздохнул Вадим, осторожно опуская на пол сумки, - теперь в душ, и на ужин. Заодно посоветуемся с местными, насчет завтрашнего трезка дороги.

    - Отличная мысль! - кивнула Аннабель и начала расстегивать рубашку, - Не возражаешь, если я первая пойду?

    - Разумеется, женщины вперед.

    - Ты такой милый! - рассмеялась Аннабель, раздеваясь с почти невероятной скоростью. Стащив трусики, она демонстративно повертела попкой и направилась к душу.

    - Спинку потрешь? - бросила она и скрылась за дверью.

    Вот это прикол, подумал Вадим. Я часов десять за рулем провел, и теперь ей еще спинку тереть, и надо полагать, не только спинку. Как бы не опростоволоситься. Хотя... он прислушался к своим ощущениям и начал раздеваться.

    - С удовольствием, сладкая!

    Когда, закончив гигиенические и прочие процедуры, они спустились вниз, свободных столиков в небольшом пабе-ресторане уже не оставалось. Пришлось устраиваться за барной стойкой. Ничего, подумал Вадим, и так есть можно.

    - Добрый вечер! - поприветствовал их лысоватый бармен, - Что вы хотите заказать?

    - Что-нибудь поесть, - улыбнулся Вадим, - и пива, разумеется.

    - У нас есть рыба с чипсами, - улыбнулся бармен.

    - Ээ... - это своеобразное блюдо Вадиму уже приходилось пробовать, и восторга оно у него не вызвало, - а можем мы весь список услышать?

    В конечном итоге он заказал ростбиф, главным образом в надежде на то, что кусок жареного в духовке мяса очень тяжело испортить. Аннабель, несмотря на его рекомендацию, взяла рыбу с чипсами, а к еде они заказали по пинте "Qeenstown Pride".

    - Едете на запад? - поинтересовался бармен, подавая эль.

    - Да, пока что на запад. Ищем место, где сможем осесть в этом мире, и где я могу найти работу по специальности.

    - Надеюсь, ты не репортер светской хроники, - рассмеялся бармен, - а твоя партнерша - не критик современного искусства.

    - Разумеется, нет, - усмехнулся Вадим, - я младший инженер-электронщик. У вас такие требуются? Вообще, где я могу список местных вакансий глянуть?

    - Прошу, - бармен достал из-под стойки газету и протянул ему, - вот здесь, на третьей странице.

    Вадим бегло просмотрел объявления, и не обнаружил ничего для себя интересного. В основном здесь требовались промышленные рабочие: литейщики, операторы станков, сварщики, крановщики... мелькнула и пара заявок на электриков, и это, пожалуй, было самым близким к его профессиональной области. Хай-тека здесь нет, как и предполагалось, подумал он, а значит, возвращаться сюда не имеет смысла. Да и экология    в этих сталелитейных центрах наверняка так себе, особенно если у них угольные печи - плавали, знаем. Так что вперед, на Сион!

    - Нет, ничего подходящего, - вздохнул он, возвращая газету бармену, - а как здесь дорога на запад, к Виго?

    - Нормально. Дорога в отличном состоянии, пересечете Мунви - и вперед. До темноты будете в Виго.

    - Конвои не требуются?

    - Зачем? Нападений банд в наших местах не было очень давно. Вы просто едете вперед, как на дорогах Старой Земли.

    - Видишь, сладкая, - с улыбкой сказал Вадим подруге, - как на дорогах Старой Земли! Жизнь здесь налаживается!

    1)В Бразилии в качестве автомобильного топлива широко используется не метанол, а этанол (этиловый спирт), изготовленный из тростника.

    

    Территория Европейского Союза, дорога Портсмут-Виго, 29 число 4 месяца 26 года, суббота, 14:00


    Пересечение Мунви оказалось делом несколько нетривиальным. Как оказалось, сделать это можно было двумя способами: по шаткому понтонному мосту или на пароме, по 250 экю за рейс.

    - Хренассе! - возмутился Вадим, услышав цену, - да это грабеж натуральный!

    - Вы можете подождать, пока соберутся несколько джипов с желающими воспользоваться паромом, - невозмутимо ответила толстуха, регистрировавшая клиентов, - паром вмещает до четырех джипов, сможете поделиться.

    - Так все равно не дешево, больше шестидесяти экю на машину выходит.

    - К сожалению, это цена. Вы можете воспользоваться муниципальным мостом.

    - Вот этим, понтонным? - Вадим покачал головой и повернулся к подруге: - Ты морской болезнью не страдаешь?

    Понтонный мост тоже оказался не бесплатным: пришлось отдать десять экю за взвешивание и столько же - за сам проезд. Логично, подумал Вадим, ожидая своей очереди у съезда на мост. Ведь на какие-то деньги эти мосты надо было приобрести, а теперь надо поддерживать в исправном состоянии. И будь я местным, я вряд ли согласился бы на повышенные налоги ради того, чтобы чужаки    могли пользоваться мостами бесплатно. Думаю. что и в Новом Израиле дела обстоят похоже. Кстати, надо бы и в банк заглянуть - в кошельке хорошо если полсотни экю осталось, а кредиток и банкоматов здесь нет. В этот момент стоявший перед ним пикап тронулся и съехал на мост. Вадим проследил за ним взглядом, и когда пикап миновал красный столбик 50-метровой отметки, отпустил сцепление и нажал на газ.

    Переправа по понтонному мосту оказалась не настолько ужасной, как это Вадиму представлялось: под легкими машинами мост шатало очень умеренно, а    когда на мост заехал грузовик и понтоны заколебались чувствительнее, их "Суфа" уже приближалась к противоположному берегу.

    За рекой вновь пошли дома Портсмута, причем здесь они выглядели почище и побогаче - промзона и бедные районы города явно остались на восточном берегу Мунви. Вадим поинтересовался у прохожего, где находится местное отделение Северного Торгового банка, и псле короткого ожидания снял со своего счета пятьсот экю наличными на дальнейшие путевые расходы. Пятьдесят экю он отдал почти сразу на придорожной заправке, залив соляркой под пробку бак и канистру, а потом они миновали очередной блокпост, и вокруг вновь потянулись степи.

    Теперь они ехали не в составе конвоя, а сами по себе, и технические остановки можно было делать по своему усмотрению, с минимальными предосторожностями в соответствии с инструкциями Майка: останавливаться только в местах, позволяющих хороший обзор окрестностей, непрерывно вести наблюдение за окрестностями и не глушить мотор. С другой стороны, думал Вадим, стоя на капоте и осматриваясь вокруг, пока Аннабель, присев за машиной, отвечала на зов природы, нет необходимости терпеть до привала всей колонны, или искать бензоколонку, как на Старой Земле. Саванна большая, и то, что оставляют на обочинах люди - капля в море того, что оставляет местное зверье. А красиво здесь все же, и умиротворенно. И машин почти нет - с утра попалась всего пара встречных. Такая пастораль, и только ветер слегка траву колышет... ветер?!

    Вадим даже не понял, что не так в колебаниях травы метрах в тридцати от него - он просто замер, глядя на этот участок, и начал поднимать автомат - как раз в тот момент, когда трава расступилась и из нее показалась неоднократно виденная на картинках морда - нечто среднее между крокодильей и мордой увеличенного в несколько раз бультерьера. Большая гиена, король местных хищников и вершина пищевой цепочки. И она явно нацелилась прыгать. "В морду, очередями", вспомнил Вадим слова Майка, упирая приклад в плечо и снимая автомат с предохранителя.

    Гиена прыгнула в тот момент, когда он нажал на спуск, и пули в основном прошли мимо - только одна ударила в бок. Вадим мгновенно поправил прицел, и следующую очередь послал точно в морду. как только зверь приземлился - аж клочья полетели. Внизу взвизгнула Аннабель. Гиена прыгнула вновь, но на этот раз прыжок вышел коротким и неуклюжим, и приземлившись, она кувыркнулась через голову. Вадим всадил еще две короткие очереди в кувыркающуюся тушу. Все, подумал он, такого ни одно животное не переживет. Ух ты ж бля, до чего живучая сука!

    Гиена, помотав окровавленной головой, попыталась приподняться на передних лапах, упала и поползла вперед. Внизу вновь взвизгнула Аннабель, и Вадим вновь прицелился и выпустил две коротких очереди в голову. Зверь пару раз конвульсивно дернулся и замер. Вот теперь точно все. А выйди эта зверюга чуть ближе, или смотри я в другую сторону - и она бы допрыгнула, подумал Вадим, чувствуя как его начинает трясти от запоздалого страха. А что если тут еще одна есть? А если не одна?

    - Аннабель, ты в порядке? -крикнул он.

    - Да, - донесся снизу дрожащий голос, - в полном... более-менее.

    - Тогда садись в машину, будем отсюда сматываться! И смотри направо, если оттуда выскочит такая же зверюга - стреляй в нее, и постарайся попасть.

    Убедившись, что подруга заняла свое кресло и выставила автомат, он перелез на подножку и скользнул за руль. Хорошо, что я не стал глушить мотор, подумал он, откладывая автомат. Но подняв глаза на дорогу, вновь взялся за оружие: навстречу, поднимая шлейф лыли, приближалась какая-то машина.

    - Из огня да в полымя, - вздохнул Вадим, заменяя магазин автомата на полный, - Аннабель, приготовься - возможна стычка.

    Машина приближалась, и Вадим, рассматривая ее, слегка расслабился: на размалеванные яркими граффити машины бандитов этот грузовик однотонно-оливкового цвета совершенно не был похож. А напоминал он скорее тот грузовик, на котором герой Дольфа Лунгрена сбегал из советской тюрьмы в "Красном Скорпионе", и даже люк в крыше наличествовал. Из люка торчала фигура в широкополой шляпе, придерживая стоящий рядом на крыше пулемет HK-21. Впрочем, направить пулемет на джип он даже не пытался. Грузовик сбавил ход, тормозя напротив джипа, и обладатель шляпы крикнул Вадиму:

    - Привет! Это вы стреляли?

    - Да, - кивнул Вадим.

    - Что произошло?

    - Гиена, - Вадим уже успел успокоиться, вспомнив, что гиены, как правило, охотятся в одиночку.

    - Ага, вижу, - кивнул собеседник, - Надо же. В последнее время я их видел очень редко. А эта к самой дороге сунулась. Наверное, потому что молодая. Не хотите сделать несколько снимков на память?

    - А тут больше нет таких? - поинтересовался Вадим на всякий случай.

    - Ну, может заявиться ее мамаша, - ухмыльнулся обладатель шляпы.

    - Тогда, пожалуй, нет необходимости, - ухмыльнулся в ответ Вадим, - счастливого пути!

    

    Территория Европейского Союза, Виго, 29 число 4 месяца 26 года, суббота, 24:00


    Гостиница "Компостела", где они остановились, оказалась без своего ресторана, и девушка на ресепшене посоветовала им пойти на набережную, где имелось множество кафе и ресторанчиков. Вадим и Аннабель поднялись в номер, быстро приняли душ и переоделись в более цивильную одежду. "Глоки" перекочевали из тактических кобур в поясные, прочее же оружие, упаковав в сумку, они сдали в оружейное хранилище при гостинице, под присмотр бодро выглядящего дедка с пистолет-пулеметом архаичного вида.

    Ужинать они устроились в симпатичном ресторанчике на набережной, с не слишком оригинальным названием "Кафе дель Мар" и широкими полосатыми тентами, в которых, впрочем, сейчас, после захода солнца, не было нужды. Они заказали креветок и салаты, а к ним сангрию(1). Обслуживали здесь не слишком быстро, но сама еда оказалась невероятно вкусной. Впрочем, невкусной еды им здесь еще не попадалось. Даже неоднократно высмеянная в старом мире британская кухня в Портсмуте не ударила в грязь лицом - ростбиф был очень неплох, и даже рыба с чипсами вызвала мысли о том, что готовить это традиционно британское блюдо не умеют как раз в некоторых израильских пабах. Они шутливо пообсужадали эту тему за ужином, а потом, поев, Аннабель откинулась на стуле со стаканом сангрии. Вадим же, наоборот, придвинулся к столу -    настало время для серьезного разговора.

    - Аннабель, а чем ты занималась в Израиле? - спросил он.

    - А что? - удивилась подруга.

    - Ну, просто любопытно. Я, например, был безработным, когда получил предложение переселиться сюда, а до этого работал компьютерным техником.

    - Аа. Я работала горничной, в гостинице "Олимпия".

    - А до этого?

    - Мыла посуду в столовой. А почему ты спрашиваешь?

    - Интересно.

    - Ты мне не веришь? Ты думаешь, что я занималась чем-то другим?

    - Я этого не говорил.

    - Ты думаешь, я была проституткой?

    - Нет, я так не думаю.

    - Тогда что же?

    - Хочу прикинуть, чем ты будешь заниматься, когда мы доберемся до Сиона.

    - Ну... - улыбнулась Аннабель, - я буду следить за твоим домом, поддерживать в нем порядок, готовить еду и встречать тебя с работы. И ласкать тебя по ночам.

    - Звучит заманчиво, - улыбнулся Вадим, - но боюсь, мне не предложат здесь зарплаты, которая позволит содержать двоих. По крайней мере, не сразу. Думаю, тебе стоит найти работу на полставки. Содержание дома вряд ли потребует больших усилий, да и будет лучше, если у тебя будут свои деньги, и не будет необходимости просить у меня несколько экю каждый раз, когда тебе понадобится докупить пару бутылок молока в холодильник или какие-нибудь гигиенические принадлежности себе.

    - В этом не будет необходимости - мне будет достаточно ста экю в неделю, которые ты мне обещал, - вновь улыбнулась Аннабель, и тут же ее улыбка поблекла: - Или ты хочешь сказать... но ты же обещал...

    Мало ли что я на тебе обещал, вспомнил Вадим старый анекдот, и вздохнул:

    - Да, обещал. Только ты кое-что забыла, а я не подумал, потому что сразу после перестрелки мне совсем не до того было. Сто экю в неделю - это сколько в месяц выходит?

    - Ну... - замялась Аннабель, - четырестa.

    - Нет. Это на Старой Земле выходило бы четыреста, там месяц - это четыре недели с небольшим. А здесь месяц - сорок дней, почти шесть недель. Сто экю в неделю - это пятьсот семьдесят экю в месяц, в среднем.

    - Ну да? - с несколько показным удивлением протянула Аннабель.

    - Ну да. А пятьсот семьдесят экю в месяц - это почти зарплата. Ну, наверное минимальная зарплата, за неквалифицированный труд примерно такой и выходит.. Семьсот экю - зарплата квалифицированного рабочего, девятьсот-тысяча - инженера.Я не думаю, что я смогу получать здесь больше этой суммы, во всяком случае не в ближайшие несколько лет, - Аннабель промолчала, и Вадим продолжил, - Иными словами, сто экю в неделю - это две трети моей зарплаты. Я не смогу отдавать тебе две трети зарплаты, а на остальные деньги снимать квартиру для нас двоих, покупать еду для нас двоих и вообще содержать нас двоих. Это невозможно физически.

    - Но ты можешь зарабатывать больше! - возразила Аннабель, - Мы же заработали несколько тысяч, когда перебили тех бандитов!

    - Ты думаешь, что такие бандиты будут попадаться нам ежемесячно? А даже если и да - я не хочу лезть в перестрелку каждый месяц, однажды может и не повезти. Я предпочитаю менее экстремальную и более стабильную работу, даже если она будет хуже оплачиваться.

    - Другими словами, ты отказываешься от своего обещания? - глаза Аннабель сузились.

    - Да. Мы с ним оба ошиблись, оно было дано и получено без полной информации о местном уровне зарплат и цен.

    - Ты мог сказать мне это неделю назад! Ты меня обманул!

    - Сладкая, не надо кричать.

    - И не называй меня "сладкая"! Обманщик!

    - Я не обманул, мы ошиблись. Мы только что закончили бой и не могли думать разумно.

    - Это не то, что ты обещал мне, когда взял меня с собой! Я отдала тебе половину трофеев!

    - Ты сама хотела со мной ехать, не так ли?    А что касается половины - там было шесть с половиной тысяч, как ты помнишь. И половину из них я готов отдать тебе по первому требованию, здесь или после приезда в Сион, не важно.

    - Ты хочешь расстаться?!

    - Нет. Ты мне нравишься, и я хочу, чтобы мы остались вместе и в Сионе. Но давай будем реалистичны и не будем требовать друг от друга выполнения нереалистичных обещаний, которые были даны необдуманно.

    - Я когда-то давала тебе обещания необдуманно?

    - Нет. Но если ты дашь такое обещание - я не буду требовать его выполнения.

    - Понятно. Тебе просто жалко денег, и поэтому ты требуешь, чтобы я опять работала посудомойкой или уборщицей.

    - Уверен, что ты сможешь найти себе что-то получше. Например, чем ты занималась дома, до того как приехала в Израиль?

    - Помогала отцу, в его лавке, - в голосе Аннабель прозвучала грусть, - Это было еще до того, как моих родителей убили повстанцы.

    - Мне жаль об этом слышать, соболезную тебе.

    - Ты думал, я в Израиль отправилась, потому что мне скучно было? Вы, белые из богатых стран, и представить себе не можете, что там происходит, в Африке.

    - Большинство израильтян тут бы посмеялись - и над "белыми", и особенно над "богатой страной". Но дело не в этом. Ты грамотная девушка, ты знаешь три языка, ты работала в лавке. Ты и здесь можешь устроиться продавщицей в магазин, как минимум. Это гораздо легче, чем мыть посуду, и возможно, что и лучше оплачивается, - Аннабель промолчала, и Вадим продолжил, - а может, мы сможем найти для тебя работу еще лучше.

    - Да, я поняла, - вздохнула Аннабель, - не ожидала, что ты окажешься таким скупым. Значит, ты требуешь чтобы я рвала задницу на тяжелой работе, а потом еще и поддерживала в доме порядок, и тебя сексуально удовлетворяла?! А я еще думала, что у тебя доброе сердце, что ты хороший парень, не такой, как другие!

    - Я лучший парень из всех, кого ты встречала, - улыбнулся Вадим, - и ты это знаешь. Но я не миллионер и никогда им не притворялся. И если мы вместе, и ведем совместный бюджет - каждый должен вносить свой вклад. Я не буду требовать, чтобы ты пропадала на работе с утра до вечера и зарабатывала столько же, сколько, надеюсь, смогу зарабатывать я. Но я хочу видеть усилие с твоей стороны.

    Аннабель задумалась на несколько секунд.

    - Хорошо, - сказала она наконец, - Ты увидишь усилие, мне не привыкать. А еще, когда мы в номер вернемся, тебе придется проверить, как разъединять кровати.

    1)Напиток из красного вина, разбавленного водой, со льдом и кусочками фруктов.

         Территория Европейского Союза, Коринф, 30 число 4 месяца 26 года, воскресенье, 23:00

    


    Кровать в номере оказалась неразъемной, но отношений это не улучшило: Аннабель в категоричном тоне потребовала от Вадима "не приставать", и даже заставила отвернуться, пока она раздевалась. Перебесится, подумал Вадим, сидя на кровати и слушая шуршание одежды. Завтра вечером, в Коринфе, наверняка мириться будем, и как полагается - с бурным мейк-ап сексом. Свою точку зрения я ей разъяснил, и сделать это надо было в любом случае. Она неплохая девушка, но иногда излишне материалистичная, причем вовсе не в том смысле, который вкладывала в свою песню Мадонна. И осуждать ее за это тяжело - хоть я и подколол ее на тему самовосприятия израильтян как "богатых белых", но по факту она была права, а его бывшие (и похоже, будущие) соотечественники просто зажрались. Но и становиться ее ходячим банкоматом я не собираюсь. С этими мыслями он разделся и уснул.

    Утренний ритуал "завтрак-заправка-выезд" повторился в точности и в Виго, но холодность и неприветливость Аннабель добавляли к нему новые краски, причем совcем не те, которые Вадим хотел бы видеть. В добавление ко всему выяснилось, что переправиться через широченную Рио-Бланко можно было только на пароме, по сто десять экю за машину. Я несколько преждевременно возмущался дороговизной парома в Портсмуте, подумал Вадим. Правда, и паромы в Виго был посолиднее - настоящие речные суда, вдобавок еще и с автоматическими пушками вокруг мостика.

    - Тут что, пиратов много? - поинтересовался Вадим у кассирши.

    - Почему пиратов? - удивилась та.

    - Вооружения у вас на паромах много.

    - Аа. Нет, это потому что паромы приписаны к нашему флоту, как резервные десантные суда.

    - Понятно, - кивнул Вадим, глядя на экипаж парома в одинаковой форме. Испанский флот, значит. Надо полагать, пополняет военный и государственный бюджет, а заодно обеспечивает высокооплачиваемую синекуру нужным людям. Потому-то других вариантов переправы и нет, дабы экю мимо бюджета и нужных карманов не пролетали. Ну в точности израильская Электрокомпания: создали монополию на ресурс первой необходимости и теперь устанавливают цены по желанию левой пятки. И население платит, поскольку без электричества сейчас не прожить, а других поставщиков нету и появиться не могут - Электрокомпания, руками государства, позаботилась. Но в Израиле это хотя бы наследие социалистического прошлого, а испанцам-то чего моча в голову ударила, спрашивается?

    За Виго дорога значительно улучшилась- извилистую разбитую грунтовку сменил плотно укатанный мелкий гравий с какой-то пропиткой. Не асфальт, конечно, но очень неплохо - почти что по староземельным стандартам, и скорость эта дорога позволяла держать приличную - под семьдесят километров в час, иногда даже чуть быстрее. Периодически проносившиеся мимо форты-заправки и фермы тоже напоминали старую Землю, и отменяли необходимость в "технических остановках" посреди саванны. Мрачное молчание Аннабель первое время давило на нервы, но постепенно и она заскучала без общения, они начали перебрасываться короткими репликами и когда солнце опустилось к горизонту, к очередному форту подъехали уже почти друзьями - по крайней мере, так казалось Вадиму.

    За день они миновали остаток испанской зоны, итальянскую, болгарскую, и теперь попали в греческую - по крайней мере, об этом объявлял указатель "Коринф - 20 км" на перекрестке. А сразу за перекрестком начиналось скопище белых домиков с узкими окошками-бойницами, соединенных стеной и крытых черепицей, и угловая башенка, на которой под навесом стояло что-то вроде древнего "Эрликона" с барабанным магазином - достаточно типичный форт-заправка.

    - Нам сюда, - сказал Вадим, - вон, похоже, въезд, тут мы и заночуем.

    - Ага, - улыбнулась Аннабель, - заночуем здесь.

    В воротах оказалась небольшая пробка: в проезде стоял трехосный "Гатор" с лежащей на грузовой платформе тушей четырехрогой антилопы, а водитель и пассажир "Гатора" трепались о чем-то с бородатым толстячком в камуфляже, изображавшим часового. Вадиму даже пришлось посигналить, после чего болтуны на "Гаторе" проехали внутрь, а часовой, придерживая локтем десантный ФАЛ, подошел к "Суфе".

    - Добрый вечер, - поприветствовал он их, - на ночевку заехали?

    - Да, - кивнул Вадим.

    - Вас двое?

    - Да.

    Часовой встал на подножку, заглянул в кузов, и убедившись, что за кучей вещей не скрывается отряд вооруженных бандитов, махнул рукой:

    - Презжайте. Стоянка и гостиницы - направо.

    Какой лаконист, подумал Вадим, лавируя между    симпатичными белыми домиками с синими ставнями. Не иначе, переселился сюда из той части Греции, где раньше была Спарта.

    Вывески, написанные краской прямо на стенах, оказались на греческом, но к счастью, дублировались и на английском, поэтому гостиницу удалось найти довольно быстро. В конце дня желающих остановиться на ночевку было достаточно, и пришлось подождать, пока по комнатам распределится компания, вошедшая раньше. Лишь после этого Вадим с подругой подошли к стойке, за которой стояла молодая девушка в скромном зеленом платье.

    - Нам нужна комната на двоих, - сказал Вадим после oбмена приветствиями, - сколько она стоит?

    - С раздельными кроватями, - вдруг сказала молчавшая до сих пор Аннабель.

    Хренассе, подумал Вадим. Похоже, секс с примирением откладывается.

    - С разделяемой кроватью, - уточнил он и улыбнулся, - мы решим насчет конфигурации на эту ночь чуть позже.

    Аннабель яростно засопела, но промолчала.

    - Комната 21, - сказала девушка за стойкой, протягивая ключ и пряча улыбку, - Двенадцать экю с вас. Желаю вам сегодняшним вечером достигнуть мира и согласия.

    Комната оказалась на третьем этаже, и в общем, не сильно отличалась от той, в которой они останавливались в Портсмуте - разве что окон было два вместо одного. Аннабель немедленно потребовала разделить кровати, на что Вадим возразил:

    - Ты уже спать собралась, что ли? Ужинать не хочешь?

    - Хочу, - кивнула Аннабель, - а спать с тобой не хочу и не буду. Если ты так ко мне относишься...

    - Я отношусь к тебе как к своей партнерше, а не к купленной собственности, - возразил Вадим, - но если ты не хочешь быть моей партнершей, я тебя заставить не могу. Я обещал довезти тебя до Сиона, и я тебя довезу. По моим расчетам, дня через три будем там. Я надеюсь, что ты прекратишь все эти глупости, потому что расставаться с тобой мне бы не хотелось.

    Аннабель вновь засопела, на этот раз как-то обиженно, а потом сказала:

    - Отвернись, я раздеваться буду.

    Ближайший ресторан оказался в соседнем здании, и был набит почти битком. Причину такого столпотворения, впрочем, быстро разъяснила худая вертлявая официантка, провожая их к столику:

    - Сегодня у нас свежая дичь! Наш повар, Бахрам, подстрелил антилопу, и сейчас делает стейки из свежатины.

    - Звучит хорошо, - улыбнулся Вадим, - а что тут еще есть?

    Официантка приняла заказ и почти сразу принесла большую миску греческого салата и бутылку красного вина. Стейки с местной картошкой нужно было подождать. Наверное, этот ихний повар, Бахрам, и был за рулем того "Гатора", которому пришлось сигналить, подумал Вадим, прихлебывая вино. Интересно, что это за имя - Бахрам? На греческое не похоже... Может, он таец и стейк сделает соответственно - в смеси соевого и кисло-сладкого соусов? Хотя клиенты здесь в основном греки, и повар наверняка подлаживается под них.

    - Мне надо отойти на пару минут, - сказала Аннабель.

    - Разумеется, - кивнул Вадим.

    Что же мне с тобой делать, подумал он, глядя на обтянутую джинсами попку пока еще подруги, приближающейся к двери в уголке. Похоже, отношения не складываются. "Любовная лодка разбилась о быт", говоря языком штампов. Любовная? Ну, скажем так, к тому идет, вернее шло. А теперь даже не знаю. В любом случае - без секса отношений быть не может. Не потому, что я такой озабоченный и мне только одно нужно, а потому что это факт. Так что ей либо придется возвращаться на землю, либо искать себе другого принца своей мечты. Жаль, она начинала нравиться мне все больше и больше...

    От этих мыслей его отвлекла официантка, поставив на стол две тарелки со сногсшибательно пахнущими стейками в окружении мелкой местной "картошки". Аннабель еще не было, и Вадим беспокойно глянул на часы. Минут пятнадцать ее нет, если не двадцать, промелькнуло в голове. Может, она решила засесть в туалете для более длительного процесса? Но тогда она не сказала бы мне про пару минут. Может, что-то случилось? Неудобно, конечно, лезть в женский туалет с вопросом "Вы мою подругу не видели?". Возможно, придется кого-нибудь просить. С этой мыслю он встал из-за стола и подошел к двери, в которой скрылась Аннабель.

    За дверью находился небольшой тамбур, метра три длиной. В правой его стене было две двери с универсальными пиктограммами, а прямо напротив располагалась еще одна дверь, приоткрытая - судя по всему, во двор. Ну и что теперь, подумал Вадим. Стучаться в дверь женского туалета с вопросом "Дорогая, ты тут?"? Ждать, пока кто-нибудь выйдет? Позвать официантку, чтобы она заглянула за дверь? И в этот момент из-за двери во двор раздался женский визг, оборвавшийся спустя секунду - и Вадим готов был поклясться, что это голос Аннабель! Выхватив "Глок" из кобуры, он передернул затвор, и подбежав к двери во двор, распахнул ее.

    Это действительно был задний двор, причем не только этого ресторана - мрачное пространство с мусорными баками и какой-то древней машиной, освещенное единственным фонарем. И Аннабель действительно находилась здесь, в компании двух парней в джинсах и ярких рубашках: один стоял у нее за спиной и держал ее за плечи, зажимая другой рукой рот, а второй, гневно бормоча что-то непонятное - надо полагать, своему напарнику - собирался, судя по замаху, ударить ее кулаком в живот. По-видимому, движение распахнутой двери привлекло их внимание, и они оба обернулись к Вадиму. Черт, силуэт в двери! - промелькнуло в голове и он прыгнул наружу и в сторону.

    - Отпустите ее, сейчас же! - крикнул Вадим.

    - Ты кто такой, на хрен! - поинтересовался парень, стоящий перед Аннабель, кладя руку куда-то в район пояса.

    - Я ее парень! - ответил Вадим, поднимая пистолет и делая еще шаг в сторону, смещая линию огня так, чтобы не задеть Аннабель.

    Противник рванул оружие, и он выстрелил трижды. С пяти метров промахнуться было тяжело: парню попали в грудь две пули и он завалился назад, пальнув куда-то в пространство. Зато теперь выхватил оружие его напарник. Черт, он за Аннабель скрылся, пронеслось в голове, я не могу стрелять! Он пригнулся и нырнул за мусорный бак. Ударила короткая очередь, где-то зазвенело разбитое стекло, и вслед за ней - еще одна очередь, в бак, ощутимо содрогнувшийся от попадания. Да у него, похоже, маленький автомат, вроде "Ингрэма" или "Микро-Узи"! Похоже, это жопа - я даже не могу стрелять в ответ, пока он держит Аннабель.

    Вадим осторожно выглянул из-за бака. Парень пятился, по-прежнему одной рукой держа Аннабель за плечи, а во второй сжимая направленный ей в голову пистолет.

    - Дайте мне машину! - выкрикнул он, заметив движение Вадима, - И десять тысяч экю! Я ее убью!

    Полная жопа, подумал Вадим.

    - Погоди, парень, не нервничай! - крикнул он, - сейчас мы попробуем что-нибудь организовать!

    - Ты, сукин сын! - выкрикнул тот, направляя пистолет на Вадима. Тот вновь нырнул за бак, и в этот момент откуда-то сзади раздался грохот выстрела, а со стороны противника - звук падающего тела и визг Аннабель. Вадим выглянул из-за бака и тут же, вскочив, бросился к подруге, барахтающейся на земле рядом с трупом второго врага и пытающейся встать на ноги.

    - Сладкая, я здесь, все уже в порядке, - сказал он, опускаясь возле нее на колено, - Все закончилось. Ты ранена?

    - Нет, - автоматически кивнула Аннабель, и тут же обхватила его руками: - Вадим, как мне повезло что ты пришел, спасибо тебе! Я так испугалась, когда они меня потащили!

    - Все в порядке, сладкая, - повторил Вадим, - все уже в порядке.

    Двор как-то вдруг заполнился вооруженными людьми, которые орали друг другу что-то на греческом, указывая на убитых.

    - Вы в порядке, ребята? - спросил по-английски подошедший смуглый крепыш в белом фартуке поверх футболки. На плече у него висела М14 с оптическим прицелом.

    - Да, вроде бы, - кивнул Вадим, - Кажется, мы не пострадали. Аннабель, что произошло?

    - Они на меня напали, когда я выходила из туалета, - ответила та, вздохнув, - и потащили во двор.

    - Чертовы албанцы! - сплюнул крепыш, - А я говорил, что от них непрятности будут!

    - Ну и кто мог знать? - возразил кто-то, - Они казались нормальными людьми, не пили... И вообще, где бы мы еще нашли желающих убирать и вывозить мусор за зарплату в пятьсот экю?

    - Ну и вот твои пятьсот экю, Костас. Может, имеет смысл нанять более толковых людей, даже если им придется больше платить. Хорошо, я после охоты прямо с винтовкой пришел на кухню, а то все это могло закончиться плохо. Кстати, мадам, это ваш пистолет? - и крепыш, нагнувшись, поднял "Глок", лежавший рядом с тем албанцем, которого застрелил Вадим, и протянул Аннабель.

    - Да, - кивнула та, принимая пистолет, - они его у меня отняли, спасибо.

    - Спасибо, - кивнул и Вадим, - я даже не заметил, что у этого парня ее пушка.

    - Я догадался. У Джердана никогда не было "Глока", у него был револьвер "Таурус" - и он до сих пор в кобуре. А кобура твоей девушки пустая. Вы здесь новички?

    - Да, переселились со Старой Земли пару недель назад.

    - Ты в курсе, что поскольку мы положили этих козлов в рамках самообороны, их имущество переходит к нам?

    - Да, в курсе.

    - Сейчас хотите приступить к сбору, или предпочитаете доесть ужин? - поинтересовался Костас.

    - Я... совсем не хочу есть, - пробормотала Аннабель.

    - Да и у меня аппетит пропал, - кивнул Вадим, - а жаль, запах от стейков был потрясающий.

    - Спасибо, - улыбнулся крепыш, - я старался.

    - Ты, наверное, и есть повар Бахрам?

    - Да, это я.

    - Вадим, - он протянул руку, - приятно познакомиться.

    - Мне тоже. Не переживай, я вам потом отдельно приготовлю. Пока рекомендую по рюмке узо, для успокоения нервов.

    - Девушке, пожалуй, имеет смысл выпить две, - добавил Костас, - и пойти немного отдохнуть. Кухня закрывается еще не скоро.

    - Толковая идея, - кивнул Вадим.

    Когда, отведя Аннабель в комнату, он спустился вниз с сумкой, остывшие порции были уже убраны со стола, а двор опустел - только Бахрам и Костас стояли во дворе, возле трупов албанцев.

    - Мы пока ничего не трогали, - сказал ему Костас, - чтобы потом претензий не было. Этот - твой, - и он кивнул на тело Джердана, - а этот твой, - и он указал Бахраму на второй труп.

    Вадим присел на корточки и начал обшаривать труп. Револьвер среднего размера - "Таурус" модели 66, полтора десятка патронов калибра .357 Магнум, золотая цепь, два перстня, недорогие часы. Oчередная зажигалка "Зиппо", пара ключей на брелке в форме боксерской перчатки, бумажник, из которого он вытащил Ай-Ди и положил на грудь убитого, а остальное бросил в сумку, не считая. Вспомнив что-то, он подошел к Бахраму и спросил:

    - А что за ствол оказался у этого козла?

    - Стечкин, - пояснил Бахрам, демонстрируя массивный АПС.

    - Так вот почему он в меня очередями стрелял! Возможно, имеет смысл обзавестись таким же.

    - Не уверен, что это будет хорошая идея. Он весит в два раза больше "Глока", а точность у него, при стрельбе очередями... ну, ты сам видел.

    - Возможно, ты прав. Я так понимаю, эти албанцы жили где-то здесь, в форте?

    - Ну да. И наследников у них нет. Сейчас идем туда и забираем остальное их имущество.

    - Э, нет! - возразил Костас, - Мы убыток понесли от стрельбы, и вообще, у нас теперь мусорщиков нет!

    - В самом деле? Разбитое стекло и пара выбоин от пуль - вообще копейки, а новых уборщиков нанять - раз плюнуть.

    - Но не за такие же деньги!

    - Скупой платит дважды. И вообще, по закону и обычаю, их имущество - наши трофеи.

    - Так-то оно так, но...

    - Ладно, давай так тогда - мы вносим по две сотни в кассу форта, и на этом закроем. Устраивает тебя? - спросил он Вадима.

    - Да, - кивнул тот. Костас вздохнул и тоже кивнул: - Пошли.

    Жилище убитых албанцев находилось не слишком далеко - в таком же заднем дворике, и представляло из себя обычный караван все в той же бело-синей гамме, рядом с которым стоял джип странно знакомых форм. Несколько секунд Вадим разглядывал машину, вспоминая название, а потом спросил:

    - А этот ГАЗ-69 тоже ихний? В смысле, наш теперь?

    - Наше, - кивнул Бахрам, - только это не ГАЗ-69, а румынское что-то.

    - АРО М461, - пояснил Костас, - антиквариат настоящий. Абдул больше времени под ним проводил, чем ездил.

    - Ну да, - хмыкнул Бахрам.

    - Это сколько же ему лет? - спросил Вадим, - И сколько он может стоить?

    - Тысячи три, может три с половиной, - ответил Бархам, - и машине под сорок лет, но часть времени она простояла на долговременном хранении. Хочешь ее у меня выкупить?

    - А разве мы не делим ее пополам? - удивился Вадим.

    - Нет, - хмыкнул Бахрам, - машина принадлежала Абдулу, Абдула завалил я, соответственно машина переходит мне. Но я ее тебе с удовольствием продам, хотя не знаю, как ты ее заберешь отсюда - на буксире далеко не уехать.

    - Да забрать не проблема, - вздохнул Вадим, - мы уже почти доехали до места назначения. Я бы мог отдельно вернуться за машиной, но брать такое старье... Мне эта идея как-то не нравится.

    - Понимаю тебя. А куда вы едете?

    - В Сион - автоматически сказал Вадим.

    - А, так вы израильтяне? - удивился Бахрам.

    - Нуу, - протянул Вадим осторожно, вспомнив дагестанцев на Северном выезде. Мало ли откуда этот Бахрам, и какие у него в голове тараканы насчет Израиля и израильтян? На тайца он точно не похож.

    - Израильтяне, - хмыкнул Бахрам.

    - Кстати, Бахрам, а ты сам откуда переселился?

    - Я из Ирана, - широко ухмыльнулся тот.

    - Хренассе! - рука Вадима непроизвольно дернулась к пистолету.

    - Ты в меня стрелять собираешься? - иронично осведомился Бахрам, внимательно глядя на Вадима.

    - Я опасаюсь, что начнешь стрелять ты.

    - Зачем мне? Я не знаю, что вам срут в голову на вашем телевидении, но большинству иранцев на Израиль и евреев наплевать. А меня вообще аятоллы так достали, что я сюда переехал.

    - Нам телевидение срет в головы, что ваше руководство так капитально засрало мозги населению, что для него теперь главная цель - убивать евреев. Это не так?

    - Не так, конечно. Нет, всякие люди бывают, но большинству населения ваши разборки с арабами по хрен. Большинство людей хотят жить мирно, долго и в достатке, как и везде. Хотя сам понимаешь, читать каждый день, будет нас Израиль бомбить или не будет - спокойствия не добавляет.

    - А нам не добавляет спокойствия читать каждый день, сделают ваши невменяемыe аятоллы ядерную бомбу или не сделают. Пока они к бомбе не полезли - иранские ядерные объекты вообще никто бомбить не собирался. И в любом случае, я надеюсь что никто никого бомбить не будет. Наши враги - арабы.

    - Наши враги - арабы, - повторил Бахрам и широко улыбнулся, - Мне нравится твой подход. С удовольствием выпью с тобой пару рюмочек узо.

    - За еврейско-персидскую дружбу? - улыбнулся в ответ Вадим, - Мне тоже нравится твой подход, Бахрам, но давай сначала дела закончим.

    - Машина переходит мне, со всем содержимым, - повторил Бахрам, -    я гляну, что там.

    Из любопытства, Вадим тоже заглянул в джип. Внутри обнаружились помповый дробовик "Моссберг 500" в варианте "Крузер", закрепленный на двери водителя изнутри, несколько пачек патронов к нему, древняя рация "Моторола" и ящик с инструментами и запчастями. Неплохо, подумал Вадим, и мне обломилась половина этого. Впрочем, как и тогда, на выезде из Порто-Франко, главный приз мы взяли в том, что мы оба живы и здоровы, а все остальное - это просто дополнительный бонус. И с этой мыслью Вадим отпер трофейным ключом дверь каравана, Костас, протянив внутрь руку, щелкнул выключателем, и они почти одновременно сказали:

    - Ну и срач! Ну и запах!

    Караван был совершенно типичной планировки: дверь вела в крошечный салон, объединенный с кухонным прилавком. Справа находилась приоткрытая дверь в санузел, левая дверь, закрытая, вела, надо полагать, в спальню. В салоне каким-то образом были втиснуты небольшой диван-"двойка", пара кресел, журнальный столик со стоящим на нем кальяном, и в углу - тумбочка со старой видеодвойкой и стоящей на ней небольшой стереосистемой. В том месте у кухонного прилавка, где должен был находиться холодильник, была свалена еще одна куча запчастей. В раковине возвышалась гора немытой посуды, а по комнате были в беспорядке разбросаны какие-то бумажки, обертки и пустые консервые банки. Запах был соответствующий.

    - Хочешь забрать запчасти? - спросил Костас Бархама, - Или еще что-то?

    - А сколько стоит видеодвойка? - спросил Вадим.

    - Эта? Примерно двести экю, если она работает, конечно.

    - Наверняка работает, иначе бы ее тут не держали. Костатс, почему бы тебе не забрать видеодвойку, стерео и всю коллекцию записей в счет наших четырех сотен?

    - Прекрасная идея! - восхитился Бахрам, глядя на потерявшего дар речи Костаса, - Вы, евреи, умеете делать дела!

    - Стараемся, - улыбнулся Вадим.

    В крoшечной спальне оказались две односпальных кровати, разделенныe двухдверным шкафом. Над левой кроватью, у окна, на стене висел "Гаранд" с брезентовым патронташом , и Бахрам кивнул на него:

    - Я с этим "Гарандом" только Джердана видел, он иногда на охоту ходил. Слева - твои трофеи, справа - мои.

    Кроме "Гаранда", среди вещей Джердана нашелся "Тип 56-1" - китайский клон АКМС, и шесть магазинов к нему в китайском же "лифчике". Под кроватью нашлись почти полный цинк демидовских патронов к автомату и стандартная патронная коробка от пулеметной ленты 50-го калибра, в котором лежали принадлежности к "Гаранду": разборный шомпол, какая-то хитро выглядящая отвертка и несколько пачек с патронам производства "Федерал". На крошечной тумбочке лежал китайский охотничий нож, а в выдвижном ящике, среди нескольких пачек сигарет "Конкиста" производства местной Испании, обнаружились еще одна золотая цепочка, мобильник "Блекберри" с зарядным устройством, перочинный нож "Венгер", две пачки патронов калибра .357 Магнум (одна из них была полупустой) и начатая пачка презервативов.

    - Бахрам, тебе сигареты нужны? - поинтересовался Вадим.

    - Пригодятся, - усмехнулся тот, доставая из-за кровати автомат, принадлежавший Абдулу - китайский АК со складным штыком, - меняю на презервативы.

    - Они пригодятся тебе, - вставил Костас, и оба заухмылялись. Что-то в их ухмылках не понравилось Вадиму.

    - Вы что-то имеете в виду? - спросил он.

    Ухмылки погасли, Бахрам и Костас растерянно переглянулись, а потом Костас сказал:

    - Ээ... Тут такое дело. Лика проходила через двор за пару минут до перестрелки, и видела как твоя подруга болтала с Абдулом и улыбалась, а Джердан подходил к ним.

    - Понятно, - кивнул Вадим. Ну вот все и становится на свои места, подумал он. То-то я удивился и забеспокоился, что она так долго была в туалете, да и ее слова о том, что ее силой вытащили из тамбура, показались мне странными. А оказывается, вот оно что. Ну что же, ей придется объяснить, что все это значило, и надеюсь, меня ее объяснения устроят. Он сгреб пачки "Конкисты" и перебросил их на соседнюю кровать:

    - Давай резинки. Они всегда пригодятся - их на ствол одевать можно.

    - На какой ствол? - рассмеялся Бахрам.

    - А какой подвернется.

    - И то верно. Кстати, имей в виду: тут где-то должны быть их заначки.

    Заначка Джердана нашлась под матрацем: плоская металлическая коробка, набитая сотенными купюрами. Бахрам нашел жестянку с завинчивающейся крышкой в глубине одежного шкафа.

    - Вроде все, - сказал он, удовлетворенно осматривая комнату, - Костас, можешь отвезти все остальное в комиссионку в Коринфе, и заселять сюда новых мусорщиков. Постарайся нанять вменяемых людей.

    

    Территория Европейского Союза, Коринф, 30 число 4 месяца 26 года, воскресенье, 28:00


    Вадим переложил мелочь из трофейного кошелька Джердана в свой, а крупные купюры отправил в коробку с заначкой - там набралось теперь ровно две тысячи экю. В ту же коробку отправилось и золото - по его прикидкам, в двух цепочках и двух перстнях было не меньше пятидесяти граммов чистого золота, что должно было дать, за вычетом банковского процента за конвертацию, еще 450 экю. Трофейное оружие и боеприпасы тянули на тысячу, даже после того как он отправил цинк демидовских патронов к АК в "Суфу": мысль о том, что боеприпасы лишними не бывают, Вадим усвоил еще в армии, а полторы недели в Новой Земле только подтверждали ее с каждым днем. Да и за прочую мелочевку пару сотен получить удастся. И вот теперь-то, думал он, поднимаясь в номер, пусть Аннабель только попробует высказать мне про мои доходы и сотню экю в неделю.

    Аннабель все еще спала, поэтому совместный ужин и объяснения пришлось отложить, и за обещанным стейком Вадим спустился один. Ресторан был почти пуст - основная масса обитателей и гостей форта уже успели поесть, и теперь толпились у барной стойки. Заказывая второй за этот вечер антилопий стейк, Вадим попросил официантку сообщить Бахраму, что он здесь, и когда минут пятнадцать спустя официантка подошла к его столу с двумя тарелками и дополнительным прибором, рядом с ней шел Бахрам - с бутылкой узо и парой рюмок в руках.

    - Отличный стейк, - похвалил Вадим, прожевав первый кусок, и поднял рюмку: - Ну, за нашу сегодняшнюю удачу, Бахрам!

    - За удачу, Вадим! - кивнул тот.

    Звякнули рюмки, узо обожгло пищевод.

    - Крепкая, - просипел Вадим и начал быстро отрезать очередной кусок стейка.

    - Ага, - кивнул Бахрам, - алкоголь они здесь гнать умеют.

    - Умеют, - кивнул Вадим, прожевав очередной кусок стейка, - а ты давно здесь живешь?

    - Почти два года.

    - Сразу сюда приехал?

    - Ну да. Мне не сильно хотелось в Халифат, так что прямо с базы "Средний Восток" я отправился на северный берег Большого Залива. Первый подвернувшийся мне корабль шел в Коринф, так я тут и осел. Поваром-то я и раньше был, еще в Ширазе.

    - То есть ты здесь работаешь по специальности?

    - Почти, - усмехнулся Бахрам, - я повар с университетским дипломом. В тот год, когда я выпускался, в стране и так было слишком много экономистов, пришлось временно идти работать поваром. А потом полиция заловила нас на вечеринке, где мы пили алкоголь, и карьерные перспективы накрылись насовсем. Хорошо, порки удалось избежать - помогли знакомства дяди, он у меня герой революции. Но пару месяцев в тюрьме я отсидел, пришлось заплатить большой штраф, а девушка, на которой я рассчитывал жениться, заявила что не хочет иметь со мной ничего общего. В общем, вербовщик Ордена мне очень вовремя подвернулся, думаю у него в полиции были информаторы. Перешел сюда с парой сумок, можешь себе представить.

    - Ага, - кивнул Вадим, - теперь понятно, почему ты не стремился в Халифат.

    - Ну да, там же жизни нет. Те же муллы тебе каждый шаг регулируют, ни повеселиться, ни выпить, ни с женщиной познакомиться на тему секса... Вдобавок там еще война с суннитами начиналась. Короче, примерно как дома, на Старой Земле. Ну и у вас в Израиле наверное такая же фигня творилась, нет?

    - В смысле?

    - Религиозный диктат, - пояснил Бaхрам, отрезая кусок стейка, - когда раввины тебе регулируют все области жизни.

    - А это смотря где живешь, - улыбнулся Вадим, - в религиозном районе так и есть, а в Тель-Авиве или кибуцах вообще почти нормальная жизнь: можно есть что хочешь, пить что хочешь, встречаться и спать с девушками... И в субботу можно отдыхать как хочешь: есть где развлечься, есть где покупки сделать, при желании и подзаработать можно. Единственное что, общественный транспорт не работает, кроме маршруток, и свадьбы с разводами делаются по религиозному обряду - но если ты не ежегодно женишься, то тебе наплевать. Основная часть страны, понятное дело, где-то между этими вариантами: в субботу бизнесы не работают, и некошерной еды нет, но в частную жизнь никто к тебе не лезет.

    - А в Иране сейчас вся страна - сплошной религиозный район, - вздохнул Бaхрам, - до идиотизма доходит. Раз вы жили рядом с арабами-мусульманами, то ты про традиции Рамадана знаешь, конечно?

    - Знаю, - кивнул Вадим, - дневной пост, в течении месяца. У шиитов так же принято?

    - Да, примерно. Так вот в Рамадан днем в Иране перекрывают все питьевые фонтанчики, чтобы никто не мог нарушить пост, попив воды. И это даже в жару, если Рамадан летом выпадает!

    - Охренеть. В Израиле пост на Йом-Кипур, однодневный, но фонтанчики не перекрывают. Хотя страна в этот день вымирает почти - бизнесы закрыты, радио и телевидение не транслируют, машины не ездят, кроме чрезвычайных служб...

    - Это как? То есть мне в моем личном автомобиле ехать в этот день запрещают!?

    - Формального запрета нет, но кто соблюдает - не ездит, а кто не соблюдает - тоже не едет, из уважения к соблюдающим. А кому на все пофиг, в того дети камни кидают.

    - Фанатики,    - вздохнул Бахрам.

    - Думаю, тут скорее другое. Какой мальчишка откажется от возможности кинуть камень в чужую машину, если ему за это ничего не сделают?

    - Тогда их родители - фанатики, раз они позволяют это детям.

    - В этом что-то есть, - вздохнул Вадим, и Бахрам разлил узо по рюмкам:

    - За исчезновение фанатизма!

    Они выпили, и Бахрам, помолчав, спросил:

    - Слушай, а ты там в Израиле, учился в университете или колледже?

    - Учился, - ухмыльнулся Вадим, - хотя у меня квалификация младшего инженера, она не совсем академическая. Ты, пожалуй, более образованный, чем я.

    - И толку с того образования? - отмахнулся Бахрам, - Я бакалавр экономики, а работаю поваром. И честно говоря, жизнью доволен. У тебя по какой специальности квалификация?

    - Электронщик.

    - Аа, израильский хай-тек! Я о нем еще в Иране слышал. Но боюсь, здесь такого нет, даже у русских со всей их промышленностью. Так что я бы на твоем месте серьезно обдумал возможность поменять род занятий.

    - Да, мне уже предлагали переквалифицироваться в ковбоя, - рассмеялся Вадим, вспомнив Владимира.

    - Возможно, не худший вариант. Но я вот что хочу спросить: у вас в Израиле студенты так же живут, как в американских сериалах показывают? Ну там, все вместе в кампусах, студенческие братства, пьянки, вечеринки, все друг с дугом трахаются, курят "травку" и устраивают друг другу и преподавателям всякие приколы?

    - Где как. Многие дома живут, с родителями. Я с родителями жил, и многие студенты так живут. Или снимают квартиры вскладчину. В общежитиях мало кто живет - обычно в них не хватает мест, братств у нас нету, и вообще все тихо и скромно. Хотя, разумеется, и вечеринки бывают, и пьянки с "травкой", и секса хватает - все же молодые люди.

    - Ясно, - вздохнул Бахрам, - я тоже у родственников жил. Но друзья в общежитиях у меня были, и жизнь там была совсем не как в кино. Вернее, как в кино, но про армию, вроде "Цельнометаллической оболочки", минус оружие, но плюс молитвы постоянные.

    - Ты смотрел "Цельнометаллическую оболочку"? - удивился Вадим, - У вас по телевидению показывают американские фильмы?

    - Нет, конечно. Я по спутниковым каналам смотрел. У родственников была спутниковая "тарелка", у многих есть.

    - И правительство разрешает?

    - Нет, - Бахрам ухмыльнулся, - но уже ничего не может поделать. Многие дома покрыты "тарелками" сверху донизу. Правительство не может отправить в тюрьму половину населения, не так ли?

    - Точно, - рассмеялся Вадим, - а с Интернетом у вас как?

    - Довольно ограниченно. Все "не-исламские" сайты блокированы, "Фейсбука" нет, говорят, правительство даже мейлы просматривать может. Те ребята, которые больше с технологией дружат, ставят "Тор" и используют разные анонимайзеры, и на большинство сайтов попадают, а для меня это все - китайский.

    - Весело там у вас.

    - Ага, - вздохнул Бахрам, разливая узо. Некогда слышанная фраза всплыла в голове Вадима, и подняв рюмку, он сказал:

    - За нашу и вашу свободу!

    - Точно! - улыбнулся Бахрам, - Отлично сказано! Сам придумал?

    - Прочитал где-то, уже не помню где. Слушай, Бахрам, а как люди все это терпят? Или большинству населения такая жизнь нравится?

    - Кому как. Некоторым нравится, конечно. А те, кому нет... смотри, у нас не Европа и не Штаты. Мы не можем просто проголосовать, и аятоллы уйдут. Некоторые выходят протестовать на улицу, но их слишком мало. Полиция отстреливает их на демонстрациях, ВЕВАК - это служба безопасности - арестовывает участников, и их часто больше никто не видит. Даже разговаривая с малознакомыми людьми, надо быть осторожным: везде полно стукачей. А иногда людей арестовывают, после того как они пооткровенничали с близким другом или родственником. Это действительно страшно, Вадим, я не знаю, как у вас с этим в Израиле было, и можешь ли ты себе это представить.

    - Могу, - кивнул Вадим, - не по Израилю, я ведь не в Израиле родился. Моя семья приехала туда из бывшего Советского Союза, и родители рассказывали, что в последние годы перед тем как он рухнул было примерно то же самое. Все боятся критиковать режим, но кроме этого - живут как хотят: смотрят американские фильмы на видео, слушают иностранную музыку, ездят отдыхать вместо демонстраций... И ждут перемен.

    - В Иране тоже ждут. Многие готовы выйти на улицу, но боятся сделать это первыми н остаться в одиночестве. Старое поколение скучает по шаху, даже те, кто делал революцию, сейчас жалеют о своем участии. Мой дядя об этом говорил, и он не один такой. Если наследный шах, Реза Пехлеви, вернется в Иран, народ будет с ним.

    - Я читал, что при шахе наши страны не враждовали, а торговали между собой. Иран продавал в Израиль нефть, покупал оружие, и все были довольны. А теперь аятоллы ежедневно угрожают нас уничтожить, хотя мы Ирану вообще ничего не сделали.

    - Пока, - грустно улыбнулся Бахрам, - ваше правительство тоже постоянно обещает бомбить Иран.

    - А ты думал, мы ляжем у будем ждать, пока нас всех убьют? Мы, знаешь ли, такие угрозы всерьез воспринимаем - нас уже достаточно раз пытались уничтожить. Но надеюсь, никто никого не будет бомбить - нашим странам делить нечего.

    - Ну да, наши общие враги-арабы. Ты знаешь, в Иране многие из молодежи интересуются Израилем. Такая крошечная страна - и успешно напинала задницы всем окрестным арабам, которых намного больше. А потом построила сильную экономику, промышленность, хай-тек. И у вас еще и свобода, и люди живут как хотят, если не хотят жить по древним религиозным нормам. Многие иранцы хотели бы увидеть, как вы это делаете. Нет, понятно что вас поддерживают деньгами богатые американские евреи, но деньги не могут купить храбрость и силу, деньги не могут купить мозги, и свободу за деньги тоже не купишь, так что тут намного больше, чем деньги. Многие хотели бы съездить в Израиль, посмотреть. А вместо этого ходят на антиизраильские демонстрации. И я тоже ходил, когда учился, потому что кто не пойдет - тому стипендию отменят, а могут и вовсе исключить. А в Израиле, наверное, на антииранские демонстрации ходят только те, кто хочет.

    - Наверное, - усмехнулся Вадим, - но никто не хочет на них ходить. Я никогда не слышал, чтобы у нас были антииранские демонстрации. Народ больше беспокоится из-за арабов.

    - Грязные погонщики верблюдов, - скривился Бахрам, вновь разливая узо; он уже слегка захмелел, - Наши народы - наследники древних цивилизаций, мы строили величественные дворцы и храмы, пока эти суннитские собаки трахали коз в пустынях! За персидско-еврейскую дружбу, Вадим, мне очень приятно с тобой общаться!

    - Мне тоже, Бахрам! - поднял рюмку Вадим, - За персидско-еврейскую дружбу, в ад суннитских собак!

    Обратно в номер Вадим поднимался осторожно, и почти не отпуская перил: посидели они хорошо. Выпитое узо настроило его на добродушный лад, и увидев, что Аннабель проснулась, он поприветствовал ее совсем не так, как планировал, спускаясь вниз:

    - Привет, дорогая! Жаль, что ты спала - ты пропустила прекрасный ужин и увлекательную беседу.

    - Это с кем? - осведомилась подруга.

    - С Бахрамом, ну с тем поваром, который тебя спас. Прикинь, он иранец, сбежавший сюда от режима. Такой классный мужик!

    - Трофеи делили, под выпивку? Надеюсь, он тебя не обдурил.

    - Не, трофеи мы поделили до этого, на трезвую голову.

    - Ясно. И как, удачно прибарахлился?

    - Нормально. Пара тысяч наличными, три ствола, немного золота и мелочевки разной.С машиной вышел облом - она оказалась древней развалюхой, да вдобавок и собственностью того козла, которого завалил Бaхрам. А жаль, хорошая машина была бы мне сейчас очень полезна.

    - Почему? Что-то случилось с нашей "Суфой"? - с беспокойством спросила Аннабель.

    Хрeнассе, "с нашей", подумал Вадим, чувствуя, как его добородушие быстро улетучивается. Быстро же она приватизировала мою собственность. Особенно учитывая все ее поведение за последнюю пару дней. Пожалуй, сегодня придется окончательно расставить все точки над "и".

    - "Суфа" не наша, - сказал он, - и никогда не была.

    - Ну хорошо, с твоей "Суфой".

    - Это прежде всего. Но "Суфа" и не моя. Я, скажем так, договорился ее перегнать. и в Сионе должен отдать ее законному владельцу. Собственно, это одна из основных причин, почему я сразу решил ехать в Сион.

    Аннабель промолчала пару секунд, а потом сказала:

    - Вот так прикол. Теперь-то понятно, почему ты требуешь, чтобы я пошла работать. Ты, оказывается, не скупой, а просто нищий, и у тебя даже машина не своя!

    - Я никогда не строил из себя миллионера.

    - Все мужчины содержат своих женщин, даже те, кто не миллионеры! И только у тебя нет ни уважения, ни стыда, ни совести! Господи, за что мне так не повезло, есть ли в этом мире настоящие мужчины?!

    - Это то, о чем ты так мило расспрашивала тех албанских засранцев? -    возмутился Вадим, - Мне свидетели рассказали, что никто тебя не захватывал силой, и общались вы очень даже дружелюбно, прежде чем я пришел и испортил вам идиллию! Что насчет верности, настоящая женщина?!

    - Я тебе не изменяла, и ты сам это видел!

    - Ну да, потому что не успела. Но все к тому шло, и скажи мне, что я неправ!

    - У меня не было с ними секса, мы только разговаривали! Ты сам хотел, чтобы я была независимой, чтобы я сама зарабатывала деньги, так чем ты недоволен?! Я независимая женщина,, общаюсь с кем хочу, и буду так поступать и дальше, точно как ты хочешь!

    Да уж, подумал Вадим. Это уже не лезет ни в какие ворота - ее тряпкой, банкоматом и    рогоносцем я точно не буду. Это были прекрасные полторы недели, полные приключений, секса и общения, но они, похоже, закончились. Сегодня. Сейчас. Он расстегнул свой рюкзак и извлек коробку с заначкой, затрофеенную несколькими часами раньше.

    - Ты вчера напоминала, что я тебе половину трофеев с Порто-Франко должен? То есть три тысячи двести пятьдесят экю. Вот здесь, - и он швырнул коробку на кровать рядом с Аннабель, -    две тысячи наличными и еще на пять сотен золота. В этой сумке, - и он пихнул в ее сторону сумку с трофеями, - еще на тысячу с чем-то оружия и снаряжения. Сдачи не надо, считай это подарком и благодарностью за прекрасно проведенное время. Мы сейчас в Европейском Союзе, так что свое обещание я выполнил и ничего тебе больше не должен. Одевайся, забирай свои вещи и вали из моего номера. Уверен, что в гостинице есть еще свободные комнаты, а если нет - ты, "независимая женщина", всегда сможешь найти себе место в чьей-нибудь кровати. Твои вещи, которые в "Суфе", я выгружу завтра утром, и можешь оставаться тут или ехать куда хочешь - отдельно от меня!

    Аннабель прослушала этот монолог, часто моргая и не притрагиваясь ни к коробке, ни к сумке, и продолжала так же молча моргать еще несколько секунд после того, как Вадим замолк. А потом вскочила с кровати, упала перед ним на колени и с рыданиями обняла его за ноги:

    - Пожалуйста, не прогоняй меня! Я сожалею, я очень сожалею! Я не собиралась идти с этими козлами, они меня силой потащили! Я только хотела, чтобы ты ревновал и хотел меня, я сожалею! Пожалуйста, прости меня, я буду всегда верной тебе, я буду слушаться тебя, я устроюсь на работу, как только мы доберемся до Сиона! Ты действительно самый лучший парень, которого я встречала, я хочу остаться с тобой, пожалуйста!

    

    Американские Соединенные Штаты, Форт-Линкольн, 32 число 4 месяца 26 года, вторник, 27:00


    Примирение было долгим и бурным, и из форта они выехали уже после полудня. Оригинальный план, по которому предполагалось за один день добраться от Коринфа до Форт-Линкольна, полетел псу под хвост - добраться в тот день они успели только до Массилии, да и туда въезжали уже после заката, почти в полной темноте. Название города, несмотря на явно итальянское звучание, оказалось французским, вернее окситанским - так первоначально назывался Марсель. Но это название местные жители цедили сквозь зубы, постоянно подчеркивая, что Окситания - это не Франция. Сюда переехали все сепаратисты Старой Земли, в очередной раз подумал Вадим.

    Впрочем, в городе оказалось все необходимое: ресторанчик, где они поели кассуле - местную фасолевую похлебку с мясом, гостиница с неразъемной кроватью, на которой они и продолжили процесс примирения, и оружейный магазин, где наутро была произведена реализация трофеев. Неподалеку нашлось отделение банка Ордена, куда Вадим сдал золото (как оказалось, вес он слегка переоценил, и на счет его легло чуть меньше четырехсот экю), и комиссионка, где он получил еще две сотни с небольшим за телефон и прочую мелочевку. За трофейное оружие и боеприпасы удалось выручить еще девятьсот экю, так что его первоначальная прикидка цен оказалась почти правильной. Дорога и дальше была великолепной - по меркам этого мира, Аннабель вела себя теперь просто образцово, и будущее выглядело прекрасным.

    При выезде из Массилии их предупредили, что на следующем участке дороги ведутся ремонтные работы, поэтому плакат с сообщением об этих работах и указателем на объездную грунтовку не был для них неожиданностью. Впрочем, подключив передний мост перед съездом на грунтовку, Вадим на всякий случай проверил, легко ли достать автомат, и предупредил подругу смотреть в оба: мало ли кто решит воспользоваться ситуацией. Но сюрприз их ожидал совсем другого рода: дорогу, как оказалось, асфальтировали. По укатанной щебенке медленно полз асфальтоукладчик, за ним елозил туда-сюда каток, а по служебной грунтовке с другой стороны подкатывал самосвал с очередной порцией свежего асфальта, вся техника была раскрашена в веселые ярко-оранжевые тона, и если бы не пара MUTT-ов с пулеметами по бокам от дороги, то можно было бы подумать, что все происходит на Старой Земле. А еще пару километров спустя, миновав передвижной лагерь дорожников, они выехали на первую асфальтовую дорогу, которую Вадим увидел в этом мире: конечно, трехполосной трассой с разделительным барьером здесь и не пахло, но даже узкая лента асфальта, тянущаяся к горизонту, была несомненным признаком прогресса, пришедшего в местные ебеня.

    - Это что же получается, мы уже в местной Америке? - спросил Вадим подругу, вспомнив рассказ Авнера об асфальтированных дорогах в АСШ.

    - Ну, не знаю, - пожала плечами Аннабель, - Скоро должен быть форт-заправка, мы можем спросить там. Тем более, - хихикнула она, - что и время технической остановки приближается.

    Асфальт позволил разогнаться до девяноста, освежив уже подзабытое тут чувство скорости, и через полчаса они уже заезжали во двор очередного форта-заправки. Как-то так у них сложилось, что технические остановки в таких фортах включали, кроме посещения туалета, заливку чистой прохладной воды во фляги и заказ пары стаканов свежего сока или чего-нибудь в таком роде. От заправки Вадим старался воздерживаться, в связи с более высокой ценой солярки: в фортах она стоила по 80-90 центов за литр, в отличии от стандартных 70 в городах. Но в этом форте, к его удивлению, солярка оказалась по 70, и он воспользовался возможностью залить уже полупустой бак под пробку. Интересно, почему так дешево, подумал он, направляясь со своей подругой к магазинчику, чтобы расплатиться. Метанолом, что ли, разбавляют, как в Новом Бухаресте?

    - Ты чего, мужик? - удивился его предположению продавец - худой подвижный мулат в клетчатой рубашке, совершенно не похожий на француза-окситанца, - Метанолом бензин можно разбавлять, а солярку никак - двигатель угробишь.

    - А что же дешево у вас так? - подозрительно осведомился Вадим, и вспомнив "Джентльмены удачи", поинтересовался: - Вы туда не ослиную мочу льете, случайно?

    - Прекрасная идея! - расхохотался мулат, - Этого я еще не слышал, вечерам ребятам расскажу. Ослиная моча, пфф! Но нет, не льем. У нас слишком мало ослов, готовых стоять перед вооруженным и очень злым клиентом, машина которого сдохла из-за некачественной солярки. У нас дешево, потому что доставка дешевая. Видите этот хайвей?

    - Да, - почти одновременно кивнули Вадим и Аннабель.

    - Евроамериканское шоссе! - с некоторым оттенком гордости провозгласил мулат, - идет из Форт-Линкольна на Виго. Вернее, пока еще не идет - в следующем году должны дотянуть. Пока проложили отсюда на восток три десятка миль. А в другую сторону, - и он махнул рукой, - полторы сотни миль до Форт-Линкольна, где нефтеперегонный завод. Вы видели, как тут доставляется горючее на форты-заправки?

    - Видели, - кивнул Вадим, в пути им пару раз попадались навстречу колонны армейских наливников, перекрашенных в цвета местных поставщиков горючего.

    - На старых армейских наливниках! - подтвердил мулат, - По пять тонн в цистерне, в лучшем случае, и армейские машины никогда и нигде экономичностью не славились. Так что в конвоях, которые идут к фортам на Северной дороге, из трех наливников один - с горючим для машин конвоя, и только два - на продажу. Стоимость соответственная. А нам сюда горючее возит 18-колесник(1), в 20-тонной цистерне, точно как на Старой Земле, и доставка дешевле грязи. Потому у нас горючее дешевое, и продаем мы его больше - люди намного чаще заливают здесь, вместо того чтобы тянуть до города. Вот как вы, например.

    - Ну да, - кивнул Вадим , и сопоставив описанную мулатом идиллию с тем, что он успел увидеть за прошедшие почти две недели в новом мире, задал главный вопрос: - А финансирует-то кто строительство этого хайвея?

    - Общины вдоль дороги. Кто ближе к дороге - те побольше, кто дальше - те поменьше, но выгодно всем. Мы тоже вложились, мужик, это было недешево, но свои расходы мы тут почти отбили, через несколько месяцев пойдет чистая прибыль. Эти задницы в Форт-Линкольне иногда придумывают хорошие вещи.

    - Так это что получается, мы уже на территории АСШ?

    - Именно, мужик, именно! - гордо задрал подбородок мулат, - Американские Соединенные ебаные Штаты! О, прошу прощенья, леди!

    - Ничего, - отмахнулась Аннабель, и повернувшись к Вадиму, продолжила: - надо же, мы в местной Америке. И ни виз, ни полиции на границе, ни даже таблички! Каждый желающий может просто взять и приехать.

    - Ну да, - кивнул Вадим, вспомнив покойного Хасана Джордана с его "американской мечтой".    Подумать только, он был всего лишь в нескольких днях пути от местной Америки, и не вспылил бы тогда в представительстве Конфедерации - мог бы въехать сюда без всяких формальностей, а вполне возможно, что и остаться - рабочие руки в этом мире ценятся везде, наверняка и в АСШ ценятся. И Аннабель осталась бы с ним... По всей видимости, его подруге пришли в голову те же мысли, и она грустно вздохнула, обняла его за талию и сказала:

    - Мы почти приехали.

    Местность вдоль дороги постепенно становилась все более равнинной, да и фермы стали попадаться гораздо чаще - не то дорога вдохнула в эти места новую жизнь, не то наоборот - прокладывали дорогу по наиболее густонаселенным местам. Усилилось и движение на дороге - джипы и пикапы попадались непрерывно, и им даже попался навстречу 18-колесник с полуприцепом для перевозки скота.

    К Форт-Линкольну они подкатили достаточно рано - часам к четырем, которые 19 по местному времени. Асфальтовая дорога здесь огибала город, а на придорожном указателе под десятком городов с англоязычными названиями скромно приютился Сион, и даже расстояние было указано - 279 миль. Примерно 450 километров, прикинул Вадим, и по такой дороге можно доехать часов за пять. Горючего еще много, опять же, запасная канистра есть. И наверняка на полдороге попадется форт-заправка, они каждые двести-триста километров натыканы. Может, поднажать на газ и добраться до Сиона еще сегодня? Хотя нет, на фиг надо. Вдруг асфальт не до самого Сиона идет, из-за внутрeнних разборок? А даже если и да - солнце заходит вскоре после семи, а ехать два часа как минимум в темноте по незнакомой дороге Нового Мира - не лучшая идея. И опять же, интересно посмотреть, что в этом мире за Америка такая. И с этой мыслью Вадим свернул к городу.

    Въезд в город прикрывал самый солидный блокпост из тех, которые Вадим видел в этом мире, скорее даже опорный пункт вроде тех, которые в Израиле прикрывают сирийскую и ливанскую границу. Дорога на подъезде к этому блокпосту была уставлена бетонными блоками, между которыми оставался извилистый проезд, и на этот проезд с разных сторон были нацелены крупнакалиберные пулеметы. Да и местных солдат только перед глазами крутилось не меньше полутора десятков - все в касках и бронежилетах поверх знакомого по орденским патрульным американского пустынного камуфляжа. И тут Патрульные Силы, что ли? - подумал Вадим. Впрочем, когда он остановился перед шлагбаумом и здоровенный негр с сержантскими нашивками подошел к машине, разница в знаках различя оказалась заметной: вместо орденской пирамиды с глазом на плече у сержанта красовался щиток с орлом.

    - Добрый день, - поприветствовал их сержант, - пожалуйста, предъявите ваши Ай-Ди.

    Эта процедура уже была для них абсолютной рутиной, и Вадим и Аннабель по очереди протянули карточки сержанту. Однако продолжение было нестандартным: вернув им отсканированные Ай-Ди, сержант заявил:

    - По действующим в городе законам, ношение огнестрельного оружия запрещено. Пожалуйста, сложите все ваше оружие, включая пистолеты, в сумку, и я ее запечатаю. Имейте в виду, что если вы хотите пробыть в городе больше трех дней, то вы должны сдать оружие в арсенал, в противном случае вас могут ожидать штраф и тюремное заключение.

    - Хренассе! - вздохнул Вадим, с таким он в Новой Земле еще не сталкивался. Но спорить явно было бесполезно: закон есть закон, да и в огневой силе гарнизон блок-поста их многократно превосходил. Иди знай, насколько крепкие у них нервы и выдержат ли они демонстрацию шоу "недовольный израильский клиент".

    - Где здесь разрядить можно? - спросил он сержанта.

    За последние полторы недели Вадим настолько привык ходить с оружием, что без него чувствовал себя как голым. Он то и дело бросал взгляд в зеркало заднего вида, чтобы убедиться что сумка на месте, или рефлекторно хватался рукой за пустую кобуру, да и и подруге было явно не по себе. "Суфа" медленно катила по асфальтированной улице, пока они внимательно разглядывали окрестности - не из любопытства, а чтобы не пропустить мотель, порекомендованный сержантом на блокпосту. Долго, впрочем, искать не пришлось, и минут десять спустя они уже сворачивали под вывеску с надписью "Пристанище пионеров", украшенную изображением мужика в куртке с бахромой, в енотовой шапке и с ружьем в руках.

    Территория "Пристанища пионеров" была огорожена забором из проволочной сетки, а рядом со стойкой ресепш сидел охранник с дробовиком на коленях и револьвером на поясе и настороженно озирал ворота, стоянку и домики. Вспомнив аналогичную картину из Сеттлерс-Куортер, Вадим мысленно матюкнул сержанта сразу на трех языках, но все оказалось не так ужасно.

    - Мы охраняем собственность гостей от возможных посягательств снаружи, - объяснила сидевшая за стойкой симпатичная блондинка, - это дополнительная услуга, которая предоставляется нашим гостям бесплатно и ни в чем их не ограничивает. Все ваше имущество в полной безопасности, и мотель "Пристанище пионеров" это гарантирует.

    - Ну, не знаю, - вздохнул Вадим, оглядываясь. Спешить было некуда, но искать другую гостиницу не хотелось. Он взглянул в окно и увидел въезжающий на стоянку светло-серый "Чероки".

    - А почем у вас комнаты? - поинтересовалась Аннабель.

    - Двенадцать экю за ночь, - улыбнулась блондинка, - в номере "королевская" кровать, душ, кондиционер, телевизор...

    Вадим слушал ее вполуха - он разглядывал выбирающихся из "Чероки": немолодой лысоватый мужик в джинсах и клетчатой рубашке, женщина в длинной джинсовой юбке, двое детей - типичное американское семейство, как по телевизору показывали. Если здесь останавливаются    семьи, причем судя по машине - не бедные, то значит, это в самом деле спокойное место, решил он и сказал блондинке:

    - Мы хотели бы посмотреть комнату.

    Номер оказался похуже, чем в приснопамятном "Арарате", но вполне приемлемый, а неразъемную "королевскую" кровать Аннабель пожелала применить по прямому назначению почти сразу после того, как они закончили перетаскивать вещи. Как с цепи сорвалась, довольно подумал Вадим, валяясь на кровати после окончания процесса и слушая плеск воды в душе. Как, однако, хорошо влияет на интимную жизнь небольшой скандал.

    - Классно было! - подруга, завернутая в полотенце, появилась из душа, - Спасибо тебе, Вадим!

    - Всегда рад, - улыбнулся он, - ты великолепна.

    Аннабель рассмеялась, и спросила:

    - Ты не проголодался? Кажется, я бы с удовольствием съела сейчас целую овцу!

    - Я бы съел вторую, - усмехнулся Вадим, - да и город хотелось бы посмотреть. Одевайся, красавица, я пока помоюсь. И кстати, прихвати свой балисонг. Пистолеты нам опломбировали, а ходить совсем безоружным как-то неохота.

    - Ты думаешь? - нахмурилась девушка.

    - Да. Я тоже свой карманный нож прихвачу. Не нравится мне этот забор и вооруженный охранник - если мотель прибегает к таким мерам безопасности, значит, в них есть необходимость.

    Переодевшись в джинсы, футболки и кроссовки, они вышли из мотеля и двинулись к центру города - в направлении, которое им указал охранник. На первый взгляд, Форт-Линкольн показался не столько опасным, сколько скучным: дома из серого кирпича, серые асфальтированные улицы, кое-где чахлые пучки зелени... Вдобавок движение на улицах было довольно бурным: постоянно катили машины - в основном большие джипы, вроде "Юконов" и "Блейзеров", и почему-то довольно много старых CJ. Пару раз проехали полицейские "Хаммеры" в бело-черной окраске, с буквами "FLPD" на дверях - надо полагать, это было сокращение от "Fort-Lincoln Police Department". Попадались и обычные дорожные машины, в основном класса люкс - в Новом Мире они смотрелись непривычно. Интересно, о чем думал владелец... ну хотя бы того красного "Мерседеса"-кабриолета, отправляясь на нем в мир, в котором почти нет асфальта, промелькнуло в голове у Вадима. Впрочем, достаточно скоро его мысли приняли другое направление: до чего же здоровый город, мы по нему затрахаемся ногами ходить. Надо было брать "Суфу" и ехать на ней. Или искать такси, если они здесь есть.

    Но прежде, чем эти мысли успели окончательно оформиться, они дошли до более гостеприимных мест. Улица расширилась в симпатичную площадь, окруженную деревцами и скамейками - табличка на столбе сообщала, что это была Пайонирс-Сквер, Площадь Пионеров то есть, а в центре площади красовался памятник, надо полагать, этим самым пионерам - три бронзовые фигуры с винтовками на гранитном постаменте. Правда, в отличии от того пионера, что был изображен на вывеске их мотеля, эти были одеты посовременнее - в джинсы, майки и бейсболки. Это явно покорители местной Америки, а не той, что на Старой Земле, подумал Вадим, пока они подходили к памятнику, и не ошибся - на полированной бронзовой табличке на постаменте было написано: "В честь группы первых поселенцев под руководством Криса Ферроси, прибывшей сюда 05.33.04. Поставлен    в 20-ю годовщину основания города". Вадим перевел взгляд на центральную фигуру памятника, изображавшую молодую худощавую женщину с короткой стрижкой. Это в лучшем случае Кристи, но никак не Крис, подумал он, хотя именно она изображает в скульптурной группе лидера и руководителя. А фигура справа - коренастый мужик с М14 под мышкой - явный негр. Похоже, к 20-летию города тут вовсю цвела и пахла политкорректность. В таком случае, второй мужик на памятнике наверняка должен изображать гомосексуалиста. Или это центральная женская фигура изображает лесбиянку, и местные жители это видят по каким-то незаметным для посторонних признакам? Ну что же, их право жить, как они хотят - мы в этом городе всего на одну ночь, а в Сионе, надеюсь, в такой фанатизм не впадают.

    Передохнув и освежившись в кафешке местным аналогом "Фанты" (впрочем, намного превосходящим прототип за счет натурального свежевыжатого апельсинового сока вместо сиропа с непонятным составом), они продолжили свою прогулку в сторону моря, ориентируясь по взятой в мотеле черно-белой схеме города. От площади шел широкий бульвар, также усаженный кустами и невысокими, молодыми деревцами в своей центральной, пешеходной части - Оушен-Авеню, судя по табличке, хотя океаном пока что и не пахло. С обоих сторон на бульвар выходили фасады магазинов, банков и адвокатских контор - надо полагать, это был центр местной деловой жизни. Другим концом бульвар упирался в Линкольн-Сквер, со статуей сидящего Линкольна - уменьшенной копией той, что стоит в мемориале Линкольна в Вашингтоне, который на Старой Земле. А уже за ней в просвете между домами мелькнуло море, и еще через пару минут Вадим и Аннабель стояли на смотровой площадке с видом на океан.

    Справа от них находился порт с парой бетонных пирсов и несколькими деревянными - довольно солидный порт, не меньше, чем в Порто-Франко, главной перевалочной базе Новой Земли. У пирсов стояло несколько кораблей, еще парочка болталась на рейде, ожидая очереди на разгрузку. Северная часть порта была отдана местному военно-морскому флоту, причем довольно солидному - у пирсов тут стояли два корабля весьма солидных для этого мира размеров, на каждом по три орудийных башни и по вертолетной площадке с солидным ангаром. Эсминцы, наверное, или фрегаты, подумал Вадим, в классификации боевых кораблей он разбирался слабо. На Новой Земле это, наверное, линкоры и авианосцы в одном лице - неуязвимое супероружие. Их дополняли пять корабликов поменьше - вроде того старого израильского ракетного катера, что стоит в музее ВМС в Хайфе, но без характерных граненых контейнеров с ракетами "Габриель", да и вообще без ракетных контейнеров - вооружение этих катеров ограничивалось орудийной башней на носу и спаренным зенитным автоматом на корме. Еще один такой катер стоял на дальнем рейде, прикрывая подходы к порту. Ракеты здесь непопулярны, подумал Вадим, возможно, их не так легко приобрести на Старой Земле, да и то сказать - кого ими топить? На катера хватит и снарядов, на грузовые суда - тем более, а линкороэсминцев таких, надо полагать, ни у кого больше нет, кроме АСШ.

    За портом и военно-морской базой, вдалеке    просматривался аэродром, с которого как раз взлетал маленький яркий самолетик, и дальше там уже ничего не было видно. Вадим перевел взгляд вниз - здесь располагались верфи, и на стапелях вовсю шла работа: на ближнем стояло почти готовое к спуску на воду грузовое судно с непривычно большой надстройкой, а чуть дальше виднелись балки набора - здесь строительство только началось. А не маленькие кораблики, прикинул Вадим, длиной под сотню метров оба. И и надо полагать, что и это не предел - линкороэсминцы наверняка строились на этих же верфях. Таким темпом тут и до супертанкеров дойдут потихоньку, тем более что производители и потребители нефти и на Новой Земле оказались в разных местах. А вон, кстати, и нефтеперегонный завод виднеется. Да, похоже промышленность здесь есть, возможно даже хайтек найдется. Вот только оседать в местной Америке как-то неохота - уж очень тут мрачно и уныло.

    - Но это очень богатый город, - осторожно возразила Аннабель, когда Вадим поделился с ней своими мыслями, - смотри, здесь все улицы покрыты асфальтом, и много дорогих машин.

    - Все эти роскошные машины Старой Земли стоят здесь недорого, потому что могут ездить только по асфальту, и из города на них не выехать.

    - Но здесь много больших дорогих джипов. И смотри какой у них военный флот, и какие заводы. Это развитая страна, я думаю, здесь и работы хорошей много, и зарплаты высокие.

    - А еще здесь много заборов и охранников, - хмыкнул Вадим, - но оружие носить запрещено почему-то. И мне это внушает подозрение.

    Хотя в Израиле было практически так же, вспомнил он. Много заборов, много охранников, а разрешение на оружие попробуй получи. И там мне это казалось вполне приемлемым. Как быстро меняются взгляды - я всего две недели в Новой Земле, и за это время привык постоянно ходить с пистолетом и уже застрелил двоих, защищая свою жизнь и жизнь подруги. И временное, меньше чем на сутки, отсутствие пистолета на поясе тепрь вызывает дискомфорт - постоянно рука тянется проверить, не забыл ли я чего-либо.

    - В Израиле тоже многие ходили без оружия, - надо полагать, Аннабель пришли в голову те же мысли, - и во многих местах на Старой Земле.

    - Во-во. А мы хотели в Новую Землю, в новый мир. Так зачем, попав в новый мир, стремиться запереться в копии старого?

    - А в Сионе не так?

    - Не знаю. Надеюсь, что не совсем так, но в любом случае - завтра мы это увидим. А сейчас давай поужинаем - вон ресторанчик какой-то.

    Ресторанчик назывался странновато - "Миллион", но стейки и "хоум фрайз" в нем были выше всяких похвал, да и повсеместный "Нойехафен" в этом ресторане тоже имелся. Время за ужином пролетело незаметно, и когда спустя пару часов, сытые и довольные, они вышли на улицу, уже совсем стемнело. Город и здесь предъявил приятный сюрприз, привет со Старой Земли: на улицах горели цепочки фонарей, хотя и довольно редкие. Вадим взглянул на часы - 24:38 - и решил, что в городе вряд ли остались достопримечательности, достойные осмотра, а ночную жизнь лучше проводить в постели с подругой.

    - Ух, хорошо посидели! - объявил он, почесывая живот, - Интересно, здесь такси есть? Неохота шагать такое расстояние пешком.

    - Может быть, - покачал головой подруга, - Попросим кого-нибудь из работников ресторана заказать нам такси сюда?

    - Хорошая идея, - кивнул Вадим.

    Местное такси, как оказалось, стоило недешево - десять экю, включая вызов, но вариантов было немного - общественный транспорт и в староземельной Америке был не слишком развит, а здесь и вовсе не существовал.    Другим сюрпризом оказалось время ожидания - такси обещали не раньше, чем через полчаса, и в ожидании машины Вадим и Аннабель решили выйти наружу, размять ноги.

    Снаружи было ненамного веселее: кроме ресторанчика и смотровой площадки смотреть было не на что, даже порт и верфи тонули в темноте, рассеиваемой редкими фонарями. Они уже собирались вернуться внутрь и выпить еще по стакану "Нойехафена" , когда Вадим заметил в сотне метров от них, в направлении порта, большой обнесенный забором участок, уставленный разноцветными джипами CJ - явно площадку автоторговцев. В домике под огромной вывеской "American Legend" горела пара окон, показывая присутствие человека, и Вадим предложил:

    - Пойдем глянем, почем тут джип. Мне же скоро надо будет новый покупать.

    Аннабель кивнула, но без особого восторга. Все еще не может смириться, что это "мне", а не "нам"? - мимолетно подумал Вадим, шагая к площадке.

    Вопреки ожиданию, ни на одном из джипов - а их было не меньше дюжины, длинных и коротких, с брезентовыми тентами или с жестким верхом, и самых разных цветов - не было таблички с ценой. Ворота на площадку были заперты, как и двери домика. Похоже, торговля давно кончилась, разочарованно подумал Вадим, а в домике - охранник, и хрен он выйдет, чтобы рассказать мне про цены. Он вздохнул, собираясь идти назад, к ресторану, и в этот момент сзади раздался выкрик:

    - Эй, сеструха, бросай этого беленького и пошли с нами!

    Ой бля, подумал Вадим, медленно оборачиваясь. Он увидел, то, что ожидал: негры, четверо, в типичном хип-хоповском прикиде: штаны на середине яиц, длинные майки, бейсболки козырьком назад, толстенные цепи... Весело и добродушно улыбаются, но явно ненадолго. Ствола нет, только карманный нож, а уж что у этих нигга гангста спрятано под безразмерными майками - иди знай. Подошли со стороны порта, но заходят сзади, прижимая их к забору. Хреново. Главное - не показывать страха, тогда они точно бросятся.

    - Нам и вместе хорошо, - сказал он как можно более твердым тоном, - девушка не заинтересована.

    Негры расхохотались.

    - Эй, беленький, она не твоя собственность! - выкрикнул один из них, - Может сама решать!

    - Рабство давно отменили, если ты не заметил! - добавил второй, - А если ты не слышал, так мы тебе сейчас объясним!

    А проход к ресторану они держат открытым, заметил Вадим. Поощряют нас бежать, понял он, но если мы побежим, они бросятся сразу. Охранник площадки наверняка вооружен, но эта банда его явно не опасается, так что и нам рассчитывать не на что. Да и на персонал ресторана непонятно, можно ли рассчитывать. Похоже, драки не избежать, и без потерь не обойдется. Полная жопа.

    - Мы тебя сейчас освободим, сестричка! - выкрикнул один из негров и шагнул вперед. Секунду спустя шагнули и остальные, приближаясь.

    - Я уже свободна! - выкрикнула Аннабель, - Валите отсюда, мне хорошо и с моим партнером!

    - С этим беленьким хлюпиком?! Да он тебя даже трахнуть по-настоящему не может!

    - Ты тоже не сможешь! - Аннбель рванула руку из кармана и крутанула в воздухе, открывая балисонг, - Потому что я тебе сейчас яйца отрежу!

    Вот это да! - подумал Вадим, раскрывая нож. Ну что же, драка так драка. Главное - не бояться.

    - Идите сюда, засранцы! - выкрикнул он.

    Их решимость, по-видимому, смутила негров, и они остановились.

    - Эй, сестричка, не делай глупостей! - выкрикнул один из них.

    - Уберите ножи, и никто не пострадает! - добавил другой.

    - Валите отсюда, и вы не пострадаете! - ответил Вадим.

    - Какого хрена! Пристрели их, Шакур! - предложил один из негров. Это пиздец, подумал Вадим, против огнестрела с ножами много не навоюешь. Но вместо того, чтобы стрелять, банда вступила в оживленную дискуссию:

    - Эй! А девка! Я только собрался поразвлечься с этой сучкой!

    - Ну так иди и развлекайся, мы присоединимся, когда ты заберешь ее зубочистку!

    - Иди на хуй, Делмар! Шакур, прострели сучке руку!

    - Я тебе что, ебаный снайпер?!

    - Полиция! - заорал один из негров, и в ту же секунду стена здания позади банды осветилась голубым проблеском. Все четверо тут же забыли о своих планах, поддернули штаны и кинулись в сторону порта. В считанные секунды покрыв три десятка метров, негры попрыгали в стоявшую у обочины серебристую "Ауди"-кабриолет с помятым задним бампером, взревел мотор и банда пропала в ночи.

    - Уф, пронесло, - выдохнул Вадим, убирая нож в карман, и повернулся к подруге: - Спасибо, сладкая, ты молодец! Я знал, что на тебя можно положиться!

    Они все еще стояли обнявшись, когда рядом затормозил полицейский "Хаммер", и водитель в темно-синей форме поинтересовался:

    - У вас все в порядке? Никто не пострадал?

    - Мы в порядке, - кивнул Вадим, - банда убежала, только что. Чeтверо черных, в серебристом кабриолете "Ауди" с разбитым задним бампером, минимум один вооружен. Я слышал имена Шакур и Делмар.

    - Ясно, - лицо полицейского приняло кислое выражение, - хотите поехать в участок и заполнить заявление? Имейте в виду, у нас здесь нормальный суд, не те "суды кенгуру", которые распостранены на других территориях, и вам потребуется давать показания в ходе всего процесса.

    - И этот процесс занимает годы, - понимающе кивнул Вадим, - Спасибо за предложение, но мы покидаем город завтра утром.

    - Вам виднее, - с некоторым облегчением кивнул полицейский.

    - Мы могли бы сэкономить немало денег вашим налогоплательщикам, если бы нам не опечатали пистолеты, - сказал Вадим, - но теперь это уже не важно, конечно. Спасибо, что вы приехали вовремя и выручили нас, но боюсь, не всем, кто встретит этих ребят, будет так везти. Но это же не важно, главное - что суд не "кенгуру", не так ли?

    Полицейский вздохнул и помолчал несколько секунд, а потом спросил:

    - Можем ли мы вам чем-нибудь помочь? Отвезти вас в гостиницу?

    - Нет, спасибо. Мы заказали такси, оно должно скоро подъехать к ресторану "Миллион".

    - В таком случае, приятного вам вечера.

    - Спокойного дежурства, - пожелал Вадим, и "Хаммер" покатил вниз, в сторону порта, а они зашагали к ресторану.

    У дверей их встречал солидный мужчина в отглаженной рубашке и элегантных брюках - не то менеджер, не то и вовсе владелец. С элегантным образом резко контрастировал помповый дробовик "Бенелли Нова" у него в руках.

    - Вы психи! - объявил им ресторатор, - Ну чего вы потащились в эту темноту, видно же, что здесь места такие, что к ночным прогулкам не располагают! Хорошо, я вовремя заметил этих ублюдков и вызвал полицию!

    - Спасибо, - кивнул Вадим, - хреново у вас тут без оружия.

    - Да ладно, - отмахнулся ресторатор, - на Старой Земле не лучше было. По пиву для успокоения нервов, за счет заведения?

    Такси - желтый "Исузу Родео" с полоской шашечек вдоль корпуса - подъехало вскоре после того, как они допили "Нойехафен", и дорога до мотеля прошла без дальнейших приключений. Охрана за это время сменилась, и к воротам вышел молодой парень в легком бронежилете и с МП-5 на плече. Задав им пару вопросов, потребовав продемонстрировать ключ и осветив фонарем окрестности, чтобы убедиться, что в темноте не прячется банда злодеев, готовых ворваться в "Пристанище пионеров", он наконец впустил их внутрь.

    Около соседнего с ними домика стоял мужик в джинсах и майке - тот самый отец семейства на "Чероки", который вселился вместе с ними - и курил сигару.

    - Добрый вечер! - поприветствовал он подошедших Вадима и Аннабель.

    - И вам добрый вечер, - почти одновременно ответили Вадим и Аннабель.

    - Вечерний город смотрели?    - поинтересовался курильщик, - Насколько я помню, здесь не слишком хорошо с достопримечательностями. Типичный промышленный город Северо-Востока, и даже без истории пока что.

    - Зато банд тут хватает, - вздохнул Вадим, - и подозреваю, что это как-то связано с тем, что местным и приезжим запрещается носить оружие.

    - Правильно подозреваешь, - рассмеялся мужик, - поэтому многие приезжие, да и местные тоже, делают вот что.

    Быстро оглянувшись, он переложил сигару в левую руку, наклонился и поддернул штанину, продемонстрировав кобуру с маленьким револьвером на правой лодыжке.

    - "Чартер Андеркавер". Простая, надежная и недорогая штучка, специально для визитов на территорию АСШ. Хотя в принципе подойдет любой маленький револьвер или пистолет, 32-го калибра и выше. Просто рекомендация.

    - "Лучше пусть судят двенадцать, чем несут шестеро"? - понимающе кивнул Вадим.

    - Именно! - ухмыльнулся курильшик, - Но обычно до этого не доходит. Орденские правила везде едины, и в случае явного бандитизма здесь можно даже премию получить. В менее явных случаях, конечно, можно рассчитывать на штраф за незаконное ношение оружия и на конфискацию.

    - И это все? А штраф большой?

    - Нет, это в дополнение. А остальное - как и везде. Единственная разница - за явную уголовщину тут не повесят, а посадят. Штраф - пятьсот экю, или три месяца исправительных работ, если нету, так что мой совет - на всякий случай, держите наготове пять сотен, а ствол "специально для ночей в АСШ" выбирайте подешевле, чтобы не так жалко было терять в случае конфискации.

    - Нам надо будет прикупить пару маленьких пистолетов, - сказала Аннабель, когда, пожелав курильщику спокойной ночи, они вошли в свой номер, - вдруг еще раз придется через АСШ ехать. Я чуть не описалась от страха, когда к нам прицепились эти уроды.

    - Я, если честно, тоже, - усмехнулся Вадим, - но ты держалась молодцом, принцесса!

    - У меня не было выбора, - улыбнулась та, - я не хочу подвергнуться групповому изнасилованию,    даже если его прикрывают все эти красивые слова про "сестру" и "освобождение". Не говоря уж о том, что они могли и убить нас.

    Да уж, подумал Вадим. Могло получиться очень хреново. И это она еще тактично не упомянает, что это я сам потащился и потащил ее к площадке. На джипы захотелось посмотреть, ага. Ну вот и посмотрели, причем не только на джипы. И выводы я для себя сделал, сразу несколько. Во-первых, в местах, где оружейная политика напоминает староземельную, и вести себя нужно по-староземльному, и туда, где темно и пусто, просто не лезть. Во-вторых, в городах на территории АСШ по возможности не остaнавливаться. В-третьих, на случай если останавливаться придется, прикупить пару дешевых карманных пистолетов, это Аннабель верно заметила. Кстати, еще один вывод: на Аннабель я снова могу полагаться. И наконец, главное: если в Сионе такая же фигня творится, то надо будет быстро найти Алекса Шварцмана, отдать ему машину, купить другую - и ехать в более подходящие места. Израиль или не Израиль, но я там точно не останусь, при таких раскладах.

    1)18-колесник - распостраненное в США название большегрузного седельного тягача с полуприцепом.

    

    Новый Израиль, Сион, 33 число 4 месяца 26 года, среда, 18:00


    Блокпост на южном выезде из Форт-Линкольна почти не отличался от того, через который они въехали с севера, разве что солдат здесь было чуть поменьше. Вадим протянул оба их Ай-Ди подошедшему сержанту и нетерпеливо потянулся за оружейной сумкой, но как оказалось, здесь был еще один этап в процессе.

    - Вы направляетесь в Сион? - спросил сержант, возвращая отсканированные Ай-Ди.

    - Да, - кивнул Вадим.

    - В таком случае, вы должны заплатить сбор за проезд, двадцать экю, - заявил сержант.

    - Чего вдруг? - возмутился Вадим.

    - Сбор на поддержание дороги и взаимное финансовое урегулирование. Таков закон, - да, точно, вспомнил Вадим, Авнер же говорил. Мелкие пакостники, но вариантов немного.

    - А если бы я сказал, что мы не в Сион едем? - ядовито поинтересовался он, протягивая сержанту купюру.

    - Так по этой дороге только в Сион и можно попасть, - ухмыльнулся сержант, выписывая квитанцию - ну и еще на несколько ферм неподалеку, но у всех фермеров на машинах наклейки на стекле. Кроме того, на въезде в Новый Израиль у вас потребуют предъявить вот эту квитанцию, и если не будет - придется заплатить в двойном размере.

    - Ясно, - вздохнул Вадим, - берете, потому что можете. А теперь распечатай нам оружейную сумку.

    К югу от Форт-Линкольна тянулась все та же узкая лента асфальтовой дороги, казавшаяся тут невероятным техническим достижением. Все так же по сторонам дороги довольно часто появлялись фермы, а на дороге периодически попадались машины - все те же джипы и пикапы, изредка - 18-колесники, а однажды их даже обогнала BMW-"семерка", смотревшаяся здесь диковато. Слева от дороги периодически мелькало море, справа тянулась нитка железной дороги. Примерно через час море пропало, местность стала более холмистой, а на горизонте справа от дороги обрисовались силуэты гор. Спустя еще час они миновали, не останавливаясь, форт-заправку - природа пока еще никуда не звала, а еще примерно через полчаса вдоль дороги появились указатели с призывом снизить скорость и какие-то неказистые постройки у дороги - первый увиденный Вадимом в Новой Земле пограничный КПП. Выглядел он, впрочем, гораздо скромнее тех блокпостов, что защищали въезды в Форт-Линкольн: пара белых караванов, пара контейнеров, несколько позиций из мешков с песком - причем направленных не друг на друга, а наружу, обеспечивая круговую защиту обоих КПП. Рядом торчала вышка ветряка - судя по всему, общая, а на "нейтральной полосе" между караванами были не цветы, как в песне Высоцкого, а пара дощатых столов и мангал. У ближнего каравана, над которым развивался флаг АСШ, стоял армейский "Хамви", а у дальнего, под флагом Нового Израиля, был припаркован "Томкар" маскировочных расцветок, но солдаты в одинаковом пустынном камуфляже и с одинаковыми карабинами М4, крутившиеся на КПП, на первый взгляд ничем не отличались. Один из солдат поднял ладонь, требуя остановиться, Вадим сбросил скорость, и "Суфа" замерла на обочине между двумя караванами, как раз напротив столов.

    - Добрый день, - поприветствовал их подошедший солдат, на рукаве у него красовалась двойная капральская нашивка, - квитанция сбора за проезд у вас при себе?

    - Конечно, - кивнул Вадим, извлекая из кармана квитанцию, - хотя цель этого сбора я не понимаю.

    - Это рэкет такой, - пояснил другой подошедший солдат.

    - Иди на хрен, Рафи, - беззлобно бросил капрал.

    - После тебя, Джефф, - ухмыльнулся подошедший; заметно было, что такая дружеская пикировка была им привычна.

    Судя по имени и акценту, этот Рафи и есть наш человек, подумал Вадим. И если присмотреться, местные израильтяне немножко все же отличаются: снаряжение - вест вместо подвесной системы, рукава закатаны, верхняя пуговица расстегнута, да и в кокардах на кепках явно вырисовывается маген-давид. Но вообще интересно, что местные израильтяне позаимствовали камуфляж - на Старой Земле ЦАХАЛ это одна из последних армий на планете, воюющих в хаки. Рафи, тем временем, несколько секунд разглядывал полную барахла "Суфу", а потом поприветствовал их на иврите:

    - Я вижу, вы патриоты израильской автопромышленности, молодцы! Переселяетесь к нам?

    - Там видно будет, - улыбнулся Вадим,    - пока мы хотим посмотреть.

    - Вам понравится, - улыбнулся Рафи в ответ, - видно, что вы толковые ребята, и в Сионе не пропадете. Добро пожаловать в Новый Израиль!

    На первый взгляд Новый Израиль ничем не отличался от АСШ: все та же петляющая между холмами узкая лента асфальта, укрепленные фермы по сторонам и не слишком бурное движение. Ничем выдающимся, кроме вывесок и меню на иврите, их не поразил и форт-заправка, попавшаяся им через час после того, как они выехали с пограничного КПП. А еще через пару часов,когда солнце уже стояло в зените, с очередного холма они увидели город, и минут десять спустя остановились на блокпосту.

    Сам сионский блокпост почти не отличался от тех, что располaгались на въездах в Форт-Линкольн: такое же солидное, хорошо укрепленное сооружение, способное выдержать атаку толпы боевиков со всех сторон и артобстрел, причем одновременно. Судя по всему, его возвели по тому же проекту еще в "американский" период истории города, и местные израильтяне использовали теперь по прямому назначению лишь небольшую часть: Вадим заметил всего два крупнокалиберных "Браунинга", лишь у одного из которых стоял стрелок. Других солдат в поле зрения и вовсе не было видно, пока их джип не замер у опущенного шлагбаума.

    - Добрый день, - поприветствовал он их на английском, - Ваши Ай-Ди, пожалуйста. Это "Суфа" у вас, я вижу. Вы из Израиля переселились?

    - Да, - кивнул Вадим.

    - Я немного говорю на иврите, - перешел на иврит солдат: слова он подбирал не без труда, и явно говорил именно что "немного", - Вы совершаете репатриацию в Новый Израиль?

    - Мы хотим пожить и осмотреться, - кивнул Вадим, мимолетно подумав, насколько правомерен термин "репатриация" в отношении территории, на которой никогда не жили евреи.

    - Добро пожаловать, - радостно кивнул солдат, - у нас хорошо. Вам стоит зайти в Министерство Абсорбции, оно на углу Второй Авеню и Ха-Халуцим.

    - Прямо-таки Министерство? - удивился Вадим, - с министром? Не говори мне, что тут и Кнессет есть с политическими партиями, - и если есть, подумал он, то надо возвращаться в Порто-Франко, ставить палатку напротив "Металлов Авнера" и спасать тех лохов, которым он будет лапшу на уши навешивать.

    - Отдел по приему переселенцев, - успокоил его солдат, вновь перейдя на английскй, - так это на иврите называется. Министра нет, конечно же, и Кнессета нет - есть собрание граждан.

    - Ладно. А где ты можешь посоветовать остановиться? - наверняка дежурящие на въездных блокпостах по всей Новой Земли получают неплохие деньги от местных гостиниц и мотелей, за то что дают нужную рекомендацию, промелькнуло у него в голове.

    - Гостиница "Инбар", Топхилл-стрит, 23. Если заказать у них сразу на две недели, они дают хорошую скидку.

    - "Инбар" так "Инбар", - кивнул Вадим, - а как нам до этой Топхилл-стрит добраться?

    Солдат подробно объяснил ему дорогу и вручил ксерокопию карты города, а потом шлагбаум поднялся, и они въехали в Сион.

    - Он даже не спросил про оружие, - с улыбкой сказал Вадим подруге, - и это хороший знак. Да и город выглядит посимпатичнее - вместо серого цвета построек здесь преобладает белый.

    - Здесь продают роскошные машины, - добавила Аннабель, кивнув огороженную бетонную площадку под навесом - там стояли несколько "Мерседесов" и BMW и какой-то американский спорткар. На вывеске над навесом было написано "Classic Luxury Cars". Не тут ли наши знакомцы из Форт-Линкольна купили свою серебристую "Ауди"? - промелькнуло в голове у Вадима.

    - Да, здесь они стоят дешево, - сказал он, - посколку бесполезны вне асфальта. А асфальта пока еще очень мало.

    - Здесь, в Сионе, улицы асфальтированы. Если мы остаемся в городе, может быть, купим "Мерседес", когда ты отдашь джип тому человеку?

    - А если придется выехать из города?

    - Куда?

    - Там видно будет, - а может, и в самом деле купить "Мерседес", подумал он. Если ехать никуда не придется, то в качестве городской машины это может оказаться прикольным.

    Гостиницу "Инбар" - длинное двуэтажное здание с балконом-галереей, покрытое белой штукатуркой - они увидели почти сразу, как только свернули на Топхилл: над плоской крышей красовались двухметровые буквы названия, на английском и иврите. Никаких заборов и охранников в самой гостинице не было, и не сказать, чтобы чувство безопасности Вадима сильно от этого страдало. Цена же за две недели и вовсе оказалась приятным сюрпризом - всего сто двадцать экю.

    Комната на втором этаже, со входом с галереи, тоже оказалась в самый раз, хотя до "Арарата" все еще не дотягивал. Приятным сюрпризом оказался "митбахон" - крошечная кухонька с электроплиткой, микроволновкой и маленьким офисным холодильником. Теперь не надо будет искать кафе и ресторанчики трижды в день, подумал Вадим, подходя к окну и открывая пластинки жалюзей. Окинув взглядом мешанину крыш - черепичных и плоских бетонных, многие из которых были украшены солнечными бойлерами, он улыбнулся и повернулся к подруге:

    - Ну, похоже доехали. Что скажешь, сладкая - потрахаемся сейчас, или сначала принесем из машины вещи на следующую пару недель?

    - Сначала вещи, - улыбнулась Аннабель, - а потом остальное, озабоченный. И кстати, я бы поела чего-нибудь.

    - Сначала остальное, потом обед, - улыбнулся в ответ Вадим.

    На вопрос "где бы поесть?" девушка на ресепшене прежде всего поинтересовалась, интересует ли их кошерная еда, и получив ответ в духе "однохренственно", сообщила, что ближайшее заведение находится в паре улиц отсюда, в начале Пятой Aвеню , называется "Стейкият Ха-Ахим"(1) и оно в любом случае кошерное. Судя по названию - традиционный израильский фастфуд, вроде шашлычной "Эзра", где он съел свой последний обед на Старой Земле, подумал Вадим и не ошибся - это действительно оказалась типичная израильская закусочная с традиционными мангалами и хумус-чипс-салатом. Разве что не менее традиционную кока-колу здесь заменили пиво и соки - впрочем, на эту замену причины жаловаться не было. Также традиционно низкими оказались цены - две порции "иерусалимской смеси"(2) со всеми добавками и графин свежевыжатого апельсинового сока обошлись всего в шесть экю.

    - Вот, поели, теперь можно и поспать, - ухмыльнулся Вадим, сыто откидываясь на стуле.

    - Чего? - удивилась Аннабель.

    - Цитата из русского мультика, - пояснил Вадим и перевел, - про Винни-Пуха, знаешь такого?

    - Ну да, - Аннабель улыбнулась, - такой желтый медведь в красной рубашке.

    - Что за глупости! - возмутился Вадим, - Винни-Пух - черно-коричневый, а не желтый. Ну где ты видела желтого медведя, да еще и в рубашке?

    - А где ты видел говорящего медведя? - не осталась в долгу подруга. Вадим фыркнул, и Аннабель поинтересовалась: - Так что, идем в гостиницу, спать?

    - Нет, - ответил Вадим, разворачивая на коленах карту Сиона, - так, вот мы где, Пятая Aвеню. А вот, соответственно, Вторая, и вот он угол с Ха-Халуцим. Это совсем рядом, так что мы сейчас пойдем навестим местное Министерство Абсорции. Посмотрим, что они нам тут могут предложить.

    Местный Отдел по приему переселенцев занимал несколько комнат на втором этаже трехэтажного офисного здания вполне староземельного вида, и на табличке у входа рядом с надписью на английском действительно находилось ивритское "Мисрад Ха-Клита"(3). Велик и могуч язык иврит, хмыкнул Вадим, входя внутрь. Новый Израиль, по-видимому, не рушился под наплывом переселенцев: из двух кабинетов с табличкой "Прием и информация для новых переселенцев" один был открыт, и молодой парень с французской бородкой, по давней традиции израильских клерков, пил кофе за компьютером. Появление Вадима и Аннабель заставило его прервать этот важный процесс, но принял он их вполне приветливо:

    - Здравствуйте, и добро пожаловать в Новый Израиль! Вы предпочитаете на английском общаться, или на иврите?

    - На иврите, - кивнул Вадим.

    - Отлично, - перешел на иврит клерк, - итак, вы из Израиля, как я понимаю, и хотите поселиться здесь?

    - Обдумываем этот вариант, - улыбнулся Вадим, - конечно, хотелось бы жить со своими, но многое зависит от того, что нам здесь смогут предложить.

    - "Корзину абсорбции" мы не выплачиваем, - улыбнулся парень, - здесь придется работать. Наш Отдел только предоставляет информацию и содействие в поисках жилья, работы, школы для детей и всего такого.

    - В общем, это то что мне нужно. Я младший инженер-электронщик, я могу рассчитывать здесь на работу по специальности?

    - Прямой подход, мне это нравится - улыбнулся парень и протянул руку, - Орен.

    Вадим и Аннабель представились, и парень покачал головой:

    - Аннабель? Красивое имя, но необычое для эфиопки. Как я понимаю, ты поменяла его при переходе?

    Аннабель промолчала. Ну вот, подумал Вадим, сейчас она подтвердит, а Орен позовет из соседней комнаты настоящую эфиопку - мол, пообщайтесь, сообщинницы, и тут-то ее и раскусят. И пребывание их в Новом Израиле начнется с левой ноги - врунов в этом мире не уважают нигде. По-видимому, те же соображения пришли в голову и Аннабель.

    - Я не эфиопка, - сказала она, - Я с Берега Слоновой Кости, и прибыла в Израиль, что на Старой Земле, как беженка. Вы не принимаете здесь африканцев, которые не эфиопские израильтяне?

    - Мы этой фигней не заморачиваемся, - ухмыльнулся Орен, - и принимаем каждого, кто соблюдает наши законы и не мешает жить окружающим.

    Аннабель облегченно вздохнула, да и Вадим улыбнулся - приятно, что подруга не наделала глупостей, но вдвойне приятно, что глупости перестали делать соотечественники.

    - Так что насчет работы? - вновь спросил он, - Для меня это очень важный критерий.

    - Особого хай-тека здесь нет, - Орен забарабанил по клавиатуре, - есть софтверные компании, две штуки, но они ищут программистов, и как я понимаю это не твоя область, - Вадим кивнул, и Орен продолжил, - есть "СкайСервис", компания по ремонту и обслуживанию БПЛА, можешь попробовать туда подать. Есть телекоммуникационный отдел в муниципалитете, они сейчас не набирают. Есть компания сотовой связи... как ты в сотовой связи?

    - Пока никак, - вздохнул Вадим, - но если там опыта не требуется, с удовольствием выучу. Куда я могу послать резюме? Я так понимаю, у вас тут Интернет и мейлы имеются?

    - Нет, это не Интернет, это городская сеть. В основном в конторах и бизнесах, хотя некоторые себе дома ставят. А кое-какие адреса я тебе потом дам. Здесь принято звонить или приходить лично. Кроме того, рекомендую записаться в пару контор по трудоустройству, и читать объявления "Требуются" в газетах. Их здесь две - англоязычная "Zion Star" и ивритская "Коль Цион"(4). Купить можно в большинстве продуктовых лавок и в книжных магазинах.

    - О'кей, понятно. А что тут с налогами?

    - Гораздо лучше, чем в том Израиле, что остался на Старой Земле, - улыбнулся Орен, - пятнадцать процентов от зарплаты, если не хочешь делать милуим. Если хочешь - то пять процентов, а если у тебя еще и машина армейского образца и в мобилизационном списке, то и вовсе освобождение от налога. Если остаетесь - пойди в Мобилизационный центр, он находится в Северном Арсенале, в начале улицы Ха-Йецира, и там либо встань на учет, получи снаряжение и припишись к части, либо заяви, что служить не будешь.

    - А женщины у вас тоже служить должны? - поинтересовалась молчавшая до этого момента Аннабель, - И как у них с налогами?

    - Пять процентов от зарплаты. У нас обязаловки нет, и специального поощрения для женщин тоже нет, но если кто захочет служить - место найдется. Кроме того, всегда можно вступить в территориальную оборону - налоговой скидки это не дает, но есть скидка на боеприпасы, да и вообще понимание тогу, куда бежать и в кого стрелять в случае чего.

    - Понятно, - кивнул Вадим, - а как здесь насчет цен на жилье? В том Израиле, что остался на Старой Земле, это сейчас достаточно болезненный вопрос.

    - Жилье здесь недорогое, - успокоил Орен, - налогов минимум, земля дешевая, потому что ее пока много, да и стройматериалы местные. Вас аренда или покупка интересует?

    - Сейчас - аренда, но и про покупку тоже интересно.

    - Аренда начинается с двухсот экю в месяц - за эти деньги можно получить квартиру-студию. За 250-300 - уже можно снять двухсемейный коттедж, трехкомнатный, а за 500 - хорошую виллу в 5-6 комнат с большим участком. Цены на покупку, соответственно, от 50 тысяч за однокомнатную, 70-80 за трехкомнатный двухсемейный коттедж, а вилла будет стоить хорошо за сотню. У вас дети есть?

    - Нет, мы только познакомились пару недель назад.

    - Ну, тогда вилла вам не нужна пока. Хотя, конечно, если хотите и можете себе позволить - почему нет?

    - Хорошо бы, но увы, - вздохнул Вадим, и вспомнив доносившиеся до него отголоски "языковых войн" в республиках бывшего СССР, поинтересовался: - а как здесь языковой вопрос решен, какой язык официальный - иврит или английский?

    - Оба, - улыбнулся Орен, - вывески все на обоих языках, в любом бизнесе или учреждении можно получить обслуживание на любом языке, по выбору. Улицы есть с ивритскими названиями, а есть с английскими - но это исторически сложилось, кто улицу строил и заселял - тот и называл. Почти все население владеет обоими языками, хотя, конечно, на разных уровнях. Школы есть ивритские с усиленным изучением английского, а есть англоязычные, с усиленным изучением иврита. В университете, правда, преподавание на английском...

    - А у вас и университет есть? - Удивился Вадим.

    - Ну да. ZTU - Zion Technical University. Инженеров готовит, геологов, прочие востребованные здесь профессии. Даже медицинский факультет есть, с местной спецификой, и Университетская больница при нем. Многие студенты - с других территорий, приобретают полезные профессии. Уникальный научный центр, здесь только в Русской Республике что-то похожее есть. Кстати, для местных жителей действует система скидок при оплате учебы, так что если остаетесь здесь - за высшее образование для своих будущих детей можете не беспокоиться.

    - Спасибо, - смущенно улыбнулся Вадим, бросив взгляд на подругу - она тоже улыбалась кончиками губ. Мы знакомы всего две недели, и за это время не обошлось без кочек, подумал он. Пожалуй, о детях говорить несколько преждевременно, но пойди объясни это израильтянину. А особенно в мире, где доминируют традиционные ценности с их "плодитесь и размножайтесь, и наполняйте эти пустынные земли". Похоже, скоро этот вопрос встанет в полный рост, прежде всего в форме требования формально зафиксировать отношения. Кстати...

    - А как тут обстоят дела с взаимоотношениями религии и государства? - поинтересовался он, - А то мы тут в кошерном заведении обедали...

    - Кошерных ресторанов и закусочных много, как и кошерных продуктовых магазинов - большинство израильтян в смысле еды весьма консервативны. Но если у тебя другие вкусы - мест, не соблюдающих кашрут, гораздо больше. Есть и несколько синагог, разных общин, Но религиозных евреев в городе очень мало - они вообще не слишком стремятся на Новую Землю. Религиозные сионисты не стремятся, потому что это не та Земля Израиля, которая богом завещана, а ультрарелигиозные - потому что у них запрет на ношение оружия, да и с тяжелой физической работой отношения сложные. А кто все же попадает - в основном оседает в Форт-Линкольне. Так что если ты религиозного диктата боишься, то можешь успокоиться.

    - А католические церкви в городе есть? - поинтересовалась Аннабель.

    - Есть одна, - кивнул Орен, - так-то выходцы из Америки здесь больше протестанты. Впрочем, и они в основном светские, не Техас с Конфедерацией.

    - А что здесь с медициной? - поинтересовался Вадим.

    - Примерно как в Израиле. Три больничные кассы, обязательная медстраховка. С кассами работают частные врачи, если что серьезное - есть Университетская больница, кстати, одна из лучших на Новой Земле.

    - Прямо райское место ты нам описываешь, - хмыкнул Вадим, - а недостатки в Новом Израиле есть?

    - Есть, конечно, - Орен ухмыльнулся, - местность уже неплохо освоена, ковбойско-первопроходческой романтики нету. Если любите настоящие приключения - Сион не для вас. Хотя можно, конечно, найти работу, связанную с поездками в более дикие края. Или просто гулять ночью в одиночку по саванне - рано или поздно приключения вас там найдут. Промышленность, опять же, есть, но ограниченная - даже до Портсмута и Форт-Рейгана не дотягивает, не говоря уж о Демидовске. Тем, кто хочет видеть Новый Израиль еврейским государством с нормами иудаизма во всех аспектах повседневной жизни, здесь может быть некомфортно - впрочем, судя по акценту, ты русский, а твоя подруга вообще африканка, так что вы, наверное, сильно страдать не будете.

    - На нормы иудаизма мне пофиг, - кивнул Вадим, - даже лучше, когда я могу есть что угодно и где угодно, например, а не только в специальных местах и по завышенной цене. Но я так заметил, тут все народы имеют свои страны. И русские, и арабы, и немцы, и индийцы, у американцев вон, аж четыре страны - на любой вкус. Даже у румын, вон, своя страна, хотя и не супер что. И только евреев в очередной раз оставили без своего государства. Несправедливо это как-то.

    - Мир вообще несправедлив. Население той, староземельной Америки - за триста миллионов, и люди оттуда переселялись сотнями тысяч, так что им на любой клуб по интересам народу хватало. А в Израиле населения мало, переселялось сюда гораздо меньше, только на город с окрестностями и набралось. Ну и отцы-основатели лопухнулись, когда принимали решение влиться в АСШ. А потом состав населения поменялся, и что теперь - гражданскую войну с этнической чисткой надо было устраивать, чтобы иметь свою страну с еврейским большинством? Так нас бы АСШ зачистили, при поддержке Ордена и всего местного "прогрессивного человечества" Или бросать все и уходить в неосвоенные тизельнабби(5), чтобы там начинать с чистого листа? Тоже, знаешь ли, нелегко, и мало кто захотел. Не говоря о том, какую фору в развитии получили бы за это время прочие страны - при таком развитиии событий, мы рисковали навечно остаться дырой вроде местной Румынии. Так что лучше, конечно, быть богатым и здоровым, чем бедным и больным, но иногда есть желаемое, а есть имеющееся. И может, оно и к лучшему - мы строим здесь новую нацию в новом мире. Не всегда просто, но мы цивилизованные люди, не мусульмане какие-то, и думаю, у нас получится - чем мы хуже тех же канадцев и бельгийцев Старой Земли?

    - Понятно, - кивнул Вадим, вспомнив свои размышления при первом просмотре карты Новой Земли. "Сбылась вековая мечта сионистов", ага. Кто же мог подумать, что в этой шутке есть доля шутки, и очарование многих израильтян Америкой приведет к такому результату. Впрочем, может быть, что Орен и прав: если не зацикливаться на еврейском государстве, можно построить нацию. Взять ту же староземельную Америку: построили ее WASP-ы, но эмигрантов принимали - всех, и всех, на том или ином этапе, интегрировали. И построили сверхдержаву. А если бы сказали в первые годы существования страны, мол хотим государство WASP-ов, и никаких компромиссов, всяких там ирландцев, поляков, шведов и тех же евреев не примем - и остались бы 13 штатами, где-то около мексикано-канадской границы. Так что, может, и тут что интересное получится. И в любом случае, других Израилей, в этом мире, похоже нет.

    - Ну что же, мне это место представляется интерсным, - сказал он подруге, - думаю, имеет смысл пожить здесь как минимум год, а там видно будет.

    - Да, я тоже так считаю, - кивнула Аннабель, - надо будет поискать домик на съем - на гостинице мы разоримся. И тебе надо поскорее найти того человека, которому машина предназначена - может, он сможет дать нам какие-то ценные советы.

    - Толковая идея, - кивнул Вадим, и спросил Орена: - Тут у вас справочная служба какая-то есть?

    - Есть, конечно. В муниципалитете, это на Либерти-лейн, тут неподалеку. Работает до 20:00, вы еще можете успеть.

    1)"Стейкият Ха-Ахим" (ивр.) - "Стейкия братьев". Стейкия - место, где подают стейки (стейк-хаус), хотя в Израиле под этим названием, как правило, находится недорогая шашлычная.

    2)"Иерусалимская смесь" (ивр. "меурав йерушальми") - блюдо из кусков индейки или барашка, куриных сердец и печенки, мелко порубленных и поджареных на протвине с луком и пряностями.

    3)"Мисрад Ха-Клита", в буквальном переводе с иврита - "Контора по приему", но в Израиле этим словосочетанием обычно обозначается правительственное Министерство абсорбции новых репатриантов.

    4)"Коль Цион" (ивр.) - "Голос Сиона".

    5)В таком виде в разговорный иврит вошло арабское "Тиз-Эль-Набби" - "Задница Пророка", означающее места отдаленные и дикие; близкий аналог русского "ебеня".

    

    Новый Израиль, Сион, 33 число 4 месяца 26 года, среда, 28:00


    Отдел по приему переселенцев располагался в деловой части города, и по дороге в муниципалитет они успели заскочить и в книжный магазин, где Вадим приобрел по экземпляру обоих местных газет, и в магазин компьютерного и мобильного оборудования - тут были приобретены и установлены местные симки. В магазине занимались и ремонтом компьютеров, и пока продавец обрезал симку для установки ее в "Айфон" Аннабель, Вадим с интересом рассматривал техника, исполняющего первые па "сисадминской камасутры" над распотрошенным системным блоком: на боку у него висела кобура с солидных размеров пистолетом, судя по рукоятке - "Зиг-Зауэром". Вряд ли тут клиенты позволяют себе хамить, подумал он. Похоже, в крайнем случяе я всегда смогу устроиться компьютерным техником - не совсем чтобы по специальности, но гораздо лучше, чем поневоле переквалифицироваться в ковбоя.

    К зданию муниципалитета, напоминавшему своей массивной мрачностью о постройках Форт-Линкольна, они подошли к четырем, то есть к 19:00. Рабочий день здесь был в разгаре, но наплыва желающих искать своих друзей, родственников и знакомых не наблюдалось, и дверь небольшого кабинетика была также гостеприимно открыта.

    - Значит, вы ищете человека? - поинтересовалась после дежурного обмена приветствиями сидевшая за столом девушка. На иврите она говорила с большим трудом, и с удовольствием перешла на английский , когда Вадим сказал ей, что не станет настаивать на формально положенном ему обслуживании на иврите, - Могу я узнать его имя и фамилию?

    - Шварцман, - ответил Вадим и уточнил: - Алекс Шварцман. Возможно, Александр.

    - Подождите минутку, пожалуйста... - девушка быстро пробежалась пальцами по клавиатуре, и несколько секунд спустя сообщила: - Здесь два человека с таким именем. Возможно, у вас есть дополнительные данные?

    У него татуировка дракона на правом бицепсе, вспомнил Вадим. Хотя вряд ли такая информация содержится в анкетах справочной службы. Впрочем...

    - У того Алекса Шварцмана, которого я ищу, на Старой Земле остался брат по имени Владимир, - сказал он, - возможно, это где-то отмечено.

    Девушка вновь заглянула в экран компьютера и хитро улыбнулась.

    - Да, есть такое, - сказала она, - вы можете оставить для Алекса сообщение, чтобы он мог вас найти. Что вы хотели бы передать?

    - "Шалом, Алекс", - продиктовал Вадим, - "Меня зовут Вадим Ретинский. Буду рад передать тебе лично привет от брата. Позвони мне на..." - и достав бумажку с номером свежекупленной симки, он продиктовал цифры.

    - Без проблем, - кивнула девушка, барабаня по клавишам, - мы передадим ему сообщение.

    - А теперь - в гостиницу! - заявил Вадим, когда они вышли из муниципалитета.

    - Что, опять трахаться? - ухмыльнулась Аннабель, - Ну ты и маньяк!

    - Нет, местную прессу читать, - в тон ей усмехнулся Вадим, пихнув локтем рюкзак, куда он засунул газеты и информационные брошюрки, которые им дал Орен, - А вот дальше видно будет. У нас еще почти полдня впереди. О, а вот и такси, кстати!

    Вадим замахал рукой, и медленно ехавший по улице темно-вишневый "Ниссан-Кашкай" с двухязычной надписью "Такси" на борту затормозил у обочины. Счетчиками здесь не пользовались, но и запросы таксиста оказались довольно скромными - четыре экю. Движение на улицах было уже довольно оживленным - надо полагать, кончался рабочий день, и Вадим с интересом    разглядывал наиболее популярные здесь транспортные средства: полноприводные пикапы с двойной кабиной, старые джипы CJ, "Томкары" и разнообразные мотоциклы и мотороллеры, которых оказалось неожиданно много. Но на полноценную пробку количество местных машин пока не тянуло, и через несколько минут они уже выходили из такси около гостиницы "Инбар".

    После долгих прогулок по жаре они первым делом направились в душ, и тут, конечно, Вадим не разочаровал подругу в лучших ожиданиях. А уже потом, развалившись голышом на кровати, они приступили к изучению брошюрок о Новом Израиле.

    Новый Израиль, как оказалось, имел площадь примерно 37 тысяч квадратных километров (в примечании было указано, что точные границы не демаркированы, как и везде в этом мире), а его столицей ожидаемо был Сион. Кроме Сиона, в Новом Израиле имелось два небольших городка - Гиват-Шефер и Баллард, десяток сельских населенных пунктов разных видов и множество ферм. Население Нового Израиля составляло примерно сто тысяч человек, восемьдесят тысяч из них проживали в самом Сионе. Что-то это мне напоминает, подумал Вадим, хмыкнув. Так, государственных языков два - иврит и английский, как и говорил Орен. Форма правления - районные собрания граждан, которые и выбирают своих представителей в Сионский Конгресс (Вадим вновь хмыкнул), также среди них проводятся выборы президента. О, шерифы и судьи тоже выборные, это приятно - в том Израиле, что остался на Старой Земле, судьи уже давно превратились в закрытую клику, назначающую своих преемников из соседей по кварталу без всякого внешнего контроля. Далее следовала историческая часть, в общем повторявшая рассказ Авнера: еврейский поселок в первые годы заселения Новой Земли, вхождение в состав АСШ на особых правах, создание невыносимых условий жизни, "Большой Сионский Карнавал"... О, а вот и современность: "Современный Новый Израиль, разделяя многие основополагающие ценности с населением АСШ, проводит независимую внешнюю и внутреннюю политику, направленную на экономическое развитие...", ну-ну, посмотрим. Хотя свободное ношение оружия, разумеется, Новому Израилю в большой плюс, но преждевременные выводы лучше не делать - ни в какую сторону.

    Что тут дальше? Ага, образование: всеобщее, бесплатное... всего восемь лет!? А, ну да, здесь же год длиннее, выходит примерно десять староземельных лет. С одной стороны, до израильского среднего, 12-летнего, не дотягивает, с другой - видел я это израильское среднее, а особенно младшее. В значительной степени - способ провести время и развлечь ребенка, пока родители с работы не придут, или отвлечь подростка хотя бы на часть суток от разных проявлений "удали молодецкой". Так что если плотно упаковать программу и переложить ответственность за развлечение и отвлечение обратно на родителей - можно и так уложиться. И в любом случае, по поводу образования мне беспокоиться либо поздно, либо очень преждевременно. Правда, университет... может, подкопить денег да и освоить полезную здесь профессию, если по специальности не получится? Все лучше, чем ковбоем. Кроме того...

    - Аннабель, - повернулся он к подруге, - ты сколько лет успела проучиться в школе? Ну, дома, на Берегу Слоновой Кости?

    - Шесть, - ответила та, - я закончила начальную школу, но у родителей закончились деньги, и в среднюю я не пошла.

    При воспоминании о родителях лицо ее погрустнело. Да уж, подумал Вадим, с шестью классами университет ей не светит. По крайней мере, не сразу.

    - Ты сможешь доучиться тут, - сказал он, - закончить средную школу, и тут наверняка есть    всякие профессиональные курсы. А если хорошо пойдет, то и в университет поступишь. Освоишь хорошую профессию, устроишься на чистую, высокооплачиваемую работу, - как белый человек, чуть не вырвалось у него изо рта, но он вовремя прикусил язык.

    - Не уверена, что мне хватит на это денег.

    - Я тебе помогу, конечно, по мере возможности.

    - Ты? - в голосе Аннабель прорезалась ирония, - Ты же для меня сто экю в неделю пожалел.

    - Потому что сто экю в неделю - это как рыба. Я не буду давать тебе рывбу каждый день, но помогу сделать удочку, чтобы ты могла ловить рыбы сколько захочешь.

    - Удочку? - удивилась та и тут же просияла: - А, поняла! Спасибо тебе, это классная идея!

    Повернувшись к Вадиму, она заключила его в обьятия и страстно поцеловала. И кто тут маньяк? - подумал Вадим, отвечая на ласки подруги. Впрочем, достаточно скоро он обнаружил, что несколько переоценил свои силы и еще не окончательно очухался от предидущего раза. Они немного потолкались и похихикали по этому    поводу, а потом вернулись к изучению информационной брошюрки.

    На следующей странице оказался наиболее интересный для них в этот момент раздел - экономический, со списком крупнейших компаний, действующих в Новом Израиле. Так, главный офис и эксплуатационные объекты авиакомпании "NWA" - "New World Airlines", главный офис Северного Торгового банка, порт, судоремонтная верфь. Что там дальше? Ого, автозавод "Томкар"! То-то я так много "Томкаров" в городе видел. Приятно, но мне пока что пофиг - моя специальность не в области автопромышленности находится. Так, что тут дальше? Ага, "МетаГас" - завод по производству оборудования для перегонки метанола из биомассы, помнится, что-то такое мне в Новом Бухаресте рассказывали. А вот и "СкайСервис", обслуживание и ремонт БПЛА. Что тут еще? Ага, легкая промышленность: фабрика по производству обуви и изделий из кожи, пара текстильных фабрик... это все менее интересно, где же хай-тек? Нету хай-тека. Наверное, потому что обе компании, координаты которых дал Орен - не то чтобы гиганты индустрии. Видел я в Израиле такое: три комнаты, десять программеров - и ваяют свой мегапродукт, продающийся по всему миру. Боюсь, моя помощь им не понадобится - я-то не программер. Впрочем, сходить не помешает.

    Координаты нескольких компаний у Вадима уже были - их написал на листке Орен в конце их общения, а больше в брошюрке ничего для них на данный момент интересного не было, и Вадим взялся за ежедневные газеты. Между собой они сильно не отличались: основными городскими новостями оказались начало строительства новой школы и выход из больницы резервиста, раненого пару недель назад в стычке с бандой. Кроме этого, газеты оказались заполнены сообщениями об успехах и неудачах местных спортивных команд, о выступлениях каких-то местных групп и различными новостями местного бизнеса, а также большим количеством рекламы и частных объявлений, и в целом напоминали еженедельные бесплатные брошюрки городских новостей, популярные во многих городах Израиля. Были там, разумеется, и разделы "Требуются" с предложениями работы, и два из них даже заинтересовали Вадима. Одна из позиций была на должность техника-сисадмина на обувной фабрике, а вторая - на должность наладчика радиоэлектронного оборудования. Оба предложения были не совсем по специальности, но достаточно близко, и Вадим отметил их галочкой, рассчитывая позвонить завтра утром. Аннабель тоже просмотрела объявления не без интереса: продавщиц, работниц на фабрики и на различные обслуживающие должности требовалось довольно много, и несколько обявлений она пометила крестиком.

    За окном уже давно стемнело, и отложив местную прессу, Вадим глянул на часы: 25:49.

    - Самое время пойти поужинать, - объявил он, - давай сегодня напоследок выйдем в нормальный ресторан, отметим наш приезд. А завтра купим еду и начнем готовить - пора привыкать к оседлой жизни.

    - Хорошая мысль, - кивнула Аннабель, - а то мне уже поднадоела эта форма.

    У нее нашлось еще одно выходное платье, вроде того, которым она потрясала Саркиса и его клиентов в вечер перед стычкой с кавказцами - это платье было красным, с орнаментом из мелких сине-зеленых полосок. Вадим же извлек все те же кроссовки "Пума" и брюки - они успели слегка помяться, но в общем, это не бросалось в глаза - и свежую рубашку. На ремень он повесил кобуру с "Глоком", а запасной магазин засунул в карман, рядом с кошельком, Аннабель же свой пистолет засунула в сумочку из розовой искуственной кожи. Обзаведемся домом - затеем стирку на неделю, подумал    Вадим, застегивая пуговицы рубашки. И надо будет обзавестись утюгом и гладильной доской    - вещей, требующих глажки, у меня немного, но они имеются. Похоже, я начинаю остепеняться, еще немного, и я захочу телевизор.

    Еще днем, когда они ходили в Отдел по приему переселенцев, Вадим заметил на Четвертой Авеню китайский ресторан "Золотой Дракон", и дежурившая на ресепшене девушка подтвердила, что хотя кашрутом там и не пахнет, но сам ресторан очень хорош. И ресторан их не разочаровал: владелец, надо полагать, сам - китаец, не пожалел усилий и средств на соответствующий дизайн, начиная с крыши с загнутыми краями и кончая фонариками из красной бумаги над столами и кожаными обложками меню с тиснеными иероглифами. Цены, впрочем, оказались под стать: блюда здесь стоили по шесть-семь экю, а традиционный чайничек зеленого чая, который в китайских ресторанах Старой Земли подают бесплатно - и вовсе десять. Ну да, подумал Вадим, настоящий чай со Старой Земли стоит недешево, а иначе бы я не поднял почти четыре тысячи на чае по совету Владимира. Интересно, что он теперь делает, и скоро ли со мной свяжется его братец?

    Обслуживали здесь не слишком быстро, как и полагается в хорошем ресторане - прошло минут двадцать, прежде чем официантка, маленькая азиатка в черной блузке с вышитым иероглифом, принесла подставку со свечкой и начала расставлять на ней блюда с едой. Вадим заказал каких-то местных головоногих в чесноке и имбире и яичную вермишель, Аннабель - свинину в ананасах и отварной рис, а чтобы отметить прибытие к цели, они взяли бутылку местного сока бразильской вишни.

    - За успешное окончание путешествия! - провозгласил Вадим, подняв бокал, - Мы в Сионе, принцесса, и мне здесь нравится!

    - Мне тоже, - улыбнулась Аннабель, - спасибо тебе, Вадим, что ты привез меня сюда, несмотря на все сложности в дороге.

    - Все, что случилось по дороге, на дороге и осталось. Мы в новом месте, и перед нами новая жизнь. Лехаим!

    Они едва успели приступить к еде, как в кармане Вадима зазвонил мобильник. Хренассе, подумал он, доставая аппарат, мы же только приехали! Моего номера никто здесь не может знать. Кроме...

    - Алло, - сказал Вадим и сглотнул.

    - Привет, - прозвучал из телефона голос на русском, - ты Вадим Ретинский?

    - Да, это я.

    - Отлично. Я Алекс Шварцман. Как я понял, у тебя привет от моего брата?

    - Ну да... ээ, привет.

    - Как ты доехал, без неприятностей?

    - Ну, почти. Мы в пару стычек попали по дороге, но сами живы-здоровы.

    - Молодцы, рад слышать, что вы в порядке. Ты с семьей сюда переселился?

    - С подругой, тут уже познакомились.

    - Мазаль тов! Вадим, ты извини за бестактность, но я по поводу машины интересуюсь. Она повреждения какие-нибудь получила? Что-нибудь ломалось, приходилось чинить?

    - Нет, к счастью обошлось без поломок.

    - Великолепно! Вы где остановились?

    - В "Инбар", это на Топхилл-стрит.

    - Ага, знаю. Завтра утром, часов в одиннадцать, я туда подъеду, если не возражаешь.

    - Я рассчитывал продержать машину у себя еще несколько дней, - растерянно сказал Вадим, - в ней хранится все наше имущество, и мы пока не нашли более-менее постоянного жилья.

    - Вы на съем ищете? Я могу поспрашивать у знакомых,    может кто кого и знает.

    - Заранее спасибо, - вздохнул Вадим.

    - Буду рад помочь. Ну, увидимся завтра, а пока - приятного вам вечера!

    - Прикинь, это Алекс, тот парень, которому я должен отдать машину, - со вздохом сказал Вадим подруге, закрывая мобильник, - хочет заехать уже завтра утром. Похоже, ему очень не терпится получить машину.

    - Ну что же, ты знал, что этот день настанет, и машину придется отдавать, - сказала Аннабель и отхлебнула из бокала, - ты же сам сказал мне пару дней назад, что "Суфа" не наша и даже не твоя.

    - Это верно, но я уже успел к ней привыкнуть, - вздохнул Вадим.

    - И я, - кивнула подруга, - ничего страшного, у нас есть кое-какие деньги. Устроимся работать - купим другую машину, не хуже. Кстати, очень вкусная у них свинина, хочешь попробовать?

    Новый Израиль, Сион, 34 число 4 месяца 26 года, четверг, 17:00

    Пунктуальность, по-видимому, была фамильной чертой Шварцманов: Алекс позвонил с ресепшена ровно в одиннадцать, когда Вадим и Аннабель, позавтракав, изучали объявления о сдаче в аренду жилья. Он вежливо поинтересовался, можно ли подняться в номер, и получив разрешение, минуту спустя уже стучался в дверь.

    - Алекс, - представился он, протягивая ладонь для рукопожатия, - рад познакомиться лично, Вадим. Какой божественный запах!

    - Мы завтракали, - улыбнулся Вадим, -Яичница и кофе. Мне повезло - моя подруга прекрасно готовит.

    - Не сомневаюсь. Мадам, разрешите выразить вам свое восхищение. Алекс Шварцман, приятно познакомиться.

    - Аннабель Доло, - представилась та, пока Вадим рассматривал Алекса. Худощавый шатен с зелеными глазами, точно как Владимир описывал, да и на самого Владимира похож. Впрочем, есть еще одна вещь...

    - Аннабель, твоему парню несомненно повезло познакомиться с тобой. Как я понимаю, это уже тут произошло?

    - Да, - кивнула Аннабель, - мы перешли в один день и примерно одновременно. А потом я попала в тяжелую ситуацию и Вадим, как настоящий мужчина, мне помог.

    - Ну что же, похоже, в нашу страну прибыли достойные люди, в вашем лице. Лично я рад, что вы решили здесь остаться.

    - А куда еще нам деваться? - вздохнул Вадим, - без машины тут не особо попутешествуешь, особенно с кучей имущества. А на те деньги, которые со мной обговорил твой брат, машину здесь не купить.

    - Это да, - кивнул Алекс, - но если ты внимательно слушал моего брата, то это далеко не единственные твои деньги.

    - И это правда. Но на хорошую машину все равно хватает впритык, как что мы пока останемся здесь. Кстати, я должен отдать ее тебе в течении местного месяца со дня перехода, а пока прошло всего две недели. У меня в запасе почти четыре, и мы хотим сначала найти дом.

    - Нет проблем, машина может постоять пока здесь. Как я понимаю, это та темно-зеленая "Суфа" со светлым тентом, что стоит на стоянке рядом с "Дефендером"?

    - Да, это она.

    - Ну, тогда найдете дом, перегоните туда машину, разгрузите, и позвоните мне - я заберу. Устраивает?

    - В общем, да, - кивнул Вадим, - вот только еще одна вещь... Задери правый рукав, пожалуйста.

    Алекс рассмеялся и задрал рукав, продемонстрировав изображение дракона.

    - Убедился? Я это, я. Иначе откуда бы я знал о брате и машине?

    - Доверяй, но проверяй, - улыбнулся Вадим, - да, похоже придется искать другую машину. Ты не в курсе, что я тут могу прикупить за недорого?

    - Зависит от того, что вам нужно. Если только по асфальту и без больших понтов - староземельную легковушку компактного класса, слегка подержанную, можно купить за полторы-две тысячи.

    - А "Мерседес" сколько стоит примерно? - поинтересовалась Аннабель

    - Тысячи три, может три с половиной - зависит от состояния и комплектации. Но ездить на легковушкe получится до первого съезда с асфальта, или до первой серьезной поломки.

    - Мы не настолько богаты, чтобы покупать дешевые вещи, - усмехнулся Вадим, - к тому же хотелось бы что-то такое, что может съехать с асфальта. Под Коринфом у меня была возможность купить румынский клон ГАЗ-69 за три тысячи, но машине почти сорок лет...

    - И запчасти для нее ты здесь фиг найдешь, - добавил Алекс, - недорогой внедорожник тут - это один из клонов CJ-3B. "Махиндру" в хорошем состоянии можно найти за четыре тысячи, "Мицубиши" - за пять. Но имей в виду - это машины, оригинал которых был разработан почти 60 лет назад. Экономичность, динамика, эргономика - в целом оттуда, у "Махиндры" вдобавок надежность так себе. И они требовательны к обслуживанию. Ты Стругацких читал, "Понедельник начинается в субботу"?

    - Да, конечно.

    - Помнишь сцену, где главгерой проводил техобслуживание взятой напрокат машины, смазывая через шприц колесные шарниры, а заодно и свое лицо и одежду? Стандарт для автомобиля 50-ых, в том числе и для джипа. А регулировка иглы карбюратора? В общем, на сэкономленные деньги ты получишь секс по полной программе, и совсем не тот, который тебе понравится... прошу прощения, мадам.

    - Ничего, - улыбнулась Аннабель, а Вадим поинтересовался:

    - А "Томкары" как? Они же здесь производятся, а как я понял, местные товары всегда дешевле тех, что везут со Старой Земли.

    - С машинами сложнее. Двигатели для "Томкаров", и еще кое-какие узлы, приходится заказывать со Старой Земли, а объемы производство такие, что если пытаться делать двигатели здесь, они вообще золотыми выйдут. Хотя русские делают и двигатели для своих "Рогачей".

    - А это что?

    - Легкий полноприводный грузовик, двухтонка. Ну или мега-джип по типу "Хаммера" - зависит от кузова. Машина - зверь, на любой местности "Абир" уделает. Стоит, правда, как полтора "Абира", как раз потому что делают их всего по несколько сотен в год, вручную - вот и получается этакий грузовой "Роллс-Ройс". А вообще на Новой Земле сейчас бум автостроения. Американцы покупают на Старой Земле старые джипы CJ-5 и CJ-7 прямо с автосвалок, как металлолом, разбирают тут, и из исправных и откапиталенных деталей собирают новые машины. Продают под маркой "American Legend" - "Американская Легенда". Немного пафосно, но машины действительно легендарные.

    - Ага, видел, - Вадима ощутимо передернуло от воспоминаний о торговой площадке "American Legend" в Форт-Линкольне, где он чуть не "пообщался" с афроновоамериканцами, - у них в Форт-Линкольне завод?

    - Нет, в Форт-Рейгане. И они постепенно начинают сами производить детали и узлы, чем дальше, тем больше. Рассчитывают полностью локализовать производство к тому времени, как эти джипы закончатся на староземельных автосвалках, А в Европейском Союзе пошли тем же путем, что и мы - пытаются пустить в серию копию "Ситроен Мехари" в полноприводном варианте, с мотоциклетным оппозитником BMW. Вроде как раз сейчас первую партию заканчивают.

    - А эти машины почем?

    - "Мехари" пока еще здесь не продается, и вряд ли скоро появится. "Томкар" стоит семь-восемь тысяч, в зависимости от комплектации, а американский джип - от одиннадцати до тринадцати. Но я вам советую с джипом не париться - купите себе мопед или мотороллер. 300-400 экю, и сможете ездить по всему городу и окрестностям даже, если осторожно и совсем в поле не лезть. А до мокрого сезона еще шесть местным месяцев, если захотите и под дождем в сухом ездить - там уже решите, что брать.

    - Аннабель, ты водишь мотороллер? - спросил Вадим.

    - Да, пару раз приходилось, - неожиданно улыбнулась та, - еще дома.

    - А я никогда не водил, - вздохнул Вадим, - у меня и прав на него нет.

    - Это неважно, - рассмеялся Алекс, - здесь на это никто не смотрит. Научишься за пару часов.

    - Тогда это может быть хорошей идеей,    - улыбнулся Вадим, - а что ты нам в смысле жилья посоветуешь, какие районы здесь хорошие, а какие - похуже?    Мы хотим снять что-то на две-три комнаты, но как я понял, многоквартирных домов тут немного - в основном коттеджи.

    - Да, это так. Земли здесь пока хватает, и люди предпочитают селиться в домах, даже небогатые. Квартиры-студии тут только холостяки снимают. А насчет районов... есть более престижные и дорогие районы, есть менее, но совсем плохих районов нету. Злачные места в районе порта, от жилья это достаточно далеко. Паркдейл, например, недорогой район. От деловой части достаточно далеко - пешком ходить неудобно будет, но кроме этого, прекрасное место. Знакомый моего партнера по бизнесу сдает там двухсемейный коттедж, 280 экю в месяц. Если хотите, можем сейчас звякнуть его жене, она подъедет и покажет вам дом.

    - Можно, - кивнул Вадим, - мы еще по паре объявлений звякнем и съездим посмотреть.

    - Хорошая идея. Я не слишком спешу, и если хотите, могу даже съездить с вами.

    - Спасибо. Мы будем рады помощи. К сожалению, в "Суфе" демонтированы продольные скамьи, так что комфорта не обещаю.

    - Без проблем, - улыбнулся Алекс, - поедем на моей машине.

    - У тебя уже есть машина? - удивился Вадим, - А я думал, что ты себе "Суфу" покупаешь.

    - Так и есть. Я тут на машине партнера, он сегодня в мастерской работает.

    И действительно, когда договорившись о встречах с владельцами четырех коттеджей (включая и знакомого партнера по бизнесу), они вышли из гостиницы, Алекс подвел их к белому полноприводному "Ниссан-Навара" с двойной кабиной и высоким кунгом в кузове. На боковине кузова на двух языках было написано "Шварцман&Шапира, ремонт электроприборов и электроники". Вадим устроился рядом с водителем, Аннабель - на заднее сиденье, и они двинулись по записанным адресам.

    Дома, которые им показывали, были примерно одинаковыми: двухсемейные коттеджи (разумеется, на сдачу предлагалась только одна половина) с черепичными крышами, обшитые досками внахлест и покрашенные белой краской. Каждый такой коттедж стоял на участке приличных размеров - не меньше полдунама, и включал салон, выходящий на улицу, кухню, пару выходящих во двор спален, санузел с туалетом и душем и нежилой чердак. Перед домом было место для парковки пары машин, а позади, во дворе, имелась какая-то мебель и небольшой сарайчик.

    Первый дом они забраковали из-за отсутствия кондиционера и солнечного бойлера и некоторой запущенности двора, несмотря на дешевизну - хозяин хотел за него всего 250 экю в месяц. Второй дом, тот самый, который предлагал знакомый бизнес-партнера, оказался двухэтажным, с лестницей, ведущей наверх, в углу салона. Этот дом Вадим забраковал из-за текущих кранов и приличного расстояния от супермаркета, хотя хозяин клялся починить краны "до послезавтра" и зачем-то напирал на близость ивритской школы, нерелвантной для них как минимум на ближайшие несколько лет.

    Третий дом располагался в том же Паркдейле, но ближе к деловой части. Парковочное место перед домом было аккуратно залито бетоном, а по периметру двора шел невысокий, почти символический забор из белого штакетника. Сам дом был одноэтажным, а поверх серой черепицы лежали панели и белый бак солнечного бойлера. Дом был уставлен местной мебелью из цельного дерева с кожаными подушками - простой, но явно сработанной "на века". На кухне обнаружились газовая плита и старый двухкамерный холодильник. На стене салона висела внутренняя секция кондиционера "Тадиран", а напротив, почти у входа в комнаты - оружейный шкаф из листового железа. Одна из спален оказалась детской - здесь пока что можно будет устроить кладовку, подумал Вадим. Oн перешел в ванную, убедился что краны не текут, смывная система унитаза исправна, а вода не ржавая, и вышел во двор через технический балкон, где стояла стиральная машинка. Здесь, сразу за домом, обнаружилась деревянная площадка под навесом, а на ней - стол и несколько стульев из тонких планок. В стороне стоял кирпичный мангал с вытяжной трубой, а вымощенная камнями тропинка вела к дальнему углу двора, к маленькому дощатому сарайчику. Кроме него, во дворе было несколько не то кустиков, не то молодых дереьев, а сам двор был чистым и не сильно заросшим травой. И дом Вадиму понравился, о чем он шепотом обьявил подруге.

    - Да, мне тоже тут нравится, - шепнула в ответ Аннабель и сжала его пальцы, - и супер здесь недалеко. Но хозяин хочет 320 экю, это не слишком дорого?

    Вадим промолчал, пока они заходили в дом через другую дверь - ведущую со двора в кухню, и только внутри сказал владельцу:

    - Триста, и я подписываю сейчас.

    - Парень, ты не перегрелся? - притворно удивился домовладелец, - дом в отличном состоянии, полностью мебилированный, деловая часть рядом...

    - То есть постоянный шум и толпы людей, несущихся мимо дома к деловой части - с утра, и обратно - вечером.

    - И супер рядом.

    - Да, конечно! Если из него тащить покупки в руках, по жаре, то это совсем не рядом. Кроме того, от школы далеко!

    - Но вам же не нужна школа! - ошарашенно вскричал домовладелец.

    - Мы думаем о будущем, - улыбнулся Вадим, - так что, закрываем на трех сотнях?

    Как он заметил днем ранее, город не страдал от наплыва переселенцев, и ажиотажного спроса на жилье здесь тоже не было, так что после нескольких минут торговли именно на трех сотнях они и закрыли. Вадим так увлекся изучением и подписанием договора, что о том, что гостиница оплачена вперед почти на две недели, он вспомнил уже в машине, после того, как отменил встречу с владельцем четвертого дома.

    - Ничего страшного, - улыбнулся Алекс, подъезжая к гостинице "Инбар", - вам вернут большую часть суммы. Ну, поздравляю с первым домом в новом мире и в Новом Израиле! Как переедете и разберете вещи - зовите на новоселье, заодно и окончательно закроем дела с "Суфой".

    В гостинице им действительно вернули сто экю, а дежурившая на ресепшене женщина средних лет даже искренне порадовалась за них. Сбор вещей в номере, как и обед в уже знакомой "Стейкият Ха-Ахим", не занял много времени, и вскоре они уже наперегонки затаскивали свое довольно многочисленное имущество в свой (ну, почти свой) новый дом. Закончив, Аннабель принялсаь раскладывать в шкафу спальни свою одежду, а Вадим занялся оружием и боеприпасами.

    Боеприпасов, как оказалось, они накопили немало, и три цинка с патронами для АК Вадим отнес в бывшую детскую и засунул под одну из кроватей - в оружейный шкаф они не лезли. Он разместил в шкафу оба автомата, винтовку, гранаты и оставшиеся патроны, а на верхнюю полку положил патроны к пистолетам и все принадлежности для чистки. Полупустые весты он пока оставил снаружи, а вместо этого вышел на улицу и подошел к "Суфе".

    Ну, вот и все, подумал он, кладя руку на еще теплый капот. Отсюда ты поедешь уже с другим водителем. Это были прекрасные две недели, полные приключений... впрочем, я не о том. Прекрасная машина, выполнившая свою задачу: я доехал на ней в Сион вместе со всем имуществом, как и предполагалось. Дорога была для меня непростой, но именно машину она тяжелым испытаниям не подвергла - четыре тысячи километров, в основном по хорошо укатанным грунтовкам, а последние несколько сотен - и вовсе по асфальту. Ни поломок, ни боевых повреждений - Алекс получает "Суфу" практически в том же состоянии, в котором я принял ее у его братца Владимира.

    Краем глаза он уловил движение и обернулся. Из-за припаркованной у соседней половинки коттеджа старой "Тойоты-Хайлакс" вышла молодая женщина - невысокая, крепко сбитая блондинка в длинных шортах и белой футболке, держащая за руку девочку лет трех.

    - Добрый день. Вы наши новые соседи? - запинаясь, спросила она на английском, - Вы говорите по-английски? На иврите?

    - И на английском, и на иврите, - заверил ее Вадим, и сделав вывод из акцента, добавил на русском: - А я еще и по-русски говорю. Вадим.

    - Очень приятно, я Вика, а это Орли. Орли, поздоровайся с дядей.

    - Хай, - помахала ладошкой девочка, и Вадим улыбнулся ей:

    - Хай, Орли.

    - Я очень рада, что вы теперь будете нашими соседями, - защебетала Вика, - я видела вашу жену, негритянку, она такая красавица!

    - Она моя подруга, - счел нужным пояснить Вадим, и крикнул в окно салона: - Аннабель, красавица, иди сюда, будем знакомиться с соседями!

    - На улице знакомиться не будем! - деланно возмутилась Вика, - заходите к нам, попьем кофе, поболтаем по-человечески! А скоро и муж с работы подъедет.

    - Спасибо за приглашение! - широко улыбнулся Вадим, - С удовольствием! Но при условии, что вы придете к нам на новоселье. Мы будем делать завтра-послезавтра, после того как немного разгребем вещи.

    Путешествия и приключения, похоже, закончены, подумал он, и начинается рутина оседлой, и как ни странно, даже семейной жизни.

    Новый Израиль, Сион, 39 число 4 месяца 26 года, вторник, 14:00

    Северный Арсенал занимал, наверное, полквартала, и состоял из нескольких массивных бетонных пакгаузов, окруженных забором из проволочной сетки со спиралью колючей проволоки поверх. Как уже слышал Вадим, во времена, когда Новый Израиль был федеральным округом АСШ, это был один из городских арсеналов, где жители хранили свое оружие и куда они были обязаны его сдавать сразу после возвращения из "диких" земель. Теперь над гостеприимно распахнутыми воротами красовался щит с надписью "Национальная Гвардия Нового Израиля - Мобилизационный центр" - здесь принимали в ряды и давали справку для получения скидки с налогов. Налоги Вадима пока мало затрагивали - из четырех мест, куда он успел сходить на собеседование, в трех ему отказали сразу, да и из четвертого места он положительного ответа не ждал. Но как израильтянин, он привык ходить в милуим, привык выполнять свои гражданские обязанности и служить своей стране, а к любителям "закосить" он с презрением относился там, в Израиле что на Старой Земле, и не ожидал другого отношения здесь.

    Вадим бросил взгляд через распахнутые ворота внутрь, на парковку перед ближайшим зданием, где преобладали машины явно не армейские (по крайней мере, в этом мире), и решив, что за спрос не бьют в нос, подбавил газа и медленно, осторожно покатил к воротам. За руль мотороллера он сел впервые в жизни три дня назад, купив эту "Ямаху" BWS 50 за 350 экю и выслушав десятиминутный инструктаж продавца.

    У шлагбаума он остановил мотороллер, а навстречу ему из большой застекленной сторожевой будки вышел часовой - немолодой, но поджарый мужик совершенно пиратского вида, с густой рыжей бородой и лысым черепом, который частично прикрывала сбитая на затылок кепка.На плече "пирата" висел М4, а на правом боку, свешиваясь с ремня на бедро - "Кольт" 45-го калибра.

    - Привет, мужик! - крикнул "пират", - На учет приехал становиться?

    - Ага, - преувеличенно кивнул Вадим, подозревая, что за треском движка мотороллера часовой его толком не слышит.

    - Здание "С"! - "пират" махнул рукой куда-то вглубь базы, а потом сунул руку в окно и нажал на кнопку подъема шлагбаума.

    В здании "С" его направили на второй этаж, в комнату 26, и здесь ему пришлось подождать минут десять перед закрытой дверью, листая со скуки непонятно как попавший сюда каталог бытовой техники "BEKO". Наконец дверь распахнулась , выпуская молодого парня почти скандинавской наружности со слегка обалделым взглядом и какими-то бумагами в руке, и Вадим, подойдя, заглянул внутрь.

    - Да-да, заходи, - кивнул ему сидевший за столом мужчина средних лет в пустынном камуфляже и с нашивками старшего сержанта на рукавах. Нашивки были стандартного ЦАХАЛовского образца и на камуфляже все еще смотрелись для Вадима немного непривычно, впрочем как и большой новоизраильский флаг, развернутый вертикально между двух узких окон - он по-прежнему вызывал ассоциации с перешедшими в иудаизм греками, - Английский или иврит?

    - Иврит. Добрый день.

    - И тебе привет, - кивнул сержант, тыкая одним пальцем в клавиатуру компьютера, - прежде всего: ты хочешь служить, или берешь освобождение?

    - Служить, - кивнул Вадим, - Раз уж можно покинуть планету Земля, но не милуим.

    - Хорошо сказано! - расхохохтался сержант, - надо будет запомнить, буду новичкам    рассказывать. Йони, - протянул он через стол ладонь.

    - Очень приятно. Вадим.

    - А фамилия?

    - Вадим Ретинский.

    - Ре-ти... дерьмо! Слушай, у тебя была возможность сменить имя и фамилию при переходе на Новую Землю, ну вот чего ты Коэном не стал?

    - Я к своей фамилии привык, - хмыкнул Вадим.

    - Понятное дело. Шучу. Дата рождения? Ну, по староземельному календарю.

    - 16 сентября 1979 года.

    - Ага, по местному календарю это выходит 23 число 5 месяца, 5 года, и сейчас тебе 20 местных лет, или 31 староземельный год. Как я понимаю, там ты служил срочную, и милуим делал? - Вадим кивнул, и Йони спросил, продолжая тыкать пальцем в клавиатуру: - Уровень подготовки?

    - "Стрелок-05", в милуиме дополнил до "Стрелок-07".

    - Ясно. Сапером был на срочной?

    - Нет, вылетел с курса отделенных командиров для "Стрелков-02", дослуживал оперативным сержантом в Бейт-Набалле. А уже на милуиме попал в пехоту.

    - Это интереснее. Где ты делал милуим?

    - "Александрони", батальон 7012.

    - Вот как? И во Второй Ливанской учавствовал? Центральный сектор, я правильно помню?

    - Западный. Раджмин, Шихин.

    - Ага, я рядом был, в "Кармели". Собственно, вскоре после той войны я сюда и свалил. Так все... - Йони, не закончив фразы, махнул рукой.

    - Понимаю тебя, мне тоже было тяжело все это дерьмо видеть, которое политики намешали.

    - Ладно, здесь такого нет, и пока это от нас зависит - не будет. Ты когда последний раз на милуим ходил? Есть проблемы со здоровьем?

    - Нет, никаких. В феврале ходил... ну, месяца четыре назад.

    - Ясно. Тогда я тебя в пехоту определяю, есть возражения?

    - А какие еще варианты?

    - Никаких, - ухмыльнулся Йони, - был бы ты, допустим, артиллерист или сапер - можно было бы прикинуть. Хотя и тут шансов немного, у нас тут тяжелого снаряжения не густо. В основном пехота, вернее - рейдовые моторизированные части.

    - А что тут за армия, вообще? - поинтересовался Вадим, - надеюсь, это не военная тайна?

    - Общая структура - не слишком. Армия здесь формально называется Национальной    Гвардией, и как всегда, делится на три части: срочную, сверхсрочную и резерв. Срочная служба здесь - это тиронут(1) фактически: учебный батальон, где местные уроженцы и те из новоприбывших, кто там не служил, а тут хотят служить, проходят трехмесячную подготовку, примерно уровня "Стрелка-05". Видел парня, который здесь до тебя был?

    - Скандинава? Видел.

    - Он не скандинав, он американец откуда-то с канадской границы. Толковый парень, бывший бойскаут, но с армейским опытом у него туго. Так что я ему выдал направление на тиронут, через два месяца начинает. Закончит подготовку - сразу будет зачислен в резерв, как и все. Сверхсрочники - это в основном специалисты. Генштаб, понятное дело, логистики, морские силы, воздушные...

    - У нас и воздушные силы есть? - иронически улыбнулся Вадим.

    - Скромные. Шесть старых вертолетов "Анфа"(2), десяток легких БПЛА. А морские силы - два патрульных катера типа "Дабур". Основная часть Национальной Гвардии - сухопутные силы, и они же, почти всe, резерв. Две рейдовых моторизированных бригады - мы их называем пехотой. Укомплектованы небронированной колесной техникой, из тяжелого вооружения - минометы и ракеты "Орев"(3). Батальон бронетехники - танков у нас нет, дорого слишком, да и на современные бронемашины денег не хватило, так что мы закупили старые французские броневики производства "Панар" - AML и M3, и отремонтировали их капитально, с заменой моторов на тойотовские дизели и еще кое-какими улучшениями. На наши требования хватает. Есть артиллерийский дивизион, укомплектованный чешскими самоходками "Дана".

    - На танки денег не хватило, а на самоходки нашлись? - улыбнулся Вадим, - чувствую, что артиллерийская мафия здесь разбазаривает мои будущие налоги.

    - Это колесные самоходки, они дешевле в эксплуатации, чем гусеничные. И они нам нужны - на них основана береговая оборона, в частности. Вдоль берега есть заранее подготовленные позиции, если кто попытается атаковать с моря - самоходки должны быстро выехать на нужную, и утопить засранцев.

    - А здесь часто атакуют с моря? Вообще, кто тут наши враги?

    - Прежде всего - банды на суше, и пираты на море. Нападают редко, полуостров - одно из самых безопасных мест на этой планете, но бывает. Потенциальный противник - арабы, вернее мусульмане с Исламских Территорий. У них там гражданская война и им не до нас, да и землю мы теперь не делим - у нас даже общей границы нет. Но они нас ненавидят, и ты сам знаешь как - у них на эту тему еще со Старой Земли мозги до блеска промыты. Русских тоже приходится учитывать - у нас с ними хорошие отношения, взаимовыгодная торговля, территориальных претензий и общих границ нет, но РА - сильнейшая армия Новой Земли, и игнорировать ее невозможно.

    - А американцы, которые АСШ? - поинтересовался Вадим, - У них, как я понимаю, территориальные претензии к нам есть, как и общая граница.

    Йони помолчал несколько секунд, а потом ответил подчеркнуто официальным тоном:

    - АСШ де-факто признали нынешнюю ситуацию с выходом Нового Израиля из своего состава, и сейчас они наши союзники. У нас с ними договор о совместной обороне, согласно которому в случае полномасштабного нападения на территорию одной из стран третьей стороны, атакованный получит военную помошь со стороны другого союзника, включая передачу вооруженных сил под единое оперативное командование. До этого момента, причин активировать союз не возникало, и мы считаем, что это крайне мало вероятно. Понимай это, как считаешь нужным.

    Ага, подумал Вадим, а ведь АСШ, похоже, в списке потенциальных противников повыше русских, и даже повыше арабов. И если так подумать, самоходки ЦАХАЛа - это 155 миллиметров калибра и под 30 километров дальнобойности, и вряд ли эти "Даны" им сильно уступают. Против пиратских лайб такое оружие избыточно, а вот против тех эсминцев, что он видел в порту Форт-Линкольна... Плюс самоходки - на то и самоходки: могут долбить с берега по врагу в море, а могут где-нибудь в глубине суши отражать сухопутное наступление... ну, тут не много вариантов, чье. С другой стороны, если уж американцы по горячим следам новоизраильских сепаратистов не разогнали, то противник они и в самом деле - потенциальный, с очень низкими шансами трансформации в реального, так что пока можно спать спокойно.

    - Ладно, ситуация ясна, - сказал он, - пехота так пехота.

    - Прекрасно, - улыбнулся Йони и зашевелил мышкой, - как я понимаю, ты отслужил полный срок срочной службы и дембельнулся старшим сержантом? У тебя в милуиме какая-то должность была, или был простым стрелком?

    - Да, старший сержант, стрелок.

    - Тогда извини "фалафель"(4) мы тебе снимем, будешь сержантом пока.

    - Хренассе! Я, вообще говоря, его честно выслужил!

    - Ну да, в ЦАХАЛе. А в НГНИ старший сержант - это уже младший командир. Такой порядок.

    - Херня какая-то, - грустно вздохнул Вадим. Про свой "фалафель" он забыл более-менее сразу после того, как дембельнулся со срочной службы, но понижение в звании это понижение в звании.

    - То, что есть. Внедорожными покатушками ты там не увлекался? Джипы, квадроциклы - любой опыт внедорожного вождения.

    - Очень ограниченный - я некоторое время работал охранником в мошаве. Ну и на джипе тут проехал от базы "Европа" до Сиона.

    - Ясно. Тогда вот тебе направление: бригада "Львы Сиона", 15-ый батальон, рота "C", второй взвод. У них двухдневный милуим через три дня, как раз познакомишься с ребятами. Ты работаешь уже где-то? - спросил Йони, кликая мышкой. За его спиной на столике у стенки загудел принтер.

    - Нет еще, - вздохнул Вадим, - я хочу по специальности найти, но пока безуспешно. А как тут. кстати, с сохранением рабочих мест милуимников, с оплатой и все такое? И до какого возраста мне милуим делать?

    -    До достижения возраста в 30 местных лет. для тебя - лет десять еще. Дальше - по желанию и состоянию здоровья. А с рабочими местами - нормально все, как оно раньше в Израиле было. Место твое обязаны сохранить, и как правило, сохраняют, потому что иначе штраф очень солидный. Оплату дней милуима тебе произведут в автоматическом режиме - умножат дни, на которые ты был мобилизован, на твою среднедневную зарплату согласно налоговой декларации, и зачислят прямо на счет. Пока не работаешь - будут зачислять из расчета 600 экю в месяц, это здесь более-менее минимум. Сейчас выйдет бланк - заполнишь данные банковского счета, а заодно - кому страховку выплачивать в случае чего.

    - А большая страховка? - поинтересовался Вадим.

    - Пятьдесят тысяч экю - в случае гибели. В случае ранения - до тридцати, в зависимости от тяжести ранения, плюс полный комплект лечебных и восстановительных процедур.

    - Надеюсь, не понадобится. А что там еще? - с интересом спросил Вадим, глядя, как принтер выбрасывает листы один за другим.

    - Много чего. Повестка на ближайший милуим, налоговая форма для работодателя, список снаряжения... Кстати, ты снаряжение выкупить хочешь, или подписаться?

    - А какая разница?

    - Если выкупаешь - оно твое, а если подписываешься - то нет. В любом случае, у тебя всегда должен быть полный комплект, вместо утерянного, если не в бою или вроде того - обязан купить новое, как можно быстрее. Разница есть, если решишь переехать в другую страну: свое можешь забирать, а если подписался - сдай все, и недостачу покрой деньгами. МАТАШ(5), но неограниченный.

    - А большая сумма?

    - В твоем случае - 1300 экю, если по минимуму.

    - Я, пожалуй, подпишусь, - улыбнулся Вадим.

    Склады оказались в соседнем здании, около которого стояли рядком десяток небольших одноосных автоприцепов. Около некоторых из них суетились мужики в уже знакомом пустынном камуфляже, загружая какие-то ящики и коробки. Наверное, это сверхсрочники - специалисты по логистике, подумал Вадим, РАСАРы(6) бессмертны в обоих мирах.

    Внутри здания оказался длинный коридор с окнами выдачи, и Вадим подошел к первому из них, под табличкой "Склад снаряжения" на двух языках. Около окна, вставленные одна в другую, стояло несколько обычных тележек из супермаркета, в точности как в арсенале на базе "Европа", а за окном сидела молодая женщина в форме, лицом и прической напоминавшая сильно похудевшую Мейталь с той же "Европы". Вадима, впрочем, она поприветствовала гораздо вежливее, хотя и менее оптимистично:

    - Привет! Ты, надо полагать, Вадим Ретинский? Твой жетон уже готов, - и с этими словами выложила на прилавок стандартный жетон - стальной прямоугольник с пунктиром под излом и отверстиями в половинках. В одно из отверстий была продета цепочка, а на каждой половинке были выштампованы имя и фамилия Вадима - на иврите и английском, и пятизначный личный номер.

    - Да, это я, - кивнул Вадим, взяв жетон, - а жетонов в ботинки здесь нет?

    - Нет, - улыбнулась женщина, выкладывая из какой-то коробки три комплекта сержантских нашивок стандартного ЦАХАЛовского дизайна, но необычного цвета - бежевого с коричневым, и кокарду из покрытой черной краской латуни - маген-давид с орлиной головой.

    - Какие у тебя размеры одежды и обуви? - поинтересовалась кладовщица, и получив ответ, исчезла в глубине склада. Через пару минут она вернулась и выставила на прилавок пару новеньких черных ботинок - точную копию знакомых Вадиму "Симан 4" производства "Альба", даже с синей полосой изнутри голенища. Рядом с ботинками она положила стопку одежды, в основном все в тех же цветах пустынного камуфляжа, и увенчала ее камуфлированной же американской курткой с отстегивающейся подкладкой.

    - Считай, - пояснила кладовщица, - легкие ботинки, три пары носок, три футболки, три пары формы, кепка, куртка. Я сейчас рюкзак принесу, в нем все остальное.

    Вадим пересчитал выданное снаряжение, сверяясь со списком, и начал перекладывать его в тележку. Как же я все это довезу до дома на мотороллере? - подумал он. Ладно, будем решать проблемы по мере поступления. Может, удастся запихнуть что-то в рюкзак, который обещали. А может, вызову такси, а за мотороллером вернусь позже, пешком.

    Тем временем кладовщица вернулась с рюкзаком, к которому был привязан скатанный    коврик для спальника, и начала выкладывать из него на прилавок предметы снаряжения. Собственно коврик, спальник, вест, необычной формы каска - вроде хоккейного шлема, но без отверстий, чехол-"мицнефет"(7) для каски, поясной ремень, оружейный ремень, вкладной гидратор, тактические очки "Джентекс" в чехле, два индивидуальных пакета, жгут, наколенники... Вадим отмечал позиции по списку одну за другой, пока неотмеченными не остались только оружие и боеприпасы.

    - Оружейка дальше по коридору, - пояснила кладовщица, пока Вадим паковал рюкзак, - там получишь оружие и боеприпасы.

    - И надеюсь, смогу все это унести, - улыбнулся Вадим, - и увезти на своем мотороллере. А что это за вест и каска? В ЦАХАЛе таких не было.

    - Вест - местного производства, на основе спецназовского веста "Маром Дольфин". Мицнефет, кстати, тоже местного производства. А каска - русское производство, кевлар. Хорошая вещь, и от осколков защищает, и от ударов, а если повезет - то и от пули.

    - Это радует. А бронежилета нет?

    - К сожалению, бронежилетов пока не хватает на всех. На учения или патрулирование по обеспечению безопасности бронежилеты выдаются, но в случае полной мобилизации - есть шанс, что ты останешься без.

    - Хренассе! И велик этот шанс?

    - К сожалению, не могу тебе сказать, - улыбнулась кладовщица, - Но вероятность конфликта, при котором потребуется полная мобилизация, очень низка.

    - Ну да, - вспомнил Вадим старую шутку, - Низкая вероятность, повторяю, низкая вероятность. Всем резервистам, у которых мобилизационный пароль - "низкая вероятность", срочно прибыть к местам сбора.

    - Территория Большого полуострова, и Нового Израиля в частности - одно из самых спокойных мест на этой планете, так что не ломай над этим голову. Так, с остальным снаряжением ты разберешься, раз служил уже. Главное - нашивки пришей как надо, а не по углам. И распишись здесь. Легкой службы!

    Ладно, подумал Вадим, катя тележку к окну оружейника. Будем надеяться, что местные жители адекватно оценивают уровень угрозы, и по крайней мере приятно, что они не разбазаривают зря деньги налогоплательщиков. С другой стороны, интересно, что мне выдадут в оружейке при такой экономии - длинную М-16 с треугольным "вьетнамским" цевьем?

    Его опасения оказались напрасными - оружейник, невысокий плотный негр, довольно бегло, хотя и с диким акцентом, говоривший на иврите, вынес ему самый натуральный М4 "флэттоп",    с утолщенным стволом и планкой Пикатинни вместо привычной ручки на верхней части ствольной коробки. На конце планки, у самой рукоятки взвода, был закреплен резервный откидной прицел. Интересно, это оригинальный американский карабин или так популярная в ЦАХАЛе переделка с заменой аппера, подумал Вадим.

    - Да, это переделка, - развеял его сомнения оружейник, отсчитывая магазины, - но работает не хуже оригинала. Так, вот семь магазинов, а вот цинк на пятьсот патронов. Двадцать патронов на пристрелку, тир за зданием, в подвале, остальные патроны ты должен хранить дома - на случай чего. Магазины можешь сейчас снарядить - вон машинка.

    Действительно, на столе рядом с окном выдачи была закреплена машинка для зарядки магазинов, и Вадим уложил магазин в гнездо и начал раскладывать патроны в желобке.    Оружейник с интересом следил за его действиями и одобрительно кивнул, когда Вадим снял последний патрон с желобка, и толкнув рукоятку, загнал в магазин 29, а потом продолжил объяснение:

    - Если обычный милуим, то тебе нужны только магазины, даже вест не нужен - ты все равно получаешь керамический бронежилет. Но возможна ситуация, при которой противник проникнет в город прежде, чем начнется мобилизация, и тогда тебе придется прорываться к точке сбора с боем. Потому и запас патронов должен быть. Некоторые дома и гранаты хранят, но это уже на любителя.

    - А пистолет здесь в милуим брать можно? - спросил Вадим, раскладывая патроны для второго магазина.

    - Нужно! - со значением ответил оружейник, - Без второго оружия тут лучше в поле не выходить. И тактическую кобуру возьми - с поясной тебе в бронежилете неудобно ходить будет, а на самом бронежилете кобуры нет.

    - Спасибо за совет. А что же вы мне пистолет не выдаете, если это настолько необходимо?

    - Бюджетные ограничения, - вздохнул оружейник, - даем то, что есть. Кстати, "Мепро" брать будешь?

    - А это стоит денег? - поинтересовался Вадим, вспомнив Билла.

    - Нет, пока не потеряешь. Подпишешься еще на 350 экю, я тебе его к списку добавлю.

    В свое время я отказался покупать коллиматоры у Билла, вспомнил Вадим. Потому что за них пришлось бы платить наличными, потому что болгарский клон АК и без коллиматора весит под четыре кило, ну и батарейки, конечно. Хотя батарейки, при разумном использовании, хватает на несколько лет, а "Мепро", вроде, и вовсе не на батарейках, а на световодах и тритиевом источнике. Ну и вообще вещь знакомая и полезная.

    - Я беру, - сказал он, и оружейник скрылся где-то в глубине склада, а Вадим продолжил набивать магазины - с машинкой это было гораздо веселее делать, чем в ручную. Когда вернулся оружейник, он выкладывал патроны для последнего магазина. Оружейник быстро поставил ему "Мепро" на верхнюю планку, перед открытым прицелом, а потом дописал строчку к отпечатанному списку снаряжения.

    - А номер оружия ты не записываешь? - удивился Вадим, расписываясь.

    - Нет необходимости, - улыбнулся оружейник, - ты подписан на карабин М4 "флэттоп", и сдать должен будешь карабин М4 "флэттоп". А этот самый ты сдашь или тaкой же точно в оружейном магазине на замену купишь - без разницы.

    Вадим почистил и пристрелял карабин в 25-метровом тире позади здания. В тире нашлись барабан с паракордом и зажигалка, так что подвеску ремня он тоже не стал откладять в долгий ящик. Все же прочее имущество не без труда, но поместилось в рюкзак, обьемный, но не слишком тяжелый. Опасения Вадима по поводу возможных проблем в транспортировки не оправдались: рюкзак отлично поместился в пластиковый ящик на багажнике мотороллера, и был намертво зафиксирован растяжками. Вождение мотороллера с грузом не слишком отличалось, и к своему дому Вадим подкатил достаточно уверенно. Грустно окинув взглядом пустую парковку, он загнал в ее угол мотороллер и пристегнул его цепью к столбу крыльца.

    Аннабель была дома, как он и предполагал -    возилась на кухне, напевая какойто непонятный, явно африканский мотивчик.

    - Дорогая, я дома! - поприветствовал ее Вадим, скидывая рюкзак, - Прикинь, меня записали в местную армию, выдали под роспись кучу снаряжения, но через три дня я иду в милуим на двое суток.

    - Привет, Вадим, - улыбнулась та, не прекращая готовку, - Два дня - это так не много, я справлюсь. Я, кстати, обед приготовила - жареная рыба, спагетти и зеленый салат. И я сделала настоящий соус-грен, как меня мама учила!

    - С интересом попробую. Я тебе уже говорил, что ты классно готовишь?

    - Ну, я же обещала кормить тебя как следует.

    - Но не на убой же! У меня через три дня милуим, но твоими стараниями я, похоже, в форму не влезу! - рассмеялся Вадим.

    - Еще лучше! Останешься дома, сможешь продолжать искать себе хорошую работу. Кстати, нашел что-нибудь?

    - Нет, пока ничего. А у тебя как?

    - А мне предложили работу на обувной фабрике, помошницей закройщика. Семьсот экю, но ходить далековато, а автобуса нет.

    - Возможно, имеет смысл купить еще один мотороллер, - предложил Вадим.

    - Возможно, - кивнула Аннабель, - денег нам пока хватает.

    И это верно, подумал Вадим. У меня на счетах накопилось больше тринадцати тысяч экю, еще две-три тысячи должны быть у Аннабель. При местном уровне цен на аренду, еду    и прочее этого хватит года на полтора, а если экономить - то и на два. Но похоже, Аннабель решила, что я, как мужчина, должен найти работу первым. А у меня с этим возникли определенные сложности - моя квалификация оказалась не слишком востребованной. Похоже, еще пару месяцев - и придется идти на вольные хлеба, открывать мастерскую по ремонту компьютеров. Ну, или в ковбои переквалифицироваться.

    1)Тиронут(ивр.) - КМБ, курс молодого бойца.

    2)"Анфа" (ивр.) - "Цапля", название вертолета "Bell-212" в израильских ВВС.

    3)"Орев"(ивр.) - "Ворон", название ПТРК TOW в ЦАХАЛе.

    4)Фалафель - блюдо из обжаренных в масле шариков из пасты гороха нут; здесь: знак различия в ЦАХАЛе (ивр. арм. сленг), обозначает средние и старшие офицерские звания (на погонах), но будучи прикрепленным поверх сержантской нашивки, обозначает звание старшего сержанта.

    5)МАТАШ(ивр.)    - сокращение от "Мишпат Ташлюм" ("Суд через выплату"), принятая в ЦАХАЛе практика вычета стоимости утерянных предметов снаряжения (до определенной суммы) из жалования военнослужащего.

    6)РАСАР(ивр.) - сокращение от "Рав-Самаль-Ришон" ("Первый старший сержант"), звание сверхсрочника в ЦАХАЛе. Часто используется для обозначения всех сверхсрочников, аналогично русскому "прапор".

    7)Мицнефет(ивр.) - колпак; здесь: принятый в ЦАХАЛе маскировочный чехол для каски, не обтягивающий ее, а висящий свободно.

    

    Новый Израиль, 3 число 5 месяца 26 года, суббота, 16:00


    В восемь утра Вадим уже дисциплинированно топал к точке сбора - в полной форме, с рюкзаком на спине и с карабином через плечо, точно так же, как двенадцать лет назад он тащился к центральной автостанции Хадеры в воскресенье, чтобы вернуться на базу. Идиллию несколько нарушала кепка на голове - засунуть ее под левый погон, по ЦАХAЛевской традиции, Вадим не смог в связи с отсутствием на американской форме погонов, и тактическая кобура с "Глоком" на правом бедре. Настроение у него, несмотря на раннее пробуждение, было бодрым: он успел достаточно плотно позавтракать, выпить большую чашку крепчайшего кофе, да и на квики с подругой, так кстати разбуженной его утренней возней, времени хватило. Аннабель предложила даже подбросить его на мотороллере, но Вадим отправил ее досыпать: после секса на него накатило благодушное настроение, а точка сбора, позади торгового центра, была всего в паре кварталов от дома.

    Обойдя торговый центр - блок из трех магазинчиков, парикмахерской и бара - он вышел на задний двор и тут же увидел свой взвод. Hа площадке стояли три MUTT-а и два "Абира", к одному из которых был прицеплен одноосный прицеп, а рядом с ними крутились десятка три мужиков с оружием и в такой же, как у Вадима, форме: жали друг другу руки, хлопали по плечам, закидывали в кузова машин рюкзаки и доставая из них керамические бронежилеты, и довольно шумно общаясь на смеси английского с ивритом и с вкраплениями русских матюков. Вадим пару раз глубоко вздохнул, выравнивая дыхание, а потом достал из нагрудного кармана повестку и направился к ним.

    - Вы второй взвод роты "C"? - поинтересовался он у первого встреченного, коренастого рыжего парня, на плече которого висел М4 с подствольником.

    - Угадал, мужик, - широко ухмыльнулся тот, - ты, наверное, новенький?

    - И ты угадал, - в тон ему ответил Вадим.

    - Ронен! - крикнул рыжий куда-то в толчею, - Ронен! Стив! Тут еще один новенький пришел!

    Из мельтешения милуимников выкристаллизовались двое и подошли к Вадиму и рыжему.

    - Ронен Амзалег , - протянул руку мужчина с ярко выраженной восточной внешностью. "Гробик" младшего лейтенанта красовался у него на воротнике, по американскому образцу - из-за отсутствия на форме погон, - Командир взвода. А это - Стив Тарновер, наш взводный сержант.

    - Вадим Ретинский. Приятно познакомиться, - ответил он на рукопожатия.

    - Взаимно. Так, Стив, где у нас незаполненный штат?

    - Так у нас же, - заявил рыжий, - как раз на одного. Уверен, что Том возражать не будет, тем более что парень не совсем "зеленый", раз сержанта получил.

    - Хорошо, - кивнул Ронен, и в свою очередь крикнул: - Том! Народ, кто-нибудь Тома видел!

    - Том, ко взводному! - подхватил кто-то, а взводный сержант Тарновер тем временем раскрыл папку, которую он держал под мышкой, и занес над ней ручку:

    - Так, Вадим Ретинский, вот оно, - на иврите сержант говорил довольно бегло, но иногда вставлял слова на английском, - С этой минуты ты во втором отделении, сейчас твой командир подойдет. Вот этот "Абир", который без прицепа - ваш, можешь закинуть туда рюкзак и взять    бронежилет. Снаряжение проверять не буду - раз ты сержант, значит успел там послужить. Давай повестку, распишись тут.

    Вадим расписался и вернул ручку, когда к нему подошел Том - худощавый парень европейской внешности, и на вид даже помладше Вадима на пару лет. Не иначе, еще в ЦАХАЛе успел послужить отделенным командиром, подумал Вадим, а сюда свинтил почти сразу.

    - Том Миллер , - представился отделенный.

    - Вадим Ретинский.

    - Очень приятно. Где служил?

    - "Александрони", батальон 7012.

    - Отлично. У нас тут немного по-другому, скорее на ЦАХАЛевский батальонный разведвзвод похоже. Уверен, что ты справишься. Пошли с ребятами знакомиться. Тамира ты уже знаешь.

    - Это я, - вновь ухмыльнулся рыжий крепыш, протягивая ладонь, - хотя и не похож(1).

    - Очень приятно.

    - Скотти, - протянул руку еще один подошедший боец, - добро пожаловать в команду, мужик.

    - Спасибо, я рад присоединиться, - кивнул Вадим, отвечая на рукопожатие, и одновременно рассматривая оружие Скотти: тот был вооружен не стандартным "Флэттопом", а чем-то вроде М16А2Е3, какие одно время использовали марксмены в ЦАХАЛе: длинная винтовка со складными сошками и прицелом ACOG. Ну разве что магазин казался короче и шире.

    - Что у тебя за пушка, Скотти? - поинтересовался он.

    - Это DPMS LR-308, вариант AR-15 под калибр 7.62. Стандартная марксменовская винтовка в нашей армии. Я же еще зверье должен отстреливать, если оно решит познакомиться поближе с нашим отделением.

    - Да, это полезно, - кивнул Вадим.

    - Джефф, Гиль, Макс, Рик, Ури, - представлялись один за другим подошедшие бойцы, пожимая руку Вадиму. Похоже, у нас подобралась неплохая компания, подумал он.

    - В отделении есть еще Дон, негевист, - пояснил Ури, - но он на прошлой неделе ногу подвернул, дома отлеживается. Я вчера заехал, взял у него пулемет, так что мы в полном снаряжении.

    Хренассе, подумал Вадим, вот так взял и забрал пулемет у соседа. Впрочем, здесь пулемет - это просто еще один вид армейского имущества.Он снял рюкзак и закинул его в "Абир" - там уже лежала куча рюкзаков и несколько бронежилетов. На одной из скамеек стоял "Негев" - надо полагать, тот самый, который Ури взял у Дона, а рядом с ним - три LAW. С другой стороны лежала рация - как показалось Вадиму, PRC-624 с усилителем и удлиненной антенной, в данный момент сложенной. Также по кузову было раскидано несколько керамических бронежилетов, в большинстве из которых уже находилось снаряжение. Надо полагать, пустой - мой, подумал Вадим, и оказавшийся неподалеку Тамир подтвердил догадку:

    - Вот этот, братан! У тебя есть пара минут переложить в него свое барахло и подогнать. Кроме того: у тебя куфия есть?

    - Есть, - кивнул Вадим.

    - Отлично. Тогда намотай на шею, поедем - сможешь поднять. Почти все у нас куфиями пользуются, так что на патрулировании мы выглядим, как террористы ФАТХа. Надеюсь, тебе это не помешает.

    - Мне похрен. Главное, чтобы нас не принял за террористов кто-то другой.

    - Не примут, - хохотнул Тамир, - арабы здесь в окрестностях не живут, так что дружественного огня можешь не опасаться.

    - Не всегда помогает, - сказал Вадим, откладывая карабин на скамейку, - меня в Порто-Франко за араба приняли из-за куфии, какие-то кавказцы.

    - И что ты - разочаровал их? Как они это приняли?

    - Обиделись, - криво усмехнулся Вадим, застегивая бронежилет, - за стволы схватились.

    - Да ну? - Тамир недоверчиво посмотрел на него, - И много поднял?

    - Нормально. Правда, пришлось с Орденом делиться, одного патрульный завалил.

    - А сколько их вообще было?

    - Трое. Одного завалил я, одного подруга, ну и одного- орденец.

    - Крутой ты парень, - протянул Тамир. Сейчас мы выйдем в патруль и там увидим, насколько ты крут, читалось в его голосе.

    - Нам повезло, - пояснил Вадим, подтягивая пряжку, - и кстати, Тамир, где здесь кепку размещают, когда она на на голове? Под погон не засунешь - нет здесь погонов.

    - В карман, конечно, - усмехнулся Танир, - большинство кладут в левый брючный.

    - Так выглядеть будет, как будто из жопы.

    - Нет. Смотри, - и Тамир сорвал с головы кепку, и держа ее за кончик козырька, перевернул и встряхнул. Неуловиное движение - и кепка оказалась свернута внутрь, вокруг козырька, а получившийся плотный компактный сверток Тамир засунул в карман, пояснив:

    - "Рейнджер ролл", стандартный способ. Очень удобно, когда попривыкнешь.

    - Это не "Рейнджер Ролл", - возразив подошедший Скотти, - "Рейджер Ролл" - это когда края кепки подворачивают...

    - Во, начали, - простонал Гиль, - ребята, вы же оба в рейджерах не служили, так чего спорить?

    - У меня племянник соседа служил в рейнджерах, - возразил Скотти, - И он мне показывал. А вы в Израиле что вообще про рейнджеров могли знать?

    - Мы их в кино видели. И это не менее достоверно, чем бабушка соседа, которая когда-то переспала с рейнджером.

    Под аккомпанемент дружеского флейма о рейнджерах, Вадим переложил в паучи бронежилета магазины, закрепил ножны с "Фельдмессером", повесил сбоку каску и начал распихивать мелочевку. Из стявшего на дне кузова ящика он взял четыре гранаты - к его удивлению, это были РГД-5 демидовского производства. У открытой задней двери одного из магазинов можно было набрать воды, и Вадим, отстояв короткую очередь, наполнил гидратор. А потом мельтешение понемногу приобрело упорядоченные формы, и милуимники сгрудились возле одного из MUTT-ов.

    - Ладно, всем внимание, - объявил младший лейтенант Амзалег, стоя в кузове джипа, - все здесь, все организовались, так что сейчас выезжаем в патруль. В этот раз наш сектор - с восьмого по одиннадцатый, поэтому сейчас едем на запад, к Балларду, потом на третий полигон, там учебные стрельбы и отработка атаки, потом обед. Оттуда - в приграничный район. и по нему на юг, к побережью. Ночуем в поле, где-нибудь около фермы Эпплби, и возвращаемся вдоль побережья. Особых предупреждений нет, но как мы все знаем, это ничего не гарантирует, так что всем смотреть по сторонам и быть готовыми к контакту в любой момент. Всем надеть каски, и по машинам!

    Бойцы быстро расселись по машинам, и колонна двинулась в путь: впереди - три MUTT-а, на двух из которых стояло по пулемету МАГ, за ним - "Абир" Вадима, а замыкал колонну второй "Абир", с прицепом. По улицам города ехали довольно медленно, но скатившись с асфальта, машины заметно увеличили скорость. Идущие впереди джипы немилосердно пылили, и пассажиры "Абира" почти мгновенно одели очки и натянули куфии. Разговаривать, впрочем, получалось.

    - Тамир, а что тут вообще за бандиты? - поинтересовался Вадим у соседа и уже почти друга, - И как они сюда добираются? Мне казалось, что между нами и бандитскими местами сотни километров американской территории.

    - Ну так с американской территории бандиты и приходят, - ухмыльнулся Тамир, - в основном из Форт-Линкольна.

    - То есть как? Там же с серьезным оружием не вьехать и не выехать незаметно.

    - Весь центр полуoстрова - горы, почти до наших границ. Места пустынные и исследованные очень слабо, настоящий лабиринт. Там у бандитов есть базы - машины, оружие и все такое. Из города банда выбирается поодиночке или небольшими группами, как будто на охоту или там по делам, они добираются до своей базы, там снаряжаются - и вперед. Пленных они не захватывают, а трофеи, если это не наличные или там золото, накапливают и отвозят на реализацию в Нью-Рино. Там можно что угодно продать и купить, и никто тебе слова не скажет.

    - А полиция Форт-Линкольна их игнорирует, потому что вообще, как я заметил, насвозь бюрократизирована и работать не любит, - понимающе кивнул Вадим.

    - Не только. На территории АСШ эти банды не шалят, поэтому руководство ихнее и не сильно рвется с ними бороться - не их проблема. Кроме того, у них там политкорректность цветет и пахнет, а большинство бандитов - негры и латиносы, и чуть что начинают вопить о расизме. И желающих их поддержать хватает.

    - Многие бандиты - бывшие "социальщики" из Сиона, - пояснил Рик, - Они знают местность, они знают ментальность, и они ненавидят нас за то, что мы лишили их халявы.

    - Ветеранов "Бурой гвардии" тоже хватает, - добавил Ури, - и эти тоже мотивированные сволочи.

    - А это кто такие? - поинтересовался Вадим, - Фашисты, судя по названию?

    - Скорее, социалисты. Боевики профсоюзов Форт-Линкольна... бывшие. Руководил ими Сэм Браун, отсюда и название. Пять лет назад они устроили беспорядки в городе, и мы их подавили. Как оказалось, себе на беду.

    - А я так понял, что пять лет назад Национальной Гвардии не было, она была основана после получения независимости.

    - Не было. Была община Тель-Хай, и ее отряд самообороны - Еврейский батальон.    Некоторые местные его еще легионом называли, сколько мы им не обьясняли, что для нас легион - это Арабский Легион, со всем, что из этого следует(2). А общину основали те жители Сиона, кто не захотел жить в городе после того, как Новый Израиль стал федеральным округом, а городок стал расти вместный мегаполис. Кто хотел по-прежнему жить в сельскохозяйственной общине, причем своей, еврейской, а не смешанной. Правительство АСШ их тогда поддержало - я так думаю, у них был план разбавить еврейское население Сиона. Выделили землю в окрестностях Форт-Линкольна, предоставили широкую автономию и все такое. Пара тысяч человек туда переселились, в том числе и моя семья - я тогда подростком был. Организовали силы самообороны поселка - Еврейский батальон, в этом нас правительство АСШ тоже поддержало в обмен на то, что батальон вошел в состав их вооруженных сил, в качестве резерва. Все было нормально, община росла и развивалась, в нее переезжали новые люди, которым надоела политкорректность и выращенная ей преступность в Федеральном Сионе. Батальон, соответственно, тоже рос, уже почти в бригаду превратился по численности бойцов. Уже ходили разговоры о том, чтобы формально войти в состав Форт-Линкольна - с сохранением автономии, но с получением налоговых преференций. И тут объединение городских профсоюзов, под руководством Сэма Брауна, устроило всеобщую забастовку, переходящую в беспорядки и стычки. У "Бурой гвардии" вдруг оказалось до хрена оружия, в основном почему-то китайские ППС. Еврейский батальон мобилизовали, как резерв, и бросили зачищать портовый район и промзону, пока местные вояки - армия и полиция - отсиживались на периметре. Мы только потом поняли, что армия и полиция для правительства АСШ - это американцы, свои, а мы для них чужаки, и наши потери им не важны.

    - Иностранный легион, - кивнул Вадим.

    - Вроде того. В общем,зачистили мы порт и промзону от "бурых" - те сначала сопротивлялись отчаянно, но как поняли, что за них взялись всерьез, начали бросать оружие и разбегаться. Без потерь не обошлось, конечно - у нас было пятнадцать убитых и больше сорока раненых, а "бурых" погибло не меньше полусотни, и еще пару сотен мы взяли в плен и передали местной полиции. Тишина вернулась, и тут президент Грей, приклад ему в задницу, начал нас благодарить.

    - В смысле, "война закончена, все свободны, идите на хрен"?

    - Если бы! Дал нам объединение с Форт-Линкольном в качестве пригорода, которого мы добивались. И тут же сказал: мол, у прочих пригородов своих вооруженных отрядов нет, ну и вам не нужно, в прочих пригородах свободного ношения оружия нет, ну и вам нет причины выделяться(3). Батальон был распущен, оружие, мощнее автоматов с подствольниками, принудительно выкупили, а легкое заставили сдать в арсеналы на хранение. А "бурых" правительство амнистировало, всех, кого мы передали полиции, через неделю освободили. И почти все подали на нас в суд, вместе с родственниками погибших. Они, оказывается, либо мирные забастовщики, стояли с плакатами и никого не обижали, либо и вовсе прохожие, и оружия в руках не держали. А эти самые евреи, с их слов, как привыкли в Палестине убивать мирных демонстрантов направо и налево, так и им, честным американцам, мирно борящимся за свои легитимные права, устроили бойню. И пресса АСШ их, разумеется, массово поддержала. За считанные месяцы подали к общине исков на десятки миллионов, городская полиция открыла несколько уголовных дел по разным абсурдным заявлениям. Ну и в довершении ко всему, началась месть со стороны бывших "бурых" - нападения на улицах, избиения, изнасилования, ограбления и поджоги домов. Батальона у нас теперь не было, Тель-Хай всем открыт, оружие носить запретили - вот и результат. Ну и община начала распадаться. Кто-то, кому был важен аспект иудаизма, вступил в ортодоксальную общину Порт-Линкольна и переселился в еврейский квартал города, кто-то уехал с полуострова вообще, кто-то вернулся в Сион - тут хоть "бурых" не было. А после Большого Сионского Карнавала и все остальные переехали.

    - Грустная история, - вздохнул Вадим, - а теперь бывшие "бурые" и "социальщики" превратились в нашу главную проблему безопасности?

    - Не только. Есть еще арабские и суданские пираты, которые иногда совершают нападения на прибрежные фермы.

    - На фермы? - удивился Вадим, - Там есть что грабить?

    - Обычно есть. Много оружия, боеприпасов, наличных - многие фермеры держат дома приличные суммы, чтобы не тратить время на визиты в банк, когда добираются до города. Плюс семена, инструменты, генераторы и все такое - в Исламских Территориях и в суданском халифате все это ценится. Ну и обитателей фермы, переживших захват, прихватывают с собой - в рабство. Хотя захватить ферму целиком и вычистить без помех пиратам удавалось буквально пару раз. Теперь на всех фермах стоят мощные рации, в случае нападения можно всегда вызвать помощь, а некоторые фермеры даже ставят у себя зенитные автоматы - от пиратов отбиваться.

    - Как Толстый Ицик, - хихикнул Джефф, - К нему на ферму суданцы прошлой осенью попытались высадиться, перед самым сезоном дождей. Рисковые ребята были - надеялись проскочить обратно прямо перед зимними штормами. Их бы даже преследовать не стали - тут в сезон дождей такие шторма, что шансов вернуться просто нет. А вот о том, что Толстый Ицик прикупил себе "Бофорс"...

    - Он не "Бофорс" прикупил, - поправил Тамир, - а русскую зенитку, 37 миллиметров.

    - Один хрен. В общем, про зенитку они не знали, поперли на своем дау прямо к ферме. А Толстый Ицик врезал по ним с километра, три обоймы выпустил, и даже попал, и чего-то поджег. Ну и его семейство и работники добавили из пулеметов. После чего суданцы потеряли интерес к ферме, развернулись и попытались уйти. Только далеко уйти им не удалось - мотор заглох, парус сгорел частично, а пока они со всем этим возились - подошел патрульный катер. Ну и уцелевшие суданцы предпочли поднять руки вверх.

    - А что с ними потом сделали? - поинтересовался Вадим, вспомнив местные нравы, - У вас тут расстреливают или вешают?

    -    Расстреливают. И пиратов этих, соответственно, к стенке прислонили, как русские говорят.

    - Туда им и дорога, - кивнул Вадим.

    Колеса джипов пожирали километры петляющей между холмами грунтовки. По сторонам от дороги периодически мелькали фермы, а спустя часа полтора после выезда из Сиона они миновали.небольшой городок, застроенный белыми домиками, общитыми досками внахлест в американском стиле.

    - Баллард,    - пояснил Скотти, - скоро уже и полигон.

    Минут пятнадцать спустя колонна действительно замедлилась и свернула на какую-то боковую грунтовку, а еще через десять минут машины вьехали в небольшую долинку, окруженную холмами, и остановились на укатанной площадке. На краю пощадки находилась пара фанерных сарайчиков, а по долине были разбросаны небольшими группами остовы машин и тянулись во всех направлениях пересекающиеся тропинки и колеи джипов - надо полагать, это и был третий полигон. Бойцы высыпали из машин, кто-то пошел к сарайчикам и начал извлекать из них картонные силуэтные мишени, пришпиленные к деревянным кольям.

    - Джефф, Вадим, берите десяток мишеней и расставьте около тех машин, - скомандовал Том.

    - Вы прямо так и храните имущество? - удивился Вадим, шагая к сарайчикам, - Без присмотра?

    - Так тут нет ничего ценного, - пожал плечами Джефф, - силуэтные мишени, пристрелочные, несколько кувалд и лопат, небольшой запас продуктов и воды на всякий случай. Кому это все может понадобиться? Разве что мальчишкам с окрестных ферм, ну так на этот случай замок висит.

    - Когда я был подростком и жил в СССР, мы пару раз замки сбивали, - ухмыльнулся Вадим, - кирпичами.

    - Здесь этого лучше не делать, - ухмыльнулся в ответ Джефф, - Это взлом и проникновение на чужую собственность, родители так задницу надерут, что неделю сидеть не сможешь. А если мы поймаем - еще и общественно-полезные работы пропишем. Держи кувалду.

    Нагрузившись мишенями и кувалдой, они зашагали к остовам машин. Издалека они напоминали джипы, пикапы и даже бронетехнику, но подойдя ближе, Вадим увидел, что при жизни это были легковушки, в основном класса люкс. Сходство с внедорожной и боевой техникой им придали с помощью дисковой пилы, сварочного аппарата, большого количества краски и недюжинной фантазии. Особенно впечатлил Вадима не то "танк", не то "броневик", сделанный из корпуса "Мерседеса" со срезанными стойками крыши - вместо них на салон взгромоздили переднюю часть какой-то другой легковушки с воткнутой в нее железной трубой.

    - Здесь умирают "Мерседeсы", - ухмыльнулся подошедший Джефф.

    - Да ты поэт, - улыбнулся Вадим, - а после смерти они изображают типичную технику банд?

    - Типичную технику потенциального противника, - уточнил Джефф, - банды - это вон те машины, там мы и будем ставить мишени.

    К машинам они возвращались под аккомпанемент выстрелов - первое отделение установилo мишени в линию и теперь пристреливалo свои карабины. Вслед за этим настала и очередь их отделения, а потом и третьего. Убедившись, что оружие пристреляно, бойцы дополнили магазины и отправились штурмовать "бандитские джипы", подготовленные перед этим Вадимом и Джеффом . Следующий час они раз за разом подлетали к "колонне" с разных сторон и    расстреливали ее из карабинов и пулеметов, периодически добавляя гранатами подствольников. В уже изрядно продырявленных корпусах машин добавилось немало новых дырок, а мишени и вовсе разнесли в клочья и щепки. После каждой атаки Ронен и Стив объясняли, что могло получиться при таких действиях, если бы мишени могли отстреливаться, но в целом все проходило неплохо - мужики были в основном опытные, да и Вадим в грязь лицом не ударил.

    Для обеда вернулись к стоянке у сарайчиков. Из остатков мишеней сложили пару костров, а неподалеку выставили рядком бензиновые примусы - как оказалось, такой был в каждом отделении, заменяя полулярную среди резервистов ЦАХАЛа "газию"(4). На примусы водрузили кастрюли с кускусом, а над быстро прогоревшими кострами поставили решетки, и кто-то из бойцов достал из прицепа сумку-холодильник с переложенными льдом свежими бараньими стейками. Вадима и Тамира отправили крошить огурцы и помидоры на салат, и когда они вернулись, кускус уже был готов, а с решеток снимали первые стейки. Вадим сбегал к своему рюкзаку, достал "мастинг" и походный комплект столовых приборов, выданные вместе с прочим снаряжением в Мобилизационном Центре, и несколько минут спустя уже устраивался на притоптанной траве рядом с другими бойцами второго отделения.

    Несмотря на быструю и довольно импровизированную готовку, получилось очень неплохо: стейк был слегка недожарен, но как раз по его вкусу, кускус получился рассыпчатым, но не сухим, а салат и вовсе был выше всяких похвал - впрочем, возможно что особые чувства Вадима были вызваны тем, что именно в приготовлении салата он принял активное участие. Остальные бойцы тоже уплетали за обе щеки.

    - Вот из-за этого, во многом,    я и пошел в Национальную Гвардию, - объявил Джефф с улыбкой, - то    есть скидка с налогов - это хорошо, конечно, но как мне рассказали, что тут каждый выход в патруль начинается с барбекю...

    - Так традиция же, - усмехнулся Тамир, - я еще когда в ЦАХАЛе служил, у нас как-то были совместные маневры с американскими морпехами. А в нашем взводе был один паренек, су-шеф довольно известного ресторана в Герцлии. Так что он там наворотил из обычного армейского пайка - я думаю, если бы морпехи могли, они бы на месте в ЦАХАЛ перешли.

    - Да и здесь мы каждый раз американцев удивляем, на совместных учениях, - добавил Гиль, - они-то, бедняги, в основном на сухих пайках сидят. В прошлом году с кавалеристами были маневры, так они вообще предлагали отдать нам пайки и есть у нас. Как будто нам их пайки нужны!

    Похожие истории о совместных маневрах Вадим во множестве слышал и в ЦАХАЛе, заинтересовало его другое.

    - А у них кавалерия? Прямо-таки с лошадьми? Вообще, что за армия у наших союзников?

    - У них очень сильный флот, мощнейший в Новой Земле - четыре эсминца и двенадцать артиллерийских катеров. И ВВС достаточно мощные - двенадцать ударных "Кобр", двадцать "Хьюи" и три транспортных "Спартана". Еще есть полк морской пехоты, три батальона - один в Форт-Линкольне, один на Колумбии и один на Манхэттене. Ну и кавалерийский полк, механизированный - это их основные сухопутные силы. Он тоже базируется здесь, на Большом полуострове.

    - А резерв?

    - Нету у них резерва, - ухмыльнулся Гиль, - наверное, считают, что нет необходимости, да и граждане не сильно стремятся к созданию той "хорошо организованной милиции", про которую в старой американской Конституции написано. Сам слышал, что вышло с Еврейским Батальоном. Те, кто хотел, все равно в АСШ не остались - Америк тут много, на любой вкус.

    - Да, пожалуй, - кивнул Вадим, - а еще мы ихний резерв, если им не хватит сил освободить свою исконную нефть от тех, кто на нее раньше успел усесться.

    - Соображаешь. Но ты не беспокойся, по договору совместные силы действуют только на территории АСШ и Нового Израиля. А нефть они пусть как-нибудь сами освобождают.

    Это обнадеживает, подумал Вадим. Не хватало еще рисковать жизнью за нефть, которая даже не моей стране достанется.

    - Слушай, а ты не в Паркдейле живешь, около "Супер Альфаси"? - спросил его вдруг Рик.

    - Ну да, именно там, - подтвердил он, - Мы соседи?

    - Ну да. Я тебя там видел пару раз. У тебя жена еще негритянка, очень симпатичная, верно?

    - Почти. Она мне не жена, а подруга.

    - Но вы вместе живете? Значит, жена, - ухмыльнулся Рик, - Хотя, конечно, если захотите - всегда сможете провести религиозную церемонию.

    - А гражданского брака здесь нет? - удивился Вадим.

    - Нет. А зачем? Вы и так вместе живете, и все соседи видят, что вы вместе живете. А держать в муниципалитете еще какие-то записи и людей, которые с ними будут работать - на хрен надо, мы найдем, на что налоги потратить.

    - Я со своей Яфит живу четыре года уже, без всяких формальностей, - добавил Ури.

    - А мы наоборот, поженились, - заявил Скотти, - Сэнди сказала, что всегда мечтала о свадьбе. Белое платье, священник, кольца, все такое. А когда любимая женщина просит, то кто может ей отказать?

    - Народ, заканчивайте еду, - объявил подошедший Том, - почистите посуду и по машинам. Мы тут не на пикнике, если вы помните.

    Посуду пришлось именно что "чистить" - песком и пучками травы: водопровода здесь не было, а запас воды, который они везли с собой, был ограничен. Лишь в качестве последнего этапа им плеснули по паре раз из канистры, чтобы сполоснуть уже очищенные "мастинги". А потом они вновь погрузились в джипы, и Том бросил с переднего сиденья:

    - Смотреть в оба, будьте готовы к столкновению в любую минуту - теперь мы в патруле!

    1)Тамир(ивр.) - стройный.

    2)Арабский Легион - название иорданских вооруженных сил (до 1956 г.). Учавствуя в израильской Войне за Независимость (в 1948 г.), Арабский Легион продемонстрировал высокий уровень подготовки и боеспособности и нанес новообразованному ЦАХАЛу несколько тяжелых поражений. Также Арабский Легион отметился в массовых убийствах пленных бойцов ЦАХАЛа и гражданского населения.

    3)См. роман Кайла Иторра "Змеиное логово".

    4)Принятое в Израиле название походной газовой горелки (как правило, баллона с насадкой).

    Новый Израиль, ферма Эпплби, 4 число 5 месяца 26 года, воскресенье, 11:00

    Патруль, впрочем, проходил спокойно. Машины катили среди холмов, периодически один из джипов заезжал на вершину, откуда его экипаж осматривал окрестности. Ближе к вечеру проверили подозрительную ложбинку: сначала обстреляли кустарник из МАГ-ов, а потом спешившиеся бойцы полезли прочесывать заросли. На небольшой прогалине в глубине действительно наткнулись на давно брошенную стоянку:    след костра, какие-то объедки и несколько пустых банок от повсеместной техасской тушенки. Возможно, когда-то здесь заночевали бандиты, а возможно, что и один из патрулей НГНИ: по крайней мере, когда уже после захода солнца их взвод встал на ночевку, зажгли такой же костер и раздали сухпайки с такой же тушенкой.

    Пикника теперь не было: отделенные командиры распределили смены часовых, и те из бойцов, кто не должен был заступать в первую смену, быстро доели тушенку, питы с хумусом и консервированную кукурузу, раскатали коврики и спальники и тут же отправились на боковую. Вадиму выпала "собачья вахта" - с двух до четырех ночи, возможно, как новичку, и он провел эти два часа на вершине соседнего холма, честно рассматривая окрестности в прибор ночного видения AN/PVS-7. Но его смена, да и вообще вся ночь, прошли без происшествий, да и день начался без сюрпризов: с толчка Тамира в бок его спальника, сопровождаемого репликой:

    - Вставай, соня, уже утро!

    Вокруг стояла обычная суета утренней походной стоянки: кто-то умывался, по очереди плеская из канистр, кто-то целеустремленно топал в сторонку, за кустики, кто-то скатывал спальники и коврики. В первом отделении разожгли примус и водрузили на него джезву с кофе. Вадим успел сполоснуть лицо и почистить зубы, и уже прикидывал, что в ближайшее время раздадут завтрак, когда вся эта идиллия была грубейшим образом нарушена: кто-то куда-то побежал, кто-то кинулся ему навстречу, выкрикивая имя Ронена, и вдруг со всех сторон зазвучало:

    - Боевая тревога! Боевая тревога! Отделениям собраться у машин!

    Вадим метнулся к своему спальнику, рядом с которым лежало все его имущество, и быстро надел бронежилет и каску. Попытался было надеть и рюкзак, но тут же бросил, увидев что остальные бойцы собираются без рюкзаков. И хрен с ним, промелькнуло в голове, тут, похоже, прямо сейчас начнется заваруха.

    - Что случилось? - спросил он у Скотти, подбегая к "Абиру".

    - Хрен его знает, мужик, - ответил тот, - сейчас Том появится и скажет.

    - Бандиты, наверное, - прокомментировал Тамир, - раз не рассредотачиваемся сразу, то далеко, есть время объяснить.

    - Лодки на берегу засекли, - объявил подошедший Джефф, - пираты, похоже, высадились ночью.

    Сразу несколько бойцов вразнобой матюкнулись на четырех языках.

    - К Эпплби пошли, - сказал Макс, - больше некуда. Надо с ними связаться!

    - Уже связываются. А вот и Том идет, сейчас это будет официально.

    - Майор Шмуати(1) уже сообщил? - ухмыльнулся подошедший Том, - Да, утренний пеший патруль обнаружил два "Зодиака", в пяти километрах отсюда. По всей видимости, до пятнадцати пиратов, идут к ферме Эпплби, еще двое-трое охраняют лодки.    Корабль пока не обнаружен, по-видимому, отдалился от берега. Мы идем в преследование, третье отделение остается здесь, охраняет стоянку и отправляет патруль для зачистки охраны лодок. На ферму уже передали сообщение, надеюсь, не опоздали. В машину!

    Джипы первого отделения сразу развернулись веером, "Абир " следовал немного позади. Вадим попытался было сесть на сиденье боком, чтобы иметь возможность смотреть и стрелять, но Тамир тут же поправил его:

    - Прямо сиди, прижми задницу к сиденью и держи карабин между коленей! А то улетит кому-нибудь в морду!

    Эту реплику Вадим оценил сполна, как только водитель, Макс, поднажал на газ, и "Абир" начал подпрыгивать на всех неровностях почвы. Второй взвод пытался удержаться на скамьях, Том, сгорбившись на скамье сразу за водителем (переднее сиденье занял Ури с "Негевом"), периодически бормотал что-то в трубку рации, висящей на спине Джеффа, из трубки кто-то хрипел в ответ. Через несколько минут сумасшедшей гонки по буеракам отуда-то спереди и слева донесся треск автоматов и пулеметов, перемежаемый взрывами гранат. Машины свернули по направлению к выстрелам, Том что-то пркричал на ухо Максу, и развернувшись к остальным, заорал, пытаясь перекричать рев мотора:

    - Они штурмуют ферму! Эпплби, раздолбай, какие-то сараи нагородил! Сейчас их прижмут, мы подъезжаем сзади, высаживаемся и бьем их в тыл! Дружественные силы - внутри фермы, за стеной!

    Бойцы один за другим начали взводить затворы, и Вадим последовал их примеру. Сейчас начнется, подумал он, и уж тут-то я не облажаюсь, как тогда, под Раджмином. Порву гадов! Макс поддал газу, и почти сразу машину затрясло как-то совсем немилосердно. Откуда-то сбоку вдруг знакомо затрещал МАГ, через секунду к нему присоединился другой. "Абир" замедлился и резко повернул, бойцов бросило друг на друга, и тут же Том выкрикнул:

    - Противник справа! Вперед!

    Бойцы попрыгали с медленно ползущей машины, разворачиваясь в цепь. Вадим, спрыгнув, не удержался на ногах, упал, перекатился через какую-то заросшую травой кочку. Кто-то, кажется, Гиль, упал рядом на колено и открыл огонь, и Вадим вскочил, разворачивая ствол в ту же сторону. Они находились на задворках фермы, и прямо перед ними,в каких-то тридцати метрах, действительно находились сараи, навесы, старый 20-футовый контейнер - настоящий лабиринт, хоть и небольшой. За ними виднелась стена серого камня - надо полагать, та самая, за которой дружественные силы, а перед сараями валялись три тела в камуфляже, одно из которых подавало признаки жизни. Тамир, вскинув карабин, выпустил по шевелящемуся короткую "контрольную" очередь, пират дернулся в последний раз и замер. Больше противников в поле зрения не было, да и стреляли из-за сараев довольно вяло - не могли высунуться: один из MUTT-ов остановился совсем рядом и в упор поливал сараи из МАГ-а, а второй приближался откуда-то сзади по дуге, чтобы не задеть высадившихся бойцов, и его пулемет тоже выпускал короткие очереди. Впрочем, стоять на открытом месте было в любом случае небезопасно, и высадившиеся бойцы рванули к сараям.

    Вадим подбежал к сараю, развернулся, стараясь погасить скорость, и впечатался в него спиной - аж доски заскрипели. Рядом приложились еще несколько человек. "Абир" стремительно удалялся, да и MUTT-ы разъехались в стороны, короткими очередями обстреливая сараи и скрывающихся среди них пиратов с флангов. Невидимые пираты вяло отвечали.

    - Тамир, открой угол, - скомандовал Гиль, и Вадим только сейчас обнаружил, что рядом с ним половина отделения - Гиль, Тамир, Джефф и Скотти. Остальные прижались к стоящему рядом контейнеру, в десятке метров слева. Значит, двумя звеньями действуем, подумал он. Ну что же, нам это знакомо. Тамир сделал пару шагов к углу, плавным движением заглянул за угол, одновременно поднимая к плечу карабин - и тут же выпустил две коротких очереди подряд.

    - Сын тысячи шлюх! - прокомментировал он свои действия, - Выглянуть за угол хотел! Чисто!

    - Вперед! - скомандовал Гиль, и Вадим внезапно понял, что он стоит прямо за Тамиром, и за угол бежать ему. Ой бля, пронеслось в голове, а в следющую секунду он рванулся вперед.

    Перед ним раскрылось пространство между сараями - метров шесть-семь, за "их" сараем находился штабель из брикетов сена, накрытый клеенкой, а из-за того, к которому бежал Вадим, выглядывал угол забора. Живых видно не было - лишь у стены "их" сарая еще шевелился пират, которого подстрелил Тамир. Контроль, подумал Вадим, ловя в прицел его голову, не хватало еще, чтобы он "из последних сил" вырвал чеку из гранаты. С такого расстояния промахнуться было невозможно - на стену сарая плеснуло кровью и мозгами, пират дернулся в последний раз и замер. И в этот момент из-за штабеля выскочили сразу трое и бросились к углу, и бежавший впереди дал длинную очередь из РПД - вбок, не целясь, на подавление. Вадим метнулся назад, где-то рядом свиснули пули. Ой, бля, подумал он снова, я же на пустом пространстве, ну я и влип. Но довернул карабин в сторону бегущего пулеметчика он автоматически, и совместив с фигурой прицельную марку, выпустил короткую очередь, а вслед за ней - еще одну. Пирата развернуло, и он упал на спину, но двое других успели скрыться за углом забора, и пару секунд спустя к стене сарая прижался и Вадим.

    - Чисто! - крикнул он остальным, - Двое за забором!

    У угла сарая залег Скотти, высунувшись из-за ног Тамира и направив свою винтовку в проход. Тамир перескочил через него и побежал к Вадиму, за ним последовали Гиль и Джефф.

    - Где они? - уточнил Гиль, и Вадим ткнул рукой в направлении забора.

    - Ага, овечий загон, - кивнул Гиль, и Тамир нервно рассмеялся:

    - Пошли напоследок подруг навестить.

    - Хватит болтовни! -    бросил Гиль, - выдвигаемся туда, осторожно. Они там так и сидят наверняка - с другой стороны забора мертвая зона кончается, выскочат - их подстрелят с фермы. Так что вдоль забора, на четвереньках...

    - У меня идея, - перебил Тамир, и привстав на цыпочках, подергал за край дощатой крыши, - я сейчас наверх залезу, и долбану перед ними осколочной гранатой в землю. Если и не положу обоих, то им точно не до угла будет.

    - А тебя на крыше точно не подстрелят фермеры? - Гиль с сомнением покачал головой.

    - С чего вдруг? У меня же каска и бронежилет, на пиратах такого снаряжения нет.

    - Хорошо, действуй. Подсадите его наверх. Вадим, хорошо справляешься, иди первым.

    Я им что, Рэмбо, подумал Вадим. Впрочем, мне же лучше - трофеи и призовые деньги будут моими. Он встал на четвереньки, вернее "на треньки" ( в правой руке он держал на весу карабин) и бодро пополз вдоль овечьего загона, морщась от запаха навоза. Добравшись до угла, он замер и прислушался - стрельба явно стихала, а в нескольких метрах, периодически прорываясь через блеяние испуганных овец, слышались голоса пиратов - они о чем-то негромко, но бурно спорили. Вадим на мгновение оглянулся назад - Гиль был метрах в трех позади, а на крыше сарая выглядывал залегший Тамир. По разрыву - высунусь, дам очередь и обратно за угол, подумал Вадим, перехватывая поудобнее карабин.

    Тамир выстрелил секунды три спустя: хлопок подствольника потонул в разрыве гранаты, за которым тут же последовал вопль раненого. Вадим подождал с полсекунды, чтобы не попась под осколки, а потом упал на бок, выставляя карабин. От раазрыва досталось обоим пиратам: один со стоном пытался привстать, другой кричал, пытаясь зажать рану в бедре. При виде Вадима он попытался схватить лежавший рядом автомат - и откинулся назад, срезанный очередью в грудь. Следующая очередь добила его напарника. Больше пиратов в поле зрения не было, и Вадим отполз обратно за угол.

    - Чисто! - хрипло выкрикнул он, меняя почти пустой магазин на полный, - Оба готовы!

    - Отлично! - Гиль продемонстрировал большой палец, - а теперь пошли заканчивать зачистку.

    Им больше не попалось пиратов, да и сараи кончились. С той стороны, куда ушла вторая половина отделения, раздалось несколько очередей, а потом стрельба затихла и там. Пираты были ликвидированы.

    - Молодец, парень, - слезший с крыши Тамир от души хлопнул Вадима по плечу, - похоже, насчет тех кавказцев ты не сильно преувеличил.

    - Ну спасибо, - ухмыльнулся Вадим, и перешел к практическим вопросам: -    как трофеи с тех двоих делить будем? Мы же их вроде как совместно завалили...

    Тамир расхохотался, ухмыльнулись и несколько рядом стоящих бойцов.

    - Нечего нам делить, - сообщил Тамир, отсмеявшись, - мы же при исполнении. Нам премию выплатят по три сотни, и все. Эпплби и его фермеры возьмут трофеи с тех, кого они убили, а мы свои трофеи стаскиваем в общую кучу и сдаем. Кстати, можно приступать.

    Ворота фермы открылись, и выкатившийся из ни CJ-8 обдал их пылью и умчался на север. Вслед за джипом вышло двое: пожилой, но крепкий дядька с мрачным выражением лица, с винтовкой G3 под мышкой и крупнокалиберным револьвером на поясе, и молодой парень, на плече которого висел румынский клон АК.

    - Спасибо, ребята, - сказал дядка по-английски, и тут же с трудом повторил те же слова на иврите, - вы вовремя нас предупредили. Не встреть мы этих ублюдков в готовности, они могли бы ворваться на ферму.

    - Рады были помочь, Пит, - кивнул подошедший Ронен, - нам тоже повезло, вовремя обнаружили лодки.

    - Это Пит Эпплби, владелец фермы и глава семьи, - негромко пояснил Тамир,

    - Потери у вас есть? - спросил Ронен.

    - Убили Ника. Моего племянника. Раненых трое, но не слишком серьезно. Вон, повезли их в город.

    - Мы соболезнуем, - склонил голову Ронен, и еще несколько бойцов повторили вразнобой: "соболезную", "сочувствую", "покойся с миром, Ник".

    - Спасибо. Они его из слонобойки достали, после того как снесли антенну. Да, хорошо они нас подловили. Мы на зенитку даже вылезти не могли, - и Пит кивнул на одну из крыш фермы, где в окружении мешков с песком стоял спаренный "Эрликон", - да и не помогло бы, они все успели в мертвую зону забраться.

    - Кроме слонобойки. Кстати, спасибо, что предупредили. Кого вы успели завалить?

    - Этого, - указал Пит на труп пирата, лежавший неподалеку от ворот, - и того... и вон там...

    - Эй, это я его завалил, - объявил Ури, - он же в мертвой зоне от фермы!

    - Ни хрена, его Эдди завалил! - возразил парень с АК.

    - Из какого оружия? - тут же спросил Ури.

    - Аа... Ээ... Из G3.

    - Отлично. Пошли, вырежем пулю и посмотрим, какого она калибра.

    Всего среди сараев и загонов лежало тринадцать тел пиратов, из них фермеры завалили четырех.    Трупы убитых пиратов стащили более-менее к тому месту, где их отделение высадилось из "Абира", выложили рядком, и сержант Тарновер, достав из веста маленький фотоаппарат, начал их фотографировать. Рядом складывали трофеи: два пулемета - РПД и "Ультимакс", семь    автоматов - в основном клонов АК, хотя попались и "Кольт Коммандо" и укороченная G3KA4, десяток разнообразных пистолетов, три десятка ручных гранат, патроны, несколько зарядов взрывчатки с детонаторами... С вершины соседнего холма съехал MUTT, таща за собой еще два привязанных тела - поперек капота джипа лежала длинная, метра два, "слонобойка" странно знакомого вида. Вадим несколько секунд пытался вспомнить, где он такое видел, пока память не подсунула ему кадры из какого-то старого фильма про войну.

    - Да это же русское противотанковое ружье! - сказал он, когда двое бойцов сняли "слонобойку" с капота, - Только у него оптики не было, кажется.

    - Верно, - кивнул Джефф, - Это ПТРД, а оптический прицел они уже здесь поставили, на самодельный переходник. Похоже, это та самая штука, из которой они снесли антенну и убили Ника. Хитро придумали - внезапность атаки, плюс отсутствие дальней радиосвязи с фермы, позволили бы им вырезать всех обитателей, загрузить все ценное на корабли и уйти прежде, чем их бы кто-нибудь хватился. Ну, если бы мы не заметили лодки и не успели предупредить Эпплби за несколько минут до атаки.

    - А с фермы предупредили нас, - добавил один из бойцов из джипа, кладя на кучу трофеев очередной клон АК, - эта слонобойка поднимает тучи пыли при выстреле. С фермы ее достать было нечем, но на холм нас навели, так что мы им в тыл выехали, и продырявили из МАГа прежде, чем они успели развернуться. И хорошо - такие пульки не взрываются, но джип должны прошивать насквозь, причем вдоль.

    У пиратской группы огневой поддержки обнаружилась и рация - надо полагать, с ее помощью они собирались вызвать корабль после успешного захвата фермы. Бойцы полушутливо обсудили идею вызвать корабль самим, чтобы изрешетить его из "Эрликонов" фермы, но к сожалению, несмотря на всю заманчивость, идея была нереальной: даже те двое бойцов, что знали арабский, владели им ограниченно, и не факт, что общение пиратов шло на арабском: те из пиратов, кто выглядел посветлее, вполне могли оказаться не арабами, а персами, а про нескольких негров и вовсе нельзя было сказать ничего определенного. Плюс у них наверняка еще и кодовые фразы были. Поэтому поиск пиратского корабля решили оставить "Дабурам" - с оперативным центром успели связаться в самом начале, сразу после Эпплби.

    - Ладно, ребята, - скомандовал Ронен, - грузите трофеи в "Абир", мы возвращаемся к месту ночевки. Там соберем вещи и продолжим патрулирование.

    - Эпплби обычно угощает нас чем-то, - заметил Скотти, провожая взглядом направляющегося к джипу Ронена, - Но сейчас ему точно не до нас. Племянник его погиб, есть раненые, часть фермы, которая не за стеной, по ходу здорово попортили.

    - Держи, Вадим, - добавил Тамир, бросая ему моток изоленты, - прихвати все предохранительные рычаги трофейных гранат. Не хватало еще, чтобы мы взлетели на воздух от тряски.

    Вадим присел на корточки около кучи трофеев и начал обматывать гранаты кольцами изоленты, отхватывая ее "Викториноксом". А неслабая куча у нас вышла, подумал он, погрузим все это в "Абир" - непонятно, где сами сядем. Этими опасениями он поделился с подошедшим Джеффом.

    - Ничего, как-нибудь доберемся, - усмехнулся тот, - а там перегрузим трофеи в прицеп, в нем освободилось немного места. Максимум - пустые канистры снаружи привяжем.

    - В этом не будет необходимости, - к ним, улыбаясь, подошел Гиль, - Ронен сейчас с третьим отделением говорил. Давид, их марксмен, уложил обоих пиратов, охранявших лодки, так что оба "Зодиака" с моторами достались нам в целости и сохранности. Придется вызывать грузовик из логистики, чтобы те забрали трофеи - лодки нам точно погрузить некуда.

    - Ну да, - кивнул Вадим, и не удержавшись, добавил, - а все же жаль, что нельзя каждому забрать свои трофеи. Хотя и триста экю - тоже неплохо, мне, пока я без работы сижу, каждый экю ценен.

    - А ты ищешь работу? - поинтересовался Джефф, - В какой области?

    - Что-то связанное с компьютерами. Я младший инженер-электронщик, но в принципе могу и сисадмином работать, и техником.

    - Вот как? - Джефф покачал головой, - "Линукс" знаешь?

    - На уровне пользователя. Но смогу освоить лучше, если надо будет.

    - А как у тебя с техническим чувством? Не в компьютерах, а в общеслесарных работах.

    - Я собирал мебель из "Икеи", - улыбнулся Вадим.

    - О, это достижение! - ухмыльнулся Джефф в ответ, - И все?

    - Ну, кран менял пару раз, лампочки в фарах, еще кое-какую мелочевку делал. Но я не слесарь или механик.

    - Ладно, все это с опытом нарабатывается, - заключил Джефф после пары секунд раздумий, - тогда давай так. Сегодня вечером по домам, завтра отдохни, а послезавтра утром приходи на "МетаГас", спроси в офисе Бена. Мы ищем человека в группу установки и техобслуживания. Надеюсь, частые поездки тебя не пугают.

    1)Майор Шмуати - выдуманный персонаж израильского армейского сленга, источник неподтвержденных слухов. От "Шмуа"(ивр.) - "слух".

    

    Новый Израиль, Сион, 6 число 5 месяца 26 года, воскресенье, 17:00


    - Ну что же, - подитожил Бен, коренастый блондинистый дядька в тщательно выглаженной рубашке, - ты нам подходишь. Базовые знания у тебя есть, практика - по-видимому, дело практики, к поездкам к клиентам ты вполне готов - Джефф рассказывал. Поездки на две-три недели каждые пару месяцев и срочные вызовы тебя не смущают, как я понял?

    - Нет, - кивнул Вадим. Про поездки ему рассказал Джефф еще на милуиме, и вчера он успел обсудить это с подругой. Аннабель, как и ожидалось, приняла идею без большого восторга, но предполагаемый заработок смягчил ее сопротивление.

    - Прекрасно, - Бен слегка улыбнулся, - тогда вот контракт. 800 экю базового оклада, 30 экю в сутки на дорожные расходы во время полевых выездов, плюс четыре сотни премии за каждый выезд. Тебе подходит?

    - Да, мне подходит, - ответил Вадим, читая короткий, в пару страниц, контракт. Он    уже успел выяснить, что так популярные в израильском хай-теке ответы в стиле "я должен обдумать" тут не в почете. Подходит предложение - ты соглашаешься, не подходит - отказываешься, а иначе чего кота за хвост тянуть?

    - Тогда распишись здесь, - Бен протянул ему ручку, набрал короткий номер на телефоне и сказал: - Джефф, твой парень принят. Зайди, забери его в ваше хозяйство.

    Джефф подошел черерз пару минут, когда Вадим уже закончил с формальностями - на этот раз, вместо формы, на нем ожидаемо была светло-серая спецовка. Шагнув в офис, он протянул руку для рукопожатия:

    - Добро пожаловать, Вадим!

    - Добро пожаловать! - добавил Бен, протягивая руку, - И удачи!

    - Спасибо, - кивнул Вадим, отвечая на рукопожатия, - Разумеется.

    - Пошли, с ребятами познакомлю, - прибавил Джефф.

    Они вышли из офисного домика через боковую дверь и оказались между двух цехов. Из одного что-то пронзительно гудело, во втором вспыхивала электросварка, отбрасывая отсветы на открытые ворота.

    - Стой, - придержал его Джефф, и мимо них проехал погрузчик с большим баком из неокрашенного металла на вилке, - смотри в оба, ты же не хочешь пострадать в первый рабочий день? А вон там наш участок сборки. И под ноги смотри, кстати.

    Участок сборки оказался достаточно большой бетонной площадкой под навесом. По бетону змеились трубы и пучки кабелей, а среди них стояли какие-то агрегаты разных форм и размеров, покрашенные серо-зеленой краской. Рядом стоял большой, но здорово потрепанный жилой трейлер без колес, рядом с ним, под легким тентом - грубо сколоченный из досок стол и пара скамеек. Чуть дальше стоял большой темно-зеленый грузовик с прицепом - за его двойной кабиной с эмблемой "МетаГаса" был установлен кран-манипулятор, а над кабиной, на турели, торчал тщательно зачехленный пулемет. В воздухе ощутимо попахивало чем-то непонятным, но явно не французской косметикой. Возле одно из баков копошились две фигуры в комбинезонах и белых защитных касках, и Джефф повел Вадима прямо к ним.

    - Ребята, знакомьтесь с Вадимом, он присоединяется к нашей команде с сегодняшнего дня.

    - Морис, - протянул ладонь один из парней.

    - Шай, - представился второй, - ты, значит, мой сменщик?

    - Наверное, - кивнул Вадим, отвечая на рукопожатие, - а где тут "Линукс"?

    - Здесь, - ткнул пальцем куда-то в корпус бака Шай, - подсоединение датчика. А тут и тут - клапаны, которыми управляет система. Потом покажу в подробностях, мы еще пару месяцев вместе работать будем.

    - А где Берт? - спросил Джефф.

    - Пошел ругаться с Ави, на конвертере синтез-газа опять клапан залипает.

    - Рукожопы, - прокомментировал Джефф, - третий раз уже за год. Ладно, не будем его дожидаться. Вадим, ты сейчас с Шаем постоянно, учишься делать все, что делает он. Шай, сделай перерыв, покажи человеку, что где.

    - Пошли, - кивнул Шай в сторону трейлера, - каску возьмешь. Вообще, на площадке без каски ни шагу, причем с застегнутым ремнем. Тут очень легко споткнуться обо что-нибудь, особенно в первое время.

    - Ага, и мозгами пораскинуть, - кивнул Вадим.

    - Именно. Осторожно, смотри под ноги. И ботинками с защищенными носками обзаведись, кстати - потом подашь квитанцию на возврат. Ну, а вот и наша пещера.

    Трейлер когда-то знавал лучшие времена. Теперь почти вся облицовка, вместе со значительной частью встроенной мебели, исчезли, оставив ободранные стены и натасканную с бору по сосенке обстановку. Слева от входа располагалась офисная часть - стол с телефоном и полки с какими-то папками над ним, а также обязательная деталь любого израильского офиса – буфет с кофейными принадлежностями, микроволновкой и маленьким холодильником. Спрaва находился склад, где на стеллажах лежали инструменты, цинки с пулеметными лентами и какие-то детали, а в углу стоял стол с разобранным компьютером, на который и указал Шай:

    - Вот тебе и "Линукс", "CentOS", если точнее. Мое рабочее место, соответственно и твое. Сборка управляющих блоков, установка системы, настройка...

    - И установка программы управления установкой?

    - Нет, программа управления - часть системы, и ставится вместе с ней. Как на "Астериксе", если сталкивался.

    - Да, пару раз.

    - Ну, вот тут то же самое. У нас своя программа, так и называется - "Мета", текущая версия - 5.3. Настроили - подключаем к собранному агрегату, устраиваем тестовый запуск. Потом, соответственно, разбираем и пакуем, следующая сборка - у клиента на объекте.

    - А управление через тачскрин?

    - Да. Клавиатуру мы отсоединяем, клиенту это не нужно. Потом я тебе все подробно покажу. Пока что вот, бери каску, пошли смотреть само оборудование. И возьми себе тетрадку и ручку, вот здесь - записывай все, что я тебе рассказываю.

    Они вышли из трейлера, и Шай указал на грузовик:

    - "Татра" Т-815, наша рабочая машина. На ней мы привозим детали установки, и собираем уже на месте. На случай, если у клиента нету крана, тут даже кран-манипулятор имеется, хотя верхнюю часть дистиллятора с ним ставить очень неудобно. Но чего не сделаешь ради клиента?

    -    А пулемет - на случай, если клиент все равно недоволен? - ухмыльнулся Вадим.

    - А как же иначе? - рассмеялся Шай, - но это скорее против бандитов. Мы иногда в такие дырки забираемся... Кстати, как ты с МАГом, хорошо обращаться умеешь?

    - Ну, более-менее, - замялся Вадим, - я же не МАГистом был. Как стрелять, конечно, знаю, и разобрать-собрать смогу, но эффективно попадать в цели, а особенно с едущей машины...

    - Понятно. А со снайперской стрельбой у тебя как?

    - И не снайпер я, - вздохнул Вадим, - но у меня есть винтовка с оптикой, и на стрельбище я неплохо попадаю в цель, даже с трехсот метров.

    - Ну, уже кое-что. Мы тут, кроме сборочной бригады, еще и пехотное звено, на случай если какие бандиты в дороге прицепятся. Полный комплект: гранатометчик, пулеметчик, марксмен, ну и водитель - Морис. И действия соответственно отрабатываем. Иногда к клиентам, или от них, приходится с боем прорываться. Пулеметчик сейчас я, а Берт за марксмена, но наверное, вы поменяетесь. Грузовик водить тебе приходилось?

    - Нет, - ой бля, промелькнуло в голове у Вадима, вот таких специфических требований я не ожидал. Как бы Джефф не объявил мне сейчас: мол, мы неверно оценили твою компетенцию в ходе интервью, к сожалению, ты нам не подходишь, извини за ошибку и спасибо за потраченное время.

    - Ничего страшного, - усмехнулся Шай, - я тоже не умел. Научишься. Мы еще и грузовик водить тренируемся - мало ли что. На самом деле - не намного сложнее, чем джип, главное - правильно оценивать габариты. А теперь пошли смотреть установку.

    Они обошли машину, прошли вдоль сборочной площадки, забитой разнообразным и пока непонятным Вадиму железом, поднялись на нее у дальнего конца,    и Шай указал на толстую трубу с массивным краном:

    - Подвод биогаза, у нас тут накопитель рядом. Ты фильм "Бешeный Макс" смотрел? Третий, там где Тина Тернер?

    - Смотрел, конечно.

    - Помнишь, они ездили на метане из свиного навоза?

    - Ну да, помню что-то такое.

    - Так вот это и есть биогаз. Разумеется, там не один метан - еще и углекислого газа много, сероводород есть, еще кое-что. В общем, это газ, выделяющийся при брожении всякой дряни - животного навоза, человеческого дерьма, пищевых отходов, травы, соломы. Установка по конструкции простая, поэтому их много где ставят, на биогазе и готовить можно, и генератор использовать. Ну или поставить нашу установку и гнать метанол. А присоединив к ней установку для производства биодизеля, можно и вовсе стать местным топливным королем.

    - В Новом Бухаресте мне рассказывали, что тамошний владелец установки еще и держит бизнес по вывозу навоза и отходов с окрестных ферм, и вместо того чтобы покупать сырье - еще и деньги за это получает.

    - Ага, помню этого Серджиo Констанцу(1), как же. Год назад ставили ему установку. Он еще и продает фермерам осадок от производства биогаза - на удобрения. Впрочем, всем выгодно: ему - бесплатное сырье, удаление отходов и дополнительный доход, а фермерам - удаление отходов    и дешевые удобрения. Многие так делают. Кстати, есть еще одна статья дополнительного дохода. Вот это, - и Шай ткнул пальцем в ближайший агрегат - первичный очиститель, здесь из биогаза удаляются примеси, в основном сера. В день накапливается несколько десятков килограмм, а раз в пару месяцев можно отправлять грузовик с серой.

    - Да это же машина для печатания денег, с какой стороны не посмотри! - восхитился Вадим, - Интересно, сколько она стоит?

    - Миллион, вместе с доставкой и установкой.

    - Хренассе! Да, контроль топливного рынка Тизельнабби - удовольствие не из дешевых.

    - Оно того стоит. Установка производит 12 с половиной тысяч литров метанола в сутки, а идет он по сорок центов за литр. То есть пять тысяч в день, двести тысяч в месяц. И это не считая удобрений, серы и вывоза отходов. Разумеется, есть эксплуатационные расходы, как правило - местные налоги и все такое, но в целом, за год установка окупается, а потом идет печатание денег.

    - Понятно, - кивнул Вадим, - появится миллион - буду теперь знать, что с ним делать.

    - В Сионе действуют две установки, и еще одна - в Гиват-Шефере. Но здесь это менее выгодно - хватает дешевого бензина и солярки из Форт-Линкольна, Чтобы печатать деньги, тебе надо найти свой Тизельнабби, где еще нет установки, и поладить с местными. В любом случае, это не завтра, так что пошли дальше. Вот здесь стоит установка по удалению излишков углекислого газа, ее еще не закончили делать. А вот эта здоровенная дура - конвертер синтез-газа, на который Ави и его банда криворуких раздолбаев никак не могут поставить нормальный клапан. Вот это - газовый компрессор. Под ноги не забывай смотреть.

    - Ага, - пробурчал Вадим, перешагивая через очередную трубу, - а это что за котел?

    - Это паровой бойлер, для конвертера нужен пар. Вот по этой трубе он подается, а по этой идет обратно. Фильтр, конденсатор и обратно в котел. Привет, рeбята, - окликнул Шай Джеффа и Мориса, по-прежнему обсуждавших что-то у большого бака.

    - Привет, - кивнул ему Джефф, - показываешь общую картину?

    - Ну да.

    - Вадим, как тебе?

    - Пока нормально, - Вадим вспомнил старую шутку и тут же ее пересказал, - говорят, так же сказал человек, выпавший из окна на сотом этаже, когда пролетал мимо семидесятого.

    - Оптимист, - ухмыльнулся Джефф, - похоже, в группе ты приживешься. Ладно, не буду вам мешать.

    - Это реактор, - продолжил Шай, указывая на бак, рядом с которым они стояли, - здесь, собственно, синтез-газ становится метанолом. А вот это - колонна дистилляции, вернее ее нижняя половина - верхняя еще не изготовлена. Очистка, удаление лишней воды, и на выходе -    метанол топливного качества, можно продавать.

    - Ясно, - кивнул Вадим, - и весь процесс управляется компьютером с программой "Мета". А я ее подключаю.

    - Ну да. И вообще участвуешь в сборке. А потом обучаешь местных, как пользоваться установкой, чтобы не сломать.

    - Здорово. Особенно с учетом того, что пока я сам не знаю, как ей пользоваться.

    - Освоишь потихоньку. О, а вот и Берт! - и Шай перешел на английский, - Чего там, мужик?

    - Нормально все, - ответил подошедший Берт, - Ави даже не спорит уже, что это их косяк. Теперь осталось, чтобы их группа косяки делать перестала. А ты и есть новый парень? - поинтересовался он у Вадима.

    - Да, это я, - протянул тот руку, - Вадим.

    - Берт, - ответил тот на рукопожатие, - приятно познакомиться.

    - Мне тоже, - кивнул Вадим и задал животрепещущий вопрос: - Ребята, а как тут с обедом?

    - С обедом тут хорошо, - ухмыльнулся Шай, - прямо напротив завода есть закусочная Момо, там можно неплохо поесть за пару экю. Или можно из дома принести и разогреть в микроволновке. Мы обычно всей группой есть идем.

    - Это правильно, - кивнул Вадим, новые сотрудники нравились ему все больше и больше.

    1)Серджиo Констанца - персонаж культового израильского фильма "Гиват-Хальфон не отвечает", обаятельный мошенник, выходец из Румынии.

    Новый Израиль, Сион, 19 число 6 месяца 26 года, четверг, 19:00

    Свою подругу Вадиму не пришлось ждать долго: он только успел заказать сок, как она подкатила к закусочной Момо и лихо, с разворотом, затормозила свой "Лифан"-110 с большой багажной корзиной. А здорово она на этой штуке гоняет, в очередной раз подумал он, направляясь к глушащей мотор Аннабель. У моей подруги оказалась куча скрытых талантов.

    - Привет, дорогая, - сказал он, обнимая ее и чмокая в губы. Краем глаза он поймал завистливый взгляд сидевшего за соседним столиком мужика. Ага, промелькнул в голове, мечтай и завидуй, дружок, эта красавица - моя.

    - Привет, Вадим, - ответила Аннабель, - как день прошел?

    - Нормально. Готовимся к выезду. Сок будешь?

    - Конечно! - улыбнулась та. - Апельсиновый.

    - Ты здорово освоила эту штуку, - похвалил он, когда Аннабель взяла свой сок и они сели за столик.

    - У меня был некоторый опыт, - улыбнулась подруга, - и вообще этот мопед прост в управлении. Хотя лучше, конечно, были бы, если бы мы купили машину - на мопеде не слишком удобно ездить за покупками. А здесь можно недорого купить роскошную машину...

    - Не начинай, а? - вздохнул Вадим, - мы же это много раз обсуждали. Все эти "Мерседесы" и "Ягуары" здесь очень непрактичны, поэтому и такие дешевые. Мы вложим три тысячи в машину, а через пару месяцев она сдохнет от поломки электроники, допустим, и починить ее если и получится - то еще за пару тысяч. И держать еe нам негде - у нас даже навеса над стоянкой нет. Такие машины редко выдерживают больше пары лет.

    - И хорошо! Поменяем ее на новую, израильтяне всегда так делают.

    - Мы не в Израиле, здесь люди по-другому живут, если ты не заметила. Я через две недели еду на установку, вернусь - купим нормальный джип.

    - Не сомневаюсь, - скривилась Аннабель, - после всех шлюх, которых ты перетрахаешь в дороге, тебя замучает совесть, и ты захочешь скомпенсировать.

    - Я не собираюсь трахать никаких шлюх! - возмутился Вадим, - Да что с тoбой такое сегодня?

    - И действительно, - смущенно ответила Аннабель после секундной паузы, - на работе был тяжелый день. У меня пока не очень получается, я все же не профессиональная швея, а старшая по смене мне опять мозги трахала по поводу процента брака.

    - Ладно, проехали, - улыбнулся Вадим, - у меня тоже тяжелый денек был, сама понимаешь, таскать тяжелое железо на этой жаре - не в кайф. Поехали лучше в "Каванот Товот", постреляем.

    - Давай! - просияла подруга, одним глотком приканчивая остаток сока.

    Несколько минут спустя они уже парковали свои мототранспортные средства на окраине промзоны, напротив оружейного магазина с двухсмысленным названием(1). За магазином располагался прекрасно оборудованный 25-метровый тир, и вскоре они уже азартно палили по поднимающимся мишеням. Особенно старательно отрабатывали быстрое открытие огня: несмотря на все разговоры о бандах, по собственному опыту Вадим уже понял, что в цивилизованных местах главная опасность - не банды, а неадекватные личности, создающие конфликт на пустом месте и в считанные секунды эскалирующие его до применения оружия. Банды, конечно, ожидались на маршрутах будущих поездок, но эти тренировки Вадим проходил отдельно, за счет "МетаГаса": заметная часть их рабочего времени была посвящена именно этому. Раз в неделю-две, в зависимости от объема работ, они приходили на работу с оружием и кучей боеприпасов, грузились на "Татру" и отправлялись на расположенный неподалеку от города второй полигон. Здесь они раз за разом отрабатывали отражение атаки на машину или лагерь, выпуская каждый раз сотни патронов и разнося в клочья дюжину мишеней. Патроны им оплачивала компания, исправно возвращая деньги по квитанциям из оружейных магазинов, да и пользование армейским полигоном, мишенями и тому подобным, судя по всему, было оговорено между компанией и Национальной Гвардией напрямую. Однако Вадиму это помогало только частично: в оружейных магазинах города не было патронов к его французской винтовке, а спецзаказ вырисовывался по каким-то совсем несусветным ценам. Закупленный же вместе с винтовкой запас постепенно таял - из пятисот патронов осталось меньше двухсот. Впрочем, подумал Вадим, эти патроны я не зря потратил - я стреляю из винтовки быстрее и метче, чем раньше, а боекомплект я, надеюсь, смогу пополнить в эту поездку - мы должны заехать в Порто-Франко, чтобы забрать второй комплект, а там и до базы "Европа" смотаться - на полдня дел.

    Мысли о поездке напомнили ему о том, что дорога будет проходить через Форт-Линкольн со своеобразными по местным меркам оружейными законами, и когда, закончив стрельбу, они вновь вошли в магазин, Вадим поинтересовался у продавца, нет ли у него недорогих компактных пистолетов, пригодных для скрытого ношения.

    - "Специальные для АСШ"? - ухмыльнулся продавец, плотный лысоватый дядька, даже не пытающийся говорить на иврите, - есть, конечно. Вы предпочитаете револьверы или автоматические?

    - Автоматические,    - кивнул Вадим.

    - Секунду, - продавец присел и загремел железом в ящиках под прилавком, - Только недавно приобрели. Вот оно.

    Выпрямившись, он выложил на прилавок два небольших пистолета, судя по царапинам на рамке и слегка обшарпанным рукояткам - далеко не новых.

    - Это P-64, польского производства. Калибр 9 миллиметров Макаров, 6 патронов в магазине, еще один можно держать в стволе. Попробуйте.

    - Я вообще-то планировал купить один, - сказал Вадим, поднимая пистолет. Легкий, подумал он, и в руке хорошо лежит. Мне нравится.

    - Эй, а я? - возмутилась Аннабель, - А если мне придется через Форт-Линкольн ехать? Или мне так и оставаться запертой в Сионе?

    - Так ты же не едешь и даже не планируешь, - возразил Вадим, - зачем тогда деньги тратить? Сколько он стоит, кстати?

    - Девяносто, - улыбнулся продавец, - но у нас акция: два таких P-64, каждый с двумя магазинами и кобурой для скрытого ношения, плюс сотня демидовских патронов, стоят всего 180 экю.

    - Ладно, давайте оба, - вздохнул Вадим. Может, в самом деле пригодится, подумал он, и в любом случае - сейчас мне неохота спорить. А вот дома надо будет поговорить - похоже, подруга опять пытается меня на прочность проверить.

    По пути домой они свернули в боковую улочку промзоны, решив срезать дорогу, и здесь, рядом с большой авторемонтной мастерской, Вадим увидел знакомый "Ниссан-Навара" с надписью, рекламирующей услуги электротехников Шварцмана и Шапира. Рядом с машиной стояли три мужика в футболках и камуфляжных штанах и спорили о чем-то над лежащй на капоте кипой бумаг. В одном из них Вадим узнал Алекса Шварцмана, получателя "Суфы", и сбавил скорость, тормозя у обочины напротив “Ниссана”.

    - Привет, Алекс! - крикнул он, затормозив.

    Алекс настороженно обернулся, но тут же, узнав Вадима и затормозившую рядом Аннабель, улыбнулся и помахал рукой.

    - Привет, ребята! Как дела, как идет абсорбция в новом мире?

    - Не жалуемся, - улыбнулся Вадим, - Живем, работаем, я тут в милуим успел сходить и даже повоевать.

    - Вот как? Повоевал ты, как я вижу успешно.

    - Ну да. Хотя с трофеями меня и обломали. Что поделаешь - армия она армия и есть.

    - Каждый бой, из которого ты вышел живым и здорвым, уже успех, а все остальное - бонус, - глубокомысленно сказал Алекс, - Извините, ребята, я сейчас немножко занят. Но если хотите - подходите сегодня вечером в "Призрак Енота", часам к девяти, поболтаем.

    - А это где и что? - поинтересовался Вадим.

    - Это бар, на Роджерс-Аллей. Там собираются русскоязычные жители города. Мадам, вы не возражаете, что я приписываю вас к их числу?

    - Без проблем, - усмехнулась Аннабель, - я уже знаю пару десятков слов на русском, и возможно, успею освоить еще несколько до вечера.

    - Тогда все прекрасно. До вечера!

    - До вечера! - кивнул Вадим и крутанул рукоятку газа.

    1)"Каванот товот"(ивр.) - имеет два значения: "добрые намерения" и "хорошие прицелы".

    Новый Израиль, Сион, 19 число 6 месяца 26 года, четверг, 27:00

    Роджерс-Аллей находилась не слишком далеко от их дома, и в бар они пошли пешком - вождение в пьяном виде в Сионе не приветствовалось, да и упасть с мотороллера и разбиться по пьянке хотелось не сильно. Сам "Призрак Енота" занимал достаточно большую постройку, обшитую по местной моде досками внахлест, а над входом красовалась вывеска с изображением этого самого призрака, почему-то показавшаяся Вадиму знакомой. Народу внутри было немного, и войдя, они сразу заметили сидевшего за баром Алекса.

    - Добрый вечер! - поприветствовал их он, - Заходите, присаживайтесь.

    - Добро пожаловать! - добавил подошедший бармен - к удивлению Вадима, немолодой уже лысоватый мужик, - Вы недавно приехали в город, как я понимаю?

    - Да, примерно пару месяцев назад, - кивнул Вадим, - Но про этот бар раньше не слышали. Мы больше в "Бешеной Лошади" тусуемся.

    - Это в Паркдейле? Знаю это место. Там неплохо, но надеюсь, у меня вам понравится больше. Что будете пить?

    - "Фикс", темное, два по поллитра, - заказал Вадим популярную тут продукцию местной пивоварни Фиксмана. Вот, как, подумал он, "у меня". Надо полагать, этот лысый мужик - не бармен, а сам владелец заведения.

    - Прошу, госпожа, - лысый бармен-владелец наполнил высокий стакан и поставил его перед Аннабель.

    - А почему у бара такое необычное название? - поинтересовался Вадим.

    - А в самом деле, Андрей, - фыркнул Алекс, - расскажи новичкам.

    - Этот бар назван в честь моего бывшего бара в том Израиле, что на Старой Земле, - вздохнул Андрей, ставя перед Вадимом заказанное им пиво, - "Крошка-Енот" в Нетании, может слышал?

    - Хренассе! Не только слышал, но и был там много раз, когда служил в армии и сразу после. Его закрыли в 2003-eм, если я правильно помню, после того как полиция нашла там наркотики и пистолет во время рейда.

    - С наркотиками Джамиль мутил, повар, - процедил сквозь зубы Андрей, - Это я потом только догадался. Сука, надеюсь, его либо сообщники убили, либо армия кокнула. А вот "Беретта" была моей. Я в этом бизнесе начинал в начале 90-ых, в Питере, может, слышал, что там было? Рэкет, беспредел и вообще. Вот и привык там таскать "Тэтэшник", а когда от бандитов совсем житья не стало и я уехал в Израиль, то решил и тут ствол добыть, на всякий случай. А тут, в общем, совсем другие дела. Короче, как запахло уголовным делом, вышел на меня вербовщик Ордена, у него, похоже, в полиции контакты были. Мне в тюрягу совершенно не в тему было - у меня уже семья была, жена, дочка росла, так что я колебался недолго. Катька моя мне сразу сказала, мол куда ты, туда и я, деньги за собственность и бизнес мне сам же вербовщик и выплатил, наличным. Грабанул, конечно, безбожно. В общем, через неделю после рейда мы уже были в Порто-Франко.

    - Понятно, - кивнул Вадим, - А потом сюда?

    - Не сразу, - смущенно улыбнулся Андрей, - Сглупил я там. Зашел в русское представительство, они мне там и напели, как у них все теперь здорово и прекрасно, и как там будут рады соотечественникам. С изерами, после всего, мне вообще общаться не хотелось, языки учить - тоже, вот мы и поехали в местную Россию, одну из - их тогда две было, и представительство держал Московский Протекторат.

    - Да, я что-то такое читал, - вспомнил Вадим исторический экскурс в брошюрке Русской Республики, - Помнится, там были в основном всякие ужасы. Наверное, потому что нынешняя Республика - наследник ПРА, и на своих неудачливых конкурентов черной краски не пожалели.

    - Это в рекламных брошюрках? Да не, там правда все, Московский Протекторат был отстой. Мало того, что там были вечные 90-ые с бандитским беспределом, я в Израиле от такого и отвыкнуть успел, так еще и чиновники деньги трясли, и менты, в общем, все! Я когда в Питере дела вертел, так я знал, что если "крыше" вовремя не отдать - пиздец на месте, но кроме "крыши" никто тебя не побеспокоит. А там - "крыше" отдай, ментам отдай, пожарным отдай, санэпидемстанции за каким-то хреном отдай, еще кому-то отдай, а после всего еще налоговикам отдай, чтобы они тебе налоги не выкатили по максимальной ставке. Вдобавок еще и на оружие там ограничения были - мы с Катькой себе пару румынских АКМ купили на базе, после перехода, так пришлось продать, там только магазинки можно было держать или пистолет-пулеметы. Короче, вертелся я там, как мог, но поднял бар, пошел клиент, мне даже оставаться стало на хлеб с маслом. И тут бар приглянулся племяннику замначальника местной ментовки... дальше продолжать?

    - Да не, понял я, - кивнул Вадим, почти инстинктивно подстраиваясь под стиль речи Андрея.

    - Короче, я уже не новичок был, и понял, что ни хрена я ему сделать не могу, буду бороться - заберут бизнес за так, да еще и семья пострадать может. Ну и про ПРА уже был в курсе, что там закон и порядок, а беспредельщиков и коррумпированных чиновников давно к стенке поставили. Ну и что там частично социализм, но малому бизнесу они жить дают и даже поощряют. В общем, продал я этому ублюдку бар, погрузились мы в наш "Дефендер" и покатили в Демидовск.

    - Но и там оказалось совсем не так, как рассказывали в рекламных проспектах ПРА, - понимающе кивнул Вадим.

    - Да не, все так, - вздохнул Андрей и тут же окликнул подошедшего посетителя: - Привет, Марик, че нового?

    - Привет, Андрюха, - кивнул плотный загорелый дядька, усаживаясь на барную табуретку, - Все как всегда - работа, дом... Поллитра светлого "Нойехафен", пожалуйста.

    Андрей кивнул и начал наполнять стакан, а Марик повернулся к Вадиму и Аннабель:

    - Новенькие здесь? Андрей всем новеньким рассказывает свои приключения. Меня Марк зовут, для друзей - Марик.

    - Очень приятно, Вадим, - представился он, и почти одновременно подруга протянула ладонь для рукопожатия:

    - Аннабель.

    - Рад познакомиться. Девушка, вы по-русски говорите?

    - Очен плиохо, - улыбнулась Аннабель, и тут же поинтересовалась у Вадима: - а что рассказывал этот бармен, Андрей? Ты с таким интересом его слушал.

    Вадим кратко пересказал приключения Андрея, пока тот вручал стакан с пивом Марику и посылал официантку к компании за дальним столиком. Закончив с этими делами, он вернулся к Вадиму и Аннабель и продолжил рассказ:

    - Все, как проспекты описывали, так в ПРА и оказалось: закон, порядок, развитая инфраструктура, приемлемые налоги, отсутствие ограничений на оружие - тут они ни словом не соврали. Но и засранцев, еврейским вопросом озабоченных, там хватало. Постоянно то поставщики, когда я им про сроки напоминал, заявляли что-нибудь вроде "Ну что с еврея взять!", то клиент мне сообщит, что евреи - такие фашики, что последователи Гитлера бледнеют. И что, сука, интересно - в трезвом виде и без всякой провокации с моей стороны. Жене всякие гадости говорили, дочку в школе доставали...

    - А в Московском Протекторате такого не было? - удивился Вадим, - Ведь жители обоих Протекторатов из одной страны переселились, не так ли?

    - Не совсем. Московский Протекторат населяли больше выходцы из крупных городов - Питера того же, Москвы, Киева, Одессы. Большие города сами по себе космополитичны. А в Московском Протекторате еще и обстановка своеобразная - дикий капитализм, главное - зашибить деньгу, а с кого зашибаешь или с кем - дело десятое. А в ПРА больше ехали люди более консервативные, из совсем другим мест - из отдаленных гарнизонов, провинциальных городов. Ну и хватало таких, кто свои предрассудки привез с собой. Большинство, конечно, нормальными были, но как говорится, ложка говна испортит бочку меда.

    - Дегтя.

    - Один хрен. В общем, мы это сначало терпели - бизнес шел, деньги там у народа водятся, все развито, комфортно, опять же - все свои, все на русском. А потом зашла ко мне одна компания, приняла лишку и разбушевалась - орать начали, посуду бить, орать начали, посуду бить, Ирке, официантке, хамить... Мы с Витьком, поваром, пошли попросить их вести себя поспокойнее, а они сразу в драку полезли, по беспределу. Нас двое было, их пятеро - в общем, неслабо нас отделали, да еще и полбара разнесли. Ну и, разумеется, по ходу драки всякое про "жидов" орали. Может, даже и насмерть бы забили, если бы Ирка в потолок не пальнула. Тут они, конечно, оставили нас и убежали, прежде чем "комендачи" подъехали - это в ПРА так служба охраны порядка называется, вроде военной полиции.    Я, конечно, подал заявление, описал их как мог, ну и жду, пока козлов отловят и на исправительные работы отправят - Демидовск город хоть и немаленький по местным масштабам, но едва за сотню тысяч населения, а "комендачи" работают эффективно. И действительно, через пару недель заходит ко мне капитан из "комендачей" и говорит, типа, нашли они тех ребят, но есть закавыка: оказывается, это работяги с инструментального, и среди них какие-то не то токари, не то слесари от бога. "Золотые руки", в общем, половина производства на них держится. Поэтому по закону, им за такой дебош полгода исправительных работ полагаются, как минимум, но если их на работы - то производство встанет, и протекторату очень большой убыток. Так что у них ко мне, типа, предложение: я не буду настаивать на суде и исправительных работах, а они, вместе с руководством завода, проведут с дебоширами воспитательную беседу и больше они ко мне и к моему бару не подойдут, да еще и компенсацию мне выплатят - вычтут из их зарплаты.И какая же компенсация, спрашиваю. А капитан мне отвечает, что поскольку мы не в Америке, где сотни тыщ платят за опрокинутый на себя кофе в "Макдональдсе", то и компенсация честная: ущерб имуществу от драки и мой убыток за неделю простоя, что я в больнице и дома лежал, две тысячи экю покроют даже с излишком.

    - Хренассе! - покачал головой Вадим, - А здоровье, а моральный ущерб?

    - Ну, я именно так и спросил. А капитан ответил, что медпомощь я получил бесплатно, долговременного ущерба здоровью нет, так что и компенсировать нечего. А моральный ущерб - это вообще американское изобретение, чтобы деньги друг у друга тянуть, и в ПРА этого нет и не будет. Зато очень важна репутация, и если я на их предложение соглашаюсь, то тем самым покажу окружающим, что я не эгоист какой, ставлю интересы коллектива на первое место, и думаю, как полагается, "раньше - о Родине, а потом - о себе". Ну и разумеется, если мне что понадобится от "комендачей", и вообще от госслужб, то они мне все возможное содействие окажут. А если я потребую, чтобы все было с соблюдением всех формальностей, то и ко мне отношение будет соответственно - формальным, как к человеку, сорвавшему производственный план. И добавил, что если я решу с дружками отлавливать их по одному и пиздить, то инструментальный - стратегически важное для Протектората предприятие, а мой бар - нет, и мне-то Протекторат никаких скидок не сделает. Ну, тут я и сказал, мол друзьям все, а остальным - закон, а капитан мне на это и ответил: закон един для всех, но главная его цель - развитие территории и благо населения, и если из буквы закона это напрямую не следует, значит кое-кто эту букву неправильно понимает. И добавил, что анклав называется Протекторат Русской Армии, а не еще какой, живут здесь русские люди, по русским правилам, ценностям и приоритетам, и всем, кто считает себя русским и разделяет эти ценности, рады, но навязывать чужие взгляды и правила не дадут, а кто хочет по-другому жить - граница открыта. Я над нашим разговорм пообещал подумать, но выводы для себя сделал - не буду я в этом городе своим, никогда, и жить мне здесь не дадут так и так. Соглашусь закрыть дело - выставлю себя "терпилой", а желающих безнаказанно покуролесить тут еще много найдется, не соглашусь - меня через все органы власти давить будут. Ну и подъебки на еврейскую тему надоели уже, причем я так думаю, из-за этого они вообще меня изначально как чужака держали, и своему такую херню предлагать бы не стали. Продал я бар - тут хоть деньги нормальные дали, и поехали мы обратно на восток. Немножко покрутились по Евросоюзу местному, но нигде оставаться не захотелось. Сам понимаешь - языков нет, ментальность и культуру не знаешь, и к тому же, как оказалось, и из Европы сюда совсем не либерасты политкорректные ехали: и неонацисты в Евросоюзе кое-где попадаются, и все такое. А тут и Великий Сионский Карнавал случился, и прикинули мы, что куда бы мы не двинулись, в нас прежде всего будут чужаков и евреев видеть, так что лучше уж к своим - они не подарок, но с ними хоть знаешь, как ужиться.

    - Да уж, - кивнул Вадим. Обычная картина, не получается у некоторых быть патриотами своих стран, без того чтобы ненавидеть евреев. Он кратко пересказал Аннабель рассказ Андрея и свои мысли, которые подруга интерпретировала по-своему:

    - Израильтяне тоже часто бывают расистами. Знаешь, сколько раз меня и моих друзей называли неграми?

    - Среди израильтян тоже всякие уроды бывают, - согласился Вадим, - Думаешь, мне не говорили гадостей из-за того, что моя семья приехала из России? Но я тебе так скажу: мне не приходилось жить в Израиле в качестве черного, а вот русским в Израиле жить гораздо легче, чем евреем в России. Да и ты не так уж страдала от расизма израильтян, если захотела ехать со мной в Сион, к добрым белым людям, не так ли?

    Аннабель фыркнула - не то иронично, не то негодующе, и спросила Андрея:

    - Так это твой третий бар в этом мире? А как назывались предидущие?

    - "Призрак Енота", - ухмыльнулся Андрей, - это уже третий "Призрак Енота" в этом мире. И наиболее успешный. Тот, который в Москве, через год разорился, потому что управлять бизнесом - это совсем не то, что отжимать его. А тот, который в Демидовске, тоже не процветает. Новый владелец переименовал бар в "Полтаву", и уровень там, говорят, просел - теперь чуть ли не рюмочная, как мне рассказывали.

    - У тебя там друзья остались? - с пониманием кивнул Вадим.

    - И друзья, да и народ ездит туда-сюда. Наши страны между собой торгуют очень активно, и лично я только за... ну, пока нет необходимости там жить.

    - Когда ПРА присоединяла к себе Московский Протекторат, один из их высших руководителей сбежал сюда, - добавил Марик, - думал, что раз тут была территория АСШ, с которой они дружили, то ему здесь по старой памяти убежище предоставят. Хотя сам был урод такой, что пробы ставить негде. Блин, как же его звали-то, кто помнит?

    - Без разницы, - махнул рукой Алекс, - еще каждого козла поименно помнить.

    - Во-во. Так его с большим удовольствием в Русскую Республику и выдали, как только те попросили. И русские этого не забыли, и сами по возможности идут нам навстречу. Боеприпасы для Национальной Гвардии, например, мы у них покупаем, по качеству не хуже староземельных, но в несколько раз дешевле.

    - Я заметил, - кивнул Вадим и задал вопрос, давно крутившийся в голове, - И вообще, как я заметил, Русская Республика здесь прямо сверхдержава: основные запасы полезных ископаемых - у них, самая мощная промышленность - у них, самая сильная армия - у них, и даже Орден их боится, раз оставил рейд на свой остров безнаказанным. Кто-нибудь в курсе, как это у них так получилось?

    - Повезло, - пояснил Марик, - Орден выделил им под расселение какую-то дыру на краю тогда еще почти не исследованного мира, а там вдруг обнаружилось золото. Много золота. Русские вложились в детальные геологические исследования своей территории, и нашли и нефть, и железную руду, и еще много всякого. А тут и Совок развалился, и на свое золото они начали скупать производственные линии остановившихся заводов и сманивать специалистов. И строить тяжелую промышленность.

    - Умно распорядились своим везением, - подтвердил Андрей, - не профукали.

    Алекс согласно кивнул, и Вадим последовал его примеру. В самом деле, умно распорядились, подумал он. Везение - это хорошо, но везение - это полдела, им еще надо суметь воспользоваться. Сколько я еще в Израиле читал про такие случаи: выиграла семья в Лотто(1), и за несколько лет спустили все миллионы, да еще и долгов понабрали. Представляю себе, что бы было, если бы золото нашли такие деятели.

    - А еще они начали строить армию, - добавил Андрей тем временем, - причем реальную армию, и это в то время, когда у всех остальных тут были разве что полицейские отряды с легким вооружением, бандитов гонять. Да, их доставали банды чеченев - им с какого-то хрена Орден выделил территорию рядом с русскими. Но чеченцы с другой стороны Амазонки были, против них танки не нужны. Вот и думай.

    - А Орден что на это? - поинтересовался Вадим, - они же вроде враждуют. Так и смотрели, как противник усиливается?

    - А Орден первое время всем этим и управлял, - пояснил Марик, - и золото принимал, и оборудование поставлял, и специалистов находил по запросам. Возможно, и место под расселение подобрал так, что там оказалось столько всякого интересного. Вроде как строили промзону Нового Мира. Потом, когда ПРА отделилась...    ну, говорят что Орден их продолжал втихаря поддерживать. Типа, план на промзону - в силе, а что они говорят и как армию накачивают - проигнорируем.

    - Знакомо, - вздохнул Вадим, - там, на Старой Земле, израильское правительство таким же образом создало и подкармливало Палестинскую Автономию. Ну и докормились...

    - Во-во, - кивнул Марик, - и тут то же самое было - Орден подкармливал ПРА, пока она не организовала рейд на Нью-Хэвен. А после этого, похоже, еще больше кормить стал. Похоже, в руководстве Ордена одни леваки сидят.

    - Все проще, - ухмыльнулся Андрей, - русские на Нью-Хэвене Орден за яйца взяли. Ворота они увели, точно говорю.

    - Какие ворота? - не сразу понял Вадим, а Алекс скептически скривился и громко сказал:

    - Наш сионский конспиролог.

    - Ворота, через которые ты сюда попал, - пояснил Андрей, проигнорировав реплику Алекса, - ворота между мирами.

    - Хренассе! - вырвалось у Вадима, - Правда, что ли?

    - Ну, официального заявления не было, сам понимаешь. Но слухи такие ходят. И если хрен к пальцу прикинуть - так и получается. Слишком уж резкий технологический рывок у них начался после того рейда, нереальный просто. Вдруг стали строить самолеты, автомобили, двигатели к ним - а двигатель, особенно авиационный, это совсем не простая штука. Их и на Старой Земле не каждая страна делает, тот же Израиль не делал(2). Кроме того, ты знаешь, что "Руспромбанк" скупает староземельное золото по весу, без комиссионного процента?

    - Да, я в курсе, - кивнул Вадим, вспомнив свои соверены и кругерранды, удачно реализованные по приезду в Порто-Франко, - сам им продавал. Они мне еще рассказывали, что у них самый честный банк этого мира.

    - Ага, они это всем рассказывают. Но если так прикинуть: чем они будут на Старой Земле расплачиваться? Горючка там своя есть, причем дешевая, патронами демидовскими не расплатиться - палево, да и не нужны они там сильно, и даже золотым песком - не особо. А вот монеты, или инвестиционные слитки - есть такая фигня кое-где - на ура будет идти.

    - Так ворота же односторонние... - начал Вадим и тут же осекся, вспомнив свои размышления на базе "Европа" сразу после переселения, - Ну, так говорят.

    - А ты и поверил? - спросил Андрей с иронией, - Не односторонние они. Вернее, те, через которые мы сюда переселились, может, и односторонние, но есть другие, и они ведут обратно. Иначе никак нельзя со Старой Землей торговать. Взаимозачеты - фигня, никто не откроет кредит на десятки миллиардов, который непонятно когда будет погашен, если вообще. А староземельскую наличку вообще не имеет смысла принимать дороже, чем по цене резаной бумаги - даже если ворота и откроют, половина валют уже потеряет свою ценность. Вот дойчмарка, например...

    - Ага, точно,    - кивнул Вадим, - сам об этом думал, причем именно о дойчмарке. И что, это общеизвестно здесь?

    - Ну, официально, опять же, не объявлялось, но многие догадались. Не мы одни такие умные. Ну и что толку? К обратным воротам тебя все равно не пустят. Хотя русские, судя по всему, и их прихватили, полный комплект. Короче, отымели Орден по полной программе, потому он и рейд на Нью-Хэвен оставил безнаказанным.

    - А что он мог сделать? Сам же говорил, что у русских сильнейшая здесь армия.

    - Ну да, на своей земле и рядом - сильнейшая. На кратковременный ограниченный рейд - тоже, Нью-Хэвен подтверждает. А вот захватывать орденские острова или устраивать поход через весь континент, к базам, у них возможностей уже нет. Четыре года назад, сразу после рейда, точно не было.

    - Ну, так и обратное верно, - возразил Марик, - к ним тоже никто прийти не сможет - во-первых, далеко, во-вторых, что ни говори, а об РА здесь любая армия зубы обломает. Так что нет у Ордена методов против Кости Сапрыкина.

    - Классная фраза, - рассмеялся Андрей, - а что с Костей после фразы случилось - помнишь? Вот и тут методы бы нашлись. Вот чисто подумать: во-первых, обьявить ПРА эмбарго на все грузы и переселенцев. Кстати, Орден в полном праве бы был: не он на русских напал, а они по беспределу рейд устроили. Все бы здесь поняли и согласились. Промышленность Демидовска крута, но может далеко не все. Во-вторых, нужна армия - можно и организовать. Патрульные Силы - тоже не три калеки, а почти дивизия с тяжелым вооружением, АСШ - это орденская марионетка, они сразу подпишутся, наемников-латиносов вообще можно набирать за пятачок пучок, а индусов и не... ээ, черных еще дешевле. Плюс с другой стороны - чеченцы и халифат, если им оружия подкинуть и скоординироваться - можно с двух сторон ударить. РА круты, я это первым скажу, но войны на два фронта они не выдержат, тем более если у них - только свои ресурсы, а за Орденом - неограниченные ресурсы Старой Земли. Ну и наконец, если уж совсем ничего не пойдет - здесь не Старая Земля, и Ордену никакие конвенции не писаны. У них есть транспортные "Геркулесы" - можно загрузить несколько машин бочками с хлором, подойти ночью на максимальной высоте да и высыпать над Базой и Демидовском. И пиздец котенку.

    - Хренассе! - выдохнул Вадим, представив себе эту картину, - Не, это уже вообще беспредел, на такое Орден не пойдет! Там же не совсем нацисты сидят, все-таки.

    - Хрен его знает, кто там сидит. Но на беспредел отвечают еще большим беспределом, это я тебе точно говорю. Ну, если могут. А раз не отвечают, значит не могут, что я и говорю: русские Орден за яйца взяли. А чем можно взять Орден за яйца? Только воротами.

    - Нуу, - протянул Вадим, слегка подавленный отточенным в питерских подворотнях мировоззрением Андрея, - что-то в этом есть...

    - А знаешь, где ты неправ? - внезапно сказал молчавший до этого Алекс, - Даже если русские и захватили ворота, Орден мог все это проделать сразу. Объявить эмбарго - вообще дело пары часов, привезти хлор в нужных количествах и подготовить авианалет - ну две-три недели, четыре - максимум. Мега-коалицию, которую ты описал, за те же три-четыре недели можно сколотить. А ПРА, даже если захватила ворота с инструкциями и инструкторами, все равно за такой срок не успеет их поставить, наладить и завезти то, что сломает планы - к примеру, зенитные ракеты, которые "Геркулес" на любой высоте достанут.

    - Так не было у них четырех недель! - возразил Андрей, - Рейд на Нью-Хэвен за пару недель до сезона дождей был, точно помню.

    - Чтобы организовать авианалет с хлором, и двух недель хватит. Хлор, в конце концов, не атомная бомба, на половине химических фабрик Старой Земли имеется. А выживших можно было и после сезона дождей зачистить - им такой апокалипсец выйдет, что точно не до ворот будет, ну и как раз хватит времени собрать твою мега-коалицию. Так что не доказывает это наличие ворот у русских, ты уж извини.

    - А чего же тогда они это не сделали?

    - А потому что не беспредельщики. Ты, Андрюха, хоть тут и высказался, какие все в ПРА козлы и антисемиты, но похоже, их точку зрения на Орден, как источник всех бед этого мира, впитал. А прикинь, если без всякой конспирологии: Орден здесь, чтобы деньги делать, и его интерес - развитие территорий, потому что чем развитее территория, тем больше с нее денег идет, тем или иным способом. А войны, геноциды и прочие эмбарго - это не доходы, а расходы, причем растущие непредсказуемо. Так что думаю, русские свой рейд провели, показали на что способны, а Орден с ними по-тихому договорился, к общей выгоде и без всяких конспирологий про яйца и ворота.

    Андрей хотел что-то возразить, но его отвлекла подошедшая официантка, а Аннабель, в течении всего разговора скучающе глядевшая куда-то в пространство, спросила:

    - А о чем вы говорили? Я едва несколько слов поняла.

    - Местная политика, - вздохнул Вадим, - ее тайные течения. Может быть, даже правда, но нам от этого ни холодно, ни жарко.

    - О, верно сказано! - Алекс поднял большой палец, - Как говорил другой неглупый бармен, вся эта политика - дерьмо и Панкрацем пахнет.

    - Чем пахнет? - удивилась Аннабель.

    - Тюрьмой такой. Здесь, конечно, тюрьмой не пахнет, можно люблые глупости говорить, чем вон Андрей с Мариком и пользются. Ну и хрен с ними. Как у вас-то дела? Вы работаете, как я понял?

    - Ну да. Аннабель - на "Каллахан Текстиль", швеей, а я устроился в "МетаГас", техником-установщиком.

    - Ага. Длительные поездки по дальним углам этого мира. Не самая спокойная и безопасная работа, хотя скучно тебе, конечно, не будет.

    - Вот! Я то же самое тебе говорила! - заявила Аннабель.

    - А куда деваться? - вздохнул Вадим, - Неплохо оплачиваемая работа, и почти по специальности. Поработаю пару лет, поднакоплю денег, а там, возможно, перейду на более спокойную работу. Парень, которого я меняю, Шай, так и поступил. И ты, кстати, - обратился он к подруге, - найдешь более нормальную работу, как только выберешь, что хочешь учить.

    - Ну, не знаю, - Аннабель пожала плечами, - Я хочу в офисе сидеть, с компьютером, с мазганом, и чтобы не много часов. Но Вадим говорит, что надо сначала школьное образование дополнить, а у меня плохо идет письмо на разных языках и математика.

    - Ты справишься, - Вадим приобнял подругу за плечи, - Я в тебя верю. А там уже и на дом накопим, и все такое.

    - Все такое - это хорошо и правильно. На свадьбу пригласите?

    - Разумеется. Ты же богатый местный предприниматель, и мы не сомневаемся, что ты принесешь нам щедрый подарок.

    - Ага, как же!- расхохотался Алекс, - Губозакатывательную машинку я вам принесу!

    - Жадина! - демонстративно надула губки Аннабель.

    - Вот видишь, дорогая, - с преувеличенной серьезностью обратился к ней Вадим, - из-за этого злого человека наш брак не может состояться. Нам никогда не быть вместе! О, какая трагедия!

    Они втроем посмеялись над этим, а потом Вадим спросил:

    - А у тебя-то как дела? Как там "Суфа", которую я пригнал - бегает?

    Алекс помрачнел и после короткого молчания сказал:

    - Наебали нас с "Суфой". Ее, как оказалось, вообще из двух машин сварили, и на раме уже по швам трещины пошли. Вы сюда почти случайно доехали - машина могла развалиться в любой момент.

    - Хренассе! Мы даже не догадывались. - а не обвинит ли его Алекс в том, что это он разбил исправную "Суфу" и так ее починил, забеспокоился Вадим. Он же меня специально спрашивал, исправна ли машина и были ли ремонты, подумал он, как бы он сейчас не выкатил предъяву в стиле Андрея в его питерской молодости - мол, тебе дали исправную машину, ты ее разбил по дороге, так что оплати мне ее полную стоимость. И докажи теперь, что ты не верблюд и "Суфу" не бил.

    - Я вас ни в чем не виню, - понял Алекс его мысль, - Хотя подозрение, конечно, было. Я связался с нашим представительством в Порто-Франко, там навели справки и подтвердили, что машина в городе не ломалась и что вы выехали за неделю до прибытия сюда. А такой ремонт сам по себе неделю занимает, плюс надо еще одну "Суфу" где-то найти, а здесь это машина не самая распостраненная. Это ее такой всучили Вовке еще там. Узнаю, блять, некоторых бывших соотечественников.

    - Яир?! - вспомнил Вадим владельца автомастерской, - Это он нас наебал?

    - Не знаю его. Может, он, а может, кто-то другой. В любом случае, "Суфу" пришлось разобрать на запчасти, а кузов сдать в неталлолом. Не знаю, как Вовка мог это прошляпить, но в любом случае, вам крупно повезло, что вы смогли доехать сюда, - и Алекс замолчал на пару секунд, прислушался к диалогу Андрея и Марика и с явным раздражением процедил:    - Вот же конспирологи хреновы!

    Фух, мысленно выдохнул Вадим, пронесло. Хорошо, что Алекс оказался простым честным мужиком, а не каким-нибудь хитрокрученным. Ладно, раз это не мои проблемы, то и нечего себе забивать этим голову. И он тоже повернул голову и прислушался к разговору. За то время, что они рассказывали Алексу о своей жизни, Андрей, похоже, обратил Марика в свою конспирологическую теорию, и открывшиеся перспективы пришлись тому по вкусу.

    - А представляешь, какие деньги они делают на доставке через ворота всего подряд, и продаже тут? Это же как в том анекдоте - два метра государственной границы! Черт, может и нам рейд за воротами устроить?

    - Ага, устроишь ты, - рассмеялся Андрей, - такое только один раз получается. У русских получилось, нашли слабые места и взяли внезапностью. Так там теперь все возможные дырки в три слоя заварены. Нью-Хэвен теперь вообще никак не взять, не с возможностями этого мира точно. Думаю, даже русские свой рейд не смогли бы повторить.

    - Да, наверное, - вздохнул Марик, - А жаль. Нам бы свои ворота не помешали.

    - Всем бы не помешали, - буркнул Алекс, - мечтать не вредно.

    - Не, нам особенно, - Марик загорелся новой мыслью, - вот мы все помним, что на Старой Земле все наши арабские соседи, и вообще мусульмане, Израиль ненавидят и хотят уничтожить. И мира там нет и не будет в любой обозримый период. А вот если бы нам, ну им в смысле, всем Израилем сюда переселиться?

    - Ты что у себя в конторе растишь? - с показным интересом спросил Андрей, - Возьми меня в долю, у нас такую траву с руками оторвут.

    - Не, я серьезно. Это же идеальное разрешение арабо-израильского конфликта, ООН от восторга уссытся, со всеми арабами впридачу. Сбылась их мечта, Израиля больше нет! Правда, они тут же между собой войны затеют, я так думаю, но это уже не наша проблема будет. А мы здесь будем крупнейшей группой. Сколько сейчас в Израиле население, семь миллионов?

    - Примерно семь с половиной, - озвучил последнюю статистику Вадим, - может чуть больше. Но ты имей в виду, что из них полтора миллиона арабов.

    - Арабы пусть остаются, - отмахнулся Марик, - они же так любят кричать, что они, типа, палестинцы, и это их земля? Ну вот пусть на этой земле и остаются, посмотрим, как они без евреев проживут. А остальные здесь сразу станут доминирующей группой - население этого мира всего 12 миллионов, и даже крупнейшие этнические группы до миллиона не дотягивают. А тут сразу шесть миллионов израильтян, со всей промышленностью - это на Старой Земле она скромная, а тут сразу станет мощнейшей, с большим отрывом! И с армией, которая только регулярная - больше и мощнее, чем все местные вооруженные силы, вместе взятые! Сотни боевых самолетов, когда здесь два десятка машин любой местный анклав с землей смешают! Да мы сразу станем главными в этом мире, и останемся такими навсегда! Это будет Израильская, Еврейская Земля!

    На последних словах его голос сорвался в фальцет, и Марик, замолчав от избытка чувств, простер руку куда-то в пространство, напоминая не то библейского пророка, не то Ленина с памятника. Остальные молча переглядывались, впечатленные и подавленные картиной грядущего величия. Первым очухался Алекс.

    - Облом вам, ребята, - с кривой улыбкой сказал он Вадиму, - губозакатывательную машинку вы не получите, Марику она нужнее. И отдых, кстати, ему бы не помешал.

    - Короче, трава у тебя ну сильно качественная, - подтвердил Андрей, обращаясь непосредственно к Марку, - ты ее все же в таких количествах не кури, а то без ракеты на орбиту выйдешь, а я клиента потеряю.

    - Ну чего вы так сразу? - обиделся Марк, - классная же идея. Хотя нереально, знаю. Своих ворот у нас нет и не будет, а Ордену это точно на фиг нужно.

    - И на этом, думаю, можно закончить, - вздохнул Алекс, - и вернуться на нашу грешную землю, где, кстати, и так неплохо. А глобальное доминирование нам на хрен не нужно.

    - Таки да, - кивнул Вадим.

    - А что это было? - поинтересовлась Аннабель, в очередной раз напомнив ему, что обязанностями переводчика он пренебрегает, - Этот человек, Марк, показывал театральную постановку?

    - Почти, - фыркнул Вадим.

    - Да, я заметила, что вы впечатлились. Только не поняла, почему вы не аплодировали.

    - Потому что нечему аплодировать, - вздохнул Вадим, - херню он всякую нес.

    Аннабель помолчала пару секунд и сказала:

    - Мне здесь скучно. Вы все общаетесь по-русски, я ничего не понимаю, а ты мне не переводишь. Давай пойдем домой.

    В этом что-то есть, подумал Вадим, мне тоже тут слегка поднадоело. Андрей этот, а особенно Марик - натуральные "пикейные жилеты", хотя надо признать, что версия с захватом "ворот" многое объясняет. С другой стороны, о чем я сегодня днем думал? Что Аннабель опять пытается меня строить, и что надо опять поставить ее на место. А если я сейчас пойду домой по ее первому требованию, то как это будет выглядеть?

    - А мне здесь нравится, - улыбнулся он подруге, - Посидим еще немного. Спешить нам некуда - ночи здесь длинные.

    1)Израильская национальная лотерея.

    2)В 1970-ых гг. в Израиле производились по лицензии реактивные авиадвигатели J79, но этот факт малоизвестен широкой публике.

    Суверенная Территория Техас, Ламар, 40 число 6 месяца 26 года, четверг, 11:00

    Конвой в Латинский Союз отбывал из города в одиннадцать утра, но большинство отправляющихся собралось у выезда из города уже к десяти. Кроме их "Татры" и полутора десятков полноприводных грузовиков с разнообразными товарами, конвой ожидала и приличных размеров группа переселенцев из староземельной Латинской Америки. Несколько старых джипов и полноприводных пикапов с прицепами принадлежали зажиточным переселенцам, чуть дальше стоял транспорт тех, кто победнее, - два "автобуса" популярного здесь типа, вроде израильских "тиюлитов"(1) с кучей ящиков, сумок и тюков на багажнике. Пассажиры были под стать: усатые мужики в кепках и соломенных шляпах, крикливые женщины в длинных платьях, бандитского вида парни в татуировках, разбитные девченки и орава детей. Некоторые из них прямо с утра "освежались" какими-то жидкостями из бутылок и фляг - как подозревал Вадим, совсем не водой, и у каждого мужчины, да и у некоторых женщин, было оружие - как правило, старая магазинка или самозарядка на плече и пистолет на поясе, а иногда и два. То-то вчера вечером местные ходили по улицам с автоматами и снаряжением, да и выглядели напряженными, подумал Вадим. Я бы тоже не радовался такой ораве в своем городе. Хотя, конечно, местные с этого живут. Горючка, еда, питье, ночлег в мотеле для обеспеченных переселенцев, а для оравы в "тиюлитах" здесь имеется "дорм" - аналог общежития Базы и Сеттлерс-Куортер в Порто-Франко... В общем, несколько тысяч латиносы в городе оставили, ради этого можно и с автоматом походить пару вечеров.

    Впрочем, особых проблем переселенцы не создавали - ни вечером, когда их веселье в "дорме" было почти не слышно в расположенном неподалеку мотеле, где остановилась их группа, а к четырнадцати вечера, которые 29:00, и вовсе дисциплинированно затихло, ни сейчас. Обладатели личного автотранспорта тусовались у своих машин, негромко болтая о чем-то своем, прочая орава кучковалась у "тиюлитов" и тоже не сильно проявляла бурный латинский темперамент. Секрет их хорошего поведения, впрочем, быстро раскрыл Джефф:

    - Местные, в случае чего, просто перестреляют всех на хрен, а имущество заберут себе. И будут в своем праве - если латиносы начнут хвататься за стволы и ножи, то это уже нападение, а если возьмут то, что не их, или попытаются к местным женщинам пристать - так и вовсе бандитизм, можно претендовать на премию. И местные давно это обьяснили тем, кто сопровождает переселенцев в Латинский Союз, а иногда и переселенцам рассказывают, если непонятливые попадаются. О, а вот и наши друзья-соперники!

    Из-за городских заборов, ревя дизелями, выползло несколько КАМАЗов-автоцистерн и встали вдоль дороги, параллельно грузовикам. За ними выехал "Рогач" с двойной кабиной и коротким кузовом с высокими бортами, над которыми торчала турель с НСВ - своим грубовато-утилитарным видом он напоминал древний "Виллис" MB на стероидах, а сваренная из стальных прутьев решетка радиатора только усиливала это впечатление. "Рогач" затормозил неподалеку, и в их сторону направился упитанный смуглый мужичок в камуфляже, с АКМС на плече и "Кольтом" 45-го калибра в разгрузке на груди.

    - Э, привет конкурентам! - окликнул их мужичок, подойдя к "Татре".

    - И тебе привет! - ответил Джефф.

    - Парни, поговорить надо, -    продолжил мужичок, - могу я залезть?

    - Добро пожаловать, - кивнул Джефф, открывая дверь, и мужичок , вцепившись в ручку, несколько тяжеловесно, но уверенно запрыгнул на ступеньку.

    - А почему мы конкуренты? - спросил тем временем Вадим, - потому что метанол с нашей установки с их бензином конкурирует?

    - Новичoк, да? - поинтересовался упитанный, и не дожидаясь ответа, пояснил: - Да, именно так. Если латиносы будут делать больше метанола, им будет нужно меньше бензина, само собой.

    - Не совсем, - возразил Вадим, - на чистом метаноле мало кто ездит - это надо серьезно мотор переделывать, если не многотопливный. Ездят в основном на смеси М30, где метанола - тридцать процентов, а остальное - бензин. Смесь получается дешевле бензина - это побуждает ездить больше, а чтобы ездить больше - нужно больше бензина, так что и вам заказ увеличивается. Так что мы, получается, не конкуренты, а наоборот.

    - А ведь что-то в этом есть, - ухмыльнулся мужичок и протянул ладонь для рукопожатия, представившись: - Рустем.

    - Вадим, - ответил он на рукопожатие. Представились и остальные метагасовцы.

    - По-русски говоришь? - поинтересовался у него Рустем на русском. Вадим кивнул, и тот продолжил: - Э, хорошо, поговорим вечером, а то надоело на английском все время, если не со своими. Парни, тут такое дело, - перешел он вновь на английский, - не доверяю я этим латиносам, они могут устроить неприятности. Предлагаю на ночлеге, встать совместно. Нас двенадцать, вас четверо - в случае чего сможем за имуществом присмотреть по очереди. Я еще к тем торговцам схожу, может и они захотят.

    - В окружении бензовозов ночевать, если будут проблемы... - задумчиво протянул Джефф.

    - Бензовозы поставим в стороне, - пояснил Рустем.

    - Давай так, - покачал головой Джефф, - приедем на место ночевки, глянем, где что можно поставить, и решим на месте.

    - Можно и так, - Рустем кивнул.

    Вадим проводил его взглядом, пока Рустем возвращался к "Рогачу", а потом спросил у Джеффа:

    - Как думаешь, здесь что-то нечисто?

    - Да, нет, все нормально, - ответил тот, - это "Менташев Ойл", они тут давно катаются. А от этих "спиков" я и сам не в восторге. Как, впрочем, и от соседства с бензовозами. Ночевка-то в Углу, а там хоть и намного спокойнее, чем несколько лет назад, но тоже всякое может быть. В спокойной части нашей поездки наступает длительный перерыв.

    Вадим рассеянно кивнул. Предидущие четыре дня поездки действительно прошли практически без приключений. Они выехали из Сиона на рассвете, и добрались до Форт-Линкольна еще до полудня. Дорожного сбора избежать не удалось, но от посещения самого Форт-Линкольна они воздержались, объехав его по окружной дороге. Купленный специально для Форт-Линкольна P-64 так и остался лежать в сумке, и Вадим не слишком грустил по этому поводу - конечно, "лучше пусть тебя судят двенадцать, чем несут шестеро", но и к попаданию в ситуацию, которая может закончиться встречей с этими двенадцатью, он не слишком стремился. Заночевали они в форте-заправке у техасской границы, а на следующий день, проехав Нью-Галвестон, свернули с Южной дороги на север, к Форт-Янгу. Асфальт закончился в Нью-Галвестоне - как сказали местные, строительство Панамериканского шоссе предполагалось начать в следующем году, а преодолеть за день почти 800 километров по разбитой грунтовке было невозможно чисто физически, так что и вторую ночь они провели в форте-заправке где-то в техасских прериях.

    До Форт-Янга они добрались на следующий вечер, и здесь произошел забавный эпизод: владелец бара напротив мотеля, где они остановились, оказался большим поклонником ЦАХАЛа. Увидев на дэшборде "Татры" красный берет, он поинтересовался у выходящих из машины метагасевцев, не служил ли кто из них в "цанханим"(1), и услышав утвердительный ответ Мориса, впал в совершеннейший восторг. Зазвав их к себе в бар, он продемонстрировал впечатляющую коллекцию значков, эмблем и наплечных тагов, в значительной степени привезенную еще со Старой Земли, восхитился крутостью ЦАХАЛа - "лучшей из массовых армий, почти не уступающей рейнджерам" (как оказалось, владелец бара отслужил в этом уважаемом подразделении связистом и даже успел поучавствовать в "Буре в пустыне") и предложил им выпивку без ограничений за счет заведения. Таким образом он неявно намекнул на ответный подарок - тот самый красный берет, но расчет его не оправдался: Морис, выразив все положенные сожаления, сообщил что за этот берет он совершил 80-километровый марш-бросок, берет для него очень ценен как память, и он не дает его вообще никому, даже поносить. Баровладелец отнесся к этому с пониманием, и атмосферу веселья это практически не испортило: возвращаясь нетвердой походкой в мотель, они единогласно пришли к выводу, что Кларенс - нормальный мужик, и в следующий раз, проезжая по этому маршруту, надо будет завезти ему значки и прочую эмблематику в коллекцию.

    К северу от Форт-Янга, теоретически, могли появляться бандиты, и поэтому при выезде из города они присоединились к мини-конвою из трех грузовиков М814 с грузом техасской тушенки и и виски "Lone star" в сопровождении MUTTа с пулеметом. Но и этот день поездки прошел спокойно, после полудня на горизонте показались горы Сьерра-Невада, а к вечеру они были уже в Ламаре - небольшом городке, словно сошедшем с экрана вестернов. Как пояснил Джефф, город этот появился совсем недавно, после того как четыре года назад большая группа мигрирующих на юг кубинцев прошла через Угол - проход между Сьерра-Невада и Меридианным хребтом, попутно зачистив его от многочисленых банд, контролировавших окрестности. После этого южную часть прохода и сам Угол заняли техасские "минитмены" - местная милиция, исполняющая роль вооруженных сил, а северную часть - "Эхерсито", вооруженные силы аргентинского анклава Латинского Союза. Бандитизм резко уменьшился, и в преддверии Угла, неподалеку от Северной дороги, возник Ламар - перевалочная база для всех торговцев и переселенцев, направляющихся в Латинский Союз и обратно. Здесь можно было переночевать, пополнить запасы и снаряжение, заправить и отремонтировать машины, но главное - здесь собирались конвои. Банды Латинского Союза никуда не делись, и к северу от гор передвижение в одиночку было разновидностью изощренного самоубийства.

    Надеюсь, для нас все пройдет спокойно, подумал Вадим, перекладывая автомат - не тот М4, что ему выдали пару месяцев назад при зачислении в НГНИ, а свой собственный AR-M8F. Еще перед первой тренировкой ену сообщили, что в группе установки и техобслуживания "МетаГас" стандартным оружием приняты варианты АК под калибр 7.62: у Джеффа был АК-104 с болгарским подствольником UBGL, Берт предпочитал кастомизированный АКМС с прицелом Tasco ProPoint, а на двери водителя, под рукой у Мориса, был закреплен укороченный М92 производства сербской "Заставы". Удачный выбор, в очередной раз подумал он: система практически безотказна, патрон эффективен не только против двуногого зверья, но и в значительной степени против четвероногого, а долго таскать оружие на себе или устраивать перестрелки на дальних дистанциях они не собираются. Ну и как дополнительный бонус стандартаризации - можно брать магазины друг у друга, если возникнет такая необходимость... Надеюсь, до этого не дойдет, вновь промелькнуло в голове - такая необходимость могла возникнуть в нескольких ситуациях, и ни одна из них ему не нравилась.

    Краем глаза Вадим заметил, как пришли в движение конвойщики, до этого стоявшие плотной группой около своих машин. Команда, которая должна была сопровождать их до Кордовы, называлась "Los Cóndores" - "Кондоры", и была достаточно многочисленной - человек пятнадцать, а то и больше. Одетые в старый немецкий "флектарн" с нашивками с изображением кондора, они были вооружены экспортными "Галилями" калибра 7.62х51 и экипированы достаточно солидной техникой. Кроме "Томкара" с пулеметом, исполнявшего функцию головного дозора, у "Кондоров" были два броневика AML-60, переделанных по ирландскому образцу, с заменой 60-мм миномета на 20-мм автоматическую пушку, и бронетранспортер "Саксон". Это, пожалуй, первая броня в конвойной команде, что я здесь видел, подумал Вадим, "Пумы" и прочие обходились пикапами и джипами с пулеметами. Неудивительно, что они собирают по пятьсот экю с машины - бронетехника наверняка стоила недешево при покупке и в эксплуатации. Надеюсь, что если до этого дойдет, она не разочарует, тем более что, похоже, мы начинаем двигаться.

    Рация захрипела, и выплюнула несколько фраз на испанском.

    - Ага, - оживился Морис, подтверждая мысли Вадима, - начинаем двигаться. Все здесь, никто отлить не хочет?

    - Отлили уже, - ухмыльнулся Джефф, - заводи!

    Грузовики и джипы один за другим взревывали моторами, среди них метались последние пассажиры, занимая свои места. Потом на дорогу выехал "Томкар" и покатился вперед, а вслед за ним позицию во главе колонны занял один из AML-ов. Прочие машины одна за другой сьезжали на дорогу, согласно заранее расписанному порядку и командам по рации, и отползали вперед, освобождая место следующим. Мимо них проехал один из "тиюлитов", и высунувшаяся в окно жгучая мулатка крикнула что-то на испанском, сопроводив свою реплику откровенным жестом. Несколько ее подруг захохотали, но тут же замолкли, услышав в ответ короткую, но экспессивную тираду Мориса - они явно не ожидали, что их поймут и ответят по-испански. Мулатка, впрочем, тут же вновь широко ухмыльнулась и прежде, чем "тиюлит" отъехал слишком далеко, успела крикнуть еще какую-то короткую фразу, от которой губы Мориса растянулись в широкой ухмылке.

    - Поздравляю, братан! - хлопнул его по плечу Берт, - Похоже, тебе предстоит жаркая ночка!

    - Надеюсь, - ухмыльнулся тот, - Подменишь меня завтра за рулем?

    - А ты куда ее? - поинтересовался Джефф.

    - А помнишь, те валуны за площадкой, с другой стороны от форта. Вот туда. Возьму спальник, коврик, устроимся там с комфортом...

    - А на самом интересном месте подойдет гиена или каменный варан и откусит тебе задницу, - закончил Берт.

    - К такой толпе народа не подойдет, - отмахнулся Морис, - зверье здесь уже наученное, и боится пули.

    - Ну, как хочешь, - пожал плечами Берт, - а мы в Кордове оторвемся. Ты как, с нами? - спросил он, повернувшись к Вадиму.

    - В бордель, что ли? - пожал плечами Вадим.

    - Почему в бордель? - удивился Берт, - Мы же богатые "гринго", забыл? К северу от Сьерра-Невада народ живет бедновато, и всегда можно найти девушку и договориться провести с ней ночь в обмен на подарок или просто хороший ужин.

    - Не, мне это не нужно, меня дома подруга ждет.

    - А мы ей не расскажем! - рассмеялся Морис, прислушиваясь к хрипам рации - у меня, вон, тоже подруга. О, наша очередь. Ну, удачной нам дороги!

    Он включил первую скорость и нажал на газ. Мощный дизель взревел, и "Татра" выехала на грунтовку, пристраиваясь за старым "Форд Бронко" с кучей скарба на крыше.

    - А я вообще женат, - ухмыльнулся Берт в продолжение разговора, перекладывая назад свой автомат - но не упускаю случая близко пообщаться с горячими мулатками.

    Меня дома ждет горячая африканка, подумал Вадим. Причем в самом деле горячая, несмотря на то, как ее покалечили соплеменники. После того, как мы "притерлись" друг к другу, секс явно перестал быть для нее обязанностью и способом остаться рядом со мной и получать ништяки. И мне это тоже в кайф, чем дальше, тем больше. Да и вредничать она стала поменьше в последние дни, после того как я клятвенно пообещал ей, что не буду изменять в поездке. А обещания надо держать, тем более что я тут не один, а с ребятами. Они, конечно, специально не скажут, но малo ли кто что ляпнет под пиво или под настроение? Нет уж, я лучше потерплю эти три недели, а Берт и Морис пусть в случае чего сами со своими половинками разбираются.

    - Ладно, хватит болтовни, - сказал Джефф, когда дома Ламара скрылись за холмом, - мы не в самом спокойном районе города. Берт, лезь к пулемету. Вадим, приготовь винтовку и наблюдай на своей стороной.

    Берт, резко посерьезнев, обмотал нижнюю часть лица камуфлированной банданой, одел защитные очки и залез на площадку из рифленого металла на кожухе двигателя. Распахнув люк, он завозился с пулеметом. Вадим аккуратно снял и скатал чехол со своей "француженки", загнал в ствол патрон, и придерживая винтовку рукой, начал глядеть в окно, на поросшие травой и кустами холмы. Здесь, возможно, когда-то водились бандиты, но в ближайшее время его основным врагом обещала стать скука.

    1)Тиюлит(ивр.)    - "Для путешествий", так в Израиле называют грузовик с пассажирским кузовом (часто - полноприводный), предназначенный для перевозки людей. Примерный русский аналог – "вахтовка".

    2)"Цанханим"(ивр.) - десантники, здесь: израильские воздушно-десантные подразделения.

    Латинский Союз, Аргентина, Кордова, 1 число 7 месяца 26 года, пятница, 23:00

    Ожидания не обманули Вадима: никто не попытался напасть на колонну, хотя изрезанный ландшафт явно способствовал засаде, особенно когда после полудня колонна втянулась в широкое ущелье между двумя горными массивами. Видимо, хорошо поработали кубинцы, подумал Вадим, когда ближе к вечеру конвой вьехал на огромную укатанную стоянку, частично врезанную в склон холма. Вершина холма была хорошо укреплена: между несколькими каменными блокгаузами вились облицованные камнем траншеи с многочисленными огневыми позициями, а над всем этим реял флаг с одинокой звездой.

    - Форт-Протекшн, - пояснил Берт, вытряхивая пропылившуюся бандану, - северный фронтир Техаса. Одно из мощнейших укреплений этого мира. У них во дворе еще и дальнобойные пушки стоят, три "Лонг Тома"(1), так что все эти горы под прицелом в радиусе двадцати километров. Здесь можно спокойно заночевать.

    - Кому спокойно, а кому как, - ухмыльнулся Морис, аккуратно маневрируя по стоянке.

    Опасения Джеффа не оправдались: для бензовозов в дальнем конце стоянки было приготовлено специальное место, окруженное прямоугольником обваловки. Менташевцы загнали машины туда, после чего водители потянулись пешком к остановившемуся возле их грузовика "Рогачу". Обе группу начали выгружать небольшие вязанки дров для костра, и как-то само собой получилось, что костер стали складывать общий. "Водяное перемирие", подумал Вадим, наши конторы, может, и конкуренты, но здесь головные оффисы далеко, а мутные латиносы - близко. Также сам собой образовался общий стол, хотя особым разнообразием он не блистал: основу его составила все та же техасская говяжья тушенка, которую разогревали в костре, предварительно продырявив банки. К тушенке в костре запекли множество местной мелкой картошки, наскоро нарезали овощи и открыли по бутылке "Alabama's Best" - не слишком холодного, но достаточно освежающего.

    С Рустемом толком поболтать не удалось - сразу после ужина Джефф отправил Вадима на дежурство, и следующие два часа он провел на пулеметной площадке, то вглядываясь в темноту за стоянкой, то окидывая взглядом стоянку с постепенно гаснущими кострами и прислушиваясь к веселью латиноамериканских переселенцев. Ночь, впрочем, прошла спокойно - для всех, кроме Мориса, да и тому, по всей видимости, не на что было жаловаться: исчезнув сразу после ужина, он появился ближе к концу смены Вадима, забрал свой тщательно скатанный спальник и коврик, и хитро подмигнув, вновь растворился в ночи. И он же разбудил Вадима себе на смену в два ночи, после того как прошел полный круг дежурств и вновь настала его очередь, довольно зевнул, потянулся и со словами: "Спокойной ночи, до момента выезда меня не будить!" полез в спальник, целомудренно лежащий теперь у колес прицепа. Второе дежурство прошло спокойно - переселенцы из "тиюлитов" уже успели угомониться, а снаружи на лагерь не покусились ни люди, ни звери. Так же спокойно прошел и остаток ночи, и около десяти утра конвой двинулся дальше, вглубь латинских территорий.

    Машины продвигались по ущелью, постепенно поднимаясь вверх. Вокруг не было ни души, хотя кое-где на вершинах ближайших холмов попадались какие-то развалины: не то домов, не то укреплений. Вадим и Берт периодически менялись местами у пулемета, но к счастью, на конвой никто не пытался напасть - в свое время кубинцы зачистили эти места на совесть. Вскоре после полудня появился и пост аргентинцев - гораздо более скромный, чем Форт-Протекшн, всего несколько одноэтажных каменных домиков, соединенных забором, и пара крупнокалиберных "Браунингов" на крышах, в окружении мешков с песком. Конвой остановился, и пара аргентинцев в мешковатом камуфляже и с длинными пехотными ФАЛами за плечами прошли вдоль колонны, собирая местный "дорожный сбор" - по двадцать экю с машины. Похоже, это стандартная такса, подумал Вадим, хотя здесь никакого асфальта не просматривается на десятки лет вперед.

    Пост аргентинцев находился где-то в районе перевала - вскоре дорога ощутимо пошла вниз, а через пару часов стали появляться и деревья - сначала отдельными группками, они постепенно увеличивались, смыкались и обступали дорогу. Лес, впрочем, был достаточно редкий, европейского типа, с частыми прогалинами - джунглями здесь и не пахло. Но и резкое падение видимости до пары сотен метров спокойствия не добавляли - где, как не здесь, устраивать засады? Вскоре вдоль дороги, на прогалинах, начали попадаться фермы - небольшие блокгаузы с дворами, окруженными частоколом из заостренных бревен. Ну понятное дело, подумал Вадим, это в бескрайних степях к югу от гор не было необходимости прорубать дорогу через лес и ферму можно было ставить где угодно, а здесь фермы жмутся к дороге, тем более что с водой тут явно получше - вон, уже два ручья пересекли. Так что будущим крестьянам достаточно выбрать подходящую прогалину и чуток расширить ее - заодно и материал для строительство фермы появится. В сельском хзяйстве Вадим, как потомственный горожанин, не рабирался, и из растений на полях узнал только кукурузу, но отсутствие механизации ему сразу бросилось в глаза - на большинстве ферм крестьяне в широкополых соломенных шляпах работали вручную, лишь кое-где используя лошадей и мулов, а мотоблоки он и вовсе заметил всего пару раз. Некоторые крестяне не расставались с винтовками, другие составляли их "в козлы" в пределах досягаемости, и где-то рядом всегда крутился вооруженный дежурный - верхом. Около одной из ферм конвой остановился на обочине дорогим, пропуская встречную колонну - три тентованных грузовика, десяток длиннобазых лесовозов с досками и несколько джипов, в сопровождении конвойщиков на двух старых броневиках "Феррет" и двух джипах с пулеметми, и один такой всадник подъехал к колонне, позволяя разглядеть себя во всех подробностях. Колоритный дядька в пончо, соломенной шляпе и с вислыми усами напоминал героя вестерна - мексиканского бандита, ограбившего оружейную лавку: поперек седла лежала "мосинка", на поясе висел крупнокалиберный револьвер, а в седельных кобурах разместилась пара обрезов двухстволок.

    - С обрезов-то ему какой толк? - удивился Вадим, - Нормальный автомат был бы полезнее.

    - Да, против людей, - ответил Берт, - но этих крестьян бандиты не трогают - взять у них нечего. Основная опасность для них - звери. А вот против местного зверья, на близкой дистанции, обрез с крупной картечью или пулей - самое оно. Остановит любого зверя... ну, если стрелок не промахнется, конечно.

    - А еще я у него винтовку Мосина заметил, нетипичное для латиноамериканцев оружие.

    - Как раз наоборот. Винтовка Мосина - одна из самых дешевых, и патроны к ней дешевые - их в Демидовске делают. Так что среди местных крестьян она довольно популярна.

    Солнце уже садилось, когда они выехали из леса к подножью большого и совершенно лысого холма с уставленной домами вершиной - это и была Кордоба. Когда-то лес покрывал и холм, но его свели, чтобы построить город, и продолжали сводить - на краю леса , неподалеку от дороги, несколько человек копошились вокруг передвижной лесопилки, а по склону холма к городскому блокпосту полз грузовичок, нагруженный свежими досками, и конвой пристроился за ним.

    Блокпост Кордовы, конечно, не дотягивал до того, что в Форт-Линкольне, но тоже был достаточно внушительным: бревенчатый блокгауз, обложенный дополнительно мешками с песком, еще несколько огневых позиций из тех же мешков и капониры, в которых стояла местная тяжелая техника: два ЗАХЛАДа(1) с установленными в десантном отделении автоматическими пушками. Над бортами бронемашин торчали щиты, прикрывающие казенник пушки и расчет по всему периметру - скорее даже открытые башни.

    - Местное производство? - кивнул Вадим на бронемашины, - Это израильские варианты полугусеничника, но я у нас никогда таких не видел.

    - Да, это был совместный проект, - подтвердил Джефф,    - "Йовель Оффроад" разрабатывал, после того как закончил с модернизацией AML-ов Национальной Гвардии. Пару машин построили в Сионе, а еще десяток - прямо здесь собрали. Это на них автоматические "Бофорсы"...

    - Это не "Бофорсы", - поправил Морис, - а русские зенитки, 37 миллиметров.

    - Это которые на основе "Бофорса" разработали?

    - Ну да, эти.

    - Тогда какая разница? Как зенитки их, конечно, теперь применять не получится - ограничение на подьем ствола, но вражеские бомбардировщики аргентинцев не очень беспокоят. А как машина огневой поддержки - почти идеально! 37 миллиметров, подкрепленные парой пулеметов - курсовым и спаренным - серьезный аргумент хоть против бандитов, хоть против соседей. Аргентина - вообще самая богатая и развитая в Латинском Союзе территория. Мексика, куда мы едем, немного отстает, а все прочие - вообще деревни фактически. О, кстати, а вот и местная армия. Приготовьте документы, парни.

    Они предъявили документы очередной паре аргентинцев - бойцу с ФАЛом и не то сержанту, не то офицеру с кучей нашивок на рукавах, пистолет-пулеметом "Беретта" М12 за спиной и папкой в руках. Презрев уже привычные сканеры (надо полагать, по причине отсутствия), он несколько минут искал их Ай-Ди в списках, и не найдя за ними ничего предосудительного, махнул рукой, разрешая въезд в город.

    За блокпостом колонна разделилась. Джипы и "тиюлиты" переселенцев поехали прямо, в направлении центра города, часть грузовиков, вместе с конвойщиками, свернули направо, а остальные, включая их "Татру", поехали налево.    У Вадима создалось впечатление, что они обьезжали город по дуге, примерно по стыку между промзоной и трущобами из фанеры и досок и более богатым районом, состоявшем из кирпичных оштукатуренных домиков с жалюзи из деревянных планок на окнах. Грузовики медленно ползли через бурное и довольноп хаотичное движение, состоящее в основном из пешеходов, всадников на лошадях и мулах, и повозок-двуколок. Автотранспорт попадался довольно редко, и был представлен смесью древних джипов и пикапов с какими-то явно самодельными гибридами совершенно постапокалиптического вида.

    - Тоже местное производство, - пояснил Джефф на вопрос Вадима, напряженно поглядывая в зеркало, - машины здесь дороги, а металлолом отсюда не вывезти - он совсем золотым получается по цене. Поэтому когда машина сдыхает окончательно, с нее снимают все исправные узлы, накопится достаточно - собирают что-нибудь такое. Ты лучше по сторонам смотри, местные могут на ходу отцепить прицеп. Не люблю я эти места!

    Он вздонул с облегчением, только когда "Татра" остановилась у массивных ворот под вывеской "Гасиенда де Эрнан". Территория "гасиенды" была окружена забором из вертикально вкопанных заостренных бревен с идущей по верху спиралью колючей проволоки, Слева от ворот над забором торчал навес караульной площадки и на улицу смотрел ствол "Брена". Морис обменялся парой слов с часовым на площадке, ворота распахнулись и они въехали внутрь. "Татра" замерла на стоянке рядом со старым МАН-ом, Морис заглушил двигатель, и Джефф махнул рукой в сторону двухэтажного здания в конце стоянки:

    - Берем вещи и пошли в гостиницу. Нас ждут.

    - Метагас? - поприветствовал их коренастый усач в камуфляжных штанах и зеленой футболке, вставая с плетеного кресла напротив ресепшн, как только они вошли в холл гостиницы.

    - Si, - ответил Джефф, - Hola, Alberto.

    - И вам привет, - Альберто перешел на английский,    - как добрались?

    - Все отлично, - ответил Джефф.

    - Рад слышать. Я в 12-ом номере, берите себе комнаты, и встретимся здесь через час!

    - Это кто? - поинтересовался Вадим, когда они всей толпой подошли к стойке ресепшн.

    - Представитель клиента, - ответил Джефф, - он едет с нами. Дополнительная охрана, разруливание возможных неприятных ситуаций с местными и все такое. Ты твердо решил хранить верность подруге?

    - Ну да. А что?

    - Я тоже воздержусь тут от таких развлечений. Так что мы можем взять одну комнату. Эти жеребцы нам точно спать не дадут.

    Вадим хмыкнул. В целях экономии путевых расходов, они обычно селились в комнатах по двое. Все шутки с гомосексуальным подтекстом на эту тему исчерпались в первые два дня их путешествия. Вадим обычно ночевал в одной комнате с Морисом, но на этот раз предпочел бы более спокойного соседа - мысль о том, что на соседней койке, в паре метров от него, Морис полночи будет трахать привлекательную мулатку, его совсем не радовала, главным образом потому, что он боялся, как бы это зрелище не стало слишком уж тяжелым испытанием для его верности Аннабель.

    - Хорошая идея, - кивнул он, - Не будем мешать ребятам развлекаться. Они, похоже, реально герои - если территорию "гасиенды" днем охраняют с пулеметом, то вечером, наверное, местные разденут до трусов любого, кто выйдет за ворота.

    - Не все так страшно, - ухмыльнулся Джефф, - В трущобы мы не полезем, а выйдем из "гасиенды" с другой стороны, там где район более приличный. Там примерно напротив входа есть несколько ресторанов и баров, туда и местные ходят отдохнуть. В том числе и местные девушки, желающие хорошо и прибыльно провести время. Охраны там хватает, и вообще там спокойно. Так, эти двое закончили, пошли комнату брать.

    Гостиничный номер    обошелся в восемь экю и напомнил Вадиму тот, что пару месяцев назад они с Аннабель смотрели в "Карпатском комфорте" - такие же грубовато сколоченные кровати с тюфяками и и несколько полок для вещей. Вадим даже заподозрил, что и защелки для соединения кроватей тут есть, но проверять не стал. Разложив вещи и сходив по очереди в душ (в конце коридора), они почистили ботинки и переоделись в камуфляжые штаны из чистого комплекта и свежие футболки - это был выходной вариант одежды. Джефф, переложив свою "Беретту-92FS" в поясную кобуру и разместив в подсумке на ремне два запасным магазина, достал из рюкзака свой "специальный для Форт-Линкольна" - "Берса Тандер 380" в кобуре для скрытого ношения, и задрав штанину, начал крепить кобуру на лодыжке. Ясно, подумал Вадим, вот тебе и хороший район, вот тебе и ресторан прямо напротив. Похоже, здесь и в хороших районах небезопасно. Ну что же, береженого бог бережет, решил он и полез за своим P-64.

    Альберто ждал их в холле гостиницы, в компании двух парней помоложе, которых он представил как Серхио и Рауля. Обменявшись приветствиями, они двинулись к выходу из "гасиенды" - не к тем воротам, через которые они заехали, а на другую сторону, к небольшой калитке в заборе, у которой сидел охранник в бронежилете и со старым итальянским автоматом "Беретта" SCS-70/223 на коленях. Здесь действовала такая же система, как и в Новом Бухаресте - охранник выдал им жетоны и пояснил (главным образом жестами), что жетоны надо предъявлять при возвращении. Они прошли гуськом по короткому коридору и вышли на улицу.

    Улица представляла собой широкую укатанную грунтовку, вдоль которой тянулись дощатые тротуары, виденные Вадимом в старых фильмах. Уже стемнело, но этот участок улицы был залит светом прожектора, закрепленного над калиткой. Напротив и метрах в тридцати в сторону была видна терраса ресторана, ступеньки, около которых разминал ноги охранник в черной одежде с "Узи" на плече, и пара фонарей по бокам, освещавших ближайшие окрестности. Кое-где по обеим сторонам улицы горели    другие фонари, но большие участки тонули в непроглядной тьме, вновь напомнив Вадиму Новый Бухарест. Казалось бы, как давно это было...

    По тротуарам еще прошмыгивали прохожие, а по самой улице проезжали отдельные машины, но явно не было никакого сравнения с тем, что творилось на улице полтора часа назад - темнота разогнала жителей Кордовы по домам, и атмосфера явно не располагала к длительным прогулкам.

    - Идем к Фернандо, - наполовину предложил, наполовину спросил Альберто, указывая на террасу напротив.

    - Можно, - согласился Морис, и Джефф кивнул, подтверждая. Берту было все равно, как и Вадиму - впрочем, других мест он все равно не знал. Альберто быстро окинул взглядом окрестности и сказал, почти скомандовал:

    - Сейчас проедет этот пикап, и переходим. Быстрым шагом, не отставать! Пошли!

    Как оказалось, с улицы они видели только одну из сторон террасы ,окружающей утоптанный квадратный дворик размером двадцать на двадцать метров. На противоположной стороне заведения к террасе примыкала стена - здесь явно находилась кухня, а вдоль стены шла барная стойка. Остальные три стороны были уставлены столами разных размеров, и свободных было пока еще достаточно. Они расселись на скамьях вдоль грубо сколоченного стола и почти тут же к ним подошел официант - молодой парень, на поясе которого кобура с ТТ как-то органично сочеталась с полотенцем и паучем для блокнота и ручки. Меню здесь было не отпечатано, а написано мелом на доске, и приятно удивляло низкими, по меркам Новой Земли, ценами. Вадим даже забеспокоился было, не получит ли он тут за свои четыре экю    "тапас" вместо стандартных блюд, но когда официант поставил перед ним его заказ, понял, что аргентинцы не разочаровали. Толстенный говяжий стейк тянул на полкило, не меньше, его сопровождала горка обжаренных на огне кукурузных початков и полулитровая глиняная кружка с местным пивом "Кордовера" - и на вкус все это было просто великолепным, особенно стейк. Что-что, а в мясе аргентинцы толк знают, подумал он, отхлебывая пиво.

    - Прекрасный ужин, и за совершенно смешные деньги, - сказал он, прикончив стейк. Но эта банальная мысль почему-то не встретила поддержки.

    - Для местных эти деньги не смешные, - вздохнул Джефф, - даже в местной Аргентине триста-четыреста экю считаются хорошей зарплатой. Дальше дела обстоят еще хуже. Большинство местных жителей ест такую говядину только по праздникам.

    - Надо же - вздохнул Вадим. Ну прямо как в Таиланде, вспомнил он -    там тоже все стоило примерно вполовину от цен в Израиле,и первые несколько дней он даже слегка завидовал местным - пока не узнал, что средняя зарплата в Таиланде меньше израильской в четыре раза. Все познается в сравнении, и низкие цены - это нередко индикатор низких зарплат. Не от хорошей же жизни тайцы построили свою секс-индустрию с большой буквы "И" и массово нанимаются на сельскохозяйственные работы в тот же Израиль. А вот на что живут местные?

    - А на чем вообще основана местная экономика? - спросил он Джеффа.

    - В значительной степени - сама на себе, - усмехнулся Джефф, - Ты обратил внимание на посуду?

    - Ну да, - кивнул Вадим. Глиняные тарелки и кружки, глазурованные только изнутри, столовые приборы с деревянными рукоятками, и все это сделано грубовато и явно вручную,

    - Местное производство, - подтвердил Джефф, - И почти все так. Металлолом отсюда не вывозится - все идет в переплавку и перековку у местных кузнецов. Посуда и столовые приборы - ну, сам видишь. Еда, напитки - почти исключительно местного производства, как и значительная часть одежды. Многие машины переделаны под спирт, спирт используют и для освещения - электричество мало где есть, Ну и все такое.

    - А то, что нельзя сделать здесь? Мы видели сегодня колонну грузовиков с досками - это основной экспортный товар анклавов Латинского Союза?

    - Скорее, лес вообще. Не только дерево, но и, допустим, шкуры всякого зверья, плоды и орехи, которых нет к югу от Сьерр...

    - Наркотики и бандитизм, - сказал вдруг молчавший до этого момента Альберто.

    - Прошу прощения?

    - Двигатели местной экономики. Раньше были примерно наравне с лесом, если не больше. Бандиты и наркоторговцы - тоже люди, им нужны еда, горючее, услуги, развлечения - и за все они платят в экю. Бандиты еще и трофеи здесь нередко продавали, как раз из тех, что на месте не сделаешь. В последние годы, конечно, банды уже не те - после того, как Угол зачистили кубинцы и перекрыли техасцы, им гораздо труднее выбираться на равнину. А здесь грабить нечего, да и настраивать против себя местное население - плохая идея.

    - И бандиты вернулись к честному труду? - скептически усмехнулся Вадим.

    - Размечтался. Многие все еще пытаются пересекать Сьерры по горным тропкам - пешком, верхом, на мотоциклах и квадах, изредка и на машинах - когда получается найти тропу, после небольшой подготовки пригодную для джипа. Были даже случаи, когда банды обзаводились самолетами, чтобы перебираться через горы. Некоторые банды стали грабить тут - от бескормицы, некоторые перешли на рэкет - "охрану" от своих сообщников. Честный труд... в некотором роде. Ну и разумеется, если кому-то понадобятся крепкие ребята, опытные в обращении с автоматами - тут всегда можно набрать наемников. А вот наркоторговцы процветают, как и раньше, а может и больше.

    - Здесь так много наркоманов? - удивлся Вадим, - Насколько я знаю, наркотики - дорогое удовольствие.

    - Правильно. Поэтому здесь они не торгуют - только выращивают сырье и производят. А готовые наркотики везут в Нью-Рино, слышал про такой город?

    - Ну да. Местная криминальная столица. Уж там-то наркоманы точно есть.

    - Есть. Но местные наркоторговцы производят его в таких количествах, что всему населению Новой Земли хватит, чтобы с утра до вечера обдалбываться и вмазываться, и все равно будет много оставаться. Вот и думай тут.

    Ну да, подумал Вадим, вспомнив рассказ Андрея в "Призраке Енота" и свои мысли сразу после перехода. Если есть какие-то обратные ворота, позволяющие перебрасывать отсюда на Старую Землю денежные купюры и золотые монеты, то тем же способом можно отправлять и белый порошок. Понятное дело, что у этих ворот сидят не случайные люди, а специально отобранные сотрудники Ордена, получающие совершенно невероятные по местным меркам зарплаты, чтобы не сооблазняться на контрабанду. Но с учетом того, что партию наркотиков можно отправить прямо в нужный город, экономя деньги и риски на перевозке через границы Старой Земли - и нормы прибыли должны быть совершенно зверскими, так что если этих орденцев нельзя сооблазнить большими деньгами, то среди них найдутся те, кто сооблазнится очень большими деньгами. А может, на эти деньги сооблазнится и не персонал обратных ворот, а кто повыше - в конце концов, Орден - он разный, а деньги не пахнут.

    - Ты посмотри на тех красоток! - бросил вдруг Морис, прервав его размышления, и указал на соседний столик, за которым сидело несколько молодых смуглых брюнеток в ярких платьях. Девушки, по-видимому, тоже его заметили - они заулыбались, а одна из них подняла в салюте стакан, украшенный лимонной долькой.

    - Их там четверо, - заметил Берт, - Джефф, Вадим, вы точно вне игры?

    - Точно-точно, - подтвердил Вадим, и Джефф кивнул: - Не в этот раз.

    - А вы, мужики? - повернулся Берт к своему латиноамериканскому тезке.

    - И мы не в этот раз, - хмыкнул Альберто, - развлекайтесь, парни, можете взять это все.

    - Мы бы так и сделали, если бы можно было остаться тут на пару дней, - рассмеялся Морис, - но завтра в дорогу, поэтому придется выбирать. Пошли, Берт, пригласим пару красоток потанцевать, - и он кивнул на дворик, в котором под зажигательные латиноамериканские ритмы, доносящиеся из старой стереосистемы, уже отплясывали первые пары.

    - Люблю Латинский Союз! - заявил Берт, вставая из-за стола.

    1)ЗАХЛАД - Израильская модернизация американских полугусеничых бронетранспортеров серии М2/М3, включавшая среди прочего замену оригинального бензинового двигателя на дизельный. Легко опознается по отсутствию жалюзей на радиаторе.

    Латинский Союз, Мексика, дорога на Веракруз, 3 число 7 месяца 26 года, воскресенье, 16:00

    Знакомство было успешным, судя по помятым, всклокоченным, но довольным физиономиям Мориса и Берта наутро, а чуть позже, пока машина стояла на конвойной площадке, дожидаясь выхода конвоя на Веракруз, они это подтвердили, рассказав о своих ночных приключениях во всех подробностях, перебивая и дополняя друг друга. Среди женщин, заводящих одноразовые романы с состоятельными иностранцами, крайне редко попадаются монашки, но со слов веселой половины их группы, их подруги на прошлый вечер и на этом фоне выделялись отсутствием комплексов. Сначала они сами предложили пойти всем вместе в одну комнату, потом - поменяться между собой, а закончили и вовсе групповухой. Запретных сексуальных практик для них, со слов ребят, тоже не существовало, и вообще их рассказ неоднократно заставил Вадима пожалеть и о том, что он так хорошо выспался ночью, и о том, что он так верен своей подруге. Вначале он отгонял эти мысли, вспоминая лучшие моменты своего секса с Аннабель, но помогало это так себе - пока ему вдруг не пришла в голову мысль, что в рассказе Берта и Мориса об их эскападах нет ни намека на то, удовлетворились ли девушки лишь ужином и выпивкой, или им пришлось оплатить ночную феерию в экю, по полной принятой здесь таксе.

    - Это что за дерьмо?! - прервал Берт свой рассказ и размышления Вадима, - Эта банда и есть наши конвойщики, что ли?

    Конвойная команда, вьехавшая на стоянку, действительно смотрелась не слишком внушительно: за двумя открытыми джипами CJ-7 с пулеметными турелями катился полуторакабинный пикап "Форд" F-250 с установленным в кузове КПВТ на каком-то хитром станке. Машины были размалеваны каким-то странноватым камуфляжем, как будто на них ляпали попеременно остатки краски всех возможных оттенков желтого, зеленого и коричневого цвета, а сидевшие в них и вовсе напоминали банду оборванцев: пестрая смесь камуфляжа и гражданской походной одежды и разнообразное вооружение, состоявшее примерно поровну из различных версий АК и ФН ФАЛ. Выглядела эта команда скорее как одна из тех переквалифицировавшися банд, про которые вчера рассказывал Альберто. Похожие мысли, по-видимому, пришлки в голову и остальным.

    - Это что такое? - поинтересовался Джефф, высунувшись из окна, - Этим ребятам вообще можно доверять?

    - Можно, - подтвердил Альберто, - Они на этом маршруте уже два года работают, и дело знают.

    Машина Альберто и его команды - потрепанный темно-зеленый "Ленд-Ровер" третьей серии - стояла рядом, и команда его выглядела явно посолиднее конвойщиков: в однообразном камуфляже (почему то в немецком "Флектарне"), с одинаковыми бразильскими автоматами IMBEL MD-2. Имелся у них у пулемет - на турели "Ленд-Ровера"    был установлен немецкий НК21Е. Кроме их двух машин, на конвойной площадке дожидался пяток грузовиков, пара джипов и пассажирская машина - на этот раз не "Тиюлит", а пикап с пассажирскими скамейками в кузове, вроде "сонгтхэу", что Вадим видел в Таиланде. Один из конвойщиков прошелся вдоль машин, собирая оплату - по 250 экю с машины. С их грузовика он попытался содрать двойную плату, решив что перед ним богатенькие "гринго", но Альберто в ходе короткого и весьма эмоционального диалога убедил его снизить претензии до трех сотен. Сообщив им радиочастоты, конвойщик удалился, и через несколько минут поступил сигнал заводить моторы.

    Сегодняшняя поездка не сильно отличалась от вчерашней: дорога все так же петляла в лесу, иногда минуя укрепленные деревни. В паре таких деревень конвой делал "технические остановки", не заезжая внутрь - в каждой такой деревне рядом с воротами была укатанная площадка с сортиром с одной стороны и прилавком для продажи еды с другой. Но когда стало темнеть и конвой свернул к очередной деревне, ведущий джип остановился прямо перед воротами. После краткого диалога с часовыми ворота распахнулись, и колонна медленно поползла внутрь - каждая из машин задерживалась около часового, молодого парня в кривовато сидящем камуфляже и бейсболке, с пистолет-пулеметом "Мадсен" М53 под мышкой, который собирал плату за постой - по десять экю с машины и еще по три - с человека.

    Пространство за воротами особыми изысками не блистало: тесная стоянка окружала дощатый сарай, а стоянку, в свою очередь, окружал частокол из все тех же вертикально вкопанных бревен. В одном из углов стоянки к забору прилепилась небольшая будка, с раскиданными перед ней грубо сколоченными столами и скамьями - местный "бар-ресторан", в другом располагался сарайчик побольше, с тремя дверьми в ряд - сортир.

    Сарай в центре оказался жилым помещением, хотя и крайне спартанским - всю обстановку составляли развешенные по сторонам от центрального прохода гамаки и несколько грубовато сделанных масляных ламп.    При виде всего этого Вадим с тоской вспомнил "Карпатский комфорт", и аналогичные мысли, по-видимому, посетили и его спутников.

    - Да уж, не "Хилтон", - подитожил Берт, - может, лучше около машин поспим, как в Форт-Протекшн?

    - Хорошая идея, - кивнул Альберто, - за машиной лучше присматривать.

    - Кто против? - спросил Джефф. Возражений не последовало.

    Выбор еды был ограничен одним блюдом - кукурузной кашей с небольшим количеством мяса, впрочем вполне сьедобной, а из напитков имелись вода и пиво местного приготовления. Стоило все это соответственно - за порцию каши и стакан пива брали по полтора экю. Имелась и какая-то подозрительная самогонка, а крутившийся у будки-буфета колоритный дедок в пончо и с парой револьверов на поясе предлагал отвести к "девочкам", и на этом список доступных местных развлечений заканчивался. Поскольку никого из их группы не заинтересовало ни то, ни другое, почти сразу после еды они распределили смены и начали укладываться спать.

    Ранний отход ко сну, да и общая не слишком комфортная обстановка, не располагали к тому, чтобы дрыхнуть допоздна - в семь утра почти все уже были на ногах. В буфете предлагали теперь завтрак из лепешек, омлета и отличного крепкого кофе, и у раздаточного окна быстро появилась небольшая очередь. Альберто оказался в ней рядом с толстым усачом в клетчатой рубашке - водителем одного из джипов, и довольно долго болтал с ним, а после завтрака отправился к конвойщикам и о чем-то переговорил с командиром команды. Вернувшись к машине, он созвал всех и и негромко объявил:

    - После выезда, в первом же удобном месте, остановимся на перестроение, будем тасовать колонну.

    - Есть информация, что на нас нападут? - спросил Джефф.

    - Информации нет, есть вероятность. Эта установка в Веракрузе испортит кое-кому бизнес... или сильно улучшит, если удастся захватить ее вместе с командой сборщиков.

    - Ожидаемо, - Джефф кивнул, - Думаешь, они прикинут расстояние от головы колонны до нашей машины и разместят группы, которые отсекут ее от колонны при остановке?

    - Да. Быстрый удар, быстрая нейтрализация, больше шансов захватить оборудование неповрежденным. А если машина окажется при остановке не там, где они ожидали - им придется суетиться и бежать к ней под огнем.

    - Если информатор в этой деревне. А если он в конвое?

    - Очень маловероятно, - покачал головой Альберто, - здесь большинство машин без рации. Рации есть у нас и вон на том "Додже Дуранго". С его водителем я поговорил, разузнал кто он и откуда, и не нашел никакой связи с нашими возможными противниками.

    - А если рацию прячет кто-то еще?

    - Возможно. А возможно, что я ошибся. Но колонну мы перетасуем, и будем в полной готовности ко всему.

    Маневр по перестроению был проведен через полчаса после выезда, и встречен остальными без энтузиазма, но и без большого удивления - по-видимому, такой ход конвойщики применяли не в первый раз. Их "Татра", выехавшая из деревни среди первых машин в колонне, теперь заняла место ближе к хвосту, а "Ленд-Ровер" Альберто и команды встал сразу за ними. Предупреждение Альберто все восприняли всерьез, и напряженно осматривали окрестности, не выпуская из рук оружие и готовые в любой момент отразить нападение. И все же нападение застало их врасплох.

    Конвой медленно заползал на пологий, но длинный подьем, а Вадим все так же, с винтовкой в руках, меланхолично рассматривал растительность за окном, когда впереди раздался взрыв, взметнулось облако черного дыма, затрещали очереди, и колонна почти мгновенно остановилась. Черт, влипли-таки! - промелькнула мысль, пока он лихорадочно озирался, пытаясь понять откуда стреляют. Так, вроде слева, хорошо - не придется выскакивать под пули, и дымовуху бросать не надо. Стоявший у пулемета Берт, по-видимому, тоже засек направление огня - он развернулся влево и выпустил короткую очередь в ответ, пристреливаясь.

    - Вадим, наружу, прикрываем! - заорал Джефф, и Вадим распахнул дверь, пинком выбросил наружу дежурный рюкзак, прижал локтем висевший на плече автомат и спрыгнул наружу, держа в руках винтовку - в точности, как они отработали на тренировке. Рядом сиганул в траву Джефф. Схватив рюкзаки, они отбежали от машины на несколько метров и залегли по бокам от небольшого кустика, Вадим торопливо откинул сошки винтовки, одновременно обшаривая взглядом пространство перед собой - не слишком густой лес, прогалины, кусты...

    - Слева!- сдавленно выкрикнул Джефф, но Вадим уже сам заметил какое-то движение в стороне от дороги - между кустами к деревьями мелькали фигуры в камуфляже, появляясь на слишком короткие промежуки времени, чтобы взять их на прицел. Ну да, понял Вадим, они же ждали нас там, где "Татра" должна была быть первоначально, а теперь им пришлось бежать вдоль колонны, при этом еще и отойдя вглубь - а иначе толпу, ломящуюся вдоль дороги, заметят с машин несмотря на отвлекающий огонь и просто выбьют в упор огнем во фланг - чтобы потом вернуться там, где они увидят их грузовик через прогалины. Спринт 400 метров, по пересеченной местности, с полной выкладкой... Один из бандитов выскочил на открытое место в сотне метров от них - в руках у него почему-то был обрез помпового ружья, и Вадим слегка довернул винтовку и выстрелил ему в середину груди. Промахнуться было невозможно - он увидел, как бандит завалился на бок, и тут же перевел винтовку правее и выстрелил в другого, на этот раз с автоматом в руках. Правым глазом он увидел в прицел, как бандит вздернул руку к горлу и упал, а левым глазом - как залегли еще несколько фигур, и тут же в их сторону ударили очереди, заставив вжаться в землю.

    - Дерьмо, рация! - ругнулся Джефф, - Вадим, прикрой!

    Вадим отщелкнул предохранитель автомата, перекатился на спину, и подняв автомат на полусогнутых руках, дал очередь куда-то в сторону стрелявших. Автомат задергался, выворачиваясь из рук. Вряд ли даже близко, промелькнуло в голове, и огонь вроде ослаб чуть. Только бы руки мне не отстрелили! Он дал еще одну очередь, подлиннее, краем глаза заметив, что Джефф возится с подствольником. Сколько там осталось в магазине - еще на одну, на две? А Берт все еще садит в другую сторону. Если рация заглючила, то реально дерьмо! Джефф слегка приподнял голову, озираясь, и пару секунд спустя выстрелил из подствольника, причем куда-то вверх, как будто на максимальную дистанцию. Перелет же будет, успел подумать Вадим, прежде чем хлопнул разрыв гранаты - почти рядом, и тут же в ответ раздались стоны и крики раненых, а огонь со стороны бандитов резко ослаб. Всадил гранату в крону дерева, догадался он, и залегших бандитов накрыло осколками сверху. Ну, а тепрь пусть оставшиеся только попытаются головы поднять! И он перекатился обратно и прильнул к прицелу. Ага, кто-то шевелится, но не попасть. Кто-то отползает... в спину? Не могу, но надо, черт возьми! Бля, перевалился, не видно. Похоже, ушел. Еще один, стрелок, залег и бьет куда-то в сторону, вот тебе! Резиновый затыльник приклада мягко толкнул в плечо, бандит дернулся вниз и довольно активно зашевелился, явно пытаясь отползти назад. По касательной прошло, мелькнула мысль, ну ничего, сейчас добавим! Он выстрелил вновь, почти наугад - в центр скрытого травой движения, и тут же добавил еще пулю - для надежности. Попал он или нет - было непонятно, но движение прекратилось. Джефф вновь выстрелил из подствольника, и еще одна граната разорвалась среди ветвей. Вновь послышались крики, уже меньше, упал вниз перебитый взрывом толстый сук. И видимо, Берт заметил возню у себя за спиной и развернул пулемет - по кустам и деревьям словно ударил град, взметнув в воздух оторванные листья, щепки и мелкие веточки.

    - Справа, РПГ! - крикнул Джефф, но Вадим уже и сам увидел фигуру с гранатометом, выглядывающую из-за дерева. Хрен попадешь, подумал он, пытаясь поймать в прицел голову, дерево закрывает... хрен с ним, он же выстрелит сейчас! Вадим выстрелил, уже зная, что попасть он может только случайно, пуля ударила в дерево, бандит дернулся назад, но через несколько секунд выглянул вновь, чуть ниже. Он в наш грузовик с оборудованием хочет садануть, но если я не вижу его - он не видит меня, а значит и грузовик. Хотя прицеп может видеть... двигается! Давай! Лови!

    Бандит почему-то не переложил гранатомет на левое плечо, а вместо этого стал "открывать угол" из-за дерева, выдвигая левое плечо прямо в поле зрения Вадима. Вдох, прицельная марка под ключицу, выдох, выстрел... попал! Из пробитого плеча брызнула струйка крови, гранатометчик дернулся, и по всей видимости, рефлекторно нажал на спуск - конец трубы окутался облачком дыма, а граната взметнулась куда-то вверх и проскользнула между ветками. Должна перелететь через дорогу, подумал Вадим, пытаясь выцелить гранатометчика прежде, чем он перезарядит свое оружие. Где же он? Ага, вон его тащит другой бандит, похоже я зацепил его серьезней, чем думал. Ладно, пусть тащит - минус двое из боя. Еще цели есть?

    - Видишь кого? - бросил он Джеффу, на секунду оторвавшись от прицела.

    - Не, - помотал тот головой, - чисто.

    А стрельба-то здорово ослабла, подумал Вадим, похоже, бой достиг точки равновесия. Он вновь обшарил взглядом тот сектор, где залегла ударная группа. Оттуда никто не подавал признаков жизни - похоже, все уцелевшие бандиты предпочли отступить. Постреливали откуда-то справа, между деревьев, метров с двухсот, и Вадим повернул винтовку туда, и уловив движение в промежутке, выстрелил. Результат был непонятным, зато следующий выстрел оказался удачнее - Вадим поймал в прицел силуэт с длинной винтовкой, выстрелил и почти обрадовался, когда бандит сложился и рухнул на землю. Скоро придется ставить зарубки, мелькнула мысль... ну, стоит обдумать, если доживу до конца дня. А интересно, сколько осталось патронов в магазине?

    Ответ на этот вопрос он получил со следующим выстрелом в очередную мелькнувшую между деревьев тень: затвор остался открытым, встав на задержку над пустым магазином. Вадим потянулся за рюкзаком, нащупал на самом верху один из полных магазинов и быстро перезарядил винтовку, намереваясь продолжить отстрел бандитов. Однако у тех оказались другие планы: огонь резко усилися, заставляя их вжаться в землю, хлопнула пара дымовых гранат - и вдруг стрельба со стороны нападавших прекратилась так же резко, как и началась. Со стороны конвоя протрещало вразнобой нестолько очередей - и стрельба стихла окончательно.

    - Отступили, - прокмментировал Джейк, - Вадим, продолжай наблюдать за сектором, это может быть засада.

    Несколько минут ничего не происходило: дым медленно рассеивался, со стороны конвоя

    пару раз хлопали винтовочные выстрелы - надо полагать, неопытные и перепуганные переселенцы стреляли на звук. Потом от конвоя отделилась фигура в соломенной шляпе и с "Гарандом" в руках - кто-то из небогатых пассажиров пикапа- "сонгтхэу", слишком храбрый или слишком жадный, пошел за трофеями. За ним, пригибаясь и озираясь, шагнул вперед еще один...

    - Пошли, - скомандовал Джефф, вставая - посмотрим, что там осталось от ударной группы.

    Вадим встал, закинул на спину рюкзак, повесил винтоку на плечо и с автоматом в руках последовал за ним. А трофейная сумка? - пронеслась в голове мысль но Джеффа это явно не беспокоило: с каждым шагом его движения становились все увереннее. Сзади что-то кричал по-испански Альберто - надо полагать, как раз пассажирам пикапа, предостерегая их от прикараманивания чужих трофеев.

    - Группу прикрытия, похоже, обдерут эти ребята, - вздохнул Джефф, - ты там подстрелил кого-нибудь?

    - Да, одного точно.

    - Можешь забыть, - хмыкнул Джефф, - теперь хрен докажешь. Разве что пулю вырезать, и то если больше ни у кого в конвое нет такого калибра. Ну а тут ты в кого попал, и куда?

    - Одному - в грудь, у него обрез был, - начал вспоминать Вадим, - Второму - в горло, в третьего, залегшего, я стрелял на движение, не уверен, что попал. И гранатометчик, но он вроде ранен только.

    - Посмотрим. Гранатомет - вещь недешевая, хорошо, если удастся забрать. Надеюсь, Альберто его засек и придержит. О, а вот и твой. В самом деле, с обрезом. Нахрена?

    Труп в камуфлированной форме лежал на боку, поджав ноги, на спине у него висел автомат, а рядфом валялся обрез. Чуть дальше лежали еще несколько тел, присыпанных мелким древесным мусором, к запаху горелого пороха примешивался запах крови и дерьма.

    - Контролируй, - скомандовал Джефф, поднимая автомат, и Вадим, вздохнув, поднял свой, перещелкнул на одиночные, и стараясь ни о чем не думать, взял на прицел голову ближайшего бандита. Ударили выстрелы, откуда-то издалека донеслись ответные хлопки - преселенцы "контролировали" остатки группы прикрытия. Лишь один из бандитов дернулся при попадании.

    - Теперь можно собирать трофеи, - проговорил Джефф, наклоняясь к трупу с обрезом. Над задней сумкой разгрузки убитого бандита была небольшая тканевая скатка, и Джефф отстегнул ее и кинул Вадиму: - Лови!

    - Да это же китбэг! - удивился Вадим, принимая расправившийся в полете предмет снаряжения, аналог которого он видел в последний раз на тиронуте.

    - Даффель-бэг(1) - поправил Джефф, крутя в руках обрез, - Бандиты часто носят такое, для сбора трофеев. В этот раз повезло нам. Можешь собирать, обрез я тебе сейчас отдам, вот только...

    Хмыкнув, он передернул затвор, нагнулся за выпавшим патроном, несколько секунд разглядывал его, а потом протянул Вадиму:

    - Резиновая картечь. Словишь такую - несколько минут ни о чем, кроме своей боли, думать не сможешь, но жив останешься. Нас собирались брать живьем и тащить к себе, чтобы мы им собрали установку и научили ее использовать. Все как Альберто предупреждал. Ублюдки, жаль что нельзя пристрелить их еще раз.

    Это точно, подумал Вадим, представляю себе, как бы эти уроды "мотивировали" нас к сотрудничеству. Хорошо, что в этот раз повезло нам. Он закинул в китбэг трофеи - венгерский АМД-65, револьвер "Смит-Вессон" модели 67, три гранаты - демидовские РГД-5 - и явно самодельный, но качественно сделанный охотничий нож в кожаных ножнах. Потом отправил туда же обрез - им оказался "Итака Стэйкаут", четыре запасных магазина к автомату и начатую пачку револьверных патронов. Тщательно обыскивать труп он не стал - Ай-Ди, наличные и золотые украшения бандиты на дело не носили, а возможную мелочевку он решил оставить следующей волне трофейщиков.

    - Этот мой? - спросил он Джеффа, указывая на лежащий на спине труп с простреленным горлом.

    - Да, твой, - кивнул тот, сосредоточенно заполняя подобранный китбэг трофеями, - и вот тот тоже, ты ему позвоночник перебил, по касательной.

    От подробностей мог бы и воздержаться, подумал Вадим, сглатывая комок - рефлексии "культурного человека" все же иногда давали о себе знать. Он подтащил китбэг к следующему бандиту, тому, которому он прострелил горло. При жизни убитый явно не жалел денег на экипировку: у него оказался HK33KA3 с редким увеличенным магазином на 40 патронов (еще один такой же лежал в разгрузке, вместе с тремя обычными), кроме демидовской РГД-5 в разгрузке нашлось три голландских мини-гранаты V40, а на нагрудных лямках висели боевой нож "Гербер" Мк2 и рация "Кенвуд". Но главный сюрприз ожидал в кобуре: "Зиг-Зауэр" P226, увесистый и угловаый, как кирпич, и выглядящий так же неубиваемо. Настоящее швейцарское качество, подумал Вадим, возможно, этот ствол имеет смысл оставить себе. И он не стал кидать его в китбэг, а запихнул в один из паучей своего веста, засунув запасные магазины в карман. Потом он подошел к третьему бандиту, и стараясь не смотреть на страшную рану на спине, начал собирать трофеи: очередной дробовик - массивный "Страйкер" с барабанным магазином, АКМС, "Аркус-94" - болгарский клон "Браунинга" HP, популярный тут китайский КА-БАР, магазины к автомату и пистолету, еще две РГД-5... Уже оттаскивая изрядно потяжелевший, набитый трофеями китбэг, Вадим заметил необычно топорщащуюся заднюю сумку - там явно было что-то ценное. Он отстегнул клапан, достал содержимое сумки - и мгновенно запихнул обратно и осторожно отошел от трупа на пару шагов.

    - Джефф, - позвал он напарника, - тут бомба.

    - Где? - крикнул тот, сортируя трофеи по двум китбэгам по какому-то одному ему понятному принципу.

    - У этого, в разгрузке. Шашка, обмотанная бикфордовым шнуром...

    - И терочный запал, - кивнул Джефф, - я у одного из этих нашел такой же. Похоже, предполагали рвать грузовик с установкой, если бы не получилось захватить. Серьезные ребята, похоже Альберто их хорошо знает. Если бы ты стрельнул чуть в сторону, мог получиться фейерверк. А сейчас можешь спокойно сунуть себе в разгрузку, главное - не откручивай головку воспламенителя. Ну или чеку не выдергивай, если там такой предохранитель.

    - А зачем в разгрузку? - удивился Вадим.

    - Бикфордов шнур достаточно хрупкий, железки могут его поломать.

    Вадим хмыкнул, достал из одного из паучей пару магазинов и бросил их в китбэг, а на освободившееся место засунул заряд. Прямо шахидом себя ощущаю, промелькнуло в голове. Ладно, вроде все.

    - Я свое собрал, - обьявил он Джеффу, - прикрыть тебя?

    - Нет необходимости, - покачал головой Джефф, - Бандиты не вернутся, а зверье мы распугали надолго. Скажи Берту, что его трофеи у меня.

    - Ага, - кивнул Вадим и взвалил китбэг на плечо, вернее попытался это сделать, и тут же, крякнув, опустил на землю. Хренассе я железа понабрал, подумал он, тут хорошо за тридцать кило! Впрочем, своя ноша не тянет. И он поволок китбэг к грузовику.

    - Джефф сейчас подтащит твое, - крикнул он Берту, так и стоящему в турели. Тот только кивнул - по всей видимости, порядок был отработан. Ну и отлично, подумал Вадим, прикидывая, как бы половчее поднять тяжеленный китбэг в кабину и где его там разместить. и в этот момент его окликнул подошедший Альберто.

    - Ты его убил, - сообщил он, протягивая топорщащийся железками брезентовый сверток, - а его помошник забрал гранатомет и автомат. Вот все его снаряжение, что осталось.

    Вадим принял сверток, который    тут же раскатался вниз. Как оказалось, это была испачканная кровью разгрузка - что-то вроде "китайского лифчика" с брезентовым ранцем для гранатометных зарядов на спине. Судя по магазинам, убитый гранатометчик отдавал предпочтение какому-то варианту AR-ки, в один из паучей поверх магазинов был впихнут пистолет - чешский CZ-75, в другой - американский штык-нож М9.

    Он перевернул разгрузку ранцем вверх. Так, места для трех гранат, но имеются только две. И это не РПГ-7 - гранаты поменьше, значительно короче, и задняя часть - цилиндрическая, не коническая... где-то я такое видел. А, ну да, картинки на срочной, на уроках по "тодаат ойев"(2). РПГ-2 это, более старая версия гранатомета. У него еще должны быть навинчивающиеся метательные заряды... ну, вот они и есть, в этих застегнутых кармашках. Теперь-то понятно, почему этот бандит вылез из-за дерева, вместо того чтобы стрелять с левого плеча - у РПГ-2 справа вырез под курок, и стрелять из него можно только с правого плеча, а при попытке выстрела с левого гранатометчик получит струю раскаленных газов в лицо. Ну что ж, не повезло ему - повезло нам.

    - Без потерь? - спросил он Альберто.

    - У нас - да, и у вас, как я вижу. Убили одного из тех ребят в пикапе, и еще двоих ранили. И одного из водителей грузовиков серьезно зацепили, так что если ты хорошо водишь грузовик - можешь сесть за руль вон того МАНа и подзаработать.

    - Я не настолько хорошо вожу грузовик, - вздохул Вадим, - а мы не спешим разве, раз у нас раненые?

    - Куда? - вздохнул Альберто, - Нам еще три часа ехать до Веракруза, несколько минут тут ничего не решают. Санитар конвойщиков делает, что может, все остальное для этих бедолаг - в руках Господа.

    Весело, подумал Вадим. А ведь на их месте мог быть и я. Лежал бы сейчас с пулей в животе и пониманием того, что вертолет с парамедиком никто не пришлет, и впереди три часа по тряской дороге, да и больница в Веракрузе - ну точно не РАМБАМ(3). Нет, реально повезло.

    К дороге, пошатываясь, вышел Джефф: свои два китбэга с трофеями он волочил прямо по траве, даже не пытаясь поднять, а на шее у него вдобавок висел легкий пулемет М249.

    - Берт, - просопел он, - Слезь и помоги... Твой - левый... И пулемет твой...

    - Ффух, - выдохнул он, когда Берт снял с его шеи пулемет, - наконец-то! Я четверых положил, и Берт четверых.

    - А как ты различил? - удивился Вадим.

    - По ранениям. Мои - осколочные, ну кроме контрольных, а те, которых завалил Берт - они с пулевыми. Я их пофотографировал, доберемся до цивилизации - отдам тебе твою долю.

    - Хорошо, что ты вспомнил, - вздохнул Вадим, - я забыл совершенно. Слушай, а четвертый? Ну, гранатометчик?
    - Я его щелкнул, - ухмыльнулся Альберто, - в Веракрузе перекину тебе снимок - время будет.
    - Спасибо, ребята, - кивнул Вадим. Еще четыре тысячи, подумал он, очень даже неплохо. Плюс трофеи - еще тысячи на три как минимум, если не на четыре. По ходу, на джип я сегодня заработал.
    - Теперь со всей этой херней мы попытаемся взлететь, - ухмыльнулся он, кивая на китбэги с трофеями.
    - Что-что? - переспросил Джефф, - куда взлететь?
    - Старый русский анекдот. Прикидываю, сможем ли мы это все загрузить в кабину.

    - Сейчас попробуем, - ухмыльнулся Берт, - вот только...

    - Да, погодите секунду, - сказал Альберто, - вот Родриго подходит.

    Родриго, командир конвойщиков, сурово выглядящий парень с индейскими чертами лица и заметным шрамом на скуле, приветственно поднял руку и заговорил о чем-то с Альберто. За ним подошли двое его бойцов, один из которых держал в руках потертую и чиненую оружейную сумку, явно пустую.

    - Родриго поздравляет вас с победой и богатыми трофеями, - перевел Альберто. Джефф и Берт почти одновременно кивнули. И что это значит? - подумал Вадим, вспоминая Виталика и свою первую попытку выезда из Порто-Франко. Неужели и этот делиться потребует? Судя по сумке, к тому и идет. Но ребята вроде спокойны...

    - Родриго и его люди рады и горды, что смогли помочь вам перебить этих бандитов, пока они отбивались от отвлекающего отряда. Они понесли потери, обеспечивая ваш успех...

    - Мы благодарны, - сказал Джефф, запуская руку в китбэг с трофеями.Берт последовал его примеру.

    - Делимся? - спросил Вадим. Ну что же, в его словах есть смысл, подумал он, - Что принято оттдавать?

    - Один автомат и один пистолет с боекомплектом, с каждого, - ответил Джефф, копаясь в китбэге, - на твой выбор.

    Пожалуй, это не та ситуация, где стоит жмотиться, подумал Вадим и раскрыл свой китбэг. Советский АКМС им будет в самый раз. И четыре магазина к нему. И... а пожалуй, не так уж мне и нужен этот "Зиг-Зауэр". Мне вполне хватает моего "Глока" - легкого, точного и надежного, а коллекционером оружия я пока так и не стал - для меня это инструмент или товар на продажу, не более. С учетом того, как все сегодня прошло - будем считать, что это жертва Фортуне, как тогда, у Саркиса. И он достал из разгрузки "Зиг-Зауэр" и протянул его Родриго.

    - Это ценная вешь, - сказал Родриго, взяв пистолет - как оказалось, он довольно бегло говорил по-английски, - многие гринго отдают самые дешевые стволы в благодарность за помошь и за кровь моих людей. Ты не такой. Я запомню это, я запомню тебя.

    Джефф ухмыльнулся и показал большой палец. Как заметил Вадим, он и Берт тоже отдали хорошие, качественные стволы, хотя ни один из них и не отдал "Зиг-Зауэр". Впрочем, возможно у них просто не было швейцарских пистолетов среди трофеев.

    - Ну, что, по машинам? - спросил Джефф Альберто, когда Родриго отошел, кивая на возвращающихся из леса сборщиков трофеев.

    - Да, пожалуй, - кивнул тот, - по машинам.

    - Грузимся, - хмыкнул Вадим, - вот только гранаты эти...

    - Я могу заплатить за них по двадцатке, - ухмыльнулся Альберто, - у нас есть парочка РПГ-2.

    - У вас? - удивился Вадим, "Ленд-Ровер" не выглядел перегруженным вооружением.

    - У нашей, скажем так, компании, в Веракрузе. Сорок экю за пару гранат, вместе с разгрузкой - подходит?

    - Вполне, - Вадим кивнул. Гранаты стоят несколько дороже, подумал он, даже в оружейный магазин я мог бы продать их по двадцать пять. Но иди найди этот магазин, иди знай, что там, в Веракрузе. Проще продать сейчас, ну и безопаснее - иди знай, не соскочит ли от тряски защитный колпачок взрывателя в самый неподходящий момент. Кстати, о безопасности...

    - А заряд взрывчатки вам не нужен? - спросил он Альберто.

    - Какой заряд? - спросил тот. Вадим извлек заряд из разгрузки, и Альберто кивнул:

    - Петарда. Собирались рвать грузовик с установкой, если захват провалится. Мы еще доберемся до этого козла Наппи.

    - Думаешь, это он? - хмыкнул Джефф, - кстати, у меня тоже есть пара петард на продажу.

    - А некому больше. Мы со своей установкой становимся поперек горла его перегонным кубам и слегка фильтрованному спирту. Ладно, по десятке за петарду, двадцать тебе и пятьдесят тебе, - и он извлек из кармана пачку разноцветных пластиковых карт-купюр, - давайте сяда. И грузитесь, ехать пора!

    Три китбека с трофеями свалили в задней части моторного кожуха, засунув между ними отошедший Берту М249. На пулеметной площадке стало значительно теснее, но место еще было. Вадим вновь разместился у окна с винтовкой в руках. Вот и пришлось пострелять из тебя в бою, подумал он. Ну что ж, неплохо постреляли. Он нащупал в рюкзаке вскрытую пачку патронов и стал набивать опустошенный магазин. Откуда-то спереди прозвучал сигнал, и в ответ взревели и зачихали заводимые моторы. Они продолжали путь в Веракруз.

    1)Даффель-бэг (duffle bag), или по принятому в ЦАХАЛе варианту названия, китбэг (kit-bag) - большой цилиндрический вещмешок с одной лямкой, применявшийся в армии и флоте США во время Второй Мировой войны и некоторое время после (в ЦАХАЛе, особенно в тыловых частях, эпизодически встречался до конца 90-ых). По сравнению с разнообразными рюкзаками, сумками и "чимиданами" очень прост в изготовлении, но весьма неудобен в повседневном использовании.

    2)"Тодаат ойев"(ивр.) - знание (осознание) противника; область знаний о вооружении, организации, тактике о т.п. потенциального или реального противника.

    3)Медицинский центр в Хайфе, крупнейшая и наиболее оборудованная больница в северном Израиле. В ходе боевых действий в Ливане, использовался также в качестве передового госпиталя, в который раненых эвакуировали вертолетами непосредственно с поля боя.
Размещено: 20.06.2015, 20:10
  
Всего страниц: 1